стр. 1
(из 8 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Калужский институт социологии
СОЦИАЛЬНЫЙ КОНФЛИКТ
НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ
1 (9)
1996

Издается с марта 1994 г.
Выходит 4 раза в год

Главный редактор
А.К.Зайцев
Редакционная коллегия:
А.Г.Здравомыслов (г.Москва)
И.Вюстенберг (Бельгия)
В.Мастенбрук (Нидерланды)
А.Я.Клементьева (г.Калуга)
Е.Г.Дементьева (г.Калуга)
Ответственный секретарь
В.А.Костеев
Адрес редакции:
248600, г.Калуга,
ул.Ленина,83,
Калужский институт
социологии (КаИС),
редакция журнала “Социальный конфликт”
тел. (08422) 7-00-21
факс (08422) 7-13-76
Журнал издается при поддержке Ассоциации консультантов по управлению Нидерландов и Калужского педагогического университета им.К.Э.Циолковского.
Учредитель: Калужский институт социологии.
Издание зарегистрировано Комитетом Российской Федерации по печати. Регистрационный № 012923.
Страницы журнала открыты для дискуссионных материалов, поэтому его содержание не всегда отражает точку зрения учредителя и редакции.
Отпечатано в ГП “Полиграфист”
г.Калуга, пл.Старый Торг, 5.
Подписано в печать 01.03.95.
Объем 6 п.л.
Формат 60x84 /16
Тираж 1000 экз.
Офсетная печать
Гарнитура Таймс
© Калужский институт социологии, “Социальный конфликт”, 1996.
СОДЕРЖАНИЕ

Лапин Н.И.КОНФЛИКТНО-РЕФОРМИРУЕМОЕ ОБЩЕСТВО 3

СОЦИАЛЬНАЯ ЗАЩИТА
Власов В.И. НЕПОЛНАЯ ЗАНЯТОСТЬ: ПРОБЛЕМЫ И ОПЫТ
ЗАЩИТЫ ПРАВ РАБОТНИКОВ 18

КОНФЛИКТОЛОГИЯ ЗА РУБЕЖОМ
.Мастенбрук В. ВЛАСТНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ОРГАНИЗАЦИИ:
ПРОБЛЕМЫ И ИНТЕРВЕНЦИИ 28

ИНФОРМАЦИЯ СЛУЖБЫ ПО РАЗРЕШЕНИЮ КОЛЛЕКТИВНЫХ ТРУДОВЫХ КОНФЛИКТОВ ПРИ МИНИСТЕРСТВЕ ТРУДА
ДОКЛАД О КОЛЛЕКТИВНЫХ ТРУДОВЫХ СПОРАХ
В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В 1995 ГОДУ
И ПРИНИМАЕМЫХ МЕРАХ ПО ИХ РАЗРЕШЕНИЮ 38

В ПОМОЩЬ ПРАКТИКУ
Э. Ван Де Флирт БЕСПОМОЩНЫЕ ПОМОЩНИКИ:
ИНТЕРВЕНЦИЯ ПО РАЗРЕШЕНИЮ МЕЖГРУППОВОГО
КОНФЛИКТА 50

СЛОВА, ТЕРМИНЫ, ПОНЯТИЯ
В РОССИЙСКОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ 65

Вюстенберг И.УПРАВЛЕНИЕ СТРЕССОМ В КОНФЛИКТНЫХ СИТУАЦИЯХ 70

С РАБОЧЕГО СТОЛА КОНФЛИКТОЛОГА
Гуревич М.А., Павлова Н.Ф., Радиловская Т. Ю. ОТНОШЕНИЕ
ЖИТЕЛЕЙ г.ЧЕЛЯБИНСКА К ПРОБЛЕМЕ ПРЕСТУПНОСТИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МИЛИЦИИ 75

КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ 90

Summary
КОНФЛИКТНО-РЕФОРМИРУЕМОЕ ОБЩЕСТВО
Н.И.Лапин·
В данной статье излагаются некоторые результаты повторного исследования “Динамика ценностей населения реформируемой России”. Опираясь на широкую теоретическую концепцию и используя комплексный методологический подход, участники исследования получили возможность сопоставить эмпирические данные 1990 г. с данными 1994 г.
Это небольшой интервал времени, но переломный для истории России: данные первого исследования фиксировали состояние российского общества до распада СССР, а данные повторного исследования - после этого распада. Но между ними имеется тесная связь, поскольку оба состояния выражают разные этапы развития одного процесса - социокультурного кризиса нашего общества. В 1990 г. кризис лишь перерастал из дестабилизационной стадии в конфликтную. К 1994 г. конфликтная стадия вполне проявила себя, возник вопрос о ее трансформации в заключительную, разрешающую стадию кризиса.
Полевые работы проводились по репрезентативной всероссийской выборке, включавшей все виды населенных пунктов, в форме интервью с респондентами по месту жительства (на дому). Кроме того, в первом исследовании была дополнительная выборка в трех “горячих точках” (районах шахтерских забастовок). В первом исследовании были опрошены 973 и 445 человек, во втором - 1062 человека; всего получено 2480 интервью. Ввиду комплексного характера обследования каждое интервью длилось не менее полутора часов.
Несмотря на большой объем каждого интервью, качество ответов на вопросы в целом оказалось удовлетворительным, процент “нулевых ответов” не превышает нормы. По большинству параметров массивы опрошенных соответствуют статистическим данным. В необходимых случаях проведено перевзвешивание данных.
1. Социокультурный кризис и реформы
Динамика ценностей россиян изучалась не сама по себе, а в контексте широкого круга социальных, экономических, политических, культурных и других проблем.
1.1. Социокультурный кризис
Исследование 1994 г. подтвердило сделанные ранее выводы о природе и характере кризиса, переживаемого российским обществом [ 1 ]. Это универсальный, или социокультурный кризис, объемлющий как совокупность социальных (в широком смысле этого слова, т.е. общественных) отношений между людьми, так и культуру, т.е. совокупность способов и результатов деятельности людей.
Социокультурный кризис унаследован Россией от Советского Союза, распавшегося в силу того, что в тоталитарной моносистеме не оказалось места для механизма саморазрешения такого кризиса, ставшего поэтому патологическим. В силу этого кризис российского общества также стал патологическим.
Но он имеет две очень важные особенности. Первая из них связана с тем, что распад СССР предстал в отношении России как внезапное, необоснованное и несправедливое сужение ее исторических границ. Миллионы русских и “русскоязычных” оказались за ее давно сложившимися границами, перед ними возник вопрос: какая страна является моей Родиной? Прежней России нет, новая для меня стала иностранным государством, а страна, в которой я жил и живу, - теперь уже не Россия. По - иному, но тот же вопрос о Родине встал и перед живущими в новых границах России: есть ли у нас Родина как стабильная большая культурно-этническая общность, а не как внезапно сужающееся социально-политическое пространство? Словом, для индивидов социокультурный кризис выступает прежде всего как кризис идентичности ее граждан со своей страной.
Другая особенность кризиса состоит в том, что современное российское общество есть не только кризисное, но и реформируемое: это кризисно-реформируемое, а еще конкретнее - конфликтно-реформируемое общество. Инициаторы реформ обещали населению, что реформы быстро, в течение одного года, выведут страну из кризиса. Но этого не произошло, в 1992-1994 гг. кризис продолжал расширяться и обостряться, сохранился он и в 1995 гг. Конфликтуя между собой, кризис и реформы искажают динамику друг друга, что ведет к неожиданным результатам. Это свидетельствует о том, что пока еще не возник механизм саморазрешения кризиса, т.е. кризис и в современной России сохраняет патологический характер, а само российское общество представляет собой кризисный социум.
1.2.Блуждания между реформацией и реставрацией
Следовательно, сохраняют свое значение и объяснительные схемы динамики данного социума. Ключевой такой схемой представляется восьмерка блужданий российского общества между социальной реформацией и социальной реставрацией, начиная примерно с 1989 г. Уже накануне распада СССР возникли два сопряженных цикла эволюции нашего общества: цикл, или область, социальной реформации, означающей движение по пути демократии, с соблюдением законности, и цикл, или область, социальной реставрации, для которой характерно восстановление той или иной формы тоталитаризма (вначале, возможно, авторитаризма), утверждение вседозволенности, мотивируемой соображениями практической целесообразности.
Как видно на рис.1, “восьмерка” построена на двух осях, каждая из которых представляет собой пару противоположно направленных векторов: ось “демократия-тоталитаризм” и ось “законность-вседозволенность”. Одновременно действует еще одна, как бы теневая пара осей-векторов: ось “федерализация-суверенизация” субъектов федерации и ось “целостность-раздробленность” культурно-этнических страны.
Почему именно блужданий, а не ритмичных колебаний маятника? Дело в том, что на пересечении двух пар осей возникла хаотическая область как некоторое множество возможностей (не обязательно альтернативных), или “точек бифуркации”, для реализации которых достаточно слабого воздействия случайных факторов. Не заранее известные колебания маятника, а спонтанные переходы с орбиты одного цикла на орбиту другого - вот что мы наблюдаем в эволюции постсоветской России.
Рисунок 1

Это не абстрактная схема, а повседневная российская реальность последних лет. Анализ исторического опыта показывает, что с 1989 г. до оконца 1991 г. российское общество совершило первый виток по “восьмерке блужданий”. Под воздействием демократических сил в 1989 г. началась радикальная демократическая реформа, общество стало быстро двигаться по пути социальной реформации (на рисунке - правый верхний цикл). Но уже в первой половине 1991 г. консерваторам удалось столкнуть это движение на орбиту социальной реставрации (левый нижний цикл), что привело к катастрофе СССР.
В 1992 г., располагая максимальным доверием народа, президент и правительство суверенной России предприняли шоковую терапию прежнего экономического уклада - начался второй виток движения по орбите социальной реформации. Однако результаты “шока” противопоставили власть “демократов” народу. В 1993 г. “демократы” сами соскользнули на орбиту реставрационного цикла, завершив это сальто-мортале жестким выбором в сентябре-октябре того же года в пользу политически целесообразной вседозволенности. К счастью, демократическая система не рухнула полностью, а стала пересоздаваться в иную, полупрезидентскую форму правления.
С принятием новой Конституции и выборами парламента России (декабрь 1993 г.) начался третий виток российских блужданий между реформацией и реставрацией. В первой половине 1994 г. наблюдалось постепенное возвращение к реформации. Однако вскоре вновь усилилась тенденция вседозволенности, она достигла пика во время чеченского кризиса (зима 1994-1995 г.), а затем обозначился возврат к реформационной орбите. Возникла возможность стабилизировать его движение на этой орбите. Результаты парламентских и президентских выборов покажут, насколько сумеют россияне использовать эту возможность.
Таким образом, нет предзаданности путей эволюции общества. В 1989-1995 гг. российское общество дважды прошло через хаотическую область и в целом тяготело к ней. Изменения характеризовались неустойчивостью и обострениями в скоплениях точек бифуркации. Однако именно здесь существует множество возможностей выбора того или иного пути.
1.3.Выбор как альтернативность оценок
Продемонстрируем это на некоторых эмпирических данных нашего исследования. Уже в 1990 г. была зафиксирована высокая степень осознания россиянами факта кризиса экономики и всего общества: в целом по России 58% населения считало состояние экономики и всего общества кризисным, а в “горячих точках” - 69%. В 1994 г. общероссийские оценки намного превысили даже то, что мы наблюдали в прежних “горячих точках”: факт кризиса констатировали почти 90% населения, в том числе около 67% отметили, что кризис будет еще острее, но 23% выразили надежду, что главные конфликты уже миновали. Около половины россиян считали, что Россия находится в неуправляемом движении к новой социальной катастрофе, народному бунту, и каждый седьмой человек допускал, что начнется откат в тоталитарному режиму (в 1990 г. такую возможность допускали только 5%). В противовес этому, другая половина россиян надеялась, что в стране утвердится демократический порядок, а возможные конфликты будут разрешаться на основе закона. Налицо единодушие в оценке состояния российского общества как кризисного и противостояние в оценке его ближайшего будущего. Значит, само общество находится на развилке, в точке бифуркации, выбора пути.
Что касается экономических реформ, то те же 90% населения оценили их ход весьма скептически: почти 60% разделяли мнение, что реформы тоже переживают кризис, еще 21% - что они остановились, а 10% - что они пошли вспять. Лишь 2% выразили оптимистическую уверенность, что реформы движутся вперед. Тем не менее число россиян, убежденных в том, что реформы начинать было необходимо, увеличилось в течение 1990-1994 гг. с 47% до 66%. “Пусть высокие цены, но много товаров” - так ответили 62% опрошенных, но 22% высказались за противоположную ситуацию, когда мало товаров, но низкие цены.
Итак, в 1994 г. две трети россиян были за реформы и их продолжение, даже в кризисной ситуации, одна пятая - против. Это еще одна точка бифуркации, выбора пути эволюции. Таких точек множество.
1.4.Цивилизационный выбор
В чем же стратегический смысл многочисленных выборов между различными вариантами действий, повседневного поведения, перед которыми оказывается каждый россиянин? В чем глубинный смысл того выбора, перед которым ныне находится вся наша страна?
Как нам представляется, по сути своей это цивилизационный выбор. Он может быть сформулирован в виде проблемы, которая имеет два уровня: уровень индивидов, образующих общество, и уровень общества как целого. Эта двухуровневая проблема реально стоит перед каждым гражданином России и перед всей страной. И не просто стоит, а требует решения, от которого никто не в силах уклониться - ведь само уклонение есть один из вариантов решения или участия в решении проблемы, причем на обоих ее уровнях.
Во-первых, для каждого отдельного россиянина это такой выбор: уже сейчас, здесь и теперь самому обустраивать свою жизнь по собственному усмотрению (разумеется, не препятствуя другим делать то же самое) или же по-прежнему позволять органам государства, безличным институтам решать за граждан их жизненные вопросы.
Во-вторых, для российского общества в целом это такой выбор: использовать открывшуюся возможность социокультурной реформации, когда индивид становится равноправным субъектом во взаимоотношениях с государственными властями, или же упустить этот исторический шанс своего развития в конце ХХ в.
2. Стадии эволюции конфликтно-реформируемого общества
В динамике общественного кризиса различают три основные стадии:
1) дестабилизация общественного порядка;
2) острый конфликт;
3) разрешение кризиса.
Исследование 1990 г. позволило выявить первые две стадии: основной массив данных, репрезентативный для всей России, характеризовал дестабилизационную стадию, на которой тогда в основном и находилось российское общество; данные из “горячих точек” социальной напряженности (массовые забастовки, столкновения с органами власти) представляли вторую, остро конфликтную стадию. Был сделан вывод, что в середине 1990 г. кризис российского общества начал перерастать из первой стадии во вторую.
2.1.Конфликтная или разрешающая стадия?
Какая стадия или стадии кризиса оказались предметом исследования 1994 г.? По-видимому, оно определенно фиксирует продолжение второй стадии - длящийся с переменной остротой конфликт в масштабах всей страны. Поэтому не было необходимости делать дополнительную выборку для горячих точек. Такие точки, к сожалению, имелись и стали даже сверхгорячими, но они приобрели специфический характер этнополитических конфликтов, составляющих предмет других исследований. При этом существует вопрос: а не вступил ли к тому времени кризис в третью, разрешающую стадию?
Выясняется, что ответить на этот вопрос сложнее, чем на вопрос о переходе кризиса в конфликтную стадию. Индикаторы перехода к третьей стадии менее отчетливы и более специфичны для каждого конкретного случая. А от верного ответа зависит характер прогнозов относительно ближайшего будущего страны. Посмотрим, позволяют ли полученные данные прояснить что-то в данном вопросе.
Какие жизненные проблемы, касающиеся лично каждого человека и членов его семьи, наиболее беспокоили россиян в 1990 и в 1994 г.? В таблице 1.1. приводится список из 16 проблем, дважды ранжированных в соответствии с числом ответов (в % от опрошенных): в левой колонке - по признаку “очень беспокоят”, в правой - “совсем не беспокоят”.
Мы видим, что существенно изменились приоритеты беспокоящих проблем. В 1990 г. наиболее острой была экологическая проблема: очень беспокоит 63,9%, а всего - почти 87% опрошенных. Это превышало беспокойство по остальным проблемам более чем на 10 пунктов, в чем сказывалось прежде всего влияние Чернобыльской катастрофы. На втором-четвертом местах была проблема почти тотального дефицита продуктов питания и товаров первой необходимости и длительного пользования: 47-52% очень остро ощущали эти проблемы. На пятом месте - рост преступности (43,8%).
В 1994 г. проблема роста преступности стала самой острой: теперь она очень беспокоит 70,4%, а всего - 96,6% россиян, т.е. практически каждого. На втором-четвертом местах оказались ныне проблемы доступности качественного медицинского обслуживания, безработицы, загрязнения среды. А проблемы дефицита продуктов и товаров ушли на последние (12-е - 15-е) места. Зато более остро стали ощущаться проблемы качества школьного образования и жилья. В середине рангового ряда находятся проблемы угрозы СПИДа, доступности транспорта, межнациональных конфликтов, наркомании, алкоголизма.
Таблица 1.1
Вопрос: насколько Вас беспокоят следующие проблемы
(в % от опрошенных )
Проблемы


Очень беспо-коят
Беспо-коят
Не очень беспо-коят
Сов-сем не беспо-коят

Годы
Ранги
%
%
%
%
Рост преступности
1994
1990
1
5
70,4
43,8
26,2
30,5
2,8
10,9
0,6
12,8
Доступность качественного мед. обслуживания
1994
1990
2
6
63,8
49,9
30,8
23,4
4,1
20,4
1,1
10,9
Безработица
1994
1990
3
14
48,2
19,6
39,2
25,0
9,1
22,1
3,5
28,5
Загрязнение окружающей среды
1994
1990
4
1
47,4
63,9
40,1
22,9
10,4
9,0
2,0
3,3
Качество школьного образования
1994
1990
5
8
43,2
35,1
38,7
34,0
14,1
11,1
3,5
12,6
Качество Вашего жилья
1994
1990
6
12
41,0
22,7
37,5
34,2
18,3
20,6
3,1
21,0
Угроза СПИДа
1994
1990
7
7
37,2
35,7
41,0
23,3
15,8
12,7
5,1
24,0
Транспортные проблемы
1994
1990
8
15
32,5
19,4
45,3
39,5
28,2
25,6
3,3
12,5
Межнациональные конфликты
1994
1990
9
10
29,6
28,9
43,5
22,7
20,5
12,0
4,6
35,9
Наркомания
1994
1990
10
11
29,0
24,7
40,5
20,2
20,6
17,3
9,1
32,5
Алкоголизм
1994
1990

стр. 1
(из 8 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>