<< Предыдущая

стр. 11
(из 14 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Право на возмещение убытков в англо-американском праве толкуется довольно широко и включает в себя возможность требования возмещения убытков в виде потери прибыли, которой он был лишен вследствие нарушения договора. Договорное право предоставляет истцу возможность предъявить (при соответствующих обстоятельствах) иск об утрате сделки или, иначе, об утрате конкретной выгоды, ожидаемой от договора, который был нарушен1. В англо-американской доктрине возмещение убытков анализируют с точки зрения различных видов имущественного интереса стороны, понесшей ущерб при нарушении договора. Обычно различают два вида принимаемого во внимание имущественного интереса, возникающего при заключении договора2. Защита «положительного» договорного интереса заключается в том, что потерпевшая сторона должна быть поставлена при возмещении убытков в такое положение, в каком она находилась бы, если бы договор был исполнен надлежащим образом. Под защитой «отрицательного» договорного интереса понимается реализация права потерпевшей стороны получить возмещение расходов, которые были ею понесены в расчете на то, что контрагент исполнит свои обязательства по договору, или иначе, потерпевшая сторона должна быть поставлена в такое положение, в котором она была бы, если бы договор вообще не был заключен. На практике суды пошли по пути защиты «положительного» договорного интереса. Такой подход был воспринят и ЕТК США (ст. 1-1 Об):
«Предусмотренные настоящим законом средства правовой защиты должны применяться свободно с тем, чтобы потерпевшая сторона могла быть поставлена в такое положение, в каком бы она находилась, если бы другая сторона полностью исполнила свои обязанности». Такой подход определяет другие аспекты регулирования возмещения убытков в англо-американском праве.
1 См.: Ансон В. Договорное право. С. 346. 2 См.: Комаров А.С Регулирование возмещения убытков при нарушении договора в коммерческом обороте стран с развитой рыночной экономикой и международной торговле (состояние и тенденции): Автореф. дисс. ... докг. юрид. наук. М., 1994. С. 26. 340

При защите «положительного» договорного интереса ожидания потерпевшей стороны должны определяться действительной ценностью, которую при исполнении договора получила бы именно она, а не какое-либо гипотетическое «разумное» лицо. Убытки, основанные на таком интересе, должны поэтому учитывать любые обстоятельства, связанные с положением потерпевшей стороны, включая ее собственные потребности и возможности, личные качества и даже ее отличительные черты1.
К принципу возмещения убытков, основанных на «положительном» договорном интересе, устанавливается три важных ограничения. Убытки, которые может получить потерпевшая сторона, должны быть непредотвратимыми, непосредственными (предвидимыми) и достоверными.
Потерпевшая сторона не может получить возмещения убытков, которых она могла избежать, если бы предприняла необходимые шаги для их уменьшения. Если ответчик нарушил договор, то истец несет перед ним обязанность приложить разумные усилия к тому, чтобы не возникли убытки. Если истец в состоянии без надлежащего риска и затрат избегнуть убытков, которые он может потерпеть в результате нарушения ответчиком договора, или уменьшить их размер, он несет перед ответчиком обязанность предотвратить убытки. Так, в случае когда покупатель заключил договор о покупке товаров, но затем уведомил продавца об аннулировании договора до того, как продавец приобрел товары или приступил к их производству, то продавец несет обязанность не приобретать и не производить товары, если это тем самым уменьшит размер понесенных им убытков. Продавец не вправе игнорировать уведомление об аннулировании договора и купить или произвести товары и предложить покупателю принять их, а затем полностью взыскать через суд покупную цену2. Термин «обязанность» потерпевшей стороны нейтрализовать или предотвратить неблагоприятные последствия, вызванные нарушением договора, не означает, что эта обязанность носит юридический характер. Она не может быть принудительно осуществлена, так
См.: Мозолин В.П. , Фарнсворт Е.А. Договорное право в США и в СССР. История и общие концепции. М., 1988. С. 132.
См.: Ласк Г. Гражданское право США (право торгового оборота) М 1961. С.266.
341

как у потерпевшего нет ответственности перед нарушившим договор контрагентом в связи с тем, что им не были приняты меры по предотвращению ущерба. Вопрос о характере мер, которые должна предпринять потерпевшая сторона для предотвращения ущерба, зависит от конкретных обстоятельств. Рыночный характер экономики определяет тенденцию регулирования вопроса о характере действий, которые должны рассматриваться как наиболее адекватные цели предотвращения убытков. Это, в частности, выразилось в установлении правил, ориентирующих потерпевшую сторону прежде всего на совершение заменяющей сделки (например, ст. 2-712 ВТК США).
Второе ограничение отрицает за потерпевшей стороной право на возмещение убытков, которые сторона, совершившая нарушение, не имела оснований предвидеть во время заключения договора в качестве возможных убытков, связанных с нарушением. Иными словами, истец должен доказать, что понесенный им ущерб является обычным и нормальным последствием нарушения такого договора, который был заключен сторонами. При присуждении убытков суды основывают свои решения на учении о принятии на себя риска. Предполагается, что, давая обещание, должник имел намерение принять только те риски, которые нормально связаны с исполнением договора, и поэтому от него можно требовать возмещения только тех убытков, которые являются нормальным результатом нарушения договора. Согласно этому учению об убытках, если должник был извещен о соответствующих фактах или из обстоятельств дела узнал, что вероятен больший ущерб, чем тот, который является обычным следствием нарушения договора данного рода, презюмируется, что он взял на себя риск такого необычного ущерба и будет нести ответственность за особый ущерб, явившийся результатом нарушения договора.
Третье ограничение заключается в том, что потерпевшая сторона не может требовать возмещения убытков за пределами той суммы, которую она в состоянии доказать с разумной определенностью.
В судебной практике проводится различие между неопределенностью наличия ущерба и неопределенностью размера ущерба. Истец должен доказать, что он потерпел ущерб, являющийся непосредственным результатом нарушения договора, но на него
342

не возлагается доказывание с той же степенью определенности размера ущерба. Если возможны лишь предположения и догадки по поводу того, был или не был в результате нарушения договора причинен ущерб, то истец не имеет права на присуждение ему компенсаторных убытков. При установлении определенности причинения вреда в судебной практике используется критерий «достоверности». Доктрина «достоверности» убытков появилась и в основном была разработана в судебной практике США. Наиболее широким полем применения критерия «достоверности» убытков является необходимость возмещения в качестве убытков так называемых «коммерческих прибылей». Данный критерий в судебной практике определяется следующим образом: «Убытки... должны быть достоверными, определенными как по своему характеру, так и в отношении их возникновения»1.
Основными положениями американской доктрины «достоверности» убытков являются следующие:
а) объем убытка или сумма могут быть предметом для «разумных» предположений, когда факт убытка доказан с достоверностью.
б) ответчик не может ссылаться на проистекающую из этого недостоверность убытка, если по вине ответчика создалась трудность доказывания убытка.
в) наличие затруднения в установлении суммы убытка не имеет решающего значения.
г) не требуется математической точности в определении подлинной суммы убытка.
д) если предоставлены наилучшие из возможных по обстоятельствам дела доказательства убытка, то этого достаточно.
е) истец может отыскивать «стоимость своего договора» (имеется в виду сумма, в которую может быть оценен договор), и эта «стоимость» может быть определена на основе установления размера ожидавшейся выгоды.
ж) отыскиваемые выгоды в тех случаях, когда их нельзя -прямо отыскивать, могут все же служить доказательством наличия убытков.
Комаров А.С. Понятие и содержание договорной ответственности в праве Англии и США: Автореф. ... дисс. канд. юрид. наук М 1981
С. 107.
343

Все перечисленные положения характеризуются явной тенденцией обеспечить для судов наибольшую свободу в определении убытков, подлежащих возмещению.
В случае, когда сторона по договору вынуждена совершать заменяющую сделку, ее убытки в основном определяются размером «обесценения» сделки, то есть разницы в стоимости сделки в соответствии с договором и стоимости заменяющей сделки. Так ЕТК США прямо ориентирует и продавца и покупателя в случае нарушения договора совершать заменяющие сделки (соответственно «перепродажа» или «закупка заменяющих товаров»). Убытками здесь будут, в первом случае, разница между перепродажной ценой и договорной ценой (ст. 2-706) и, во втором случае, разница между ценой заменяющих товаров и договорной ценой (ст. 2-712). Широкое применение такого способа исчисления убытков привело к его дальнейшему расширению, породив стандартные формулы исчисления убытков, как разницы между договорной ценой и рыночной ценой на момент, когда должен быть исполнен договор. Смысл здесь заключается в том, что в случае, когда имеется доступный рынок необходимых товаров, размер убытков может определяться как разница между договорной и рыночной или текущей ценой, существующей на день нарушения договора. Обоснование этого правила было дано судьей Тиндал в решении по делу Barrow v. Arnaud (1846): «При нарушении договора о поставке товара по определенной цене надлежащим размером убытков, как правило, будет разница между договорной и рыночной ценой на эти товары на дату нарушения договора, так как покупатель, имея в кармане деньги, может приобрести товары на рынке. Равным образом, при нарушении договора в отношении принятия и оплаты товаров это правило может быть соответственно применено, так как продавец может реализовать свои товары на рынке и получить за них соответствующую цену»1. При определении понятия «рынок» наиболее удачным считается определение, данное лордом-судьей Апджоном в деле W.I. Tompsonv. Robinson (Gunmakers) (1955): «Наличный рынок означает, что ситуация в конкретном виде торговли и в конкретном месте была таковой, что определенные товары могли быть
Ансон В. Договорное право. С. 354. 344

свободно проданными и что существовал спрос, достаточный для того, чтобы быть удовлетворенным в отношении всех товаров, представленных на нем»1.
При использовании способа исчисления убытков на основе заменяющей сделки и при взыскании «абстрактных» убытков неучтенными остаются такие убытки, как дополнительные и сопутствующие расходы. Право на их возмещение вытекает из общего принципа компенсации потерпевшей стороне всех потерь. ЕТК США прямо указывает, что, помимо разницы в ценах, потерпевшая сторона вправе взыскать сопутствующие убытки. В ЕТК довольно подробно раскрывается содержание, объем сопутствующих убытков. Так, под сопутствующими убытками продавца понимаются любые разумные с коммерческой точки зрения затраты, расходы и комиссионные, связанные с приостановлением поставки товаров, перевозкой, хранением товаров и заботой о них после нарушения договора покупателем, а также с возвратом или перепродажей товаров, или иным образом вытекающие из нарушения договора (ст. 2-710). Аналогично, но с учетом специфики обязанностей покупателя, определяются сопутствующие убытки, которые вправе требовать покупатель (ст. 2-715). В отличие от продавца покупателю наряду с сопутствующими убытками предоставляется право на взыскание косвенных убытков. Под косвенными убытками ЕТК понимает любые потери, возникшие из-за обычных или особых потребностей (нужд), относительно которых есть основания полагать, что продавец знал о них в момент заключения договора и которых нельзя было разумно избежать путем покупки заменяющих товаров у других лиц или иным способом, а также личный или имущественный вред, являющийся 1непосредственным результатом любого нарушения гарантии (п. 2 ст. 2-715). Здесь следует оговориться, что «косвенные» убытки в данном контексте нельзя путать с косвенными убытками, называемыми так в доктрине вследствие того, что они находятся в «случайной» причинной связи с нарушением договора. Косвенные убытки по ЕТК, исходя из содержания этих убытков, именуются так условно. Они подпадают под все принципы и критерии возмещения убытков в англо-американском праве.
Комаров А.С. Понятие и содерание договорной ответственности в праве Англии и США. С. 96.
345

В ряду деления убытков на номинальные и компенсаторные следует отметить так называемые заранее оцененные убытки. По своему содержанию они относятся к компенсаторным убыткам. «В качестве части своего соглашения стороны могут договориться о размере убытков, которые будут возмещены в случае нарушения договора»1. Убытки, подлежащие возмещению при нарушении договора, называются заранее оцененными убытками, если в договоре указаны либо подлежащая уплате при нарушении договора сумма, либо способ исчисления такой суммы. Заранее оцененные убытки характеризуются рядом преимуществ. Для обеих сторон это может облегчить расчет рисков и снизить стоимость доказательств. Для потерпевшего это может оказаться единственной возможностью компенсировать убытки, которые не поддаются определению с достаточной степенью точности. Эти преимущества приобретают особое значение, когда сумма иска незначительна.
Включенное в договор условие об уплате в случае нарушения договора определенной денежной суммы не будет признаваться судом, если уплата такой суммы равносильна уплате штрафа. Нередко условие об уплате штрафа излагается как условие о заранее оцененных убытках. Является ли условие об уплате определенной суммы в случае нарушения договора условием о возмещении заранее оцененных убытков или условием об уплате штрафа, зависит исключительно от его характера. Если обусловленная сумма является разумной и ясно, что стороны имели ее в виду как условие об уплате заранее оцененных убытков, то это условие будет осуществлено в принудительном порядке; но если осуществление этого условия является в действительности наложением штрафа, оно не будет принудительно осуществлено. Критерием будет служить то, являются ли оговоренные убытки разумными и такими, которые могли явиться следствием нарушения договора. Но даже в случае, если они будут признаны штрафными и не будут подлежать взысканию, у кредитора остается право на доказывание и взыскание убытков в общем порядке.
Однако, на фоне столь жесткого отношения англо-американского права к взысканию штрафов, некоторые авторы отме-
ЛаскГ. Указ. соч. С. 266.

чают наличие обратной тенденции . Так, в США является обычным предусматривать в договоре сторон, что в случае нарушения договора покупателем продавец вправе сохранить задаток в качестве неустойки. Кроме того, ЕТК США, даже при отсутствии подобного условия в соглашении, разрешает продавцу удерживать из полученных от покупателя сумм 20 % договорной цены, но не более 500 долларов. Подчеркивают, что ЕТК в этом случае вводит законную неустойку, на которую вправе рассчитывать продавец при нарушении договора покупателем, и что в этом случае не должно возникать вопроса о соответствии размера неустойки фактическим убыткам, которые понес или может понести продавец. Из смысла ст. 2-718 следует, что продавец вправе удержать 20 % покупной цены в любом случае, то есть и тогда, когда он не потерпел никаких убытков в результате нарушения договора покупателем. Можно ли или нельзя говорить о тенденции, сказать трудно. Но то, что данная неустойка (п. 2 ст. 2-718 ЕТК), если признать ее таковой, теряет чисто оценочный характер и приобретает штрафные черты, является фактом, противоречащим принципам англо-американского договорного права.
Для четкого уяснения правового понятия убытков в российском праве необходимо различать убытки в экономическом и юридическом смыслах. Отмечалось, что убыток в качестве экономической категории нельзя связывать исключительно с юридическими актами, например, с неисполнением обязательства, потому что убыток остается убытком и в тех случаях, когда он возник в результате воздействия сил природы, причинен правомерным действием человека или вызван действием самого потерпевшего. Иначе объективно существующий факт (наличие убытков) смешивается с юридической оценкой причин его возникновения, в частности с противоправностью причинения2
Институт возмещения убытков в отечественном праве внешне довольно значительно отличался и отличается в своем регулировании не только от англо-американского, но и от немецкого и
См.: Телицын В. Договор продажи по англо-американскому праву: Ав-тореф. ... дисс. канд. юрид. наук. М., 1970. С. 14. 1 См.: Васькин В.В. Гражданско-правовая ответственность. Владивосток, 1988. С.113.

французского права. Значению убытков в различные периоды нашей истории придавались различные, едва ли не противоположные оттенки. Если в плановой экономике, в социалистическом хозяйстве роль института возмещения убытков была крайне незначительна, то в настоящее время наблюдается тенденция к генерализации института возмещения убытков в гражданском праве. В доктрине же возмещение убытков всегда считалось главной формой гражданско-правовой ответственности. «Если неустойка может применяться только тогда, когда об этом прямо указано в нормативном акте или в договоре, то обязательство возместить убытки наступает в силу общей нормы закона»1.
Традиционный подход отечественной доктрины под убытками как категорией гражданско-правовой ответственности понимал вызываемые неправомерным поведением отрицательные последствия в имущественной сфере потерпевшего. Такие отрицательные последствия именовались положительным ущербом в имуществе, когда они были сопряжены с уменьшением наличного имущества потерпевшего, и неполученными доходами, если представляли величину, на которую могло бы возрасти, но вследствие правонарушения не возросло имущество потерпевшего2
Основным принципом института возмещения убытков является принцип полного возмещения: «Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере» (п. 1 ст. 15 ГК РФ). Так, Президиум ВАС РФ в постановлении от 19 декабря 1995 г. № 6568/95 указывал, что в соответствии со ст. 15, 393 ГК РФ должник обязан возместить кредитору в полном размере убытки, причиненные ненадлежащим исполнением обязательства3.
Возмещение убытков в российском гражданском праве, в результате обобщения и значительной генерализации, в настоящее время по своему местонахождению в структуре гражданско-правового регулирования значительно отличается от аналогичных институтов в англо-американском, немецком и французском пра-
1 Брагинский М.И. Общее учение о хозяйственных договорах. Минск,
1967. С. 243.
2 См.: Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975. С. 101-102.
1 Не опубликовано
348

ве. В англо-американском праве возмещение убытков в качестве договорной ответственности регулируется, условно говоря, на уровне договорного права. В немецком и французском праве возмещение убытков как вид договорной ответственности в целом регулируется на уровне общих норм обязательственного права в рамках гражданского права. В свою очередь, в российском праве возмещение убытков также до недавнего времени включалось в раздел «Обязательственное право» (ГК РСФСР 1964 г.). В настоящее время в ГК 1994 г. норма о понятии, видах и содержании убытков помещена в раздел I «Общие положения» и является универсальной нормой. Объясняют это тем, что вопрос об убытках возникает во всех институтах гражданского права, в том числе при применении норм о собственности, о юридических лицах и т. д.1 В то же время применительно к договорной ответственности п. 1 ст. 15 ГК РФ дублируется и конкретизируется в ст. 393 ГК РФ, предусматривающей обязанность должника возместить кредитору убытки, причиненные в результате нарушения обязательства. В постановлении от 26 октября 1995 г. № 5261/95 Президиум ВАС РФ, присуждая убытки в пользу истца, использовал следующую формулировку: «В соответствии со ст. 393 ГК РФ должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства»2
Под убытками в ГК РФ понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Полное возмещение убытков предполагает компенсацию двух элементов убытков: «реального ущерба» и «упущенной выгоды». ГК прямо показывает, что в составе убытков подлежат возмещению оба этих элемента.
В западной доктрине, как отмечалось выше, общий подход к убыткам определяется компенсацией, которая должна поставить потерпевшую сторону в такое положение, как если бы договор не
См.: Комментарий к ГК РФ, части первой / Под ред. О.Н. Садикова. М., 1996. С. 36. Не опубликовано.
349

был нарушен. Российское право размер расходов и неполученных доходов связывает с восстановлением нарушенного права. Нарушение должником договора есть нарушение договорного обязательства и соответственно нарушение гражданского, имущественного права кредитора. Восстановление же нарушенного имущественного права предполагает создание положения, при котором имущественные требования потерпевшей стороны возрастают до того уровня, какой имелся бы, если бы договор нарушен не был. Следовательно, подход, согласно которому при возмещении убытков сторона должна быть поставлена в положение, как если бы договор нарушен не был, соответствует положению, когда возмещение убытков должно восстановить нарушенное право потерпевшего лица. Так что при различном формулировании этого правила смысл его в российском и зарубежных правопорядках является тождественным.
Безусловной новеллой нового ГК является положение, согласно которому в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и будущие расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (п. 2 ст. 15 ГК). С первого взгляда может показаться, что данное правило носит несколько абстрактный характер и вряд ли стыкуется с понятием реального ущерба. Данный вопрос, как представляется, имеет два аспекта. Во-первых, будущие расходы, которые лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права, совсем не обязательно должны быть понесены в реальности. В этом плане важно лишь то, какие убытки подлежат возмещению для восстановления нарушенного права или, иначе, для того, чтобы поставить потерпевшую сторону в положение, как если бы договор не был нарушен, не было нарушено соответствующее имущественное право. Во-вторых, такие будущие расходы должны быть четко обоснованы. Высший Арбитражный Суд РФ и Верховный Суд РФ дали по этому вопросу следующее толкование: «Необходимость таких расходов и их предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом, доказательствами, в качестве которых могут быть представлены смета (калькуляция) затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг либо договор, опреде

ляющий размер ответственности за нарушение обязательства и т. п.»1
В качестве упущенной выгоды могут быть взысканы лишь такие неполученные доходы, которые потерпевшая сторона получила бы при обычных условиях гражданского оборота, в случае если бы договор нарушен не был. С точки зрения коммерческого оборота «обычные условия гражданского оборота» следует расценивать как некий критерий, которым необходимо пользоваться при определении размера упущенной выгоды. Представляется, что данный критерий схож с правилом о «предвидимости» убытков, которое в главном исходит из того, что нормальный коммерческий оборот знаком лицам, заключающим торговые сделки, И считается, что такие лица предвидят последствия, которые проистекают из нарушения договора в рамках нормального оборота, то есть «обычные последствия». Что касается второй части правила о «предвидимости» убытков, когда предвидимыми и соответственно подлежащими возмещению считаются большие по сравнению с обычными убытки, о возможном возникновении которых было известно соответствующей стороне, то ни толкование ст. 15 ГК, ни других норм закона не позволяют утверждать о наличии схожего регулирования в российском праве. Критерий «обычных условий гражданского оборота» по вопросу регулирования размера убытков представляется схожим с немецким критерием «абстрактной причинной связи» и англо-американским и французским критерием «предвидимости» убытков. Общим является абстрактный принцип, присущий всем трем перечисленным подходам. Так, при установлении убытков во всех этих случаях используется абстракция («при обычном ходе вещей», «при обычных условиях гражданского оборота» и т. п. ). Но если в немецком праве критерий «абстрактной причинной связи» относится к убыткам без разделения их на реальный ущерб и упущенную выгоду, правило о «предвидимости» в англо-американском и французском праве также относится к убыткам вообще, то в российском праве крите-
Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ.от 01.07.96 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. №9. С. 7.
351

рий «обычных условий гражданского оборота» может относиться только к упущенной выгоде.
Размер убытков, подлежащих возмещению, должен определяться с учетом конкретных обстоятельств. Так, в соответствии с толкованием, данным ВАС РФ и ВС РФ, размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено. В частности, по требованию о возмещении убытков в виде неполученного дохода, причиненных недопоставкой сырья или комплектующих изделий, размер такого дохода должен определяться исходя из цены реализации готовых товаров, предусмотренной договорами с покупателями этих товаров, за вычетом стоимости недопоставленного сырья или комплектующих изделий, транспортно-заготовительских расходов и других затрат, связанных с производством готовых товаров . Указанное правило можно рассматривать в трех аспектах. Во-первых, оно представляет собой способ, лишь конкретизирующий исчисление и порядок определения размера убытков, подлежащих возмещению. Действительно, если сторона во исполнение договора должна была понести определенные расходы (затраты), но вследствие нарушения договора другой стороной она их не понесла, то сумма таких расходов не должна включаться в состав убытков. Возложение на потерпевшую сторону суммы таких расходов является следствием надлежащего исполнения договора, то есть ситуации, когда договор нарушен бы не был. Нарушение договора не затрагивает имущественного права потерпевшей стороны в части таких расходов. Другим аспектом данного правила является принцип, в соответствии с которым возмещение убытков не должно обогащать потерпевшую сторону. Третьим аспектом является принцип устойчивого, сбалансированного имущественного оборота, основанного на эквивалентности и компенсационное™. Должник не должен наказываться уплатой сумм, выходящих за рамки убытков в экономическом смысле. В противном случае налицо будет элемент штрафа, не обоснованный какой-
* См. постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ.от 01.07.96 г. № 618 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. №9.
352

либо стимулирующей функцией (как в примере с неустойкой) и не вызванный какой-либо экономической целесообразностью.
Данное правило известно многим зарубежным правопоряд-кам. Следует учитывать, что российский правоприменитель относит это правило, по-видимому, вследствие четкой и детальной классификации, лишь к определению упущенной выгоды.
Особенностью российского права в подходе к установлению упущенной выгоды является новелла ГК РФ, в соответствии с которой если лицо, нарушившее договор, получило вследствие этого доходы, то лицо, права которого нарушены, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере, не меньшем, чем такие доходы (п. 2 ст. 15 ГК). Применение данной нормы к договорным отношениям по купле-продаже вряд ли представляется оправданным. Большие доходы, полученные стороной, нарушившей договор, вследствие такого нарушения, не всегда могут являться убытками потерпевшей стороны. Такие доходы не подпадают под категорию «реального ущерба», вряд ли их можно также назвать упущенной выгодой. То, что нарушитель договора получил определенные доходы, не дает оснований делать вывод, что такие же доходы получила бы и потерпевшая сторона при обычных условиях гражданского оборота, если бы договор нарушен не был. В случае же, когда потерпевшая сторона получила бы такие доходы, если бы договор не был нарушен, речь должна идти об общей категории упущенной выгоды. Большие доходы, полученные нарушителем, могут не находиться ни в какой связи с убытками (как реальным ущербом, так и упущенной выгодой), понесенными потерпевшей стороной. Делая вывод, что такие доходы в действительности не являются упущенной выгодой как части убытков, трудно согласиться с возможным мнением, что обсуждаемое правило лишь устанавливает способ доказывания размера упущенной выгоды. Во всяком случае, данное правило трудно будет соотнести с принципами договорной ответственности. Возмещение в размере таких доходов будет противоречить принципу компенсационное™. Налицо будет обогащение потерпевшей стороны. Не признавая данное возмещение как возмещение убытков, следует предположить, что речь должна идти о некоей отдельной, специфической форме ответственности, которой больше будут присущи карательные, штраф-

ные черты, нежели черты компесационности. Включение законодателем данного правила в Гражданский кодекс возможно объяснить стремлением создать в условиях нестабильной хаотичной экономики механизм, позволяющий бороться с лицами, пытающимися сделать себе капитал полукриминальными, мошенническими способами. Вряд ли это правило послужит в дальнейшем развитию и стабильности экономического оборота.
Наряду с делением убытков на реальный ущерб и упущенную выгоду в отечественной доктрине существует также деление убытков на прямые и косвенные1. В основе различия данных классификаций лежат неодинаковые критерии. Первая классификация осуществляется по экономическому признаку - к рассмотрению убытков подходят с учетом характера тех утрат потерпевшего, которые оказались результатом нарушения договора: если утрачено наличное имущество, то перед нами одна разновидность убытка; если же утрачена возможность извлечь определенные экономические выгоды в будущем, то перед нами другая его разновидность. Разграничение убытка на прямой и косвенный проводится в зависимости от тех причин, которые вызвали имущественный вред, породили его. Косвенными являются убытки, которые связаны с нарушением договора, но решающим образом обусловлены привходящими причинами. Вопрос прямых и косвенных убытков напрямую связан с вопросом причинной связи, о чем уже говорилось выше.
Критерии, лежащие в основе этих двух классификаций, взаимно исключают друг друга. Поэтому не только реальный ущерб, но и упущенная выгода могут быть как прямыми, так и косвенными. Косвенные убытки не являются той категорией убытков, которые подлежат возмещению в соответствии со ст. 15 ГК РФ. В этом смысл данного деления, имеющего в своей основе вопросы определения причинной связи.
Восприняты в настоящее время в ГК РФ широко известные зарубежным правопорядкам способы исчисления убытков при нарушении договора купли-продажи (ст. 524 ГК РФ). Так, Президиум ВАС РФ в постановлении от 23 апреля 1996 г. № 508/96 указывал, что односторонний отказ от исполнения обязательств
См.: Матвеев Г.К. Основания гражданско-правовой ответственности. М.,1970. С.137.
354 i

не допускается и виновная сторона обязана возместить другой стороне вызванные отказом убытки в виде разницы между установленной в договоре ценой и ценой по совершенной взамен сделке1. Использование этих способов, как показывает зарубежная и международная практика, существенно облегчает доказыва-ние убытков при расторжении договора, ориентируя потерпевшую сторону на возможность пойти по одному из двух путей:
1) предъявления требования о возмещении конкретных убытков в виде разницы между ценой по совершенной взамен сделке, когда этой стороной совершена сделка с третьим лицом взамен расторгнутой; 2) предъявления так называемых «абстрактных» убытков, определив свои убытки в виде разницы между ценой, установленной в расторгнутом договоре, и текущей ценой на момент расторжения договора.
Помимо убытков, исчисленных в виде разницы в ценах, потерпевшая сторона на основании общих предписаний ГК вправе требовать возмещения и иных убытков. К иным убыткам в конкретных случаях могут быть, например, отнесены понесенные продавцом расходы по хранению товара, не принятого покупателем, или расходы покупателя на фрахтование тоннажа, от которого он был вынужден отказаться из-за непоставки продавцом товара в установленный в договоре срок.
Следует отметить, что в российском праве содержится норма, соответствующая широко распространненому в зарубежных правопорядках правилу, согласно которому потерпевшая сторона при нарушении договора должна принимать разумные при конкретных обстоятельствах меры для уменьшения ущерба, возникающего вследствие нарушения договора. Так, в соответствии со ст. 404 ГК РФ суд вправе уменьшить размер ответственности должника, если кредитор умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением, либо не принял разумных мер к их уменьшению. Так же как и в других правопорядках, обязанность потерпевшей стороны уменьшать, предотвращать убытки не носит юридического характера. Данное правило, стимулирующее сторону, несущую убытки, не ждать их возмещения
1 См.: Вестник ВАС РФ. 1996. № 8. С. 39.

должником, а самой пытаться либо предотвратить их, либо уменьшить их размер, несомненно будет служить формированию устойчивого, сбалансированного имущественного, экономического оборота.
Анализ российского права в подходе к регулированию института возмещения убытков показывает, что в настоящее время российское право в этом вопросе очень близко к зарубежным правопорядкам. И не только к правопорядкам стран континентальной системы права, но и также англо-американского права.
Нормы об убытках в международных актах представляют собой результат анализа и синтеза норм национальных правопо-рядков и коммерческой практики. Нормы Конвенции ООН 1980 г. «О договорах международной купли-продажи товаров» и положения Принципов международных коммерческих договоров (УНИДРУА), разработка которых закончилась более десятилетия спустя после принятия Конвенции, являются почти полностью тождественными. В этой связи можно говорить о тенденции, характеризующейся довольно устойчивым единообразием национальных подходов и международных документов к принципам, на которых основано регулирование возмещения убытков, к понятию и содержанию убытков, к способам их исчисления.
Нормы об убытках распространяются только на материальный вред, который может быть исчислен и уплачен в деньгах. Отсутствует регулирование возмещения нематериального, морального вреда1.
Общая норма об убытках и в Конвенции, и в Принципах (ст. 74 и ст. 7.4.2 соответственно) состоит в том, что потерпевшей стороне должен быть полностью компенсирован ущерб, возникший в результате нарушения договора. Такие убытки включают любые понесенные стороной потери и всякую выгоду, которой она лишилась. Данная норма носит общий характер и является определяющей во всех случаях возмещения убытков в соответствии с Конвенцией и с Принципами. Но в то же время сфера действия данной нормы будет ограничиваться теми случаями нарушения
1 Schlechtriem Peter. Intemanionales Kaufrecht. Tubingen, 1996. S. 168. 356

договорных обязательств, когда договор не расторгается1. Порядок возмещения убытков при расторжении договора во многом подлежит конкретизированному регулированию нормами об исчислении подлежащих возмещению убытков.
Основным принципом, на котором основан институт возмещения убытков, является, как и в национальных правопорядках, компенсационность такого возмещения. Из положений о том, что «убытки за нарушение договора одной из сторон составляют сумму, равную тому ущербу, который понесен другой стороной вследствие нарушения договора» (Конвенция), и что «потерпевшая сторона имеет право на полную компенсацию ущерба, возникшего в результате неисполнения» (Принципы), вытекает, что реализация права на возмещение убытков имеет своей целью поставить потерпевшую сторону в экономическое положение, в котором она находилась бы, если бы ее контрагент выполнил свое обязательство. Или иначе, должник должен восстановить имущественное положение, которое было бы, если бы не было нарушения договора2
В комментарии к Принципам указывалось, что имеющиеся в некоторых национальных правопорядках положения, предусматривающие право суда уменьшить размер возмещаемых убытков с учетом конкретных обстоятельств, не было воспринято, поскольку в международных условиях это могло быть связано с риском создания значительной степени неопределенности и, более того, применение на практике такого решения не могло быть одинаковым в различных судах3
И Конвенция и Принципы выделяют в составе убытков упущенную выгоду, и особо подчеркивается, что она подлежит возмещению наряду с реально понесенным ущербом4. Комментаторы Конвенции подчеркивали, что деление убытков на реальный ущерб и упущенную выгоду не случайно. Категорическое упоми-
Schlechtriem Peter. Intemanionales Kautrecht. S. 169.
Herber/Czerwenka. Internationales Kaufrecht. UN-Ubereinkommen uber Vertrage uber den intemationalen Warenkauf. Kommentar. Munchen, 1991. S. 331. 1 См.: Принципы международных коммерческих договоров. М., 1996. С. 225.
Caemmerer/Schlechtriem. Kommentar zum Einheitlichen UN-Kaufrecht. 2 Auflage. 1995. S.635.
357

нание последней объясняется тем, что в некоторых правопоряд-ках упущенная выгода не причисляется к убыткам1.
Упущенная выгода представляет собой выгоду, которая при нормальных условиях возникла бы у потерпевшей стороны, если бы договор был исполнен надлежащим образом2 Часто упущенная выгода может быть очень неопределенной и приобретать форму утраты возможности. Если в Конвенции по этому вопросу следует исходить из общих подходов об убытках и причинной связи, то в Принципах по этому случаю введен критерий достоверности ущерба, позаимствованный из англо-американского права. Так, согласно ст. 7.4.3 Принципов, компенсации подлежит только ущерб, включая будущий, который установлен с разумной степенью достоверности. Компенсации может подлежать также утрата благоприятной возможности, но пропорционально вероятности ее возникновения. В случае, если размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности, то определение их размера осуществляется по усмотрению суда.
Компенсационность возмещения убытков исходит из недопустимости обогащения потерпевшей стороны. Одним из аспектов этого правила является положение, согласно которому при определении размера убытков потерпевшей стороны должны учитываться все выгоды, возникающие у нее вследствие того, что договор был нарушен. Такие выгоды могут выражаться, в частности, в форме расходов, которые она не понесла либо которых она избежала. Если в Принципах такой подход получил объективированное вьфажение, то в Конвенции подобной нормы напрямую не содержится. В этом случае следует руководствоваться общими принципами Конвенции, общими подходами регулирования возмещения убытков, в частности принципом «компенсационное™».
Важным правилом регулирования возмещения убытков является ограничение возмещаемого ущерба тем, который является предвидимым. Как уже говорилось, это ограничение связано с самой природой договора: не все выгоды, которых была лишена потерпевшая сторона, попадают в сферу договора, и неисполнившая сторона не должна быть обременена компенсацией ущерба,
Herber/Czerwenka. Internationales Kaufrecht. UN-Ubereinkommen uber Vertrage uber den intemationalen Warenkauf. Kommentar. S. 331. Schlechtriem Peter. Intemanionales Kaufrecht. S. 171. 358

который она никогда не могла бы предвидеть в момент заключения договора и риск наступления которого она могла бы покрыть страхованием. Критерий предвидимости, как уже не раз отмечалось, носит объективный характер, то есть учитывается не столько то, что фактически предвидела нарушившая договор сторона, сколько то, что она должна была предвидеть, так же как любое другое лицо в таком положении. Критерий предвидимости предполагает, что возмещение убытков рассматривается в рамках нормально существующего коммерческого оборота.
Масштабом предвидимости является опыт «разумной стороны», находящейся в аналогичном положении. Нарушившая договор сторона рассматривается как имеющая представление об обстоятельствах, которые позволяют ей предвидеть последствия нарушения договора, если такое представление вытекает из опыта соответствующей предпринимательской деятельности, то есть соответствующее знание присуще всем, кто занимается определенным видом деятельности, и его всегда можно ожидать от них.
Основная идея правила о «предвидимости» возникла из ст. 1150 Французского гражданского кодекса и далее, через право штата Луизиана в США, попало в американский учебник Седже-вика (Sedgewick) и затем была принята за основу в Англии в знаменитом деле Hadley v. Baxendale 1854 г.1
Должник должен отвечать всегда, но только за принятые договором риски. Предвидимость относится к возможности причинения убытков и объему убытков и не относится к нарушению договора.
Использование критерия предвидимости исключает возмещение необычных убытков. «Необычные» убытки не будут являться таковыми, если контрагент обращал каким-либо образом внимание нарушителя договора на возможность наступления определенных последствий нарушения договора. Необычными убытками, в частности, могут быть убытки, причиненные вследствие особенностей применения покупаемой вещи, неизвестных стороне при заключении договора2 Отмечалось, что данное ограничение служит интересам экономического оборота и как бы от-
Schlechtriem Peter. Intemanionales Kaufrecht. Tubingen. 1996. S. 169. Wiener UNCITRAL - Ubereinkommen uber intemationale Warenkaufver-trage.Koln, 1988. S. 44-46.
359

секает все, что неестественно выходит за рамки такого оборота. Так, считается, что продавец каких-то особых промышленных товаров тщательно обдумывает возможные убытки, продавец торговых товаров - возможности упущенной выгоды1.
Обычно предвидимыми являются следующие убытки: при непоставке или поставке несоответствующего договору товара -возникшие вследствие этого расходы и ущерб от того, что покупатель не мог употребить эти товары, например, упущенная прибыль от дальнейшей перепродажи. Предвидимым при этом, при отсутствии особых обстоятельств, является, однако, только результат среднего предпринимателя. То, что покупатель при дефектной частичной поставке полностью может потерять своего покупателя, также является предвидимым. Намерение дальнейшей продажи с целью получения более высокой цены всегда предполагается, если речь идет о предпринимателе. Должны учитываться вид товара, его предназначение (использование, употребление). Намерение перепродажи и предназначение товара должно являться предвидимым только в рамках обычных целей и условий .
При поставке товара, не соответствующего договору, закономерно предвиденными являются кроме того расходы на ремонт, расходы на экспертов, расходы на хранение и обратную доставку. При просрочке уплаты покупной цены: расходы по кредиту, расходы по взысканию, расходы по удержанию и складированию товаров, потери в курсовой разнице денег3
На случай расторжения, прекращения или отказа от договора в Конвенции и в Принципах содержатся два хорошо известных национальным правопорядкам и зарекомендовавших себя в коммерческой практике способа исчисления убытков, подлежащих возмещению. Это конкретный способ исчисления на основе произведенной заменяющей сделки (ст. 75 Конвенции и ст. 7.4.5 Принципов) и способ исчисления на основе текущей цены при отсутствии заменяющей сделки - абстрактный способ (ст. 76
Wiener UNCITRAL - Ubereinkommen uber Internationale Warenkaufver-trage. S.44-46.
Herber/Czerwenka. Internationales Kaufrecht. UN-Ubereinkommen uber Vertrage uber den intemationalen Warenkauf. Kommentar. S. 333. 3 Ibid. S. 334.
360

Конвенции и ст. 7.4.6 Принципов). Следует учитывать, что при исчислении убытков при использовании данных способов также действует в качестве ограничения правило о «предвидимое™» убытков1.
Использование конкретного способа исчисления убытков предполагает наличие двух необходимых условий. Во-первых, нарушение договора должно привести к его прекращению, то есть к отказу либо расторжению договора. Во-вторых, потерпевшей от нарушения договора стороной должна быть совершена так называемая заменяющая сделка, то есть соответственно покупателем должен быть куплен товар взамен непоставленного по договору, а продавцом перепродан товар, который он не смог поставить покупателю. При наличии данных условий кредитор, используя конкретный способ исчисления, может взыскать с нарушителя договора убытки в размере разницы между договорной ценой и ценой по совершенной взамен сделке. В случае, если совершение заменяющей сделки происходит в другом месте, чем первоначальная сделка, и заключается на других условиях, то размер убытка должен определяться с учетом возможного повышения расходов (например, расходов на перевозку)2 При использовании данного способа необходимо руководствоваться также еще двумя условиями. Заменяющая сделка должна совершаться разумным способом и в разумный срок3. Исходя из принципа добросовестности сторон договора и из интересов коммерческого оборота в целом, представляется, что разумным способом заменяющей сделки должен быть тот, который обеспечит ее максимальную экономичность с учетом конкретных обстоятельств. Для продавца это должна быть перепродажа по максимально высокой цене, для покупателя - покупка по минимально низкой цене. Необязательно, чтобы заменяющая сделка заключалась на таких же условиях, как и первоначальная, в отношении количества товара, сроков поставки и других условий. Важно, чтобы эта сделка действи-
Schlechtriem Peter. Internanionales Kaufrecht. S. 169. См.: Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров. Комментарий. М., 1994. С. 175. Schlechtriem Peter. Internanionales Kaufrecht. S. 175. 361

тельно заключалась взамен неисполненной1. Разумный срок, в течение которого должна производиться заменяющая сделка, будет определяться особенностями, спецификой товара и торговли этим товаром.
Использование абстрактного способа исчисления убытков также требует наличия ряда условий. Во-первых, как и при конкретном способе, необходимо, чтобы нарушение договора привело к его прекращению. Во-вторых, необходимо наличие текущей цены на данный товар на момент расторжения договора. В-третьих, потерпевшей стороной не должна быть произведена заменяющая сделка в случае, описанном выше . При наличии данных условий потерпевшая сторона вправе потребовать взыскания в качестве убытков разницу между ценой, установленной в договоре, и текущей ценой на момент расторжения договора. Комментаторы Конвенции подчеркивали, что абстрактный способ может быть использован также в случае, когда невозможно достаточно точно установить, что вместо расторгнутого договора была совершена другая сделка. Такая ситуация может иметь место, например, если потерпевшая сторона - будь то покупатель или продавец - совершает аналогичные сделки на постоянной основе, регулярно таким образом, что практически невозможно установить, совершена ли в конкретном случае одна из постоянно заключаемых сделок или же это заменяющая сделка .
И в Конвенции и в Принципах нормативно дается определение текущей цены, с которой должна сравниваться договорная цена. Так, текущей является цена, преобладающая в месте, где должна была быть осуществлена поставка или, если в этом месте не существует текущей цены, цена в таком другом месте, которое служит разумной заменой, с учетом разницы в расходах по транспортировке товара.
На конференции по подготовке Конвенции было спорным, к какому моменту времени должна быть привязана зачастую сильно изменяющаяся (текущая) цена. Чтобы по возможности исклю-
1 См.: Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров. Комментарий. С. 176.
2 Schlechtriem Peter. Intemanionales Kaufrecht. S. 176.
3 См.: Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров. Комментарий. С. 177.
362

чить манипуляции стороны, имеющей право на возмещение, было выбрано в качестве компромисса между многими возможными решениями положение, в силу которого принципиально рыночная цена должна определяться ко времени расторжения договора, но, однако, в случае поставки перед расторжением договора рыночная цена может браться на момент принятия товара. Рыночной (текущей) ценой при этом будет являться цена в месте, в котором должна была последовать поставка товара1.
При исчислении убытков на основе разницы цен при использовании конкретного и абстрактного способов неучтенными могут остаться иные дополнительные убытки. Такие убытки должны взыскиваться на основании общей нормы об убытках (ст. 74 Конвенции и ст. 7.4.2 Принципов). И в Конвенции и в Принципах на этот счет делается прямая оговорка. В качестве дополнительных убытков могут считаться расходы, возникшие у покупателя в связи с приемкой товаров, от которых он впоследствии, отказался или расходы по приобретению покупателем новой партии товаров, расходы по складированию товаров2 Сюда могут быть также отнесены убытки, возникшие из-за того, что товары, приобретенные по заменяющей сделке, не могут быть поставлены в срок, установленный в первоначальном договоре. В соответствии с общими нормами об убытках могут в качестве дополнительных взыскиваться транспортные, таможенные расходы, расходы на экспертизу, на хранение и др.3
Наконец, следует сказать еще об одном правиле, суть которого также нашла правовое объективирование во многих национальных правопорядках. Согласно ст. 77 Конвенции и ст. 7.4.8 Принципов размер убытков может быть сокращен, если причиненный ущерб мог быть уменьшен в результате разумных при данных обстоятельствах шагов потерпевшей стороны. Приведенное правило имеет весьма важное значение, так как оно непосредственным образом способно влиять на решение вопроса о размере подлежащих возмещению убытков. Требование об обязанности уменьшения убытков может заявляться только против
Wiener UNCITRAL - Ubereinkommen uber intemationale Warenkaufver-trage. S. 46; Schlechtriem Peter. Intemanionales Kaufrecht. S. 176.
Caemmerer/Schlechtriem. Kommentar zum Einheitlichen UN-Kaufrecht. S. 632. 1К^^бНей! S. 65-66.
363

требования о возмещении убытков и не может - против требования об исполнении в натуре1. Обязанность потерпевшей стороны уменьшать негативные имущественные последствия нарушения договора не является типичной договорной обязанностью стороны. Это скорее некая фактическая обязанность, фактическое условие, наступление которого влечет определенные юридические последствия. Какие меры для уменьшения, предотвращения считать разумными, зависит от конкретного договора и конкретных обстоятельств. Основная идея здесь заключается в том, что при нарушении договора сторона, которая несет в связи с этим убытки, должна предпринять меры по уменьшению ущерба, а не пассивно наблюдать за тем, как возрастают убытки, а затем предъявить иск об их возмещении. Целью здесь является формирование устойчивого, сбалансированного коммерческого оборота и удов-летвбрение заинтересованности в этом всех участников такого оборота.
Размер причиненных нарушением договора убытков далеко не всегда может быть доказан. Кроме того, в ряде случаев материальные убытки не покрывают интереса кредитора. Иногда необходимо принять превентивные меры для стимулирования должника надлежащим образом исполнить договорное обязательство. Во всех этих случаях в договор может включаться соглашение об уплате определенной денежной суммы (неустойки).
Неустойка является, таким образом, указанной в договоре денежной суммой, которая должна быть уплачена в случае нарушения договора. Она может представлять собой или фиксированную заранее сумму убытков, или штраф, налагаемый на сторону, нарушившую договор. Обе эти функции не различаются ясно по континентальному праву. Во всех случаях, когда налицо соглашение о неустойке, кредитор имеет право требовать ее взыскания в полной сумме и не должен доказывать ни наличия, ни размера убытков. Иначе обстоит дело в англо-американском праве, где различается: а) штраф за нарушение договора; б) фиксированная заранее сумма убытков. Вопрос в том, налицо ли в конкретном случае штраф или заранее оцененные убытки, решается судом на основании намерения сторон, вытекающего из обстоятельств дела.
Schlechtriem Peter. Intemanionales Kaufrecht. S. 176. 364

Штрафная роль неустойки выражает обеспечительные функции. «Неустойкою называется условленное обещание что-либо дать с целью содействовать наступлению противного выраженному условию»1. Штрафная, обеспечительная роль неустойки заключается в том, что основной ее целью в этом случае будет наказание нарушителя договора, а не восстановление нарушенного права потерпевшего. «Рассматриваемая юридическая сделка (неустойка) представляется в миниатюре уголовным постановлением, основанньм на произволе частных лиц, так как в силу ее обещающий будет побуждаться страхом заплатить неустойку к тому действию или бездействию, которого домогается его противник»2
Неустойка обеспечивает правильное исполнение договора, угрожая неисправному должнику имущественным наказанием. «Договорный штраф должен в первую очередь устрашать против нарушения договора и, во вторую очередь, служить кредитору возмещением без предоставления доказательств убытков»3
В немецкой литературе неустойку характеризуют как имеющую форму обязательственного договора, заключенного под условием4.
В ГТУ неустойке посвящены § 339-345. Договорная неустойка должна быть предметом прямо выраженной договоренности между сторонами. Соответственно отмечалось, что соглашение о договорном штрафе имеет поэтому особое значение: «оно дает кредитору возможность страховаться от таких негативных фактов, которые не поддаются цифровому выражению или вообще нематериальны по своей сути»5
По своей природе обязательство уплатить неустойку не является самостоятельным обязательством. Его судьба напрямую зависит от судьбы главного обязательства, которое оно обеспечивает. В этом смысле условие о неустойке является акцессорным
Савиньи Ф.К. Обязательственное право. М., 1876. С. 538. 1 Там же. 3 Baumbach/Hopt. Handelsgesetzbuch. Kommentar. 29Auflage. 1995. S. 875.
Дернбург. Указ. соч. С. 154.
Штолъ X. Ответственность и ее границы в рамках договоров в области экономических отношений между СССР и ФРГ // СССР - ФРГ: договор во внутренних и двусторонних хозяйственных отношениях. С. 102.

обязательством, что в определенной степени отражено в ГТУ (§ 344). «При недействительности обязательства в силу закона недействительно и соглашение об уплате неустойки на случай неисполнения обязательства, даже если сторонам была известна недействительность основного обязательства».
В ГГУ различается регулирование уплаты неустойки на случаи неисполнения договора и ненадлежащего исполнения договора. Так, если должник обязан уплатить неустойку в случае неисполнения обязательства, то кредитор может потребовать уплаты неустойки вместо исполнения договора. Если кредитор заявил должнику, что он требует уплаты неустойки, то предъявление требования исполнить обязательство исключается. Точно так же требование исполнения основного обязательства исключает право получить неустойку, установленную на случай неисполнения договора. Если же условленная неустойка предусмотрена на случай ненадлежащего исполнения обязательства, в частности просрочки исполнения, то кредитор может потребовать уплаты неустойки наряду с исполнением обязательства.
В случаях, когда потерпевшая сторона имеет право на возмещение понесенных убытков в соответствии с общими правилами о договорной ответственности, установленный в договоре размер неустойки рассматривается как низший предел размера подлежащих возмещению стороне убытков и она может предъявить требование о взыскании убытков, превышающих размер неустойки. В этом случае неустойка будет носить зачетный характер.
Если в договоре установлена неустойка, уплата которой обусловлена ненадлежащим исполнением обязательства, и потерпевшая сторона приняла ненадлежащее исполнение, то право получить неустойку сохраняется у нее лишь в случае, если при принятии исполнения оно специально оговорено (§ 341 ГТУ).
«Если размер неустойки значительно превышает всякий интерес кредитора в исполнении главного обязательства, то взыскание такой неустойки является эксплуатацией должника по поводу сравнительно маловажного упущения. Такое отношение противоречит добрым нравам и суду справедливо предоставляется право уменьшить размер неустойки»1. Соответственно немецкое право
Дернбург. Указ. соч. С. 156.

прямо закрепляет за судом право по своему усмотрению снижать размер установленной договором неустойки (§ 343 ГТУ). Данное право может осуществляться судом лишь при наличии определенных условий. Так, во-первых, должник, обязанный к уплате неустойки, должен в прямо выраженной форме обратиться с таким ходатайством к суду. Во-вторых, размер неустойки должен быть чрезмерным с учетом не только имущественных, но и всех других заслуживающих внимания интересов кредитора. Отмечалось, что при этом во внимание должны приниматься не только время заключения договора и согласования неустойки, но и момент, в который произошло нарушение договора1. В-третьих, неустойка не должна быть еще выплачена, так как после уплаты неустойки ее уменьшение не допускается.
В то же время если обеспечиваемое неустойкой обязательство вытекает из торговой, коммерческой деятельности, то неустойка понижена быть не может (§ 348 ГТУ). Но при всей жесткости данного предписания правила § 348 ГТУ подвергались в немецкой доктрине широкому толкованию, и в соответствующем русле была наработана обширная судебная практика. Так, несмотря ни на что, считается, что неустойка может противоречить общим нормам морали, и по этой причине она признается ничтожной (§138 ГГУ). Требование неустойки из действительного соглашения может нарушать в отдельных случаях принцип добросовестности -Treu und Glauben (§ 242 ГТУ), например, малозначительность нарушения договора или последствий нарушения. Обещание штрафа также недействительно, если предпосылки потери штрафа недостаточно определены или не могут быть установлены путем толкования (§ 133, 157 ГТУ)2
Согласно французскому праву стороны также могут предусмотреть в своем соглашении случаи нарушения договора и определить размер возмещения, которое должно быть предоставлено должником, если будет иметь место такое нарушение договора. Французский гражданский кодекс устанавливает, что карательной оговоркой является такая оговорка, посредством которой лицо, в
См.: Комаров А.С. Ответственность в коммерческом обороте. С. 148. Baumbach/Hopt. Handelsgesetzbuch. Kommentar. S. 875-876. ФГК называет соглашение о неустойке «карательной оговоркой». 367

целях обеспечения исполнения соглашения, обязывается к чему-либо на случай неисполнения.
ФГК в ст. 1227 закрепляет акцессорный характер неустойки:
«Ничтожность главного обязательства влечет за собой ничтожность карательной оговорки. Ничтожность этой последней не влечет за собой ничтожность главного обязательства». Некоторыми авторами акцессорность неустоечного обязательства объяснялась тем, что оговорка о неустойке имеет своим предметом компенсацию вреда от неисполнения1. Неустойка во французском праве, действительно, характеризуется большей компенсационной направленностью, чем в немецком праве. Так в ст. 1229 ФГК прямо указано, что карательная оговорка (неустойка) является возмещением за убытки, которые кредитор терпит вследствие неисполнения главного обязательства. Высказывалось мнение, что в настоящее время неустойка представляет собой просто общее исчисление убытков, предмет которого - предупредить судебный процесс и трудности определения убытков2 Считалось, что, установив в договоре неустойку, стороны окончательно, в цифрах, определили размер убытков, подлежащих возмещению в случае неисполнения или запоздания в исполнении обязательства . Такой подход объяснялся существованием до недавнего времени положения, согласно которому кредитору не могла быть присуждена судом ни более высокая, ни более низкая сумма, даже если суд считает указанную в договоре сумму недостаточной либо чрезмерно высокой (ст. 1152 ФГК). Данное правило законом № 75-597 от 9 июля 1975 г. было изменено. Теперь суду предоставлено право уменьшить или увеличить размер неустойки, которая была установлена, если она явно чрезмерна или незначительна. Любая противоположная оговорка признается ничтожной. Данное изменение было направлено на предотвращение злоупотреблений предоставляемой сторонам автономией в согласовании договорной неустойки, что приводило зачастую к установлению неравноправного положения экономически более слабого партнера. Вопрос о том, является ли неустойка явно чрезмерной или незначительной, должен решаться судом применительно к моменту на-
Годэмэ Эжень. Указ. соч. С. 396. 1 См. там же. С. 395.
3 См.: Жюллио де ла Морандьер. Гражданское право Франции. Т. 2. С. 344. 368

рушения договора. Насколько соответствует возникший ущерб тому, что можно было предвидеть при заключении договора, не играет никакой роли для установления соотношения неустойки и возникшего ущерба1. Французское право также определяет альтернативность неустойки, проявляющейся в праве потерпевшей стороны требовать вместо уплаты неустойки исполнения главного обязательства должником, допустившим просрочку (ст. 1228 ФГК). Кредитор в этом случае также вправе объединить оба своих требования, то есть требовать уплаты неустойки, предусмотренной на случай просрочки исполнения обязательства, и реального исполнения договорного обязательства. Однако такая кумуляция средств правовой защиты потерпевшей стороны не допускается, если неустойка установлена за иные нарушения, кроме просрочки; в подобных ситуациях необходимо выбирать либо уплату неустойки, либо исполнение обязательства в натуре.
В случае, когда договорное обязательство было исполнено частично, суду дано право снизить размер оговоренной неустойки соразмерно с выгодой, которую доставило кредитору частичное исполнение. Всякая противоположная оговорка признается ничтожной^. 1231 ФГК).
Англо-американское договорное право значительно отличается от соответствующих положений стран континентальной системы права. Это выражается в прямо противоположной оценке характера допускаемых договорных условий, устанавливающих обязанность уплаты нарушившей стороной денежной суммы, которая определена договором. Согласно континентальному праву, для предупреждения нарушения и наказания нарушителя договора стороны в дополнение к полному возмещению убытков могут предусмотреть также штраф. Однако в англо-американском праве начало справедливости выступает против штрафов, снижая их до уровня действительно понесенных убытков. Вопрос о том, взыскивается ли сумма, предусмотренная договором, в случае его нарушения, зависит от того, какой характер по отношению к предлагаемому ущербу имеет данная сумма, то есть является ли она действительной предварительной оценкой будущего ущерба, который может произойти от нарушения договора, или она уста-
См.: Комаров А.С. Ответственность в коммерческом обороте. С. 147
ч ^ч\

новлена с целью воздействовать на другую сторону, чтобы она добросовестно исполнила свое обязательство, то есть носит характер штрафа. Решение этого вопроса зависит от толкования, которое должно иметь место с учетом условий и обстоятельств каждого конкретного договора, оцениваемых на момент заключения договора, а не на момент его нарушения.
В деле Cellulose Acetate Silk Co. v. Widnes Foundry (1925), Ltd (1933) стороны согласились платить «в виде штрафа сумму в 20 фунтов стерлингов за каждую неделю просрочки сверх 18 недель в поставке определенного оборудования. Исчисленные на этой основе убытки за нарушение, подлежащие уплате ответчиком, составили около 600 фунтов стерлингов, тогда как действительно понесенный истцом ущерб был равен 5850 фунтам стерлингов. Поэтому он заявил, что вправе игнорировать штраф и требовать действительно понесенные убытки. Но однако из обстоятельств дела явствовало, что стороны должны были знать, что могущий быть причиненным ущерб значительно превысит указанную сумму. Поэтому Палата лордов признала, что данная сумма не штраф, а лишь максимум, который апеллянты согласились уплатить в качестве компенсации за просрочку, а значит, убытки должны быть ограничены согласованной суммой . Помимо взыскания таких убытков кредитор в общем порядке может требовать возмещения убытков, если было нарушение, не предусмотренное оговоркою о возмещении заранее согласованных убытков. Это положение имеет значение, так как, когда стороны в договоре предусматривают уплату «заранее согласованных убытков» на случай конкретного нарушения (например, просрочка в поставке), это не лишает потерпевшую сторону при нарушении договора по другим основаниям потребовать возмещения убытков, предъявив доказательства наличия размера действительного ущерба. Вопрос в том, является ли согласованная сумма штрафом или заранее оцененными убытками, может возникать только тогда, когда событие, в связи с которым она подлежит уплате, является нарушением договора. Если, например, договор прекращается добровольно, то нарушения договора нет, и вопрос о штрафе или оцененных убытках возникать не может.
Ансон В. Договорное право. С. 359. 370

В судебной практике сложился ряд критериев, используемых судами при решении вопроса о «заранее согласованных убытках». Довольно четко они были сформулированы английским юристом Э. Дженксом . «Штраф» он определял как сумму условного долга, имеющего целью предостеречь сторону от нарушения договора. Критерии же, относящиеся к решению данного вопроса, сводятся к следующему.
Сумма денег, об уплате которой стороны условились на случай нарушения договора, является штрафом, если она непомерна и не стоит ни в каком соответствии с суммой самых крупных убытков, которые, насколько возможно предвидеть, могли бы быть признаны следствием нарушения договора.
Здесь могут возникать вопросы относительно того, распространяются ли данное правило также на возврат уже уплаченной суммы. Имеется установившееся правило, согласно которому уплаченная в виде «депозита» сумма является гарантией исполнения договора лицом, внесшим депозит, и не может быть истребована, если она не выполнит обязательств по договору. С другой стороны, условие о потере крупного авансового платежа в счет покупной цены может быть признано недействительным как устанавливающее штраф2
Поскольку иное не вытекает из толкования и обстоятельств договора, сумма платежа, предусмотренная по договору в качестве возмещения на случай наступления какого-либо одного или нескольких событий, может вызвать серьезный ущерб, а другие или одно из них могут вызвать лишь незначительный ущерб.
Наличие штрафа должно быть признано, если нарушение состоит только в неуплате задолженности, а согласованная сумма превышает сумму задолженности, подлежащей уплате.
Нет препятствий к тому; чтобы при согласовании суммы, действительно являющейся предварительной оценкой ущерба, последствия нарушения были такими, чтобы точное предварительное определение ущерба было почти невозможным.
Следует учитывать, что все эти правила являются не более чем предположением о намерении сторон. Так, они могут быть
См.: Дженкс Э. Свод английского гражданского права. М., 1941. С.107-108. См.: Ансон В. Договорное право. С. 361.

опровергнуты доказательствами о противоположном намерении, вытекающем из рассмотрения договора в целом.
Когда условленная сторонами сумма признается штрафом, взысканию в качестве штрафа она не подлежит. Но в этом случае потерпевшая сторона может взыскать возмещение действительных потерь, которые она понесла в результате нарушения договора другой стороной, даже в том случае, если возмещение это превысит сумму условленного штрафа.
Американское право и судебная практика в целом следуют тем же критериям в вопросе о согласованных суммах и штрафах, что и английское право, хотя имеются и некоторые особенности. Так, большое значение отдается критерию, согласно которому оговоренная в договоре сумма признается «заранее согласованными убытками» и имеет юридическую силу, если она разумна, то есть пропорциональна предполагаемому ущербу1. Приведенный подход получил отражение в ЕТК США. Статья 2-718 устанавливает, что убытки, подлежащие возмещению в случае нарушения договора любой из сторон, могут быть определены в соглашении, однако лишь в размере, который можно считать разумным в связи с предполагаемым или действительным ущербом, причиненным нарушением договора, трудностями доказывают ущерба и неудобствами или невозможностью получения адекватной защиты прав иным способом. Условие, определяющее неразумно высокий размер заранее исчисленных убытков, признается юридически ничтожным как штрафное условие.
В российском праве (ст. 330 ГК РФ) под неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков.
В литературе длительное время велась дискуссия, в ходе которой авторами различались два вида неустойки: оценочная и штрафная. При этом под штрафной понималась неустойка, которая взыскивалась сверх возмещенных убытков. Оценочная неус-
См.: Комаров А.С. Ответственность в коммерческом обороте. С. 144. 372

тойка, к которой относились все другие виды неустойки, рассматривалась как заранее определенные, оцененные убытки кредитора на случай неисполнения обязательства должником1. Иоффе О. С. следующим образом описывал штрафную и оценочную неустойку: «Штрафная неустойка стимулирует выполнение договора и может быть взыскана сверх убытков, причиненных его неисполнением. Оценочная неустойка представляет собой лишь технический способ предварительного исчисления убытков от возможного неисполнения договора для освобождения от сложной обязанности доказывая™ их размера в будущем»2. Исходя из этого, штрафная неустойка обеспечивает исполнение обязательства, понуждая к этому должника угрозой невыгодных материальных последствий. Оценочная же неустойка, фиксируя наперед размер возможных убытков от нарушения договора, обеспечивает возмещение интереса кредитора и тем самым освобождает его от обязанности доказывать размер этих убытков. Таким образом, при данном делении неустойке придавались принципиально различные функции. Концепция неустойки как «заранее оцененных убытков» по своей сути тождественна «заранее оцененным убыткам», имеющим место в англо-американском праве. И тождественность заключается не только в компенсационности таких «убытков», но и в презумпции того, что стороны имели намерение заранее определить размер возмещаемых убытков.
Концепция «заранее оцененных убытков» в нашем праве в литературе подвергалась критике. «Считать неустойку заранее определенным убытком, а тем более интересом кредитора нет решительно никаких оснований. Если убытки трудно определить даже после нарушения договорного обязательства, то определить их в момент заключения договора просто невозможно»3. Некоторые авторы считали теорию «заранее оцененных убытков» нагромождением фикций: «В основе оценочной теории неустойки лежит фикция о наличии убытков при любом правонарушении, даже в тех случаях, когда убытков нет. Продолжение этой фикции
См.: Малеин Н.С. Имущественная ответственность в хозяйственных отношениях. М., 1968. С. 119.
Иоффе О.С. Ответственность по советскому гражданскому праву. Л., 1955. С.286. 3 Там же. С. 287.
373

представляет оценка существующих или несуществующих убытков еще до нарушения обязательства, в то время как их размер часто трудно определить даже после правонарушения» .
Как представляется, вопрос здесь заключается не в фикциях. В англо-американском праве оговоренные суммы, имеющие характер заранее оцененных убытков и характер штрафа, представляют собой совершенно разные категории, не совмещающиеся друг с другом, причем суммы, носящие штрафной характер, однозначно не подлежат возмещению. В нашем же праве все споры идут вокруг неустойки как одной категории, которая при определенных обстоятельствах может играть как штрафную, так и компенсационную функцию. Но при этом никак нельзя предположить, что сторона, устанавливая в договоре неустойку, пытается прогнозировать свои возможные убытки и облегчить себе дока-зывание убытков и одновременно устанавливает наказание для другой стороны, с целью стимулирования ее к надлежащему исполнению договора. Иными словами, признавать компенсационный характер неустойки допустимо, но говорить о том, что эта компенсационность достигается благодаря намерениям сторон, имевшим место при заключении договора, не представляется логичным.
Как считал К. А. Граве, основная правовая функция, которую выполняет неустойка, заключается в укреплении обязательственных отношений путем обеспечения интереса кредитора по обязательству, то есть принадлежащего ему права требования. Обеспечение достигается тем, что должник путем угрозы платежа неустойки побуждается к выполнению своих обязанностей, а при их неисполнении или ненадлежащем исполнении неустойка служит покрытием убытков2
Исходя из этого, говоря о неустойке, можно подчеркнуть, что: а) назначение неустойки заключается в том, чтобы стимулировать реальное исполнение договора; б) всякая неустойка, в том числе и компенсационная, включает в себя штрафной элемент, ибо, будучи установленной заранее, она подлежит взысканию независимо от размера убытков и даже при их отсутствии; в) вся-
1 См.: Малеин Н.С. Имущественная ответственность в хозяйственных отношениях. С. 120.
2 См.: Граве К.А. Договорная неустойка в советском праве. М., 1950. С. 7. 374

кая неустойка, в том числе и штрафная, включает в себя компенсационный элемент, ибо засчитывается в сумму убытков, если ставится вопрос об их возмещении, а в случае непредъявления иска об убытках она компенсирует их фактически.
Принимая во внимание наличие и соотношение штрафной и компенсационной функций неустойки, в литературе выделяли следующие возможные варианты1.
Неустойка носит штрафной характер, так как нарушение договора не повлекло имущественного вреда, убытков вовсе не имеется.
Этот случай вполне оправдывает применение неустойки, ее стимулирующее значение.
Неустойка, перекрывающая причиненные убытки, выполняет уже как штрафную, так и компенсационно-восстановительную функцию. Причем здесь в сумме, превышающей убытки, штраф сочетается с полной компенсацией.
Неустойка по сумме равна причиненным убыткам, что в практике является маловероятным.
Размер убытков превышает сумму неустойки.
Такая неустойка не полной мере выполняет даже компенсационную роль, не говоря уже о наказательном моменте. Более того, она может оказаться минимальной, а имущественный вред -значительным. При этом неустойка фактически утрачивает всякую силу воздействия, остается санкцией лишь по названию и ее применение носит формально-символический характер.
Неустойка по российскому праву носит двойственный, компенсационно-штрафной характер. С одной стороны, независимо от соотношения с обязанностью возмещения убытков неустойка не лишена штрафного момента, но фактически даже кумулятивная неустойка не всегда обладает силой штрафа. С другой стороны, если неустойка фактически выполняет функцию штрафа, то это не только не умаляет ее компенсационной роли, а, напротив, свидетельствует о ее непременном осуществлении.
Имеется в российском праве и правило об уменьшении неустойки. Согласно ст. 333 ГК, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд
См.: Васькин В.В. Гражданско-правовая ответственность. С. 96-97. 375

вправе уменьшить неустойку. Используя данное право, суд должен учитывать все обстоятельства конкретного дела.
В соответствии со ст. 396 ГК, следует различать неустойку, установленную за нарушение договора, выразившееся в ненадлежащем исполнении и в неисполнении договора в целом. Так, уплата неустойки в случае ненадлежащего исполнения обязательства, по общему правилу, не освобождает должника от исполнения обязательства в натуре. Уплата же неустойки в случае неисполнения, по общему правилу, лишает кредитора права требовать от должника исполнения обязательства в натуре.
Российское право в вопросе регулирования неустоек близко к французскому и немецкому праву. Аналогичными являются характер устанавливаемых и возмещаемых неустоек и механизм их взыскания.
Как уже отмечалось, вопрос о неустойках остался вне сферы регулирования Венской конвенции. Принципиальные различия подходов англо-американского права и континентального права не позволили на этапе подготовки Конвенции прийти к какому-либо взаимоприемлемому компромиссу. В то же время следует учитывать, что в случаях применения Конвенции, при установлении сторонами в договоре определенных сумм, будут приниматься во внимание в первую очередь общие принципы, лежащие в основе Конвенции. Также должен учитываться международный характер Конвенции. В этой связи отмечалось, что относительно размера неустойки в международной торговой практике преимущественно сложилось понимание того, что она, как правило, должна ориентироваться по своему размеру на ущерб, который можно предвидеть в момент заключения договора как результат его нарушения. Поэтому можно сказать, что, хотя в значительной степени вопросы о неустойке будут регулироваться применимым национальным правом, определенное влияние на регламентацию этих вопросов оказывает и Конвенция.
Широкое применение договорной неустойки в международном торговом обороте на фоне принципиальных различий в их регулировании в разных правовых системах предопределило желание международного сообщества прийти к более или менее единообразному регулированию этого важного вопроса. Значи-
376

тельную работу в этом направлении проделала Комиссия ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ), разработав проект Единообразных правил о договорных условиях согласования суммы, причитающейся в случае нарушения договорного обязательства1. Данные Единообразные правила были рассмотрены в 1984 г. Генеральной Ассамблеей ООН и были рекомендованы государствам для серьезного рассмотрения и возможного принятия их в форме типового закона либо Конвенции. Данный документ пока не воплощен в какой-либо правовой акт. Но тем не менее рассмотрение его представляется весьма полезным, так как в рамках международной унификации он в значительной степени отражает сложившуюся практику и, будучи результатом доктри-нальной разработки, определенным образом влияет на ее развитие. Суть этих правил сводится к следующему:
1) «Если имеет место невыполнение обязательства, в отношении которого стороны договорились, то кредитор имеет право на согласованную сумму, за исключением случаев, когда должник представляет доказательство, что он не несет ответственности за невыполнение этого обязательства». Отсюда следует, что неустойка, являясь одной из форм договорной ответственности, подчиняется общим правилам регулирования договорной ответственности (основания ответственности, условия освобождения от ответственности).
2) а) «Если в договоре предусмотрено, что кредитор имеет право на согласованную сумму в случае задержки выполнения обязательства, то кредитор имеет право как на требование в отношении выполнения обязательства, так и на согласованную сумму».
б) «Если в договоре предусмотрено, что кредитор имеет право на согласованную сумму за невыполнение обязательства или за ненадлежащее выполнение, иное, чем задержка, то кредитор имеет право либо на требование в отношении выполнения, либо на согласованную сумму. Если, однако, кредитор представит доказательство, что согласованная сумма не может разумно рассматриваться в качестве замены выполнения, кредитор имеет
См.: Комиссия ООН по праву международной торговли. Ежегодник, том XIV: 1983 г. ООН. Нью-Йорк, 1985. 377

право как на требование в отношении невыполнения обязательства, так и на согласованную сумму».
Данное правило представляет собой гибкое регулирование взыскания неустоек, установленных за различные виды нарушения договора, в соотношении с правом требования исполнения обязательства в натуре.
3) «Если кредитор имеет право на согласованную сумму, то он имеет право на возмещение убытков в объеме, покрываемом согласованной суммой. Он также не имеет права на возмещение убытков в объеме, не покрываемом согласованной суммой, но лишь при условии, что он может доказать, что такие убытки значительно превышают согласованную сумму».
Представляется, что это правило является ключевым в сближении норм англо-американского и континентального права в вопросе о характере сумм, установленных в договоре и подлежащих взысканию.
4) «Согласованная сумма не может быть уменьшена судом или арбитражем.
Несмотря на вышеуказанное положение, согласованная сумма может быть уменьшена, однако в результате сокращения она не должна быть меньше ущерба, нанесенного кредитору:
если доказано, что согласованная сумма чрезмерно непропорциональна убыткам, нанесенным кредитору; или
если стороны предусмотрели, что кредитор имеет право на согласованную сумму, даже если должник не несет ответственности за невыполнение обязательства, и
если кредитор предъявляет требование в отношении согласованной суммы, когда должник не несет ответственности за невыполнение обязательства,и
если право на согласованную сумму выглядело бы явно неоправданным при данных обстоятельствах.
Значительным шагом в разработке единообразных правил регулирования договорных неустоек стали Принципы УНИДРУА. Так, согласно ст. 7.4.13 Принципов, если договор предусматривает, что неисполнившая сторона должна уплатить установленную сумму потерпевшей стороне за допущенное нарушение, потерпевшая сторона имеет право получить эту сумму, независимо от размера действительно понесенного ею ущерба. Однако незави-
378

симо от какого-либо соглашения об ином установленная сумма может быть снижена до разумных пределов, если она чрезмерно велика, с учетом возникшего от неисполнения ущерба и других обстоятельств.
Вопросы регулирования договорных неустоек в Принципах не получили столь широкой разработки, какая имела место в Единообразных правилах ЮНСИТРАЛ. Но, как видно, основные положения, на которых основано регулирование в Единообразных правилах и Принципах, являются аналогичными. В связи с этим можно сказать, что в международно-правовой доктрине сложился довольно устойчивый подход к вопросу регулирования договорных неустоек.
Подход, отраженный в международных документах, в большей степени основан на континентально-правовой концепции регулирования договорной неустоки. Он допускает как штрафную, так и компенсационную функции неустойки. Но что касается международного торгового оборота, то больший акцент ставится на компенсационной функции.
Следует сказать, что российское право, следуя традициям континентального права, по-прежнему, в исходных положениях имеет регулирование, аналогичное немецкому и французскому праву.
Принципиальные отличия англо-американского права в вопросе о договорной неустойке не позволяют достичь на международном уровне какой-либо унификации по этим вопросам. Имеющиеся докгринальные разработки, нашедшие отражение в проекте Единообразных правил и в Принципах УНИДРУА, основаны в значительной степени на подходах континентального права.

Серебряков И. П.
ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОБОРОТА ДРАГОЦЕННЫХ МЕТАЛЛОВ

<< Предыдущая

стр. 11
(из 14 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>