<< Предыдущая

стр. 19
(из 23 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>






Влияние алкоголя на сексуальное возбуждение

Исследуя влияние алкоголя на сексуальное возбуждение, Кроу и Джордж (Crowe & George, 1989) пришли к заключению, что «алкоголь способствует более быстрому возникновению сексуального возбуждения на психологическом уровне и подавляет физиологическую реакцию». Таким образом, лица в состоянии опьянения могут чувствовать сексуальное возбуждение, но их тела могут быть не в состоянии совершить половой акт. Психологический аспект сексуального возбуждения имеет наиболее существенное значение для нашего понимания роли алкоголя в случаях сексуальной агрессии, то есть индивид, испытывая сексуальное возбуждение, скорее всего будет вести себя в соответствии с ощущаемой им необходимостью сексуальной деятельности, независимо от готовности к ней соответствующих частей тела.

Научная литература, посвященная этой теме, указывает на важное значение ожиданий эффекта от потребления алкоголя. Это означает, что уверенность человека в том, что он принял алкоголь, имеет для характера сексуальной активности гораздо большее значение, нежели реальный уровень опьянения. Например, Ланг, Серлз, Лауэрман и Адессо (Lang, Searles, Lauerman & Adesso, 1980) утвер-• ждают, что, будучи уверенным в том, что он выпил спиртное, человек с большим интересом разглядывает порнографические снимки. Джордж и Марлатт (George & Marlatt, 1986) обнаружили, что лица, знающие наверняка, что они приняли алкоголь, значительно дольше рассматривали стимульный материал эротического, садистского и эротико-садистского толка, нежели те, кто был уверен в том, что не пили спиртное.

265

Бридделл, Римм, Кэдди, Кравитц, Шолис и Вундерлин (Briddell, Rimm, Caddy, Krawitz, Sholis & Wunderlin, 1978) провели эксперимент, во время которого манипулировали такими переменными, как принятие алкоголя и ожидание эффекта от алкогольного опьянения. Половина испытуемых мужчин была убеждена в том, что они принимали алкоголь, а другая — в том, что не принимали. Вне зависимости от убеждений испытуемых, половина группы действительно выпивала спиртное, а другая половина — нет. Затем участникам эксперимента показывали озвученный эротический видеофильм, в котором демонстрировались половой акт, совершаемый с обоюдным удовольствием, изнасилование или агрессия несексуального характера в садистских сценах. Потом следовало измерение физиологического возбуждения (уровня эрекции члена) и психологического возбуждения (сообщения испытуемых о переживаемом возбуждении). Ожидание эффекта от принятия алкоголя влияло как на физиологическое, так и на психологическое возбуждение. У лиц, убежденных в том, что они выпили спиртное, уровень физиологического возбуждения был выше, особенно если при этом ими смотрелись пленки со сценами изнасилования и садизма. Эффект от реально принятого алкоголя нашел свое отражение только в сообщениях испытуемых о возбуждении, причем у тех, кто принял спиртное, уровень возбуждения был выше, нежели у лиц, не принимавших алкоголя. Бриддел и другие (Briddel & others, 1978) отмечают, что модели сексуального возбуждения у группы выпивших людей нормальной гетеросексуальной ориентации аналогичны моделям сексуального возбуждения, изученным у насильников. Они предположили, что ожидание эффекта от выпивки позволяет человеку найти оправдание для поведения, неприемлемого в обычных условиях.












Модель влияния алкоголя на сексуальную агрессию

Модель, которой мы воспользовались для объяснения влияния алкоголя на социальное поведение в целом, вполне приемлема и для случаев сексуальной агрессии. Кроу и Джордж (Crowe & George, 1989) пояснили, как действуют подобные модели в случае сексуальной агрессии, вызванной принятием алкоголя. Возможно, рамки, сдерживающие сексуальную агрессию, не позволяют вести себя подобным образом, пока «они в значительной степени не подтачиваются, например, мифами об изнасиловании или уверенностью в том, что алкоголь может служит оправданием для подобного поведения». Однако ослабление сдерживающих начал относительно сексуальной агрессии позволяет в дальнейшем «с легкостью преодолевать их, поскольку алкоголь разрушает сдерживающие рамки в целом». Таким образом, ожидание эффекта от принятия алкоголя и действительное его влияние могут привести к сексуальной агрессии.

Ричардсон и Хэммок (Richardson & Hammock, 1991) предложили для рассмотрения целостной картины влияния алкоголя на повышение вероятности проявления сексуальной агрессии следующую схему:

266


«В соответствии со схемой изнасилования знакомыми или на свидании, мужчина может улавливать самые разнообразные посылы к агрессии. Он может ожидать осуществления определенной сексуальной активности и эффекта от принятия алкоголя; женщина скорее всего будет относиться к мужчине тепло и по-дружески, что вполне естественно для ситуации свидания. Когда же он начнет проявлять сексуальную активность, к которой она не готова, ее первые проявления недовольства будут едва уловимыми (например, она будет отодвигаться или отстранять от себя его руки). Если же мужчина пьян, он вряд ли адекватно истолкует эт сдерживающие намеки и, вероятно, будет реагировать на более явные провоцирующие посылы (зачастую созданные его собственным воображением). Его неспособность в подобной ситуации переработать информацию, поступающую от множества раздражителей, может увеличить вероятность применения им силы или какой-либо формы принуждения. Эта ситуация может стать еще более провоцирующей, если женщина тоже пьяна, потому что она с трудом будет понимать его намеки и осознавать его намерения и поэтому менее явно проявлять признаки недовольства, с помощью которых возможно охладить пыл мужчины».

Таким образом, алкоголь может способствовать вероятности возникновения сексуальной агрессии.












ВЛИЯНИЕ ПОРНОГРАФИИ НА АГРЕССИЮ

В главе 7 мы рассмотрели связь между физиологическим возбуждением и агрессивным поведением. Одной из форм возбуждения, представляющих особый интерес для исследователей, является сексуальное возбуждение, возникающее как реакция на эротические стимулы. В научной литературе существует два традиционных подхода, каждый из которых являет собой попытки осветить две различные группы вопросов относительно связи эротики и агрессии. Проблему, рассматриваемую сторонниками первого подхода, можно сформулировать следующим образом: является ли сексуальное возбуждение особым родом возбуждения и влияет ли оно на агрессию аналогично физиологическому возбуждению в широком понимании этого термина (Zillman, Bryant, Comisky & Medoff, 1981). К проблеме, входящей в область интересов сторонников второго подхода, относится осознание факторов, имеющих отношение к этой специфической социально-межличностной проблеме, то есть приверженцы данного направления изучают специфические случаи влияния эротики на совершение насилия по отношению к женщинам. Этих исследователей интересует, в какой степени насилие против женщин находится под влиянием эротического или порнографического материала.

В этом разделе мы рассмотрим оба подхода к изучению связи эротики и агрессии. Поскольку подход, который мы обозначили как первый, появился раньше и послужил основой для второго, мы начнем с обзора литературы, посвященной именно ему.












ВЛИЯНИЕ ЭРОТИКИ НА АГРЕССИЮ: СПОСОБСТВУЕТ ИЛИ ПОДАВЛЯЕТ?

Основная масса экспериментов, которые проводили исследователи «первой волны», имела в своей основе единую схему. Мужчины-испытуемые имели возможность адресовать аверсивные стимулы (иными словами, проявить агрессию) дру-

267

тому мужчине, в задачу которого входило либо провоцировать и вызывать у них гнев, либо не делать этого. Результаты этих исследований, однако, были неоднозначны. С одной стороны, несколько экспериментов показали, что повышенное сексуальное возбуждение способствовало проявлению неприкрытой агрессии не только у тех, кто был рассержен, но и у тех, кто не подвергался провокации (Jaffe, Malamuth, Feingold & Feschbach, 1974; Meyer, 1972; Zillmann, 1971). Например, Зильманн (Zillmann, 1971) обнаружил, что испытуемые мужчины после просмотра эротического фильма выбирали для наказания своего противника-мужчины, который их до этого провоцировал, более мощные электрические разряды, нежели лица, которые тоже подвергались провокациям со стороны этого типа, но смотрели совершенно нейтральный фильм. Фактически смотревшие эротический фильм демонстрировали более высокий уровень агрессии, чем участники эксперимента, которым показывали крутой боевик. Однако, в противовес этим данным, результаты нескольких дополнительно проведенных исследований (Baron, 1974b; Frodi, 1977) свидетельствуют о том, что высокий уровень сексуального возбуждения, вызванный просмотром эротических материалов, на самом деле делал последующее поведение менее агрессивным.

Как сексуальное возбуждение может одновременно повышать и сдерживать физическую агрессию? Вероятно, ответ можно получить, если тщательно сравнить процедуры исследований. Выяснилось, что исследователи, использовавшие в качестве эротических стимулов сильно возбуждающий материал (например, фильмы со сценами полового акта молодых пар, с откровенными и возбуждающими эротическими сценами), отмечали рост уровня агрессии. Работы же, в которых обычно использовались более мягкие и менее откровенные раздражители (такие как фотографии обнаженных людей в «Плейбое» и «Пентхаусе», фотографии привлекательных молодых девушек в купальниках или нижнем белье), показали снижение последующей агрессии. Короче говоря, это свидетельствовало о том, что мягкие эротические стимулы могут сдерживать агрессию, в то время как более возбуждающий материал этого типа стимулирует появление агрессивного поведения.

Конкретные факты в поддержку данного предположения были получены во время эксперимента, проведенного Бэроном и Беллом (Baron & Bell, 1977). В соответствии с разработанными условиями, помощник экспериментатора мог либо оскорблять мужчин-испытуемых (провокация), либо хвалить их (провокация отсутствует) . Сами испытуемые имели возможность отвечать на провокации этого человека, наказывая его разрядом электрического тока. Цель эксперимента была представлена участникам как «выяснение влияния аверсивных стимулов на физиологические реакции». Далее испытуемым сообщали о том, что необходимо ждать несколько минут, в течение которых показатели физиологических реакций предполагаемой жертвы вернутся на первоначальный уровень. Во время этого перерыва испытуемых просили оценить один из пяти различных стимулов, которые экспериментатор намеревался использовать в последующих исследованиях: нейтральные изображения (пейзажи и интерьеры); фотографии соблазнительных молодых девушек в купальниках или нижнем белье; снимки обнаженных фотомоделей из журнала «Плейбой»; запечатленные сцены откровенно сексуальных действий и эротические изображения. Исследователи предположили, что уровень агрессии испытуемых, которым демонстрировали слабые эротические стимулы (фото соблазнительных красоток в нижнем белье и обнаженных женщин), будет ниже, чем у тех, кому был предъявлен нейтральный стимульный мате-

268

риал (например, фотографии интерьеров); однако для лиц, смотревших более откровенные изображения (например, эротические сцены), будет характерен высокий уровень агрессии. Как видно из рис. 8.2, результаты в целом подтвердили предположения. Уровень агрессии у лиц, рассматривавших изображения соблазнительных красоток, обнаженных женщин и половых актов, был ниже, чем у лиц, которым предъявлялся нейтральный стимульный материал. Хотя конкретно в этом исследовании не было существенной разницы между нейтральными условиями и условиями, предназначенными для возникновения сексуального возбуждения, результаты других работ (Baron, 1974b; Frodi, 1977; Ramirez, Bryant & Zilman, 1982) поддерживают общее предположение о существовании нелинейной связи между сексуальным возбуждением и агрессией.




Такая нелинейная связь, возможно, и является причиной внешне противоречивых результатов различных исследований связи сексуального возбуждения и агрессии. Кроме того, противоречивость данных, полученных в экспериментах с подобной тематикой, может объясняться тем фактом, что разные экспериментаторы, используя различные типы эротического стимульного материала, получали сведения лишь об отдельных «участках» функции, связывающей сексуальное возбуждение с агрессией. Следовательно, выяснение истинной формы данной функции поможет разрешить эту эмпирическую загадку.

269

Доннерштейн, Доннерштейн и Эванс (Donnerstein, Donnerstein & Evans, 1975) предположили, что нелинейная связь между сексуальным возбуждением и агрессией обусловлена переключением внимания. Они провели эксперимент, во время которого испытуемые мужчины, которым предъявлялись нейтральные (рекламные проспекты), слабые (фотографии обнаженных фотомоделей из «Плейбоя») и сильные эротические стимулы (откровенные изображения сексуальных действий), имели возможность впоследствии проявить агрессию по отношению к мужчине — помощнику экспериментатора, который в одной из экспериментальных групп издевался над испытуемыми перед просмотром этих материалов. При таких условиях внимание испытуемых переключается с провокации на слабые эротические стимулы, что подавляет возможные проявления агрессии. Однако сильные эротические стимулы, вызывающие мощное возбуждение, не в состоянии подавить агрессию и могут даже способствовать ее появлению. Как видно из рис. 8.3, оба этих предположения подтвердились.

В другой экспериментальной группе помощник экспериментатора также провоцировал испытуемых, но уже после просмотра необходимого стимульного материала. Поскольку при таких условиях переключение на слабые эротические стимулы (а значит, и эффект от этого действия) отсутствует, следовало бы ожидать, что предъявленный стимульный материал не повлечет за собой сдерживание агрессии. На самом же деле он, скорее всего, подобно сильным эротическим стимулам, будет усиливать уровень агрессии, который будет проявлен испытуемым в дальнейшем. И вновь, как видно из рис. 8.3, эти прогнозы подтвердились. (Испытуемых в третьей, контрольной группе, никто не провоцировал, и, как и ожидалось, предъявленные три типа раздражителей мало повлияли на их поведение.)




Зильманн, Брайент и Карвет (Zillmann, Bryant & Carvett, 1981) несколько иначе объяснили эффект, который оказывает предъявление слабых эротических стимулов на подавление агрессии, и способность более откровенного стимульного материала создавать благоприятные условия для возникновения агрессии. Мужчины-испытуемые после просмотра невозбуждающих красивых эротических сцен, вызывающих отвращение неагрессивных эротических сцен (например, акты скотоложства) , вызывающих отвращение агрессивных эротических сцен (например, актов садомазохизма) или неэротических сцен получили возможность отомстить человеку, который до киносеанса причинял им неприятности. Испытуемые, которые смотрели сцены, вызывающие отвращение (независимо от того, демонстрировалась в них агрессия или нет), выбирали для наказания жертвы разряды большей мощности, нежели лица, находившиеся в других экспериментальных условиях. Зильманн и его коллеги объясняют этот эффект суммацией источников раздражения: «если один вид таких эротических "блюд", как скотоложство или садомазохизм, вызывает у спровоцированной личности тошноту,... то их "принятие внутрь" усугубляет это состояние, что способствует проявлению агрессии». Исследование, проведенное позднее Рамиресом, Брайентом и Зильманном (Ramirez, Bryant & Zillmann, 1982), подтвердило жизнеспособность объяснения суммацией источников раздражения. Эта работа показала, что слабые эротические стимулы не снижают уровень агрессии у людей, испытывающих сильное раздражение, а откровенная порнография, независимо от уровня предварительной провокации, ведет к усилению агрессии.

270









Влияние на женщин

Несмотря на то что основная часть исследователей, использовавших в качестве стимульного материала для возникновения сексуального возбуждения эротические сцены, работали с испытуемыми мужского пола, некоторые ученые заинтересовались влиянием аналогичных стимулов на характер агрессии у женщин. В определенном смысле сексуальное возбуждение — это просто частный случай общего физиологического возбуждения, и пол участвующих в экспериментах не должен влиять на конечный результат, если, конечно, процесс сексуального возбуждения у мужчин и женщин протекает одинаково. Похоже, если принимать во внимание высокую степень сходства в реакциях обоих полов на эротические стимулы (Byrne & Byrne, 1997), можно предположить, что существенных различий в протекании процесса сексуального возбуждения между мужчинами и женщинами нет. И действительно, результаты экспериментов, где испытуемыми были женщины (Baron, 1979; Cantor, Zillmann & Einsiedel, 1978), показали, что высокий уровень сексуального возбуждения влияет на возникновение агрессии аналогичным образом у обоих полов.

271

Бэрон (Baron, 1979) провел эксперимент, во время которого ассистентка экспериментатора словами и действиями старалась разозлить студенток выпускного курса. Затем им была предоставлена возможность отомстить ей, послав в нее разряд электрического тока. Однако, прежде чем студентки смогли актуализировать свою агрессию, им предъявили ряд однотипных стимулов — один из четырех различных вариантов из набора стимульных материалов, аналогичного использованному в поставленных ранее экспериментах с мужчинами: им демонстрировали фотографии мебели, интерьеров домов и произведений абстрактного искусства; фотографии полуобнаженных молодых мужчин; совершенно обнаженных молодых мужчин и пар, занимающихся любовью. Как и в предыдущих исследованиях, полученные результаты показали, что слабые эротические стимулы (например, фотографии атлетически сложенных полуобнаженных мужчин) подавляли агрессию у разгневанных участниц эксперимента, в то время как более возбуждающие материалы (такие как фотографии полового акта) в значительной степени усиливали ее. Таким образом, можно сделать вывод, что высокий уровень сексуального возбуждения влияет на поведение женщин так же, как и на поведение мужчин.










Влияние интенсивной демонстрации порнографии

По данным Демаре, Бриера и Липса (Demare, Briere & Lips, 1988), более 50% мужчин, сообщивших о том, что время от времени смотрят порнофильмы или читают порнографические произведения, делали это за последний год более двух раз. Однако большинство исследований, посвященных выявлению связи между эротикой и агрессией, ставят своей целью изучение эффектов, возникающих непосредственно после демонстрации эротических стимулов. Действительно, стимулы, предъявленные один раз непосредственно во время эксперимента, и стимулы, предъявляемые многократно или в течение длительного времени, должны оказывать различное воздействие.

Зильманн и Брайент (Zillmann & Bryant, 1984) описали результаты целой серии экспериментов, где изучалась зависимость поведения мужчин и женщин от интенсивности предъявления эротических стимулов. Участники эксперимента были разбиты на несколько групп, в группе интенсивного влияния испытуемые в течение шести недель смотрели фильмы с сексуальными сценами, длительность всех сюжетов за неделю составляла 48 минут (в общем просмотр занял 4 часа и 48 минут); в группе умеренного влияния половина увиденных за шесть недель фильмов была эротической, а другая — не эротической (общее время просмотра сюжетов с сексуальными сценами — 2 часа 24 минуты); в группе, где по условиям эксперимента влияние отсутствовало, испытуемые смотрели нейтральные фильмы без эротических сцен. Четвертая — контрольная — группа была создана для подведения итогов на последнем этапе эксперимента. В эротических фильмах, использовавшихся исследователями, не было сцен с применением насилия или причинения боли жертве: это были сцены, показывавшие мужчину и женщину, занимающихся сексом.

272

Через неделю после окончания просмотра эротических и неэротических фильмов испытуемые из всех трех экспериментальных групп принимали участие в последнем этапе опыта, во время которого им показали три фильма, измерили уровень их физиологической реакции и выслушали их отчеты о чувствах удовольствия или отвращения, полученных от фильма. Один из фильмов был «почти» сексуальным — в нем демонстрировались сцены гетеросексуального петтинга, другой был «однозначно сексуальным» и в значительной степени напоминал фильмы, которые испытуемые смотрели ранее, а третий являл собою изображение сцен скотоложства и садомазохизма.

Еще через неделю испытуемым вновь демонстрировали фильмы — на сей раз наугад: кому-то показали фильм с откровенно сексуальными сценами, кому-то — со сценами актов садомазохизма или скотоложства, а некоторым не показывали никаких фильмов. Последовательность действий на этом этапе эксперимента была следующей: участников эксперимента провоцировал помощник экспериментатора (для испытуемых мужчин в роли провокатора выступал мужчина, для женщин — женщина), затем испытуемые смотрели фильм, который им достался, и напоследок они получали шанс отомстить своему обидчику (это-то и давало возможность измерить уровень агрессии). И наконец, во время последней встречи, тоже через неделю, все испытуемые (включая контрольную группу) высказывали свою точку зрения на разнообразные проявления сексуальных отношений: советовали, каким термином называть в тюрьме преступников, осужденных за изнасилование, и говорили, как они относятся к борьбе женщин за свои права. Под конец испытуемые, посмотрев фильм со сценами секса, объяснили, насколько они приемлют подобные фильмы, и высказали свое мнение о вреде порнографии. Мужчины, участвовавшие в эксперименте, заполнили также опросник, который давал представление о том, насколько грубо они ведут себя в сексе по отношению к женщинам.

Многократный или частый просмотр эротических сцен ведет к тому, что с определенного момента частота сердечных сокращений и уровень артериального давления при предъявлении подобных стимулов не изменяются. Это означает, что в результате постоянного просмотра эротика теряет свою способность оказывать возбуждающее действие. Кроме того, испытуемые из группы интенсивного влияния отвечали на провокации человека одного с ними пола менее агрессивно, нежели лица, не просматривавшие эротические фильмы. Таким образом, это исследование показало, что многократный и частый просмотр порнографических фильмов без сцен насилия ведет к снижению уровня агрессивности реакций, демонстрируемых непосредственно после предъявления эротических стимулов (см. рис. 8. 4). То есть можно сказать, что фильмы с эротическими сценами снижают уровень возбуждения и агрессии непосредственно после их интенсивного просмотра.




Количество фильмов и частота их демонстраций влияли также на восприятие и установки испытуемых, правда, несколько иначе, нежели на агрессию и возбуждение. Лица, являвшиеся членами групп интенсивного и умеренного влияния, сообщали о приятии ими различных видов сексуальной практики (например, орального, анального или группового секса), нежели лица, которым показывались фильмы без сцен секса. Точно так же лица, которым часто демонстрировались эротические фильмы, в меньшей степени осуждали насильников и в меньшей степени поддерживали движение «Борьба женщин за свои права», чем испытуемые, которые смотрели неэротические фильмы. Для мужчин из группы интенсивного влияния в большей степени были свойственны установки, подразумевающие грубое отношению к женщине, нежели для мужчин из других экспериментальных групп.

273

Несмотря на то что это исследование ставило своей целью выяснить, как отражается интенсивный просмотр порнографических фильмов на поведении, его результаты совпали с данными экспериментов, в которых изучался кратковременный эффект от просмотра эротики. Это означает, что реакции испытуемых были аналогичны реакциям, демонстрировавшимся в других исследованиях, где в качестве стимульного материала использовалась «мягкая» порнография без сцен насилия, — уровень агрессии по отношению к лицам своего пола снижался. Хотя интенсивный просмотр порнографии, похоже, не приводит к проблемам в поведении, стоит более серьезно задуматься о его влиянии на установки — последствия от изменений во взглядах могут быть более глобальными.











ВЛИЯНИЕ ЭРОТИКИ НА ОТНОШЕНИЕ К ЖЕНЩИНАМ

Несколько специфических особенностей характеризуют это второе, более практическое, направление исследований по влиянию эротики на агрессивность поведения. Во-первых, стремясь добиться максимальной точности в рассматриваемой социальной ситуации, эти исследования обычно рассматривают мужскую агрес-

274

сию по отношению к женщинам или же сравнивают уровень агрессии, демонстрируемый по отношению к мужчинам и женщинам. Во-вторых, многие из этих исследований ставили своей целью определить, какие конкретные аспекты фильмов (степень сексуальной откровенности, уровень агрессии, реакция на женщину-жертву) скорее всего побуждают мужчин совершать насилие по отношению к женщинам. В-третьих, исследователи манипулировали широким диапазоном зависимых переменных; изучая прямую агрессию по отношению к женщинам, они одновременно учитывали влияние порнографии на установки по отношению к женщинам и/или сексуальное насилие.













Агрессия по отношению к женщинам

Как уже отмечалось ранее, в русле первого исследовательского подхода, где изучалась зависимость агрессии от эротики, частный случай — проявление агрессии по отношению к женщинам — не рассматривался. Тем не менее было проведено несколько исследований по изучению влияния эротики на уровень агрессии, где в качестве объектов агрессии были как мужчины, так и женщины (Jaffe, Malamuth, Feingold & Feshbach, 1979). Поскольку эти изыскания не показали разницы в уровне агрессии по отношению к объектам разного пола, можно было предположить, что за влияние эротических стимулов на агрессивное поведение отвечает один и тот же простой механизм возбуждения.

На основании того, что провокация по отношению к испытуемым в предшествующих исследованиях была недостаточно сильной и/или использовавшиеся эротические стимулы были сравнительно слабыми, Доннерштейн и его коллеги (Donnerstein & others, 1984) модифицировали исследовательскую программу с целью устранения этих недостатков. Доннерштейн и Барретт (Donnerstein & Barrett, 1978) провели эксперимент, по условиям которого помощник экспериментатора (мужчина или женщина) либо провоцировал мужчин-испытуемых, либо демонстрировал нейтральное отношение к ним. После этого испытуемым показывали порнографический фильм категории «только для мужчин» или нейтральный фильм. Выяснилось, что порнография ведет к агрессии только в тех случаях, когда мужчины испытывали гнев после провокации. Однако, после предъявления эротических стимулов, агрессивные проявления испытуемых были аналогичны по отношению и к мужчинам, и к женщинам. Доннерштейн и Хал лам (Donnerstein & Hallam, 1978) рассмотрели действие различных факторов, «спускающих агрессию с тормозов», в своей работе, изучающей влияние многократного предоставления «удобных поводов для применения агрессии» на агрессивное поведение.

Они утверждают, что, даже принимая во внимание свойственные мужчинам сдерживающие начала относительно использования силы против женщин, неоднократно предоставляемые «удобные случаи» могут высвободить их агрессивное поведение. Учитывая это, мужчинам-испытуемым демонстрировали либо порнографический фильм, либо фильм со сценами агрессии, но без порнографии, либо не демонстрировали фильма вообще. Затем всем участникам эксперимента предлагались две возможности: отомстить своим обидчикам (мужчине или женщине), которые издевались над ними до показа фильма, либо сразу же после демонстрации фильма, либо после 10-минутного перерыва. В первом случае разницы в уровне агрессии по отношению к объектам разного пола не наблюдалось. Однако после десятиминутного перерыва объекты-женщины получили более мощный, чем объекты-мужчины, разряд электрического тока от испытуемых, просмотревших порнографический фильм. Доннерштейн и Халлам утверждают, что отсрочка устраняет факторы, не позволявшие ранее применять агрессию по отношению к женщинам.

275

Чтобы порнографические стимулы способствовали увеличению агрессии по отношению к женщинам, по мнению Доннерштейна (Donnerstein, 1984), необходимо ослабить то, что сдерживает агрессивность. Некоторые вещи, такие как наркотические средства, алкоголь и гнев, могут служить катализаторами агрессивного поведения по отношению к женщинам. Далее исследователь предположил, что порнографический материал, содержащий сцены насилия над женщинами или изображающий их в качестве объектов сексуальных притязаний, сам по себе может уменьшать силу факторов, сдерживающих агрессию. Прочие исследования, проведенные им совместно с коллегами, касались влияния порнографических фильмов, включающих сцены агрессии, на совершения насилия мужчинами над женщинами. Эти работы рассматриваются в следующем разделе.









Природа сексуального/агрессивного образа

Доннерштейн (Donnerstein, 1983) выдвинул несколько версий, почему проявления агрессии в эротических сценах способствуют агрессивности по отношению к женщинам: 1) они могут ослаблять сдерживающие начала, которые ранее не позволяли проявлять агрессию по отношению к женщинам (см. выше); 2) мужчина может усмотреть в поведении женщины посыл к агрессии (Berkowitz, 1974), если в фильмах женщины изображаются в качестве жертв агрессии; 3) возбуждение, вызванное агрессивной эротикой, может актуализировать агрессию.

Доннерштейн (Donnerstein, 1980) обнаружил, что порнография со сценами агрессии (то есть изображение в одной сцене насилия и секса) в большей степени повышает уровень агрессии, проявляемой мужчинами по отношению к женщинам, чем порнографические (то есть изображающие половой акт) или нейтральные фильмы. Доннерштейн и Берковитц (Donnerstein & Berkowitz, 1981) расширили рамки этого исследования, чтобы выяснить, как влияет на поведение мужчин реакция жертвы. Учитывая, что многие эротические фильмы изображают жертв как получающих удовольствие от насильственных актов, исследователи манипулировали такими переменными, как реакция жертвы на агрессию и наличие-отсутствие в фильме агрессивно-эротических сцен. Испытуемым мужчинам, которых предварительно выводили из себя помощники экспериментаторов (мужчины или женщины), демонстрировали один из четырех киносюжетов: нейтральный, повествующий о ток-шоу; эротический, изображающий половой акт, доставляющий наслаждение обоим совокупляющимся; агрессивно-эротический фильм с «хэппи-эндом», который сопровождался комментарием, что в финале женщина «добровольно» участвует в сексуальных сношениях, о чем свидетельствует ее улыбка, согласие выпить навязываемые спиртные напитки и отсутствие сопротивления, когда ее «связывают, раздевают, похлопывают по телу и принуждают к сексу», агрессивно-эротический фильм «с печальным исходом», показывающий ту же самую сцену, что и в предыдущем фильме, но с комментарием, что женщина, испытывая отвращение и унижение, готова терпеть насилие. Сцены агрессии в фильмах не изменяют уровень агрессии, объектом которой выступают мужчины. Однако у испытуемых мужчин отмечался более высокий уровень агрессии

276

по отношению к женщинам после просмотра агрессивно-эротических фильмов, чем после нейтральных или эротических. Доннерштейн и Берковитц (Donnerstein & Berkowitz, 1981) преположили, что уровень агрессии по отношению к женщинам со стороны мужчины будет выше в случае просмотра агрессивно-эротических фильмов с «хэппи-эндом», потому что неоправданные страдания женщины, показанной в агрессивно-эротическом фильме с «печальным исходом», будут подавлять агрессию. Когда же результаты исследования не подтвердили их ожидания, исследователи попытались найти этому причину, предположив, что такие результаты скорее всего объясняются тем фактом, что испытуемые мужчины в их эксперименте были предварительно рассержены и «тем самым готовы были выместить злость на ком угодно». При таких обстоятельствах демонстрация того, что жертва испытывает боль, могла только усилить агрессивные наклонности. Поэтому ученые разработали другую схему исследования, дабы внести ясность в понимание процессов, лежащих в основе реакции испытуемых на агрессивную эротику.

Доннерштейн и Берковитц (Donnerstein & Berkowitz, 1981) провели эксперимент, почти идентичный вышеописанному, с той лишь разницей, что его участники не подвергались провоцированию со стороны помощницы экспериментатора. (Мужчин на роль помощников экспериментатора в этом случае не приглашали.) Логически размышляя, исследователи пришли к выводу, что нерассерженные субъекты будут реагировать так, как это предсказывалось в первом эксперименте, — меньшей агрессивностью при просмотре агрессивной эротики с «печальным исходом», чем в случае «хэппи-энда», но более агрессивно, чем при просмотре простого эротического или совсем нейтрального фильма. Предполагалось, что рассерженные субъекты будут вести себя таким же образом, как в первом эксперименте. Результаты этого исследования, отображенные на рис. 8. 5, подтвердили выдвинутую гипотезу: фильм оказывал влияние на агрессию мужчин против женщин только в том случае, когда они не были рассержены. Доннерштейн (Donnerstein, 1984) подытожил полученные данные и раскрыл их смысл: «В то время как изображение боли и страдания жертвы воздействовало только на мужчин, предрасположенных к агрессии, более же привычное для агрессивной порнографии изображение желания и удовлетворения со стороны жертвы оказывало влияние на всех испытуемых».




Существенным аспектом рассмотренных исследований является то, что эротика сама по себе не является столь уж мощным средством влияния на насилие мужчин по отношению к женщинам. Скорее, наибольшее влияние на реакцию мужчин оказывает включение агрессии в эротику. Вследствие этого Доннерштейн (Donnerstein, 1983), сравнивая реакции мужчин на агрессивную и неагрессивную порнографию, решил определить, в какой степени сексуальное и агрессивное содержание влияет на агрессию мужчин против женщин. Помощники экспериментатора (мужчина или женщина) старались вывести из себя испытуемых мужчин до просмотра одного из четырех киносюжетов — неагрессивно-порнографического; агрессивно-порнографического, как в предшествующих исследованиях; агрессивного, в котором секса нет, а только изображается, как женщину под угрозой пистолета связывают и наносят удары; а также нейтрального. Уровень агрессии по отношению к объекту-мужчине был максимально высоким после демонстрации порнографического фильма без сцен агрессии (как в предшествующих исследованиях). Уровень же агрессии по отношению к объекту-женщине был

277

самым высоким после просмотра испытуемыми агрессивно-порнографического фильма; что касается остальных сюжетов, то наиболее высокий уровень агрессии испытуемые демонстрировали после просмотра агрессивного фильма, нежели после нейтрального или просто порнографического. Принимая во внимание, что агрессия по отношению к женщинам увеличивалась после просмотра обоих видов агрессивных фильмов, Доннерштейн обратил внимание на то, что сексуальное содержание отнюдь не является необходимым для проявления насилия против женщин.

Стремясь определить степень массированного воздействия порнографии, Линц, Доннерштейн и Пенрод (Linz, Donnerstein & Penrod, 1988) заставляли испытуемых мужчин просматривать от двух до пяти полнометражных фильмов, имевших коммерческий успех, которым дали следующую оценку: «ударные» фильмы (то есть фильмы, изображающие открытое насилие против женщин, например, «Изощренные убийцы»); не содержащие насилия порнографические фильмы (то есть «не явно насильственные, а откровенно сексуальные, убедительно изображающие сексуальное унижение женщин»; например, «Дебби завоевывает Даллас») и «молодежно-сексуальные» фильмы (то есть не откровенно сексуальные, но изображающие женщин в качестве сексуальных объектов, например, «У Порки»). Другие мужчины, вошедшие в контрольную группу, не смотрели никаких фильмов, просто заполняли опросники. Исследователей интересовало воздействие фильмов, изображающих женщин объектами насилия и сексуального унижения, на установки и эмоции. Они обнаружили, что испытуемые, которым демонстрировали фильмы с изображением сцен насилия, со временем реагировали на них с меньшей обеспокоенностью, депрессией и отрицательными эмоциями. Эти же субъекты признавались, что испытывают меньше симпатий не только к жертве насилия в определенном случае, но и ко всем жертвам насилия в целом.

278

Одновременно с изучением связи между порнографией и возможным проявлением сексуальной агрессии Демаре, Бриер и Липе (Demare, Briere & Lips, 1988), сделав шаг вперед, попробовали определить частоту обращения к порнографии с применением и без применения насилия среди студентов последних курсов канадского университета. Они установили, что 81% студентов за последний год обращались к ненасильственной порнографии (то есть к откровенно сексуальным материалам с изображением добровольного секса между мужчиной и женщиной); 41% — к «насильственной» порнографии (то есть к сексуальным материалам, изображающим унижение, истязание или избиение женщины), а 35% — к сексуально-насильственной порнографии (то есть к материалам, изображающим изнасилование или применение силы во время полового акта). Затем, на основе сообщений испытуемых относительно вероятности использования ими силы по отношению к женщинам или вероятности изнасилования, они разделили их на три группы, представляющих различные уровни возможной сексуальной агрессии. Двумя переменными, на основе которых определялась принадлежность испытуемых к той или иной группе, явились их отчеты о том, что они совершали насилие над личностью и смотрели порнографические материалы с изображением сексуальных сцен с применением насилия. Просмотр же ненасильственной или «просто насильственной» порнографии исследователи посчитали маловероятным признаком проявления сексуальной агрессии.












ВЫВОДЫ

Анализ культурных и личностных причин агрессии против женщин Маламут (Malamuth, 1984) завершает утверждением, что эти данные «в значительной степени свидетельствуют в пользу предположения о том, что масс-медиа могут способствовать возникновению культурного климата, который считает агрессию против женщин вполне приемлемой». Исследование доказывает, что изображение насилия против женщин в масс-медиа, похоже, на самом деле способствует проявлению реального насилия против реальных женщин.








АГРЕССИЯ, СВЯЗАННАЯ СО СПОРТИВНЫМИ СОБЫТИЯМИ

«С конца 1970-х годов отряды полиции не раз привлекались для подавления беспорядков, вызванных болельщиками во время "Супербоула" [1], на играх "звездных" футбольных команд, во время выступлений футбольной команды "Нью-Йорк Джетс", на первенствах по бейсболу в 1971 году в Питтсбурге и в 1984 году в Детройте и на многих прочих состязаниях. Официальных представителей американского и европейского футбола забрасывали камнями, пивными бутылками и металлическими дротиками. Известны по крайней мере два случая в Латинской Америке, когда они погибли от рук разъяренных фанатов» (Goldstein, 1986).

1 Супербоул — финал первенства национальной лиги американского футбола. (Прим. ред.)

279

Лики агрессии в спорте разнообразны, почти все ее проявления нашли свое отражение в научно-исследовательской литературе по этой проблеме. Как видно из приведенной выше цитаты, агрессию могут демонстрировать болельщики во время спортивных соревнований; кроме того, агрессия — важная и приемлемая составляющая многих видов спорта, так что изучение ее проявлений и среди участников может быть весьма плодотворным.










АГРЕССИЯ ЗРИТЕЛЕЙ

Если рассматривать поведение болельщиков во время спортивных соревнований, то человека, изучающего агрессию в естественных условиях, в первую очередь заинтересует вопрос, в какой степени сами спортивные соревнования являются причиной агрессии со стороны болельщиков. Теоретически можно утверждать, что спортивные зрелища приводят как к росту агрессии среди зрителей (вследствие социального научения), так и к ее снижению (вследствие катарсиса от наблюдения насилия). Имеются данные, свидетельствующие о том, что наблюдение за спортивными состязаниями, особенно включающими в свою программу агрессивные виды спорта, вызывает рост агрессии (Arms, Russell & Sandilands, 1979; Phillips & Hensley, 1984; Sloan, 1979; Turner, 1970). Голдштейн и Армз (Goldstein & Arms, 1971), например, обнаружили, что мужчины, покидая стадион после ежегодной футбольной встречи команд сухопутных и военно-морских сил, проявляют, согласно опроснику враждебности Басса-Дарки, более высокий уровень агрессии, нежели до начала игры. Никакой разницы в уровне агрессии «до и после» не было выявлено у лиц, посещавших соревнования гимнастов, при условии, конечно, что в зале не произошло какое-нибудь агрессивное событие, вызвавшее рост уровня агрессии у зрителей.

<< Предыдущая

стр. 19
(из 23 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>