<< Предыдущая

стр. 5
(из 6 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

449
Хабаровский край
5
185
1
41


Амурская обл.
40
132
29
281
Камчатская обл.
1
52
1
106
Сахалинская обл.
30
42
37
51
Чукотский АО
-
-
-
-
Магаданская обл.
-
-
20
-
Итого:
3596
474
141
933



КОНФЕРЕНЦИИ И СЕМИНАРЫ


ИНФОРМАЦИЯ О VIII МЕЖДУНАРОДНОМ
СЕМИНАРЕ “СОЦИАЛЬНЫЙ КОНФЛИКТ
И ОРГАНИЗАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ”
(22-24 мая 1997 года)1


Клементьева А.Я.

Вот уже в седьмой раз в Калуге собрались управленческие консультанты, чтобы обсудить животрепещущие проблемы развития консультирования в России. Многие из приехавших на этот семинар, организуемый Калужским институтом социологии, участвовали в его работе не в первый раз. На каждом семинаре поднимаются специфические проблемы консультирования, так произошло и в мае 1997 года. Основной акцент в этом году был сделан на проблемах клиентно-ориентированной организации и политического консультирования.
Среди участников были консультанты ведущих фирм в области политического консультирования (“Никколо М”, Центр избирательных технологий ВОПД НДР, Центр либерально-консервативной политики, КаИС). В семинаре приняли участие более 30 консультантов из Москвы, Нижнего Новгорода, Калуги.
Первый день работы семинара был посвящен проблемам клиентно-ориентированной организации. Что это такое, “клиентно-ориентированная организация”, какие возможности для организации возникают при развитии клиентной ориентации, какие требования к консультантам выдвигаются при этом? На эти и другие вопросы отвечал доклад профессора, д.ф.н. Андрея Кирилловича Зайцева “Теоретическая модель клиентно-ориентированной организации” (Калужский институт социологии).
Прежде всего докладчик выделил три метамодели взаимодействия консультанта и клиента.
1 метамодель
консультант клиент

При работе в данной модели консультант диктует условия работы клиенту. Его действия преобладают над действиями клиента. Консультант выступает в качестве некого диктатора по отношению к клиенту, ориентируясь прежде всего на собственные интересы, собственный план действий.
2 метамодель
консультант клиент

Для второй модели характерны совместная деятельность консультанта и клиента, когда они равноправны в выборе стратегии и тактики консультирования, активное вовлечение клиента в процесс консультирования.
3 метамодель
консультант клиент

Исходя из третьей метамодели, консультант ориентирован прежде всего на потребности клиента, делает то, что нужно клиенту. Клиентно-ориентированная деятельность находится как раз в этой модели взаимодействия.
Для эффективной работы консультанта с клиентом необходимо, чтобы модель взаимодействия консультанта и модель взаимодействия клиента совпадали, либо консультант должен подтягивать клиента до уровня своей модели, либо опускаться на уровень клиента. Если же этого не происходит, то возможны конфликты между консультантом и клиентом в процессе консультирования.
Возникает закономерный вопрос: что же такое “клиентно-ориентированная организация”? Характерными чертами организации такого типа являются:
Культура такой организации ориентирована на рынок;
Нацеленность на выявление не только реального, но и потенциального спроса;
Для клиентной ориентированности необходимо формирование клиентной требовательности;
Услуги во вне - услуги внутри, т.е. клиентная ориентация должна быть развернута и во внутрь самой организации, ее работники являются такими же клиентами для своего управленческого персонала, как и внешние клиенты;
Способность понять и принять позицию и интересы клиента - “надеть пиджак клиента на себя”;
Любое поведение консультанта в организации клиента - это момент коммуникации с клиентом;
К основным услугам предоставляется еще дополнительный список услуг, т.е. происходит переориентация с продукта, товара на услуги;
Давать клиенту больше, чем он ожидает;
Клиент есть судья, а консультант быть судьей быть не может;
Среди клиентов всегда есть “террористы” и “апостолы” и клиентно-ориентированная организация стремится увеличить число “апостолов” и снизить число “террористов”.
Создание клиентно-ориентированной организации требует изменения структуры организации. Для структуры традиционной организации характерно пирамидальное строение, где информация идет сверху вниз, а ее движение снизу вверх затруднено. За маркетинг, контакты с клиентами ответственна небольшая группа работников организации, чаще всего находящаяся на среднем уровне. В клиентно-ориентированной организации основным звеном являются те лица, которые работают непосредственно с клиентурой - “фронтьеры”, маркетингом занимаются все, а руководство обслуживает фронтьеров.
Клиентная ориентация консультанта предъявляет серьезные требования к уровню его квалификации, приводит к изменениям в организации его труда, и, прежде всего, ведет к изменению его ценностных ориентаций.
Логическим продолжением доклада, сделанного А.К. Зайцевым , было выступление к.с.н. Татьяны Александровны Артемовой “Использование модели в деятельности организации и в консультировании” (Калужский институт социологии). В выступлении освещались три вопроса:
а) ситуация управления в российских организациях;
б) клиентная ориентация консультанта при работе с клиентом;
в) использование элементов модели клиентной ориентации на этапе диагностики.
Итак, какова же ситуация с управленцами на российских предприятиях? Можно выделить несколько групп руководителей предприятий: чаще всего руководители занимают позицию внутренней или внешней жертвы, еще одна часть руководителей находится в позиции ожидания, а третья часть - стремится выжить, используя различные уловки. В целом чертой руководителей большинства российских предприятий является отсутствие знаний по управлению, неконкурентоспособность по сравнению с западными менеджерами.
При работе консультанта с организацией необходимо определить, насколько она готова к модели клиентной ориентации. Можно выделить три критерия готовности:
Решенность вопроса собственности;
Стабильность положения;
Наличие ситуации жесткой конкуренции с западными фирмами.
Если мы зафиксируем наличие этих трех моментов, то можем сделать вывод - организация готова к принятию этой модели. При дальнейшей работе с такой организацией консультант решает такие вопросы, как:
а) работа с волей, энергетикой, самоопределением клиента;
б) обучение управленческого персонала;
в) изменения в самой организации.
Клиентная ориентация консультанта заключается в том, что он начинает работать в пласте, который нужен самому клиенту. При решении задач консультирования нельзя опережать темп развития клиента. Если клиент растерян, то необходимо начинать работу с его энергетикой, а не переходить сразу к изменению организации.
В работе консультанта в модели клиентной ориентации есть два пласта. Первый пласт - консультант должен быть экспертом в вопросах клиентной ориентации. Второй пласт - консультант должен быть сам клиентно-ориентированным, вести себя так, как предлагается клиенту для его организации.
Третья часть выступления была посвящена конкретным методикам консультанта при работе с клиентной ориентацией на этапе диагностики организации. На обсуждение были предложены различные методики. Одна из них - “работа с образами”. Суть этой методики в том, что управленцам предлагают нарисовать образ организации и проводят анализ этих рисунков. Среди участников этой методики обычно выделяются две группы: управленцы, которые могут нарисовать образ организации (чаще всего они оказываются успешными в своей деятельности), и управленцы, затрудняющиеся в выполнении этого упражнения. Основная проблема заключается в отсутствии клиента в образе организации. На этой основе можно строить обучение клиентной ориентации управленческого звена. Вторая методика - “анализ плюсов и минусов направлений деятельности организации”. Характерной особенностью использования данной методики является то, что она позволяет определить менеджеров, склонных в той или иной степени учитывать потребности клиента и включать их в производство. Третья методика - “анализ факторов конкурентоспособности”. В качестве задания для анализа ставился вопрос: “Что позволяет конкурентам обходить эту организацию?”. Одним из важных моментов в использовании этой методики является анализ соотношения продукта и услуги, предоставляемых клиентам этой организацией.
В завершении дня на обсуждение участников семинара был вынесен вопрос об использовании элементов модели клиентной ориентации в политическом консультировании.
Второй день работы был посвящен обсуждению проблем политического консультирования. С докладом “Организация позиционирования в штабе избирательной кампании” выступил Павел Викторович Растянников оргконсультант Центра либерально-консервативной политики (г. Москва).
Одним из самых главных моментов в работе политического консультанта является ответ на вопрос “Кто является клиентом?”. Докладчик предложил выделить 4 основных типа клиентов:
1. Заказчик. Это отдельная личность, группа людей или организация, которые дают основной заказ на проведение консультационных работ. Задача консультанта состоит в том, чтобы выяснить реальные интересы заказчика.
2. Спонсор. Особенность этой позиции в том, что зачастую спонсор выступает в роли заказчика по отношению к политику.
3. “Чистый клиент”. Это может быть организация, группа людей, людской ресурс, с помощью которого осуществляется политический процесс. В дальнейшем этого клиента было решено ассоциировать со штабом избирательной кампании.
4. Консультанты.
Еще одной группой клиентов в политическом консультировании является электорат. К сожалению, нынешняя практика проведения политических кампаний не дает возможность выделить электорат в качестве основного клиента политического процесса.
Вниманию участников семинара был предложен опыт работы по позиционированию субъектов одной из выборных кампаний, в которой принимал участие П.В. Растянников. Значение предложенного случая в том, что позиционирование - это основной процесс, с которым работает консультант.
Докладчик предложил рассмотреть ряд трудностей, с которыми пришлось столкнуться в ходе этой выборной кампании. Прежде всего это затруднения во взаимоотношениях между заказчиком и спонсором. Эти взаимоотношения крайне противоречивы. Политик считает, что спонсор должен давать деньги на предвыборную борьбу, а спонсор считает, что давая деньги, он покупает политика. Это расхождение во взглядах двух субъектов должны быть обозначены и прояснены, иначе дальнейшая деятельность во многом теряет смысл. Для прояснения этого противоречия необходима помощь консультанта.
“Чистым клиентом” в данном случае выступал штаб выборной кампании. Одним из главных затруднений в работе штаба является то, что он формируется из ресурсов разных политических фигур. При расколе этих политических фигур происходит раскол штаба. Политические расхождения приводят к нарушениям функционирования, неспровоцированному саботажу. Задача консультанта заключается в том, чтобы помочь работникам штаба занять собственную позицию по отношению к политикам, поскольку они уже имеют собственные интересы, играют свою “пьесу” в конфликте политических фигур.
Какова же роль консультантов в процессе политического консультирования? Прежде всего возникает вопрос о границах ответственности консультантов за успех выборов. В российской действительности велика роль экспертных знаний, поэтому на консультантах лежит большая доля ответственности за результат. Итак, что же включает в себя работа консультанта? Докладчик выделил следующие моменты. В начале консультант работает с заказчиком и спонсором. Он определяет реальные потребности заказчика, а когда уже ясен заказ, выясняет, в чем же заключается спонсорская поддержка. Консультанты проводят отдельные встречи со спонсорами. Задача консультантов - обеспечить эффективные переговоры между заказчиком и спонсором по заключению соглашения между ними. Для консультанта важно, чтобы заказчик и спонсор пришли к общему мнению по всем ключевым вопросам, иначе могут возникнуть конфликты, которые развалят всю выборную кампанию и приведут к поражению. При работе со штабом основная задача консультантов - провести позиционирование внутри штаба, а затем его организационное консультирование. Следующая задача консультантов - собственное позиционирование по отношению к процессу.
В итоге был сделан вывод, что позиция консультанта в политическом консультировании отличается от позиции в бизнес-консультировании. Консультант в политике более свободен.
Затем участникам семинара была предложена ролевая игра по позиционированию различных субъектов процесса политического консультирования с целью определения проблем и задач работы консультантов.
Но прежде, чем консультант войдет в процесс непосредственного консультирования различных субъектов выборной кампании, необходима диагностика предвыборной ситуации. Этой проблеме был посвящен доклад Геннадия Владимировича Куклина “Диагностика предвыборной ситуации - важнейший элемент запуска избирательной кампании” (Калужс-кий институт социологии). Первым вопросом, предложенным докладчиком, был вопрос о целях диагностики. Г.В. Куклин. выделил три цели:
Получение информационного обеспечения выработки стратегии выборной кампании;
Информационное обеспечение для определения кандидата;
Определение целесообразности поддержки конкретного кандидата.
В зависимости от целей диагностики консультант выбирает тот или иной метод проведения диагностики.
Кто может выступать клиентом в проведении диагностики? Докладчик выделил четыре типа клиентов. Прежде всего, это может быть сам кандидат. Еще одним клиентом может выступить спонсор (в том случае, если кандидат еще не определен). Кандидат и спонсор могут выступить как единый клиент в проведении диагностики - это третий тип клиента. И четвертым типом клиентов могут выступить сами консультанты с целью поиска потенциального кандидата, с которым в будущем можно будет работать.
Далее выступающий остановился на содержании и методах диагностики. Наибольший интерес вызвал вопрос соотношения количественных и качественных методов диагностики. К количественным методам диагностики были отнесены опросы общественного мнения и сбор статистической информации, а к качественным - контент-анализ прессы, фокус-группы и игры. Качественные методы диагностики позволяют выявить внутреннюю мотивацию предпочтений тех или иных электоральных групп, определить значимые критерии выбора того или иного кандидата. Опросы же общественного мнения дают определенную ориентацию в деятельности, а их проведение в режиме мониторинга позволяют корректировать тактику проведения выборной кампании. Результаты социологических исследований дают тенденцию и определяют границы электоральных полей кандидатов. После диагностики электорального поля начинается борьба за пенсионеров, как наиболее активной части электората, предпринимаются действия по расколу электорального поля оппонента и привлечению неопределившихся избирателей на сторону конкретного кандидата.
В качестве итога диагностики Г.В. Куклин назвал предложения для клиента по дальнейшим действиям.
Участников семинара заинтересовала проблема экспресс-диагностики при ограниченном лимите времени. В.А. Костеев. (г. Калуга) предложил вниманию слушателей вариант проведения экспресс-диагностики методом номинальных групп. М.А. Пронин (г. Москва) акцентировал внимание на косвенной экспресс-диагностике на уровне интуиции с использованием так называемых “слабых сигналов”. В.В. Уланов (г. Калуга) выделил диалоговый метод диагностики.
Итак, второй день работы семинара завершился дискуссией о роли количественных и качественных методов диагностики. На третий день было продолжено обсуждение вопросов политического консультирования. К.ф.н., декан Юрий Абрамович Барклянский (Калужский институт социологии) предложил вниманию участников семинара доклад “Организация работы штаба избирательной кампании: конфликты и пути их преодоления”.
Докладчик выделил следующий ряд типовых конфликтов, возникающих в штабе избирательной кампании, в зависимости от субъектов конфликта:
консультантом и начальником штаба;
консультантом и членами штаба;
консультантом и кандидатом;
кандидатом и начальником штаба;
кандидатом и спонсорами;
консультантами.
членами штаба:
“новыми” и “старыми”;
разных политических ориентаций;
начальником штаба и членами штаба;
Затем были рассмотрены этапы работы консультанта со штабом:
Диагностика;
Предъявление своего варианта;
Согласование структуры с членами штаба;
Позиционирование;
Методическое обеспечение работы начальника штаба;
Позиционирование с другими консультантами.
Предполагая возможность возникновения обозначенных типов конфликтов, необходимо на этапе диагностики выяснить:

У начальника штаба. Опыт организаторской деятельности начальника штаба, опыт работы в избирательных кампаниях, степень знакомства с другими членами штаба, опыт совместной работы, прежние и настоящие взаимоотношения, мотивы участия в данной избирательной кампании, предполагаемая деятельность после выборов (при разных вариантах: выигрыша и проигрыша), мотивы участия в данной избирательной кампании (идеологические, материальные, карьерные), желание осваивать новые технологии, новые методы работы, получать новые знания, представления о деятельности консультанта, потребность в его помощи и желание с ним взаимодействовать.
У каждого члена штаба. Профиль и опыт предшествующей работы, опыт работы в избирательных кампаниях, степень знакомства с другими членами штаба, опыт совместной работы, прежние и настоящие взаимоотношения, мотивы участия в данной избирательной кампании (идеологические, материальные, карьерные), предполагаемая деятельность после выборов (при разных вариантах: выигрыша и проигрыша), желание осваивать новые технологии, новые методы работы, получать новые знания, представления о деятельности консультанта, потребность в его помощи и желание с ним взаимодействовать.
У “новых” и “старых” членов штаба. Отношения друг к другу, желание взаимодействовать, конкурировать, интересы каждого из них.
У клиента. Представление клиента о функциях и обязанностях начальника штаба, его пожелания о формах взаимодействия с ним.
У начальника штаба. Потребности начальника штаба в полномочиях (особенно в распоряжении финансами и решении кадровых вопросов), желаемая форма и частота взаимодействия с клиентом (участие в заседаниях штаба, порядок формирования графика встреч с избирателями и др.).
У клиента. Условия и объемы финансирования, обязательства по результатам: как в случае выигрыша, так и проигрыша.
У заказчика (в том случае, если они не являются одним лицом). Ожидания как в случае выигрыша (должности, протежирование и пр.), так и проигрыша (возможные санкции).
Следующим шагом работы консультанта при наличии конфликта является предъявление своего варианта. Это можно делать несколькими путями: либо сначала провести индивидуальное согласование своего варианта с каждым ответственным за направление, либо обсуждать всем вместе, применяя одну из форм групповой работы. Это зависит от ситуации в штабе.
Сразу начинать с групповой работы стоит только в ситуациях “мягкого теста”, несформированного штаба и доброжелательной обстановки. Когда же есть ситуация уже начатой работы, распределенных функций и т.д., то такие действия воспринимаются как интервенции, вмешательство в “отлаженный механизм”, и перед групповой работой стоит задача провести ряд индивидуальных бесед и согласований. Это требует много времени, но оправдывает себя тем. что предотвращает возможные конфликты. После предъявления своего варианта консультант согласует структуру с членами штаба. Его действия похожи на те, которые совершаются на предыдущем этапе.
Одним из методов управления конфликтами является позиционирование субъектов политического процесса. Позиционирование - это процесс группового взаимодействия, направленный на четкое самоопределение в процессе деятельности. Очень важно, чтобы он проходил в присутствии других членов штаба, поскольку здесь происходит уточнение каждым своих позиций, обязанностей и ответственности. В практике этот процесс может проходить до конца кампании.
Для профилактики конфликтов между членами штаба и консультантом, внутри самого штаба функции, обязанности, ответственность каждого члена штаба и консультанта должны быть гласно обозначены на заседании штаба. Хорошо, когда функции и обязанности расписаны и каждый имеет их в письменном виде. Это не всегда удается сделать, но стремиться к этому нужно. Для профилактики конфликта между клиентом и начальником штаба целесообразно проговорить схему их взаимодействия в присутствии консультанта. Такая же схема желательна для профилактики конфликта между клиентом и заказчиком, но это не всегда возможно в присутствии консультанта.
Другим средством управления конфликтами может быть и обеспечение начальника штаба набором методических документов - от структуры штаба, различных должностных инструкции до форм и протоколов ведения заседаний штаба. Очень важно создать доверительные отношения между консультантом и начальником штаба, при этом не подменяя начальника штаба. Когда в свое отсутствие начальник штаба поручает проводить заседания консультанту, можно считать, что установлен нормальный контакт. Важно соединить экспертные знания консультанта и знание людей и местной специфики начальника штаба.
При нормальных взаимоотношениях консультанта и начальника штаба удается локализовать конфликт между клиентом и начальником штаба. В этом случае консультанту приходится брать на себя роль буфера.
Для предотвращения конфликтов внутри группы консультантов докладчик предложил такое средство, как введение собственных заседаний для согласования позиций и формирования общей точки зрения, высказываемой на заседаниях штаба.
Выступление Ю.А. Барклянского. вызвало большой интерес аудитории. Был задан ряд вопросов.
Вопрос: Каким образом разрешать конфликт между консультантами, привлеченными разными людьми?
По мнению докладчика, в данной ситуации также необходимо согласование позиций и разъяснение, что вопросы конкуренции не должны стоять перед разными группами консультантов. Существуют единые для всех критерии деятельности - общие цели, общий результат (успех кампании).
Вопрос: Кто из консультантов (если их несколько) несет ответственность за успех или поражение?
Ю.А. Барклянский считает, что каждый консультант несет ответственность в рамках своих обязанностей, а для их уточнения и необходимо позиционирование.
Вопрос: Каковы критерии определения штаба как команды.
Докладчик высказал такое мнение, что отлаженность и оперативность деятельности штаба позволяет назвать его командой.
В прениях по докладу выступили А.Н. Михайлова, А.К. Зайцев, Г.В. Куклин, В.В. Уланов, и О.В. Дикарева, которые представили свои варианты поведения консультантов в тех или иных конфликтных ситуациях, имевших место в ходе политического консультирования.
Обсуждение проблем политического консультирования продолжил Игорь Борисович Титов (Центр избирательных технологий Исполкома Совета ВОПД “Наш дом - Россия”, г. Москва), выступивший с докладом “Применение организационных технологий при проведении избирательных кампаний”. Прежде всего докладчик определил культуру основной части клиентов, с которой приходится сталкиваться в процессе консультирования. По большей части - это чиновник, ориентированный на восприятие только “своих” и предпочитающий бумажный канал восприятия. Затем вниманию слушателей была предложена следующая схема:
Этап работы
Основной вопрос
Цель
Что?
Формулирование предложений
Зачем?
Проект
Как?
План мероприятий
Что? Кто? Когда? Сколько стоит?

Итак, работа консультанта над проектом начинается с определения цели. Здесь его главная задача - правильное определение цели, поскольку победа на выборах не всегда является истинной целью политика, кандидата. Таким образом, мы отвечаем на вопрос “Что?”.
Как только консультанты поняли истинные цели клиента, они переходят на следующий этап - формулирование предложений. Они дают возможность понять, зачем клиенту надо принимать участие в выборной кампании. Консультант показывает, что повлекут за собой определенные действия клиента. “Зачем?” позволяет снять ложные цели.
Подготовка проекта (ответ на вопрос “Как?”) - это тот продукт, на основании которого клиент оценивает компетентность консультанта. Проект показывает основную концепцию избирательной кампании, совместную деятельность клиента и консультанта по достижению поставленной цели.
После создания проекта наступает этап планирования мероприятий. Необходимость составления плана обусловлено культурой основной массы клиентов - чиновничества, для которых план является приказом. План позволяет работать вертикальной структуре штаба и облегчает взаимодействие консультантов со всеми субъектами, втянутыми в процесс политического консультирования.
В ходе выступления прозвучал вопрос о роли элиты в избирательных кампаниях. По мнению докладчика, ее роль, особенно в провинции, очень велика. Существует несколько групп элиты: властная, производственно-финансовая, культурная. Элита позволяет сформировать общественное мнение, отношение к кандидату и помогает собрать голоса. Даже если элита не дает деньги, она в состоянии оказать содействие, которое в значительной степени повлияет на результат выборов.
В конце докладчик отметил, что предложенная схема рассчитана на полный цикл работы консультанта в избирательной кампании. Но даже если консультант подключается в последний момент, за несколько недель или даже дней до выборов, он должен использовать эту схему.
После выступления И.Б. Титова участники семинара вновь обратились к проблеме клиентной ориентации в применении к политическому консультированию. Свое видение этого вопроса изложил Игорь Евгеньевич Минтусов (Центр политического консалтинга “Никколо М”, г. Москва). Он выделил два вида политического консультирования: целеориентированное и клиентноориентированное. Целеориентированное консультирование под-разумевает, что консультант подчинен только одному - победе на выборах, при этом на мотивацию и желания кандидата не обращается столь уж пристальное внимание. Консультанта не волнует, что о нем подумает клиент, который терпит консультантов, даже если их работа ломает ценности, интересы клиента. Консультант выступает как средство одноразового использования. Такая ориентация в политическом консультировании, по мнению выступающего, преобладала до недавнего времени и, что характерно, довольно часто обеспечивала положительный результат кампаний. И.Е. Минтусов считает, что клиентноориентированные консультанты не всегда успешны в результате выборов и в этом специфика работы политического консультанта.
Такая позиция вызвала интерес аудитории. Ю.А. Барклянский высказал мнение, что выбор между целеориентированным и клиентноориентированным консультированием является, скорее, выбором этическим. Н.Ю. Ясинская привела аналогию с врачами: хирург целеориентирован, а терапевт - клиентноориентирован. Нужно формировать такого консультанта как сельский врач, который умеет делать все и даже обязан это делать, т.е. консультант должен быть ориентирован как на цель, так и на клиента.
Последняя часть семинара была посвящена обсуждению программы следующего семинара в мае 1998 года. Всем было предложено высказать свои интересы и уже затем сформировать программу.
Итак, седьмой семинар завершился, но это подразумевает, что мы готовы приняться за подготовку следующей встречи консультантов на Калужской земле. Организаторы семинара ждут предложений от всех заинтересованных лиц - консультантов, работающих как с предприятиями и организациями, так и политиками и властными структурами. История семинаров “Социальный конфликт и организационное развитие” в Калуге не завершена...




КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ

Рецензия на книгу: Карташов С. Конфликтология. Теория и практика конфликтов. Экология преступности. Феноменология войн. Кишинев. 1996. 480 с.

Книга Сергея Карташева является систематизированным исследованием конфликтов, рассматриваемых в общетеоретическом и практическом ключе.
Изучая изначальную целесообразность конфликтных процессов, автор полагает, что конфликтные состояния должны быть отнесены к естественным состояниям как отдельных индивидуумов, так и любых социальных групп, причислены к необходимым проявлениям, должны принадлежать к области потребностных состояний и иметь выраженное функциональное назначение, проявляя положительную направленность в индивидуальных и социальных процессах.
Книга состоит из двух разделов “Теория конфликтов” и “Практическая конфликтология”. В первой главе раздела теории рассматривается общая философия конфликтов и их генезис. Автором предлагается следующее общее определение конфликта: Конфликт - это процесс противоборствующего взаимодействия гомеостазированных объектов, направленный на изменение их взаимного статуса и переразграничения сфер существования, действования и влияния. Среди признаков, характеризующих конфликтные проявления, наибольший интерес вызывает выделение автором таких причинных оснований конфликтов как конфликты развития, экспансии (в интеллектуальном, физическом, культурном пространствах), иерархии, принадлежания (владения).
С. Карташев предлагает следующую схему полного (развернутого) конфликтного процесса:
Инициирование конфликтной ситуации в целом;
Скрытый период развития конфликта;
Позиционное противостояние;
Инициирование конфликтного процесса;
Открытый конфликтный процесс;
Период свертывания конфликта;
Ликвидация конфликтных отношений;

Раскрывая содержание каждой их стадий конфликтного процесса, автор говорит о конфликтоподобных, обычно однонаправленных, и усеченных (с выпадением каких-либо этапов) конфликтов.
Рассмотрение практики конфликтов с позиции системного подхода и поиск наилучших методов управления конфликтными состояниями вызывают, по мнению автора, необходимость анализа их поуровневой организации.
Определяя области внутриличностных конфликтов, автор выделяет конфликты формирования личности, в основе которых лежит представления о возрастных особенностях развития и изменения человека; конфликты преобразования, связанные с изменением сбалансированности личности в целом, приобретение им новых качеств и совершенствованием социальной адаптивности человека; а также конфликты вторжения, возникающие в результате противодействия личности воздействиям извне.
Эти типы конфликтов и их сочетание охватывают всю область внутриличностной конфликтности и достаточны для их интерпретации. Среди практических рекомендаций в сфере личностных конфликтов автор советует, прежде всего, определить собственный личностный тип, диагностируя симптоматику внутриличностных конфликтных состояний. Он рассматривает следующие личностные типы: тип личностной предназначенности, целеполагающий тип, гармонизирующий (ищущий опоры в самом себе), тип ухода от конфликтов, и физиологический. В качестве способов урегулирования внутриличностных конфликтных состояний автор предлагает следующие методы управления конфликтностью:
установление главной цели в жизни (доминанта существования),
назначение себе первоочередной задачи (доминанта момента),
выделение слабого звена,
создание шкалы личностных ценностей и приоритетов,
координация внутриличностных структур (совмещение четырех предыдущих аспектов) и т.д.
Практика работы с внутриличностными конфликтными состояниями дает автору основание выделить следующие методы их преодоления:
сброс энергии (интенсивная физическая деятельность, голодание),
переключение (резкая смена деятельности, особенно на малознакомую),
экстремальные условия,
пресечение внешних влияний, активизирующих и поддерживающих внутренние конфликты,
отождествление (устранение отношения к самому себе), и т.д.
В следующей главе С.Карташов предлагает рассматривать общие интересы и совместную деятельность индивидов в качестве основания для типологии межличностных конфликтов. Здесь им выделяются:
семейные конфликты (родительские и супружеские);
конфликты выделенности и уравнивания личности в профессиональной среде;
функционально-контактные конфликты.
Достаточно интересными представляются предложенные автором рекомендации по разрешению межличностных конфликтов. Среди форм плодотворного преобразования межличностных конфликтов он предлагает выделить:
замещение конфликта его результатом,
замещение конфликта сотрудничеством,
замещение конфликта конфликтом,
игровые преобразования и т.д.
Автор отмечает, что сглаживания, отсрочки, преждевременные снятия конфликтной напряженности при сохранении причин и условий конфликтов не являются эффективными. По его мнению, естественная релаксация конфликтных напряжений в таких случаях предпочтительнее и не “загоняет” конфликт в будущее.
Плодотворное преобразование конфликтов другого типа, выделенных автором, - личностно-социальных - имеет целью устранение резонансных реакции во взаимодействии личности и общества. Основными вариантами такого преобразования являются:
наработка компромиссного варианта взаимодействия личности и общества,
замещение конфликта созданием новой области личностно-социальной деятельности,
замещение полемикой (выявление области правоты и вины и правовое регулирование лично-социальных конфликтных ситуаций).
Кроме этого, автор затронул тему экологии преступности, которую он понимает как аспект конфликтного противодействия ценностей и интересов личности и общества. По его мнению, преступность в целом не совпадает с конфликтностью, хотя их сферы имеют область пересечения. Подобие конфликтности и преступности, по мнению автора базируется на обязательно конфронтационном отношении общества к преступным проявлениям любого типа и характера.
Весьма характерно следующее определение, данное автором: “К социальным относятся конфликтные отношения между автономными социальными объектами как целостными самоопределенными образованиями. К объектам социальных конфликтов относятся не только развитые социальные системы, но и их подструктуры, формализованные и не формализованные группы”.
С. Карташов с пессимизмом смотрит на существующие в настоящее время механизмы урегулирования конфликтов. Он выделяет ряд обстоятельств, осложняющих социальное регулирование конфликтов и снижающее его эффективность:
любое достаточно развитое сообщество всегда резервирует силы и средства для ведения внутренних и внешних конфликтов, и поддерживает себя в готовности к ним;
независимо от характера социального конфликта обязательно существуют сообщества, группы и индивиды, которым данный конфликт приносит прямую выгоду;
если существует сообщество, способное создавать конфликты, всегда имеется другое сообщество заинтересованное во внутренней дестабилизации первого и т.д.
любое сообщество в истории находит правовые и моральные обоснования собственным конфликтным действиям какого угодно характера и масштаба.
Эти посылки, по мнению автора, обосновывают феномен войны, “удовлетворяющей некие важные потребности существования Социума в целом и входящих в него сообществ”.
Анализируя феноменологию войн автор делает два важных на наш взгляд вывода. С одной стороны, человечество, создало практический механизм самоликвидации, с другой стороны, подготовило создание собственной социоструктуры и механизмы глобального саморегулирования. Поэтому социум в настоящее время имеет по мнению автора все предпосылки для создания структурно выделенного интегрального метасознания и одной из главных задач в настоящее время является самоопределение социума (с определением основных факторов и тенденций его внутренней конфликтности).
В заключении автор подчеркивает, что человек и человечество должны сдвигать роль конфликтов в сторону работы их на развитие и совершенствование. Отсюда, по мнению автора вытекает возможность особого, “эстетического разрешения конфликтов”.
Безусловным достоинством работы является исчерпывающий анализ признаков и проявлений конфликтов различных уровней, детальная классификация конфликтов и наличие обоснованных практических подходов к прогнозированию, преобразованию негативных конфликтных проявлений в негативные.
К недостаткам работы можно отнести сложность языка изложения, перегруженность текста специфической терминологией. Эти обстоятельства, насколько затрудняют ее восприятие, что делает книгу практически недоступной для студентов.
Наибольшим минусом работы является то, что автор не обращает никакого внимания на устоявшийся в России и за рубежом концептуальный аппарат конфликтологии. В книге нет ни одной ссылки на других исследователей данной проблематики, хотя в мире насчитывается тысячи томов, посвященных конфликтам. На наш взгляд необходимо хотя бы учитывать то, что уже имеется в мире и не “изобретать велосипед”.
Несоотнесенность идей автора, многие из которых достаточно интересны сами по себе, с имеющимся мировым опытом исследований в сфере конфликтов, с одной стороны, затрудняет восприятие этих идей читателями, а с другой стороны, приводит к тому, что в его классификациях конфликтов подчас смешиваются совершенно различные основания, что существенно снижает ценность всей книги. Так, в целом ряде страниц широкие философско-методологические основания поставлены в один ряд с узко-специфичными. Заявив о своей попытке создать метатеорию конфликтов, С. Карташов на наш взгляд так и не смог объединить “коня и трепетную лань”, эмпирику и философию. Поэтому рассматривая все классификации конфликтов, приведенные автором, хочется спросить, а почему этот пункт, а не другой, или почему именно столько пунктов, ни больше, ни меньше.

Несмотря на некоторые недостатки книга может использоваться как справочное пособие для специалистов, интересующихся конфликтологией.

Ермаков А.Г., Карпенков Ю.В.




Отзыв на журнал “Библиотечка профсоюзного активиста”, № 5, 1997, “Все о забастовках”.

Данный номер посвящен актуальному для нашей страны явлению - забастовочной борьбе. Его тема так и звучит - “Все о забастовках”.
В первом разделе коллектив авторов - ученых Академии труда и социальных отношений - обобщает практику забастовочного движения в России и за рубежом, анализирует различные виды и формы забастовок. В нескольких страницах кратко изложена история развития забастовочной борьбы в России, проанализированы ее этапы. Ценным представляется попытка увязать этапы забастовочного движения с этапами экономических и политических реформ в нашей стране. Авторы делают следующий основной вывод: существующая последние годы тенденция смещения эпицентра забастовок в отрасли, частично или полностью финансируемые из госбюджета, грозит дальнейшим нарастанием забастовочной борьбы и переводом ее в политическое русло.
Одним из самых интересных является раздел, посвященный мировому опыту забастовочной борьбы. В нем главное внимание уделяется типам забастовок, которые характерны для развитых стран Запада. Традиционная забастовка, забастовка солидарности, общенациональная забастовка, кратковременная забастовка, забастовка-демонстрация, кратковременная предупредительная забастовка, чередующиеся забастовки, “пульсирующая” забастовка, шахматная забастовка, селективная забастовка, захват предприятия (оккупационная забастовка), забастовка “наоборот”, “работа строго по правилам”, “работа в заниженном и завышенном темпе” - описаны доступно и просто. Дана краткая, но исчерпывающая информация о том, когда какой тип забастовки используется, какие типы забастовок характерны для тех или иных стран, делается анализ результативности различных типов забастовок.
В разделе “Российское законодательство о забастовках” дан подробный и обстоятельный анализ законодательных актов, регулирующих реализацию конституционного права граждан Российской Федерации “на индивидуальные и коллективные трудовые споры”. Здесь детально рассматривается процедуры выдвижения требований, способы рассмотрения спора примирительной комиссией, с участием посредника, в трудовом арбитраже. Авторы призывают профсоюзных активистов, которым обращена данная брошюра, тщательно взвешивать все за и все против прежде, чем объявлять забастовку, проанализировать политические, психологические, организационные и материальные и другие факторы, влияющие на ситуацию.
В данном разделе, представляющем собой развернутый комментарий к Законам РФ “О порядке разрешения коллективных трудовых споров”, “О коллективных договорах и соглашениях”, “О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности” подробно описаны условия, когда забастовка является незаконной, а также описаны гарантии и правовое положение забастовщиков. Все эти положения, а также примерные формы документов, необходимых при разрешении коллективных трудовых споров, и собственно текст Закона РФ “О порядке разрешения коллективных трудовых споров” имеют большое практическое значение и просто незаменимы для профсоюзных активистов. Можно быть уверенным, что эта брошюра станет их настольной книгой.
Очень ценным является раздел, рассказывающий о Федеральной службе и региональных отделениях (службы) по урегулированию коллективных трудовых споров и Государственной инспекции труда (Рострудинспекции) при Министерстве труда и социального развития России, о в котором приведены имена, адреса и телефоны должностных лиц, к которым можно обратиться за помощью или консультацией.
Итак, на наш взгляд данная брошюра представляется безусловно очень ценным подспорьем для активистов профсоюзов, лидеров стачкомов и менеджеров и директоров предприятий, представителей местных органов власти, занимающиеся проблемой трудовых конфликтов, которые происходят на их территории.
Карпенков Ю.В.


Summary

<< Предыдущая

стр. 5
(из 6 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>