<< Предыдущая

стр. 2
(из 8 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

11
9
28,2
33,6
37,0
23,7
25,9
21,2
8,4
18,8
Недостаток продуктов питания
1994
1990
12
2
21,2
52,0
41,7
31,5
28,6
12,2
8,3
3,6
Проституция
1994
1990
13
13
20,2
21,9
32,3
15,7
33,1
20,2
11,9
35,9
Недостаток товаров длительного пользования
1994
1990
14
4
14,7
47,1
41,3
38,4
38,6
10,9
5,1
2,4
Недостаток предметов первой необходимости
1994
1990
15
3
14,5
48,1
47,2
34,4
31,5
13,0
46,7
3,6
Антисемитизм
1994
1990
16
16
9,6
12,9
21,7
13,3
36,0
18,0
23,4
31,0*
Эти изменения в остроте проблем свидетельствуют об эффективности экономической реформы, снявшей головную боль россиян из-за дефицита продуктов и товаров. Но резко возросла острота проблем, непосредственно вызывающих социально-политические конфликты. Это означает, что в 1994 г. российское общество продолжало оставаться в остро конфликтной стадии кризиса.
Об этом же свидетельствует динамика защищенности-незащищенности населения от различных опасностей ( табл.1.2). Здесь также особенно показательны крайние позиции: “полностью защищен - совсем не защищен”. Структура незащищенности в 1994 г. похожа на ситуацию в 1990 г.: первые три места тогда и теперь занимают опасности, исходящие от экологической угрозы, организованной преступности и хулиганских групп. Но если в 1990 г. угроза ощущалась лишь в “горячих точках”, то теперь повсеместно ощущение угроз стало на 10-20% более распространено среди россиян: повысилось с 40-56% до 60-65%, т.е. в полтора раза. Далее, на первом месте теперь оказалась уже не экологическая угроза, а опасности от организованной преступности. Значительно возросла полная незащищенность людей на территории проживания (28% против 21,6%), особенно - от бедности и бездомности (30% против 15,4%).
Картина усугубляется тем, что теперь россияне еще более разочаровались во властях. “Людям, которые правят страной, все равно, что будет с такими, как я”, - считали в 1990 г. чуть более 50 процентов (в “горячих точках” - 64%), а в 1994 г. - уже свыше 80 %, т.е. так стали думать четверо из каждых пяти наших граждан. Этому соответствует резкое падение доверия населения большинству общественных институтов, прежде всего институтам власти. Доверие президенту страны упало с 72% в 1990 г. до27% весной 1994 г., а затем еще снизилось в два раза. Недоверие политическим партиям возросло за тот же период с 15-20% до 60-80% (см. табл. 1.2). Налицо рост отчуждения граждан от политической системы - государственных и общественных ее составляющих. Это означает определенный раскол не только между государством и гражданским обществом, но и внутри самого гражданского общества.
Таким образом, начавшись в 1989-1990 гг., конфликтная стадия кризиса превратилась в затяжную - по причине патологического характера кризиса.
Таблица 1.2
Доверие общественным институтам ( в % )

Общественные институты
Доверяют
Не доверяют


1990
1994
1990
1994
1
Суд
38,6
24,0
49,3
68,9
2
Президент России
72,6
26,9
18,2
68,0
3
Профсоюзы
42.8
16,5
49,5
76,0
4
Прокуратура
38,5
20,0
42,9
71,6
5
Милиция
31,8
14,7
60,2
78,7
6
Армия
55,8
48,0
31,6
42,1
7
Правительство СССР (1990) - России (1994)
43,2
13,6
47,3
77,6
8
КПСС (1990) - КПРФ (1994)
31,6
9,5
55,3
76,5
9
Крестьянский союз (1990) - Аграрная партия (1994)
-
12,6
-
61,9
10
Дем.Россия (1990) -
РДДР (1994)
20,2
13,8
16,1
69,5
11
Партии центра (1990) - Гражданский союз (1994)
6,4
6,0
18,1
72,4
12
Движение “зеленых”
45,1
-
12,8
-
13
Социал-демократы
11,9
-
19,7
-
14
Комсомол
24,4
-
46,0
-
15
Объединение “Фронт трудящихся”
12,4
-
20,9
-
16
“Демократический союз”
9,1
-
19,0
-
17
“ЯБЛОКО”
-
17,9
-
60,5
18
“Выбор России”
-
16,1
-
70,0
19
ДПР
-
10,4
-
70,7
20
“Женщины России”
-
25,7
-
59.2
21
ЛДПР
-
10,8
-
78,9
22
ПРЕС
-
9,3
-
72,1
2.2. Как разрешится кризис? Вот в чем вопрос
Какой может быть третья, разрешающая стадия? Самый пессимистичный вариант - очередная катастрофа, т.е. распад России вслед за СССР. Такая угроза витала в 1992-1993 гг., но на этот раз чаша сия миновала нашу страну, что не исключает возобновления угрозы. Второй, более оптимистичный вариант - преодоление патологического характера кризиса благодаря возникновению внутренних механизмов выхода из него. Это очень трудная задача. Она может решаться одновременно (или последовательно) по нескольким направлениям путем формирования “разрешающих механизмов” в различных областях жизни общества - политической, экономической, духовной, нравственной и др.
Некоторые элементы возникновения таких разрешающих механизмов наблюдались в 1994-1995 гг. Это принципиальные нормы Конституции РФ: о правах человека, о разделении властей; конечно, беда в том, что они плохо реализуются, но все же выборы в Госдуму состоялись в срок. К названным механизмам относятся и постепенное снижение инфляции и относительная стабилизация валютного курса рубля. А также фиксированная в нашем исследовании модернизация структуры ценностей - повышение распространенности таких ценностей как свобода, независимость и других, характеризующих современное общество.
В сфере собственно социальных отношений индикатором перехода кризиса из конфликтной стадии в позитивно-разрешающую может оказаться появление групп интересов, ориентированных на социально одобряемое решение стоящих перед ними групповых проблем.
Не ставя перед собой задачу сконструировать те или иные индикаторы перехода кризиса в разрешающую стадию, мы считаем необходимым подчеркнуть, что это весьма актуальная задача. Не решив ее, можно проглядеть начало крайне важного для нашего общества перехода.
Заключение
Результаты исследования динамики базовых ценностей позволяют продолжить работу в нескольких направлениях. В теоретико-методологическом отношении будет важно провести новые замеры состояния ценностного сознания россиян на трех его уровнях: элементарные ценностные позиции, макропозиции, социетально-функциональная структура. Оптимальным было бы регулярное проведение Российского ценностного мониторинга (РЦМ), позволяющего выявить состояние и изменения ценностного сознания как в стране в целом, так и в ее регионах. Такой мониторинг стал бы своего рода зеркалом, с помощью которого россияне смогут лучше знать свои ценности, по достоинству ценить их. Если проведение РЦМ включить в аналогичное общеевропейское исследование, то появится возможность получить реалистичные представления о месте России в социокультурном пространстве Европы.
Можно отметить и более конкретные направления дальнейших исследований. Одно из них - выявление социокультурной типологии отношений россиян к реформам в России, прежде всего к экономическим реформам. Дело в том, что отношение человека к этим реформам - не одномерно экономическое, как это нередко воспринимается, а многомерно социокультурное. Оно включает три главных компонента: фактическую адаптированность или неадаптированность субъекта к новым правилам экономического поведения; его конкурентоспособность, т.е. субъективную способность или неспособность успешно действовать в конкурентной рыночной среде; ориентированность субъекта на одобрение или отрицание реформ (их поддержку или противодействие) либо неопределенность ориентации (“не знаю”, “колеблюсь” и т.п.).
Можно предположить наличие неоднозначной сопряженности этих трех компонентов отношения к реформам: адаптированность может сочетаться с конкурентоспособностью и неконкурентоспособностью; такие же сочетания может образовывать и неадаптированность: каждое из этих сочетаний, в свою очередь, может сопровождаться различной ориентированностью индивида по отношению к реформам.
Если принять, что адаптированность и конкурентоспособность имеют по два значения (плюс и минус), а ориентированность - три (плюс, минус, неопределенность), то возможны 12 типов социокультурного отношения к реформам. Приведем 6 из них, демонстрируя разнообразие типов:
тип адаптировавшийся, конкурентоспособный,
поддерживающий реформы;
тип адаптировавшийся, неконкурентоспособный,
поддерживающий реформы;
тип адаптировавшийся, неконкурентоспособный,
противодействующий реформам;
тип неадаптировавшийся, неконкурентоспособный,
противодействующий реформам;
тип неадаптировавшийся, конкурентоспособный,
противодействующий реформам;
тип неадаптировавшийся, конкурентоспособный,
не определившийся в отношении реформ.
На основе этой типологии возможных типов предстоит: 1)выявить эмпирические сочетания социокультурных компонентов, из которых возникают реальные, поведенчески значимые типы отношений к реформам; 2) измерить величину этих компонентов и удельный вес каждого социокультурного типа; 3) обнаружить факторы, влияющие на конфигурацию каждого типа. Например, среди россиян, успешно адаптировавшихся к реформам и демонстрирующих свою поддержку им, может оказаться большое число обладающих псевдорыночным типом поведения, а среди “не вписавшихся в рынок” - значительная доля тех, кто потенциально конкурентоспособен, но не желает участвовать в криминально деформированных отношениях.
Для понимания социокультурного механизма формирования, воспроизводства и влияния того или иного типа отношения к экономическим реформам необходимо исследовать:
а) как связано изменение системы ценностей с потребностями индивидов, с возникновением новых социальных групп - групп интересов, артикулирующих свои экономические, социальные и политические интересы в обществе через легитимные и/или “теневые” институты;
б) как группы интересов сопряжены с новыми типами повседневного поведения россиян в основных сферах жизнедеятельности - потреблении, досуге, политике, труде (например, с характером фактической и желаемой занятости - в государственных организациях, акционерных обществах или частных фирмах);
в) какие комбинации ценностей, мотивационных комплексов, групп интересов и типов повседневного поведения образуют социокультурные типы отношений населения к рыночным реформам российской экономики.
Знание социокультурного механизма формирования и воспроизводства всей совокупности типов отношений к реформам позволит государственным и частным инвесторам более адресно вкладывать ресурсы в преодоление кризиса российской экономики и общества в целом, в утверждение России на пути социокультурной реформации.
Литература
Кризисный социум. Наше общество в трех измерениях/под ред. Лапина Н.И., Беляевой Л.А. - М.:ИФРАН,1994.
СОЦИАЛЬНАЯ ЗАЩИТА
НЕПОЛНАЯ ЗАНЯТОСТЬ: ПРОБЛЕМЫ И ОПЫТ ЗАЩИТЫ ПРАВ РАБОТНИКОВ
Власов В.И·
Переход страны к рыночным отношениям принес с собой много проблем. Одна из них - неполная занятость - все больше затрагивает наше общество. По данным Института труда Министерства труда РФ, в середине 1995 года частичной и временной занятостью было охвачено 10-12 миллионов работников. Это переведенные на сокращенный рабочий день (неделю) и находящиеся в вынужденных отпусках.
В ближайшее время так называемая скрытая безработица может резко обострить ситуацию на рынке труда, т.к. широкомасштабное проведение процедур по закону " О несостоятельности (банкротстве) предприятия " и продажа 5 тысяч государственных предприятий может превратить миллионы временно и частично безработных в постоянных, и тогда не избежать мощных социальных потрясений.
Вопросов более чем достаточно, если учесть, что каких-либо законодательных актов в защиту временно или частично безработных в России не принято. В Законе " О занятости населения в Российской Федерации " нет даже терминов для них.
Еще в 1992 году Федерация независимых профсоюзов России (ФНПР) обратилась к Президенту РФ с предложением определить меры государственной поддержки частично безработных граждан за счет использования резервов Государственного фонда занятости населения.
В апреле 1993 года вышел Указ Президента РФ " О дополнительных мерах по защите трудовых прав граждан Российской Федерации ", в котором были предусмотрены ежемесячные компенсации для работников, работающих на предприятиях с неполным рабочим днем или неполной рабочей неделей.
В том же году были выпущены приказы Федеральной службы занятости России, которые предусматривали введение компенсационных выплат временно и частично безработным. Однако эти выплаты из Фонда занятости были небольшие - не более одной минимальной оплаты труда, но зато обставлены они были таким частоколом разного рода условий и требований, что их и получать не захочешь. Так оно и вышло: в 1993 году эти выплаты коснулись всего нескольких тысяч временно и частично безработных. В 1994 году был упрощен порядок выплаты и они охватили более 250 тысяч человек.
А теперь рассмотрим, что может ждать работник с неполной занятостью от действующего трудового законодательства.
Кодекс законов о труде Российской Федерации не предусматривает "вынужденных" отпусков без сохранения заработной платы или с частичной оплатой. В соответствии со ст. 76 КЗОТ Российской Федерации кратковременный отпуск без сохранения заработной платы может быть предоставлен работнику только по его просьбе по семейным обстоятельствам или иным уважительным причинам.
В связи с этим администрация предприятия, принудительно направляя работников в отпуск без сохранения зарплаты, нарушает законодательство о труде.
Временная приостановка работы предприятия в целом или его подразделения по причинам производственного, организационно - технического, экономического либо иного характера квалифицируется законодательством как простой. Ст.94 КЗОТ РФ предусматривает, что время простоя не по вине работника, если работник предупредил администрацию (бригадира, мастера, других должностных лиц) о начале простоя, оплачивается из расчета не ниже 2/3 тарифной ставки установленного работнику разряда (оклада). Время такого простоя из расчетного периода для исчисления среднего заработка для оплаты отпускных не исключается.
В настоящее время к руководителям предприятий, задерживающим выплату зарплаты, допустившим недостаток оборотных средств, что приводит к длительным остановкам работы отдельных цехов и производств, применяются самые жесткие меры вплоть до объявления данного предприятия банкротом.
Для совершенствования механизма материальной поддержки работников предприятий, учреждений и организаций, испытывающих по объективным причинам временные финансовые трудности, Федеральная служба занятости России издала приказ от 6 марта 1995 г. № 44 об утверждении "Положения о порядке и условиях предоставления компенсационных выплат работникам предприятий, учреждений и организаций, находящимся в вынужденных отпусках без сохранения заработной платы".
Компенсационные выплаты за счет средств Государственного фонда занятости населения РФ применяются как чрезвычайная краткосрочная мера материальной поддержки работников, находящихся в вынужденных отпусках без сохранения заработной платы и не прервавших трудовых отношений с работодателями. Сумма выделяемых предприятию финансовых средств, условия (безвозвратная или возвратная основа) и период их предоставления устанавливается органами службы занятости, исходя из наличия средств по соответствующей статье расходов фонда занятости, уровня безработицы в регионе, а также финансового состояния предприятия. Продолжительность периода выплаты не должна превышать 4 месяца (подряд либо в сумме календарных дней) в течение календарного года.

<< Предыдущая

стр. 2
(из 8 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>