ОГЛАВЛЕНИЕ

Административно-юрисдикционная деятельность милиции в свете конституционного обеспечения прав человека
№ 1
05.01.1998
Аникин С.Б.
Среди отмечаемых в научной литературе особенностей, которые присущи административно-юрисдикционной деятельности органов внутренних дел,1 специальный интерес представляют особенности, связанные с правом органов внутренних дел применять к гражданам административно-правовые санкции.
В настоящее время происходит расширение сферы административной ответственности с одновременным ужесточением административно-правовых санкций. При этом правовая защищенность лиц, попавших в сферу административной юрисдикции, остается слабой,2 в частности, проводимая в настоящее время юрисдикционно-наказательная политика ведется без учета экономических условий жизни населения. Так, значительное количество лиц, наказываемых органами милиции штрафами, — не платежеспособно. С конца 80-х годов обозначилась тенденция к сокращению судебных решений по делам об административных правонарушениях. Между тем по смыслу ст. 118 Конституции РФ суд является единственным органом, уполномоченным осуществлять правосудие как особую функцию государственной власти. Установленная Конституцией РФ судебная система предусматривает существование судов как общей, так и специальной юрисдикции. Основу судебной власти составляет совокупность судебных органов различной компетенции, дистанцированных от органов представительной и исполнительной власти. Это заставляет по-иному оценить рассмотрение дел об административных правонарушениях органами милиции, так как данные органы, являясь структурным звеном исполнительной ветви государственной власти, при рассмотрении дел об административных проступках и применении административных санкций фактически осуществляют деятельность, идентичную по своему содержанию функции судебной власти, а именно — правосудие. По нашему мнению, эта деятельность милиции не соответствует конституционным нормам.
Применяя нормы права с административной санкцией, органы внутренних дел реализуют весь комплекс правоприменительных действий, характеризующих административную юрисдикцию. Права и свободы гражданина могут быть нарушены на любой из стадий такой деятельности. Административное дело с момента возбуждения и до принятия решения проходит в данном случае полный юрисдикционный цикл в рамках одного ведомства — органа внутренних дел. И можно с определенной долей уверенности сказать, что на какие-то несущественные нарушения (с точки зрения ведомства) прав личности чиновник может не обратить внимания. Однако организационно-правовые возможности реализации конституционного права гражданина на восстановление своих нарушенных нрав в настоящее время уступают возможностям органов внутренних дел по наложению административного взыскания. Восстановления нарушенных прав и свобод личности можно будет добиться только в том случае, если дело будет рассматривать и принимать по нему решение независимый орган — суд.
Это в полной мере отвечало бы стандартам, предъявляемым международным сообществом к законодательству стран, подписавших в Нью-Йорке 16 декабря 1966 г. Международный пакт о гражданских и политических правах.3
Развитие правосудия по делам об административных правонарушениях является наиболее перспективным направлением совершенствования административно-юрисдикционной деятельности в целом. Это, в свою очередь, будет способствовать развитию института мировых судей, который воссоздан в России с принятием Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации».4 В то же время ограничение круга субъектов, уполномоченных применить административные санкции, несомненно, сыграет положительную роль в реальном обеспечении законных прав и свобод граждан.
* Кандидат юридических наук, преподаватель Саратовской Высшей школы МВД России.
1 См., напр.: Шергин А.П. Административная юрисдикция. М., 1979. С. 84—86.
2 См., напр.: Додин Е.В. Актуальные проблемы теории и практики административной ответственности // Советское государство и право. 1990. № 11. С. 150, и др.
3 De Zayas A., Moller J., Opsahl T. Application of the International Covenant on Civil and Political Rights united the Optional Protocol by the Human Right Commitee. Geneva, 1989. P. 36—37.
4 СЗРФ. 1997. № l.Cт. 1.



ОГЛАВЛЕНИЕ