<< Предыдущая

стр. 2
(из 7 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Литература
Абдулатипов Р.Г. Россия: национальное возрождение и межнациональное сотрудничество // Регионология. 1994. № 2,3.
Абдулатипов Р.Г., Болтенкова Л.Ф. Опыт федерализма. - М.: Республика, 1994.
Авксентъев А.В., Шаповалов В.А. Этносоциальные проблемы России. - Ставрополь, 1994.
Арутюнов С. Малочисленные, народы России: оптимизация межнациональных отношений // Этнополис. 1992. № 1.
Барсамов В. Национальная политика в российских республиках: эволюция последних лет и перспектива // Общественные науки и современность. 1994. № 6.
Иванов В.Н. Межнациональные отношения в России. Состояние и перспективы // Социально-политический журнал. 1993. № 4.
Козлов В. Главный национальный вопрос в России вчера и сегодня // Этнополис. 1992. № 2.
Колосов В.А.. Криндач А.Д. Россия и бывшие союзные республики: проблемы нового пограничья (на примере Ростовской области) // Полис. 1994. № 4.
Колосов В.А., Криндач А.Д. Тенденции постсоветского развития массового сознания и политической культуры Юга России // Полис.
Королева-Конопляная Г.И., Манцев А.А., Тавадов Г.Т. Россия: в поисках формулы национального возрождения //Соц.-полит.журнал. 1994. № 1,2.
Котов А.П. Реальный федерализм - путь к межнациональному миру в России // Регионология. 1994. № 2,3.
Львова Э.Л., Нам И.В., Наумова Н.И. Национально-персональная автономия: идея и воплощение // Полис. 1993. № 2.
Магомедов А., Гасанов Н., Зачесов К. Еще раз о языковой политике в России // Социс. 1995. № 2.
Москвин Д.Л. Население СССР: вопросы миграции (Экономико-статистический обзор тенденций 60-х - 80-х годов). - М.: Наука, 1991.
Навак Юрген. Межэтнические отношения в Узбекистане // Социс.
Панарин С. Национализм в СНГ: мировоззренческие истоки // Свободная мысль. 1992. №5.
Пастухов В.Б. Новый федерализм для России: институционализация свободы // Полис. 1994. № 3.
Печенев В. Распад Союза ССР и судьбы русского зарубежья // Этнополис. 1993. № З.
Проблемы возрождения казачества. Материалы научно-практической конференции 16-17 ноября 1992. - Ставрополь. 1992.
Разделит ли Россия участь Союза ССР? (Кризис межнациональных отношений и федеральная национальная политика). Коллективная монография / Руководитель авт.колл.- Э.А.Баграмов. - М., 1993.
Рашковский Е.Б. Россия и Юг: перекрестки культур // Мировая экономика и международные отношения. 1995. № 1.
Русские: Этносоциалогические очерки / Ин-т этнологии и антропологии РАН.-М.: Наука, 1992.
Савоскул С. Социально-этнические проблемы русского народа // Этнополис. 1992. №1.
Скакунов Э. Этнонациональные конфликты и политическая стабильность России // Этнополис. 1992. № 2.
Современные этнические процессы в СССР и СФЮР.- М., 1992.
Сорокин К.Э. Россия и игра геополитических интересов в ареале Великого Океана // Полис. 1994. № 4.
Социальные конфликты в меняющемся российском обществе (Детерминация, развитие, разрешение) // Полис. 1994. № 2.
Тавадов Г.Т., Миронов А.В. Федерация и национальные отношения в современных условиях // Социально-политический журнал. 1994. № 7,8.
Тавадов Г.Т. Современная этнополитическая ситуация в России // Социально-политический журнал. 1994. № 11-12.
Фурман Д. Карабахский конфликт: национальная драма и коммунальная склока // Свободная мысль. 1994. № 11.
Шарапов М.Ш. Национальная жизнь полиэтнического Татарстана // Международная жизнь. 1995. № 1.
Шафаревич И.Р. Русофобия. Две дороги к одному обрыву. М.: Товарищество русских художников, 1991.
Этнические конфликты и федеративное строительство. Раздел в статье: Российский социум в 1994 году: конфликтологическая экспертиза // Социс. 1995. № 2.
Ямсков А.Н. Межнациональные конфликты в Закавказье: предпосылки возникновения и тенденции развития // Полис. 1991. № 2.
Этнические конфликты на Северном Кавказе
Геополитическое положение Северного Кавказа и особенности формирования его населения. Кавказская война (1817-1864) и ее влияние на этополитические процессы на Северном Кавказе. Гражданская война (1918-1921), ее особенности на Северном Кавказе. "Расказачивание" как проявление геноцида. Национальная политика КПСС и ее влияние на этнические процессы на Северном Кавказе. Великая Отечественная война: провал "кавказской политики" Гитлера. Депортация в 1943-1944 гг. карачаевцев, калмыков, балкарцев, чеченцев и ингушей как форма геноцида. Социально-политические, экономические и психологические последствия депортации. Незаконные акции против части греческого и армянского населения в западной части Северного Кавказа в конце 1940-х гг.
Современная этническая и конфессиональная структура населения Северного Кавказа.
Основные причины этнических конфликтов на Северном Кавказе. Латентные и актуализированные конфликты. Очаги потенциальных конфликтов. Поиски путей урегулирования и разрешения этнических конфликтов в Северокавказском регионе.
Геополитическое положение Ставрополья и возрастание его роли в этнических отношениях на Северном Кавказе.
Литература
Авксентьев А.В., Авксентьев В.А. Этнические проблемы современности и культура межнационального общения. Гл. 4. Северный Кавказ - край многонациональный. - Ставрополь: СГПИ, 1993.
Авкснтьев А.В., Шаповалов В.А. Этносоциальные проблемы России. Ставропольское кн. изд-во, 1994. Гл. Ш. Этнические проблемы Ставрополья. Будущее Дагестана: экономика, экология, культура, политика.
Материалы научно-практической конференции. - Махачкала: Изд-во ДНЦ РАН, 1994.
Булаева К.Ю., Павлова Т.А. Типология моторной и интеллектуальной активности в популяциях коренных народов Кавказа // Психологический журнал. 1993. Т.14. № 2.
Гасанов Н.Н. Русский вопрос в Дагестане // Социально- политический журнал. 1994. № 11, 12.
Гасанов Н.Н., Зачесов К.Я., Казимов А.К. Межнациональное согласие в Дагестане: проблемы и перспективы // Полис. 1993. № 3.
Карачайлы Ислам (Хубиев Н.А. - К.) Кровная месть горцев / Кара-чайлы Ислам. Статьи и очерки. - Черкесск, 1984.
Колосов В.А., Криндач АЛ. Тенденции постсоветского развития массового сознания и политическая культура Юга России // Полис. 1994. № 6.
Коркмазов А.Ю. Этнополитические процессы на Северном Кавказе (история и современность). - Ставрополь, 1994.
Магомедов А., Гасанов Н., Зачесов К. Еще раз о языковой политике в современной России // Социс. 1995. № 2.
Международная молодежная конференция "Мир Кавказу" (14-27 ноября 1994 г. Голландия. г. Нанспейт) // Эхо Кавказа. 1994. № 3.
Мустафаева М.Г., Мустафаева М.Б. Вопросы социально-психологического поведения личности. Национальные и этноконфессиональные аспекты // Изв. Сев. Кавк. научн. центра высш. школы. Общественные науки. 1987. № 2.
Попов С.И. Межнациональные конфликты и пути их разрешения на Северном Кавказе / Проблемы межнациональных отношений и пути их стабилизации. Материалы научно-практической конференции. - Ставрополь, 1994.
Проблемы возрождения казачества. Материалы научно-практической конференции, 16-17 ноября 1992. - Ставрополь, 1992.
Проблемы межэтнических отношений на Северном Кавказе. Сборник статей участников Всероссийской научно-практической конференции (15-16 февраля 1994 г.) - Ставрополь, 1994.
Северный Кавказ: выбор пути национального развития: Сб. ст./ Адыгск. респ. ин-т гуманитарных исследований. - Майкоп, 1994.
Солдатова Г.У. Этничность и конфликты на Северном Кавказе // Конфликтная этничность и этнические конфликты. Отв. ред. Л.М. Дробижева - М., 1994.
У этнической карты Ставрополья. Вып.1. Малочисленные этнические группы / Составитель В.В.Госданкер. - Ставрополь, 1994.
Хоперская Л., Черноус В. Россия и Северный Кавказ, история и современность // Этнополис. 1993. № 1.
Хутыз К. К. Национальные отношения в условиях тоталитаризма: опыт и уроки 1917-1940 гг. На материалах адыгских народов Северного Кавказа. Ростов на Дону: Изд-во Рост. ун-та, 1993.
Типология этническнх конфликтов.
7.1. Общее и особенное в этнических конфликтах. Основания для выделения типов этнических конфликтов.
7.2. Этнополитический конфликт. Роль политических институтов в возникновении, развитии и урегулировании конфликтов. Внутренний и внешний этнополитический конфликт. Межнациональный и межгосударственный конфликт. Этнические проблемы в идеологии политических партий.
7.3. Этнотерриториальный конфликт. Основания для возникновения этнотерриториальных конфликтов. Проблема этнической территории, этнической родины, "коренных" и "некоренных" народов. Могут ли исторические сведения служить аргументом в этнотерриториальных конфликтах? Возможные исходы этнотерриториальных конфликтов.
7.4. Этноконфессиональный конфликт. Роль религиозного фактора в развитии этнических отношений. Этноконсолидирующая и этнодиффе- ренцирующая роль религии в этнических конфликтах. Миротворческий потенциал духовенства в современной жизни.
7.5. Этнолингвистический конфликт. Язык как одна из важнейших этнических ценностей. Причины и сущность этнолингвистических кон фликтов. Основные пути урегулирования этнолингвистических конфликтов.
7.6. Этноэкономический конфликт. Этноэкономическая стратификация общества, ее динамика и конфликтогенный потенциал. Этнические конфликты, связанные с борьбой за овладение материальными ресурсами. Этническое разделение труда как источник конфликтов. Урегулирование этноэкономических конфликтов.
7.7. Бытовой этнический конфликт. Феномен бытового национализма. Проявление этнических конфликтов в обыденной жизни. Возможности расширения и институционализации бытовых конфликтов. Взаимосвязь бытовых этнических конфликтов с социально-политическими и идеологическими процессами в обществе.

Литература
Абдулатипов Р.Г. Природа и парадоксы национального "Я". - М., 1994.
Артановский С.Н. Многонациональное государство с точки зрения культурологии // Философские науки. 1990. № 8.
Белик А.А. Этнопсихология любви и ненависти // Вестник Российской АН. 1993. Т.63. № 4.
Взаимодействие политических и национально-этнических конфликтов (Материалы международного симпозиума 18-20 апреля 1994г.) / Рос. независимый ин-т социальных и национальных проблем. Фонд Ф.Эберта. Центр социол. анализа межнациональных конфликтов. Ч.1-2. М., 1994.
Галкин А. Суперэтнизм как глобальная проблема // Свободная мысль. 1994. № 5.
Жданов Ю.А. Размышления о проблемах диаспоры // Известия высших учеб. заведений Северо-Кавказского региона. Общественные науки. 1993. № 1,2.
Закон Российской Советской Федеративной Социалистической Республики "О языках народов РСФСР". Принят 25 октября 1991 г. // Этно-полис. 1993. № 1.
Иванова Ю.А. Поведенческие стереотипы: обряд примирения кровников в горных зонах Балкан и на Кавказе / Этнографическое изучение знаковых средств культуры. - М., 1989.
Исследования по прикладной и неотложной этнологии. Межнациональные отношения в современном мире. Серия А., - М.,1993.
Конфликтная этничность и этнические конфликты. - Отв. ред. Дробижева Л.М.-М., 1994.
Криминогенность и социально-психологический фон миграции // Современные миграционные процессы в России. Отв.ред.Орлова И.В.- М., 1994.
Национально-этнические аспекты социального развития. Владикавказ: СОГУ,1992.
Петров Н.Э. Что такое полиэтнизм? Территориально-этнические притязания и конфликты на территории бывшего СССР // Полис. 1993.
Червяков В., Шапиро В., Шереги Ф. Межнациональные конфликты и проблемы беженцев / АН СССР. Ин-т социологии. - М., 1991. Ч.1.
Место и роль этнической конфликтологии в современном гуманитарном образовании.
Этническая конфликтология как учебный предмет в учебных заведениях различного уровня. Формирование навыков поведения в конфликтных ситуациях в средней школе. Анализ этнических конфликтов в школьных курсах обществоведческих и гуманитарных дисциплин. Формирование образа неконфликтных этнических отношений. Перспективы интернационализма.
Элементы теоретического анализа этнических конфликтов в курсах обществоведческих и гуманитарных дисциплин в высших учебных заведениях. Этноконфликтология как основная или дополнительная специальность.
Усвоение человеком знаний и сведений об этнических конфликтах из внеакадемических источников. Роль средств массовой информации в развитии этнических процессов в современном обществе.
Литература
Авксентьев А.В., Анксентьев В.А. Этнические проблемы современности и культура межнационального общения. Гл.10. Интернационализм: миф или реальность; гл. 11. Проблемы культуры межнационального общения.- Ставрополь: СГПИ, 1993.
Брей Р. Как жил, в ладу с собой и миром? Пер. с англ.- М., 1992.
Иванов В.Н. Конфликтология: проблемы становления и развития // Социально-политический журнал. 1994. № 7,8.
Иванов В.Н. Перспективы развития социологии в России // Вестник МГУ. Серия 18. Социология и политология. 1995. № 1.
Книгге А. Об обращении с людьми: Пер. с нем.-Дубна, 1994. Скотт Д.Г. Сила ума. Способы разрешения конфликтов.- СПб., 1993.
Авксентьев Анатолий Васильевич, доктор философских наук; профессор Авксентьев Виктор Анатольевич, кандидат философских наук, доцент


ЭТНИЧЕСКИЙ КОНФЛИKT
КАК ВИД СОЦИАЛЬНОГО КОНФЛИКТА
Авксентьев В.А.
Теоретические аспекты анализа
В современном обществоведческом знании существует более двухсот определений конфликта, что, с одной стороны, подчеркивает многообразие подходов к изучению этого явления и, следовательно, является признаком большого научного интереса к феномену конфликта, а с другой - свидетельствует об отсутствии более или менее устоявшейся концептуальной, методологической базы конфликтологии. Как справедливо отмечает Е.И.Степанова "в разработке социально-философских, мировоззренческо-методоло-гических и общетеоретических проблем, состоящие в обосновании принципиальных подходов к анализу конфликтных процессов и отношений и обеспечении адекватных понятийных средств для их изучения, авторов отечественных публикаций можно пока, что называется, перечесть
по пальцам (В.Н. Кудрявцев, А. В. Дмитриев, А.Г.Здравомыслов, Ю.Г.Запрудский, В.И. Краснов)"(1). Не будет преувеличением сказать, что этот вывод справедлив и для зарубежной конфликтологии. Несмотря на значительное количество теоретических работ в этой области, опубликованных в последние четыре десятилетия.
Что же касается этнической конфликтологии, то степень разработанности ее теоретико-методологических основ как нельзя лучше характеризуется словами известного американского специалиста в области этнических конфликтов Д.Хоровица, автора одной из наиболее цитируемых в мировой этноконфликтологии работ "Конфликт этнических групп". Еще в 1985r. он писал: "Мы более не испытываем недостатка в фактическом материале по проблемам этничности. Нам не хватает объяснения - принципов, с помощью которых можно классифицировать факты, научать структуру и ткань межгрупповых отношений понимать механизмы конфликта... В главном, у нас слишком много знания и недостаточно понимания, слишком много фактов и слишком мало понятий"(2). За прошедшие годы ситуация, в принципе, мало изменилась, несмотря на огромное количество публикаций по этнической конфликтологии.
Первые работы, в которых предпринимаются попытки теоретического исследования этнических конфликтов, появляются в зарубежном обществоведении, начиная с 1950-х годов. Приоритет в разработке нового научного направления принадлежит англо-американской науке, в основном американским исследователям. Превращение этнического конфликта (в англо-американских работах - иногда этнорасового конфликта) в самостоятельный предмет научного анализа происходит в 1960-1970-е годы. Публикуются исследования М.Бэнтона, К.Дойча, Г.Кона, Д.Кэмпбелла, Р.ЛеВайна, Р.Сегала, Г.Сетон-Уотсона, П.Шибутани, С.Энлоу и других авторов (3). В этих работах этнический конфликт является если не самостоятельным объектом изучения, то, по крайней мере, занимает в них одно из главных мест. Кроме этого, проблему конфликтов затрагивают многие ученые, изучающие межэтнические отношения в целом. Но особенно обильными в этот период были публикации с описанием и анализом конкретных этнических конфликтов по всему миру. Шестидесятые и семидесятые годы можно рассматривать как этап накопления и первичного анализа эмпирического материала, что свидетельствует о том, что научная отрасль переживает эпоху своей юности. Однако именно в этот период в мировой этноконфликтологии происходит существенный мировоззренческо--методологический сдвиг: этнический конфликт, рассматривавшийся в шестидесятых годах в основном как эпифеномен, явление вторичное, производное от экономических и социально-политических процессов в обществе, в конце семидесятых начинает трактоваться как явление имеющее собственную самодостаточную природу и сущность.
В восьмидесятые годы в зарубежной обществоведческой науке предпринимаются попытки выйти на крупный теоретико-методологический уровень анализа проблемы, хотя такого рода поиски в целом не характерны для западного, особенно англо-американского обществознания. Издается несколько теоретических работ английского исследователя А. Д. Смита, уже имевшего к этому времени известность в научных кругах благодаря более ранним публикациям по проблемам этнорасовых отношений (4). Хотя нельзя сказать, что эти публикации полностью посвящены изучению этнорасовых конфликтов, так как имеют более широкий контекст, однако именно широкий контекст рассмотрения проблемы неизбежно приводит автора к теоретико-методологическому анализу этого феномена. Большую известность приобретают теоретическая работа Э.Геллнера "Нации и национализм", опубликованная в 1991г. на русском языке, исследование П.Ван ден Берге "Феномен этничности"(6). Крупным явлением в теоретико-мето-дологическом осмыслении этнических конфликтов стал выход в свет уже упоминавшейся книги американского ученого Д.Хоровица "Конфликт этнических групп". Несмотря на то, что не все ученые в дальнейшем придерживались теоретико-методологической концепции Д.Хоровица, эта работа стала заметным событием в теоретическом исследовании этнических конфликтов, ее влияние прослеживается во многих последующих зарубежных публикациях. Теоретико-методологические и социально-философские аспекты проблемы затрагиваются в работах многих других зарубежных авторов (Дж.Баучер, Х.Блэлок-младший, Ф.Гросс, Н.Гонзалез, Дж.Кип, У.Коннор, Э.Кофман, Д.МакКерди, С.МакКоммон, М.Левин, Р.Премдас, С. Райан, С.Самарасингхе, С. Уильямс, М.Чисхолм, Р.Шервуд, Г. и Э.Элмеры, М.Эсман и др,) (7), однако, в большинстве случаев общетеоретические, методологические и социально-философские проблемы представляют собой в этих работах лишь небольшие вводные разделы или вкрапления в текстах книг и статей, в то время как основным объектом исследования является эмпирический материал.
Со второй половины восьмидесятых и особенно в девяностые годы ведущим предметом исследования зарубежной этноконфликтологии стала проблема выхода из социальных конфликтов, их урегулирования и разрешения. И в этом случае авторы неизбежно затрагивают более общие вопросы, связанные с самим феноменом урегулирования и разрешения социальных проблем и противоречий. В большинстве работ выход из этнического конфликта исследуется как частный случай исхода социальных конфликтов, при этом проблема завершения этнического конфликта изучена значительно меньше, чем других социальных конфликтов. К числу этих работ следует в первую очередь отнести публикации Е.Азара, Дж.Александера, Дж.Бертона, Ф.Дьюкса, Дж.Коукли, Б.0'Лиари, Р.МакГарри, М.Раби, Л.Рангараджана, Дж.Ричардсона, М. Росса, Дж. Рубина, К.Руперсингхе, Т.Саати, К.Де Сильвы, Дж.Толанда и др.(8). Таким образом, современные зарубежные работы по этноконфликтологии имеют прежде всего прикладной характер. Недостаточность теоретико-методологической разработки общей теории этнических конфликтов, ее социально-философских основ стала быстро обнаруживаться в отечественном обществоведении, как только эта проблематика с конца 1980-х - начала 1990-х гг. начала активно исследоваться отечественной наукой. Вследствие господства в отечественном обществоведении в течение советского периода жестких идеологических схем, в работах российских ученых и постсоветской эпохи сохраняется тяготение к определенной теоретико-методологической системности, и это последнее вряд ли может быть оценено как самое плохое наследие.
Рассмотрим некоторые из наиболее дискуссионных проблем методологии этноконфликтологических исследований. Первая из них - проблема определения категории "этнический конфликт". Этнический конфликт - один из видов социального конфликта, для него характерны сущностные признаки социального конфликта как более общего понятия, а также специфические признаки, позволяющие ограничить родовое понятие и зафиксировать особенное в этнических конфликтах. Поэтому, на первый взгляд, опираясь на принципы формулирования определений, достаточно просто предложить определение этнического конфликта как вида социального конфликта. Однако в действительности это не так. Примечательно, что в зарубежной этноконфликтологической литературе определения этнического конфликта почти не встречаются, несмотря на обилие общих определений конфликта. Это соответствует методологическим ориентациям современного англо-американского обществознания и науки вообще избегать сущностных определений. Считается, что сформулировать логически безупречное определение какого-либо феномена невозможно, поэтому достаточно такое определение или объяснение, которое позволит читателю понять тот смысл, в котором автор это понятие использует.
С таким подходом, который все более активно проникает в российское обществоведение как часть "постаналитической" или "постмодернистской'' методологии, можно согласиться лишь в той части, что, действительно, сформулировать определение какого-либo понятия, которое не имело бы контекстуального созначения и описывало бы все проявления обозначаемого феномена, невозможно, а дискуссии вокруг определений нередко приобретают схоластический характер, Но, с другой стороны, следует учитывать, что научная категория в "свернутом виде" содержит научную проблему и исследование содержания научных категорий - необходимый элемент исследования самой проблемы. Работа с категориями и другими видами понятий необходима также для уменьшения вероятности разночтений. Другое дело, что категориальный и понятийный анализ должен рассматриваться не более как один из инструментов исследования и не приобретать самодовлеющего характера.
Это относится в полной мере и к категории "этнический конфликт". В отечественной, в отличие от зарубежной, литературе, публицистике, выступлениях политических деятелей, средствах массовой информации периодически возникают дискуссии о том, можно ли тот или иной конфликт считать этническим. Так, В.А.Тишков пишет: "...движения за независимость в Прибалтике трактовались не только советскими, но и зарубежными специалистами в основном как типичные этнические конфликты. Между тем, определяющим в этих движениях явился фактор политический - стремление соответствующих гражданских сообществ(?! - В.А.) обрести суверенитет и оформить государственность, которой они не имели или были лишены в условиях сначала царской, а затем советской империи... Равным образом не вполне корректно трактовать в качестве этнических конфликтов процессы суверенизации и автономизации, которые происходят в настоящее время на территории России и других государств СНГ под флагом национальных движений, но на самом деле повторяют стремление к дальнейшей децентрализации этих политических образований" (9).
В этом теоретическом построении известного этнолога примечательными являются три момента. Во-первых, западное обществоведение действительно не разворачивает дискуссии о том, являются ли эти (и многие другие аналогичные) конфликты этническими, а исследует их предысторию, механизмы и другие аспекты и на этой основе делает теоретические обобщения. Во-вторых, означает ли бесспорное наличие политического компонента в этих конфликтах как определяющего фактора то, что конфликт вследствие этого перестает быть этническим (а также наличие в других конфликтах, например, определяющего экономического, сословного или какого-либо иного компонента), являются ли этническими этнополитические, этноэкономические, этнолингвистические и другие аналогичные конфликты? В-третьих, если "не вполне" корректно трактовать эти конфликты как этнические, то в каких пределах корректно?
Далее в цитируемой статье В.А.Тишков приводит тот, разумеется, очевидный тезис, что сами конфликты множественны по своей природе, грань между ними зыбка, одна форма заключает в себе другую или подвергается причудливому камуфляжу (10). Хотя в этой работе категория "этнический конфликт" употребляется неоднократно, в конечном итоге так и не ясно, представляет ли этот феномен социальную реальность или он является не более чем интеллектуальной конструкцией.
Интересна в этом отношении точка зрения Д.Хоровица: он считает, что в полном объеме об этническом конфликте можно говорить применительно к странам Азии, Африки и Карибского бассейна. Применительно к западному миру, по его мнению, вычленение этнического конфликта является скорее концептуальным удобством, чем концептуальным императивом (11).
Приведем несколько определений этнического конфликта. "Конфликт этнический, - пишут авторы этнологического словаря "Этнос, Нация, Общество", - форма социального, межгруппового конфликта, при котором противоречия между людьми возникают и обостряются на базе их этнических (языково-культурно-бытовых) различий или приобретают вид таковых" (I2), В.А.Тишков предлагает следующую трактовку этого феномена: "Под ним (этническим конфликтом - В.А.) мы имеем в виду организованные политические действия, общественные движения, массовые беспорядки, сепаратистские выступления и даже гражданские войны, в которых противостояние проходит по линии этнической общности. Обычно это конфликты между меньшинством и доминирующей этнической группой, контролирующей власть и ресурсы в государстве" (13). Интересную трактовку феномена этнического конфликта предлагает К.П.Настасюк: "Социальный конфликт приобретает свойства этнического, когда его субъектами становятся группы людей, отождествляющие себя по этническим характеристикам... Этническая общность определяет сущность и динамику конфликта, когда этнические различия сознательно или неосознанно используются для того, чтобы охарактеризовать противостоящих действующих лиц в конфликтах" (14).
Еще одна проблема в раскрытии сущности и природы этического конфликта заключается в существенных расхождениях в зарубежном, но особенно в отечественном обществоведении, трактовки феномена этничности, сущности этноса, его признаков. Длительное время в отечественной науке почти общепринятой была концепция этноса и феномена этничности Ю.В.Бромлея, предложенная им в ряде работ (15). После того, как во главе отечественной этнологической науки стал В.А.Тишков, была предпринята попытка кардинального пересмотра концепции этничности в сторону ее субъективизации. Не имея ни необходимости, ни возможности в рамках настоящей статьи проанализировать сущность развернувшейся дискуссии двух школ, во главе которых стоят В. А. Тишков и В. И. Козлов (16), отметим, что, как это нередко бывает в подобных теоретических дискуссиях, приемлемые тезисы и аргументы содержатся в точках зрения обеих сторон. Отметим также, что в зарубежной литературе не только по этноконфликтологии, но и по проблемам этнических отношений вообще понятие "этнос'' практически не используется. Для обозначения социальных субъектов этих отношений используется понятие "этническая группа''. С точки зрения корректности использования категорий при изучении этнических конфликтов такой подход предпочтительнее: непосредственными субъектами конфликтов далеко не всегда, а в современном мире чаще всего бывают не этносы в целом, а отдельные части этносов: субэтнические группы, этнографические группы, этнонациональные меньшинства и т.д.
Основные точки зрения на феномен этничности концентрируются вокруг трех групп признаков: объективных, субъективных и поведенческих. На наш взгляд, все эти три аспекта присутствуют в этом явлении, причем в разных частях планеты и в разные эпохи их соотношение бывает различным. Поэтому представляются неадекватными попытки рассматривать этничность только как манифестацию одного из этих компонентов. Обозначим этническую группу как группу людей, отличающуюся от других групп как объективными, в данном случае фиксируемыми сторонним наблюдателем, так субъективными и поведенческими признаками: языком, особенностями культуры и стереотипами поведения, обладающую идентификационным самосознанием на основе представлений об общности происхождения и/или общности исторической судьбы, закрепленным в самоназвании. Признавая, что ни один из признаков этичности не может считаться самодостаточным (кроме перечисленных можно добавить и другие, предложенные равными авторами), в качестве системообразующего примем идентификационное самосознание, через которое все остальные признаки этничности соединяются в единое целое.
Этническая группа, по нашему представлению, - максимально широкое понятие, охватывающее все типы и уровни групп людей, сформировавшихся на основе этничности. Так, этническими группами являются этнос, "этникос" (Ю.В.Бромлей), субэтнос, этнографическая группа и др. Итак, под этническим конфликтом будем понимать конфликт между этническими группами независимо от таксономического уровня последних, при этом разные стороны конфликта могут принадлежать к разному уровню этнической таксономии (например, конфликт между титульным этносом и этническим меньшинством). Вернемся далее к проблеме взаимосвязи этнического конфликта с другими типами и видами социальных конфликтов. Тезис о том, что этнический конфликт, особенно в современном мире, редко существует в "чистом виде", является очевидным, и возникает вопрос, в каком случае конфликт, имеющий этическую окраску, можно считать этническим.
Признаки и свойства, по которым этничность проявляется в социальных конфликтах, разнообразны. Это могут быть этнические различия субъектов конфликта, этнический характер могут иметь предметы и объекты конфликта, этнический компонент присутствует в идеологии конфликтующих сторон и др. Установить, в каком случае конфликт, имеющий многофакторное развитие, является этническим, можно лишь в рамках системного подхода к анализу общественных процессов. Поэтому, на наш взгляд, и определение этнического конфликта необходимо сформулировать в контексте системного анализа. Мы принимаем в данном случае этнический компонент как системообразующий в целях теоретического анализа конкретного социального конфликта и рассматриваем в таком случае другие компоненты конфликта как вторичные. Такой подход нельзя рассматривать как субъективистский, так как этнический компонент должен присутствовать в конфликте объективно, т.е. фиксироваться внешним наблюдателем на основе различных эмпирических маркеров. В качестве важнейшего (но не сущностного) маркера этнического конфликта можно принять идентификацию по крайней мере одной из сторон конфликта себя или своего противника, предмета или объекта конфликта в этнических категориях, что, как правило, легко фиксируется в политических и иных заявлениях сторон, формировании массовых стереотипов и др. Таким образом, и этнополитический, и этноэкономический, и этноконфессиональный и другие аналогичные многофакторные конфликты с этническим компонентом можно рассматривать в рамках системного подхода как виды или типы этнического конфликта, равно как при изменении системного основания их можно рассматривать как виды или типы соответственно политического, экономического, конфессионального или других социальных конфликтов.
Итак, определим этнический конфликт как категорию системного анализа социальных процессов, выделяющую этнический компонент социального конфликта в качестве системообразующего признака для анализа его природы, содержания, механизма функционирования и исхода.
Однако сугубо логические определения не являются достаточными для понимания сущности и специфики исследуемых явлений. Для уяснения специфики этнических конфликтов необходимо учесть следующее.
Во-первых, этничность - одна из наиболее ранних форм социальной организации общества, появившаяся задолго до классов, сословий, политических объединений и др. Этнические конфликты - одна из древнейших форм социальных конфликтов и сопровождают всю человеческую историю.
Во-вторых, этнические чувства - это одни из первых социальных чувств в истории человечества и затрагивают глубинные структуры личности. Этнические чувства являются, по существу, развитием и расширением чувства родства, чувства семьи. Поэтому этнические конфликты являются значительно более эмоционально окрашенными, в них более заметным является личностно-психологический компонент по сравнению с другими видами социальных конфликтов. В последних могут преобладать более сложные как личностные, так и социально-психологические явления, такие, как, например, чувство социальной несправедливости, неудовлетворенность своим экономическим, социальным или политическим положением, наконец, трезвый расчет и т.д.
В-третьих, этничность не является предметом свободного выбора человека. Человек в подавляющем большинстве случаев определяет свою этническую принадлежность один раз на всю жизнь в процессе социализации; при этом, за редчайшими исключениями, этническая самоидентификация не является осознанной (17). Если человек не удовлетворен своим социальным положением, он может, по крайней мере в послефеодальный период истории, попытаться изменить его, может также перейти из одной политической партии в другую, переоценить политические и иные убеждения, принять новую веру. Но человек, как правило, не может произвольно и целенаправленно изменить этническую принадлежность, и исключения из этого представляют чаще всего не действительную этническую переидентификацию, а желание скрыть свою истинную этническую принадлежность исходя из разных, чаще всего конъюнктурных, мотивов. Этническая самоидентификация является, таким образом, аскриптивным, т.е. приписывающим, почти независящим от воли и желания человека типом социальной идентификации. Это также существенно повышает эмоциональную насыщенность этнического конфликта. Нередки случаи, когда, отдаваясь во власть этнических чувств, люди действуют в конфликтных ситуациях вопреки "здравому смыслу'', элементарному расчету и не только не улучшают, но, зачастую, ухудшают такими действиями свое положение.
В-четвертых, поскольку этносы являются территориально организованными структурами, этнические конфликты приобретают особую остроту, если их предметы имеют территориальный характер или территориальное происхождение (владение территорией, землей, богатством ее недр, территориальное устройство государства и др.).
В-пятых, этнические конфликты обладают поразительной способностью вовлекать в качестве предметов и объектов конфликтных отношений самые разнородные фрагменты материальной, социально-политической или духовной реальности, далекие в своем происхождении от этнических отношений (например, этническую окраску нередко принимают экономические, экологические, нравственные и другие проблемы).
Некоторые авторы настойчиво вводят в этнические конфликты иррациональный компонент. Так, В.А.Тишков пишет: "...этнические конфликты содержат в себе трудно примиримую иррациональность и зачастую обретают весьма разрушительный характер" (18). Такие утверждения можно встретить и во многих других работах, однако этот момент требует уточнения.
Термин "иррациональное" обычно используется в двух основных смыслах: во-первых, как сторона объективной реальности, принципиально недоступная разумному пониманию, во-вторых, как бессознательная cфеpa души, противостоящая сознанию как способу существования опосредованного знания, предлогические формы познания (19). Авторы тезиса об иррациональном компоненте этнического конфликта не разъясняют, в каком смысле употребляют этот термин. Из контекста обычно становится понятным, что речь идет об эмоциональной насыщенности конфликта, о действиях его участников, противоречащих здравому смыслу и их "объективным" интересам. Однако, в научном контексте термин "иррациональное" употребляется, как правило, в первом смысле, как сторона действительности, недоступная разумному, т.е. логическому пониманию. В этом аспекте атрибутизация иррационального компонента этническому конфликту выводит последний на уровень принципиальной непознаваемости, некоей "сверхчувственности", "сверхлогичности" или "алогичности". По нашему убеждению, ничего подобного, т.е. логически необъяснимого, в этнических конфликтах нет. Более того, выглядящие на поверхности "алогичными", неразумными, нерациональными действия людей в этнических конфликтах являются таковыми лишь в рамках изучения этнического конфликта как конфликта интересов, чего осознанно или неосознанно придерживаются многие исследователи, публицисты и практически вое журналисты, пишущие по проблемам этнических конфликтов. Однако этнические конфликты очень часто являются, по крупному счету, конфликтами культур, конфликтами ценностей, и логика поведения людей в этих конфликтах иная, чем в конфликтах интересов. Поэтому целесообразно вообще исключить иррациональность из категориального аппарата анализа этнических конфликтов и ограничиться констатацией повышенной эмоциональности этого типа конфликта.
В мировой этконфликтологии сложились определенные социально-философские и теоретико-методологические традиции и подходы к изучению этнических конфликтов, в большинстве представляющие собой спецификацию школ общей конфликтологии.
Этноконфликтологические школы, а точнее теоретические традиции, можно классифицировать по-разному, что и прослеживается в обобщающих работах по этноконфликтологии. Но поскольку большинство специалистов начинают изучение конфликтов с выяснения их причин, представляется целесообразным осуществить типологию этноконфликтологических теоретических традиций именно на этом основании и выделить следующие из них.
"Реалистическая" традиция в этноконфликтологии, восходящая к аналогичной традиции общей конфликтологии (Л.Коузер, К.Боулдинг и др.). Многочисленные сторонники такого подхода в этноконфликтологии утверждают, что в основе этнических конфликтов, как и других социальных конфликтов, лежит борьба за овладение материальными ресурсами, за власть ради достижения экономических целей и что за национально-этнической формой социальной борьбы необходимо искать подлинные материальные мотивации. "В то время как слишком много риторики по поводу этнического антагонизма концентрируется на этничности и расе, он в действительности, по широкому счету, (хотя и не всецело) есть выражение классового конфликта" - утверждает известная американская исследовательница этнорасового конфликта Э.Бонасич (20). М.Бэнтон, стоявший у истоков современной англо-американской этноконфликтологии, рассматривал сдвиги в межэтнических отношениях и этические конфликты как следствие в первую очередь соперничества за ресурсы (21). Близких позиций придерживаются Ф.Барт, Дж.Нэйгел, С.Олаак, М.Хечтер и др.
Несмотря на кажущуюся очевидность такого объяснения природы этнических конфликтов, можно, однако, привести немало примеров, когда действия людей в этнических конфликтах противоречат их интересам, причем участники конфликта осознают это, что иногда отчетливо фиксируется в призывах, лозунгах, программных заявлениях и т.д. Именно "реалисти-ческая" школа в этноконфликтологии нуждается во включении иррационального компонента в объяснительные модели этнических конфликтов. В зарубежной этноконфликтологии, по крайней мере со второй половины восьмидесятых годов, наблюдается заметное снижение популярности "реалистической школы", особенно ее редукционистских вариантов.
"Эволюционистская" традиция в этноконфликтологии. Ее сторонники считают, что причины этнических конфликтов коренятся в постоянно меняющейся этнической стратификации общества. К этой традиции можно отнести многочисленных сторонников статусных концепций этнического конфликта. Статус этнической группы может выступить в качестве конфликтогенного фактора, как правило, лишь в условиях изменения в этнической иерархии общества, когда возникают наилучшие условия для межгруппового сравнения, этнической мобилизации, формирования массовых эмоциональных состояний. Профессор Айовского государственного университета (США) Дж. Граба так резюмирует основные идеи этой школы:
Этническое соперничество и конкуренция являются базисными основами социальных изменений. Группы соперничают в возможностях, порождаемых изменениями.
Соревнование и соперничество могут привести как к этнической стратификации, так и конфликту, а конфликт либо изменит, либо сохранит систему этнической стратификации.
Этническое соперничество, конкуренция, конфликт и стратификация - динамичные, подверженные изменениям вместе с изменением общества явления" (22).
Социально-психологическая традиция в этноконфликтологии. Ученые, придерживающиеся этой ориентации, опираются в основном на методологию фрейдизма и неофрейдизма и утверждают, что источники этнических конфликтов коренятся в психической сфере, в индивидуальном и коллективном бессознательном. В развитие популярной концепции "самоуважения'' американские исследователи Ч. Марден и Г.Мейер приводят результаты экспериментов, из которых следует, что индивиды, не чувствующие уверенности в своей ценности, важности, сексуальных способностях и т.д., становятся добычей потребности оценить кого-либо как низшего, аморального и т.д. Если общество представляет им кандидатов на низший статус или угрозу в виде меньшинства (национального, расового, религиозного), то такие индивиды могут развить сильную антипатию к этому меньшинству (23). В концепциях "трансфера" анализируются механизмы расширения поведенческих предрасположенностей от индивидуальных и микросоциальных к макросоциальным. В работах известного американского исследователя Л.Берковица, пропонента концепции "фрустрации-агрессивности", предложен вариант такого расширения объекта агрессии до целой группы или этнической общности. Общая схема, по Берковицу, может быть представлена следующим образом: от фрустрации, включая депривацию, через возникновение чувства гнева к открытой агрессии, но только в том случае, когда общество предлагает объект, в отношении которого может быть направлено агрессивное действие (24).
Антропологическая традиция в этноконфликтологии. В рамках этой традиции можно выделить два основных течения: культурно-антропологи-ческое и социобиологическое. Сторонники первого исходят из того, что глубинные источники конфликтов коренятся в культурных особенностях народов, в их ценностных системах, и, следовательно, конфликт в случае контактов двух или более этносов будет тем вероятнее, чем большими являются культурные различия между ними. Американский конфликтолог М.Росс утверждает, что, как бы ни были важны для развития конфликта социологические моменты и разница в интересах, решающими в определении того, как эти интересы определяются и как они защищаются, являются психокультурные факторы, в основном и главном формируемые в раннем историческом опыте народа (25).
В социобиологическом течении в этноконфликтологии многие компоненты поведения людей в этнических конфликтах рассматриваются как нормативные, детерминированные природой человека, и выявляются сходные черты с поведением тех видов и популяций животных, которые имеют сложную социальную организацию. Американские ученые Г. и Э.Элмеры отмечают: "Социобилоги не всегда полностью соглашаются друг с другом относительно того, до какой степени некоторые видовые черты поведения могут модифицироваться или контролироваться культурой, но в большинстве своем склонны считать, что существует определенная генетическая основа для почти универсальных черт человеческого поведения, таких, как внутригрупповая идентификация, межгрупповой конфликт, ксенофобия, этноцентризм" (26).
Рассмотренные этноконфликтологические традиции основаны на различных социально-философских и методологических ориентациях исследователей. Кроме этого, различные ученые применяют равную методику изучения конфликтов, что также дает нетождественный научный результат. В этой связи возникает вопрос: возможно ли создание такой объяснительной модели этнического конфликта, которая раскрывала бы сущность, природу и механизмы этого явления в различные исторические эпохи и в различных частях планеты и которую можно было бы накладывать как матрицу на реальные конфликты и получать значимые научные и практические результаты? При ответе на этот вопрос необходимо учесть следующее. Во-первых, опыт этноконфликтологических исследований свидетельствует, что некоторые из этноконфликтологических концепций оказались продуктивными при изучении одних конфликтов, но малорезультативными при изучении других. Было создано немало теоретических моделей, которые так и не применялись для прогнозирования, изучения конфликтов и урегулирования этноконфликтных ситуаций.
Во-вторых, социокультурная среда протекания этнических конфликтов различна в разных частях планеты. Поэтому большинство этноконфликтологов стремятся специализироваться на изучении и объяснении конфликтов в каком-либо одном регионе Земли, выделяемом чаще всего на основе социокультурных признаков (например, в доиндустриальном обществе или модернизирующемся обществе). В-третьих, конкретные условия протекания конфликтов могут различаться даже в одном и том же регионе (к примеру, национально-освободительная борьба против колонизаторов существенно отличается от межплеменных столкновений). Разными могут быть и мотивы, и механизмы участия в конфликтах различных слоев этноса. Поэтому в работах по этноконфликтологии большое место обычно занимает анализ конкретных конфликтных ситуаций с исследованием специфических причин, факторов, условий и механизма конфликта. Тем не менее, сравнительное изучение этических конфликтов свидетельствует, что в их происхождении, структуре, содержании, эволюции имеются повторяющиеся черты и компоненты. Благодаря этому можно выделять некоторые закономерности этноконфликтного процесса, что и должно быть предметом научного анализа. Это дает возможность говорить о прогнозируемости по крайней мере отдельных сторон и аспектов этнических конфликтов и предсказуемости результатов воздействия на этноконфликтный процесс.
Примечания
1. Степанов.Е.И. Методологическое обеспечение конфликтологических исследований // Социальные конфликты: экспертиза, прогнозирование, технологии разрешения. Вып.7. - М., 1994, С.17.
2. Horowitz D. Ethnic Groups in Conflict. - Berkley, Los Angeles, London, 1985. P.XI.
3. Banton M. Race Relations. - New York, 1967.
Despres L. Ethnicity and Resource Competition in Plural Societies. - The Hague and Paris, 1975.
Deutsch К, Nationalism and its Alternatives. - Hew York, 1969.
Deutsch К. Tides among Nations.- New York, London, 1979.
Enloe С. Conflict and Political Development. - Boston, 1972.
Enloe С. Ethnic Soldiers: State Security in Divided Societies. - Athens, Georgia, 1980.
Ethnic Conflict in International Relations / Ed.by Shurke A. and Garner L. - New York, 1977.
Ethnic Conflict in the Western World /Ed. by E.Milton - Ithaca and London, 1979.
Kohn H. Nationalism: Its Meaning in History. - Princeton, 1965. Эта работа является переизданием с незначительными изменениями книги Kohn Н. The Idea of Nationalism: А Study of its Origins and Background. -Mew York, I 944.
Levine R., Campbell D. Ethnocentrism: Theoriesof Conflict, Ethnic Attitudes, and Group Behaviour. - New York, 1972.
Segal R. The Race War. - Worcester and London, 1966.
Seton-Watson H. Nations and States. - Boulder, Col., 1977.
Shibutani Т., Kwan K.M. Ethnic Stratification. - New York, 1965.
4. Smith A.D. The Ethnic Origins of Nations. - Oxford, etc.: Oxford University Press, 1986.
Smith A.D. The Ethnic Revival. Cambridge, etc.: Cambridge University Press, 1981.
Smith A.D. State and Nation in the Third World: The Western State & African Nationalism. - Brighton, 1983.
5. Gellner E. Nations and Nationalism. - Oxford: Blackwell, 1983; Геллнер Э. Нации и национализм. Пер. с англ. - М. Прогресс, 1991.
6. Van den Berghe Р. The Ethnic Phenomenon. - New York, etс.: Praeger, 1987.
7. Blalock H.M.Jr. Race and Ethnic Relations. - Englewood CIiffs, New Jersey Prenticе Hall, Inc., 1982.
Cashmore E.E. Dictionary of Race and Ethnic Relations. - London, etc. Routledge and Kegan Paul, 1992.
Community Conflict, Partition and Nationalism / Ed. by Williams C., Kofman E. - New York: Routledge, 1989.
Conflict, Migration and the Expression of Ethnicity / Ed. by Gonzalez N., McCommon С. - Boulder: Westview Press, 1989.
Conformity and Conflict: Readings in Cultural Anthropology / Ed. by Spradley J., McCurdy D. - Boston: Little Brown, 1984.
Connor W. Ethnonationalism: The Quest for Understanding. - Princeton, New Jersey: Princeton University Press, 1994.
Culture, Ethnicity and Identity. Current Issues in Research / Ed. by MgCready W.C. - New York, etc.: Academic Press, 1983.
Economic Dimensions of Ethnic Conflict / Ed. By Samarasinghe S.W.R. and Coughlan R. - London: Pinter, New York: St. Martin' s Press, 1991.
Elmer G., Elmer E. Ethnic Conflicts Abroad: Clues to America's Future? - Monterey, VA: American Immigration Control Foundation, 1988.
Eriksen Т. Ethnicity and Nationalism: Anthropological Perspectives. - London; Boulder, Colo.: Pluto Pres, 1993.
Esman M, Ethnic Politics. - Ithaca: Cornell University Press, 1994.
Ethnic Change / Ed. by Keyes Ch.F. - Seattle and London: University of Washington Press, 1982.
Ethnic Conflict: International Perspectives / Ed. By gaucher J., Landis D., Clark К. - Newbury Park, Calif.: Sage Publications, 1987.
Ethnicity and Aboriginality: Case Studies in Ethnonationalism / Ed. by Levin M. - Toronto, Buffalo, M.Y.: University of Toronto Press, 1993.
Ethnicity and the State / Ed. by Toland J. - New Brunswick, N.J.: Transaction Publishers, 1993.
Ethnoterritorial Politics, Policy and the Western World / Ed. by Rudolph J. Jr., Thompson R.J. - Boulder and London: Lynne Rienner Publishers, 1989.
Greenfeld L. Hationalism: Five Roads tо Modernity. - Cambridge, Mass.: Harvard University Press, 1993.
Gsurr Т., Harff В. Ethnic Conflict in World Politics. - Boulder: Westview Press, 1994.
Hraba J. American Ethnicity. - Itasca, Illinois: Peacock Publishers, 1994.
Ignatieff M. Blood and Belonging: Journeys into the New Nationalism. - New York: Farrar, Straus and Giroux, 1994.
Kipp J., Thomas Т. Ethnic Conflict: Scourge of the 1990 - Fort Leavenworth, Kan.: Foreign Military Studies Office, 1992.
Moynihan D. Pandaemonium: Ethnicity in International Politics. - Oxford, New York: Oxford University press, 1993.
Nationalism, Self-Determination and Political geography / Ed. by Johnston R., Knight D., Kofman E. - London, etc.: Groom Helm, 1988.
Pfaff W. The Wrath of Nations. - New York, etc.: Touchstone, 1993.
Premdas R. Secessionist Movements in Comparative Perpective // Secessionist Movements in Comparative Perspective / Ed. R.Premdas, S.W.R. de Samarasinghe, A.B.Anderson. - London: Pinter Publishers, 1990; "Race", Ethnicity and Nation: International Perspectives on Social Conflict / Ed. by Ratcliffe P. - London; Bristol, Pa.: UCL Press, 1994.
Ryan S. Ethnic Conflict and International Relations. - Aldershot, England; Brookfield, Vt., USA Dartmouth, 1990.
The Salience of Ethnic Conflict in the Late Twentieth Century. - Washington, D.C.: U.S. Institute of Peace, 1990.
Secessionist Movements in Comparative Perspective / Ed. R.Premdas, S.W.R. de Samarasinghe, A.B.Anderson. - London: Pinter Publishers, 1990.
Shared Space, Divided Space: Essays on Conflict and Territorial Organization / Ed. by Chisholm M. And Smith D. - London: Unwin Hyman, 1990.
Sherwood R. The Psychodynamics of Race: Vicious and Benign Spirals. - Brighton: Harvester Press; Mew York: Humanities Press, 1980.
Social and Biological Aspects of Ethnicity / Ed. by Chapman M. - Oxford, etc.: Oxford University Press, 1993.
Social Interaction and Ethnic Segregation / Ed. by Jackson P., Smith S.J. - London, etc.: Academic Press, 198.
The Sociobiology of Ethnocentrism. Evolutionary Dimensions of Xenophobia, Discrimination, Racism and Nationalism / Ed. by Reynold V., Talger V., Vine I. - Athens (Georgia), 1997.
Theories of Race and Ethnic Relations / Ed. By Rex J. and Mason D. - Cambridge, etc.: Cambridge University Press, 1986.
Yinger J, Ethnicity: Source of Strength? Source of Conflict? - Albany: State University of Hew York Press, 1994.
8. Azar E. The Management of Protracted Social Conflict: Theory and Cases. - Brookfield, Vt.(USA): Sower Publishers, etc., 1990.
Burton J. Conflict: Resolution and Prevention. - New York: St. Martin's Press, 1990.
Burton J.W. Resolving Deep-Rooted Conflict. A Handbook. - Landham, Md: University Press of America, 1987.
Conflict: Readings in Management and Resolution / Ed. by Burton J., Dukes F. - New York: St Martin's Press, 1990.
Early Warning and Conflict Resolution / Ed. By Rupesinghe K., KurodaM, - New York: St. Martin's Press, 1992.
Ethnicity and the State / Ed. by Toland J. - New Brunswick, N.J.: Transaction Publishers, 1993.
Manning Ethnic Conflict in the Modern West - The Irish Case, - Washington, D.C.: US Institute of Peace, 1990.
McGarry R. The Subtle Slant: A Cross-Linguistic Discourse Analysis Model for Evaluating Interethnic Conflict in the Press. - Boone. N.C.: Parkway Publishers, 1994.
Peace Accords and Ethnic Conflict / Ed. by De Silva K.M., Samarasinghe S.W.R. - London, Mew York: Pinter, 1993.
The Politics of Ethnic Conflict Regulations / Ed. By McGarry J., O'Leary В. - London and New York: Routledge, 1993.
Porter J. Conflict and Conflict Resolution: A Historical Bibliography. - New York: Garland Publishers, 1982.
Pruit D., Rubin J. Social Conflict: Escalation, Stalemate and Settlement. - New York: Random House, 1986.
Rabie M. Conflict Resolution and Ethnicity. - Westport, Conn.; Praeger, 1994.
Rangarajan L.N. The Limitation of a Conflict: a theory of bargaining and negotiation. - London & Sydney, 1985.
Resolving Locational Conflict. - New Brunswick: Transaction Books, 1986.
Richardson J.M. Jr., Wang J. Peace Accords: Seeking Conflict Resolution in Deeply Divided Societies // Peace Accords and Ethnic Conflict / Ed. by De Silva K.M., Samarasinghe S.W.R. - London, New York: Pinter, 1993. P.173-198.
Ross M.H. The Management of a Conflict. - New Haven & London: Yale University Press, 1993.
Rubin J., PruItt D., Kim S. Social Conflict: Escalation, Stalemate and Settlement. - New York: McGrill, 1994.
Saathy Th., Alexander J. Conflict Resolution: The Analytic Hierarchy Approach. - New York, etс.: Praeger, 1989.
Social Policy and Conflict Resolution / Callen D.M., Trey R.S., eds. - Bowling Green, Ohio: Applied Philosophy Program, Bowling Green State University, 1984;
The Territorial Management of Ethnic Conflict / Ed. by Coakley J. - London: Frank Cass & Co. Ltd., 1993.
9. Тишков B.A. Этнический конфликт в контексте обществоведческих теорий // Социальные конфликты: экспертиза, прогнозирование, технологии разрешения. Вып. 2. Ч.1. - М., 1992, C.23-24.
10. Там же. С.25.
11. Horowitz D.L. Op.cit. P.18-2l.
12. Этнологический словарь. Вып.1. Этнос. Нация. Общество / Козлов В.И. (науч. ред.). - М.: ВИТТАН, 1996. С.64.
13. Тишков В.А. Цит.раб. С.30-31.
14. Настасюк Н.П. Геополитические факторы возникновения и развития этнических конфликтов (на примере Приднестровья). Автореф, канд. дисс, (политические науки). - СПб., 1994. С.10.
15. Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. - М.: Наука, 1983.
Бромлей Ю.В. Современные проблемы этнографии. - М.: Наука, 1981.
Бромлей Ю.В. Этнос и этнография. - М.: Наука, 1973.
Бромлей Ю.B. Этносоциальные процессы: теория, история, современность. - М.: Наука, 1987.
16. См.напр.: Козлов В.И. Национализм и этнический нигилизм // Свободная мысль. 1996. №6.
Козлов В.И. Национализм, национал-сепаратизм и русский вопрос // Отечественная история. 1993. №2.
Козлов В.И. Проблематика этничности // Этнографическое обозрение. 1995. №4.
Тишков В.А. Советская этнография: преодоление кризиса // Этнографическое обозрение. 1992. №1.
Тишков В.А. Межнациональные отношения в Российской Федерации. - М., 1993.
Тишков В.А. О природе этнического конфликта // Свободная мысль. 1993. №4.
Тишков В.А. Что есть Россия? (перспективы Нациестроительства) // Вопросы философии. 1995. №2.
Тишков В.А. Этнический конфликт в контексте обществоведческих теорий // Социальные конфликты: экспертиза, прогнозирование, технологии разрешения. Вып. 2. Ч.1. - М., 1992.
17. Подробно проблемы этнической идентификации рассмотрены в книге: Этнокогнитология. Вып.1. Подходы к изучению этнической идентификации. - М.: Российский НИИ культурного и природного наследия, 1994. Стишков В.А. Этнический конфликт в контексте обществоведческих теорий // Социальные конфликты: экспертиза, прогнозирование, технологии разрешения. Вып. 2. Ч. I. - М., 1992. C.42. 19.
Современный философский словарь / Под ред. В.Е. Кемерова - М., Бишкек, Екатеринбург: Главная редакция Кыргызской энциклопедии, изд-во "Одиссей", 1996. C.234.
20. Цит.по: Horowitz D. Op.cit. Р.106.
21. BantonM, The Idea of Race. - Boulder, Col., 1977.
22. Hraba J. American Ethnicity. - Itasca, ill., 1994. P.95.
23. Marden Ch,, Meyer G. Minorities in American Society. - New York, etc., 1978. P.94-95.
24. Агеев B.C. Психология межгрупповых отношений. - М., 1983. С.19.
25. Ross М. The Culture of Conflict. - New Haven & London, 1993. P.2,9.
26. Elmer G., Elmer E. Ethnic Conflicts Abroad: clues to American future? - Monterey, VA, 1988. P.10.








ИНФОРМАЦИЯ СЛУЖБЫ ПО
УРЕГУЛИРОВАНИЮ КОЛЛЕКТИВНЫХ ТРУДОВЫХ СПОРОВ (КОНФЛИКТОВ)
ПРИ МИНИСТЕРСТВЕ ТРУДА.
ОПЕРАТИВНАЯ ИНФОРМАЦИЯ О КОЛЛЕКТИВНЫХ ТРУДОВЫХ СПОРАХ (ЗАБАСТОВКАХ) В РЕГИОНАХ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ЗА 9 МЕСЯЦЕВ 1996 ГОДА И МЕРАХ, ПРИНИМАЕМЫХ ПО ИХ РАЗРЕШЕНИЮ

В отчетном периоде текущего года обстановка в социально-трудовых отношениях во многих регионах Российской Федерации продолжала оставаться сложной и нестабильной. Несмотря на то, что число забастовок по сравнению с прошлым годом уменьшилось, существенно возросли потери рабочего времени из-за забастовок и средняя продолжительность забастовок. Увеличилось число забастовок и численность участвовавших в них в промышленности, том числе в топливной промышленности, а также в здравоохранении.
По данным Госкомстата России за 9 месяцев 1996 г. в Российской Федерации состоялось 3767 забастовок против 5847 забастовок в соответствующем периоде прошлого года. Забастовки имели место на территории 58 субъектов Российской Федерации против 55 за 9 месяцев прошлого года. Наибольшее число забастовок состоялось в Кемеровской области (581), Красноярском крае (363), Курганской (299), Иркутской (290), Челябинской (234), областях, Саратовской области и Удмуртской Республике (по 229), Республике Бурятия (175). Республике Дагестан (157) и Республике Коми (139). Кроме Республики Дагестан перечисленные выше субъекты Российской Федерации имели наибольшее число забастовок и в прошлом году. Из общего числа забастовок в этом периоде 3349 забастовок или 88,9 процента, состоялось в образовании, в соответствующем периоде прошлого года в этой отрасли была зарегистрирована 5571 забастовка. Однако, если в сентябре 1995 г. забастовки были зарегистрированы в 4996 учреждениях образования, то в сентябре 1996 г. их было только 468, или в 10,7 раза меньше.
Вместе с, тем следует отметить, что если в сентябре 1995 г. средняя продолжительность забастовки была 1,02 дня (в подавляющем большинстве в образовании прошли однодневные забастовки, которые, в целом, носили предупредительный характер), то в сентябре 1996 г. их средняя продолжительность составила 4,5 дня. Это свидетельствует о том, что, в целом, острота социально-трудового конфликта сентября текущего года в образовании была выше, чем сентября прошлого года.
Из 258 забастовок в промышленности 211, или 81,8 процента прошли в топливной промышленности. За соответствующий период прошлого года было 206 забастовок, в том числе в топливной промышленности 182. Общее число забастовок в промышленности по сравнению с соответствующим периодом прошлого года возросло на 25,2 а в топливной промышленности - на 15,9 процента. В здравоохранении за 9 месяцев прошлого года была зарегистрирована только одна забастовка, а в соответствующем периоде текущего года их было 62.
За 9 месяцев 1996 г. в забастовках приняли участие 356,2 тыс. человек, против 370,2 тыс. человек в соответствующем периоде прошлого года, или 96,2 процента. Средняя продолжительность забастовки за этот период увеличилась с 2.9 до 5,3 дня, или в 1.8 раза.
Коллективные трудовые споры в январе-сентябре 1996 г. зарегистрированы на 10754 предприятиях, в организациях и учреждениях, в них приняло участие 2408,7 тыс человек. В соответствующем периоде прошлого года было зарегистрировано 10669 коллективных трудовых споров.
Если за 9 месяцев 1995 г. споры были зарегистрированы на территория 56 субъектов Российской Федерации, то за 9 месяцев текущего года они зарегистрированы на территории 21 субъекта. В образовании зарегистрировано 2369 споров, в здравоохранении 1199, топливной промышленности 197, машиностроении 86 споров. Кроме того, коллективные трудовые споры имели место в оборонных отраслях промышленности, электроэнергетике, жилищно-коммунальном хозяйстве.
Наибольшее число споров зарегистрировано в Приморском крае (6834), где коллективные акции затронули большинство отраслей экономики, в Кемеровской области (1367), Челябинской (366), Курганской (306), Саратовской (285) областях и Республике Карелия (175).
Следует иметь в виду, что действующая система сбора информации о коллективных трудовых спорах не позволяет иметь объективной картины о численности таких споров, формах их проявления и мерах, принимаемых для их урегулирования. поскольку Федеральный Закон "О порядке разрешения коллективных трудовых споров" ввел только уведомительную, а не обязательную регистрацию таких споров, как это предлагалось Минтрудом России и Правительством Российской Федерации. На 15 октября с, г. только около трети субъектов Российской Федерации согласились с возложением на их органы по труду функций по урегулированию коллективных трудовых споров и включению их в систему органов службы по урегулированию коллективных трудовых конфликтов, как это рекомендовано постановлением Правительства Российской Федерации от 15 апреля 1996 г. № 468, в связи с чем создать единую систему сбора информации о коллективных трудовых спорах от органов по труду пока не удалось.
В текущем году региональным отделениям службы разрешения коллективных трудовых споров Минтруда России средств на телефонную связь с обслуживаемыми ими органами по труду субъектов Российской Федерации, предприятиями и организациями, где имеется споры, не выделялось. По существу это ограничило возможности отделений в сборе информации о коллективных трудовых спорах и мерах, принимаемых для их урегулирования.
По данным Госкомстата России из 3767 забастовок только 2 забастовки были связаны с условиями труда и 3 забастовки проведены как забастовки "солидарности и сочувствия", остальные 3572 забастовки касались "проблем заработной платы", то есть проблемы длительной задержки выплаты заработной платы из-за взаимных неплатежей и несвоевременного финансирования организаций бюджетных отраслей. На рост числа забастовок оказывает влияние продолжающееся падение реальных доходов населения, возрастающая задолженность по выплате пенсий, пособий и других социальных выплат. Причины коллективных трудовых споров несколько шире, чем причины забастовок, однако и здесь главными являются задержки выплаты заработной платы в связи с несвоевременным выделением средств бюджетным отраслям, задержки расчетов за продукцию, изготовленную для государственных нужд, а также в связи со взаимными неплатежами.

<< Предыдущая

стр. 2
(из 7 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>