стр. 1
(из 5 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>


ВЕКСЕЛЬ В ХОЗЯЙСТВЕННОМ ОБОРОТЕ

КОММЕНТАРИЙ ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ СПОРОВ

Издание четвертое,
переработанное и дополненное

Л.А. НОВОСЕЛОВА

КОММЕНТАРИЙ К ОБЗОРУ ПРАКТИКИ РАЗРЕШЕНИЯ СПОРОВ,
СВЯЗАННЫХ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ВЕКСЕЛЯ В ХОЗЯЙСТВЕННОМ ОБОРОТЕ
(ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО ПРЕЗИДИУМА ВАС РФ ОТ 25.07.1997 N 18)

О ФОРМЕ ВЕКСЕЛЬНОГО ОБЯЗАТЕЛЬСТВА

1. Вексель признается составленным с нарушением формы при отсутствии на нем собственноручной подписи векселедателя.

При рассмотрении спора о взыскании суммы по векселю с авалиста было установлено, что подпись лица, подписавшего вексель от имени юридического лица - векселедателя, была воспроизведена посредством штемпеля.
Авалист в обоснование своего отказа платить указывал на дефект формы векселя, который должен был содержать собственноручную подпись уполномоченного лица, поскольку иные способы оформления документа вексельным правом исключены.
Векселедержатель, ссылаясь на пункт 2 статьи 160 Гражданского кодекса Российской Федерации, настаивал на признании векселя надлежаще оформленным, поскольку гражданское законодательство допускает такой способ воспроизведения подписи.
Арбитражный суд признал наличие дефекта формы векселя и освободил авалиста от ответственности на основании статьи 32 Положения о переводном и простом векселе, введенного в действие Постановлением ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1937 года (далее - Положение). При этом арбитражный суд обоснованно указал, что в нормативном порядке иной, кроме собственноручного, способ оформления подписи на векселе не установлен. В представленном истцом документе подпись была воспроизведена посредством штемпеля, что явно устанавливалось при обычном осмотре. Выполнение какого-либо реквизита векселя (включая подпись) способом, прямо не предусмотренным вексельным законодательством, расценивается как отсутствие соответствующего реквизита.
Отсутствие на векселе подписи лица, выдавшего вексель, является нарушением статьи 1 Положения, содержащей требования к форме вексельного обязательства. В связи с дефектом формы векселя отпадает и обязательство авалиста.

2. Простой вексель признается надлежаще оформленным, если при его составлении соблюдены требования статьи 75 Положения о переводном и простом векселе.

При рассмотрении иска векселедержателя к индоссанту простого векселя последний, обосновывая свой отказ оплатить вексель, указывал, что представленный ему документ не является векселем ввиду дефекта формы, поскольку он оформлен с нарушением требований Постановления Правительства Российской Федерации от 26.09.94 N 1094 "Об оформлении взаимной задолженности предприятий и организаций векселями единого образца и развитии вексельного обращения" - не на специальном бланке и отличается по расположению реквизитов от образцов, утвержденных Постановлением Президиума Верховного Совета РСФСР от 24.06.91 "Об использовании векселя в хозяйственном обороте".

КонсультантПлюс: примечание.
Постановление Президиума ВС РСФСР от 24.06.1991 N 1451-1 "О применении векселя в хозяйственном обороте РСФСР" утратило силу в связи с принятием Федерального закона от 11.03.1997 N 48-ФЗ "О простом и переводном векселе".

Арбитражный суд признал рекомендательный характер прилагаемых к Постановлению Президиума Верховного Совета РСФСР образцов названных бланков. Постановление Правительства Российской Федерации от 26.09.94 N 1094 было принято во исполнение Указов Президента Российской Федерации от 19.10.93 N 1662 "Об улучшении расчетов в хозяйстве и повышении ответственности за их своевременное проведение" и от 23.05.94 N 1005 "О дополнительных мерах по нормализации расчетов и укреплению платежной дисциплины в народном хозяйстве" и устанавливало порядок переоформления кредиторской задолженности юридических лиц коммерческими банками. Указанным Постановлением не устанавливались специальные требования к форме вексельного обязательства. Представленный истцом вексель содержал все предусмотренные статьей 75 Положения о переводном и простом векселе реквизиты и был составлен с соблюдением требований данного Положения. Основания для признания его недействительным вследствие дефекта формы отсутствовали.

3. Включение в вексель ссылок на основания его выдачи влечет его недействительность лишь в том случае, если они обусловливают предложение (обязательство) уплатить вексельную сумму.

При рассмотрении искового требования векселедержателя к одному из индоссантов переводного векселя установлено, что на бланке векселя в верхнем углу векселедателем совершена надпись "сумма на депозите".
Ответчик полагал, что данная пометка делает содержащееся в векселе предложение уплатить обусловленным. Статья 1 Положения о переводном и простом векселе указывает, что содержанием переводного векселя может быть только ничем не обусловленное предложение об уплате. Арбитражный суд расценил внесение такой пометки как дефект формы векселя, признал вексель недействительным и в иске отказал.
Постановлением апелляционной инстанции решение отменено и дело направлено на новое рассмотрение по следующим основаниям. Содержащаяся на векселе пометка никак не соотносится с предложением уплатить и не может быть расценена как условие. Наличие на векселе любых пометок, не преследующих цель обусловить содержащееся в нем предложение (обязательство) уплатить, не влечет недействительности векселя. В связи с изложенным требования истца о взыскании вексельного долга подлежали рассмотрению по существу.

Комментарий к пунктам 1 - 3

1. Одним из основных вопросов, которые решает суд при рассмотрении искового требования, основанного на векселе, является вопрос о том, соответствует ли представленный истцом документ формальным требованиям, позволяющим рассматривать этот документ как вексель, и, следовательно, подчиняются ли отношения сторон вексельному праву.
Вексель является строго формальным обязательством. Вексельное обязательство должно быть оформлено в виде единого письменного документа, содержащего предусмотренные Положением реквизиты. При наличии специальных требований к содержанию некоторых из реквизитов отступление от предписанных правил рассматривается как нарушение формы векселя.
В соответствии со статьей 4 Федерального закона от 11 марта 1997 г. N 48-ФЗ "О переводном и простом векселе" <*> переводной и простой вексель должен быть составлен только на бумаге (бумажном носителе).
--------------------------------
<*> Собрание законодательства Российской Федерации (далее - СЗ РФ). 1997. N 11. Ст. 1238.

Основные требования к форме переводного векселя определены в статье 1 Положения о переводном и простом векселе, а простого - в статье 75 Положения.
Документ, в котором отсутствует хотя бы одно из обозначений, которые в силу требований вексельного законодательства должны содержаться в векселе, не имеет силы векселя, за исключением случаев, прямо перечисленных в Положении.
Так, при отсутствии в переводном векселе указания срока платежа вексель рассматривается как подлежащий оплате по предъявлении; при отсутствии особого указания в переводном векселе место, обозначенное рядом с наименованием плательщика, считается местом платежа и вместе с тем местом жительства плательщика (ст. ст. 2 и 76 Положения).
Как показывает анализ практики общих и арбитражных судов, вопросы соблюдения формы вексельного обязательства нередко упускаются из виду. В результате нормы вексельного права применяются судами к отношениям, которые не подчинены действию указанных норм. Например, по одному из дел суд удовлетворил иск о взыскании вексельного долга с векселедателя простого векселя на основании статьи 48 Положения, хотя представленный истцом документ не содержал вексельной метки, т.е. наименования "вексель", включенного в самый текст документа и выраженного на том языке, на котором документ составлен (подп. 1 ст. 75 Положения). Слово "вексель" было написано вне текста обязательства, в то время как Положение в целях устранения возможности несанкционированной дописки этого реквизита требует включения наименования в текст обязательства таким образом и в таком месте, чтобы исключить возможность приписки этого реквизита недобросовестными лицами, желающими превратить в вексель простое долговое обязательство либо приказ о платеже.
В другом случае арбитражный суд взыскал вексельный долг на основании документа, в котором указывалось, что сумма будет выплачиваться частями в установленные в векселе сроки, несмотря на то, что статья 33 Положения прямо запрещает установление последовательных сроков платежа под страхом недействительности векселя. По другому делу было вынесено решение о взыскании суммы вексельного долга по документу, поименованному как простой вексель, в котором отсутствовал сам текст вексельного обязательства, т.е. обещание уплатить, а были указаны лишь размер суммы и наименование обязанного лица.
2. В векселе должна быть указана сумма платежа. Сумма платежа в векселе не может быть определена путем отсылки к другому документу.
Если сумма векселя обозначена и прописью, и цифрами, то в случае разногласия между этими обозначениями вексель имеет силу на сумму, обозначенную прописью. Если в векселе сумма обозначена несколько раз, либо прописью, либо цифрами, то в случае разногласия между этими обозначениями вексель имеет силу лишь на меньшую сумму (ст. 6 Положения). Приведенная норма Положения позволяет сделать вывод о том, что наличие в векселе различных указаний о размере суммы векселя не влечет его недействительности.
Последствия указания в векселе различных сумм обсуждались при рассмотрении одного из дел в кассационной инстанции. Требования истца основывались на простом векселе, в котором содержались следующие записи, касающиеся размера денежных сумм: "Вексель на 50 млн. рублей" и "Векселедатель обязуется выплатить по этому векселю сумму в размере сто двадцать миллионов пятьсот тысяч рублей".
Арбитражный суд первой инстанции признал, что данный вексель выдан на сумму 50 млн. рублей, и в этой части удовлетворил исковые требования, в остальной части в иске отказал. Судебная коллегия апелляционной инстанции решение оставила без изменения. Постановлением кассационной коллегии ранее принятые по делу акты были изменены, поскольку вывод суда первой инстанции и судебной коллегии апелляционной инстанции о том, что данный вексель следует считать выданным на 50 млн. рублей, неверен и основан на неправильном применении норм материального права, регулирующего спорные отношения сторон.
Судебная коллегия кассационной инстанции указала, что пунктом 2 статьи 75 Положения предусмотрено, что простой вексель содержит простое и ничем не обусловленное обещание векселедателя уплатить векселедержателю определенную сумму. Такое обещание содержалось в учиненной на векселе надписи "векселедатель обязуется выплатить по этому векселю денежную сумму в размере сто двадцать миллионов пятьсот тысяч рублей". Поскольку сумма в 50 млн. рублей была указана цифрами, а 120 млн. - прописью, следовало исходить из того, что силу имеет запись, обозначающая сумму прописью. Учитывая это, кассационная инстанция исковые требования удовлетворила на сумму 120 млн. рублей.
3. В качестве приложения к Постановлению Президиума Верховного Совета РСФСР от 24 июня 1991 г. N 1451-1 "О применении векселя в хозяйственном обороте РСФСР" <*> были приведены образцы написания векселей. Эти образцы имеют рекомендательный характер, и вексель, написанный с отступлением от этих образцов, но соответствующий требованиям Положения к форме вексельного обязательства, не может быть признан недействительным ввиду дефекта формы. Тем не менее на практике нередки ссылки должников по векселю на такие нарушения, как иное, чем в приведенных образцах, расположение текста, на отсутствие печати юридического лица на подписи его представителя и т.д. Подобные доводы, как правило, обоснованно не принимаются арбитражными судами во внимание при обсуждении вопроса о соблюдении требований к форме вексельного обязательства.

КонсультантПлюс: примечание.
Постановление Президиума ВС РСФСР от 24.06.1991 N 1451-1 "О применении векселя в хозяйственном обороте РСФСР" утратило силу в связи с принятием Федерального закона от 11.03.1997 N 48-ФЗ "О простом и переводном векселе".

--------------------------------
<*> Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. N 31. Ст. 1024.

Постановлением Правительства Российской Федерации "Об оформлении взаимной задолженности предприятий и организаций векселями единого образца и развитии вексельного обращения" от 26 сентября 1994 г. N 1094 <*> были утверждены образцы бланков простого и переводного векселя единого образца. Бланки векселей единого образца вводились для оформления хозяйственных сделок на срок не более 180 дней.
--------------------------------
<*> СЗ РФ. 1994. N 24. Ст. 2571.

Следует отметить, что указанное Постановление принято во исполнение Указов Президента Российской Федерации от 19 октября 1993 г. N 1662 "Об улучшении расчетов в хозяйстве и повышении ответственности за их своевременное проведение" <*> и от 13 мая 1994 г. N 1005 "О дополнительных мерах по нормализации расчетов и укреплению платежной дисциплины в народном хозяйстве" <**>. В соответствии с этими актами срочными долговыми обязательствами (простыми финансовыми векселями) единого образца коммерческие банки должны были переоформить просроченную кредиторскую задолженность предприятий и организаций всех форм собственности. Указанные акты не вводили обязательных требований к форме вексельного акта. Так, пункт 15 указанного Постановления Правительства РФ устанавливает, что действие данного Постановления не распространяется на векселя, эмитируемые коммерческими банками.
--------------------------------
<*> Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1993. N 43. Ст. 4081.
<**> СЗ РФ. 1994. N 5. Ст. 395.

Следует признать, что действие указанных актов не распространяется на векселя, выданные не в связи с оформлением просроченной кредиторской задолженности предприятий и организаций.
В соответствии со статьей 3 Женевской конвенции, имеющей целью разрешение некоторых коллизий законов о переводном и простом векселе, форма N 359, в которой приняты обязательства по переводному или простому векселю, определяется законом той страны, на территории которой эти обязательства были подписаны. Следовательно, законом Российской Федерации могут быть установлены специальные требования к форме вексельного обязательства (к примеру, обязательное оформление на гербовой бумаге и т.д.), не противоречащие требованиям, закрепленным в Единообразном законе о переводном и простом векселе. Такие требования должны быть едиными для всех вексельных обязательств, иначе нарушается требование о безусловности обязательства, поскольку для выяснения того, соблюдена ли форма векселя, приобретателю необходимо будет устанавливать, какие отношения лежали в основе его выдачи, что несовместимо с природой векселя как оборотного документа.
Исходя из сказанного, практика арбитражно-судебных органов признает имеющими силу векселя документы, соответствующие требованиям Положения, независимо от того, оформлены ли они на рекомендованных в подзаконных актах бланках установленной формы.
4. Положение о переводном и простом векселе требует обязательного наличия на документе подписи того, кто выдает вексель (векселедателя). Без подписи нет векселя, нет вексельного обязательства. Подпись векселедателя должна быть совершена рукописным способом.
Механическое воспроизведение подписи, использование иных способов копирования, электронно-цифровой подписи либо иного аналога собственноручной подписи не допускается. В этих случаях вексельное законодательство предусматривает специальные требования к оформлению подписи на тексте обязательства. Положения, закрепленные в пункте 2 статьи 160 ГК РФ, в рассматриваемых отношениях применяться не могут, поскольку требования к форме векселя не могут определяться соглашением сторон.
Если векселедателем выступает юридическое лицо, то наименование юридического лица может быть воспроизведено посредством штемпеля. Но и в этом случае тот, кто составляет вексель от имени юридического лица, должен скрепить документ своей собственноручной подписью.
Если гражданин вследствие физического недостатка, болезни или неграмотности не может собственноручно подписаться, то по его просьбе сделку может подписать другой гражданин (рукоприкладчик). Рукоприкладчик подписывает вексель именем и фамилией векселедателя. Подпись должна быть засвидетельствована нотариусом либо другим должностным лицом, имеющим право совершать нотариальные действия, с указанием причин, в силу которых совершающий сделку не мог подписать ее собственноручно (п. 3 ст. 160 ГК РФ). Без такого засвидетельствования подпись рукоприкладчика будет недействительной, а подписанный им документ не будет иметь силы векселя.
5. Часть 1 статьи 47 Положения предусматривает, что все выдавшие вексель являются солидарно обязанными перед векселедержателем. Из этого вытекает возможность подписания векселя несколькими векселедателями, но без дробления между ними вексельной суммы. При выставлении векселя, подписанного двумя или более лицами, каждый векселедатель принимает на себя самостоятельную обязанность по уплате всей суммы вексельного долга. Так, при рассмотрении иска векселедержателя, предъявленного к двум организациям, подписавшим простой вексель в качестве векселедателей, ответчики ссылались на недействительность векселя, в котором указаны два векселедателя. Арбитражный суд, основываясь на статье 47 Положения, признал соблюденными формальные требования, предъявляемые к вексельному обязательству, и рассмотрел вопрос о взыскании вексельного долга по существу.
6. Положение о переводном и простом векселе не требует для действительности векселя обязательного скрепления подписи лица, выдающего вексель от имени юридического лица, печатью. Законодательством отсутствие печати организации на документе, оформленном от имени юридического лица, не рассматривается как дефект формы сделки, влекущий ее недействительность. Следовательно, отсутствие печати на векселе, выданном от имени юридического лица, не может рассматриваться как дефект формы, влекущий недействительность вексельного обязательства.
7. Законодательные акты, регулирующие форму векселя, требуют для действительности векселя, в том числе и оформленного от имени юридического лица, наличия одной подписи управомоченного лица. Отсутствие подписи бухгалтера (главного бухгалтера) на векселе, оформленном от имени юридического лица, не рассматривалось судами как дефект формы.
После введения в действие Федерального закона от 21 ноября 1996 г. N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете" <*> такой подход потребовал определенного уточнения, поскольку пунктом 3 статьи 7 названного Закона определено, что без подписи главного бухгалтера денежные и расчетные документы, финансовые и кредитные обязательства считаются недействительными и не должны приниматься к исполнению. Статья 160 ГК РФ допускает возможность установления в законе либо ином правовом акте дополнительных требований, которым должна соответствовать форма сделки, и последствий несоблюдения этих требований.
--------------------------------
<*> СЗ РФ. 1996. N 48. Ст. 5369.

Между тем определенные сомнения при применении положений Закона о бухгалтерском учете в отношениях, связанных с оформлением векселей, прежде всего вызывает неопределенность понятий "денежный документ", "финансовое обязательство" и "кредитное обязательство". Ввиду отсутствия специального указания о необходимости второй подписи в актах, регулирующих вексельные отношения, представляется, что векселя, подписанные от имени юридического лица, без подписи главного бухгалтера не должны рассматриваться как составленные с нарушением требований об их форме.
8. Одним из основных требований к форме переводного векселя является включение в документ простого и ничем не обусловленного предложения уплатить определенную сумму. Такое предложение на практике чаще всего формулируется словами "платите" или "уплатите по данному векселю". В простом векселе должно содержаться простое и безусловное обещание уплатить определенную сумму ("уплачу", "буду платить" и т.п.).
В силу указанного требования включение в текст документа каких-либо формулировок, связывающих обещание (или предложение) платить с наступлением какого-либо события, с возникновением, прекращением или наличием каких-либо обстоятельств либо с выполнением каких-либо условий, лишает документ силы векселя. При рассмотрении исковых требований о взыскании сумм по векселю весьма часто арбитражные суды сталкиваются с тем, что текст документа, представленного истцом, включает прямо или косвенно выраженное условие платежа, например, "обязуюсь платить по векселю полученную сумму", "оплатите на основании договора трассированный на вас вексель", "оплата по векселю производится по получении товара" либо по истечении определенного срока с момента передачи или получения суммы от первого векселедержателя и т.д. Такого рода документы не могут рассматриваться как векселя.
Вместе с тем в документе допускаются служебные отметки, в том числе и указывающие на связь документа с какими-либо сделками. Если они включены вне текста основного обязательства и не обуславливают исполнение по нему, то их включение не лишает документ вексельной силы. Такие отметки производятся участниками оборота для облегчения учета по совершаемым с векселями сделкам.
Как показывает практика, в некоторых случаях ошибочно вексель рассматривается как условное обязательство, несмотря на отсутствие в документе каких-либо оговорок. Так, по одному из дел арбитражный суд не признал векселем представленный истцом документ по мотиву, что он выдан руководителем филиала организации-ответчика с превышением полномочий. По мнению арбитражного суда, в данном случае отсутствовал один из необходимых элементов, без которых он теряет вексельную силу, - безусловность его исполнения, так как, учитывая ограничения полномочий филиала, у ответчика обязанность оплаты векселя возникает только в случае одобрения совершенной сделки. Однако обстоятельства, не отраженные в тексте вексельного документа, не могут приниматься во внимание при оценке формы вексельного обязательства.

ПОСЛЕДСТВИЯ ПОДПИСАНИЯ ВЕКСЕЛЯ
ЛИЦОМ С ПРЕВЫШЕНИЕМ ПОЛНОМОЧИЙ

4. Подписание векселя от чужого имени с превышением полномочий обязывает самого подписавшего и не влечет недействительности обязательств иных лиц, поставивших свои подписи на векселе.

Векселедержатель после отказа векселедателя от платежа по простому векселю предъявил иск о взыскании вексельного долга к индоссанту. Индоссант отказался удовлетворить это требование со ссылкой на подписание векселя от имени векселедателя неуполномоченным лицом, в силу чего сделка должна быть признана недействительной.
Арбитражный суд установил, что вексель подписан директором филиала предприятия векселедателя. В соответствии с уставом и доверенностью директор филиала наделен полномочиями на заключение сделок на сумму, не превышающую 5 млн. рублей. Вексель же выдан на 10 млн. рублей. Суд признал, что директор при подписании векселя превысил предоставленные ему полномочия, следовательно, вексель недействителен. В иске было отказано.
Постановлением кассационной инстанции решение отменено в связи с неправильным применением норм материального права, поскольку арбитражным судом при вынесении решения не принято во внимание, что в случаях, когда подписавшее вексель лицо не имело соответствующих полномочий, следует руководствоваться статьей 8 Положения о переводном и простом векселе. Указанная статья предусматривает, что каждый, кто подписал вексель в качестве представителя лица, от имени которого он не был уполномочен действовать, сам обязан по векселю. В таком же положении находится представитель, превысивший свои полномочия.
Подписание векселя неуполномоченным лицом не влечет недействительности обязательств всех иных лиц, поставивших свои подписи на векселе (статья 7 Положения), в том числе индоссантов. Поскольку векселедержатель основывал свое право на непрерывном ряде индоссаментов и ответчик не представил доказательств, свидетельствующих о недобросовестности держателя векселя, исковые требования были удовлетворены.

Комментарий к пункту 4

1. В соответствии с пунктом 2 статьи 147 ГК РФ отказ от исполнения обязательства, удостоверенного ценной бумагой со ссылкой на отсутствие основания обязательства либо на его недействительность, не допускается.
В отношениях, регулируемых вексельным правом, это требование заменено правилами об ограничении возражений вексельного должника (ст. ст. 17 - 19 Положения), из которых вытекает возможность ссылки должника на возражения, вытекающие из его личных отношений к кредитору, предъявившему требование. Под личными отношениями в данном случае понимаются отношения между сторонами в гражданско-правовой сделке. Исходя из принципа публичной достоверности векселя, добросовестный приобретатель ценной бумаги может доверять ее содержанию. Против требования добросовестного держателя должник по векселю (в рассматриваемом примере - один из индоссантов) не может выдвигать возражений, основанных на его личных отношениях к векселедателю или предшествующим векселедержателям (ст. 17 Положения). (Более подробно вопрос о допустимых возражениях вексельного должника против предъявленного ему требования рассматривается в комментарии к п. 9.)
Даже если индоссант был первым векселедержателем и в силу этого мог знать об отсутствии у лица, подписавшего вексель от имени векселедателя, соответствующих полномочий, возражения, вытекающие из связывающей его с векселедателем сделки, как правило, не могут выдвигаться против лица, не являвшегося участником этой сделки. Должник по векселю вправе выдвигать такие возражения лишь в тех случаях, когда векселедержатель, приобретая вексель, действовал сознательно в ущерб должнику. Такая ситуация имела бы место, например, если бы индоссант доказал, что данный векселедержатель знал в момент приобретения векселя о недействительности совершенной директором филиала организации-векселедателя сделки по выдаче векселя. Наличие на векселе подписи, которая не может обязывать лицо, от имени которого он подписан, не делает недействительными подписи иных лиц (в рассматриваемом случае - индоссанта). Его подпись в силу указания статьи 7 Положения не теряет силы.
2. На практике распространенный характер имеют ссылки индоссантов на то, что подписи от имени юридического лица векселедателя либо предшествующих держателей - юридических лиц поставлены неуполномоченными представителями.
Ссылки ответчиков на статью 174 ГК РФ в таких случаях не могут быть приняты во внимание.
Во-первых, по основаниям, предусмотренным статьей 174 ГК РФ, суд может признать сделку недействительной только по иску лица, в интересах которого были установлены ограничения. Индоссант не является лицом, в интересах которого были установлены ограничения полномочий представителей организации-векселедателя на совершение сделки, и в силу этого у него отсутствует право на иск о признании сделки недействительной.
Во-вторых, сделка, совершенная лицом с превышением полномочий, может быть признана недействительной лишь при условии, что другая сторона сделки знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях. Векселедержатель в рассматриваемом случае не является стороной недействительной сделки и при обычных условиях, учитывая характер вексельного обязательства, не может и не должен знать о ее характере, содержании, обстоятельствах совершения и т.д.
В тех случаях, когда требование предъявляется к векселедателю простого векселя векселедержателем, не связанным с векселедателем сделкой, послужившей основанием выдачи векселя, применение норм статьи 174 ГК РФ недопустимо по соображениям, изложенным выше. В таких случаях следует руководствоваться статьей 8 Положения, предусматривающей, что каждый, кто подписал вексель в качестве представителя лица, от имени которого он не был уполномочен действовать, сам обязан по векселю и, если он уплатил, имеет те же права, которые имел бы тот, кто был указан в качестве представляемого. Такое же правило установлено и в отношении представителя, который превысил свои полномочия.
3. В случаях, когда требование о платеже предъявляется к организации - векселедателю простого векселя первым векселедержателем, представляется допустимым и не противоречащим природе вексельного обязательства рассмотрение вопроса о недействительности связывающей сторон сделки, явившейся основанием выдачи векселя, в том числе и по основаниям, предусмотренным статьей 174 ГК РФ.
При применении данной статьи в практике выявились различные подходы к решению вопроса о необходимости признания сделки недействительной в полном объеме, если лицо частично действовало в рамках предоставленных полномочий. Например, руководитель филиала имел полномочия на совершение сделки в сумме до 5 млн. рублей. Представляется, что в данном случае отсутствуют основания для признания сделки недействительной в полном объеме. При наличии предусмотренных в законе оснований она может быть недействительной только в той части, в какой представитель действовал с превышением полномочий.

5. Включение в текст векселя условия о том, что срок платежа устанавливается указанием на вероятное событие, является нарушением требований к форме векселя и влечет его недействительность.

В простой вексель было включено указание о наступлении срока платежа по истечении 20 дней с момента поступления денежных средств на расчетный счет векселедателя.
При рассмотрении иска векселедержателя к авалисту данного векселя авалист заявил, что его ответственность исключается ввиду недействительности векселей, содержащих иное, чем предусмотрено в Положении о переводном и простом векселе, указание срока платежа.
Тем не менее арбитражный суд иск удовлетворил, указав, что такое обозначение срока платежа не является нарушением формы векселя.
Постановлением апелляционной инстанции названное решение отменено и в иске о взыскании вексельного долга отказано, поскольку в соответствии со статьей 75 Положения простой вексель должен содержать простое и ничем не обусловленное обещание уплатить определенную сумму. Включение в вексель указания, связывающего обязанность оплаты с наступлением события, относительно которого не известно, наступит ли оно, свидетельствует об условном характере обязательства. Кроме того, Положение исключает возможность указания сроков по векселю способами иными, чем установлено статьей 33 Положения. Следовательно, такой документ не может быть признан имеющим силу векселя ввиду дефекта формы.

Комментарий к пункту 5

1. В соответствии со статьей 33 Положения переводной вексель может быть выдан сроком по предъявлении; во столько-то времени от предъявления; во столько-то времени от составления; на определенный день. В силу статьи 77 Положения указанные требования распространяются и на простой вексель.
Векселя, содержащие либо иное назначение срока, либо последовательные сроки платежа, недействительны.
Вексельное право устанавливает более строгие требования к обозначению срока платежа, чем общегражданское законодательство (ст. 190 ГК РФ). Так, допустимое гражданским законодательством определение срока указанием на событие, которое неизбежно должно наступить, в векселе не может использоваться. Сроки в векселе могут быть установлены только теми способами, которые предписаны Положением. Отступление от этих предписаний влечет недействительность векселя ввиду дефекта формы.
В частности, недействительны векселя с альтернативными сроками платежа, со сроками платежа, установленными указанием периода времени с определенной даты либо с наступления определенного события, и т.д.
2. Векселедатель может установить, что переводный вексель сроком по предъявлении не может быть предъявлен к платежу ранее определенного срока. Например: "Платите по предъявлении, но не ранее 5 апреля 1997 года" или "Уплачу по предъявлении, но не ранее месяца с момента составления векселя". Такой способ обозначения срока платежа допускается (п. 2 ст. 34 Положения).
Включение подобных оговорок в векселя с иным обозначением срока вексельным законодательством не допускается. Документы с подобным обозначением срока не могут рассматриваться как векселя.
3. Порядок исчисления сроков платежа установлен статьями 34 - 37 Положения.
4. Если в векселе срок платежа не указан, то вексель рассматривается как подлежащий оплате по предъявлении (п. 2 Положения). Данное правило применимо только в тех случаях, когда документ вообще не содержит указаний о сроке. В судебной практике это положение в некоторых случаях понимается ошибочно. При рассмотрении споров суды, устанавливая, что в векселе срок определен не теми способами, которые предписаны Положением, не констатируют дефектность векселя в целом, а ошибочно исходят из того, что в векселе нет условия о сроке, и полагают, что такой документ тем не менее является векселем, подлежащим оплате по предъявлении.
5. Переводной вексель сроком по предъявлении оплачивается при его предъявлении. Статья 34 Положения предусматривает, что такой вексель должен быть предъявлен к платежу в течение года со дня его составления.
Положение устанавливает общее правило о годичном сроке, в течение которого вексель сроком "по предъявлении" должен быть предъявлен к платежу, и одновременно допускает возможность для векселедателя указать в векселе более длительный либо сокращенный срок для предъявления, например "вексель подлежит предъявлению к платежу в течение полугода со дня выдачи" либо "вексель должен быть предъявлен не позднее 15 месяцев со дня его выдачи".
Индоссанты могут лишь сократить сроки для предъявления, но не имеют права их увеличивать.
Срок предъявления векселя является пресекательным. При пропуске указанного срока векселедержатель утрачивает права на регресс по этому векселю. В силу статьи 53 Положения по истечении сроков, установленных для предъявления переводного векселя сроком по предъявлении, векселедержатель теряет свои права против индоссантов, против векселедержателя и против других обязанных лиц, за исключением акцептанта. Векселедержатель простого векселя утрачивает права в отношении всех лиц, кроме векселедателя (ст. 78 Положения).
Векселедатель вправе установить, что вексель сроком "по предъявлении" не может быть предъявлен к платежу ранее определенного срока. В таком случае срок для предъявления течет с этого срока, а не со дня составления векселя.
С учетом положений статьи 34 Положения допустимо включение в вексель сроком "по предъявлении" указаний о том, что он не может быть оплачен ранее указанного в нем срока, но должен быть предъявлен к платежу не позднее указанного в нем срока на предъявление.
6. В отношении векселей со сроком "во столько-то времени от предъявления" Положение устанавливает, что срок платежа определяется либо датой акцепта, либо датой протеста в неакцепте (ч. 1 ст. 35). В простом векселе срок исчисляется с даты отметки о предъявлении - "визы" (ст. 78 Положения).
Акцепт, протест или визирование должны быть совершены в течение одного года со дня выдачи (составления) векселя либо в течение срока для предъявления к акцепту (для отметки - в простом векселе), установленного векселедателем или индоссантами. Векселедатель может сократить годичный срок или обусловить срок более продолжительный. Индоссанты могут этот срок сократить (ст. 23 Положения). В случае отсутствия проставленной даты акцепта векселедержатель переводного векселя, чтобы сохранить свои права против индоссантов и против векселедержателя, должен удостоверить это упущение своевременным совершением протеста (протест переводного векселя в недатировании акцепта) (ст. 25 Положения). По простому векселю отказ векселедателя поставить датированную отметку о предъявлении также должен быть удостоверен протестом, дата которого служит начальным моментом для течения срока от предъявления (ч. 2 ст. 78 Положения).
Если дата акцепта или визирования не проставлена, а акт протеста не составлялся, считается, что акцепт или визирование были произведены в последний день срока, предусмотренного для совершения этого действия (ч. 2 ст. 35 Положения). Данное правило не применяется в случаях, когда отметка об акцепте или визировании на векселе не проставлена.
7. Положение не допускает возможности установления в векселе со сроком платежа "во столько-то времени от предъявления" условий о том, что предъявление не может иметь места ранее установленного срока. Документ, в который включено такое указание, недействителен ввиду дефекта формы.
8. В соответствии со статьей 190 ГК РФ сроки могут определяться указанием на событие, которое неизбежно должно наступить. Если возникновение или прекращение гражданских прав и обязанностей связывается с наступлением события, относительно которого неизвестно, наступит оно или нет, то это событие определяет не срок, а условие (ст. 157 ГК РФ). Вексельное обязательство не может быть дано под условием (ст. ст. 1 и 75 Положения). Документ, содержащий такие указания (например, "платите через месяц после получения денег"), не является векселем.

6. Невозможность признания документа векселем в силу дефекта его формы не препятствует предъявлению самостоятельного требования из такого документа на основании норм гражданского права об обыкновенном долговом документе.

Векселедержатель обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с векселедателя простого векселя вексельной суммы и процентов, начисленных на нее.
Поскольку в ходе рассмотрения дела арбитражный суд установил дефект формы векселя, истец заявил ходатайство об изменении основания иска и просил взыскать сумму долга по договору займа. При этом истец представил доказательства, подтверждающие факт передачи ответчику денежных средств на условиях договора займа. Из представленных истцом документов следовало, что вексель ответчиком выдан в подтверждение обязательства выплатить по наступлении обусловленного срока полученные взаймы денежные суммы (статья 815 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Арбитражный суд ходатайство удовлетворил, указав на предоставленную истцу возможность заявить самостоятельное требование о взыскании суммы долга по гражданско-правовой сделке.
Представленный истцом документ, названный сторонами векселем, был рассмотрен как долговая расписка. Правоотношения сторон в этом случае регулируются общегражданским законодательством, а не нормами вексельного права.

Комментарий к пункту 6

1. Вексель в гражданском обороте используется, как правило, в качестве средства оформления коммерческого кредита, предоставляемого в товарной форме продавцами (поставщиками, подрядчиками и т.п.) покупателям (заказчикам и т.п.) в виде отсрочки уплаты денег за проданные товары, оказанные услуги, выполненные работы.
Вексель может быть также выдан заемщиком в подтверждение своей обязанности выплатить полученные взаймы денежные суммы (ст. 815 ГК РФ). В этих отношениях выдача векселя не прекращает обязательств, возникших из договора (сделки), повлекшего выдачу векселя. По общему правилу выдача векселя не рассматривается как новация вытекающего из основной хозяйственной сделки денежного обязательства - уплатить цену за товары, работы или услуги, уплатить долг по займу. Передача векселя не погашает существующего между сторонами денежного обязательства; вексель передается как средство получения платежа.
Лицо, которому вексель был выдан на основании таких сделок, в случаях утраты возможности осуществлять свои права из векселя (вексель признан недействительным ввиду дефекта формы, истекли давностные сроки по векселю и т.п.) может предъявить требование своему контрагенту о взыскании долга по основной сделке.
Высказываемые нередко опасения о негативных последствиях предъявления одновременного требования к должнику и по векселю, и по основной сделке неосновательны. Например, если простой вексель был оплачен векселедателем либо первому держателю, либо последующим держателям, то это обстоятельство освобождает его от платежа по основной сделке с первым векселедержателем.
Возможна ситуация, когда должник по основному договору уплатил кредитору по векселю, но последний вексель не вернул и предъявляет требование о платеже, основанное на векселе. В этом случае вексельный должник может ссылаться на уже произведенный данному держателю платеж (ст. 17 Положения), поскольку это возражение вытекает из отношений, непосредственно связывающих должника по векселю и вексельного кредитора.
Если недобросовестный векселедержатель, получивший платеж, не возвращает вексель должнику, а передает его третьему лицу, то должник может быть освобожден от обязанности платить этому третьему лицу лишь при условии представления доказательств недобросовестности нового держателя векселя (при этом требуется доказать, что векселедержатель в момент приобретения векселя знал об уже произведенной оплате) (ст. 17 Положения). Если же такие доказательства должник не представит и сумма по векселю будет с него взыскана, то он может потребовать повторно уплаченную им сумму от лица, которому ранее был произведен платеж. Лицо, получившее платеж по векселю и передавшее уже оплаченный вексель другому в целях погашения своих обязательств перед последним, тем самым сохраняет собственные денежные средства за счет лица, дважды осуществившего оплату (ст. 1107 ГК РФ). Такие права есть у вексельного должника в отношении лица, непосредственно не связанного с ним договором, но получившего платеж по векселю и передавшего этот вексель другому лицу. В целях исключения подобной ситуации вексельное законодательство предусматривает обязанность векселедержателя передать вексель оплатившему его лицу с распиской в получении платежа. В случае частичного платежа плательщик может потребовать отметки о таком платеже на векселе и выдачи ему в этом расписки (ст. 39 Положения). Тем не менее на практике нередко возникают ситуации, когда недобросовестный держатель векселя уклоняется от передачи уже оплаченного векселя.
Следует отметить, что исполнивший в срок обязательство должник защищен от требований лица, получившего вексель, после его оплаты. В соответствии со статьей 40 Положения тот, кто уплатит в срок, свободен от обязательства, если только с его стороны не было обмана или грубой неосторожности.
2. Гражданское законодательство не запрещает сторонам при наличии прямого соглашения рассматривать выдачу векселя как новацию долга, возникшего по иным основаниям, в частности в случаях, предусмотренных статьями 818 и 815 ГК РФ. В этих случаях передача векселя прекращает ранее существовавшее между сторонами денежное обязательство, заменяя его другим денежным обязательством, оформленным векселем.
3. Выдача векселя накладывает определенный отпечаток на отношения сторон по основному договору. Так, в случаях, когда в соответствии с соглашением сторон заемщиком выдан вексель, удостоверяющий ничем не обусловленное обязательство векселедателя (простой вексель) или иного указанного в векселе плательщика (переводный вексель) выплатить по наступлении предусмотренного векселем срока полученные взаймы денежные суммы, отношения сторон по векселю регулируются Законом о переводном и простом векселе. С момента выдачи векселя правила § 1 главы 42 ГК РФ, регулирующей заемные и кредитные обязательства, применяются к этим отношениям постольку, поскольку они не противоречат Закону о переводном и простом векселе (ст. 815 ГК РФ). В частности, если обязанность заемщика по договору займа оформлена простым векселем, то срок возврата займа определяется на основании условий векселя о сроке платежа. Если вексель подлежит оплате по предъявлении, то срок платежа определяется нормами вексельного права (ст. 34 Положения), а не положениями, установленными частью 2 пункта 1 статьи 810 ГК РФ.
При оформлении векселем обязанности должника по денежному обязательству по уплате цены за товары, работы и услуги срок, место и порядок осуществления платежа определяются условиями векселя. Если вексель контрагентом по договору к оплате не предъявлялся либо был предъявлен с нарушением предусмотренных договором условий, то должник вправе ссылаться на эти обстоятельства в споре с ним как на основания уменьшения своей ответственности (ст. 404 ГК РФ).
4. Простой вексель содержит указание о том, что обязанное по нему лицо (векселедатель) обязуется платить определенную сумму векселедержателю либо любому лицу по его приказу. Если такой документ в силу дефекта формы не может быть признан векселем, то его содержание позволяет рассматривать его как обыкновенную долговую расписку. Держатель такого документа не имеет тех прав и преимуществ, которые вытекают из векселя, но может предъявить требование на основании норм гражданского законодательства из сделки, на основании которой была выдана расписка.
В отличие от требования, основанного на векселе, истец в этом случае должен будет доказать основания требования, т.е. те обстоятельства, которые повлекли выдачу расписки и факт наличия долга.
В переводном векселе отсутствует прямое указание о наличии обязанности векселедателя платить по векселю. Тем не менее в соответствии со статьей 9 Положения векселедатель переводного векселя отвечает за акцепт и за платеж. Он может сложить с себя ответственность за акцепт, но условие о сложении ответственности за платеж считается ненаписанным. Таким образом, выданный векселедателем переводной вексель является документом, свидетельствующим о наличии определенных обязательств между векселедателем такого векселя и ремитентом (первым векселедержателем), и, следовательно, даже при признании его недействительным ввиду дефекта формы может рассматриваться как одно из доказательств, свидетельствующих о наличии и характере обязательственных отношений между названными лицами.
5. При рассмотрении споров, связанных со взысканием долга по векселю, нередко арбитражные суды устанавливают, что требования истца основываются на документе, который не является векселем ввиду дефекта формы. В таких случаях истцы, как правило, заявляют ходатайство об изменении основания иска и взыскании суммы долга, возникшего из той гражданско-правовой сделки, которая повлекла выдачу (или передачу) векселя. Такое требование, естественно, предъявляется к лицу, которое непосредственно передало документ истцу в подтверждение либо обязанности по возврату суммы займа, либо обязанности оплатить товары, работы или услуги.
В этих случаях арбитражные суды, руководствуясь частью 1 статьи 37 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, удовлетворяют такие ходатайства и рассматривают спор о взыскании денежного долга, возникшего из гражданско-правовой сделки. Такой подход вызывает определенные сомнения, поскольку, по нашему мнению, в данном случае одновременно изменяются и основание, и предмет иска. Следует, однако, отметить, что неосновательное удовлетворение ходатайства об изменении исковых требований как процессуальное нарушение не является безусловным основанием для отмены решения (ч. 3 ст. 158 АПК РФ). Такое нарушение является основанием для отмены решения лишь в том случае, когда оно привело или могло привести к принятию неправильного решения (ч. 2 ст. 158 АПК РФ). Анализ практики рассмотрения споров в апелляционной и кассационной инстанциях показывает, что неосновательное удовлетворение судом первой инстанции ходатайства об изменении исковых требований, как правило, не рассматривается как нарушение, которое может повлечь принятие неправильного решения.

О ПОСЛЕДСТВИЯХ ВКЛЮЧЕНИЯ В ВЕКСЕЛЬ РЕКТА-ОГОВОРКИ

7. Вексель, выданный с оговоркой "не приказу" или иной равнозначной оговоркой, может быть передан лишь с соблюдением формы и с последствиями обыкновенной цессии.

Банк выдал организации простой вексель на себя с фиксированным сроком платежа в подтверждение своего долга. В векселе содержалось указание, что вексель не подлежит передаче по индоссаменту.
Организация - первый векселедержатель тем не менее вексель передала своему контрагенту, совершив на векселе передаточную надпись (индоссамент) в его пользу.
Новый векселедержатель при наступлении срока платежа обратился с требованием к банку-векселедателю. После отказа последнего оплатить вексель исковое требование было предъявлено в арбитражный суд. Отказывая в платеже, банк-векселедатель ссылался на то, что долг первому векселедержателю уже выплачен.
Арбитражный суд в иске отказал, исходя из следующего.
В соответствии со статьей 11 Положения о переводном и простом векселе, в случае если векселедатель поместил в переводном векселе слова "не приказу" или какое-либо другое равнозначное выражение, документ может быть передан лишь с соблюдением формы и с последствиями обыкновенной цессии. Передаточная надпись, имеющая форму индоссамента, в данном случае не влечет правовых последствий, предусмотренных векселедательным законодательством при передаче векселя посредством индоссамента.
В нарушение требований пункта 3 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации соглашение об уступке права между первым векселедержателем и последующим держателем векселя не оформлялось. Доказательства передачи права в общегражданском порядке истец векселедателю не представил, в связи с чем исполнение, произведенное первоначальному кредитору, является надлежащим. При этих условиях отказ векселедателя от исполнения обязательств по векселю с оговоркой "не приказу" являлся правомерным.

Комментарий к пункту 7

1. Статья 11 Положения определяет, что всякий переводной вексель, даже выданный без прямой оговорки о приказе, может быть передан посредством индоссамента.
В соответствии со статьей 145 ГК РФ права, удостоверенные ордерной ценной бумагой, могут принадлежать названному в ценной бумаге лицу, которое может само осуществить эти права или назначить своим распоряжением (приказом) другое управомоченное лицо. Внешним признаком ордерной ценной бумаги, как правило, является указание "платите приказу такого-то" либо аналогичная запись. Вексель же предполагается ордерным, даже если в нем нет такой прямой оговорки.
Обычным порядком передачи прав по ордерной ценной бумаге является передача по индоссаменту, т.е. посредством совершения на ценной бумаге передаточной надписи, выполняемой лицом, передающим ценную бумагу на имя лица, приобретающего ценную бумагу (либо без указания этого лица - при бланковом индоссаменте).
Индоссант несет ответственность не только за существование права, но и за его осуществление. Индоссамент, совершенный на ценной бумаге, переносит все права, удостоверенные ценной бумагой, на лицо, которому или приказу которого передаются права по ценной бумаге-индоссанта (п. 3 ст. 146 ГК РФ).
Индоссамент должен быть написан на векселе или присоединенном к нему листе (алонже). Индоссамент должен быть подписан индоссантом, т.е. лицом, которое передает права по векселю.
2. Передача векселя посредством индоссамента является специальным способом передачи прав, отличным от общегражданской цессии. При обычной уступке прав первоначальный кредитор, уступивший требование, отвечает перед новым кредитором за недействительность переданного ему требования, но не отвечает за неисполнение этого требования должником, кроме случаев, когда первоначальный кредитор принял на себя поручительство за должника перед новым кредитором (ст. 390 ГК РФ). В отличие от этого индоссант отвечает перед индоссатом и последующими держателями векселя и за действительность требования, и за его исполнимость, поскольку статья 15 Положения устанавливает, что индоссант, поскольку не оговорено иное, отвечает за акцепт и за платеж. Положение допускает возможность сложения индоссантом ответственности за акцепт и платеж. Для этого индоссанту необходимо включить в индоссамент оговорку "без оборота на меня" или "без ответственности".
При общегражданской уступке прав должнику предоставляется право выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору (ст. 386 ГК РФ).
В отличие от этого лица, к которым предъявлен иск по векселю, не могут противопоставить векселедержателю, основывающему свое право на непрерывном ряде индоссаментов, возражения, основанные на их личных отношениях к векселедателю или предшествующим векселедержателям, если только векселедержатель, приобретая вексель, не действовал сознательно в ущерб должнику (ст. 17 Положения). Таким образом, добросовестный приобретатель векселя может не опасаться возражений, которые имелись у должника по векселю в отношении предшествующих держателей векселя.
Право каждого добросовестного векселедержателя является самостоятельным, не зависящим от объема прав предшествующих держателей.
3. Объем приобретаемых по векселю прав зависит от вида индоссамента. Обычный индоссамент переносит права собственности на вексель. Препоручительный (ст. 18 Положения) и залоговый (ст. 19 Положения) индоссаменты прав собственности на вексель не переносят.
4. Возможность передачи векселя по индоссаменту не исключает возможности уступки прав из векселя в порядке общегражданской цессии. В этом случае передача прав производится в порядке, определенном статьей 382 ГК РФ. Приобретатель права в этом случае не пользуется теми преимуществами, которые имеет индоссат. Права к приобретателю переходят в том же объеме, в каком они принадлежали предшествующему держателю.
Соглашение о цессии может быть оформлено на самом векселе. Оформляется оно, как правило, посредством включения в вексель записи "все права по векселю переданы", подписанной и передающим, и принимающим лицом. Соглашение может быть оформлено и отдельным документом.
5. Векселедатель может запретить передачу векселя по индоссаменту. Такой запрет оформляется путем включения в вексель слов "не приказу" или какого-либо равнозначащего выражения (например, "платите только Н." или "не подлежит передаче по индоссаменту"). Такого рода оговорки получили наименование "ректа-оговорки", а вексель с такой оговоркой - "ректа-вексель". Ректа-вексель является обыкновенной именной ценной бумагой. В соответствии с частью 2 статьи 11 Положения такой документ может быть передан с соблюдением формы и с последствиями обыкновенной цессии.
Права первоначального кредитора переходят в этом случае к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода прав. Должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору.
Пунктом 3 статьи 382 ГК РФ предусматриваются последствия отсутствия письменного уведомления должника о состоявшемся переходе прав новому кредитору. В этом случае исполнение должником обязательства первоначальному кредитору признается исполнением надлежащему кредитору, в отличие от перехода прав посредством индоссамента, когда должник не освобождается от обязанности платить добросовестному приобретателю векселя, основывающему свое право на непрерывном ряде индоссаментов, в случае уже произведенного предшествующему держателю платежа.
6. В практике нет единого подхода к оценке записей, имеющих форму индоссамента, на ректа-векселе. В литературе было высказано мнение, что в тех случаях, когда обыкновенная именная ценная бумага переуступается по передаточной надписи, последняя должна рассматриваться как выраженная в короткой форме цессия <*>. Высказывалась и иная точка зрения, в соответствии с которой соглашение об уступке права должно быть обязательно скреплено подписями прежнего и нового кредиторов.
--------------------------------
<*> См.: Крашенинников Е.А. Правовая природа ректа-бумаг // Очерки по торговому праву. Вып. 3. Ярославль, 1996. С. 10.

7. Ректа-оговорка может быть включена в вексель и индоссантом. Как правило, она выражается словами "платите такому-то без права индоссирования", "не приказу такого-то", "платите только такому-то". Указанные оговорки направлены на исключение возможности дальнейшей передачи векселя по индоссаменту. Последствия включения такой оговорки индоссантом определены абзацем 2 статьи 15 Положения. Такая оговорка освобождает индоссанта от ответственности перед теми лицами, в пользу которых вексель был после этого индоссирован.
Наличие надписи в форме обычного индоссамента в пользу приобретателя права не является доказательством передачи держателю векселя прав по нему в порядке общегражданской цессии. На практике для подтверждения иного подхода нередко ссылаются на пункт 3 статьи 389 ГК РФ, который определяет, что уступка требования по ордерной ценной бумаге совершается посредством индоссамента на этой ценной бумаге. Однако оформление индоссамента влечет последствия, предусмотренные вексельным правом, а не последствия, предусмотренные общегражданским законодательством при переводе долга и уступке требования.
До представления доказательств, подтверждающих переход права требования к определенному лицу в порядке, предусмотренном статьями 382 и 389 ГК РФ, должник по ректа-векселю вправе не исполнять обязательство новому кредитору (п. 1 ст. 385 ГК РФ), и, следовательно, в этих случаях отказ должника от исполнения не влечет его ответственности перед новым кредитором. У должника сохраняется обязанность исполнить обязательства первоначальному кредитору.

О ЗАЛОГЕ ВЕКСЕЛЯ

8. Лицо, получившее вексель в залог без совершения залогового индоссамента (статья 19 Положения о переводном и простом векселе), не вправе предъявить требование о платеже по векселю в общем порядке.

Организация обратилась с исковым требованием к векселедателю о взыскании суммы по векселю. В подтверждение своих прав на предъявление такого требования истец представил простой вексель, договор о залоге с векселедержателем и акт передачи, по которому вексель передан ему в заклад. Последний индоссамент на векселе был совершен в пользу залогодателя. Поскольку свои обязанности по кредитному договору, обеспеченному залогом, векселедержатель (залогодатель) не выполнил, организация сочла возможным реализовать свои права залогодержателя путем предъявления иска к векселедателю.
В силу статьи 19 Положения лицо, у которого находится вексель на основании индоссамента, содержащего оговорку "валюта в залог" либо равнозначащую оговорку, имеет право осуществлять все права, вытекающие из векселя.
Арбитражный суд установил, что индоссамент, содержащий оговорку "валюта в залог" или иную равнозначащую оговорку, на векселе отсутствовал, а истец основывает свои права как залогодержателя только общегражданским порядком. Гражданское законодательство не предусматривает для залогодержателя векселя право на самостоятельное получение исполнения по нему. В силу этого суд обоснованно заключил, что в данном случае лицо, у которого вексель находится в залоге, не имеет права получить исполнение по этому векселю в порядке, предусмотренном Положением о переводном и простом векселе.

Комментарий к пункту 8

1. Права векселедержателя, которому вексель передан по передаточной надписи (индоссаменту), содержащей оговорку "валюта в обеспечение", "валюта в залог" или всякую иную оговорку, имеющую в виду залог, определяются статьей 19 Положения. В этих случаях векселедержатель может осуществлять все права, вытекающие из векселя, в том числе предъявлять вексель к платежу, передавать по индоссаменту. Однако поставленный им индоссамент имеет силу лишь в качестве препоручительного индоссамента, т.е. не переносит права собственности на вексель.
Залоговый индоссамент, так же как и препоручительный, в отличие от обычного, не переносит на векселедержателя права собственности на вексель.
2. Положение предоставляет право держателю векселя с залоговым индоссаментом самостоятельно предъявить его к платежу. Таким образом, лицо, владеющее векселем как залогодержатель, может реализовать вытекающие из векселя права. При предъявлении такого требования о платеже векселедержатель не должен представлять должнику по векселю доказательств добросовестности владения векселем на праве залога, поскольку его добросовестность презюмируется. Должник, уплативший такому законному держателю, считается свободным от своих обязательств по векселю. Держатель векселя с залоговым индоссаментом не должен представлять обязанным по векселю лицам доказательств наличия договора залога, оформленного в порядке, предусмотренном статьей 339 ГК РФ.
3. Предоставление векселедержателю векселя с залоговым индоссаментом права самому предъявить вексель к платежу не противоречит положениям статей 349 и 350 ГК РФ, поскольку указанные нормы допускают возможность установления в законе иного, чем в них предусмотрено, порядка обращения взыскания и реализации движимого имущества, переданного залогодержателю. Такой порядок в данном случае предусмотрен Положением.
4. В литературе высказывалось мнение, что залог векселя, выполненный в форме залогового индоссамента, не является по своей юридической природе залогом в том значении, которое придается залогу общегражданским законодательством <*>. С учетом особенностей оформления права залога, содержания прав залогодержателя, зависимости права залогодержателя от судьбы основного обязательства, особого порядка реализации предмета залога более правильным представляется исходить из того, что в данном случае мы имеем дело с особой формой залога. В отношениях между держателем векселя с залоговым индоссаментом и лицами, обязанными по векселю, соответствующие нормы ГК РФ о залоге не применяются.
--------------------------------
<*> См.: Вишневский А.А. Вексельное право. М., 1996. С. 104 - 105.

В отношении должников по векселю векселедержатель на основании залогового индоссамента является кредитором, которому должно быть произведено исполнение, независимо от того, каковы были реальные отношения между векселедержателем и лицом, передавшим ему вексель с учинением залогового индоссамента. Совершенная между этими лицами сделка является фидуциарной, т.е. сделкой, в которой следует отличать внутренние отношения между ее участниками от тех внешних правомочий, которые в результате сделки приобретает один из ее участников.
Залогодержатель векселя становится кредитором в отношении должника по заложенному требованию, но в отношениях между залогодержателем и залогодателем последний остается кредитором. Поэтому если сумма, вырученная при реализации заложенного права в отношении должника по векселю, превышает размер обеспеченного залогом требования залогодержателя, то разница должна быть возвращена залогодателю на основании пункта 6 статьи 350 ГК РФ. Передача векселя лицу на основании залогового индоссамента сама по себе не заменяет в отношениях между залогодателем и залогодержателем договора залога, заключенного в форме, предусмотренной статьей 339 ГК РФ.
5. В письме Центрального банка РФ от 9 сентября 1991 г. N 14-3/30 "О банковских операциях с векселями" оформление залога векселей банками рекомендуется производить не в форме залогового индоссамента, а путем оформления бланкового индоссамента. В этих случаях векселедержатель в отношении обязанных по векселю лиц формально действует как собственник векселя. Отношения залогодателя с залогодержателем векселя регулируются нормами гражданского законодательства о залоге, если имеется договор, заключенный в порядке, предусмотренном статьей 339 ГК РФ.
6. В соответствии с частью 2 статьи 19 Положения обязанные по векселю лица не могут заявлять против векселедержателя, получившего вексель по залоговому индоссаменту, возражений, основанных на их личных отношениях к индоссанту (залогодателю), если только векселедержатель, получая вексель, не действовал сознательно в ущерб должнику. Таким образом, возможны ссылки должника на личные отношения с самим векселедержателем (например, на уже произведенный ему платеж, на возможность зачета встречных требований, на предоставленную данным векселедержателем отсрочку платежа и т.д.).

ОБ АБСТРАКТНОМ ХАРАКТЕРЕ ВЕКСЕЛЬНОГО ОБЯЗАТЕЛЬСТВА

9. Векселедатель по простому векселю вправе выдвигать против требования первого векселедержателя об оплате векселя возражения, вытекающие из известных им отношений.

В соответствии с условиями договора поставки поставщик получил от покупателя простой вексель со сроком оплаты в течение трех месяцев со дня выдачи. Отгрузка продукции должна была производиться через месяц после выдачи векселя. В установленный срок отгрузка товара не произведена. Однако при наступлении срока платежа вексель предъявлен поставщиком покупателю для оплаты.
Поскольку покупатель отказался от платежа, поставщик обратился с иском в арбитражный суд с требованием о взыскании вексельного долга. При этом, по мнению поставщика, поскольку вексель является абстрактным обязательством и содержит ничем не обусловленное обязательство векселедателя заплатить по нему, арбитражный суд не вправе принимать во внимание ссылки покупателя на неисполнение поставщиком договора, лежащего в основе выдачи векселя.
Отказывая поставщику в иске, арбитражный суд обоснованно сослался на статью 17 Положения о переводном и простом векселе, согласно которой установлено, что лица, к которым предъявлен иск по переводному векселю, не могут противопоставить векселедержателю возражения, основанные на их личных отношениях к векселедателю или к предшествующим векселедержателям, если только векселедержатель, приобретая вексель, не действовал сознательно в ущерб должнику. Это правило в силу статьи 77 Положения применяется к простому векселю, поскольку оно не является несовместимым с природой простого векселя и может применяться при условии, что держателем векселя является лицо, добросовестно приобретшее вексель по индоссаменту.
Поскольку сущность отношений из сделки, лежащей в основании векселя, известна и векселедателю, и первому приобретателю как участникам этих отношений, такие отношения следует признать разновидностью отношений личных. Если векселедатель простого векселя доказывает отсутствие основания выдачи векселя, в иске первому приобретателю следует отказать.
Ссылка истца на недопустимость отказа от исполнения обязательства по ценной бумаге со ссылкой на отсутствие или недействительность его основания (пункт 2 статьи 147 Гражданского кодекса Российской Федерации) в данном случае не должна приниматься во внимание, так как относится только к добросовестному держателю.
В абстрактном обязательстве кредитор не обязан доказывать наличие основания требования. Но если должник доказал отсутствие основания вексельного обязательства и известность этого факта кредитору по связывающей их гражданско-правовой сделке, оснований для взыскания средств по векселю не имеется.

Комментарий к пункту 9

1. Проблемы, связанные с допустимостью тех или иных возражений, на которые вправе ссылаться лица, обязанные по векселю, связаны с абстрактным характером вексельного обязательства.
В абстрактной сделке отсутствуют указания на ее основание, т.е. на тот непосредственный хозяйственный результат, ту цель, на которую она направлена, и ее действительность не зависит от основания сделки.
Абстрактный характер вексельного обязательства понимается иногда весьма упрощенно. Так, А.В. Макеев отмечает, что "вексель полностью отрешен от условий сделки, в результате которой он возник; в установленной для него форме для каких-либо упоминаний об этом нет места. В этом состоит его абстрактность; по нему должно платить вне зависимости от чего-либо, в том числе от причин появления" <*>.
--------------------------------
<*> Макеев А.В. Вексель в финансово-хозяйственной деятельности. Вексель и вексельное обращение в России. М.: Банк-Центр, 1994. С. 28.

В основе отношений между векселедателем и первым векселеприобретателем всегда лежит определенная хозяйственная сделка: купли-продажи, поставки, займа и т.п. Исполнение вексельного обязательства в отношениях между ними не может быть оторвано от того хозяйственного эффекта, на который была направлена основная сделка.
В отношениях между векселедателем и первым приобретателем лишение должника права представлять возражения против требования платежа по векселю, основанные на базовой сделке, приводит к абсурдному результату. Если вексель был выдан без встречного предоставления, то после удовлетворения требований держателя векселя, предъявленных к векселедателю, лишенному права доказывать отсутствие реального долга, в последующем должно быть удовлетворено требование обязанного лица, основанное на хозяйственной (основной) сделке о возврате неосновательно полученного. Такое перемещение имущества ничем не оправдано.
М.М. Агарков обоснованно отмечал, что в отношениях между обязанным лицом и первым приобретателем, связанными между собой хозяйственной сделкой, возражения, основанные на этой сделке, всегда могут быть сделаны <*>.
--------------------------------
<*> См.: Агарков М.М. Учение о ценных бумагах. М.: БЕК, 1994. С. 207.

Возражения должника (например, представление им доказательств безденежности векселя) могут парализовать действие векселя, поскольку обязательство по векселю имеет характер дополнительного к основной сделке и подчинено ее действию.
2. Абстрактный характер векселя в отношениях между лицами, связанными хозяйственной (основной) сделкой, проявляется в переложении бремени доказывания. В отличие от обычной ситуации, когда кредитор обязан доказать наличие основания обязательства, кредитор по векселю таких доказательств представлять не должен. Бремя доказательств отсутствия основания либо недозволенного характера основания сделки, лежащей в основе вексельного обязательства, возлагается на должника.
3. Если вексель пускается в оборот и переходит от первого держателя к другому лицу по индоссаменту, новый держатель векселя приобретает самостоятельное право требования к должнику по векселю. Это право обычно не зависит от прав предшествующих правообладателей. Первому векселедержателю векселедатель мог возражать, указывая на обстоятельства связывающих их отношений. Второй и последующие приобретатели, не являющиеся участниками сделки, лежащей в основании выдачи векселя, могут основываться только на тексте векселя.
В целях защиты интересов добросовестного приобретателя векселя устанавливаются определенные ограничения возражений, которые могут быть выдвинуты против требования платежа по векселю обязанным лицом.
Статья 17 Положения устанавливает, что лица, которым предъявлен иск по переводному векселю, не могут противопоставить векселедержателю возражения, основанные на их личных отношениях к векселедателю или к предшествующим векселедержателям, если только векселедержатель, приобретая вексель, не действовал сознательно в ущерб должнику. Это правило в силу статьи 77 Положения применяется и к простому векселю.
Положение прямо устанавливает, какие возражения для вексельного должника исключены. Иные возражения допускаются.
Должник по векселю может основывать возражения на своих личных отношениях с векселедержателем. Этими возражениями могут быть, в частности, ссылки на произведенный данному векселедержателю платеж, не отмеченный на векселе, на наличие встречного требования и возможность зачета, на предоставленную данному должнику векселедержателем отсрочку.
В отношениях между участниками гражданско-правовой сделки, оформленной векселем, ссылки должника на возражения, вытекающие из основной сделки, следует признать допустимыми, поскольку связывающие стороны отношения относятся к личным.
Должник по векселю вправе также доказывать недобросовестность держателя (приобретение им векселя в результате противоправных действий и т.п.).
Статья 17 Положения допускает также возможность ссылки должника на свои личные отношения с предшественниками векселедержателя, если последний в момент приобретения векселя знал о дефектах прав предшествующих держателей. Такая ситуация может иметь место, если, например, в момент приобретения векселя приобретатель знает об уже совершенном платеже по нему предшествующему держателю либо о том, что предшествующий держатель приобрел его неосновательно и т.д.
Если векселедержатель знает в момент приобретения векселя об имевших место обстоятельствах, связанных с отношениями с предшествующими держателями, то это в коммерческих отношениях является достаточным для того, чтобы констатировать наличие в действиях кредитора-векселедержателя намерения причинить ущерб должнику.
К примеру, предшествующему держателю платеж уже был произведен, но в векселе он не отмечен и вексель не возвращен должнику, а векселедержатель передает вексель другому лицу посредством индоссамента. Если приобретатель знает в момент приобретения векселя о состоявшемся платеже, то должник может ссылаться против требований данного держателя о платеже на уже произведенный предшествующему держателю платеж. Если же приобретатель, приобретая вексель, действовал добросовестно, должник не может ссылаться на отношения с предшествующим держателем.
4. Векселедержатель считается добросовестным, пока не доказано иное. Бремя доказывания недобросовестности лица, предъявившего требование о платеже по векселю, лежит на том, к кому предъявлено требование о платеже.

стр. 1
(из 5 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>