<< Предыдущая

стр. 9
(из 14 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

торгов. Методические рекомендации по процедуре подрядных торгов одобренные. Межведомственной комиссией по подрядным торгам при Госстрое РФ 28 января 1994 г1).
К особенностям такой оферты относятся прежде всего отрицательные последствия, которые могут наступить для оферента, выигравшего торги. Так, если лицо, выигравшее торги, уклоняется от подписания протокола о результатах торгов, который имеет силу договора, это лицо утрачивает внесенный им задаток. Если же предметом торгов было только право на заключение договора, в случае уклонения одной из сторон от заключения договора другая сторона вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор, а также с требованием о возмещении убытков, причиненных уклонением от его заключения (п. 5 ст. 448 ГК). Другая особенность - специальные требования, предъявляемые к подготовке и представлению оферты.
Например, если речь идет о подрядных торгах, оферта должна соответствовать требованиям и условиям, определенным в тендерной документации; содержаться в двух конвертах; пройти регистрацию и т. д.2
1 См.: Стройинформ. СПб., № 11. Ноябрь 1994. 2 Вряд ли правомерной с точки зрения соответствия Конституции РФ (ст. 71) и ГК РФ (ст. 3) является правотворческая деятельность субъектов Российской Федерации в области организации и проведения торгов. Так, Правительством Москвы разработан ряд документов, регулирующих данные отношения, причем по отдельным позициям нормы этих документов противоречат ГК. Например, согласно п. 8.2 Положения об организации и проведении конкурсов (торгов) на право заключения договоров на выполнение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ утвержденного распоряжением премьера правительства Москвы от 1 июля 1996 г. № 585-РП, в случае, если победитель конкурса уклоняется от подписания протокола о результатах торгов и договора на предмет торгов, заказчик вправе обратиться в конкурсную комиссию с целью определения победителя из числа оставшихся участников конкурса либо принять решение и проведении нового конкурса; если уклоняющейся от договора стороной выступает заказчик, то он обязан возместить победителю конкурса убытки, причиненные участием в конкурсе, но в размере не менее двойной суммы внесенного победителем задатка. Однако в соответствии с п. 5 ст. 448 ГК в случае уклонения от заключения договора Другая сторона вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор и о возмещении убытков, причи-266

С определенной уверенностью можно констатировать, что извещение о проведении торгов является гражданско-правовой сделкой, влекущей для организатора торгов определенные правовые последствия: обязанность возместить участникам торгов реальный ущерб в случае отказа от проведения торгов с нарушением установленных сроков (п. 3 ст. 448 ГК); обязанность возвратить задаток в двойном размере и возместить лицу, выигравшему торги, убытки, причиненные участием в торгах, в части, превышающей сумму задатка, в случае отказа от подписания протокола о результатах торгов. Причем эти последствия наступают независимо от того, рассматривать ли извещение как оферту или как приглашение делать оферты.
Акцептом признается ответ лица, которому адресована оферта, о ее принятии (п. 1 ст. 438 ГК).
Так же как и оферта, акцепт представляет собой акт выражения воли. Направляя оференту ответ о согласии заключить договор, акцептант тем самым выражает намерение вступить в договорные отношения и связать себя условиями предложенного договора.
По своей юридической природе акцепт - это односторонняя сделка, на которую распространяются требования гл. 9 ГК.
Ранее действовавшее законодательство эпохи господства плановых отношений закрепляло связанность не только того, кто сделал предложение заключить договор, но и того, кому оно было адресовано, поскольку договор, основанный на плане, был обязателен к заключению для обоих контрагентов. По этой причине в отношениях между советскими социалистическими организациями срок для акцепта определялся для сторон в обязательных для них правилах, имевших императивный характер. В настоящее время, исходя из принципа свободы заключения договора, получение оферты по общему правилу юридически не связывает ее адресата. Поэтому акцептант, как правило, может либо вообще никак не прореагировать на оферту, либо согласиться с предложением и направить акцепт на тех же или на иных условиях. Ис-
ненных уклонением от его заключения. Естественно, что при наличии таких коллизий приоритет должен отдаваться ГК и иным федеральным законам.
267

ключение составляют лишь случаи, когда заключение договора является обязательным.
Для того чтобы акцепт мог повлечь за собой заключение договора, он должен отвечать следующим требованиям:
1. В акцепте должно быть ясно и четко указано, что акцептант согласен заключить договор. Не может рассматриваться в качества акцепта такой ответ на оферту, в котором только сообщается о ее получении или содержится информация о заинтересованности предложением;
2. В соответствии с п. 1. ст. 438 ГК акцепт должен быть полным и безоговорочным. Это означает, что по российскому законодательству ответ, претендующий на акцепт, не должен содержать отличий, изменяющих эти условия. Акцепт должен быть безусловным, то есть он не может быть поставлен в зависимость от действий, которые должен сделать оферент или акцептант;
3. Если полученная адресатом оферта предусматривает срок для ответа, то акцепт должен быть отправлен в указанный срок. Письменный акцепт, сданный в организацию связи до 24 часов последнего дня срока для акцепта, считается направленным в срок (п. 2 ст. 194ГК).
Российское законодательство не дает исчерпывающего определения начала и окончания срока действия оферты. Ответ на этот вопрос выработала международная практика. Принято считать, что срок для акцепта оферты, указанный оферентом в телеграмме или письме, начинает течь с момента, когда телеграмма сдана для отправки, или с даты, указанной на письме, или если такая дата отсутствует, то с даты, указанной на конверте. Срок для акцепта, установленный оферентом посредством моментальной связи, начинает течь с момента, когда оферта достигает адресата. Государственные праздники или нерабочие дни, имеющие место в течение срока для акцепта, включаются при исчислении этого периода времени. Однако, если уведомление об акцепте не может быть доставлено адресату оферты в последний праздничный или нерабочий день в месте, где находится коммерческое предприятие оферента, этот период времени продлевается до следующего первого рабочего дня (ст. 20 Венской конвенции, ст. 2.8. Принципов УНИДРУА).
268

Существуют следующие возможные формы акцепта: письменная, устная, молчание, конклюдентные действия.
Акцепт должен быть совершен в письменной форме в случаях, когда в соответствии с законом несоблюдение письменной формы договора влечет его недействительность, а также когда акцепт может быть совершен в устной форме, но оферент под страхом признания акцепта недействительным просит своего адресата дать письменное согласие на заключении договора. Кроме того, оферент может настаивать на направлении акцепта определенным способом (например, по факсу, телексу).
Акцепт может быть сделан устно, если законом или соглашением сторон не установлена обязательная письменная форма договора.
По общему правилу (п. 2 ст. 438 ГК) молчание не является акцептом, то есть если адресат оферты не дает никакого ответа о согласии заключить договор и не совершает действий по выполнению указанных в ней условий, то договор считается несостоявшимся. Молчание может рассматриваться как акцепт только в том случае, если это вытекает из закона, обычая делового оборота или из прежних деловых отношений сторон. Например, договор энергоснабжения, заключенный на определенный срок, считается продленным на тот же срок и на тех же условиях, если до окончания срока действия ни одна из сторон не заявит о его окончании или изменении либо о заключении нового договора (п. 2 ст. 540 ГК).
Акцепт возможен и в виде конклюдентных действии, то есть путем совершения лицом, получившим оферту, в срок, установленный для ее акцепта, действий по выполнению указанных в ней условий договора (п. 3 ст. 438 ГК).
Для конклюдентных действий характерно, что их совершение свидетельствует о волеизъявлении лица вступить в сделку, заключить договор. По-видимому, как пишет М.Г. Розенберг, речь должна идти о таких действиях адресата оферты, совершенных в пределах срока для акцепта, которые недвусмысленно показывают оференту, что оферта акцептована, например, открытие покупателем аккредитива, если это предусмотрено офертой либо
269

вытекает из обычая или практики, которую стороны установили в своих взаимных отношениях1
Для признания соответствующих действий адресата оферты акцептом ГК не требует выполнения условий оферты в полном объеме. В этих целях для квалификации указанных действий в качестве акцепта достаточно, чтобы лицо, получившее оферту (в том числе проект договора), приступило к ее исполнению на условиях, указанных в оферте и в установленный для ее акцепта срок2
К конклюдентным действиям ГК относит, в частности, отгрузку товара, предоставление услуг, выполнение работ, уплату соответствующих сумм. Гражданский кодекс предусматривает конкретные случаи заключения договора подобным способом. Так, договор аренды считается возобновленным на тех же условиях и на неопределенный срок, если арендатор продолжает пользоваться имуществом после истечения срока договора при отсутствии возражений со стороны арендодателя (то есть имеет место акцепт действием) (п. 2 ст. 621); договор розничной купли-продажи с использованием автоматов считается заключенным с момента совершения покупателем действий, необходимых для получения товара (п. 2 ст. 498).
Однако не все договоры могут быть заключены путем совершения конклюдентных действий. В соответствии с п. 3 ст. 438 ГК не допускается акцепт действием, во-первых, когда законом или иными правовыми актами установлен иной порядок заключения договоров, в частности, заключение договоров, предметом которых является недвижимое имущество, во-вторых, если в оферте указаны определенные требования для акцепта, не допускающие совершения его действием.
В соответствии с рекомендациями, принятыми на совещании по судебно-арбитражной практике3, ненаправление письменного ответа на предложение заключить договор купли-продажи не
1 См.: Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров. Комментарий. С. 58.
2 См. пункт 58 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 // Вестник ВАС РФ. 1996. №9. С. 19.
3 См.: Вестник ВАС. 1994. №11.
270

может служить основанием для признания договора незаключенным при намерении сторон заключить договор на условиях, предложенных одной из них, и фактическом выполнении этого намерения. В каждом конкретном случае необходимо выяснить действительные намерения обеих сторон по заключению договора. Следует-принимать во внимание как письменные документы (обмен письмами, телеграммами, телефонограммами и т. п.), так и действия сторон, свидетельствующие о принятии или отклонении предложения стороны заключить договор. Для признания наличия или отсутствия факта заключения договора необходимо также оценить предшествующие сделки переговоры, переписку, практику, установленную во взаимоотношениях сторон, последующее поведение сторон и т. п.
Акцептант вправе отозвать свой акцепт. При этом акцепт считается неполученным, если извещение об отзыве акцепта поступило лицу, направившему оферту, ранее акцепта или одновременно с ним (ст. 439 ГК). Отзыв акцепта не влечет отрицательных правовых последствий для акцептанта.
Статья 442 ГК предусматривает два вида акцепта, полученного с опозданием: а) своевременно направленный акцепт и б) акцепт, направленный после истечения срока, определенного в оферте, а если срок в оферте не определен, то по истечении нормально необходимого для акцепта времени.
Акцепт считается своевременно направленным, но полученным с опозданием при наличии двух условий: 1) если опоздание произошло не по вине акцептанта, а вследствие обстоятельств, относящихся к сфере деятельности третьих лиц (например, по причине задержки организациями связи почтовых отправлений), и 2) если лицо, сделавшее предложение, в момент получения на него ответа обладает очевидными доказательствами своевременной его отсылки адресатом (например, штемпель на конверте, помещенный на телеграмме, содержащей сведения о времени ее отсылки)1.
Юридическим последствием данного вида опоздавшего акцепта является то, что такой акцепт не считается опоздавшим, если только сторона, направившая оферту, немедленно не уведо-
См.: Гражданский кодекс РСФСР. Постатейный комментарий. М., 1982. С. 207.
271

миг другую сторону о получении акцепта с опозданием (п. 1 ст. 442 ГК), то есть молчание оферента служит подтверждением его согласия на заключение договора. Так, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ отказал коммерческому банку в иске о взыскании с ответчика ошибочно перечисленных банком денежных средств в счет погашения задолженности по ссуде на том основании, что банк не известил ответчика о получении его ответа о принятии гарантии с опозданием. Поэтому суд признал установленными договорные отношения по гарантийному обязательству1.
Если оферент не уведомит акцептанта о получении ответа с опозданием и откажется от договора, то он будет обязан возместить акцептанту убытки, понесенные им в связи с неисполнением договора, либо исполнить договор. В этом видится позиция законодателя, направленная на защиту интересов акцептанта, своевременно направившего ответ, поскольку он может и не знать об опоздании его акцепта и считать себя связанным договором.
Если же оферент уведомит акцептанта о получении его согласия с опозданием и откажется от своего предложения, это не повлечет неблагоприятных правовых последствий для оферента.
В принципе, такая же позиция отражена в международных документах, затрагивающих вопросы заключения внешнеэкономических сделок (ст. 21 Венской конвенции, ст. 2.9 Принципов УНИДРУА). Отличие состоит в признании необходимым, чтобы письмо или иное письменное сообщение, содержащее запоздавший акцепт, свидетельствовало бы о том, что оно было послано при таких обстоятельствах, при которых в случае нормальной пересылки оно было бы получено оферентом своевременно2.
Представляется, что эта точка зрения является более правильной, так как наличие такого правила ставит барьер на пути возможных злоупотреблений со стороны акцептанта.
Иные правовые последствия имеет акцепт, направленный с опозданием. При наличии такой ситуации закон защищает интересы оферента, рассчитывающего на получении ответа, поэтому акцепт влечет заключение договора только в случае, если оферент немедленно сообщит другой стороне о принятии его акцепта, полученного с опозданием (п. 2 ст. 442 ГК), то есть по воле оферен-
1 См.: Вестник ВАС. 1996. № 3. С. 61.
2 См.: Принципы международных коммерческих договоров. С. 45. 272

та фактически происходит продление срока действия оферты. Молчание оферента означает отказ от заключения договора и не влечет для него неблагоприятных правовых последствий.
Если акцептант полностью согласился с предложением заключить договор и надлежащим образом известил об этом оферента, то договор в силу ст. 438 ГК будет считаться заключенным. При этом не требуется, чтобы ответ содержал в себе подтверждение всех пунктов предложения. Если из ответа видно, что предложение принимается и возражений против отдельных пунктов предложения не сформулировано, предложение считается принятым в полном объеме1.
Иные правовые последствия возникают в случае направления акцепта, содержащего условия, отличные от тех, которые обозначены в оферте. В соответствии со ст. 443 ГК ответ о согласии заключить договор на иных условиях, чем предусмотрено в оферте, не является акцептом. Такой ответ признается отказом от акцепта и в то же время новой офертой. При заявлении о принятии предложения на иных условиях неприемлемость тех или других условий предложения должна быть категорически указана.
В связи с этим может возникнуть вопрос: любое ли изменение условий предложения влечет за собой признание акцепта на иных условиях отказом от акцепта и одновременно новой офертой? От ответа на этот вопрос зависит, во-первых, констатация факта заключения или незаключения между сторонами договора и, во-вторых, место и момент заключения договора.
Думается, что на этот вопрос нельзя заранее дать ответ. Все будет зависеть от конкретных обстоятельств дела, а именно: от характера договора; от новых условий, содержащихся в акцепте;
от дальнейшего поведения сторон.
Гражданский кодекс РФ исходит из того, что акцепт должен быть полным и безоговорочным. Поэтому если контрагентами (оферентом и акцептантом) являются российские субъекты, то содержащиеся в акцепте любые дополнения и изменения предложения заключить договор делают его новой офертой, требующей акцепта, то есть оферент и акцептант меняются местами до полного совпадения волеизъявлений сторон.
1 См.: Перетерский И.С. Сделки, договоры. М., 1929. С. 55.

В предпринимательских отношениях новая оферта может, например, иметь форму письма с изложением в нем новых условий, форму протокола разногласий к проекту договора. В этих случаях договор не считается заключенным, пока не будут урегулированы все возникшие разногласия и лицо, направившее новую оферту, будет связано ею в течение срока, установленного законом, иными правовыми актами или самой офертой для урегулирования разногласий.
Если акцепт совершается посредством конклюдентных действий на иных условиях, чем было указано в предложении, то договор также нельзя считать заключенным1.
Несколько иначе решается вопрос в ряде международных актов. В целях облегчения заключения внешнеэкономических сделок п. 2 ст. 19 Венской конвенции, п. 2 ст. 2.11 Принципов УНИДРУА установлено, что ответ на оферту, который имеет целью служить акцептом, но содержит дополнительные или отличные условия, не меняющие существенно условий оферты, является акцептом, если только оферент без неоправданной задержки не возразит устно против этих расхождений или не направит уведомление об этом. Если он этого не сделает, то условиями договора будут являться условия оферты с изменениями, содержащимися в акцепте. Таким образом, если акцептант существенно не изменяет условий оферты (имеется в виду, в частности, условий о цене, о платеже, о качестве и количестве товара, о месте и сроке поставки, об объеме ответственности сторон или о разрешении споров), договор признается заключенным с этими изменениями, если только оферент без неоправданной задержки не возразит против таких изменений. Кроме этого, в международной практике имеет важное значение следующее обстоятельство: насколько обычно дополнительные условия используются в соответствующей области предпринимательской деятельности и поэтому не являются неожиданными для оферента2.
В соответствии с принципами свободы заключения договора получение новой оферты по общему правилу не связывает ее адресата, то есть новая оферта не обязывает акцептанта заниматься
1 См. информационное письмо Высшего Арбитражного Суда РФ от 19.08.94г.№С1-7/ОП-587//ВестникВАС. 1994. № 11. С. 66. 2 См.: Принципы международных коммерческих договоров. С. 48. 274

ее рассмотрением и извещать оферента о своем согласии заключить или не заключить договор. По этой причине молчание на новое предложение будет означать отказ от договора.
Однако из этого общего правила есть исключения: (1) если заключение договора является обязательным и (2) если при заключении договора поставки оферент получил от акцептанта акцепт на иных условиях в виде, например, протокола разногласий, ст. 507 ГК устанавливает для лица, получившего новую оферту, обязанность в течение тридцать дней со дня ее получения, если иной срок не согласован сторонами, сообщить лицу, направившему акцепт на иных условиях, об отказе от заключения договора либо принять меры по согласованию соответствующих условий договора. В противном случае оферент будет обязан возместить другой стороне убытки, вызванные уклонением от согласования условий договора.
Необходимость в этой норме обосновывается потребностью хоть как-то регулировать преддоговорные контракты, особенно в предпринимательских отношениях1.
См.: Витрянский В.В. Вторая часть Гражданского кодекса о договорных обязательствах // Вестник ВАС. 1996. № 6. С. 118.

Савельев А. Б.
ДОГОВОР ПРОСТОГО ТОВАРИЩЕСТВА В РОССИЙСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ
Новый Гражданский кодекс РФ закрепил ряд институтов гражданского права, которые ранее не были известны нашему законодательству. Наряду с этим Кодекс традиционно включает и институты, которые были известны еще со времен римского права. Именно к последним можно отнести договор простого товарищества, закрепленный в главе 55 ГК РФ.
Как писал В. Шретер, «товарищеское объединение нескольких лиц для совместного достижения определенной хозяйственной цели встречаются уже в самой глубокой древности. Самая идея товарищеского соглашения там, где сил одного не хватает для разрешения какой-либо жизненной задачи, сама по себе настолько проста и естественна, что всюду, где мы встречаем человека в общежитии, мы встречаем и договор товарищества. Нет такого гражданского законодательства в прошлом, которое не знало бы товарищества»1.
О пользе и необходимости товарищеских объединений упоминал и А.Л. Федоров, который писал, что «единичные силы человека подчас оказываются недостаточными для преодоления различных затруднений в деле осуществления намеченных целей;
так, например, у одного может быть капитал, но нет умения открыть и вести задуманное дело, а у другого, наоборот, может быть такое умение, но нет нужного капитала; между тем соединение таких лиц в состоянии дать и капитал, и потребное умение»2.
Положения о товарищеских объединениях занимали важное место в системе законодательства дореволюционной России. Не
1 Шретер В. Советское хозяйственное право. М.;Л., 1928. С. 149. 2 Федоров А.Ф. Торговое право. Одесса, 1911. С. 411-412.

смогло обойтись без регулирования товариществ и законодательство Советской России в период НЭПа. Не был забыт и договор простого товарищества, хотя и использовавшийся в несколько измененном виде, в последующих кодификациях гражданского законодательства в нашей стране. Гармонично вписался договор простого товарищества и в современное гражданское законодательство.
Простое товарищество является прообразом современных коммерческих организаций. Но договор простого товарищества и сейчас часто используется участниками имущественного оборота для объединения усилий и имущества ради решения своих задач, не предполагающего создания юридического лица. Данный договор весьма универсален, он позволяет решать как долговременные, так и разовые задачи; он может использоваться для предпринимательской деятельности, а также и для достижения целей, не связанных с предпринимательством. Участниками этого договора могут быть как юридические лица, так и граждане.
Широкое распространение договора простого товарищества в современном гражданском обороте, новые подходы к его законодательному регулированию - все это делает весьма актуальным его исследования в литературе.
Термин «договор» используется законодателем для обозначения основания возникновения, изменения или прекращения правоотношения (то есть договор рассматривается в качестве юридического факта), а также для обозначения самого обязательства, которое возникает на основании данного юридического факта (например, договор купли-продажи, аренды и др.). Одним из договоров, формирующих особое неправосубъектное образование, является договор простого товарищества.
Нормам, регулирующим отношения по договору простого товарищества, посвящена специальная глава ГК (глава 55). В статье 1041 ГК РФ содержатся указания на то, что «по договору простого товарищества (договору о совместной деятельности) двое или несколько лиц (товарищей) обязуются соединить вклады и совместно действовать без образования юридического лица для извлечения прибыли или достижения иной не противоречащей закону цели».

В договоре простого товарищества могут участвовать как два, так и более субъектов. Следуя критериям ГК РФ, казалось бы, указанный договор может быть как двусторонним, так и многосторонним. Такой точки зрения придерживаются немало цивилистов1.
Однако использование такого критерия деления договоров позволяет лишь сделать вывод о количестве сторон, выражающих волю при заключении договора. Если же рассматривать характер распределения прав и обязанностей между сторонами возникшего обязательства, то в этом случае следует различать договоры односторонние и синаллагматические (взаимные). Именно к последним можно отнести договор простого товарищества.
Принимая во внимание направленность интересов сторон во взаимных договорах, необходимо разграничивать договоры, в которых она противоположна, и те, в которых она совпадает. В первом случае (двусторонние договоры) стороны преследуют цели, которые «совпадают в смысле встречной противоположной направленности»2 (один продает вещь, а другой ее покупает). Во втором случае (это многосторонние договоры) участники имеют в виду одну и ту же общую цель, и в результате для каждой стороны наступают одинаковые правовые последствия (примерами такого договора являются договор простого товарищества, учредительный договор). Эту черту отмечал, в частности, И.С. Перетерский, который указывал, что между участниками многосторонней сделки «нет такого антагонизма интересов, как при обычных двусторонних договорах»3. На эту же особенность указывал и Г.Ф. Шершеневич, который писал, что в отличие от других договоров, в которых интересы контрагентов противоположны, в простом товариществе эти интересы тождественны4.
1 См., напр.: Авилов Г.Е. Комментарий к главе 55 // Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель. М., 1996. С. 561; Советское гражданское право. Т. 2 / Под ред. О.А. Красавчикова М., 1969. С. 355; Масляев А.И., Мас-ляев И.А. Совершенствование гражданско-правового регулирования совместной деятельности // Защита субъективных гражданских прав / Отв. ред. В.А. Рясенцев. М., 1989. С. 25.
2 Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975. С. 761.
3 Перетерский И.С. Сделки, договоры. М., 1929. С. 8.
4 См.: Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. 1. СПб., 1908. С. 278. 278

Возникающие из многостороннего договора обязательства также имеют специфику, поскольку каждый участник договора находится во взаимоотношениях одновременно со всеми остальными участниками. «При осуществлении правомочия тем или иным участником правоотношения, - отмечалось в литературе, -ему противостоят в качестве обязанных лиц все остальные участники, а обязанности любого из них корреспондирует правомочие остальных»1. В этой связи, подчеркивал Г.Ф. Шершеневич, «многочисленные члены товарищеского договора не разделены на две стороны, активную и пассивную, но все находятся в одинаковом юридическом положении. Каждый участник договора по отношению ко всем прочим участникам имеет права и несет обязанности, являясь одновременно активным и пассивным субъектом»2.
Из всего этого с неизбежностью вытекает, что каждый субъект многосторонней сделки является самостоятельной стороной и выражает свою индивидуальную волю. Данную особенность отмечают многие исследователи3.
Все вышеуказанные особенности многосторонних сделок позволяют заключить, что договор простого товарищества является многосторонним. Это верно и для случаев, когда в договоре участвует всего две стороны, так как характерные особенности этого договора не зависят от количества участников сделки.
В соответствии с критерием наличия встречного удовлетворения интересов во взаимоотношениях контрагентов по договору производится деление договоров на возмездные и безвозмездные. Возмездность договора означает, что имущественному предоставлению со стороны одного контрагента соответствует встречное имущественное предоставление другого контрагента. При заключении безвозмездного договора одна сторона совершает действие
Советское гражданское право. Т. 2 / Под ред. О.А. Красавчикова. С. 355. 1 Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 388.
1 См.: Советское гражданское право: Учебник. Т. 1 / Отв. ред. В.П. Грибанов, С.Н. Корнеев. М., 1979. С. 223; Журавлев Н.П. Многосторонние сделки в советском гражданском праве: Дисс. ... канд. юрид. наук. М., 1984. С. 68; Козлова Н.В. Учредительный договор о создании коммерческих обществ и товариществ: Дисс. ... канд. юрид. наук. М.: Издательство БЕК,1994.С.25,
279

в пользу другой, не получая вознаграждения1. Такая точка зрения наиболее близка статье 423 ГК РФ.
Для характеристики договора как возмездного или безвозмездного, справедливо подчеркивал М.И. Бару, надо исходить из взаимности и встречное™ действий (предоставлений), имеющих материальное содержание, и наличия связи между затраченными средствами и полученными результатами2.
Следует отметить значительные расхождения во мнениях при решении вопроса о возмездности договора простого товарищества. Одни из авторов не считают нужным вообще относить договор простого товарищества к какой-либо из этих групп, утверждая, что, «поскольку права и обязанности сторон не носят встречного характера, вопроса о возмездности или безвозмездности не возникает»3. Другие считают, что договор этот относится к числу безвозмездных. Так, О. С. Иоффе указывал, что «соответствующие денежные и иные затраты воплощаются в создании того материального объекта, который должен затем служить удовлетворению потребностей всех участников. Но они не получают друг от друга встречного удовлетворения, а действуют сообща для достижения общей цели»4 Поэтому, по характеру взаимоотношений между его участниками договор простого товарищества (договор о совместной деятельности) является безвозмездным5
Однако более правильной представляется позиция, которую занимает большинство авторов, утверждающих, что договор простого товарищества является возмездным". Последовательным сторонником этой точки зрения является А.И. Масляев, который отмечает, что каждый участник договора вносит свой имущественный вклад, получает выгоду от вкладов и деятельности других
1 См.: Советское гражданское право. Т. 1 / ВЮЗИ. М.: Юридическая литература, 1975. С. 454.
2 См.: Бару М.И. Понятие и содержание возмездности и безвозмездности в советском гражданском праве // Ученые записки Харьковского юридического института. 1959. Вып. 13. С. 4S-49.
3 Советское гражданское право. Т. 2 / Под ред. О.А. Красавчикова. С. 356.
4 Иоффе О.С. Обязательственное право. С. 764.
5 См. там же.
6 См.: Гражданское право: Учебник. В 2-х т. Т. 2 / Под ред. Е.А. Суханова. М: Издательство БЕК, 1993. С. 370. 280

участников, что можно рассматривать в качестве своеобразного встречного удовлетворения1. В дополнение к этому Е.А. Суханов указывает, что упомянутые взносы производятся для общей цели, а соответствующее имущество выделяется каждым из участников, становясь объектом их общей собственности. В этом смысле и можно считать, что исполняется такой договор в пользу других участников, представляя собой известный эквивалент их взносов2
При наличии у товарищей цели в виде занятия предпринимательской деятельностью и извлечения прибыли каждый участник рассчитывает получить при выполнении им своих обязанностей и часть этой прибыли, пополнив таким образом свой капитал. То, что эта прибыль получена от совместных действий всех участников, не ставит под сомнение встречность такого предоставления. Ибо, не объединив имущество и усилия с другими участниками, невозможно было бы получить такой результат. В полученном доходе всегда будет часть, являющаяся результатом деятельности других участников, поэтому нет оснований утверждать, что здесь будет предоставление мзды самому себе и безвозмездность отношений, как это указывает О. С. Иоффе3. Но даже если в договоре нет цели извлечения прибыли, то и в этом случае можно рассматривать его в качестве возмездного, так как и при такой деятельности результатом будет являться удовлетворение какого-либо интереса стороны. В любом договоре каждый участник вправе требовать от других (другого) его участников (участника) выполнения обязанностей по совершению определенных действий имущественного характера, то есть каждый обязан их совершить в пользу других4. Таким образом, договор простого товарищества является возмездным независимо от целей, которые преследуют его стороны.
Известно деление договоров на консенсуальные и реальные. Критерием деления служит способ совершения сделки (договора). Консенсуальными (от consensus - соглашение) признаются дого-
См.: Советское гражданское право. Т. 2. М., 1965. С. 313. См. также:
Масляев А.И., Масляев И.А. Договор о совместной деятельности в советском гражданском праве. М., 1988. С.18.
См.: Гражданское право. Т. 2 / Под ред. Е.А. Суханова. С. 370.
Си:. Иоффе О.С. Обязательственное право. С. 764. 4 См.: Гражданское право: Учебник. Т. 2 / Под ред. Е.А. Суханова. С. 370. 281

воры, которые могут быть заключены путем выражения одного лишь согласия на их совершение. Реальными (от res - вещь) признаются договоры, которые могут быть заключены посредством передачи вещи.
Договор простого товарищества относится к числу консенсу-альных. Это является общепризнанным. Права и обязанности у участников такой сделки возникают с момента достижения соглашения. Как вытекает из смысла статьи 1041 ГК РФ, сначала достигается соглашение между участниками по всем существенным условиям в требуемой законом форме, а уже потом выполняются действия по внесению вкладов и прочее.
В особую группу сделок выделяют фидуциарные (от fidu-cia - доверие) сделки. Содержание взаимоотношений сторон в таких сделках носит особый лично-доверительный характер. Договор простого товарищества относится к такому типу сделок. Характер ведения дел товарищества, отношения по пользованию общим имуществом, основания прекращения договора, особый порядок правопреемства участников договора, характер взаимоотношений с третьими лицами - все это и позволяет охарактеризовать данный договор как фидуциарную сделку.
Некоторые авторы высказывают мнение, что наиболее значимо разделение видов договоров по содержанию регулируемой ими деятельности1. Используя данный критерий, можно выделить два типа договоров: имущественные и организационные.
По договору простого товарищества участники обязуются соединить свои вклады. В результате объединения, а также использования этих взносов в деятельности участников образуется имущество товарищей, которое, как правило, является их общей собственностью. Это позволяет отнести договор простого товарищества к разряду имущественных договоров.
Однако образование общей собственности не является целью договора, а служит лишь имущественной предпосылкой для последующей деятельности товарищей. Главное в нем - формирование особого объединения лиц для осуществления ими совместной деятельности, что говорит об организационном характере договора.
1 См.: Гражданское право: Учебник. Т. 2 / Под ред. Е.А. Суханова. С. 45.

Таким образом, договор простого товарищества носит не столько имущественный, сколько, в первую очередь, организационный характер, что также является спецификой этого договора в отличие от других видов договоров, которые являются или только имущественными, или только организационными.
Указанные черты договора простого товарищества позволяют отграничить его от других договоров.
Очень близко к договору простого товарищества стоит договор о совместной деятельности. Несмотря на то, что долгое время договор простого товарищества в советском гражданском праве рассматривался как договор о совместной деятельности, между двумя этими договорами есть существенное различие. Договор о совместной деятельности не требует по существу объединения имущества или иных вкладов участников, достаточно лишь договориться о совместном достижении какой-либо цели. Договор же простого товарищества одним из своих элементов обязательно должен иметь объединение вкладов товарищей. Как отмечается в литературе, договоры, в которых их участники не объединяют имущество и иные вклады, «следует считать договорами о совместной деятельности в широком смысле, тогда как простое товарищество можно назвать договором о совместной деятельности в узком смысле»1. Можно полагать, что упоминание договора о совместной деятельности в статье 1041 ГК РФ не означает его тождества с договором простого товарищества, а представляет собой лишь юридико-технический прием, позволяющий распространить на него соответствующие нормы о простом товариществе.
Близко к договору простого товарищества стоит и учредительный договор. Это связано с тем, что оба этих договора имеют одни и те же корни, так как учредительный договор выделился в самостоятельный тип из договора товарищества. Причем законодательное признание самостоятельности этого договора произошло не так давно. Как указывает Н.В. Козлова, за все время существования договорных объединений в российском гражданском законодательстве определение учредительного договора появилось лишь в Основах гражданского законодательства Союза ССР
Авилов Г.Е. Цит. раб. С. 563.

и республик 1991 года1. Положения об учредительном договоре содержатся и в новом ГК РФ.
Договор простого товарищества и учредительный договор являются многосторонними, консенсуальными, взаимными и возмездными сделками организационного, имущественного и фидуциарного характера. Однако несмотря на эти общие черты, указанные договоры обладают и отличиями. Учредительный договор всегда направлен на создание юридического лица. Он не прекращается по достижении поставленной цели, а сохраняет силу до тех пор, пока существует само это юридическое лицо. В результате исполнения договора простого товарищества (в части передачи имущественных вкладов) стороны становятся долевыми собственниками этого имущества, а в результате исполнения учредительного договора единым собственником всего имущества становится созданное юридическое лицо.
Однако не все авторы согласны с тем, что учредительный договор составляет отличный от договора простого товарищества (совместной деятельности) договорный тип. По их мнению, «учредительный договор относится к типу гражданско-правовых соглашений о совместной деятельности»2. Но такая позиция не вполне корректна, так как законодательство разделяет эти два договорных типа, хоть и относящихся к группе обязательств по совместной деятельности, но являющихся самостоятельными гражданско-правовыми договорами.
Отличается договор простого товарищества и от других типов договоров. На практике нередко участники гражданских отношений заключают договоры, которые называют договором о совместной деятельности, о сотрудничестве, и другие, имея в виду именно договор простого товарищества. Однако при анализе содержания этих договоров становится понятно, что на самом деле это иные договоры. Как уже было отмечено, договор простого товарищества относится к многосторонним сделкам, а иные договоры, с которыми его путают, являются двусторонними по своей
1 См.: Козлова Н.В. Учредительный договор о создании коммерческих обществ и товариществ. С. 24.
2 Бублик В. Гражданское законодательство и имущественный статус экономических агентов / Хозяйство и право. 1996. № 8. С. 61. 284

природе, а потому отличается и характер прав и обязанностей сторон данных соглашений.
Кроме того, для признания договора простым товариществом необходима совокупность таких элементов, как соединение вкладов и совместная деятельность, направленная на достижение единой для сторон цели.
Именно к выводу об отсутствии между сторонами отношений по договору простого товарищества пришел Президиум ВАС РФ в своем постановлении по конкретному делу*.
Президиум указал, что по условиям заключенных истцом договоров предприятия и частные лица обязались произвести денежные взносы на строительство (расширение) объектов телефонной связи за право внеочередной установки телефонов. Построенные (реконструированные) сооружения являются собственностью ГТС, а всю прибыль, полученную от последующей эксплуатации имущества, использует истец по своему усмотрению.
Таким образом, отсутствуют обязательные признаки, присущие договору о совместной деятельности, в том числе объединение имущества обоих участников, их возможность пользоваться этим имуществом и другие. Никакой совместной деятельности в плане взаимодействия субъектов для решения общей хозяйственной задачи из содержания договоров не усматривается.
Фактически сделки совершены с целью привлечения денежных средств предприятий и населения для финансирования деятельности истца.
При таких обстоятельствах Президиум отказал в удовлетворении исковых требований о признании недействительным предписания УДНП России по Свердловской области.
Договор о совместной деятельности (простого товарищества) иногда оценивается неправильно в силу того, что стороны предусматривают в рамках этого договора осуществление какой-либо деятельности, которая внешне походит на деятельность в рамках других договоров. Например, стороны заключают договор о совместном строительстве жилого дома, о совместной торговой деятельности и иных видах деятельности. В таком случае необхо-
См. постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 21 января 1997 г. № 3661/96 // Вестник ВАС РФ 1997. №5. С. 41.
285

димо исходить из того, что договор простого товарищества создает организационные предпосылки для осуществления какой-либо общей деятельности товарищей и заключения ими иных договоров во исполнение этого договора, также участники имеют единые согласованные цели деятельности. В этом смысле примечателен другой случай из судебной практики. По конкретному делу Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ подчеркнул, что договор простого товарищества (совместной деятельности) по страхованию риска непогашения кредитов, заключенный между кредитором и страховой организацией, не является договором страхования*. В другом деле, отменяя решение суда. Президиум отметил необходимость при новом судебном рассмотрении определить вид заключенного сторонами договора о строительстве гаражей, исследовать его существенные условия, характер взаимоотношений между сторонами, то есть выяснить содержание договора, для того, чтобы правильно применить нормы закона2.
Особенности договора простого товарищества, выражающиеся в совпадении интересов сторон и единой направленности их прав и обязанностей, отражаются и в наименовании сторон данного договора. Ученые уже давно отмечают, что стороны этого договора имеют одинаковое наименование - участники, товарищи3. Возможно также по отношению к участникам данного договора, как и любого другого договора, использовать и термин «контрагенты» (от латинского contrahere - соединять)4.
В договоре простого товарищества могут участвовать граждане, юридические лица, а также государство, субъекты РФ и муниципальные образования. Причем состав участников договора может быть «смешанным», то есть в договоре простого товарищества могут участвовать одновременно и граждане, и юридические лица, и государство, тогда как прежний Гражданский кодекс содержал прямой запрет на такое сочетание участников договора.
1 См.: Вестник ВАС РФ. 1995. № 12. С. 57.
2 См.: постановление Президиума ВАС РФ № 5998/95 от 26 сентября
1995 г. //Вестник ВАС РФ. 1996. № 1. С. 38.
3 См., напр.: Иоффе О С. Обязательственное право. С. 761; Гражданское право: Учебник. Т. 2. / Под ред. Е.А. Суханова. С. 368.
4 См.: Перетерский И.С. Сделки, договоры. С. 43. 286

Граждане могут участвовать без всяких ограничений в любых договорах простого товарищества. Однако для заключения договора простого товарищества в целях предпринимательства гражданин должен получить статус предпринимателя.
Для заключения сделок юридические лица должны обладать необходимой правоспособностью. Не может являться стороной в договоре неправосубъектная организация. Нарушение этого положения позволяет говорить о недействительности сделок, заключенных такой организацией. Применительно к договору простого товарищества, указывал на такое обстоятельство и Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении № 5056/95 от 9 ноября 1995 года, которым было отменено решение Омского областного арбитражного суда1. Президиум ВАС РФ счел, что суд первой инстанции неправильно пришел к выводу, что между двумя организациями существовали отношения по совместной хозяйственной деятельности. Основанием для такого вывода послужило и то, что суд при вынесении решения по делу не учел, что одна из организаций, участвовавшая в заключении договора, не существовала в качестве самостоятельного субъекта, а следовательно, она не могла заключать договор.
Пункт 2 статьи 1041 ГК РФ предусматривает, что «сторонами договора простого товарищества, заключаемого для осуществления предпринимательской деятельности, могут быть только индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации». Данная норма развивает положение статьи 2 ГК РФ, указывающей, что предпринимательской деятельностью занимаются лица, зарегистрированные в этом качестве в установленном порядке (абз. 3 п. 1 ст. 2 ГК РФ).
Таким образом, можно сделать вывод, что в случаях, когда лица, вступающие в договор простого товарищества, имеют целью занятие предпринимательской деятельностью, круг возможных участников ограничивается предпринимателями, в других же случаях круг участников не ограничивается. Однако при этом следует учесть, что в некоторых случаях участником договора, заключенного в целях занятия предпринимательской деятельностью, может быть и некоммерческая организация. Это вытекает из содержания абзаца 2 пункта 3 статьи 50 ГК РФ, в котором ука-
1 См.: Вестник ВАС РФ. 1996. № 2.

зано, что некоммерческие организации могут осуществлять предпринимательскую деятельность постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы, и сама деятельность соответствует по своему характеру этим целям. Таким образом, при оценке действительности совершенных некоммерческой организацией сделок необходимо исходить из тех целей и задач, которые преследует эта организация вообще (уставные цели), а также оценивать, каким образом предпринимательская деятельность, которой занимается эта организация в рамках договора простого товарищества, способствует достижению этих целей, на что направляется полученная прибыль и другие сопутствующие моменты.
Стороны могут заключить договор простого товарищества, предусмотрев в нем в качестве цели осуществление деятельности, для занятия которой необходима лицензия. Однако реализовать эту цель они могут только в том случае, если хотя бы у одного из участников такая лицензия есть, и только после получения лицензии. Так, участники договора простого товарищества могут предоставить полномочия на ведение общих дел в соответствующей области предпринимательства, требующей наличия лицензии, тому из товарищей, который имеет эту лицензию. Например, для осуществления деятельности по предоставлению услуг в области связи достаточно одному из участников иметь соответствующую лицензию, другой может осуществлять финансирование и обеспечение оборудованием, третий предоставить помещение.
В подобных случаях при несоблюдении условий лицензирования цель договора фактически не может быть достигнута, а если стороны заключат договор простого товарищества и вступят для его исполнения в договорные отношения с третьими лицами, то заключенные договоры будут являться недействительными.
Законом также предусматриваются случаи, когда занятие некоторьми видами деятельности разрешается только строго определенным видам юридических лиц. Законы о страховой деятельности*, о банковской деятельности2, биржевой деятельно-
1 См.: Закон РФ № 4015-1 от 27.11.92 «О страховании» // Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. № 2. Ст. 56.
2 См.: Закон РСФСР от 2.12.90 «О банках и банковской деятельности в РСФСР» // Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1990. № 27. Ст. 357. 288

сти1 содержат такие предписания. Этими видами деятельности могут заниматься только организации, которые соответствуют требованиям, установленным соответствующим законом. С другой стороны, эти организации не могут заниматься другими видами деятельности, так как такой запрет прямо содержится в каждом из упомянутых законов. Так, закон о страховании запрещает страховым организациям заниматься производственной, торговой, банковской деятельностью. Закон о банках запрещает банкам занятие страховой деятельностью, а также торговой, производственной.
Что касается участия в договоре простого товарищества унитарных предприятий, то, как известно, они не являются собственниками имущества, а обладают им на праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления. Это и накладывает особенности на их участие в гражданском обороте.
Так, для участия в договоре простого товарищества необходимо объединение вкладов, а возможности унитарных предприятий по распоряжению имуществом ограничены. Так, предприятие, которое обладает имуществом на праве хозяйственного ведения, не вправе продавать недвижимое имущество, сдавать его в аренду, отдавать в залог, вносить в качестве уставного вклада в уставный (складочный) капитал хозяйственных обществ и товариществ или иным способом распоряжаться этим имуществом без согласия собственника (абз. 1 п. 2 ст. 295 ГК РФ). Предоставление участником права пользования имуществом по товарищескому договору также можно рассматривать как способ распоряжения. Поэтому при внесении в качестве вклада таким предприятием права пользования закрепленным за ним недвижимым имуществом необходимо получить согласие собственника имущества на совершение такой сделки. Следует особо отметить, что переход имущества из государственной собственности в частную регламентируется особым образом. Так как имущество, вносимое в качестве вклада, может поступать в общую долевую собственность всех товарищей, то для того, чтобы на какое-то государственное имущество право собственности не приобрела частная организация, законом специально установлено, что поступает в общую до-
См.: Закон РФ № 2383-1 от 20.02.92 «О товарных биржах и биржевой торговле» // Ведомости СНД РСФСР. 1992. № 18. Ст. 961.

левую собственность только то имущество, на которое участник имеет право собственности (ст. 1043 ГК РФ).
В случае внесения в качестве вклада по договору простого товарищества иного имущества получения согласия собственника, как правило, не требуется. Исключение из этого порядка могут быть установлены законом или иными правовыми актами (абз. 2 п. 2 ст. 295 ГК РФ).
Более строгие правила относительно порядка распоряжения своим имуществом закреплены Гражданским кодексом в отношении казенных предприятий, которые вправе отчуждать или иным способом распоряжаться закрепленным за ними имуществом лишь с согласия собственника этого имущества (п. 1 ст. 297 ГК РФ).
Приведенные и некоторые иные положения главы 55 ГК РФ во многом устранили имевшиеся пробелы законодательства, которые позволяли с помощью договора простого товарищества обходить имевшиеся запреты по распоряжению государственным имуществом.
В зависимости от целей деятельности между сторонами договора простого товарищества складываются отношения более сложного или более простого характера, но при сравнении с обычными двусторонними договорами, с правовой точки зрения, отношения эти, в любом случае, значительно сложнее.
В вопросе о порядке заключения договора простого товарищества нет единства в литературе. Одни авторы считают, что и в этом случае применяются общие нормы о порядке заключения договоров без каких-либо изъятий1. Другие предлагают рассматривать процесс заключения многосторонних договоров как несколько (в зависимости от количества сторон) последовательных оферт и акцептов, которые существуют самостоятельно до момента поглощения их следующим соглашением2. Наконец, третьи критикуют приведенные подходы к решению вопроса о заключе-
1 См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова. М.: Юридическая фирма КОНТАКТ, издательская группа ИНФРА-М-НОРМА, 1996. С. 629. 2 См.: Журавлев Н.П. Многосторонние сделки в советском гражданском праве. С. 63-67.
290

нии многосторонней сделки*. Так, например, по мнению Н.В. Козловой, по отношению к многосторонним договорам нельзя вести речь об акцепте и оферте как об отдельных стадиях заключения такого договора и самостоятельных односторонних сделках. Отмечается также и то, что в отношении заключения договоров «между присутствующими» сторонами разграничение понятий «оферта» и «акцепт» теряет свое значение2
Действительно, во многих случаях многосторонние договоры заключаются не «между отсутствующими» лицами, а в процессе непосредственных переговоров. Если же говорить об учредительном договоре, то возможность заключения такого договора путем обмена документами или иным способом представляется маловероятной. Как подчеркивает А.Ю. Кабалкин, заключение учредительных договоров в силу их специфики не происходит путем направления одному или нескольким лицам оферты и получения акцепта3 Менее формальный договор простого товарищества, как правило, также заключается сторонами непосредственно, хотя заключение его и «между отсутствующими» возможно.
Конечно, и при непосредственном личном участии в договоре иногда можно говорить об оферте и акцепте в техническом смысле, но применять сложные правила, установленные законом для другого случая, например, о связанности сторон своими волеизъявлениями, нет необходимости.
Однако при участии в заключении договора одновременно нескольких лиц трудно выявить, в каких случаях речь идет об оферте, а в каких - об акцепте. В конечном итоге главное при этом то, что субъекты пришли в результате к какому-то общему согласию, и неважно, кто был оферентом, а кто акцептантом. Таким образом, действительно, при многосторонних сделках, заключаемых «между присутствующими», нет смысла выделять оферту и акцепт как отдельные этапы.
Что касается заключения договора простого товарищества «между отсутствующими» сторонами, то нормы ГК РФ, посвя-
См.: Козлова Н.В. Учредительный договор о создании коммерческих обществ и товариществ. С. 90-99. 2 См. там же. С. 93.
См.: Кабалкин А. Понятие и условия договора // Российская юстиция. 1996, №6. С. 20.

щенные этому порядку заключения договоров, также далеко не всегда могут быть применены без какой-либо поправки на многосторонний характер договора. Несомненно, что правила о связанности сторон своими волеизъявлениями должны применяться и в рассматриваемом случае заключения договора. Применимы также и нормы о содержании оферты и акцепта. Однако, как уже указывалось, при участии нескольких лиц в заключении договора не всегда даже возможно четко выделить среди всех волеизъявлений оферту и акцепт.
Ситуации, которые могут возникнуть в конкретных случаях заключения договоров, не всегда прямо урегулированы нормами главы 28 ГК РФ. В этой связи уместно обратиться к опыту и теории, имеющихся в других странах, в частности в Германии. В теории германского гражданского права1 отмечается, что модель заключения договора посредством предложения и принятия ориентируется прежде всего на заключение договора путем обмена письмами, когда одна сторона предлагает другой заключить договор на определенных условиях, а другая сторона принимает это предложение. Однако, как подчеркивает Я. Шапп, в ряде важных случаев эта модель не применима. Не применима она для случаев, когда стороны заключают договор в результате длительных устных переговоров, так как выражения, которые могут быть использованы сторонами, хотя будут восприниматься как заявления о заключении договора, но вытекать это будет из самого хода переговоров, а не из словесной формы (например, «Тогда мы поступим таким образом»). Далее автор отмечает, что «модель заключения договора посредством предложения и принятия не подходит и в случае, когда стороны подписывают подготовленный документ или когда при нотариальном удостоверении заявляют об одобрении прочитанного им текста нотариального документа»2 Однако, отмечает Ян Шапп, регулируемый законом процесс заключения договора не может быть отделен от заключения договора посредством взаимного согласия. Любое заключение договора закон рассматривает на основе модели «предложение-
1 См.: Шапп Я. Основы гражданского права Германии: Учебник. М.: Изд-во БЕК, 1996. С. 183. 2 Там же.
292

принятие». При этом необходимо иметь в виду, что предложение и принятие подчас приобретают характер фикции1.
Именно таким образом и следует рассматривать тот порядок, который закреплен в нашем законодательстве. Многосторонняя сделка - договор простого товарищества - заключается путем согласования волеизъявлений участников. Однако сам порядок, законодательная модель достижения этого согласия применительно к данному договору должны рассматриваться как определенный прием юридической техники, как фикция.
Рассматривая предложения о порядке заключения многосторонних договоров путем заключения двусторонних соглашений, необходимо отметить, что данный подход не позволяет охватить все ситуации, связанные с заключением подобных договоров. Неправильно было бы считать, что при намерении заключить договор между тремя или более участниками акцепт лишь одного участника на оферту другого уже влечет заключение договора простого товарищества. Не будет единого договора простого товарищества, объединяющего нескольких лиц, в случае заключения одним лицом нескольких самостоятельных соглашений, например, о долевом строительстве с разными контрагентами, так как при этом действует принцип «товарищ моего товарища - не мой товарищ». Исходя из смысла договора, все его участники должны выразить волю на достижение соглашения именно между всеми этими участниками. Учеными всегда отмечалось наличие между участниками договора товарищества animus contrahendi societatis, то есть воля сторон направлена на соединение именно в таком составе2.
Впрочем, необходимо отметить, что на практике (во всяком случае, в опубликованной судебной практике) случаев споров по поводу заключения договоров простого товарищества (о совместной деятельности), которые касались бы непосредственно порядка заключения, не появлялось. Это можно объяснить, во-первых, тем, что подавляющее большинство этих договоров заключаются сторонами непосредственно, а во-вторых, фидуциарным характе-
См. Шапп Я. Основы гражданского права... С. 183. 1 См.: Бартошек М. Римское право: понятия, термины, определения. М., 1989. С. 297; Дернбург Г. Обязательственное право / Пер. с нем. П. Соколовского. 3-е изд. М., 1911. С. 326. 293

ром договора простого товарищества, заставляющего стороны с особой тщательностью подходить к выбору будущих контрагентов.
Исходя из понятия договора простого товарищества, данного в статье 1041 ГК РФ, к числу существенных условий договора относятся условия о соединении вкладов и совместной деятельности товарищей.
Важным условием, не названным, однако, в законе существенным, является условие о цели, ради достижения которой и осуществляется деятельность участников договора1.
Особенностью договора простого товарищества является то, что стороны в момент заключения договора могут определить лишь самые общие, кардинальные положения соглашения. Этим соглашением они закладывают основу для своей последующей деятельности, механизмы и способы разрешения возможных вопросов.
В зависимости от опыта участников, в своих соглашениях они предусматривают различный объем условий договора. ГК содержит довольно подробную регламентацию отношений по договору простого товарищества, устанавливает диспозитивными нормами «обычные» условия, которые применяются в случае отсутствия иных положений, устанавливаемых сторонами в своем
договоре.
Условие о соединении вкладов означает, что участники должны договориться о том, какие вклады подлежат внесению каждым из участников, должны определить порядок и сроки внесения этих вкладов.
Высказывается мнение, что участники должны определить и размеры вкладов каждого в общее дело, и это также является существенным условием2 Однако, исходя из формулировки пункта 1 статьи 1042 ГК РФ, стороны могут этого не делать, а вклады в этом случае предполагаются равными по стоимости. Это условие не влияет на признание договора заключенным, поэтому оно не
1 Впрочем, применительно к отдельным разновидностям простого товарищества, закон содержит положение о цели как существенном условии. (См., напр., ст. 7 Закона «О финансово-промышленных группах» // СЗ РФ. 1995. №49. Ст. 4697).
2 См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова. С. 633. 294

является существенным. Только в случае, когда хотя бы одна сторона заявит о необходимости оговорить конкретную величину вклада каждого, поставив вопрос о заключении договора в зависимость от включения данного условия, можно говорить об этом условии как существенном.
Условие о совместной деятельности предполагает соглашение товарищей об образовании определенной организационной общности, то есть принятии на себя обязанности по непосредственному личному участию в делах товарищества. В случае заключения договора негласного товарищества участники указывают именно на негласный характер совместной деятельности.
Объединяясь, участники договора простого товарищества в любом случае преследуют какую-то цель. Даже если эта цель и не указана прямо в договоре, она все равно присутствует и может быть определена из содержания заключенного договора.
Цель может быть определена в договоре самым общим образом, то есть как «предпринимательская» или иная. В зависимости от этого будут применяться правила о составе возможных участников договора, а также характере их ответственности по общим обязательствам. В некоторых случаях, однако, наличие достаточно определенной цели является необходимым, например, в силу того, что стороны могут поставить прекращение договора простого товарищества в зависимость от достижения цели.
Согласно положениям ГК, цель должна быть законной. Данное требование всегда считалось важным для товарищеского объединения. Для римлян, например, было важно, чтобы цель была дозволенной, имела бы имущественный характер и была полезна для всех товарищей1. Г. Дернбург указывал также, что цели могут быть и неимущественные, но товарищества, преследующие недозволенные цели, незаконны и недействительны2.
Цель, которую преследуют товарищи, должна быть для них общей, например, получение прибыли или иного блага. Некоторые авторы считают, что, например, договор долевого строительства, заключенный между юридическим лицом и гражданином, не является договором простого товарищества уже только потому, что стороны в этом договоре преследуют разные цели - организа-
См.: Бартошек М. Римское право... С. 297. См.. Дернбург Г. Обязательственное право... С. 326. 295

ция стремится извлечь прибыль, а гражданин - удовлетворить свою потребность в жилье1. Однако это не совсем правильно, так как при долевом строительстве стороны преследуют все-таки одну цель - строительство жилого дома, а то, как они распорядятся полученными долями - продадут или станут использовать сами, -все это находится уже вне рамок договора простого товарищества.
Однако не все договоры, называемые сторонами договорами о долевом строительстве, о совместном строительстве, о сотрудничестве и т. д., являются на самом деле договорами простого товарищества или договорами о совместной деятельности. Речь, прежде всего, идет о договорах, стороной в которых выступает гражданин. Выше уже было отмечено, что не будет единого договора простого товарищества, объединяющего нескольких лиц, в случае заключения одной организацией нескольких самостоятельных соглашений о совместном строительстве с разными контрагентами. То есть цель - строительство дома - будет достигнута путем комбинации нескольких договоров, где каждый гражданин-участник связан лишь с этой организацией. Часто бывает и так, что организация, заключающая договоры о совместном строительстве, на самом деле не вносит никаких своих средств, а каждый участник помимо денег на строительство вносит еще и сумму «на содержание» этой организации. То есть услуги этой организации оплачиваются независимо от результатов деятельности, она выступает в качестве заказчика для подрядных строительных организаций и является фактически агентом многочисленных граждан-застройщиков в отношениях с подрядчиками. Нередко также бывает и так, что гражданин, внеся деньги, не участвует далее ни в управлении общими делами, ни в заключении договоров с третьими лицами. Понятно, что такие договоры нельзя отнести к договорам простого товарищества.
Гражданский кодекс РФ и другие законодательные акты содержат нормы, регулирующие отдельные случаи заключения договоров простого товарищества. Рассматривая вопрос о существенных условиях конкретных договоров простого товарищества, предусмотренных в законодательстве, можно отметить, что ст. 98 ГК РФ содержит перечень условий, необходимых для договора об
1 См.: Свирин Ю. Инвестор или потребитель? О долевом финансировании строительства жилья // Российская юстиция. 1997. № 3. С. 36-37. 296

учреждении акционерного общества. К ним ГК относит условия о порядке осуществления совместной деятельности учредителей по созданию общества, размер уставного капитала общества, категории выпускаемых акций и порядок их размещения. ГК содержит отсылку к специальному закону1, который тоже закрепляет перечень существенных условий данного договора. К ним относятся, в дополнение к ГК РФ, условия, определяющие размер и порядок оплаты акций, определяются категории и типы акций, подлежащих размещению среди учредителей, права и обязанности учредителей по созданию общества (ст. 9 Закона об акционерных обществах).
Закон «О финансово-промышленных группах» также предусматривает положения, касающиеся условий договора о создании финансово-промышленной группы, относящегося к числу договоров простого товарищества. Статья 7 указанного Закона устанавливает, что договор о создании финансово-промышленной группы (ФПГ) должен определять: наименование финансово-промышленной группы; порядок и условия учреждения центральной компании ФПГ как юридического лица в определенной организационно-правовой форме, уполномоченного на ведение дел ФПГ;
порядок образования, объем полномочий и другие условия деятельности совета управляющих ФПГ; порядок внесения изменений в состав участников ФПГ; объем, порядок и условия объединения активов; цель объединения участников; срок действия договора. Таким образом, федеральный закон значительно расширяет круг существенных условий для указанного договора.
Что касается непосредственно формы договора, то в этом случае применяются общие правила Гражданского кодекса о форме сделок, а также правила о форме договоров.
Исходя из конкретных условий договора простого товарищества, можно сделать вывод, что данный договор может быть заключен как в устной, так и в письменной форме. Причем как простой, не требующей выполнения дополнительных требований о нотариальном удостоверении и (или) государственной регистрации, так и специальной, с соблюдением этих требований.
Имеется в виду Закон № 208-ФЗ от 26.12.95 «Об акционерных обществах» // СЗ РФ. 1996. № 1. Ст. 1.
297

ГК РФ устанавливает правило, что в устной форме может быть заключена любая сделка, для которой законом или соглашением сторон не установлена письменная форма (п.1 ст. 159). Из приведенного положения вытекает, что сделка, которая требует соблюдения нотариальной формы, ни при каких условиях не может быть совершена устно. А те сделки, которые хотя и должны совершаться в простой письменной форме, но несоблюдение этого правила не повлечет за собой их недействительности, могут быть совершены и устно в том случае, когда исполнение по ним происходит при самом их совершении (п. 2 ст. 159 ГК РФ).
Исходя из содержания договора простого товарищества, можно отметить, что этот договор рассчитан на продолжительный срок и его исполнение не происходит одномоментно при самом совершении данного договора. Поэтому договор простого товарищества в соответствии со статьей 161 ГК РФ, должен совершаться в письменной форме в случае его заключения между юридическими лицами или между гражданами и юридическими лицами. При нарушении этого положения стороны лишаются возможности в случае возникновения спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но они могут приводить письменные и другие доказательства (п. 1 ст. 162 ГК РФ). Сам же договор простого товарищества не считается в этом случае недействительным.
В случаях, указанных в законе (ГК РФ), а также в случаях, предусмотренных соглашением сторон, хотя бы по закону для сделок данного вида эта форма не требовалась, обязательно нотариальное удостоверение сделок. Оно осуществляется путем совершения на документе, соответствующем установленным законом требованиям, удостоверительной надписи нотариусом.
Для определенных сделок требуется также и государственная регистрация1. В соответствии со ст. 164 ГК РФ, сделки с зем-
1 Однако в некоторых случаях предусмотрена регистрация для договора простого товарищества, не связанная с соблюдением формы как условия действительности сделок. Такая регистрация выполняет иную функцию, связанную с особенностью статуса договорного объединения. Речь идет о государственной регистрации финансово-промышленных групп (ст. 5 Закона «О финансово-промышленных группах»). Данная регистрация связана с присвоением совокупности юридических лиц, образующих фи-298

лей и недвижимым имуществом подлежат государственной регистрации в случаях и в порядке, предусмотренных ст. 131 ГК РФ и Законом «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»1. Несоблюдение требований о государственной регистрации сделки влечет ее недействительность. Применительно к договору простого товарищества это положение требует некоторых уточнений. Действительно, в результате исполнения обязанностей по внесению вклада участники договора могут становиться долевыми сособственниками определенного имущества, в том числе и недвижимого. То есть можно говорить об определенной сделке, в результате которой приобретается имущество. Однако договор простого товарищества в целом не направлен на установление общей собственности между участниками, он не замыкается на имущественном вопросе, так как в первую очередь договор этот направлен на создание определенной организационной общности его участников. В связи с этим представляется, что необходимо различать договор простого товарищества в целом и сделки по передаче имущества как составные части этого договора. В этом случае невыполнение каких-то требований, касающихся только части сделки, не должно влечь недействительности всего договора. Это вполне соответствует положениям ст. 180 ГК РФ.
В связи с тем, что сделки граждан между собой могут быть, как уже отмечалось, совершены в устной форме, если сумма сделки не превышает установленного законодательством размера, возникает вопрос о том, как определять размер этой суммы для договора простого товарищества.
В дореволюционной России в проекте Гражданского Уложения предлагалось ввести для договора простого товарищества
нансово-промышленную группу, определенного «публичного» статуса финансово-промышленных групп. Также ст. 6 указанного Закона предусматривает и регистрацию изменений условий договора о создании финансово-промышленных групп, а в случае изменения существенных условий договора предусмотрена повторная государственная регистрация. Несоблюдение этих требований не влечет недействительности договора, но влечет определенные последствия для отмены применения особых правил льготного режима финансово-промышленных групп. 1См.:СЗР(Ь 1997 №40 Г.т 4S94

правило, по которому договор простого товарищества должен быть заключен в письменной форме в том случае, когда «вклад кого-либо из товарищей превышает триста рублей»1.
В.Н. Шретер2 писал уже в 20-е годы, что для применения письменной формы для договора простого товарищества необходимо исходить из размера складочного имущества товарищества, то есть совокупной стоимости всех вкладов товарищей.
О.С. Иоффе предлагал исходить при разрешении этого вопроса для договора о совместной деятельности, на примере договора о совместной постройке дома, из того, что, «так как в данном договоре отражаются суммы двоякого рода - размер взноса и цена сообща возводимого объекта, следует ориентироваться на большую сумму. И если цена взноса не достигает 100 рублей (в соответствии со ст. 44 ГК РСФСР, начиная с этой суммы, устанавливалась обязательная письменная форма для сделок. - А. С.) договор все же должен быть оформлен письменно, учитывая общую стоимость возводимого объекта, превышающую указанную сумму»3.
Представляется, что более предпочтителен подход, в соответствии с которым договор простого товарищества заключается в письменной форме в том случае, когда вклад хотя бы одного участника превышает установленную законом предельную сумму.
При внесении в качестве вклада прав на использование объектов промышленной собственности (изобретений, полезных моделей, промышленных образцов) требуется заключение лицензионного договора, который подлежит регистрации в Патентном ведомстве (п. 1 ст. 13 Патентного закона4). В данном случае для выполнения своей обязанности предоставить права на какой-либо объект промышленной собственности участник договора простого товарищества должен будет, в соответствии с условиями договора простого товарищества, заключить лицензионный договор. Этот договор в зависимости от условий договора простого товарищест-
1 Проект Гражданского Уложения. С объяснениями редакционной комиссии / Под ред. И.М. Тютрюмова. Т. 2. С. 764.
2 См.: Шретер В. Советское хозяйственное право. С. 155.
3 Иоффе О.С. Обязательственное право. С. 766-767.
4 См.: Патентный закон РФ № 3517-1 от 23 сентября 1992 // Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. № 42. Ст. 2319. 300

ва может быть заключен либо с одним участником, либо с каждым из товарищей. В случае, если при этом не будет соблюдено требование о регистрации в Патентном ведомстве, договор будет недействительным, а, значит, этот участник не выполнит своего обязательства по внесению вклада, что будет влечь для него предусмотренную договором простого товарищества ответственность перед другими товарищами. Договор простого товарищества при этом играет роль предварительного договора и регистрации его в Патентном ведомстве не требуется.
Отношения, которые складываются по договору простого товарищества, можно условно разделить на две группы. Это отношения товарищей между собой (внутренние отношения) и отношения между товарищами и третьими лицами (внешние отношения).
, Внутренние отношения регулируются непосредственно договором простого товарищества, а внешние отношения как отношения, складывающиеся в рамках договоров, которые заключены с третьими лицами участниками товарищества, регулируются этими договорами. Это отмечал и В.Н. Шретер, который писал, что «в договоре простого товарищества регулируются лишь внутренние взаимоотношения участников»1.
Права и обязанности участников договора простого товарищества носят либо личный, либо имущественный характер. К первым можно отнести право на участие в управлении общими делами (выражающееся в праве голоса при решении различных вопросов по деятельности товарищества), а также тесно с ним связанное право на информацию. К этим правам можно отнести также и право на ведение дел товарищества. В этой связи можно отметить, что личные права товарищей служат, как правило, реализации принадлежащих им имущественных прав.

<< Предыдущая

стр. 9
(из 14 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>