<< Предыдущая

стр. 3
(из 5 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>


22. Условие векселя о неустойке, уплачиваемой при просрочке выплат по нему, является ничтожным.

В текст простого векселя, выданного банком, было включено указание о том, что при просрочке выплаты вексельной суммы векселедатель уплачивает неустойку в размере 0,5 процента в день за каждый день просрочки.
Не получив в установленный срок платежа по векселю, векселедержатель предъявил иск о взыскании вексельной суммы и неустойки, обозначенной в векселе.
Арбитражный суд основную сумму долга взыскал, а в отношении взыскания неустойки исковое требование обоснованно отклонил, указав, что неустойка не может быть включена в текст векселя, поскольку установление договорной неустойки противоречит природе вексельного обязательства. Последствия неисполнения обязательств по векселю определены статьей 48 Положения и не могут быть изменены в векселе.

Комментарий к пунктам 21 - 22

1. В соответствии с ранее действовавшими нормами векселедержатель имел право потребовать от обязанных лиц уплаты пеней в размере 3 процентов со дня срока платежа. Указанная пеня является текущей санкцией и исчисляется как годовые проценты. Пеня взыскивается за период со дня срока платежа по день фактического получения платежа от обязанного по векселю лица.
2. В письме Центрального банка России от 9 сентября 1991 г. N 14-3/30 "О банковских операциях с векселями" указывалось, что пеня начисляется в размере 3 процентов годовых. В телеграмме Центрального банка Российской Федерации от 24 мая 1996 г. N 76-96 при исчислении суммы процентов, указанных в статье 48 Положения о переводном и простом векселе, предлагалось пеню исчислять исходя из 3 процентов за каждый день просрочки начиная со дня срока платежа по день погашения векселя. Необходимо иметь в виду, что Центральный банк России не вправе самостоятельно устанавливать ответственность за неисполнение вексельного обязательства. Содержащиеся в названных документах указания следует рассматривать в качестве мнения Центрального банка России и должно оценивать с учетом положений законодательных актов. Арбитражная практика в части определения порядка исчисления пени как годовых процентов достаточно стабильна.
3. В соответствии со статьей 3 Федерального закона "О переводном и простом векселе" пеня на основании статьи 48 Положения уплачивается в размере, определенном статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, т.е. в размере ставки Банка России на день платежа. При взыскании долга в судебном порядке суд может удовлетворить требование кредитора, исходя из учетной ставки банковского процента на день предъявления иска либо на день взыскания решения.
4. Лицо, оплатившее вексель, не вправе требовать уплаты пени от обязанных перед ним лиц (ст. 49 Положения).
5. Меры ответственности, применяемые при неисполнении или просрочке исполнения вексельного обязательства, установлены вексельным законодательством. Участники вексельного обязательства не вправе самостоятельно устанавливать или изменять размер санкций, определенных Положением. Если подобные условия включены в вексель, они признаются ненаписанными, т.е. не имеющими юридической силы.
6. Участники вексельного обязательства могут во вневексельных соглашениях договориться о возможности применения иных санкций при неисполнении вексельного обязательства, чем предусмотрено статьями 48, 49 Положения. Взыскание таких санкций возможно по общегражданским нормам. В отношении санкций, установленных во вневексельных соглашениях, стабильная судебная практика не сложилась.
7. Предусмотренные статьей 395 ГК РФ проценты за просрочку исполнения денежного обязательства в размере, определенном по ставке рефинансирования Центрального банка России на день исполнения обязательства, ранее в вексельных отношениях не подлежали взысканию, поскольку в соответствии со статьей 395 ГК РФ возможно установление иного размера процентов в законе или договоре. При просрочке исполнения вексельного обязательства статьями 48 и 49 Положения устанавливался иной размер процентов (6 процентов годовых).
8. В соответствии со статьей 3 ФЗ "О переводном и простом векселе" проценты подлежат взысканию в размере ставки рефинансирования Центрального банка России. Ставка процента в соответствии со статьей 395 ГК РФ определяется либо на день фактической уплаты, если оплата была произведена с просрочкой, либо на день предъявления иска, либо на день вынесения решения, если требование о платеже предъявляется в судебном порядке. Устанавливая размер ставки процента в размере, отличном от установленного статьей 48, пунктом 2, и статьей 49, пунктом 2, ЕВЗ, российский законодатель действовал в рамках, определенных статьей 13 приложения II к Конвенции о Единообразном законе о переводном и простом векселе.
9. В соответствии со статьей 49 Положения тот, кто оплатил вексель, может требовать от ответственных перед ним лиц всю уплаченную им сумму и проценты на эту сумму, ранее начисленные в размере 6, а в соответствии с Законом о переводном и простом векселе - в размере ставки, определяемой в порядке, установленном статьей 395 ГК РФ. Проценты начисляются со дня, когда была произведена оплата векселя данным лицом. В отличие от общего порядка начисления процентов, установленного статьей 395 ГК РФ, в соответствии с которым проценты начисляются только на капитальную (основную) сумму долга, в рассматриваемом случае в силу прямого указания Закона проценты начисляются на всю выплаченную сумму, включающую сумму векселя, начисленные на нее проценты, если они были обусловлены в векселе, проценты, взыскиваемые при просрочке платежа, пени, а также издержки, связанные с взиманием долга.

23. К издержкам векселедержателя, подлежащим возмещению на основании статьи 48 Положения о переводном и простом векселе, относятся прямые денежные расходы кредитора, которые он понес в связи с невыполнением вексельного обязательства.

При рассмотрении споров, связанных с применением ответственности за неисполнение обязательств по векселю, возник вопрос о том, что относится к издержкам по протесту, посылке извещения и другим издержкам, возможность взыскания которых предусмотрена пунктом 3 статьи 48 Положения.
К издержкам по протесту относятся сумма госпошлины за совершение протеста векселя, суммы вознаграждения и компенсации расходов нотариуса, понесенных при совершении нотариального действия.
К издержкам по направлению извещения относятся расходы, понесенные при составлении, оформлении и посылке извещений (почтовые, транспортные и т.д.). К другим издержкам относятся судебные издержки, а также расходы на проезд к месту рассмотрения спора и другие прямые денежные расходы кредитора, которые он понес в связи с неисполнением вексельного обязательства.
Понесенные кредитором издержки должны быть документально подтверждены.

Комментарий к пункту 23

1. В соответствии со статьей 48 Положения векселедержатель вправе требовать от обязанных по векселю лиц возмещения понесенных им издержек по протесту, посылке извещения, а также других издержек.
К издержкам по посылке извещения относятся расходы, понесенные при составлении, оформлении и посылке извещений (почтовые, транспортные и т.д.). К другим издержкам относятся прежде всего судебные издержки - государственная пошлина, расходы по вызову свидетелей, суммы, подлежащие выплате за проведение экспертизы, расходы, связанные с исполнением судебного акта (ст. 89 АПК РФ). Арбитражные суды нередко относят к иным издержкам также расходы на оплату услуг банков по инкассированию векселей, расходы на проезд к месту предъявления векселя. Однако следует иметь в виду, что данные расходы векселедержателя не связаны с отказом должника от оплаты, они были бы понесены и при отсутствии нарушений со стороны должника. Данные расходы являются обычными хозяйственными расходами, не носят характер убытков, причиненных правонарушением, и возмещению не подлежат.
Размер издержек, которые требует возместить векселедержатель, должен быть документально подтвержден.
2. В соответствии с пунктом 1 статьи 394 ГК РФ, если за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства установлена неустойка, то убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой. Зачетный характер неустойки может быть устранен при ином указании закона или договора.
В отношении процентов, взыскиваемых за неисполнение денежного обязательства, также устанавливается, что кредитор по денежному обязательству вправе требовать от должника возмещения убытков в части, превышающей сумму процентов, причитающихся ему (п. 2 ст. 395 ГК РФ).
Поскольку Положение о переводном и простом векселе не устанавливает специальных правил об исключении ответственности обязанных по векселю лиц в части возмещения убытков, не покрытых взысканными на основании статьи 48 Положения суммами, можно сделать вывод о наличии такой возможности. Возможность такого толкования определяется также и тем, что пункт 3 статьи 70 Конвенции Организации Объединенных Наций о международных переводных векселях 1988 года и международных простых векселях предоставляет суду право присудить возмещение убытков или выплату компенсации за дополнительный ущерб, причиненный держателю задержкой платежа, помимо сумм, прямо перечисленных. (Конвенция не вступила в силу, поскольку для ее вступления в силу необходимо, чтобы к Конвенции присоединилось не менее 10 государств. Российская Федерация присоединилась к Конвенции и ратифицировала ее.)
3. При предъявлении требований о взыскании убытков в части, не покрытой суммами процентов, пени и издержек, истец обязан доказать факт причинения ему убытков, их размер и наличие причинной связи между неплатежом по векселю и понесенными убытками.

О ДАВНОСТНЫХ СРОКАХ

24. Сроки вексельной давности по требованиям к авалисту совпадают со сроками вексельной давности, установленными в отношении тех лиц, за которых дан аваль.

Векселедержателем предъявлен иск к авалисту по простому векселю. Аваль был дан за векселедателя.
В ходе рассмотрения спора установлено, что иск предъявлен по истечении года с момента совершения протеста векселя в неплатеже.
Авалист, ссылаясь на абзац 2 статьи 70 Положения о переводном и простом векселе, указывал, что исковые требования должны считаться погашенными, поскольку истек годичный срок с момента совершения протеста.
Арбитражный суд, основываясь на этих доводах, отказал в удовлетворении иска.
Указанное решение было отменено исходя из того, что в соответствии со статьей 32 Положения авалист отвечает так же, как и тот, за кого он дал аваль. В силу требований статей 70 и 78 Положения исковые требования к векселедержателю простого векселя могут быть предъявлены в течение трех лет со дня срока платежа. Следовательно, срок для предъявления иска к авалисту векселедателя не истек и основания к отказу в иске отсутствовали.

Комментарий к пункту 24

1. В отношении ответственности авалиста см. комментарий к пункту 17 Обзора.
2. Сроки давности по требованиям к авалистам совпадают со сроками для предъявления требований к тем, за кого был дан аваль. Следовательно, исковые требования к авалистам за акцептанта (или векселедателя простого векселя) погашаются истечением трех лет со дня срока платежа.
Исковые требования векселедержателя против авалистов за индоссантов и авалиста векселедателя переводного векселя погашаются истечением одного года со дня протеста, совершенного в установленный срок.
Исковые требования авалиста за индоссанта, оплатившего вексель, к другим индоссантам (и их авалистам) и векселедателю переводного векселя (его авалисту) погашаются истечением шести месяцев со дня, в который вексель был авалистом оплачен, или со дня предъявления к нему иска.

25. Срок для предъявления исковых требований к векселедателю простого векселя и акцептанту переводного векселя начинает течь со дня срока платежа.

Векселедержатель простого векселя со сроком платежа "по предъявлении" обратился с требованием о платеже через два месяца после выдачи векселя. Дата предъявления была зафиксирована векселедателем на векселе. Факт отказа векселедателя оплатить вексель был удостоверен протестом, составленным по истечении месяца после предъявления векселя к платежу.
При рассмотрении спора векселедатель заявил о пропуске трехлетнего срока давности, предусмотренного статьей 70 Положения о переводном и простом векселе, и просил в иске отказать. Арбитражный суд, считая, что срок начал течь со дня совершения протеста, отклонил эти доводы.
Однако при этом суд не учел, что в соответствии с названной статьей Положения срок для предъявления иска к акцептанту переводного векселя начинает течь со дня срока платежа (в данном случае - со дня предъявления). В силу абзаца 1 статьи 78 Положения с этого же момента начинает течь срок и в отношении векселедателя простого векселя. С учетом этого апелляционной инстанцией решение было отменено и в иске отказано.

26. Истечение сроков, предусмотренных главой XI Положения о переводном и простом векселе, погашает материальное право требовать платеж по векселю.

Векселедержатель обратился с иском к индоссанту по векселю за пределами годичного срока со дня совершения протеста в неплатеже векселя.
В связи с тем что индоссант не заявил о пропуске срока, арбитражный суд рассмотрел требование по существу и иск удовлетворил.
Кассационная инстанция решение отменила и в иске отказала, поскольку в соответствии со статьей 70 Положения с истечением указанных в ней сроков исковые требования против обязанных по векселю лиц погашаются, то есть векселедержатель утрачивает материальное право требовать платеж по векселю.

Комментарий к пунктам 25 - 26

1. Установленные главой XI Положения сроки по своему характеру являются пресекательными, поскольку их истечение прекращает само право на предъявление требования, основанного на векселе.
Указанные сроки установлены для осуществления прав, вытекающих из векселя, а не для защиты этого права, следовательно, они не являются сроками исковой давности.
2. Сроки для предъявления исковых требований по векселю не могут быть изменены соглашением сторон. Эти сроки не подлежат приостановлению или восстановлению.
3. Требование против основного должника по векселю (акцептанта в переводном векселе и векселедателя по простому векселю) погашается истечением трех лет со дня наступления срока платежа. В пределах трехлетнего срока, начавшего течь с указанного ранее момента, требование к указанным лицам может быть заявлено как векселедержателем, так и лицом, оплатившим вексель.
Требования векселедержателя к индоссантам и векселедателю переводного векселя погашаются истечением одного года со дня совершения протеста. В случае оговорки в векселе об обороте без протеста давностный срок исчисляется со дня наступления срока платежа.
Требования индоссантов друг к другу и к векселедателю (переводного векселя) погашаются истечением шести месяцев, считая со дня, в который индоссант оплатил вексель, или со дня предъявления к нему иска.
Положением о переводном и простом векселе срок установлен для предъявления требования в исковом порядке (ст. 70 Положения).
4. Статья 71 Положения устанавливает, что перерыв давности имеет силу в отношении того, против кого было совершено действие, прерывающее давность. В соответствии со статьей 203 ГК РФ давность прерывается предъявлением иска к обязанному лицу либо совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга.
5. Истечение срока права из векселя не прекращает прав заинтересованного лица требовать исполнения общегражданского обязательства, лежащего в основе сделки по выдаче (передаче) векселя.






Приложение

ОТДЕЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ
ВЕКСЕЛЯ В ХОЗЯЙСТВЕННОМ ОБОРОТЕ

НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ СДЕЛКИ, ЛЕЖАЩЕЙ В ОСНОВЕ
ВЫДАЧИ ВЕКСЕЛЯ, НЕ ВЛЕЧЕТ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ ВЕКСЕЛЯ

(к Постановлению Пленума Верховного Суда РФ
и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ
от 5 февраля 1998 г. N 3/1 <*>)
--------------------------------
<*> Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1998. N 4. С. 33 - 34.

"Основание векселя остается
в тени и не интересует судью
до тех пор, пока не будет доказано
должником, что мнимый веритель получил
вексель недобросовестным путем" <*>.

--------------------------------
<*> Катков В.Д. Общее учение о векселе. Харьков, 1904. С. 287.

Обстоятельства дела. Банк заключил кредитный договор с ТОО "Аризона", на основании которого заемщику было передано 260 млн. рублей. Организация-истец приняла на себя обязательства перед банком отвечать в случае невозврата кредита заемщиком, ограничив свою ответственность суммой 250 млн. рублей.
Впоследствии между банком и истцом был оформлен договор новации, в соответствии с которым стороны согласились прекратить отношения по кредитному договору и по обеспечительному обязательству. Одновременно истец обязался взамен ранее принятых им на себя обязательств выдать банку два простых векселя на сумму 2 млрд. рублей. Фактически истец выдал банку один простой вексель на указанную выше сумму.
Истец обратился в арбитражный суд с требованиями к банку о признании недействительным на основании статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) договора о новации обязательств, а также выданного на основании этого договора векселя, поскольку оспариваемые сделки были подписаны генеральным директором с превышением полномочий, определенных уставом. Кроме того, договор о новации кредитного обязательства заключен между банком-кредитором и истцом, не являющимся стороной по кредитному договору.
Решением арбитражного суда, оставленным без изменения апелляционной и кассационной инстанциями, договор новации и вексель признаны недействительными.
На состоявшиеся судебные акты заместителем Генерального прокурора Российской Федерации был принесен протест.
Доводы протеста. Оспариваемый вексель содержит все реквизиты, установленные статьей 75 Положения о переводном и простом векселе. Основания для признания его недействительным (ничтожным) вследствие дефекта формы отсутствуют.
Требования заявлены по иным основаниям - вексель подписан руководителем предприятия с превышением своих полномочий.
Согласно статье 174 Кодекса сделка, совершенная органом юридического лица с превышением полномочий, является оспоримой и судом может быть признана недействительной по иску заинтересованной стороны.
Вместе с тем при рассмотрении спора судом не было учтено, что в соответствии со статьей 8 Положения о переводном и простом векселе (далее - Положение) "каждый, кто подписал переводный вексель в качестве представителя лица, от имени которого он не был уполномочен действовать, сам обязан по векселю и, если он уплатил, имеет те же права, которые имел бы тот, кто был указан в качестве представляемого. В таком же положении находится представитель, который превысил свои полномочия".
Статья 47 Положения предусматривает, что "все выдавшие, акцептовавшие, индоссировавшие переводный вексель или поставившие на нем аваль являются солидарно обязанными перед векселедержателем.
Векселедержатель имеет право предъявления иска ко всем этим лицам, к каждому в отдельности и ко всем вместе, не будучи принужден соблюдать при этом последовательность, в которой они обязались".
Таким образом, у суда не было оснований считать вексель полностью недействительным.
Исходя из изложенного в протесте предлагалось все судебные акты в части признания недействительным векселя отменить и дело в этой части передать на новое рассмотрение.
Решение суда. Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации протест удовлетворил частично, принятые по делу судебные акты в части признания недействительным векселя отменил. В удовлетворении исковых требований в этой части отказал. В остальной части судебные акты были оставлены без изменения. В Постановлении Президиума, в частности, указывалось: "Признание недействительным векселя на основании статей 168 и 174 Гражданского кодекса Российской Федерации является ошибочным.
С момента выдачи векселя действия участников вексельного оборота регламентируются нормами вексельного права.
Спорный вексель по форме соответствует требованиям статьи 75 Положения о переводном и простом векселе. Неоднократно индоссировался. Оснований для признания его недействительным вследствие дефекта формы не имелось.
Подписание векселя неуполномоченным лицом не влечет недействительности векселя. Такой вексель действителен, что следует из статей 77 и 7 Положения о переводном и простом векселе".
Комментарий. Материалы данного арбитражного дела позволяют рассмотреть проблемы соотношения общегражданских обязательств и обязательств вексельных, учитывая такие свойства векселя, как формализм, абстрактность и публичная достоверность.
По степени зависимости основания принято классифицировать сделки на каузальные и абстрактные.
Основанием сделки является та непосредственная хозяйственная цель (результат), которую стороны имели в виду при совершении сделки. Например, в договоре купли-продажи вещи целью (основанием) сделки для покупателя является передача вещи, обещанной продавцом. Основанием (целью) обязательства продавца является получение цены, обещанной продавцом.
Каузальная сделка (от латинского causa - основание, причина) по римскому праву понимается как совершенная по материальному основанию, вследствие которого сторона вступает в обязательство, содержит указание на тот хозяйственный результат, для достижения которого она совершается. Если этот результат является недозволенным (противоправным), сделка считается недействительной. Лицо, заявляющее требование по каузальному обязательству, обязано представить доказательства, свидетельствующие о существовании основания сделки. Для действительности каузальных сделок необходимы наличие и осуществление той цели, для которой они совершаются <*>.
--------------------------------
<*> См.: Хвостов В.М. Система римского права: Учебник. М.: Спарк, 1996. С. 173.

Абстрактными (от латинского abstractio - отрывать, отделять) называют сделки, оторванные от своего основания в том смысле, что в них самих это основание не указано <*>. Это не означает, что в абстрактной сделке основание вообще отсутствует - никто не обязывается без основания. Но в ряде случаев право признает, что для возникновения и существования определенных обязательств указание на определенный результат не имеет существенного значения. В этих случаях применяется презумпция наличия законного и действительного основания.
--------------------------------
<*> Советское гражданское право: Учебник. Т. 2 / Под ред. Д.М. Генкина. М., 1950. С. 217.

Абстрактные сделки могут быть совершены для различных целей. Так, передать в порядке уступки права требования право новому кредитору возможно и в целях дарения, и в целях получения встречного возмещения. Поэтому сама сделка цессии как бы отвлекается от основания, создает правовой результат независимо от него.
Абстрактная сделка имеет различный эффект в отношении между непосредственными участниками хозяйственной сделки, лежащей в основании абстрактного обязательства, и между лицами, не связанными такой сделкой.
На вексель указывают как на пример абстрактного обязательства. В соответствии с установленными правилами (статьи 1 и 75 Положения) не допускается включение в вексель ссылок на основания его выдачи, то есть на те общегражданские сделки, которые повлекли его выдачу.
Вопрос об основаниях выдачи векселя лежит за пределами вексельного права, на что указывает статья 16 Приложения I (Единообразный закон о переводном и простом векселе) к Конвенции, устанавливающей Единообразный вексельный закон о простых и переводных векселях <*>.
--------------------------------
<*> Вопрос о том, должен ли векселедатель обеспечить к сроку платежа покрытие и имеет ли векселедержатель особые права на это покрытие, остается за пределами Единообразного закона о переводном и простом векселе.
То же имеет место в отношении другого вопроса, касающегося отношений, составляющих основание выдачи документа.

Указания о том, почему вексель выдан, в текст вексельного обязательства не включаются. Но сторонам сделки, на основании которой вексель был выдан, эти обстоятельства известны. Вексель может быть передан в подтверждение обязанности возвратить сумму займа в качестве средства оформления коммерческого кредита предоставленного покупателю товара, в качестве дара и т.д. Вексель может быть выдан и без основания, например при выдаче векселя по оказавшемуся безденежным займу.
Какие же нормы вексельного права позволяют определить связь между лежащей в основе выдачи векселя общегражданской сделкой и вексельным обязательством?
Статья 17 Единообразного закона о переводном и простом векселе (соответственно ст. 17 Положения) устанавливает, что "лица, к которым предъявлен иск по переводному векселю, не могут противопоставить векселедержателю возражения, основанные на их личных отношениях к векселедателю или к предшествующим векселедержателям, если только векселедержатель, приобретая вексель, не действовал сознательно в ущерб должнику". Это правило в силу статьи 77 Положения применяется и к другому простому векселю.
Правило об ограничении возражений, которые могут быть заявлены векселедержателю, является центральным положением вексельного права, определяющим иное, чем в гражданском праве, бремя распределения рисков.
"Право, выраженное в бумаге, при своем возникновении и при последовательных переходах бумаг из рук в руки каузально связано с отношениями между составителем бумаги и первым ее приобретателем, а также между каждым последующим приобретателем и его предшественником. Эти отношения известны их участникам. Но приобретатель может не знать тех отношений, в которых он не участвует. Если предоставить должнику по бумаге право приводить против требований предъявителя бумаги возражения, вытекающие из отношений, с которыми бумага была связана при ее выпуске и обращении, то тем самым на предъявителя будет возложен риск не получить удовлетворения. Если, наоборот, ограничить обязанное лицо в праве предъявления этого возражения, то риск будет переложен на него, и он должен будет в соответствующих случаях исполнить то, что на основании общих положений гражданского права он не должен был исполнять" <*>.
--------------------------------
<*> Агарков М.М. Учение о ценных бумагах. 2-е изд. М.: БЕК, 1994. С. 227.

Подобным свойством (свойством публичной достоверности) <*> вексельное право наделяет вексель.
--------------------------------
<*> Белов В.А. Практика вексельного права. М.: Учебно-консульт. центр "ЮрИнфоР", 1998. С. 52. Автор определяет публичную достоверность векселя как одну из его характеристик, заключающуюся в ограничении возражений должников по векселю всякому его добросовестному приобретателю только такими, которые следуют либо из формальных признаков векселя, либо из личных взаимоотношений между конкретными лицами.

В отношениях между лицами, связанными общегражданской сделкой, выдача (передача) векселя не лишает права должника по векселю ссылаться на отношения, вытекающие из общегражданской сделки. Эти отношения являются личными, они известны и должнику, и кредитору по векселю (векселедержателю). Поскольку кредитор по векселю знает об отсутствии или недействительности основания выдачи веселя (а будучи одновременно стороной в общегражданской сделке, он не может этого не знать), то предъявление им векселя к платежу свидетельствует о его недобросовестности, стремлении получить недолжное.
М.М. Агарков обоснованно отмечал, что в отношениях между обязанным лицом и первым приобретателем, связанными между собой хозяйственной сделкой, возражения, основанные на этой сделке, всегда могут быть сделаны <*>. Такой же вывод на основании статьи 17 Положения справедлив в отношении индоссанта и лица, которому он непосредственно передал вексель, поскольку эти лица связаны гражданско-правовой сделкой.
--------------------------------
<*> См.: Агарков М.М. Учение о ценных бумагах. 2-е изд. С. 207.

Следует отметить, что речь идет именно о возможности выдвижения в качестве возражения против требования платежа по векселю обстоятельств, связанных с отсутствием или недействительностью основания гражданско-правовой сделки. Вексельное обязательство (вексель) остается существующим, но поражается возражением об отсутствии (недействительности) основания платежа.
В.М. Хвостов указывал, что по отношению к абстрактным сделкам значение "causa" (основание) заключается в следующем. Хотя эффект абстрактных сделок наступает независимо от осуществления главной цели этих сделок, предоставителю даются средства на случай недостижения главной цели предоставления, чтобы уничтожить хозяйственный результат этого эффекта для получателя: а) возражение против иска получателя из предоставленного путем абстрактной сделки права требования или б) особый обязательственный иск против получателя о возврате того, что он получил по сделанному ему предоставлению <*>.
--------------------------------
<*> См.: Хвостов В.М. Система римского права. С. 174.

Лицо, выдавшее (передавшее) вексель, в случае недействительности обязательства, явившегося основанием его выдачи (передачи), вправе ссылаться на это обстоятельство против требования о платеже векселедержателя, являющегося стороной по этой недействительной сделке.
В соответствии с пунктом 1 статьи 53 АПК "каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений". Векселедержатель не должен представлять доказательства, свидетельствующие о наличии оснований платежа, вытекающих из общегражданской сделки. Он основывает свое право на векселе. Но должник может представить доказательства отсутствия оснований для платежа. Представление должником таких оснований опровергает вытекающую из вексельного права презумпцию наличия основания для платежа по векселю и добросовестности вексельного кредитора.
Таким образом, в отношениях между сторонами по общегражданской сделке выдача (передача) векселя создает известный процессуальный, а не материально-правовой эффект, состоящий в ином, чем при каузальных сделках, распределении бремени доказывания <*>.
--------------------------------
<*> См.: Иоффе О.С. Обязательственное право. 1975. С. 687; Иванов Д.Л. Вексель. 2-е изд. 1994. С. 14.

При передаче векселя посредством индоссамента векселедержатель приобретает все права, вытекающие из векселя (ст. 14 Положения). Лицо, у которого находится переводной вексель, рассматривается как законный векселедержатель, если оно основывает свое право на непрерывном ряде индоссаментов, даже если последний индоссамент является бланковым (ст. 16 Положения).
Между лицом, выдавшим вексель, и лицом, которому права по векселю перешли на основании индоссамента, отсутствует общегражданское обязательство. В этом смысле говорят об отсутствии основания платежа между ними. Обязанность платить вытекает из абстрактного обязательства платить, воплощенного в ценной бумаге.
В целях защиты прав добросовестных приобретателей (держателей) ценных бумаг и обеспечения свободы оборота долговых обязательств законодательством предусматривается особый механизм, реализация которого приводит к иному распределению рисков между участниками оборота.
Как следует из приведенных выше норм статьи 17 Положения, лица, к которым предъявлен иск по переводному векселю, по общему правилу не могут противопоставить векселедержателю возражения, основанные на личных отношениях к векселедержателю или предшествующим векселедержателям. Это положение закрепляет презумпцию существования и действительности основания выдачи векселя и его последующих передач по индоссаменту.
Следовательно, если сделка между векселедателем по простому векселю и первым векселедержателем не имела основания либо являлась недействительной, то векселедатель не вправе ссылаться на это обстоятельство в споре с добросовестным векселедержателем, которому права перешли по индоссаменту.
В споре между индоссантом и векселедержателем, получившим вексель по индоссаменту непосредственно от данного индоссанта, допускаются ссылки на обстоятельства связывающей их общегражданской сделки. Если требования заявлены индоссанту, не связанному с векселедержателем общегражданским обязательством, то такие возражения по общему правилу исключаются.
Приоритетная защита обеспечивается добросовестному держателю векселя. В силу общих положений гражданского законодательства (п. 3 статьи 10 Кодекса) добросовестность векселедержателя предполагается. Векселедержатель признается недобросовестным, если лицо, к которому предъявлен иск по векселю, докажет, что векселедержатель, приобретая вексель, действовал сознательно в ущерб должнику (ст. 17 Положения). Векселедержатель должен представить доказательства как отсутствия или недействительности выдачи векселя, так и того факта, что истец знал об этом в момент приобретения векселя. При представлении таких доказательств должником по векселю в иске векселедержателю должно быть отказано.
Следует обратить внимание на то, что указанные правила предусматривают специальные способы защиты вексельного должника против требований недобросовестного держателя векселя, но не дают оснований для признания самого векселя недействительным.
По этим же мотивам не может быть удовлетворен иск индоссанта о признании недействительным совершенного им индоссамента на том основании, что сделка, по которой вексель был передан, не состоялась либо является недействительной. Удовлетворение такого иска исключило бы индоссанта из числа ответственных по векселю лиц по основаниям, не учитываемым вексельным правом, что противоречит нормам статей 15, 16, 17, 47 Положения.
Вексельное право также закрепляет презумпцию того, что все включенные в вексель подписи выдавших или передавших его лиц отражают реальные сделки. В соответствии со статьей 7 Положения, если на переводном векселе имеются подписи лиц, не способных обязываться по переводному векселю, подписи подложные, или подписи вымышленных лиц, или же подписи, которые по всякому иному основанию не могут обязывать тех лиц, которые их поставили или от имени которых он подписан, то подписи других лиц все же не теряют силы. Например, первоначально простой вексель выдан от имени вымышленного, реально не существующего, юридического лица и был передан первым векселедержателем другому лицу по индоссаменту. При рассмотрении спора о платеже по векселю между этими лицами возражения должника, связанные с фактическим отсутствием векселедателя, не дают оснований для освобождения должника от самостоятельно принятой им в силу совершения индоссамента обязанности отвечать по векселю при неполучении платежа от векселедателя <*>.
--------------------------------
<*> "Индоссант, поскольку не оговорено обратное, отвечает за акцепт и платеж" (ст. 15 Положения).

Должник вправе ссылаться лишь на возражения, допускаемые статьей 17 Положения.
Применение указанных правил приводит к тому, что добросовестный приобретатель векселя приобретает права в большем объеме, чем они существовали у предшествующих держателей, эти права независимы от прав предшественников.
При выдаче документа, соответствующего формальным требованиям вексельного права, обязательства по векселю возникают независимо от наличия общегражданских оснований. Вексель не может быть признан недействительным в порядке, установленном статьями 167 - 179 Кодекса. Дефекты основания выдачи векселя будут иметь значение в споре с векселедержателем в тех пределах, которые допускаются нормами вексельного права об ограничении возражений.
Признание недействительным вексельного обязательства (векселя) ввиду дефекта основания его первоначальной выдачи или одной или нескольких последующих передач не соответствует требованиям вексельного законодательства, возлагающего в интересах оборота и защиты прав добросовестного держателя риск платежа при отсутствии гражданско-правового основания на лиц, выдавших, акцептовавших или индоссировавших вексель.
В рассматриваемом деле истец ставил вопрос о признании недействительным векселя в связи с тем, что подписавшее от его имени вексель должностное лицо действовало с превышением полномочий.
Вопрос о последствиях подписания векселя неуполномоченным лицом либо представителем с превышением полномочий разрешается в соответствии со статьей 8 Положения.
Следовательно, вексельное обязательство действительно, но оно связывает иное лицо, чем обозначено в векселе. Основания для признания векселя недействительным отсутствуют.
Риск последствий принятия векселя, подписанного неуполномоченным лицом, по существу, ложится на первого приобретателя. Добросовестный векселедержатель сохраняет право требовать платеж по векселю от фактически подписавшего вексель лица, первого векселедержателя и других индоссантов.

НОРМЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ДОГОВОРА
И НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО О ВЕКСЕЛЯХ

Одной из особенностей правового регулирования вексельных правоотношений является то, что они в значительной степени регулируются международными договорами, в которых участвует Россия. В связи с этим в практике арбитражных судов нередко возникает необходимость выявления соотношения норм международного права и национального законодательства.
Так, по одному из дел по требованию векселедержателя с векселедателя простого векселя арбитражным судом была взыскана вексельная сумма, а также проценты в размере ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации на день вынесения решения и пеня в том же размере. Взыскание процентов и пени в таком размере было произведено судом на основании статьи 48 Положения о переводном и простом векселе и статьи 3 Федерального закона от 11 марта 1997 г. N 48-ФЗ "О переводном и простом векселе" <*>.
--------------------------------
<*> Закон вступил в силу со дня его официального опубликования - 18 марта 1997 г. В соответствии со ст. 3 Закона в отношении векселя, выставленного к оплате и подлежащего оплате на территории Российской Федерации, проценты и пеня, указанные в статьях 48 и 49 Положения о переводном и простом векселе, выплачиваются в размере учетной ставки Банка России по правилам, установленным ст. 395 ГК РФ.

Ответчик (векселедатель) обратился с кассационной жалобой, в которой просил решение отменить, поскольку суд применил Закон, не подлежащий применению. При этом он приводил следующие доводы.
В 1937 г. СССР присоединился к международной Конвенции, устанавливающей Единообразный закон о переводных и простых векселях <*> (Женева, 7 июня 1930 г.) (далее - Конвенция), приняв на себя обязательства, установленные этой Конвенцией. В соответствии со статьей I Конвенции принятие на себя этих обязательств могло быть "обусловлено оговорками, о которых каждая из Высоких Договаривающихся Сторон должна в этом случае заявить в момент своей ратификации или своего присоединения. Эти оговорки должны быть выбраны из числа тех, о которых упоминает приложение II к настоящей Конвенции".
--------------------------------
<*> Конвенция, с приложениями и протоколом, вступила в силу 1 января 1934 г., дата вступления в силу для России - 23 февраля 1937 г.
Текст Конвенции опубликован в "Вестнике ВАС РФ" N 1 за 1995 год. С. 100 - 125.

Приложение II к Конвенции содержит статью 13, в соответствии с которой "каждая из Высоких Договаривающихся Сторон имеет право предписать в отношении переводных векселей, которые составлены и подлежат оплате на ее территории, что ставка процентов, о которой идет речь в статье 48, пункт 2, и в статье 49, пункт 2, Единообразного закона, может быть заменена ставкой законных процентов, действующей на территории этой Высокой Договаривающейся Стороны".
Таким образом, оговорка о размере применимых процентов могла быть сделана только в момент присоединения к Конвенции или при ее ратификации.
Применение процентов и пени в размере учетной ставки, установленной Банком России, не было оговорено Российской Федерацией в момент присоединения к Конвенции.
Оговорка о размере процентов, внесенная статьей 3 Федерального закона "О переводном и простом векселе" и устанавливающая, что "проценты и пеня, указанные в статьях 48 и 49 Положения о переводном и простом векселе, выплачиваются в размере учетной ставки, установленной Центральным банком Российской Федерации", противоречит Единообразному закону.
В соответствии с частью 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации "нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора".
Исходя из вышесказанного, статья 3 Федерального закона "О переводном и простом векселе", по мнению ответчика, не должна была применяться, поскольку противоречит Конвенции от 7 июня 1930 г., устанавливающей Единообразный закон о переводных и простых векселях, и соответственно части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации.
Однако при этом ответчик не принял во внимание следующее.
Абзацы первый и второй статьи I Конвенции предусматривают, что:
"Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются ввести в действие на своих территориях по принадлежности, либо в одном из его подлинных текстов, либо на своих национальных языках, единообразный закон, составляющий приложение I к настоящей Конвенции.
Это обстоятельство будет, в случае необходимости, обусловлено оговорками, о которых каждая из Высоких Договаривающихся Сторон должна в этом случае заявить в момент ратификации или своего присоединения. Эти оговорки должны быть выбраны из числа тех, о которых упоминает приложение II к настоящей Конвенции".
При присоединении Союза ССР к упомянутой Конвенции была сделана следующая общая оговорка: "Присоединение Союза ССР к этому акту делается с оговоркой о его праве воспользоваться постановлениями, упомянутыми в приложении II к этой Конвенции, в порядке применения абзаца 2 статьи I".
Как следует из данной оговорки, Союз ССР (и Россия - как правопреемник Союза ССР по его международным обязательствам) оговорил при присоединении свое право устанавливать в национальном законодательстве иные правила, чем предусмотрено Единообразным законом, в рамках, определенных приложением II к Конвенции.
Статья 13 приложения II допускает право предписать в отношении переводных векселей, которые составлены и подлежат оплате на территории Договаривающейся Стороны, что ставка процентов, о которой идет речь в статье 48, пункт 2, и в статье 49, пункт 2, Единообразного закона, может быть заменена ставкой законных процентов, действующей на территории Договаривающейся Стороны.
Статья 14 приложения II допускает в отступление от статьи 48 включение в национальный закон постановления, по которому векселедержатель может потребовать от того, против кого он обращает свой иск, уплаты комиссии в размере, определяемом национальным законом.
Следовательно, нормы статьи 3 Федерального закона "О переводном и простом векселе" приняты в соответствии и с учетом положений Женевской конвенции 1930 г.
В связи с изложенным отсутствуют основания для признания данной нормы противоречащей части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации, устанавливающей приоритет норм международного права.
С учетом этого кассационная инстанция оставила решение первой инстанции без изменения, а жалобу - без удовлетворения.

ПЕРЕВОДНЫЙ ВЕКСЕЛЬ, ВЫДАННЫЙ НА САМОГО ВЕКСЕЛЕДАТЕЛЯ

В соответствии со статьей 1 Положения о переводном и простом векселе <*> (далее - Положение) обязательными реквизитами переводного векселя являются, в частности, простое и ничем не обусловленное предложение уплатить определенную сумму, а также наименование того, кто должен платить (плательщика).
--------------------------------
<*> Введено Постановлением ЦИК и СНК СССР от 07.08.37 N 104/1341 "О введении Положения о переводном и простом векселе".

Положение предусматривает возможность составления векселя, выданного на самого векселедателя (ст. 3), то есть векселя, в котором векселедатель указывает самого себя в качестве плательщика. Такие векселя нередко именуются в литературе "переводно-простые" <*>.
--------------------------------
<*> См., напр.: Белов В.А. Вексельное законодательство России. М.: ЮрИнфоР, 1996. С. 97 - 98; Вишневский А.А. Вексельное право. М.: Юристъ, 1996. С. 10.

А.А. Вишневский отмечает, что "переводно-простой вексель отличается тем, что в нем трассант и трассат являются одним и тем же лицом. Составляя такой вексель, векселедатель назначает самого себя плательщиком, адресуя предложение об уплате вексельной суммы самому себе" <*>.
--------------------------------
<*> Вишневский А.А. Указ. соч. С. 10.

В практике арбитражных судов возник вопрос о том, какие правила Положения - о простом или переводном векселе - должны применяться в отношении переводного векселя, выданного векселедателем на себя. В частности, должны ли к такому векселю применяться правила об акцепте плательщиком переводного векселя как условии возникновения обязательства оплатить вексель.
Так, открытое акционерное общество - векселедержатель обратилось в арбитражный суд с иском к векселедателю о взыскании вексельного долга по одному простому векселю и шести переводным векселям, а также процентов и пеней по простому векселю и одному из переводных векселей.
Как следовало из материалов дела, ответчик является векселедателем одного простого векселя со сроком оплаты по предъявлении и шести переводных векселей со сроками оплаты: по пяти векселям - через три года от даты предъявления и по одному - по предъявлении, но не ранее 01.12.97. Во всех переводных векселях векселедателем и плательщиком указано одно и то же лицо - ответчик, что не противоречит статье 3 Положения. Векселедатель обусловил предъявление векселей к акцепту, как это предусмотрено статьей 22 Положения.
Векселедержатель 27.07.2000 предъявил семь указанных векселей к оплате векселедателю. Оплаты векселей или каких-либо действий, свидетельствующих о намерении ее осуществить, в том числе проставления отметки об акцепте, векселедателем не произведено.
Решением суда с ответчика взыскана вексельная сумма, проценты и пеня по простому векселю. В удовлетворении иска по переводным векселям отказано по следующим основаниям.
Указанные векселя выданы векселедателем на себя, то есть плательщиком по ним является сам векселедатель.
Согласно статье 28 Положения плательщик принимает на себя обязательство оплатить переводной вексель в срок посредством акцепта. Спорные векселя отметок векселедателя об акцепте не содержат, следовательно, векселедатель обязанность по оплате векселей в установленном порядке на себя не принял и не может отвечать как лицо, акцептовавшее векселя.
Довод истца о том, что спорные векселя выданы векселедателем на самого себя и не требуют акцепта, потому что векселедатель уже в момент выдачи векселей знал, что ему самому придется по ним платить, судом были отклонены, поскольку Положение о переводном и простом векселе не содержит исключений из правила о способе принятия на себя плательщиком обязательства по оплате векселя для векселей, выданных на самого векселедателя.
Суд также отклонил довод векселедержателя о том, что на лицевой стороне векселей имеется подпись векселедателя, имеющая силу акцепта (ч. 1 ст. 25 Положения), поскольку спорные векселя подписаны ответчиком как векселедателем, а не в качестве акцептанта.
Апелляционная инстанция решение оставила без изменения, указав, что в данном случае переводной вексель был выдан на самого векселедателя, что не исключает правила о том, что плательщик по переводному векселю принимает на себя обязательство произвести платеж в срок посредством акцепта (ст. 28 Положения). При этом судом правомерно отклонен довод истца, ссылающегося на часть 1 статьи 25 Положения, поскольку имеющаяся на лицевой стороне подпись может быть расценена только как подпись векселедателя. В противном случае утрачивается действительный смысл векселя как переводного. В связи с этим у суда не имелось оснований для оценки переводных векселей как простых.
Кассационная инстанция, отменяя решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции, исходила из того, что суды неправильно применили нормы Положения.
Кассационная инстанция отметила, что, отказывая во взыскании денежных средств по переводным векселям, суд сослался на статьи 28, 34, 53 Положения и указал, что ответчик как акцептант не может быть понужден к оплате, так как не акцептовал векселя, а как векселедатель не может быть принужден к оплате в связи с пропуском годичного от даты составления срока для обращения к "вторичному" должнику - векселедателю по переводному векселю.
При этом суд не учел нормы статьи 25 Положения, предусматривающей, что простая подпись на лицевой стороне векселя имеет силу акцепта.
На лицевой стороне всех шести переводных векселей имелась подпись руководителя векселедателя, а так как на этих векселях плательщик и векселедатель совпадают в одном лице, то подпись на лицевой стороне векселя следует рассматривать как заранее данный акцепт. При этих условиях дополнительного предъявления векселей к акцепту не требовалось.
Следовательно, ответчик обязан оплатить предъявленные ему в надлежащем порядке векселя как акцептант - основной должник по переводному векселю.
На постановление кассационной инстанции был принесен протест, в котором предлагалось постановление суда кассационной инстанции отменить, решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции оставить в силе.
Президиум протест удовлетворил по следующим основаниям.
В соответствии со статьей 25 Положения о переводном и простом векселе акцепт отмечается на переводном векселе и подписывается плательщиком. Простая подпись плательщика, сделанная на лицевой стороне векселя, имеет силу акцепта.
Суд кассационной инстанции дал неправильное толкование условиям этой статьи.
Согласно статьям 1 и 2 названного Положения переводной вексель должен иметь подпись того, кто выдал вексель, и при отсутствии подписи не имеет силы.
Такая подпись не может свидетельствовать одновременно и об акцепте векселя.
В том случае, когда векселедатель и является плательщиком по переводному векселю, и ему предъявлен вексель, он должен либо сделать отметку об акцепте, либо поставить вторично свою подпись на лицевой стороне векселя <*>, поскольку плательщик посредством акцепта принимает на себя обязательство оплатить переводный вексель в срок (ст. 28 Положения).
--------------------------------
<*> Простая подпись плательщика, сделанная на лицевой стороне векселя, имеет силу акцепта (ст. 25 Положения).

Кроме того, по переводному векселю от 22.10.97 истек годичный срок для предъявления его к платежу, предусмотренный статьей 34 Положения, поэтому оснований для удовлетворения исковых требований по этому векселю не имелось.
Таким образом, постановление суда кассационной инстанции в части удовлетворения по переводным векселям принято с нарушением норм вексельного законодательства <*>.
--------------------------------
<*> См.: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.09.02 N 11093/01 // Вестник ВАС РФ. 2003. N 1. С. 20 - 21.

Основными проблемами, обсуждаемыми в рамках данного дела, являлись определение природы обязательства, возникающего вследствие выдачи векселедателем переводного векселя на самого себя, и определение применимых норм Положения о переводном и простом векселе.
Если к переводно-простому векселю применяются правила о простом векселе, то векселедатель (он же плательщик) несет ответственность по такому векселю перед векселедержателем и тогда, когда, во-первых, вексель не был им акцептован (правила об акцепте к простым векселям не применяются - ст. 77 Положения), и, во-вторых, когда отказ в платеже не был удостоверен протестом (статьи 78 и 53 Положения).
Рассматривая же вексель, выданный векселедателем на самого себя, как переводный, мы должны констатировать, что векселедержатель такого векселя может предъявить требование о платеже к лицу, указанному в качестве плательщика, лишь в случае, если вексель был им акцептован, а как к векселедателю, - только если отказ плательщика в акцепте или отказ в платеже был удостоверен протестом. Исключением являются случаи, когда составление акта протеста не требуется.

<< Предыдущая

стр. 3
(из 5 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>