<< Предыдущая

стр. 8
(из 9 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>


Опасности, создаваемые самим человеком в конфликте
на микроуровне, усиливающие конфликт
и провоцирующие стрессы, болезни.
Воображение.
Негативные эмоции.
Пустые разговоры, обсуждение чужих жизней. (Политика, секс, религия и нация - самые конфликтогенные темы.)
Отождествление с идеей, другим человеком, группой и т.д.

Схема № 14.
Методы управления конфликтом 11















Традиционно можно различить два способа завершения конфликтной ситуации - ее урегулирования и разрешения.
Первый способ представляет собой результат организованного успешного побуждения (или принуждения) одного из противников к тому или иному способу действий, выгодному другой стороне или посреднику. Достигнутый таким образом “мир”, или компромисс, недолговечен: поскольку исходная причина не устранена, постконфликтная ситуация чревата новой вспышкой борьбы. Подлинное завершение конфликта возможно на пути его разрешения, которое достигается в результате длительного их спора; устойчивое равновесие сторон наступает как следствие решения проблем и противоречий.

Схема № 15.
Порочный круг12













Круг, из которого нет естественного выхода. Эта последовательность становится бесконечной, пронизывающей всю жизнь человека во взаимоотношениях с другими. Это психологически примитивная реакция, типичная, универсальная форма взаимодействия во время межличностного конфликта.
“Порочный круг” - это взаимодействие, в котором обе конфликтные стороны вовлечены в процесс взаимных ответных ударов и защитных контратак.



Основные положения
общесоциологических теорий конфликта
Так как большинство трудов классиков конфликтологической социологии только начинает переводиться на русский язык и поэтому затруднено для изучения. Студентам предлагаются некоторые тексты, ключевые конфликтологические идеи К. Маркса, Р. Дарендорфа, Г. Зиммеля и Л. Козера. Основой послужит работа Тернера Дж. Структура социологической теории. - М., 1985. С. 125-217.

Ключевые тезисы конфликтологической теории К. Маркса
Конфликт - неизбежное и очень распространенное свойство социальных систем. Социальные конфликты проявляются в полярной противоположности интересов.
Чаще всего они происходят из-за недостатка ресурсов, особенно власти.
Конфликт - главный источник изменения социальных систем.
Чем глубже подчиненные сегменты системы начинают осознавать свои истинные коллективные интересы, тем вероятнее они будут сомневаться в законности существующей в настоящее время формы распределения дефицитных ресурсов.
Чем больше члены подчиненных сегментов смогут жаловаться друг другу, тем вероятнее они начнут осознавать свои истинные коллективные интересы.
Чем больше подчиненные сегменты сумеют развить унифицированную идеологию, тем вероятнее они начнут сознавать свои истинные коллективные интересы.
Чем выше идеологическая унификация членов подчиненных сегментов системы, тем более развита их структура политического руководства, тем сильнее поляризация господствующих и подчиненных сегментов системы.
Чем более насильственным является конфликт, тем больше структурные изменения системы и перераспределение недостающих ресурсов.

Исходные идеи конфликтологической теории Г. Зиммеля
Социальные отношения складываются в системном контексте, воплощением которого служат только органическая взаимосвязь процессов ассоциации и диссоциации.
Подобные процессы одновременно являются выражением как инстинктивных импульсов людей, так и императивов, продиктованных различными типами социальных отношений.
Конфликтные процессы - очень распространенная черта социальных систем, которые отнюдь не во всех случаях приводят к разрушению системы и/или социальным изменениям.
Чем больше группы вовлечены в конфликт эмоционально, тем острее конфликт.
Чем сильнее соперничество участвующих в конфликте, тем сильнее их эмоции, вызванные конфликтом.
Чем лучше сгруппированы группы, втянутые в конфликт, тем он острее.
Чем крепче было раньше согласие участвующих в конфликте, тем острее конфликт.
Чем менее изолированы и обособлены конфликтующие группы благодаря широкой социальной структуре, тем острее конфликт.
Чем меньше конфликт служит просто средством достижения цели, чем больше он становится самоцелью, тем он острее.
Чем больше, по представлению его участников, конфликт выходит за пределы индивидуальных целей и интересов, тем он острее.

Г. Зиммель о функциях социального конфликта
по отношению к оппонентам (конфликтерам)
Чем сильнее внутригрупповые раздоры и чаще межгрупповые конфликты, тем менее вероятно, что границы между группами должны исчезнуть.
Чем острее конфликт, тем сильнее внутренняя сплоченность конфликтных групп.
Чем больше острота конфликта и меньше конфликтные группы, тем выше их внутренняя сплоченность.
Чем острее конфликт и меньше конфликтная группа, тем меньше в каждой группе терпимости к отклонениям и разногласиям.
Чем острее конфликт и чем больше группа выражает позицию меньшинства в данной системе, тем сильнее ее внутренняя сплоченность.
Чем острее конфликт и чем больше группа занята самообороной, тем сильнее ее внутренняя сплоченность.

Г. Зиммель о функциях конфликта
по отношению к социальному целому
Чем чаще конфликты и чем они острее, тем лучше члены подчиненных групп могут избавиться от враждебности, почувствовать себя хозяевами собственной судьбы и, следовательно, поддерживать интеграцию системы.
Чем менее острый конфликт и чем он чаще, тем больше вероятность того, что будут созданы нормы, регулирующие конфликты.
Чем сильнее вражда между группами в социальной иерархии, чем реже при этом открытые конфликты между ними, тем сильнее их внутренняя сплоченность, тем вероятнее, что они будут держать определенную социальную дистанцию и тем самым содействовать сохранению существующего социального порядка.
Чем больше продолжительность и меньше острота конфликта между группами, в различной степени обладающими властью, тем более вероятно, что они отрегулируют свое отношение к власти.

Основные положения
конфликтологической концепции Р. Дарендорфа
Чем больше соберется технических, политических и социальных условий организации, тем острее конфликт.
Чем больше распределение авторитета связано с распределением других вознаграждений, тем острее конфликт.
Чем меньше мобильность между господствующими и подчиненными группами, тем острее конфликт.
Чем больше обнищание угнетенных, связанных с распределением вознаграждений переключается с абсолютного базиса на относительный, тем более насильственным является конфликт.
Чем меньше конфликтные группы способны приходить к соглашениям, тем более насильственным является конфликт.
Чем острее конфликт, тем больше он вызывает структурных изменений и реорганизаций.

Л. Козер о причинах социального конфликта
Чем больше неимущие группы сомневаются в законности существующего распределения дефицитных ресурсов, тем вероятнее, что они должны будут разжечь конфликт.
Чем меньше каналов, по которым группы могут излить свое недовольство по поводу распределения дефицитных ресурсов, тем более вероятно, что они должны усомниться в законности.
Чем меньше в неимущих группах имеется организаций, между которыми распределяется эмоциональная энергия членов этих групп, тем более вероятно, что не имеющие других поводов для жалоб они должны усомниться в законности.
Чем больше члены неимущих групп пытаются перейти в привилегированные группы, чем меньше допускаемая при этом мобильность, тем вероятнее, что они не станут придерживаться законности.
Чем больше обнищание групп из абсолютного превращается в относительное, тем более вероятно, что эти группы станут зачинщиками конфликтов.
Чем в меньшей степени социализация, испытываемая членами неимущих групп, порождает у них внутреннюю личную принужденность, тем более вероятно, что они должны испытывать относительное обнищание.
Чем меньше внешних принуждений испытывают члены неимущих групп, тем больше вероятность того, что они испытывают относительное обнищание.

Л. Козер об остроте социального конфликта
Чем больше связи между участниками конфликта являются первичными, тем меньше вероятность открытого выражения враждебности, но тем сильнее она проявляется в конфликтной ситуации.
Чем больше вторичных связей между участниками конфликта, тем фрагментарнее их участие в нем, тем меньше они вовлечены в него эмоционально.
Чем более жесткой является структура, тем меньше в ней будет институциализированных средств, позволяющих гасить конфликты и напряженность, тем острее конфликт.
Чем больше механизм управления системой, тем жестче ее структура и острее конфликт.
Чем больше группы, вовлеченные в конфликт, преследуют свои реалистические (объективные) интересы, тем мягче конфликт.
Чем в большей мере группы конфликтуют из-за нереалистических спорных вопросов (ложных интересов), тем острее конфликт.
Чем дольше длится реалистический конфликт, тем больше возникает нереалистических спорных проблем.
Чем в большей мере группа едина в идеологическом отношении, тем дальше выходят конфликты за пределы личных интересов.
Чем больше конфликт в группе связан с наиболее существенными ценностями и проблемами, тем острее конфликт.

Л. Козер о функциях социального конфликта
Чем острее конфликт, тем четче разграничиваются конфликтующие между собой группы.
Чем острее конфликт, чем сильнее разделение труда в каждой из конфликтующих групп, тем вероятнее, что в каждой из них структура принятия решения будет централизованной.
Чем больше конфликт между группами ведет к усилению конформизма, тем больше накапливается враждебных чувств, тем вероятнее, что в конце концов вспыхнет внутригрупповой конфликт.
Чем подвижнее система, тем вероятнее, что конфликт будет содействовать инновациям и творчеству.
Чем подвижнее система, тем меньше вероятность того, что конфликт вызовет перенесение враждебных чувств на альтернативные объекты, тем вероятнее, что конфликт столкнулся с реальными источниками напряжения.
Чем подвижнее система, тем выше вероятность того, что конфликт воспринимается власть имущими в качестве сигнала неприспособленности системы, на который нужно обратить внимание.
Чем чаще происходят конфликты, тем меньше вероятность того, что они отражают разногласия по поводу основных ценностей, тем в большей мере их функциональное значение состоит в том, чтобы сохранять равновесие.
Чем чаще и слабее конфликты, тем выше вероятность того, что они будут содействовать нормативной регуляции конфликтов.
Чем подвижнее система, тем выше вероятность того, что конфликт сможет установить в системе сбалансированную иерархию власти.

Этический кодекс консультанта
по разрешению конфликтов
В ответ на доверие клиента я обязуюсь осуществлять свою практическую деятельность так, чтобы она служила на благо клиента, общества и человечества.
Основные обязательства:
Интересы клиента соотносить с интересами организации и общества с целью поиска оптимальных, эффективных решений в конфликте.
Сохранять непредвзятую, независимую позицию с учетом всех относящихся к конфликту фактов и ответственных мнений.
Сохранять конфиденциальность, т. е. информацию о конфликте обсуждать только с клиентом и сохранять любую информацию, могущую нанести вред клиенту.
Принимать только те задания от клиента, которые в моей компетенции как специалиста-конфликтолога.
Оказывать помощь клиенту в разработке практических, реалистических решений, которые можно быстро и эффективно использовать в конкретной конфликтной ситуации для достижения поставленной цели.
Знакомить клиента с применяемыми принципами, методами и технологиями работы с тем, чтобы в дальнейшем он сам мог использовать их для управления или разрешения конфликтов.
Не помогать клиенту при обстоятельствах или условиях, которые могут повлиять на объективность, независимость или честность.
Не помогать клиенту, если он в этот момент консультируется с другим специалистом по конфликтам.
Не рекламировать свою деятельность, ссылаясь на успехи клиента (лица или организации), достигнутые с моей помощью в разрешении конфликтов, без согласия клиента.
Возможно вступление в конфронтацию с клиентом при сообщении ему неприятных фактов и мнений в определенном режиме при полном доверии клиента ко мне как специалисту.
Оставаться собой, вести себя в соответствии с собственными ценностями; этого же ожидаю от клиента.
При достижении своих целей в конфликте, клиенты могут ссылаться на мою помощь, на мои консультации, как на профессионала по разрешению конфликтов.

Заключение
Введение в общую теорию конфликтов, разумеется, не дает всей необходимой информации по столь сложной тематике. Учебная программа не может служить практическим пособием по разрешению конфликтов. Однако, теоретические конструкции, закономерности развития механизмов конфликта, категориально-понятийный аппарат, принципы, нормы и методы могут быть эффективно использованы при анализе и диагностике конкретного конфликта.
Изучая конфликты как явление человеческой жизни, консультируя и оказывая помощь населению, конфликтолог не только разъясняет, как применять то или иное правило или фиксирует его нарушение. Главная задача - способствовать формированию такого типа мышления у населения и таких юридических механизмов в обществе, которые бы содействовали становлению правового государства, в котором была бы предусмотрена защита социально-позитивных конфликтов от насилия властных структур и беззакония.

КОНФЕРЕНЦИИ И СЕМИНАРЫ


ДЕСЯТАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ
МЕЖДУНАРОДНОЙ АССОЦИАЦИИ
ПО УПРАВЛЕНИЮ КОНФЛИКТОМ (IACM)
15-18 июля 1997 года, Бонн (Германия) 1


А.К.Зайцев

Более 200 ведущих конфликтологов мира встретились на этот раз в Германии, в комфортабельных условиях Института Густава Штрасеманна в тиши правительственных зданий. Четыре дня интенсивных дискуссий, в которых, в отличие от девятой конференции, участвовала весьма представительная делегация из стран бывшего СССР - более 10 человек из России и Украины. В последний день прошла и отдельная сессия по специфике конфликта в странах бывшего Союза.
Естественно, что при столь обширной тематике, а было заявлено 45 различных сессий, симпозиумов, форумов, дебатов и прочих групповых форм общения, лично обозреть удалось малую часть желаемого. Выступили более 160 человек. Состоялось 14 симпозиумов. Утешением служит лишь возможность публикаций некоторых выступлений в журнале "Социальный конфликт". Часть статей редакцией уже получено. Мы постараемся опубликовать их в последующих номерах.
А теперь несколько заметок по ходу. Отличие Боннской встречи от конференции в Итаке в отсутствии сквозной и ключевой тематики. Поэтому сложилось впечатление некоей аморфности происходящего. Основная масса участников шла на "имена".
Анализ позволил выделить несколько основных тем дискуссий и выступлений на самые разные темы: 1) технология и процедура переговоров; 2) кросс-культурные аспекты конфликтов; 3) обучение конфликтированию; 4) разрешение конфликтов по месту жительства и 5) особенности конфликтов в разных странах мира. Добавим под номером 6 выступления о конфликтах в связи с экологическими проблемами и под номером 7 все остальное. В этом порядке и рассмотрим выступления.
1. Технология и процедура переговоров
Карин Агестам (Karin Aggestam) из Швеции затронула вопросы секретности в международных переговорах. Анализу подверглись переговоры между Израилем и Организацией Освобождения Палестины. В каких ситуациях и при каких условиях секретные переговоры предпочтительны? Как проводить такие переговоры? Каковы роли акторов? Интервенций третьих сторон? СМИ? Частных граждан? Сделанный вывод утверждает, что секретные каналы переговоров избираются в случаях, когда исключительную важность имеет безопасность участников или же затронуты серьезные экономические интересы; когда соглашения и компромиссы затруднительны и проблематичны; когда официальные переговоры заведены в глухие тупики; когда процесс переговоров находится под сверхпристальным вниманием средств массовой информации. Показаны такие переговоры и в политически разделенных обществах, в которых активные местные группы могут противодействовать переговорам.
А.Бодкер (A.M.Bodtker) вынес на обсуждение тему о принципах эмоционального менеджмента в конфликтном взаимодействии. Им выделено четыре принципа такого взаимодействия: эмоциональная уверенность, учет перспектив, знание культуры и стратегически обоснованное эмоциональное выражение.
Алан С.Тидвелл (Alan C.Tidwell) из Австралии предложил оригинальную методику "Разрешения проблем для Одного" (РПО). Эта техника была создана для помощи сторонам в конфликте в создании полезных и реалистичных стратегий. В отличие от посредничества, которое предназначено как минимум для двух диспутантов, РПО создано для использования одним фасилитатором и одной стороны с ее проблемой. РПО сочетает конфликтный или проблемный анализ с производством решений, стоимостных и коммуникационных стратегий. Взятые вместе эти три элемента конституируют конфликт или стратегию разрешения проблемы. Центральная тема РПО исходит из наблюдения Д.Тисволда, что эффективные методы управления конфликтом основываются на получении сторонами знаний о конфликте и о самих себе. РПО делает упор на том, что сторона конфликта узнает о динамике конфликта и о своем собственном поведении. РПО может быть приложима в процедурах посредничества во время встреч со сторонами по отдельности, а также, когда одна из сторон отказывается от участия в посредничестве, в подготовке переговоров, обучении специалистов по работе с жалобами, агентов изменений и пр.
Д.Т.Котенстет и М.А.Хетзел (D.T.Kottenstette, M.A.Hetzel), Денвер, США, продемонстрировали возможности театра во взращивании креативных методов управления конфликтом и социальной трансформации. В основу были положены четыре ключевых положения:
"Театр правды" в каждой культуре далек от развлечения и решает задачи социального развития.
Театр служит мощным поводом для глубокого рефлективного процесса, который может привести к изменению поведения.
Театр предлагает возможности для рефлексивного поведения, которое может результироваться в социальной трансформации.
Опыт театра и послание неразделимы и равны по важности.
2. Кросс-культурные аспекты конфликтов
Ирина Бабич (Москва) изложила результаты исследования механизма кровной мести и его функционирования на Кавказе. В настоящее время действует несколько ситуаций, приводящих к кровной мести. Очень часто виновный в убийстве не возвращается на место поселения после тюремного заключения, он опасается возмездия со стороны семьи жертвы. Конфликтирующие стороны, рассматриваемые как кровные враги, не поддерживают взаимоотношений и не здороваются друг с другом, стараются не встречаться в публичных местах. Посреднический суд как юридический институт в современном Адыгском обществе отсутствует. Тем не менее, посредничество как традиция продолжает играть значимую роль в разрешении различных конфликтных ситуаций, более часто в случаях физического насилия, намного реже в случаях разрушения собственности.
Д.Бар-Он и Л.Гринберг (D.Bar-On, L.Greenberg) в своем выступлении "Израиль как действующая лаборатория концентрированного конфликтного взаимодействия” обратили внимание, что эти конфликты не могут рассматриваться каждый в отдельности. Арабско-Израильский или, в особенности, Палестино-Израильский конфликт, который переплетается с культурными конфликтами о коллективной идентичности между этническими и национальными группами, а также социо-экономическими конфликтами, которые связаны с проблемой абсорбирования иммиграции. К тому же нынешние конфликты в той или иной степени переплетены с неразрешенными прошлыми конфликтами типа наследования традиций переживших Холокост или иммиграции в новую культуру.
Г.Бирбрауэр (G.Bierbrauer) исследовал предпочтения турков-иммигрантов в Германии по разрешению конфликтов. Кросс-культурные контакты почти всегда создают непонимание и конфликты. Процесс, в ходе которого группы или индивиды с различными культурами вступают в первые контакты и влияют друг на друга, обозначается термином "окультуривание". Разработанная Бери (Berry) модель окультуривания включает четыре базовых стиля управления конфликтами: ассимиляцию, интеграцию, разделение и маргинализацию. Результаты показали всеобщее предпочтение интегративного типа управления конфликтами. Более детально, ассимиляционный тип управления конфликтами более предпочтителен в столкновениях по поводу материальных ресурсов, тогда как разделительный стиль более предпочитаем в конфликтах о нематериальных ресурсах. Кроме того, ассимиляционный стиль управления конфликтом предпочитается в спорах между мигрантами и немцами, тогда как разделительный стиль в диспутах между самими мигрантами.
М.К.Козан и К.Эржин (M.K.Kozan, C.Ergin) остановились на роли третьих сторон в управлении конфликтами в турецких организациях. Роль третьих сторон в управлении конфликтами в коллективистских культурах является известным, но отрицаемым феноменом. Опрос 295 работников из 25 муниципальных и частных организаций в Турции показал, что около двух третей респондентов отметили участие третьих сторон в конфликтах. По наблюдениям "равные" играли роль третьей стороны так же часто, как и непосредственные начальники. Но при этом наблюдались существенные различия. В то время как "равные" обычно вовлечены в конфликт с самого начала и до момента, определяемого ими самими, руководителей приглашают вмешаться, когда конфликт вышел в эскалацию или вырвался из-под контроля. Кроме того, вышестоящие чаще использовали власть и побуждали к разрешению конфликта. Равные больше слушали и давали советы. В переговорах передача точек зрения эффективнее шла через равных, а не начальников. Удовлетворенность исходом и процессом разрешения была меньше, если вышестоящие использовали автократические интервенции, и выше, когда вышестоящие и "равные" посредничали.
3. Обучение конфликтированию
А.Карл (A.E.Carl) из Южной Африки описал опыт образования во имя мира. Программа была реализована для 12-15 летних школьников в объятой раздорами провинции Квазулонатал. Было предложено четыре модуля:
Что есть мир?
Корни конфликта.
Навыки по разрешению конфликта.
Создание и поддержание культуры мира.
Четыре модуля были подразделены на 36 уроков, включающих такие аспекты как причины конфликта, навыки по разрешению конфликта, использование навыков мышления в разрешении конфликтов, посредничество, права человека, демократия, переговоры и пр.
Н.Дюлабаум (N.L.Dulabaum) из Свободного университета Берлина рассказала об особенностях педагогики трансформации кросс-культурного конфликта. Ею выделено четыре наиболее существенных параметра реализации обучающих программ.
1. Значимость предварительного консенсуса о главной точке внимания семинара, его целях и логике проведения;
2. Значимость стиля руководства и взаимоотношений: обучение личностному усилению и трансформации конфликта;
3. Значимость общих структурных факторов и обязательств участников: использование, кооперация или то и другое вместе;
4. Значимость методов введения и перехода от теории к практике: решающий "рецепт" для приобретения знаний.
Л.М.Карамушка и М.П.Малыгина (Институт психологии, Киев, Украина) сообщили об исследовании в ряде украинских школ, которое продемонстрировало слабое знание конфликтологии, отсутствие навыков по техникам разрешения конфликтов у директоров школ. На базе этого исследования был разработан и реализован специальный курс "Организационный конфликт в школе". Он состоит из трех элементов активного тренинга: проблемно-постановочных лекций; психологических практических сессий; видео-тренинговых сессий.
4. Разрешение конфликтов по месту жительства
А.Арда и Г.Кьюмс (A.Ardagh & G.Cumes) проинформировали о складывающемся в Австралии внесудебном посредничестве. Система коммунального посредничества посредством центров посредничества, расположенных в коммунах, и представительство в них допускают свободный доступ и прямое участие коммуны и предоставляют уникальный путь как неформальной справедливости, так и социальной справедливости.
Испанские исследователи С. Айестаран и М.Забалета (S.Ayestaran, M.Zabaleta) выдвинули три идеи в попытке объяснения мотивов поддержки уличного насилия в стране басков. Наибольшее влияние на оценку уличного насилия оказывает одобрение насилия с точки зрения перспективы социальной и культурной идентичности молодежи. Одобрение уличного насилия с точки зрения перспективы социальной и культурной идентичности приводит к разделению акторов в терминах принадлежности или не принадлежности к группе. Силовая асимметрия между молодыми людьми, участвующими в уличном насилии, и полицейскими, контролирующими бунтовщиков, усиливает позитивную оценку уличного насилия.
Н.Коп и М.Ювема (N.Kop, M.Euwema) из Нидерландов, опросив в ходе включенного наблюдения более двухсот офицеров полиции, отметили важную роль полицейских в разрешении конфликтов между гражданскими лицами. Кроме того, они еще должны и действовать против гражданских лиц в потенциально конфликтных ситуациях. Отсюда крайняя важность для полицейского обладания должными навыками разрешения конфликта. Тем более, что для офицеров полиции характерен специфический общий стресс. Кроме того, методы управления конфликтом соотносятся с типами и исходами конфликтов.
5. Особенности конфликтов в разных странах мира
Нигерийские конфликтологи в лице доктора Р.Т.Акинеле (R.T.Akinyele) показали специфику распределения власти и управления конфликтом в Нигерии, Судане и Руанде. Разногласия по поводу распределения власти находятся в центре многих политических конфликтов в Африке. Иностранные интервенции для разрешения этих конфликтов провалились, так как упор всегда делался на уважение прав человека и создание климата мирных взаимоотношений, вместо создания политических рамок, которые будут способствовать равному распределению национальных ресурсов.
Усилия по разрешению этнических проблем и проблем меньшинств в Африке с помощью федерализма также не дали воодушевляющих результатов. Причинами этого, как показало изучение Нигерии, Судана и Руанды, являются официальная концепция национальной интеграции как выковывание национальной идентичности, которая превышает этические или лингвистические границы; продолжительное правление военных и нежелание доминирующих групп поддержать этнический контракт, оформленный федеральным соглашением.
6. Конфликты в связи с экологическими проблемами
Н.Артс (N.Aarts) остановился на вопросах публичных дискуссий по сохранению природы в Голландии. Выступающий отметил, что сохранение и развитие природы в стране сегодня является по-настоящему горячей политической темой. Выступление было сфокусировано на трех вопросах:
1. Типы аргументов, используемых участниками;
2. Различные функции этих аргументов в дискуссии;
3. Различные функции "подноготной" участников в дискуссии.
Йоми Акинейя (Yomi Akinyeye) обратил внимание на важность сохранения африканских лесов.
7. Все остальное
Профессор Д.П.Кречуль (D.P.Kreculj) (Белград, Югославия) выступил на тему “Управление конфликтом и социальная трансформация в век глобализации". Управление конфликтом приобретает критическую роль в разрешении противоречий в процессе становления нового типа человеческого общежития, которое можно было бы назвать "обществом глобального риска". Обсуждая на этой основе проблемы управления конфликтом и социальной трансформацией, можно сформулировать рабочую гипотезу: вполне вероятно, что существует новый закон социальной жизни в ее целостности, который оказывает решающее воздействие на все частичные процессы "века глобализации": закон "связывания" (astrigency) - термин автора, т.е. связывания социального времени и социального пространства ("связы-вающая сеть"). Развитие регионализма в процессе глобализации представляется исключительно важным в обстоятельствах, сопровождающих вновь возникшие гео-экономические конфликты вокруг ресурсов и влияния, которые, возможно, обладают куда большим потенциалом, чем конфликты, базирующиеся на этнических или фундаменталистских основаниях. Перед нами возникает потребность в новом виде управления конфликтом - управлении трансформацией деструктивных конфликтов, предопределенных вовлеченными колоссальными экономическими силами, в конструктивные конфликты глобализации и динамизации.



Объявления
Если Вы желаете оформить членство в IACM, то следует связаться с Томом Фьютаком, Исполнительным директором Ассоциации:

Tom Fiutak,
Conflict and Change Center,
301 19th Avenue S.E.:
Hubert Humphrey Institute, Room 252,
University of Minnesota,
Minneapolis, MN 55455, USA.
Телефон: 001-612-625-0362
Факс: 001-612-625-3513
E-mail: iacm@gold.tc.umn.edu.

Конференция 1998 года пройдет недалеко от Вашингтона, США - в колледже университета Мэриленд, с 7 по 10 июня 1998 года (координатор Питер Карневале). По конференции 1999 года обсуждается несколько вариантов - Греция, Израиль или Франция.


КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ

Рецензия на сборник: В контексте конфликтологии. - М., 1996. 166 с.

В сборнике рассматриваются теоретические и практические аспекты конфликтологии.
Часть I. “Теоретические, глобальные и региональные аспекты” представлена работами ученых.
Так, С.А.Эфиров в своей статье “Сценарные варианты глобальных конфликтов” определяет глобальные конфликты как геополитически универсальные и универсально-деструктивные, связанные с проблемой выживания. Он рассматривает такие конфликты как войны, интеграционные и дезинтеграционные процессы, конфликт между демократическими и тоталитарными системами. По его мнению, сейчас все эти конфликты приобретают новые характерные черты, появляются новые возможности для их разрешения во имя будущего социального развития. Автор полагает, что перспективы выживания всего человечества зависят от того, какой из сценариев глобального конфликта будет реализован.
С.В.Соколовский в статье “Массовое насилие (к типологизации форм и агентов насильственных актов)” обращает свое внимание главным образом на одни из типов массового насилия - войны - предлагает к рассмотрению различные определения и типологии этого явления. Помимо прочего, автор вводит такие понятия как “ретро-войны” и “пост-воины”. Автор делает неутешительный вывод о том, что искоренение “пост-войн” будет невозможным до тех пор, пока война остается священным и героическим делом для значительной части массового сознания.
Главной проблемой, которую рассматривает И.Ю.Залысин в статье “Насилие как средство власти: сущность и политические возможности”, является роль насилия в политике, его связь с властью, условия для его применения: инерция насилия, распространение автократических тенденций, рост напряженности, формирование системы принуждения т.д. Автор делает вывод о том, что целостность и стабильность систем, основанных исключительно на насилии, являются, как правило, кажущимися и недолговременными. Автор также рассматривает социальные последствия принуждения в различных политических системах.
А.Н. Глинкин в статье “Наркомания и наркобизнес: растущая и глобальная угроза” анализирует, используя данные статистики, новые аспекты наркомании и наркобизнеса. Он рассматривает их как основные конфликтологические факторы, которые сравнимы по своим последствиям с экологическим бедствием. Автор описывает новые формы борьбы с этим социальным явлением - от применения силы, до легализации наркотиков.
Г.В. Антонов-Романовский в статье “Алкогольная преступность в России: федеральный и региональный аспекты” рассматривает алкоголизацию в России как основной криминогенный фактор, угрозу национальной безопасности страны, используя огромное количество статистических данных по многим регионам России. Автор подчеркивает, что государство до сих пор руководствуется в своей политике интересами бюджета, часто игнорируя социальные аспекты этой проблемы.
Т.М.Дридзе в статье “Социальная коммуникация: культура в эко-антропологической парадигме” предлагает новый подход к социальной эпистемологии - эко-антропологический. Центральным местом этой парадигмы, основным предметом анализа является связка “человек - среда” и их взаимовлияние, основанное на интеракции и коммуникации.
В.С.Дудченко в статье “Методология онтосинтеза” анализирует онтосинтез как фундаментальную функцию сознания. Для его продуктивного использования необходимо, как считает автор:
осознать, что мы живем в единстве с непрерывно изменяющейся целостностью мира, и сами непрерывно изменяемся;
научиться осознанному (вместо спонтанного) онтосинтезу действительной реальности;
научиться действительному онтосинтезу эффективных действий и продуктивной жизни и действительной реальности;
научиться передавать людям достигнутое.
Часть II “Конфликтологическая школа: проблемы и перспективы” представлена практиками, консультантами управленцам.
Так в статье Л.Н. Цой “Практическая конфликтология: проблемы перспективы” анализируются методологические, теоретические, технологические и практические уровни и подходы. В целом, автор следует фундаментальной схеме взаимосвязи “теории и практики” в конфликтологических исследованиях. Автор рассматривает три ипостаси конфликтолога-практика: консультант, педагог и организатор - и описывает идеальные требования к типу мышления конфликтолога-практика, этический кодекс консультанта-конфликтолога, тренинговые правила.
Г.К. Кулагин в статье “Конфликт как этап решения социальной задачи” предлагает рассматривать конфликт как отдельное, иногда случайное событие в производственной деятельности или как часть процесса решения социальной задачи руководителем. Автор затрагивает психологические, технологические и организационные аспекты построения отношений сотрудничества.
А.И. Прусак в статье “Основания действия субъекта в конфликте” определяет конфликт как динамическое взаимодействие субъектов с несовпадающим основаниями деятельности (стратегии, ценности, потребности, мотивы, цели, интересы, желания, представления). Работа конфликтолога, по мнению автора, заключается в использовании конфликтов, а также в изменении характера конфликтов на неразрушительный.
Е.М. Акимкин в статье “Выборы - легитимное средство разрешения конфликта (анализ клиент-консультантских отношений)” анализирует практический случай социологической работы с клиентом в ходе выборов, в том числе роль СМИ в формировании конфликта, целей, стратегии участников. Автор описывает процесс профессионального самоопределения и поиска оснований для интерпретаций фактов, полученных из теоретических источников, СМИ, эмпирического опыта.
М.Е. Пашкова и Л.Н.Цой в статье “Опыт взаимодействия психологических методов и социологических подходов в учебном процессе. Реальные разногласия, пути их преодоления, дальнейшие перспективы совместной работы” ведут научный диалог, который проливает свет на противоречия между психологическими и социологическими позициями в конфликтологическом тренинге. Эти противоречивые позиции определяют суть и процесс тренинга, профессиональные принципы, специфические характеристики тренинга в больших и малых группах, различия в терминологии, принципы “открытости” в тренинговом процессе, отношение к манипулятивным технологиям.
На наш взгляд, данный сборник представляется безусловно очень ценным подспорьем для конфликтологов, преподавателей, студентов, консультантов по управлению и всех интересующихся проблемой конфликтов и методами разрешения конфликтов.

Подготовили Ермаков А.Г., Карпенков Ю.В.




Summary
Tzoi L.N. Conflictology. The educational program for high schools.
The educational program “Conflictology” is intended for the students of legal high school and includes four sections. First is aimed at study of a nature of the conflict, second - at study of mechanisms of the conflict, third - at study of kinds of the legal conflicts, fourth - at study of methods of resolution and prevention of the conflicts.
Spegel N. Taking risks in training.
This article reports on an action research project/qualitative undertaken in 1995 on the feasibility of using adventure based leaning (ABL) techniques to teach dispute resolution skills to a multi-disciplinary class of tertiary students.
On a practical level this study has indicated first, that ABL operates effectively on multi-disciplinary level. The fact that the more mature participants appeared to gain the most learning benefit from ABL indicate the potential value of integrating this mode of instruction in adult dispute resolution training program.
Tjosvold D., Sasaki S. Managing conflict between Hong Kong and North America to develop new products and Trust.
The authors of this article use the Deutsch’s theory of cooperation and competition to examine how trust is developed among new product specialists based in the Hong Kong parent and its Canadian subsidiary. The main conclusions of the research are the following:
Effective conflict management may be critical for both the innovation needed to create new products and for trust;
Trust is tested and strengthened when people disagree with each other’s ideas to be more productive;
Cooperative goals contributed to a open-minded discussion of views between employees and that this kind of interaction led to productive work and relationship, and these effects in turn resulted in trust in the overall relationship.
Dikareva O.V. Elections: the conflict between the leader and his team

<< Предыдущая

стр. 8
(из 9 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>