<< Предыдущая

стр. 18
(из 23 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>


ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЯ ОТНОСИТЕЛЬНО БИОЛОГИЧЕСКИХ ОБЪЯСНЕНИЙ

Излишняя увлеченность биологическими детерминантами агрессивного поведения может объясняться желанием найти «легкий» способ решения проблемы человеческой агрессивности. В обзоре научно-исследовательской литературы о биологических подходах к вопросу контроля человеческой агрессии Брайен (Bryant, 1964) предостерегает против склонности переоценивать такие решения и указывает на связанные с этим три основные проблемы: 1) «искажение истины»; 2) «ложные ожидания»; 3) «опасения, которые нелегко преодолеть». Мы коснемся каждого из этих вопросов, подытоживая рассмотрение материала, затронутого в данной главе.










«ИСКАЖЕНИЕ ИСТИНЫ»

Как отмечалось нами в заключении чуть ли не каждого раздела этой главы, несмотря на наличие фактов, подтверждающих существование биологических основ агрессивного поведения, эти основы действуют только в контексте социального окружения, то есть мы только тогда разберемся в природе агрессивного поведения, когда будем учитывать как биологические, так и социальные факторы. Например, Хинтон (Hinton, 1981b) утверждает, что

«... назрела необходимость в проведении более комплексных исследований воспитания детей и влияния этого воспитания на гормоны, психофизиологические реакции и последующее поведение. Несмотря на то что генетические факторы имеют большое значение и могут в немалой степени сказываться во время первичного воспитания, осуществляемого родителями, обращение с детьми с самого раннего возраста (например, использование физического насилия или чрезмерная опека) играет важнейшую роль в становлении биологических факторов, имеющих отношение к тому типу преступного поведения, который они усваивают впоследствии, принимая при этом во внимание соответствующее окружение и обстоятельства их последующей жизни».

254

«Искажение истины» — это лишь вопрос о том, до какой степени тот или иной ученый или непрофессионал опирается только на биологические факторы при попытке понять природу человеческого агрессивного поведения. Хотя надежда найти такие легкие решения вызывает немалое искушение, полученные в результате научных исследований факты не дают оснований для подобного подхода.









«ЛОЖНЫЕ ОЖИДАНИЯ»

Как уже отмечалось ранее, увлеченность биологическими детерминантами объясняется надеждой на возможность создания более спокойного, менее насильственного мира. Но в основе всего лежит вопрос: является ли агрессия биологической или же социальной проблемой? Хотя можно признать, что биологические факторы лежат в основе некоторых видов преступной деятельности, трудно отнести все возрастающие уровни проявления насилия в городах к основополагающим биологическим процессам. Биологические механизмы действуют на уровне индивида; проблема же банд насильников затрагивает сложные социальные факторы. Ясно, что неуместно решать проблему насилия, осуществляемого преступными бандами, путем проведения трепанации черепа или лечения андрогенными препаратами молодых уголовников. Единственно возможным решением подобной проблемы является скорее социальный, нежели биологический подход.











«ОПАСЕНИЯ БИОЛОГИЧЕСКОГО ВМЕШАТЕЛЬСТВА»

Явная легкость биологического решения проблемы насилия вызывает опасения по этическим и политическим причинам. Если прибегать к биологическому вмешательству, то кто будет подвергаться подобному лечению и кто будет принимать решения? А не вызовет ли технологический процесс, облегчивший черепную хирургию и сделавший ее более точной, панику среди граждан, которые боятся быть отобранными для подобного «лечения»? Тем не менее мы не можем отрицать, что стремление и возможность использования биологических средств контроля за человеческим поведением затрагивает целый комплекс политических и этических проблем, к которым стоит обратиться до того, как подобное биологическое вмешательство станет свершившимся фактом.












РЕЗЮМЕ

В этой главе мы попытались уяснить себе, какое отношение к внешним проявлениям агрессии имеют различные биологические процессы и нейроструктуры. Мы ознакомились с фактами, свидетельствующими о наследуемости агрессии, и пришли к выводу, что, несмотря на то что в некоторых случаях, действительно, можно говорить о наследуемой склонности к криминальному поведению, это отнюдь нe означает, что агрессия как таковая просто передается из поколения в поколение. Половые гормоны; и особенно тестостерон, в какой-то степени, действительно, «замешаны» в преступлениях, связанных с применением насилия. Однако спе-

255

циальные исследования показали, что степень их влияния довольно ограниченна. Более того, есть все основания думать, что и механизм наследования предрасположенности к агрессии, и механизм влияния половых гормонов на степень агрессивности человеческого поведения могут иметь общую природу. То есть не исключено, что существуют некие биологически детерминированные личностные характеристики или диспозиции (например, потребность в повышенном уровне эмоциональной стимуляции, стремление к доминированию), которые и создают видимость существования тесной взаимосвязи между гормонами и агрессией или склонности к криминальному поведению как черты фамильного сходства. Хотя в свое время возможность существования связи между половыми хромосомами и агрессивным поведением была предметом бурных дискуссий, обзор литературы показывает, что если такая связь и существует, то она весьма слаба. Гораздо вероятней, что любая ассоциация между половыми хромосомами и агрессивным поведением при ближайшем рассмотрении может оказаться следствием недостаточного интеллектуального развития, которые нередко сопутствуют аномалиям половых хромосом.

Различные структуры нервной системы и протекающие в них процессы также оказывают серьезное влияние на человеческое поведение. Так, наши эмоциональные переживания органически взаимосвязаны с функционированием лимбиче-ской системы, и в особенности гипоталамуса и миндалевидного тела; лобные доли коры головного мозга, которые у человека отличаются обширностью и сложным устройством, отвечают за сложные когнитивные процессы, в частности за опознание той или иной ситуации как содержащей угрозу и за выбор реакции в ситуации, опознанной таким образом. В ведении симпатической нервной системы находится наша готовость «драться или удирать»: именно эта нейроструктура, по достижении организмом определенного уровня физиологического возбуждения, производит запуск механизма агрессивного реагирования. Впрочем, существуют данные, свидетельствующие о том, что реактивность симпатической нервной системы имеет индивидуальный характер, и потому в угрожающей ситуации одни лица испытывают большее, а другие меньшее возбуждение.

Иначе говоря, всегда нужно иметь в виду, что биологические процессы протекают в социальном контексте. То есть внешняя среда влияет на неврогенные связи, внутренние биологические процессы в значительной степени предопределяют характер наших реакций на средовые воздействия, и правильней было бы говорить не о решающем влиянии биологических либо, наоборот, социальных факторов как детерминант агрессии, а признать, что на агрессию действуют оба типа факторов и что биология и окружающая среда оказывают взаимное влияние друг на друга.













8 АГРЕССИЯ В ЕСТЕСТВЕННЫХ УСЛОВИЯХ

В последних двух главах мы обратимся к исследованиям, объектом которых является непосредственное участие индивида в ситуациях агрессивного поведения. В данной главе мы рассмотрим проблематику «реального мира», представление о которой можно получить с помощью экспериментальных исследовательских методик. В последней же главе обсудим высказывания социологов по вопросам контроля агрессивного поведения.

Проблемы, которые мы рассмотрим в данной главе, имеют отношение к некоторым аспектам агрессивного поведения в естественных условиях (то есть в «реальном мире»). Мы обсудим следующие вопросы: какие наркотические вещества заставляют людей вести себя агрессивно? Какие факторы способствуют проявлению сексуальной агрессии? В какой степени порнография влияет на возникновение агрессии по отношению к женщинам? Способствует ли участие в спортивных соревнованиях или наблюдение за выступлениями спортсменов росту агрессии? Когда межличностный конфликт перерастает в агрессивные выпады по отношению друг к другу?

Вполне возможно, что вы можете предложить исследователям агрессии гораздо более длинный список социальных проблем (например, жестокое обращение с супругой (супругом), преступные деяния). Из-за такого обилия мы вынуждены ограничить наш обзор и рассмотреть лишь те вопросы, которые напрямую связаны с основной темой данного исследования и наиболее часто обсуждаются в социологической и психологической литературе. Конечно, и в других областях науки накоплены данные исследований, связанных с проблемами агрессии, но, несмотря на то, что этот опыт, несомненно, представляет ценность для читателя, заинтересовавшегося этой темой, для подобного обзора в нашей книге просто не хватило бы места.








НАРКОТИКИ

Любой человек, когда-либо выпивавший перед едой несколько рюмок спиртного, принимавший по предписанию врача сильный транквилизатор или болеутоляющее средство или пытавшийся сохранить в ночь перед важным экзаменом ясную голову с помощью возбуждающих средств, знает по личному опыту, что стимуляторы оказывают мощное воздействие на поведение. И действительно, пользуясь подобными средствами, люди зачастую оказываются в состоянии изменить свой способ восприятия реальной действительности, поднять или понизить уровень активности и даже изменить свои представления об окружающем мире. Несмотря на полученные данные о том, что различные вещества, включая никотин (Cherek, 1984) и амфетамины (Beezley, Gantner, Bailey & Taylor, 1987), усиливают или ослабляют агрессию, лабораторные исследования ограничиваются изучением влияния алкоголя и марихуаны.

257










АЛКОГОЛЬ

Алкоголь длительное время считался раскрепощающим средством или стимулятором агрессивных действий. Здравый смысл подсказывает, что пьянство повышает шансы быть втянутым во враждебные взаимоотношения. Кроме того, люди, совершающие преступления с применением насилия, часто находятся в этот момент под влиянием алкоголя (Gerson & Preston, 1979; Mayfield, 1976; Roslund & Larson, 1979; Shupe, 1954). Даже жертвы преступлений могут быть в состоянии опьянения во время инцидента (Miller, Downs & Gondoli, 1989; Muehlenhard & Linton, 1987).

Экспериментальное исследование влияния алкоголя на агрессивное поведение включало в себя разнообразные методики. Однако, независимо от подхода исследователей, результаты были всегда одни и те же — даже небольшая доза алкоголя ведет к повышению агрессивности (Boyatzis, 1974; Cherek, Steinberg & Manno, 1985; Gustafson, 1986; Richardson, 1981).

И тип спиртного напитка, и доза принятого алкоголя в значительной степени влияют на выход агрессии вовне (Bushman & Cooper, 1990). Тэйлор и Гаммон (Taylor & Gammon, 1975), например, обнаружили, что незначительные дозы (15 г водки или бурбона на каждые 16 кг веса тела) сдерживают агрессию, в то время как большие дозы (50 г этих напитков на каждые 16 кг веса тела) способствуют ее проявлению. Они также сообщают, что водка в большей степени способствует осуществлению агрессивных выходок, нежели бурбон. Другие исследователи отмечают более сильное влияние очищенных напитков (например, ликера), чем вина или пива (Gustafson, 1988a, 1988b, 1990; Murdoch & Pihl, 1988; Pihl, Smith & Farrell, 1983).

Однако следует отметить, что не всегда даже сравнительно большие дозы алкоголя будут способствовать агрессии. Более того, подобное воздействие, похоже, происходит только в тех случаях, когда потенциального агрессора каким-либо образом провоцируют или подстрекают (Richardson, 1981; Taylor & Sears, 1988; Taylor, Schmutte & Leonard, 1977; Taylor, Schmutte, Leonard & Cranston, 1979). Тэйлор, Гаммон и Капассо (Taylor, Gammon & Capasso, 1976) провели исследование, однозначно подтвердившее, что в ситуациях, представляющих угрозу, алкоголь способствует росту агрессии. Университетские студенты, одна группа которых выпивала специальный «коктейль», состоявший из имбирного эля и мятного масла (экспериментальные условия — отсутствие алкоголя), а другая — точно такой же коктейль, но с добавлением алкоголя, соревновались в выполнении заданий, где выигравший определялся по показателю «время реакции». При этом каждый проигравший один тур получал удар током от победителя. Степень угрозы в ситуации регулировалась еще до начала самого задания путем обмена информацией между испытуемым и экспериментатором, то есть если экспериментальные условия требовали отсутствия угрозы, потенциальный испытуемый признавался, что не желает причинять боль другому испытуемому и будет

258

выбирать для наказания разряды электрического тока наименьшей мощности. Если экспериментальным условием было наличие угрозы, общение между объектом и экспериментатором отсутствовало; исследователи были убеждены в том, что экспериментальная ситуация сама по себе представляла угрозу. Независимо от наличия или отсутствия общения, испытуемый во время выполнения задания получал электрические разряды небольшой мощности. Таким образом, разница между двумя условиями эксперимента заключалась лишь в том, что в одном случае испытуемому передавали сообщение; уровень же провокации в обоих случаях был одинаковым. Как видно из рис. 8. 1, алкоголь не способствовал проявлению агрессии, за исключением тех случаев, когда в соответствии с экспериментальными условиями ситуация содержала угрозу для испытуемого.

Шмутте, Леонард и Тэйлор (Schmutte, Leonard & Taylor, 1979) изучили предположение, вытекающее из работы Тэйлора, Гаммона и Капассо (Taylor, Gammon & Capasso, 1976), что люди в состоянии алкогольной интоксикации более агрессивно относятся к своим оппонентам, нежели трезвые. Во время этого исследования испытуемые, и принимавшие, и не принимавшие алкоголь по условиям эксперимента, подобно студентам в исследовании Тэйлора и др. (Taylor et al., 1976), сообщали, разряда какой мощности они ожидали от объекта в начале эксперимента. Как и ожидалось, лица, выпившие спиртное, ожидали получить разряд гораздо большей мощности, чем испытуемые, выпившие напиток, имитировавший алкоголь.











Модели воздействия алкоголя на агрессивность поведения

Несколько исследователей предложили модели объяснения механизма влияния алкоголя на агрессивность поведения (Gibbs, 1986; Pernanen, 1976; Steele & Southwick, 1985; Taylor & Leonard, 1983). Хотя между моделями существует незначительная разница, все они подтверждают, что алкоголь не является непосредственной причиной агрессивного поведения. Он скорее попадает в резонанс или усугубляет ситуационные детерминанты агрессии. Эти модели влияния алкоголя на агрессивность поведения получили название моделей взаимодействия, или моделей когнитивной дезинтеграции.

Вообще же считается, что алкоголь разрушает комплексные когнитивные процессы, необходимые для подавления агрессивной реакции на соответствующие раздражители, то есть для того, чтобы ответ на угрозу, в отличие от импульсивных агрессивных реакций, не являл собой агрессию, функционирование когнитивных процессов должно осуществляться на более высоком уровне. Человек, находящийся под влиянием алкоголя, не в состоянии задействовать те механизмы когнитивных процессов, которые позволяют сформировать неагрессивную реакцию, поэтому отвечает более агрессивно. •

Существует немало данных, свидетельствующих о том, что алкогольная интоксикация снижает способность справляться с довольно несложными задачами, решение которых требует участия основных психических процессов и интеграции информации (например, концентрация внимания одновременно на нескольких различных раздражителях, память, решение сложных проблем). Поскольку в состоянии опьянения тяжелее одновременно воспринимать разнообразные раздражители и переключать внимание с одного информационного источника на другой, человек будет обращать внимание лишь на некоторые аспекты общей ситуации.

259

Наличие множества сигналов, поступающих по разнообразным каналам, как вербальным, так и не вербальным, характерно для большинства межличностных взаимодействий. Тэйлор и Леонард (Taylor & Leonard, 1983) предположили, что люди в состоянии опьянения, столкнувшись со множеством информационных сигналов, сосредоточивают внимание на самых очевидных аспектах ситуации. Учитывая, что основным побудительным мотивом, присущим человеческому существу, является самозащита, неудивительно, что люди концентрируют внимание на возможной угрозе, которую содержит в себе ситуация. Таким образом, наличие угрозы является, вероятно, тем сигналом, который пьяный человек, неспособный задействовать когнитивные процессы для подавления агрессивных реакций, улавливает прежде всего и на который отвечает агрессией.

260










Способы контролирования агрессии у человека в состоянии алкогольного опьянения

Тэйлор с коллегами (Bailey, Cranston & Taylor, 1983; Jeavons & Taylor, 1985; Taylor & Gammon, 1976) провели целую серию исследований, направленных на выявление способов разрушения последовательности алкоголь — когнитивные процессы — агрессия, с целью изыскания возможностей контроля над агрессивным поведением в состоянии опьянения. Полученные результаты помимо обнадеживающих подтверждений о возможности такого контроля дали дополнительный материал, вписывающийся в концепцию модели когнитивной дезинтеграции, представленной выше. В своих экспериментах исследователи попытались уменьшить интенсивность спровоцированных алкоголем проявлений агрессии путем усиления неагрессивных сигналов в ситуации. Во время эксперимента, проведенного Тэйлором и Гэммоном (Taylot & Gammon, 1976), испытуемые в одном случае имели дело с молчаливым наблюдателем (контрольная группа), а в другом — с человеком, подстрекавшим их выбирать для наказания оппонентов разряды электрического тока небольшой мощности, хотя сами они получали довольно чувствительные разряды (условие эксперимента — социального давления). Социальное давление оказалось эффективным средством подавления агрессии в межличностном взаимодействии — как при условии принятия испытуемыми алкоголя, так и в противном случае. Предположив, что алкоголь блокирует доступ к «соответствующим усвоенным нормам, запрещающим агрессию», Бейли и др. (Bailey et al., 1983) обратили внимание на влияние объективной оценки самого себя (в присутствии или отсутствии видеокамер; см. главу 5) на агрессивность реакции пьяных и трезвых испытуемых. Они обнаружили, что «трезвый» взгляд на самого себя привел к снижению агрессивности в обеих этих группах. Жаво и Тэйлор (Jeavons & Taylor, 1985) пришли к выводу, что наличие норм, в основе которых лежит однозначное неприятие агрессивного поведения, снижает агрессивность как пьяных, так и трезвых субъектов. Леонард (Leonard, 1989) позднее сообщал о том, что сигналы, которые можно было расценить как явно неагрессивные, вели к снижению агрессивности и у трезвых, и у пьяных испытуемых, но неопределенные или неоднозначные сигналы снижали агрессию только у трезвых. Все эти исследования демонстрируют эффективность таких факторов, как ориентация лиц в состоянии алкогольного опьянения на нормы, не одобряющие агрессивное поведение, или переключение внимания на не несущие угрозы сигналы.

Результаты исследований взаимосвязи алкоголя и агрессии имеют важное значение для индивидов в связи с их собствяенным поведением и реагированием на пьяных. Во-первых, алкоголь действительно повышает вероятность появления агрессивного поведения. Во-вторых, такую агрессию можно контролировать, если генерировать неагрессивные сигналы и вести себя в соответствии с порицающими агрессию нормами. Самым подходящим ответом для несчастного пьяницы мог бы быть откровенный, мирный, непровокационный разговор.










261

МАРИХУАНА

В отношении влияния марихуаны на агрессивное поведение существуют значительные разногласия (Abel, 1977). С одной стороны, исследователи отмечают, что многие осужденные преступники курят марихуану. При внимательной проверке, однако, выяснилось, что наркотик скорее всего не имеет отношения к агрессии, поскольку заключенные, осужденные за ненасильственные преступления, не были в момент их совершения под влиянием наркотиков. С другой стороны, марихуана подавляет открытую агрессию, помогает достичь расслабленного, блаженного состояния, когда умы занимает отнюдь не агрессия. Данные исследований подтверждают скорее эту точку зрения, нежели утверждение, будто марихуана усиливает вероятность демонстрации агрессивного поведения.

Специально с целью определения влияния тетрагидроканнабинолов (активных ингредиентов марихуаны) на агрессивное поведение (Myerscough & Taylor, 1985; Taylor, Vardaris, Rawich, Gammon, Cranston & Lubetkin, 1976) были проведены два лабораторных исследования. Тэйлор и др. (Taylor et al., 1976) вводили мужчинам большие или малые дозы тетрагидроканнабинолов или алкоголя, после чего сообщали, что испытуемые имеют возможность наказать другого испытуемого ударом электрического тока (выполнялись задачи на определение времени реакции по Тэйлору). Хотя небольшие дозы тетрагидроканнабинолов не меняли в целом картины поведения, более значительные дозы подавляли агрессию. В свою очередь, большие дозы алкоголя вели к большей агрессии, нежели маленькие. Таким образом, результаты эмпирических исследований подтверждают предположение о том, что поведение с элементами насилия нельзя объяснять употреблением марихуаны.











СЕКСУАЛЬНАЯ АГРЕССИЯ

Сообщения о распространении сексуального принуждения и сексуальной агрессии варьируются в зависимости от определения сексуального принуждения и техник, с помощью которых собираются факты. Пор, сексуальным принуждением мы понимаем любое сексуальное поведение, силой навязываемое нежелающей этого жертве. Самой крайней формой выражения сексуальной агрессии является изнасилование. Однако «более мягкие» формы сексуального принуждения, такие как насильственная ласка гениталий, тоже подходят под наше определение. Зигель-ман, Берри и Уайлз (Sigelman, Berry & Wiles, 1984) попросили пятьсот студентов университета ответить на вопрос, прибегали ли они к насилию, стремясь склонить своего партнера к сексу против его желания. Примерно 12% мужчин и около 2% женщин применяли силу. Приблизительно 35% студенток и около 21% студентов сообщили о том, что явились объектами подобного принуждения.

Косс, Джидис и Вишневски (Koss, Gidycz & Wisniewski, 1987) провели общенациональное исследование проблемы проявления сексуальной агрессии и сексуального преследования. Более шести тысяч студентов ответили на вопросы опросника «Сексуальный опыт», касающиеся различных сторон сексуальной агрессии, которой они могли подвергаться с четырнадцатилетнего возраста. Девушки отвечали на вопросы относительно сексуального преследования, а юноши — относительно использования силы во взаимоотношениях с женщинами. Исследователи разделили вопросы по группам в зависимости от уровня сексуальной агрессии. Сексуальное принуждение подразумевает половые сношения вследствие применения мужчиной силы или непрекращающегося напора с его стороны. Попытка изнасилования — это стремление с помощью угроз, силы, алкоголя или

262

наркотиков склонить к половому сношению. Изнасилование — это сексуальное действие, имевшее место после угроз, применения силы или употребления алкоголя или наркотиков. Сексуальный контакт подразумевает наличие «сексуальной игры» (например, поцелуи, ласки) под давлением уговоров, авторитета, угроз или силы. Более 50% женщин сообщили о том, что подвергались различным формам сексуальных домогательств. На основе ответов респондентов относительно пережитых ими сексуальных домогательств исследователи пришли к выводу, что 14,4% из них принудили к сексуальному контакту, 11,9% подверглись сексуальному принуждению, 12,1% — попытке изнасилования, 15,4% — изнасилованию. Более 25% мужчин, принимавших участие в опросе, признались, что тоже подвергались различным формам сексуальной агрессии.

В этом разделе мы рассмотрим факторы, имеющие отношение к проявлениям сексуальной агрессии. Психологов-исследователей с научной точки зрения больше всего интересовали личностные характеристики правонарушителей (то есть установки, личность, окружение), а также употребление алкоголя агрессором и/или его жертвой. Влияние же эротики/порнографии будет рассматриваться в следующем разделе.













ХАРАКТЕРИСТИКИ СЕКСУАЛЬНОГО АГРЕССОРА

Значительная часть исследований была посвящена рассмотрению личностных черт (то есть личностных характеристик, установок), присущих мужчинам, склонным к сексуальной агрессии. Хотя исследователи рассматривали самые разнообразные индивидуальные факторы, полученные ими результаты довольно схожи и позволяют нарисовать портрет и дать установочные характеристики сексуально агрессивного мужчины. Следует отметить, что работы, рассматриваемые нами в этом разделе, не затрагивают осужденных насильников. Точнее, полученные данные основываются на показаниях «нормальных» студентов университета, прибегавших к силе, чтобы склонить женщин к неприятной для них форме сексуальной активности.

Наиболее характерным личностным фактором сексуальной агрессии, если судить по показаниям опрошенных, является агрессивность. Например, мужчины, получившие высокие баллы по шкалам «агрессивность» и «доминантность», также признавались в том, что прибегали к силе во время сексуальных отношений (Greendlinger & Byrne, 1987; Lisak & Roth, 1988; Petty & Dawson, 1989). На языке характеристики установок убеждение в необходимости использования силы или принуждения, особенно во время сексуальных взаимоотношений, имеет прямое отношение к сексуальной агрессии (Kiss, Leonard, Beezley & Oros, 1985; Mosher & Anderson, 1986; Stets & Pirog-Good, 1989). Мужчины, склонные к применению силы в сексуальных взаимоотношениях, по их признаниям, верят во все мифы об изнасилованиях (Warshaw & Parrot, 1991).

Маламут (Malamuth, 1988) провел исследование для определения переменных, которые дали бы возможность прогнозировать агрессию мужчины по отношению к женщинам. Он отобрал переменные, имеющие отношение к сексуальной агрессии в естественных условиях: «сексуальное возбуждение, приводящее к агрессии; стремление к доминированию; установки, оправдывающие агрессию против женщин, и личностные характеристики, считающиеся антисоциальными». Исследователь предположил, что указанные переменные будут лучше работать при составлении прогноза агрессии, если ее объектом будет женщина, нежели мужчина. Данные были получены в результатае трех независимых экспериментов:

263

1) испытуемых просили заполнить опросники с целью констатации особенностей отдельной личности и характеристик присущих установок (приведенных выше);

2) были произведены объективные (с использованием аппаратуры) и субъективные (самоотчет) замеры сексуального возбуждения во время просмотра испытуемыми изображений сексуального характера, которые различались наличием или отсутствием насилия; 3) испытуемым давали возможность издавать вызывающие отвращение звуки, адресовав их объекту (мужчине или женщине) в качестве наказания за неправильные ответы во время проведения эксперимента на экстрасенсорное восприятие (таким образом измерялась агрессия). Все переменные, за исключением полоролевых стереотипов, в значительной степени коррелировали с агрессией по отношению к женщинам и ни одна не коррелировала с агрессией по отношению к мужчинам. Обратив внимание на то, что лабораторные измерения агрессии соотносятся с данными, нашедшими свое отражение в сообщениях по сексуальной агрессии, Маламут предположил, что общая агрессивность, видимо, связана с сексуальной агрессией. Он пишет, что его данные

«... свидетельствуют о верности предположения... что различные проявления агрессии против женщин, включая проявление агрессии в лабораторных условиях и сексуальную агрессию в естественных условиях, связаны с привычными, но не лежащими на поверхности факторами, такими как установки, допускающие насилие по отношению к женщинам; стремление к доминированию; антисоциальные личностные характеристики и сексуальное возбуждение, ведущее к агрессии».











АЛКОГОЛЬ И СЕКСУАЛЬНАЯ АГРЕССИЯ

Кроу и Джордж (Crowe & George, 1989) утверждают, что «алкоголь считается средством обольщения, мерилом зрелости, вдохновителем сексуальной раскованности и способом скинуть оковы социальной сдержанности». Таким образом, нас не должно удивлять то обстоятельство, что люди могут выпить, прежде чем начнут заниматься сексом. И действительно, хотя причинная взаимосвязь не совсем ясна, результаты некоторых исследований свидетельствуют о том, что преступник и/или его жертва зачастую выпивали до совершения изнасилования (Muehlenhard & Linton, 1987; Russell, 1982; Scully & Marolla, 1984).

В лабораторных условиях прямая связь между сексуальной агрессией и принятием алкоголя не изучалась: это невозможно по этическим причинам. Поэтому, чтобы установить косвенную связь, нам следует опираться на результаты уже проведенных исследований, изучавших влияние алкоголя на поведение. Существуют два возможных подхода к этому вопросу: 1) выяснить, какое влияние алкоголь оказывает на агрессию по отношению к женщинам; 2) узнать о влиянии алкоголя на сексуальное возбуждение.









264

Влияние алкоголя на агрессию по отношению к женщинам

Лабораторные исследования, изучающие влияние самой жертвы сексуальных притязаний на агрессивное поведение, показывают, что мужчины в целом относятся к женщинам менее агрессивно, чем к мужчинам. Это объясняется мужской сдержанностью, порожденной «рыцарскими» установками. Как отмечалось нами в главе 4, при некоторых условиях подобное рыцарское поведение может сойти на нет, а мужская агрессивность, напротив, возрастет. Ричардсон (Richardson, 1981) утверждает, что алкоголь может быть существенным фактором, ослабляющим сдерживающие начала. Она провела эксперимент, во время которого одна половина испытуемых мужчин выпивала напиток, содержащий алкоголь, а другая — коктейль плацебо. Кроме того, часть испытуемых подвергалась вербальной провокации со стороны женщины (помощницы экспериментатора) во время своеобразного «знакомства» с нею — сперва она просила мужчин рассказать что-нибудь из своей жизни, а выслушав, заявляла, что у них идиотские представления. В отношении других испытуемых никаких отрицательных замечаний с ее стороны не было. Затем, во время выполнения заданий на время реакции, испытуемые имели возможность нанести удар током непосредственно этой женщине. Выпившие спиртное мужчины реагировали более агрессивно, нежели трезвые. Несмотря на то что испытуемые, заполнявшие после эксперимента опросник, подчеркивали, что им не понравились словесные выпады женщины, эта переменная не оказала никакого влияния на их фактическое агрессивное поведение. Исследование, проведенное Ричардсон (Richardson, 1981), не говорит о наличии прямого влияния алкоголя на изнасилование, но вполне подтверждает, что изнасилование есть выражение сексуальной агрессии. Фактически полученные результаты можно рассматривать как подтверждение традиционного представления о том, что алкоголь влияет на агрессию мужчин по отношению к женщинам, и вот почему: 1) люди менее склонны причинять вред незнакомцам, чем тем, кого они знают, а в данном случае объектом агрессии служила незнакомка; 2) испытуемых, возможно, сдерживало также то обстоятельство, что они совершали поступки на публике (на глазах у экспериментатора).




<< Предыдущая

стр. 18
(из 23 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>