<< Предыдущая

стр. 2
(из 8 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Большая проблема
 
— Ты помнишь, папа, я говорил тебе в прошлый твой приезд, как готовлюсь уйти в ваш мир, когда подрасту?
— Да, помню. Ты говорил, придёшь в наш мир, найдёшь свою девочку-вселенную, чтобы сделать её счастливой. Будешь с ней поместье строить, воспитывать детей. Я помню, как ты говорил. И что же, ты не отказался от своей идеи?
—  Не отказался. И часто думаю о будущем, о девочке своей и о поместье. В деталях представляю, как будем жить мы вместе с ней. И как с мамой вы приедете к нам в гости, увидите, как наши с девочкой той сотворённые мечты в реальность претворяются.
— Ну а проблема в чём? Боишься девочку не отыскать свою?
—  Не в этом. Девочку искать я буду и найду. Пойдём, тебе я покажу еще одну полянку небольшую. И ты поймешь всё сам, почувствуешь проблему.
Мы с сыном пришли на небольшую поляну, которая располагалась совсем рядом с поляной Анастасии. Когда остановились посредине поляны, Володя предложил мне сесть, а сам, сложив руки рупором, громко и протяжно прокричал: «А-а-а». Сначала в одну сторону кричал, потом в другую и третью. Буквально через две-три минуты на кронах деревьев, окружающих поляну, началось шевеление: стремительно с ветки на ветку запрыгали белки. Они в большом количестве собирались на одном кедре. Некоторые просто садились на одну из веток и смотрели в нашу сторону, другие, видно, самые непоседливые, продолжали прыгать с ветки на ветку.
Ещё через несколько минут из кустов выбежали три волка, сели на краю поляны и тоже стали смотреть в нашу сторону.
Метрах в трёх от волков вскоре улёгся соболь. Появились две козы, они не ложились, а стояли на краю поляны, уставившись на нас. Вскоре к поляне пришёл олень. Самым последним с шумом через кусты пробрался огромный медведь. Он тоже сразу сел на краю поляны, продолжая часто дышать, и с его языка скатывалась слюна, наверное, был далековато от поляны, и ему пришлось долго бежать.
Володя всё время стоял за моей спиной, положив руки мне на плечи. Потом он отошёл от меня на несколько шагов, сорвал несколько каких-то травинок и, вернувшись, сказал:
— Открой рот, папа, я дам тебе несколько травинок. Чтобы они видели, как я кормлю тебя с рук, и не волновались при виде постороннего для них человека.
Я взял в рот принесённые травинки и стал жевать. Володя присел рядом, положил голову мне на грудь и сказал:
— Погладь меня по волосам, папа, чтоб они окончательно успокоились.
Я с удовольствием гладил сына по русым волосам. Потом он сел рядом со мной, стал рассказывать.
— Я понял, папа: Бог создал весь мир как колыбель для своего сына — человека. Растения, воздух, вода и облака — всё создано для него. И звери тоже с радостью великой готовы человеку услужить. Но мы забыли, и теперь надо понять, какую службу звери могут выполнять, в чём их призванье и предназначенье. Сейчас ещё понятно людям многим: собака охранять должна жилище, или искать утерянную вещь, или за порядком в хозяйстве наблюдать. Кошка — мышей ловить, если они запасы станут воровать. Лошадь — возить. Но и всем остальным зверям тоже какое-то дано предназначенье. Его нужно понять. Я стал искать, определять предназначение вот этих всех зверей. Они сидят сейчас и ждут моей команды. Уж третий год пошёл, как стал я заниматься с ними, их предназначение определяя. Вот, например, медведь. У него большие и сильные лапы. Он может яму для погреба вырыть, запасы в яме схоронить, потом отрыть. Мёд из дупла достать.
— Да, я знаю, Володя, мне Анастасия рассказывала, что раньше медведей в хозяйстве люди использовали как рабочую силу.
— Мне тоже мама об этом говорила. Но посмотри, чему я научил медведя.
Володя встал, вытянул правую руку в сторону медведя. Тот весь напрягся, даже дышать как будто перестал, а когда Володя хлопнул рукой по своей ноге, огромный медведь сделал несколько стремительных прыжков и лёг у ног сына. Володя присел на корточки рядом с огромной головой зверя и похлопал его, почесал за ухом. Медведь урчал от удовольствия. Володя встал, и тут же рядом вскочил медведь, внимательно за сыном наблюдая.
Володя пошёл к краю поляны, нашёл сухую ветку и в метрах десяти от того места, где я сидел, воткнул её в землю. Потом снова вернулся к краю поляны, подошёл к маленькому, высотой примерно с метр кедрику, потрогал его, хлопнул два раза в ладоши. Медведь тут же подбежал к кедру и обнюхал его. А дальше стало происходить невероятное.
Вместе с сыном, который сел рядом со мной на траву, мы стали наблюдать такую картину.
Медведь некоторое время обнюхивал маленький кедрик, то отходил от него, словно к чему-то примеряясь, то подбегал к месту, где торчала вставленная Володей сухая ветка. И вдруг, там, где торчала из земли сухая ветка, он стал скрести передними лапами землю.
Работая мощными когтистыми лапами, он через несколько минут вырыл яму, примерно сантиметров восемьдесят в диаметре и глубиной с полметра. Осмотрел свою работу, даже голову сунул в яму, наверное, обнюхал её.
Далее медведь подбежал к кедру, на который указал Володя, и стал рыть землю вокруг него. Когда получилось что-то наподобие траншеи, медведь сел рядом с кедром на задние лапы, передние сунул в траншею и вытащил кедр вместе с большим комом земли. Потом он встал и пошёл на задних лапах, держа в передних этот ком, к выкопанной им ранее ямке. Подошёл, осторожно присел и опустил ком в ямку. Она оказалась больше, чем необходимо, сантиметров на пятнадцать. Медведь отбежал, посмотрел на свою работу. И снова вытащил кедр, поставил его, подсыпал в ямку землю, снова посадил кедр. Теперь все было в норме.
Медведь отошёл, снова разглядывая свою работу. Видно, она его удовлетворила. Потому что он, подойдя к посаженному кедру, стал засыпать образовавшуюся щель между комом земли, из которого рос кедр, и краями вырытой ямки. Медведь подгребал землю, заталкивал её в расщелину и хлопал лапой, утрамбовывая почву вокруг только что посаженного им деревца.
Наблюдать за происходящим было довольно интересно, но и раньше мне доводилось видеть, как приносили белки сушёные грибы и орехи для Анастасии. Или как играли с Анастасией волки, как обороняли её от диких собак.
Да и многие люди могли наблюдать всевозможные трюки с разными зверями, посещая цирковые представления. Живущая у меня собака по имени Кедра тоже с удовольствием выполняет множество команд.
Происходившие на таёжной полянке действия тоже внешне были похожи на цирковое представление, только показывалось оно не на арене, огороженной высокой сеткой, а в естественных условиях. И участниками были не живущие в тесных клетках цирковые звери, а свободные, как мы их называем, дикие обитатели тайги. Это для нас они дикие, но для сына просто друзья и помощники. Словно наши домашние животные.
Однако одно таинственное и невероятное различие всё же было.
Преданность домашних животных можно объяснить тем, что человек их кормит, поит, предоставляет кров. Те люди, которые посещают цирковые представления с участием зверей, тоже могут наблюдать, как после каждого удачно выполненного трюка львом или тигром дрессировщик поощряет их — достаёт из висящего на поясе мешочка или из кармана лакомства и даёт их животным.
Цирковым животным, проводящим годы своей жизни в клетках, самим пищу добыть невозможно. Они полностью зависимы от человека. Но здесь, в тайге, звери полностью свободны, сами находят себе пропитание и кров. Но, тем не менее, приходят. Не просто приходят, а стремительно прибегают на зов человека и выполняют его команды. Выполняют с большим желанием и даже подобострастием. Почему? И что получают взамен? Володя никакой пищи медведю не дал. Но, тем не менее, радость медведя была намного ярче выражена, чем у животных в цирке, получивших вожделенный кусочек.
Посадивший по указке Володи деревце медведь, переминаясь с лапы на лапу, внимательно смотрел на него, словно хотел повторить только что сделанную работу или выполнить ещё какое-то задание. Странно, огромный таёжный медведь очень хочет ещё что-то сделать для человека, да ещё ребенка к тому же.
Володя не стал давать медведю нового задания. Он жестом подозвал зверя к себе, схватил руками за шерсть на морде, слегка потрепал, потом погладил медвежью морду и сказал: «Молодец ты у меня, не то, что козочки». Медведь урчал от удовольствия. Тон его урчания был таким, будто грозный зверь находится на самом верху блаженства.
Анастасия говорила: «От человека может исходить невиданная благодатная энергия. Всему живому на земле она необходима как воздух, солнце и вода. И даже солнца свет является лишь отражением великой, исходящей от людей энергии».
Наша наука открыла множество энергий и даже научилась самостоятельно производить электроэнергию, расщеплять атом и делать бомбы. Но как и насколько продвинулась наша наука в более значимом и главном — изучении энергии, исходящей от человека? Есть ли вообще научное направление, изучающее эту энергию, её таинственные возможности? Возможности человека в целом и его предназначение в нашем мире и во Вселенной?
Может быть, кто-то всевозможными способами пытается воспрепятствовать познанию человеком самого себя. Именно воспрепятствовать.
Ну не может, никак не может быть предназначением человека просиживание годами в казино или баре за рюмкой водки. Сидение годами за кассовым аппаратом в магазине или менеджером в офисе. И даже топ-модель, или президент, или певец эстрадный не тянут на предназначение главное для человека.
А ведь именно их, современные профессии, зарабатывание денег, всячески выпячивает «нечто», как главное для жизни человека. О них в большинстве фильмов говорится и телепередачах... Нет размышлений лишь о сути бытия. В придурка превращают человека.
Не потому ли идёт война то тут, то там. И всё грязней становится земля. И растерявшись, не видя смысла жизни, люди пьют водку и наркотики употребляют.
Остановить кто должен вакханалию, с землёй происходящую? Наука? Но молчит она. Религия? Какая? Где плоды? Быть может, каждому необходимо всё обдумать? Самому. Обдумать! Чтобы обдумать, надо думать. А где? Когда? Ведь наша жизнь сплошная суета.
Даже попытки рассуждений на тему смысла человеческого бытия мгновенно пресекаются. Продавать журнал с полуобнажёнными похотливыми телами — пожалуйста. Смаковать сексуальные извращения — пожалуйста. Показывать и рассказывать о зверствах маньяков-извращенцев — пожалуйста. Писать и рассуждать в эфире о проститутках — пожалуйста.
Но при этом всё реже и реже затрагивается тема смысла жизни человека и его предназначения. Она становится всё более запретной.
Я прервал свои размышления и взглянул на сына. Он на траве рядом сидел, внимательно за мною наблюдая. Наверное, он показать ещё что-то хотел, подумал я. Спросил:
— А что ты о козах медведю говорил, Володя?
— Никак я, папа, не могу определить, какое их предназначение.
— Так что ж его определять? Всем ясно предназначенье коз — давать для человека молоко.
— Да, молоко. Но, может быть, ещё их научить чему-то можно.
— Чему же ещё? Зачем?
— Я наблюдал за ними. Козы с деревьев и пней могут обдирать кору. И ветки обкусывать могут с кустов. В поместье их впустишь, они вред растениям могут причинить. А чтоб такого не случилось, я их пытаюсь научить стричь изгородь зелёную в поместьях.
— Стричь?
— Да, папа, стричь. Ведь люди же для красоты стригут кусты, то ровной стенку делают, то фигурами стригут. Мне дедушка рассказывал, — ландшафтным дизайном это у вас называется. Но козочки никак не могут сообразить, чего я от них хочу.
— А как ты их учишь?
— Сейчас покажу.
Володя взял сплетённую из волокон крапивы примерно трехметровую верёвку, один конец привязал к небольшому дереву и протянул верёвку через кусты. Потом жестом подозвал двух козочек, погладил каждую из них, потрогал рукой кусты и даже сам откусил меленькую веточку. Что-то сказал козочкам, и они принялись темпераментно обгладывать ветки кустов. Как только козочки приближались к очерченной верёвкой границе, Володя несколько раз дергал верёвку и издавал недовольным тоном звуки. Козы останавливались на некоторое время, вытянув мордочки, вопросительно смотрели на сына, но вскоре вновь принимались обгладывать ветки кустов, не обращая внимания на верёвку.
— Вот видишь, папа, не получается. Не понимают они, что надо ровненько по верёвочке кустики подстригать.
— Да, вижу. Так в этом что ли проблема твоя заключается?
— Это не главная проблема, папа. Главное — в другом.
— В чём?
— Ты обратил внимание, папа, с какой радостью прибежали разные звери на мой зов?
— Да.
— Не один год я с ними занимаюсь, они привыкли к общению со мной, только со мной. Они ждут общения, хотят ласки. И когда уйду я в твой мир, они будут тосковать. От того, что не придёт к ним человек, и не призовёт их никогда больше к себе, и ни о чём не попросит. Я почувствовал — общение с человеком и служение человеку стало главным смыслом их жизни.
— А разве с Анастасией они не могли бы общаться?
— У мамы свой круг, свои звери, с которыми она дружит. И к тому же она занята и у неё не хватит времени на всех.
А этих, — Володя показал на по-прежнему сидящих по краю поляны зверей, — я сам подбирал и только сам занимался с ними несколько лет. Вот уже три месяца прошло, как я попросил дедушку, чтобы он постоянно при занятиях со мной находился. Дедушка хоть и ворчит, но всё же всегда рядом присутствовал, а недавно сказал, что не сможет заменить меня.
—  Почему?
— «У меня нет такого, как у тебя, интереса к дрессировке», — сказал дедушка. И ещё он стал ворчать, что не надо было мне так много заниматься с ними отдельно. И ласкать много не следовало. И ещё эти звери не только считают меня своим вожаком, но и ребёнком, потому что старшие из них видели меня маленьким и нянчились со мной. В общем, какую-то ошибку я допустил, теперь исправить её необходимо. Только один исправить её я уже не смогу.
Я смотрел на зверей, по-прежнему сидящих на поляне и, судя по всему, ожидающих от Володи каких-то указаний или занятий с ними. Представил, как будут они тосковать. Как тоскует моя собака Кедра, когда уезжаю я из свого загородного дома на несколько дней или недель. И будка у нее тёплая, и не привязываю я её, гулять может в поле, в лесу или в деревне. И сосед её кормит каждый день. Кашу варит, кости даёт. Но говорит сосед: «Тоскует она без Вас, Владимир Николаевич. Часто сидит у калитки и смотрит на дорогу, по которой Вы возвращаетесь, и скулит иногда». Когда я приезжаю, Кедра стремглав подбегает, трётся о ноги, а иногда от переизбытка чувств, подпрыгивает и пытается лицо лизнуть, при этом своими лапами одежду пачкает. И я никак не могу отучить её более сдержанно выражать свои эмоции.
Но эти сидящие на поляне звери... Они молча и внешне сдержанно смотрели на нас с сыном всё время, пока мы разговаривали. Что они хотят? Никто ведь не заставляет их вот так сидеть и ждать какой-то команды от человека... Боже мой... Ярко вспыхнула и защемила душу мысль. А ведь не только эти сидящие на таёжной поляне... Но и все звери на земле имеют своё предназначение и ждут контакта с высшим существом планеты — человеком. Они созданы для того, чтобы помочь человеку выполнить свою высочайшую миссию. Их, как и всё живое на планете, создал Бог для помощи человеку в осуществлении его великой миссии... А человек...
Я смотрел на сидящих на таёжной поляне зверей и начинал понимать: у сына действительно возникла серьёзная проблема, он не сможет просто так бросить этих зверей и не сможет расстаться со своей мечтой о девочке, с которой будет строить поместье.
— Да, Володя, действительно, это проблема. И её, похоже, не решить. Не найти выхода, — сказал я сыну.
— Один выход есть, папа, но он не зависит от меня.
— А от кого?
— Только ты можешь решить эту проблему, папа.
— Я? И каким же образом? Здесь я ничего не смогу поделать, сынок.
 
Выход есть
 
— Я думаю, ты сможешь, папа, помочь мне, если захочешь, — тихо произнёс Володя.
— Ты думаешь? Но я не знаю, что должен сделать, понимаешь? Ты думаешь, а я не знаю.
Я сидел на траве. Мой сын стоял передо мной и смотрел мне в глаза каким-то умоляющим взглядом, губы его что-то беззвучно шептали. Судя по губам, он очень тихо произносил одно какое-то слово. Потом он чётко, не отводя взгляда, произнёс:
—  Сестричку. Очень тебя прошу, папа, — родите мне с мамой сестричку. Я сам её вынянчу и воспитаю. Они помогут мне. Мы не будем отвлекать вас с мамой от ваших дел. Я научу её, когда она подрастёт немножко. Расскажу ей. Она останется с моими зверями и пространством. Родите мне с мамой сестричку, папа. Если ты, конечно, не болен... или не устал. Если, конечно, можешь. Дедушка мне сказал, что от образа жизни, нечеловеческого воздуха, скверной воды мужчины в вашем мире часто болеют, быстро стареют. Тебе немножко, папа, больше чем пятьдесят лет. Но если ты, папа, устал... Если сил растратил много. То три дня. Всего три дня. Я приготовил всё, и много сил к тебе вернётся.
Сын волновался, и я его прервал.
— Ты подожди, Володя, успокойся. Конечно, я устал слегка. Но думаю, найдутся ещё силы. Не в этом дело. Я в общем-то совсем не против того, чтобы у тебя была сестричка, но чтобы детей рожать, желание двоих родителей необходимо.
— Уверен, папа. Точно знаю я, тебе в рожденье мама не откажет. Если ты согласен, давай, чтоб времени зря не терять, прямо сейчас начнём готовиться к рождению сестрёнки. Я изучал. Мне дедушка во многом помогал. Я рассчитал, всё подготовил. Три дня и ночи три со мной побудь, и никуда не отлучайся, и ни на что не отвлекайся, папа. В тебе прибавятся энергия и силы.
— С чего ты взял, что недостаточно их у меня, Володя?
— Я думаю, достаточно, но будет больше.
— Хорошо, я буду только с тобой все три дня, только надо пойти маму предупредить.
— Я, папа, сам ей объясню. Скажу, у нас есть дело общее. Она не будет уточнять и возражать не станет.
— Ну хорошо, давай начнём.
Мне стало даже интересно, что приготовил такого сын, что к человеку всего за три дня может вернуться много сил и энергии. И сразу скажу, подготовленные им процедуры немного странными могут показаться, но ощущение от них на третий день такое, что описать словами или пером непросто. Сказать, что молодеет человек на десять или двадцать лет, тоже не подходит. Внешне, может, лет на пять всего помолодеешь. Но внутри... Как-то всё по-другому заработало внутри. И силы новые, и мир вокруг другой немножко.
 
 
ВОЗВРАЩЕНИЕ К МОЛОДОСТИ
 
Первая экзекуция
 
Как только я согласился делать придуманные сыном процедуры, он тут же подал своим зверям знак «удалиться». Схватил меня за руку, и мы побежали к озеру. По пути несколько раз останавливались. Володя срывал в разных местах травинки, мял их, скатывал в шарик. Когда шарик был готов, он предложил его мне съесть. Я съел. И всего через несколько минут произошло следующее: сильно потекли сопли и началась рвота. Рвало так, что казалось, весь желудочный сок из желудка вышел. Меня рвёт, говорить ничего не в состоянии, а Володя поясняет:
—  Это хорошо, папа, ты не бойся. Это хорошо. Пусть выйдет из тебя всё непотребное. Одна чистота останется. Так делают при отравлении.
Я физически был не в состоянии что-либо ему ответить, но про себя подумал: «Действительно, при отравлениях таблетки пьют, от которых тошнота и рвота появляются, и слабительное есть — касторка, например. Только зачем мне эта экзекуция? Я же не отравлялся?».
Словно услышав мой вопрос, Володя пояснил:
— Ты, конечно, не отравлялся, папа, но пищу принимаешь такую, что на грани отравления она. Пусть выйдут непотребности все из тебя.
После рвоты, исхода мокрот из носа и обильного течения слёз из глаз начался мягкий стул, и я раз пять надолго убегал в кусты. Всё это длилось часа два-три. Потом наступило облегчение.
— Теперь тебе легче, папа? Легче, чем было. Так?
— Да, — подтвердил я.
 
Вторая экзекуция
 
Володя снова схватил меня за руку, и мы побежали. На берегу озера Володя предложил умыться и немного поплавать. Когда я вышел из воды, увидел, как он вытаскивает из земли глиняный кувшин литра на полтора.
— Теперь, папа, нужно, чтобы ты выпил этой воды. Она называется мёртвой водой. Потому что в ней очень мало микробов. Такую воду нельзя пить, если воздух загрязнён. Но здесь чистый воздух, и здесь можно пить мёртвую воду. Она промоет твои внутренности, прочистит их, микробы и бактерии многие из организма вымоет. Ты попей её, сколько сможешь, папа. Когда всю из кувшина выпьешь, я тебе ещё один кувшин с мёртвой водой дам. Когда и его выпьешь, я тебе третий кувшин дам — с живой водой. И все необходимые микробы и бактерии восстановятся в нужном для тебя балансе.
Сразу поясню, мёртвой водой у них считается та, что находится на большой глубине под землёй и содержит минимум бактерий. Думаю, наша газированная вода в бутылках и есть мёртвая вода. Да и вообще, думаю, мы пьём только мёртвую воду, оттого и дисбактериозом болеют наши дети, особенно новорождённые.
Живой .водой считается поверхностная вода из чистого ручья или водоёма.
Такие ручьи и водоёмы в глубине сибирской тайги ещё сохранились.
Хочу сделать акцент. Дедушка потом пояснил, что родниковая вода не считается в момент её питья из родника живой водой. Чтобы она стала живой, её нужно примерно три часа подержать в деревянном или глиняном сосуде с широким горлышком. «Вода живая должна взять солнца свет в себя. При солнце в ней организмы зарождаются, необходимые для жизни человека. Микробами и бактериями называете их вы».
Потом не менее трёх часов вода должна постоять в тени. Потом её можно пить, как живую воду.
 
Третья экзекуция
 
— Ты воду, папа, пей, когда попить захочешь, мы тем временем приступим к следующей процедуре. Вообще-то дней девятнадцать, а лучше тридцать три все процедуры необходимо проделать людям, загрязнённым внешним миром, так дедушка сказал. Но времени нет у тебя, я сократил всё до трёх дней, но мы управимся. Пойдём со мной в другое место, я там приспособление одно соорудил.
Мы отошли от озера метров на сто, и там, среди деревьев, я увидел подготовленную лежанку из сухой травы. Рядом лежали четыре сплетённые из волокон крапивы или льна верёвки.
Один конец верёвок заканчивался петлёй, а второй у каждой верёвки был привязан к деревьям. Когда я лёг на лежанку из сухой травы, Володя на мои руки и ноги надел петли верёвок, слегка затянул их и стал с помощью палочек, имеющихся на середине каждой верёвки, натягивать их. Немножко натянув, словно четвертуя моё тело, он подергал каждую руку и ногу. В суставах послышался хруст. Потом ещё натянул верёвки. И сказал:
— Папа, тебе так необходимо пролежать хотя бы час на животе и час на спине, а чтобы не скучно было тебе так лежать и польза большая была, я буду тебе массаж делать оздоровительный. А ты, коль хочешь, можешь и поспать, расслабившись.
Эту процедуру мы с сыном проделывали по два часа ежедневно все три дня.
Как потом я выяснил у дедушки, с помощью этой процедуры улучшается смазка всех суставов. Она особенно важна для пожилых людей. С её помощью можно даже рост увеличить, так как выпрямляется позвоночник. Но главное, улучшается смазка суставов. Сами посудите, когда мы ходим, бегаем, занимаемся в тренажёрном зале, накачивая мышцы, то почти все упражнения сопряжены с повышенной нагрузкой на суставы. Здесь же, напротив, — она с них снимается.
Во время процедуры растяжки Володя каждый раз делал массаж. На второй день он натёр мне тело каким-то сладковатым соком или настоем, и на меня стало сползаться множество насекомых, я знал ещё от Анастасии: они прочищают поры кожи. В наших условиях прочистить поры кожи можно с помощью русской бани с веником. Когда человек парится и потеет, тоже поры кожи прочищаются. Между процедурами под условным названием «растяжка» мы занимались довольно обычными упражнениями: бегали, купались, подтягивались на суке дерева, как на турнике. Раза три в день Володя предлагал постоять на руках, вниз головой, сколько выдержу. И я стоял, прислонив ноги к стволу дерева. Эта процедура тоже весьма интересна, к лицу приливает много крови, оно напрягается и разглаживаются морщины.
Питались мы вес три дня молоком кедра, цветочной пыльцой, маслом кедрового ореха, ягодами, немного сухими грибами (всё это реально иметь в наших условиях). Вообще при проделывании всех предложенных сыном процедур я мысленно адаптировал их к нашим условиям и пришёл к выводу — всё можно применить с эффектом и дома. Для очистки организма можно приобрести средства и в аптеке. Применить голодание, мочегонные средства. Мёртвую воду достать тоже не сложно, она сейчас в бутылках вся мёртвая. Живую тоже можно получить, если есть где-то чистый родник.
Эффект оздоровления наступит непременно.
 
 
Загадочная процедура
 
Но была в комплексе, предложенном сыном, и одна загадочная процедура, которую в наших условиях выполнить весьма проблематично. Её я опишу подробно. Может быть, кто-то разгадает и подскажет, как её осуществить в наших условиях. Заключалась она в следующем: Володя три раза в день — утром, перед обедом и примерно сразу после трёх часов дня — давал мне выпить приготовленный им настой.
Всякий раз, когда наступало время принимать его, Володя убегал к своему тайнику, доставал из ямки кувшинчик с этим настоем и предлагал мне отпить, но не больше одного глотка. Давая мне настой первый раз, он сказал:
— Выпей, папа, этого настоя и запомни, какой по величине глоток ты сделал. Сразу как выпьешь — ложись на траву, я буду слушать, что происходит с твоим сердцем.
Я выпил, лёг на траву, Володя положил свою ручку мне на грудь и замер. Уже через несколько мгновений я почувствовал в разных местах тела то ли нагревание, то ли покалывание. Сердце забилось сильнее. Не то, чтобы оно стало чаще биться, а появилось ощущение, что сердечная мышца расширяется как обычно, а вот сокращается гораздо резче, с силой выталкивая кровь.
Как потом сказали мне специалисты, при более сильном и резком движении крови в местах, где капиллярные сосудики частично закупорены, могут возникать ощущения нагревания или покалывания.
Володя несколько минут слушал биение моего сердца, потом сказал:
—  Всё хорошо, папа, твоё сердце может и больший глоток выдержать. Но лучше не рисковать. Ты в следующий раз делай глоток поменьше.
Когда я спросил сына, для чего он даёт мне этот настой и каков его состав, он ответил следующее:
—  Настой этот, папа, придаст тебе много сил, от болезней, если они есть, поможет тебе излечиться. Но главное — в тебе сила возродится и энергия появится, необходимая для рождения моей сестрички.
— Ты что же, считаешь, их во мне недостаточно?
— Может быть и достаточно. Но теперь уж точно сил у тебя много, и в соотношении нужном все энергии будут в тебе.
— Всегда будут или я истрачу их для рождения одного ребёнка?
— Для рождения следующих детей тебе будет нужно снова этот настой пить. Они ведь так делают каждый раз.
— Кто они?
— Соболя и другие животные. Я проследил только за соболем. Это дедушка мне посоветовал, когда, в какое время и сколько дней именно за ним проследить необходимо.
— А дедушка откуда это всё знает?
— Так дедушка наш, папа, обладает всеми знаниями, что были у великих мудрецов-жрецов. И даже теми, которые забыты современными жрецами. И даже теми, что были тайной много тысяч лет назад. Этот настой жрецы употребляли перед рождением своих детей и перед смертью, чтобы бессмертными оставаться.
— Что значит «перед смертью, чтобы бессмертными оставаться»?
— Ну так. Чтоб думали все, будто умерли они. На самом деле лишь тела они меняли и воплощались тут же, и знания все оставались в них, вся информация. Есть и другие способы быстрого перевоплощения, но очень мало способов оставить информацию в себе. Вот потому рождаются вновь люди, и им необходимо жизнь изучать, всё познавать, а с прошлым мир сегодняшний сравнить они не могут. И путаются потому в жизни своей, что нет о жизни знаний в них и чувств, способных Бога ощущать.
— А в дедушке вся информация о прошлом, значит, сохранена?
— Да, папа. Дедушка наш жрец великий и мудрец. Один есть только человек, сейчас живущий на земле, его неизмеримо по силе превосходящий.
— Где он живёт сейчас, этот самый сильный и мудрый, ты знаешь? Это, наверное, главный жрец?
— Это наша мама-Анастасия, папа.
— Анастасия? Но как, откуда в ней может быть больше информации и знаний, чем у прадедушки?
— Дедушка говорит, что ему мешает слишком большой объём информации. И он что-то может забыть. А маме не мешает нисколечко, потому что нет в ней информации.
— Как понять? То больше знает, то нет вообще информации?
— Я неправильно выразился, папа. У мамы-Анастасии вся информация... Ну, в общем... Намного больше у нее, но только она в чувства сжата. И в нужном времени в одно мгновение она почувствовать способна то, над чем дедушке необходимо думать день иль два, а может больше.
— Не всё понятно ты сказал, но интересно. Ещё скажи. А как же ты? В тебе нет, значит, информации о прошлом, раз ты с дедушкой советуешься?
— Значит, нет, раз советуюсь.
— А почему нет? Получается, ты умственно слабее их? Прадедушки и дедушки. И что по этому поводу тебе говорят? Наверное, дедушка говорит, что я в этом виноват?
— Мне дедушка не говорил такого.
— А мама? Она что говорила?
— Я спрашивал у мамы, почему я знаю меньше, чем прадедушки мои. И меньше, чем она и ты, папа. В ответ мне мама отвечала: «Все истины Вселенские, сынок, вся информация с первоистоков собираема, для человека каждого всегда предоставлялась без утайки. Понять её и взять не все способны люди, потому что цель их жизни и души стремленья не соответствуют Вселенским устремленьям. Свободен человек, и над всем волен, и не Вселенский, свой он вправе выбрать путь. Но есть свобода и у Бога, когда, кому и как подсказку дать. Ты не печалься знаниям в тебе не достающим. Ищи мечту свою и верь, всё будет предоставлено тебе сполна, если достойной будет сотворения в тебе рождённая мечта».
— Да... Ну и что же ты понял, Володя, из сказанного мамой?
— Мечта моя и жизни цель когда в деталях сотворятся, все знания для воплощения мечты во мне самом родятся.
— А пока, значит, с дедушкой будешь советоваться?
— Да, с дедушкой, и с мамой, и с тобой, и сам с собою размышлять буду стараться.
— Значит, о рецепте необычайного настоя, что ты мне все три дня давал пить, нужно спрашивать у дедушки?
— О нём, папа, тебе и я смогу всё рассказать.
— Так расскажи.
— Этот рецепт составлен из таёжных трав. Чтобы узнать, какие травы брать, в каком соотношении, три дня и ночи я за соболем следил. За соболем, который тоже захотел стать папой. Сказал мне дедушка, что соболя не подпускает соболиха, если он себя не подготовит. И я следил, какие он съедает травки в эти дни, какое время выбирает, чтоб их сорвать. И это тоже важным оказалось. Все травки, что он ел, я собирал, только побольше мне пришлось травинок собрать, ведь весишь, папа, ты намного больше, чем соболь.
Все травки, собранные по частям, я в ступку клал и растирал их, пока сок не появлялся. При этом только о приятном и хорошем думал: о тебе, папа, о маме, о сестрёнке будущей моей. Потом полученную кашку складывал в кувшин глиняный. Водой заливал всё содержимое кувшина, добавлял масла кедра, чтоб оно образовало сверху плёнку. Когда глоток настоя ты, папа, выпил и твоё забилось сердце чуть быстрей, я понял: настой хорошим получился.
Я выслушал сына и подумал: «За соболем в естественных условиях мало кому понаблюдать представится возможность. Но может быть, можно будет заметить, какие травинки съедает, например, кот или собака.
Для этого их необходимо вынести или вывезти в лес и понаблюдать за поведением, и, если это возможно, определить, какие травы они едят».
Меня очень заинтересовал рецепт настоя, изготовленного сыном, потому что от его всего лишь трёхдневного употребления наступал ощутимый эффект. А ведь речь шла о том, что полный курс оздоровления должен состоять из 19 или 33 дней. Значит, после полного курса в комплексе с остальными упражнениями человек действительно может излечиться от многих недугов, приостановить старение организма или в каком-то смысле помолодеть. Я хочу повторить: практика даже трёхдневного применения подтверждает такой эффект.
Но есть ещё и народная мудрость, и научное обоснование.
Люди, конечно, видят в аптеках травяные сборы, которые предлагает наша фармацевтика для лечения разного рода заболеваний. То, что в природе существует множество лекарственных растений, известно многим. Но не все знают о том, что настоящий лечебно-профилактический или оздоровительный эффект может быть получен, если растение будет собрано в определённый день или час.
Что же касается сборов из трав, то здесь ко всему прочему добавляется и соотношение лекарственных трав по отношению друг к другу. Как видим, слишком много составляющих необходимо знать для того, чтобы сделать подобный сбор. И весьма сомнительно, знает ли вообще хоть кто-нибудь из современных травников все составляющие?
Мне очень хотелось в этот раз привезти в подарок своим читателям нигде ранее в мире не публиковавшийся рецепт оздоровления организма, и чтобы он был не таким сложным, как у сына, а легко доступным большинству людей.
Как только закончился трёхдневный курс оздоровления, разработанный сыном, и он сообщил мне, что хочет пораньше лечь спать (оказывается, все три ночи он спал не более двух-трёх часов), и уснул, я сразу отправился на поляну Анастасии. Меня больше всего интересовали два вопроса: почему наш сын не обладает знаниями о прошлом, как дедушка. И второй — можно ли упростить рецепт настоя, который он приготовил для меня?
 
Видение
 
Но мысль о питании постепенно отходила на задний план. Я стал думать о будущей дочери. С одной стороны, было бы совсем неплохо, если бы Анастасия родила ещё и дочь. Но с другой стороны, дочь подрастёт, появится у неё своё пространство или перейдёт к ней в наследство то пространство, которое сформировал мой сын, и перед ней встанут те же проблемы, что и перед Володей сейчас. И потом, за кого она здесь, в тайге, выйдет замуж?
Уйти в наш мир ей тоже будет не просто. Уйти — это значит бросить своё пространство, своих преданных друзей-зверей. Жить с ней в тайге вряд ли согласится кто-то из молодых людей: не очень-то комфортно здесь, в глухой тайге, человеку, пришедшему извне. И мне, если честно, не очень-то комфортно. С Анастасией общаться интересно, она даже как-то притягивает к себе: когда находишься рядом с ней, становится как-то умиротворённо и радостно на душе. Но когда остаешься один, когда её рядом нет — некомфортно и даже немножко страшновато.
Совершенно по-разному относятся звери к Анастасии, сыну и ко мне. Конечно, они на меня не нападают, но смотрят с настороженностью, когда с ними встречаешься. Я пытался в присутствии Анастасии дать команду белкам, чтобы они принесли кедровых шишек. Делал такие же, как Анастасия, жесты, но белки не реагировали. Один раз пытался волчицу подозвать. Так же как Анастасия, протянул руку в её сторону, а потом хлопнул рукой по своей ноге. Но волчица, вместо того, чтобы подбежать ко мне, осталась стоять на месте, а шерсть её агрессивно вздыбилась. И у меня отпало всякое желание общаться с этими зверями в дальнейшем. Я понял: навсегда они могут быть преданы лишь одному конкретному человеку.
Вот и получается: придёт в гости к дочери какой-то молодой человек, и будет ему некомфортно в её пространстве. Не подумал Володя о будущем своей сестры. Зверей ему, видите ли, жалко, а сестру, получается, — не жалко. И я тоже не подумал, опрометчиво обнадёжил его.
Так размышляя, я и не заметил, как оказался на поляне Анастасии. Сделав несколько шагов в сторону знакомой землянки, я увидел стоящую ко мне вполоборота, расчесывающую руками волосы Анастасию, и остановился: она была не похожа на ту женщину, которую я уже знал десять лет. И когда она повернулась ко мне, мои ноги вообще сделались будто ватными, сердце учащённо забилось и я понял, что не могу сойти с места.
В десяти-пятнадцати шагах от меня стояла женщина, словно сказочное видение. На ней было длинное, до щиколоток, тонкое и светлое, будто бальное, платье, перехваченное пояском на тонкой талии. Голову, как диадема, украшал сплетённый из трав и цветов венок. Золотистые волосы волнами ниспадали по плечам. Но не это главное. Её статная фигура и лицо были так прекрасны, что не поддавались никакому описанию.
Я стоял, боясь пошевелиться. Не моргая смотрел на Анастасию, и казалось, что если я отведу взгляд, то потеряю сознание. Началось головокружение, но я продолжал не мигая смотреть на неё. Со всей силы впившись ногтями в руку, чтобы боль вывела из необычного состояния. Но боль почти не ощущалась. А когда необычайно красивая женщина медленно и грациозно пошла ко мне, я перестал ощущать не только боль, но и вообще своё тело. Она медленно подошла почти вплотную ко мне, я помню, как почувствовал чарующий аромат её тела, ощутил её легкое дыхание и... потерял сознание.
Очнулся я лежащим на траве. Сидевшая рядом Анастасия массировала мне виски и переносицу. Венка-диадемы на голове уже не было, отброшенные на спину волосы были перевязаны травинкой. Я почти успокоился, глядя в её ласковые серо-голубые и ставшие такими родными глаза. И совсем пришёл в себя, когда услышал её голос:
— Что же это приключилось с тобой, Владимир? Ты переутомился или сын наш тебе волнение учинил?
— Сын. Он наоборот, лечил меня все эти три дня. Мы процедуры разные делали.
— И переутомились?
— Володя переутомился. Уснул. Я, наоборот, стал себя очень хорошо чувствовать.
— Тогда почему сознание потерял? Сердце у тебя билось учащённо и сейчас еще не до конца успокоилось.
—  Затем... А ты зачем, Анастасия, так нарядилась необычно? Волосы как-то по-другому уложила. И походка твоя, когда ты пошла ко мне, тоже необычайной была.
— Хотела приятное для тебя, Владимир, сделать. Тебе же привычнее смотреть на нарядных женщин. Думала, мы с тобой вместе по тайге или вдоль озера прогуляемся. А ты вот лежишь. Если хочешь отдохнуть, пойдём в землянку, поспишь.
— Сначала пойдём, прогуляемся, как ты хотела, — сказал я, вставая. — Только ты, Анастасия, иди, пожалуйста, сзади меня.
— Почему?
— Потому. Хотя на нарядных женщин мне смотреть, конечно, привычнее. Но тебе лучше так не наряжаться, и прическу такую делать, и украшаться так не надо.
— Тебе не понравилось, Владимир? — спросила идущая позади меня Анастасия.
— Не в этом дело. Мне понравилось. Только ты в следующий раз постепенно всё делай. Сначала, например, причёску. И походи так некоторое время. Потом надень свой венок-диадему, через день-два — платье, но без пояса, потом повяжись пояском. Если сразу всё, то непривычно как-то. Необычно получается.
— Необычно? Так ты, значит, не узнал меня, Владимир?
— Узнал. Но... Да обалдел я просто от красоты твоей, Анастасия.
— Ага, признался. Признался. Так значит, ты считаешь меня красивой? Да?
Я почувствовал, как её руки легли на мои плечи, и остановился. Потом закрыл глаза, повернулся и ответил:
— Ты, Анастасия, не просто красива. Ты...
Она прильнула ко мне, положила голову на плечо.
— Наш сын, Анастасия, хочет, чтобы у него сестричка была, — продолжал я шёпотом.
— И я хочу, чтобы у нас с тобой, Владимир, дочь была, — тихо ответила Анастасия.
— Пусть на тебя она будет похожа, Анастасия.
— И на тебя пусть будет похожа наша дочь...
 
***
Ту ночь не опишу я. И утро тоже. Их невозможно описать. Но об одном хотелось бы сказать мужчинам: если хоть кому-нибудь удастся увидеть в знакомой женщине богиню, божественными будут и ночь, и день, и много-много дней и ночей. Померкнут перед ними прошлого невзгоды. И никогда не будет непогоды. И дело здесь не в сантиментах, не в словах и объяснениях красивых. Всё дело в том...
А впрочем, пусть каждый разберётся сам, коль сможет иль захочет разобраться.
 
 
БОЖЕСТВЕННОЕ ПИТАНИЕ
 
Лишь через несколько дней я вспомнил, что хотел узнать у Анастасии рецепт целебного настоя и вообще способа правильного питания или диеты для читателей. И хорошо, что вспомнил. Похоже, Анастасия знала о весьма необычном и уникальном способе питания, приемлемом даже для городских условий.
К моему удивлению, Анастасия вместо того, чтобы сразу дать мне рецепт настоя, стала говорить о способностях человека, о больных и о целителях. Мы уже не раз говорили с ней об этом, но то, что она рассказала в этот раз, было очень интересно.
— Действительность, Владимир, лишь собой определять необходимо. Увидеть жизнь людей тысячелетий пропитых, и в будущее заглянуть, и свою будущую жизнь построить способен каждый на Земле живущий человек. Способность в каждом есть великая такая, её осмыслить нужно, и тогда никто от истины тебя не уведёт. Придут в согласие между собою люди, и войны нескончаемые прекратятся.
Усилий множество затрачено, чтоб исказить действительность былого. Возможность искажать и появляется, когда не сам, а с чьих-то выводов и слов в себе о прошлом представленья строит человек.
— Не совсем понятно, Анастасия, каким образом каждый на земле живущий человек может сам узнать о жизни людей прошлых столетий, а уж тем более тысячелетий. Существует целая наука, которая и занимается историей человечества. Но и сегодня учёные спорят о происхождении человека, о его предназначении. По-разному трактуются исторические события.
— По-разному, так значит, есть неверная и верная трактовка? А может, все они с погрешностью о прошлом говорят? Как правило, погрешности в угоду кому-то и творятся. Но когда сам, лишь только сам, в себе картины прошлого ты воссоздашь — увидишь истину, своё предназначенье, и местонахождение Вселенское своё определишь.
— Но как, к примеру, я сам смогу увидеть исторические картины прошлых тысячелетий?
— Ты их представить должен, логично размышляя. И даже жизнь цивилизации ведрусской пред тобой предстанет.
— О чём логично нужно размышлять?
— Об образах людских, что за полвека своей жизни видел, какие изменения происходили в них.
— Не очень-то понятно, как я должен размышлять?
— Понятно будет, если не лениться думать. Давай, Владимир, вместе мы начнём, продолжишь сам, и каждый человек сможет воссоздавать из прошлого картины, чтоб в будущее лучшее внести.
— Давай, но только ты первая начни.
— Начну. Смотри, сам, если сможешь, добавляй детали, они важны. Сегодня видишь ты множество больниц, аптек с лекарствами от тысячей болезней.
— Да, это каждый видит, ну и что?
— Ты вспомни, всего лишь тридцать лет назад их было меньше?
— Да, конечно.
— А сколько было их сто, двести лет назад?
— Ещё намного меньше. Известно всем, что современной медицинской науке всего-то лет двести с небольшим.
— Вот видишь, к выводу тебя твоя же логика и привела: больниц в ближайшем прошлом не было совсем. Теперь подумай, вспомни: кто людей лечил, случись недомогание?
— Кто?
— Ты же в деревне жил и видел, как твоя бабушка отварами из трав отца и мать твоих поила.
— В той деревне не одна моя бабушка могла лечить, другие тоже были.
— И в каждом поселении людском встречались непременно люди, которые и собирали, и хранили травы целебные. И каждый человек мог помощь получить незамедлительно, случись недомоганье лёгкое или серьёзная болезнь. И плата мизерной была за помощь, а часто «спасибо» слово платой было.
— Ну да, они ж соседями все были. А разных трав вокруг полным-полно.
— Да, много было трав полезных. И люди многие о свойствах трав тех знали.
—  Конечно, знали. Я тоже знал о некоторых, но теперь забыл.
—  Вот видишь, ты забыл, и многие забыли люди. Сегодня если ранка на теле человеческом случится, что будет делать человек?
— Пойдёт в аптеку, купит бинт или лейкопластырь бактерицидный и заклеит ранку.
— Потратит время, до аптеки добираясь, и деньги будет тратить. Меж тем ребёнок каждый в прошлом знал: лист подорожника на ранку если приложить, то быстро ранка заживёт и зараженья не случится.
— Я тоже это знаю, но сейчас во многих местах грязная трава. Кругом машинные выхлопы, пыль, кислотные осадки.
— Да, это так. Но суть в другом. Мы говорим об образе былом, и вывод можешь сделать ты: познанья человека прошлого в лечении превосходили знания сегодняшних людей.
— Похоже, это так.
— Нотки сомнения или неуверенности в голосе твоём, Владимир, слышатся. Так образ пред тобою не предстанет. Быть абсолютной уверенность должна. Или отторженье абсолютным. Продолжи мысленно за логикой идти.
— Понимаешь, Анастасия, вся логика и говорит за то, что знаний в области народной медицины у человека прошлого было значительно больше, чем у теперешних людей. Даже можно сказать, неизмеримо больше. Получается, что медицинское обслуживание через эти знания было значительно совершеннее современного. Но как-то тяжело сразу осознать, что все эти современные больницы, аптеки, научные учрежденья не нужны. Ну это надо же, как ситуация складывается! Человек ведрусской цивилизации, наш предок, в случае недомогания съедал травинку или пил настой — недуг снимался. Человек нашей цивилизации, заболевая, идёт в больницу, платит деньги за приём к врачу, тот прописывает ему какие-то таблетки или уколы, человек снова платит деньги за лекарства и зачастую большие. При этом множество есть случаев, когда лекарства оказываются подделкой. Чиновники из Министерства говорят: до 30% подделок в аптеках продаётся. Да и болезни разные неизлечимые появляются. Как будто кто-то специально уничтожал совершенные знания, заменяя их на иллюзорные или менее эффективные. Кстати, официальная медицина и сейчас к народным целителям относится настороженно, наверное, потому что конкуренты они. Но государство, общество, почему не понимает, если веками, тысячелетиями человечество эффективно исцелялось с помощью народной медицины, накопило за века огромный опыт, то его и нужно развивать, изучать? А ведь эти знания могли бы в школах преподавать.
Но тогда весь бизнес, которым занимается современная медицина, рухнет... невероятно! Анастасия!
Это невероятно! Я, кажется, начинаю понимать: современная медицина занимается не столько лечением людей, сколько самым обыкновенным бизнесом. А раз бизнесом, то тем концернам, которые выпускают таблетки, выгоднее, чтобы люди болели. Чем больше больных, тем больше доход. По законам бизнеса при такой ситуации количество больных будет неуклонно увеличиваться. Это порочная система. Я начинаю убеждаться: здравоохранение в далёком прошлом было значительно рациональнее и эффективнее. Вот только некоторые исторические факты мешают полностью в этом убедиться.
— Какие факты?
— Ну, например. Истории известны вспышки эпидемий чумы, оспы, проказы. В некоторых учебниках по истории говорится, как вымирали целые селения. Так было?
— Да, так было.
— Но теперь с помощью современной медицины чума, холера, оспа побеждены. Например, от оспы всем прививки делают, и всё. Значит, народные целители прошлого не могли бороться с этими болезнями, а современная медицина смогла.
— Это не так, Владимир. Ты сам на время посмотри и сопоставь простые факты. Вспышки эпидемий, о которых ты говоришь, происходить стали тогда, когда гонениям целителей подвергали. Даже казнили многих. В оккультные века невыгодны они для власти становились. Считалось раньше и сейчас, будто язычники перед природой преклонялись и были недуховными людьми. Это не так, язычники природу уважали как творенье Бога. И знали множество Божественных творений, о которых неизвестно сейчас людям.
— Всё, Анастасия, больше сомнений нет во мне. Современной медицинской науке очень далеко до науки народной медицины. Я в этом убеждён. Но для чего ты так старалась, чтобы в этом убедился я?
— Не только ты, хотела, чтобы и читатели твои, сопоставляя факты, понять смогли.
— Но для чего?
— Когда один бесспорным факт становится — из него выводы бесспорные последуют другие. Невероятными покажутся они, но удивляться не спеши, пожалуйста, Владимир.
— Какие, например, невероятные выводы?
— Сначала на вопрос ответь. Скажи, как люди, большинство людей считает — откуда в древности столь колоссальными познаньями природы человечество владело?
— Как откуда? Если ты имеешь в виду рецепты народной медицины, то они, всем ясно, передавались из поколения в поколение.

<< Предыдущая

стр. 2
(из 8 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>