стр. 1
(из 6 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>





СОДЕРЖАНИЕ


_______________________________________________
ФОРМИРОВАНИЕ ТОЛЕРАНТНОГО СОЗНАНИЯ


А.К. Зайцев. МЕЖДИСЦИПЛИНАРНОЕ ОБОСНОВАНИЕ ТОЛЕРАНТНОСТИ: ПРАКТИКА СОФИОТЕРАПИИ, УПРАВЛЕНЧЕСКОГО КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ И СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ…………………………………………..





С.3
А.К. Зайцев, Е.Н. Василева, С.А. Варфоломеев, В.В. Уланов, Л.В. Буканова, М.А. Костеева, Д.В. Лыфенко, М.И. Ботук, А.В. Уланова. ДИАГНОСТИКА СОЦИАЛЬНОЙ НАПРЯЖЕННОСТИ В ОБЩЕСТВЕ……………………………………………….





С.15
______________________________
ЗАРУБЕЖНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ

Фридрих Глазл. НАУКА УПРАВЛЕНИЯ И УЧЕНИЕ ОБ ОРГАНИЗАЦИЯХ. ОЧЕРК РАЗВИТИЯ…………………………………………………...






С.66
SUMMARY………………………………………………
C.95

____________________________________________________
ФОРМИРОВАНИЕ ТОЛЕРАНТНОГО СОЗНАНИЯ

МЕЖДИСЦИПЛИНАРНОЕ ОБОСНОВАНИЕ ТОЛЕРАНТНОСТИ:
ПРАКТИКА СОФИОТЕРАПИИ, УПРАВЛЕНЧЕСКОГО КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ И СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Зайцев А.К.

В данном выступлении мы попытаемся затронуть четыре основных темы, показывающих необходимость и практику реализации толерантных технологий в трех областях реальности, ибо наступило время для осмысления именно практического в объединении энергий различных людей и социальных групп (социальных общностей). Трансформация цивилизации вступила в свою решающую фазу и тематика толерантности является одним из ключей ее более гармоничного протекания.

Смена цивилизаций и параметры социальной реальности

Любое обоснование той или иной ситуации начинается с понимания общего, что происходит как в отдельном социуме, так и в отдельных общностях. Сегодня сказать, что происходит что-то, предельно мало для описания текущих событий и следствий из них.
Философия есть не просто мировоззрение и не просто методология. Философия есть освоение того типа реальности, в котором расположен человек или социум (общество) предельными категориями, позволяющими не просто оформлять происходящее вербальными (семантическими) средствами, но и обозначить векторность бытия для остальных участников социальной игры (см. нашу работу 3).
Давно известно, что именно философ призван проблематизировать бытие, раздвигая своим мышлением его границы и показывая пределы как достигнутого, так и достигаемого.
Текущая смена цивилизаций при всей своей неполной проявленности включает, как минимум, пять основных факторов:
Жесточайший глобальный экологический кризис, по своим масштабам не имеющий аналогов во всей истории Земли, как описанной в учебниках, так и скрытой за завесой времени.
Второй фактор есть исчерпанность мыслеформ и психотехнологий основных мировых религий. Мир находится на грани возникновения научной религии (философии) и проявления целого ряда психотехнологий, что резко снизит зависимость поведения и жизнедеятельности верующих от конфессиональных структур, явно отстающих от задач современного развития.
Ресурсный фактор ограничивает развитие экономики в ее нынеших формах, что усиливает трения между развитыми и развивающимися (в рамках данной цивилизации) странами.
Четвертый фактор связан с кризисом сознания людей, которые, углубившись в материализм бытия, обнаружили там тупик бездуховности, когда суета жизни все более закрывает истину жизни и человек это ощущает как фрустрацию, стресс, опустошенность и прочие эффекты сытной, но бесцельной по большому счету жизни.
Пятый фактор перемен есть еще более тупиковая разделенность людей, проходящая по всем параметрам социума, как основа социально-экономического неравенства. Эта разделенность существует как через подчеркивание естественных различий людей, так и деятельностью государств и многочисленных социальных институтов.
На смену устойчивым социальным институтам все более приходят мобильные (виртуальные) организации, где главным становится не движение вещества или изделий, а информации. Простые технологии передела веществ природы (сырья) все более отодвигаются на периферию развитой части цивилизации, отбрасываются в слаборазвитые и развивающиеся страны. Это влечет за собой и изменение характера отношений людей, которые все более уходят от непосредственного общения, в том числе и в процессе труда, к опосредованному в мировой паутине интернет. Толерантность (интолерантность) чувствований и менталитета выплескивается непосредственно мировому потребителю, не знающему ни границ, ни расстояний.
Новые параметры социума включают в себя семь основных идей:
Идея первая: тотальной экологичности. Все неэкологичное должно уйти как можно быстрее.
Идея вторая. Город есть неэкологичное место жительства в отличие от экодеревень, позволяющих интегрировать энергии людей куда в более полном объеме, чем в городах и, особенно, мегаполисах.
Идея третья: энергетика нуждается в идеях перехода на экологичные технологии, включающие выявление и использование экологически сбалансированных источников энергии, начиная от солнечных батарей и кончая куда более сложными психотехнологиями.
Идея четвертая включает потребность во внутренней стабильности как отдельных людей, так и социумов (социальных общностей). И эта потребность может удовлетворяться только ростом собственной свободы, когда “капли рабства” выдавливаются человеком в работе над собой, а не законодательным творчеством, которое всегда будет компромиссным и всегда будет в результате насильственным хотя бы для ограниченных групп людей.
Идея пятая выводит нас на соотношение светского и конфессионального. Государству не удастся уйти от разрешения этого многовекового спора и вряд ли этот выбор будет связан с избранием ведущей религии. Слишком очевидны опасности этого пути и слишком известны уже уроки и издержки таких решений. Скорее произойдет другое - государственные стандарты образования приемлют позиции неклассической и постнеклассической философии и наук и этим снимут противостояние светского и религиозного.
Суть текущих процессов - в объединении усилий, сознания, действий людей. Именно эти действия будут определять ход трансформации и ее содержание. “Время разбрасывать камни, время собирать камни.”

Софиотерапия и национальная идея

Поиск национальной идеи всегда был основной задачей элиты. И эта задача сегодня важна, как никогда.
Консультирование может быть и от “сохи” - как лучше убедить покупателя в преимуществах товара или услуги, именно данного товара и данной услуги. Как построить процесс деятельности наиболее эффективным способом относительно его экономической рациональности.
Есть метаконсультирование, когда определяются и выбираются предельные границы или вообще безграничность деятельности. Здесь уже не обойтись элементарными технологическими приемами, здесь уже в ход идет способ мышления, самоорганизация сознания, психоэнергетика, открываются новые теории и выстраиваются новые представления о человеке. Предельное, метапредельное всегда выводит и на соответствующий набор методов, позволяющих изменить то, что есть привычная реальность. Изменить для дальнейших изменений.
Есть три фиксируемых состояния управленческого консультирования:
Первое - начальное, связано с наработкой стандартных управленческих технологий и их распространением по всему миру.
Второе - когда сформировалось модельное видение ситуации и консультанты научились работать с этими моделями сами и обучили этому своих клиентов.
Третье состояние возникло в последние годы, когда оказались исчерпанными системы мотивации к труду традиционного типа и возник спрос на психотехнологии, основанные на овладении энергетикой бытия.
Социум, его ячейки все более испытывают потребность в очистительной буре новых идей, снимающих нагромождения с умов людей и позволяющих выстроить представление о грядущем будущем, о его вызовах, о его целях, о собственных целях в этом потоке изменений, в этом потоке исключительно масштабных перемен. И частичными осмыслениями уже не обойтись. Здесь уже нужны системные и метасистемные представления, граничащие с фантастикой, и, может быть, именно фантастичные для первого восприятия, как фантастичны уже наличествующие перемены.
Национальные идеи выполняют везде одну, в общем-то, роль - объединения общества вокруг одной цели или системы целей, базирующихся на вполне определенном представлении о реальности и способах ее обустройства. И формирование национальной идеи есть основная задача элиты, ее идеологов.
Сам процесс формирования способен поднять общество к новым рубежам толерантности или же разделить, усилить раскол по тем границам, которые, быть может, были едва заметны. И лишь очень точные удары технологов общественного мнения их проявили и обозначили.
Отсюда необходимость соответствующих методов общения элиты, которая должна выйти из камерности имеющихся договоренностей к открытому сверхинтенсивному диалогу друг с другом и с народом, его ключевыми группами.
Софиотерапия есть поисковое в философии, которая сегодня нуждается в отстаивании своих прав на присутствие в университетах, колледжах, в обновлении социальных организаций.
Поиск национальной идеи обусловлен необходимостью обновления тех систем представлений, которые многие века держали в напряжении развитие Российского государства и российской государственности. И само это устремление открывает дорогу тем моментам, которые как оправдывают усилия предков, создавших эту великую страну, так и показывают “свет в конце туннеля”, обрисовывая перспективы грядущего. Исторический момент таков, что без учета этих двух крайностей, история вряд ли получит канал для синергии энергий прошлого, настоящего и будущего.
Да и сама национальная идея, если смотреть этимологию этого слова, себя, судя по всему, изжила. Ибо национальное всегда оправдывает тот или иной тип экспансии за счет других наций или народов. Следовательно, эта идея сегодня должна выйти за пределы группового существования, наполниться смыслом в связи с протекающими трансформационными событиями с их предельностью смены основ социального бытия.
Изменение управленческого консультирования - сдвиг к пониманию

Идущий парадигмальный сдвиг бытия и отражающей его науки хорошо показывает сложившаяся ситуация в области управленческого консультирования, непременного атрибута сегодняшних систем управления как за рубежом, так и в России. Укажем ключевую идею. Этически ее можно очертить следующим образом: переход от утилитарной к неутилитарной модели. Банзелюк считает, что происходит сдвиг от консультирования к совестированию (см. 1, 18). Другие авторы указывают на сложность реализации утилитарных приемов управления на самых разных предприятиях России. Примерно такая же постановка обнаруживается и в сообщениях западных специалистов, показывающих ограниченность экономического стимулирования и растущую демотивацию к труду.
Ответственность управленца в этих условиях имеет несколько основных векторов:
Вектор первый - за познание сил и возможностей самого себя, проверки себя созиданием внешнего мира теми темпами, которые позволяют выйти на предельность человеческого функционирования и темпов выработки мыслеформ. Скорость движения энергий материального типа при этом достигает своего максимума.
Бизнесмен в этом плане есть человек, достигший максимальных (относительно своих собственных границ) скоростей движения способов организации и преобразования материальной природы в услуги и товары.
2. Вектор второй есть проверка себя на напряжение всех форм жизнедеятельности в их предельных значениях относительно конкретного социума и границ конкретной цивилизации. Можно сказать, что это есть проверка на переход от максимальной суеты на предельные формы самоорганизации в полноте всей структуры бытия.
Происходящие изменения в консультировании куда более объемны, чем это можно себе представить в логике рационального, так как затрагивают все стороны жизнедеятельности человека, снимая разрывы между семьей и производством, между бытом и отдыхом, между общением на улице и совещанием в офисе. Человек начинает понимать, что пространства для хаотичного, несознательного действования просто нет. Он везде есть агент влияния, он везде формирует своим сознанием свою и средовую реальность, он везде компетентен или не компетентен.
Отсюда вытекают некоторые следствия для управленческого консультирования, те моменты, которые затрагивают основы подхода консультантов к самому процессу консультирования. Выделим их шесть:
Первый из них - опережающее самосознание консультантом собственных возможностей, достижение некоей внутренней толерантности собственных возможностей в той целостности, что составляется самыми различными энергиями. Ему первому предстоит научиться владеть как интуитивным осознанием своих собственных возможностей, так и теоретико-логическим обоснованием происходящего, интеграцией нового относительно уже имеющейся профессиональной теории и практики.
Второе есть умение передавать то знание, которое логически не объяснимо, которое относится к феномену “религиозного опыта” и которое обычно есть ярко выраженное индивидуальное течение событий, резко персонифицированное.
Третье. Меняется вся схема деятельности консультанта, которая становится куда более мобильной, бифуркационной, свободно протекающей от события к событию, нежели плановой, жестко предписанной, запрограммированной.
Четвертое. Все более проявляется личностное олицетворение профессионально осуществляемой деятельности. Эмпатия общения выходит на такой уровень, когда люди реально достигают степени взаимопонимания, далеко выходящей за линию отношений консультант-клиент.
Пятое объясняется теми процессами, которые охватывают Землю, которые объемлют Землю своими энергиями. Речь идет о процессах общекосмического значения, когда меняются параметры функционирования планет, солнечных систем, что, естественно, затрагивает и социальные структуры. Подобные изменения обычно приводят к тому явлению, которое Гумилев назвал пассионарностью, а Чижевский зафиксировал как воздействие циклов Солнца на земные события. В этих условиях эмерджентность становится для социолога главной проблемой, что приводит к пониманию явной недостаточности количественных методов получения социологических фактов. И тогда начинается выход за границы привычного.
Консультант же сталкивается с необходимостью изменений методов диагностики. И практика подталкивает к изменениям куда эффективнее многих логических обоснований.
Шестое. Управленческое консультирование не может не развиваться, тем более в эпоху глобальный перемен. И само это развитие открывает новые возможности управления, которое все больше от стандартных схем принятия решений переходит на ситуативно-стратегическое управление, когда стратегия есть перечень ключевых мыслеформ, на которых базируется принятие всех остальных решений. Тогда главным становится поддержание этого “парка” идей, мыслеформ в актуальности, адекватности преобразуемой реальности. И сама технология согласования выходит на первый план.
Естественно, что таких технологий уже наработано в достаточном количестве и в США, и в Европе, и в России. Мы будем иметь в виду далее именно российские технологии, как наиболее адаптированные к социокультурным условиям общества. Кроме того, в стране есть консультанты, прекрасно овладевшие этими технологиями, востребованность которых будет возрастать. Как будет возрастать и спрос на этих специалистов и их команды игровиков (см. нашу работу 2).
Существование современной цивилизации в ее нынешних рамках есть дело уже невозможное. И управленческое консультирование, как специфический способ поддержания эффективности социальных институтов и организаций, также становится другим. Именно поэтому теория изменений стала преобладающей. Именно поэтому консультирование изменений по объему все более увеличивается среди других форм консультационного содействия.
Все эти изменения порождают потребность в понимании. Консультант призван понимать клиента. Клиент должен понимать, что рекомендует консультант. При этом роль агента изменений играет только консультант как проводник эффективных методов общения в организацию.
Понимание, о котором мы говорим, не есть то явление, что стало предметом герменевтики. Мы говорили о понимании сущностного, к которому подошли управленческие консультанты, когда заявили о необходимости перехода консультирования на уровень действий духовного плана, на уровень управления собственной энергетикой и сознанием. Этот тип понимания есть самоосознание, открывающее путь к безграничным ресурсам свободного сотрудничества людей в реализации их мыслей.
И этот скачок трудно не переоценить, так как именно он обеспечивает сущностную толерантность бытию этих людей, устремления которых к себе сначала снимают внутренние напряжения и претензии, а затем позволяют действовать в режиме агапэ во внешней социальной жизни.
Подведем некоторую черту под этой частью наших рассуждений. И отметим, что выход управлеческого консультирования на этические константы есть одновременно и выход на внутреннюю толерантность сначала консультанта, а в последующем и его клиентуры. Толерантность есть та стартовая площадка, без которой невозможно дальнейшее развитие управленческого консультирования.

Социология на пути познания своей сущности

В условиях перехода от относительно устойчивого и предсказуемого хотя-бы частично процесса к полной турбулентности происходящего, что мы уже показали выше, социология уже не может уповать на традиционные методы, как бы надежно они не служили ученым и практикам в прошлом.
Социология сегодня проживает по крайней мере три кризиса, которые мы охарактеризуем следующим образом:
Во-первых, это кризис теории (методологии), которая не позволяет объяснить происходящее в терминах конструктивности.
Во-вторых, это кризис методов, большинство из которых не дают возможности получения знания, адекватного моменту реальности “сейчас”, когда решение нужно принимать уже сегодня, даже Сейчас, а информация от социологов поступает только завтра и только об уже ушедшем, прошлом.
В-третьих, это кризис позитивности мышления, ибо социологи, уйдя в проблематику, в критическое осмысление реальности, не заметили того момента, когда критика потеряла свою актуальность, выдвинув на первый план созидание, инженерию и необходимость позитивно-созидательного подхода к каждой стороне исследования и этого социального процесса, начиная с момента стабильности сознания и мышления социолога или исследовательского коллектива, продолжая формированием позитивной исследовательской программы и позитивного инструментария на основе позитивных мыслеформ, следуя путем подбора энергетически сбалансированного состава интервьюеров (анкетеров), и заканчивая оформлением полученных фактов в созидательную конструкцию относительно конкретной стороны жизнедеятельности общности безотносительно ее границ.
Знает ли социология и социологи свой путь? Знают ли исследователи, как в этих условиях выстраивать сетку понятий, помогающих осознать происходящее? Знает ли социолог вообще, что он всегда занимался мыслеформами и эти мыслеформы всегда были продуктом его труда?
Этих вопросов сегодня множество на перепутье времен, на смене энергий и частот бытия. И встраивание в эти дискуссии сегодня обеспечивает перспективность не только самим социологам, но и социуму, который охотно перестраивает свои эгрегоры под принципиально новые идеи, способные сохранить цельность их существования.
Социология может содействовать усилению толерантности. Социология может содействовать интолерантности в обществе. И это всегда выбор, который порождает свои причинно-следственные связи.
Сам путь есть поиск оснований жизни через себя, получение своего собственного опыта нового видения жизнедеятельности.
И социологии не остается сегодня никакого выхода, как стать социологией позитивного преобразования общества и человечества. И основой этого деяния становится представление социологии как деятельности не только по исследованию ситуации бытия, но и, в первую очередь, мыслеформного творчества, позволяющего перестраивать эгрегоры и добиваться положительной обратной связи от каждого исследования. И тогда предметность социологии подвергается тщательной реконструкции именно под позитивность нарабатываемых идей, что подразумевает, по крайней мере, несколько основных следствий. Сформулируем пять основных.
Первое следствие - поиск новых парадигмальных объяснений происходящего.
Второе следствие - сокращение объемов практики для исследователей именно из-за отсутствия ясности объяснительных картин происходящего.
Третье следствие - взращивание новых методов - качественной социологии, синергетических социальных технологий, мыслеформного конструирования и пр.
Четвертое следствие - обращение к сознанию как всеобщему феномену реальности.
Пятое следствие - обращение социолога к механизмам собственного развития как основному условию овладения новыми методами взаимодействия с социумом.
Выход на этические константы создает понимание основного вектора соотношения социолога и общества через позитивность собственной позиции и позитивность предлагаемых аналитических картин и позитивность разрабатываемых исследовательских и практических мыслеформ.

Резюме

По всем исследованными нами направлениям мы видим общий вектор, связывающий действия людей в некоторую единую систему. Множество потоков новых решений пробивают себе путь в практику землян. И объединение усилий участников этого процесса (процессов) есть условие стихийности или организованности происходящего. Кто успеет, тот будет созидать. Кто не успеет - будет принужден обстоятельствами к созиданию. Именно внешними обстоятельствами.
Так и с толерантностью. Потребность общая, а человек разместит себя в конкретности собственного бытия. И если ему не помочь, то эти пространственные координаты окажутся предельными не только для конкретных индивидуумов, но и значительных социальных общностей. И толерантность есть индикатор границ происходящего.

Литература:

Банзелюк Н.П. // Социальный конфликт, 2002, 1 (35).
Зайцев А.К. Малтилог. М.: Академия, 2001.
Зайцев А.К. Философия космического сознания. Калуга: Эйдос, 2001.


ДИАГНОСТИКА
СОЦИАЛЬНОЙ НАПРЯЖЕННОСТИ В ОБЩЕСТВЕ
(Программа исследования)

Зайцев А.К., Василева Е.Н., Варфоломеев С.А.,
Уланов В.В., Буканова Л.В., Костеева М.А.,
Лыфенко В.Д., Ботук М.И., Уланова А.В.

В данной статье мы рассматриваем материалы научно-методического раздела нашего исследования, охватывающего теоретические предпосылки исследования, системный анализ явлений напряженности – развития, и гипотезы исследования.
Как показал пилотаж, полученный исследовательский материал подтверждает практическую валидность теоретических оснований и доказывает возможности использования разработанных методик для мониторинга социальной напряженности в Российской Федерации средствами анализа позитивности мыслеформ как основы политической и социальной толерантности.
Переходный период состояния общественных отношений в России накладывается на трансформационные1 моменты движения человечества к новой цивилизации (по некоторым предположениям, которые мы разделяем, к аграрно-информационной экоцивилизации). Оба вектора не могут не создавать социальных напряжений, способных повлиять на самые различные стороны и аспекты общественной жизнедеятельности. Отсюда практическая необходимость получения периодической информации о напряженности протекающих социальных процессов в Российской Федерации, видении ситуации в целом. Мониторинг социальной напряженности есть действенное средство реализации этой задачи.
Вместе с тем, исследование напряжений и способов их регулирования в условиях трансформации цивилизации не обеспечивает полноты информации. И, вполне вероятно, что куда более важным становится выявление точек роста новой цивилизации, точек стабильности и устойчивого развития. Именно анализ этих точек позволяет переносить в последующем их опыт для перевода энергий социального напряжения в позитивное русло, русло созидания.
Есть основание утверждать, что точки (территории) стабильности и развития от территорий с повышенной социальной напряженностью будет отличать среди прочих факторов уровень толерантности в отношениях людей и социальных групп друг к другу. Именно поэтому в данной программе не просто описывается диагностика социальной напряженности, но также осуществляется и обосновывается поиск методов диагностики социальной стабильности и социальной напряженности. Кроме того, данный мониторинг приводится в рамках Федеральной программы по формированию установок толерантного сознания, что не может не сказаться на содержании исследовательской программы. Акцент на толерантность создает специфический контекст содержанию исследования.
Этим обуславливается актуальность нашего исследования.

3.1. Теоретическое введение

В теоретическом введении к нашему исследованию мы остановимся на трех основных вопросах:
· характеристиках основных подходов к анализу трансформации цивилизаций, в том числе относительно России;
· изменениях социологической методологии и оснований социологических исследований;
· состоянии конфликтологии, в том числе относительно парадигмы социальной напряженности.

3.1.1. Философия и методология

Наши мировоззренческие взгляды изложены в ряде публикаций последних лет (см. 9, 10). Изложим их тезисно относительно темы нашего исследования.
Мы считаем, что философия есть форма мышления, направленная на выработку целостного взгляда на мир и человека в нем, вытекающие отсюда религиозные, познавательные, ценностные, этические и эстетические факторы жизни человека и Человечества в мире космического сознания.
Сегодня необходимо все больше думать об ответственности философии за все происходящее на Земле, ибо все, что делалось, что будет делаться, освящено теми или иными философскими текстами. Прошлое и сегодняшнее – понятно и непонятно. Понятно – техногенная цивилизация уходит. Время изменило свое течение. «Задача сегодня стоит в том, чтобы начать называть вещи своими именами» (11, 22).
Непонятно – что приходит взамен. Однако ясно – мы в точке бифуркации. Фактор 11 сентября 2001 года только это подтвердил.
Сегодня можно обратить внимание на несколько жестко действующих факторов, все больше задающих основания для деятельности философа, что принципиально важно и для нашего исследования:
· во-первых, тотальный кризис материалистического мировоззрения, иллюзорность которого стала сегодня очевидной;
· во-вторых, все более усиливающийся экологический императив. Сценарий экологического кризиса задан и все мы в нем участвуем.
· в-третьих, единственный сценарий выхода из ситуации (у него есть варианты, но сценарий реально один) требует перехода к практике жизнедеятельности, жестко основанной на категориях этики, ибо все другие подходы оставляют лазейки для существования старых - техногенных подходов, и этим самым только усугубляют кризис, переводя его в наиболее разрушительные варианты;
· в-четвертых, нам предстоит перейти от антропоцентризма к феномену космического сознания, ибо этической практики человечества недостаточно для выхода из тупика современного бытия.
Философия уже преобразовывается, уходит от одномерного мышления материализма, как и материалистического идеализма. Вместе с тем, слабой позицией остается ориентированность философии на подход «от прошлого», когда воспроизводится понятийный аппарат скорее от культурного контекста, чем в целостности восприятия вновь формирующегося образа жизни, бытия человека, цивилизации, космоса. И вместе с тем, грядущая трансформация, процессы преобразования Земли, само восприятие того, что называется большинством Природой, уже сейчас заметно проблематизируют привычный категориальный аппарат.
Сама же смена цивилизаций не может не пройти без смены философских мыслеформ. И преобладавшему повсеместно материализму последних веков, в какую бы тогу он не рядился, предстоит взамен найти новый идеализм, который не может не быть реализмом. Может быть, скорее космический идеализм, позволяющий лучше увидеть происходящие повсеместно процессы, так и осмыслить новые энергии новой цивилизации объединенного, а не раздробленного сознания.
Почти не отрицаемое лидерство России в XXI веке нуждается в соответствующем философском оформлении или рефлексии. Подобную рефлексию не обеспечить, отталкиваясь от прошлого.
В основе целостной философии, систему которой мы пытаемся развивать в своих работах, лежат наряду с другими две философские традиции.
Гностицизм. Развитие гностицизма было связано с поиском оснований человеческого бытия в соединении идей религии и систематических наблюдений природы науки. Гностицизм получил в свое распоряжение массу мистического опыта, который был проинтерпретирован в синтетической картине бытия, где жизнь человека рассматривалась как часть потоков живого и впервые в схемах самоосознания и самопознания.
Суть представлений гностиков – неограниченные возможности человека. Так, например, гностическое учение Фомы Аквинского было направлено на соединение практики жизни и практики Неба, на взаимопроникновение и понимание нескольких типов реальностей, в которых находился человек. Фома Аквинский видел человека непрерывно развивающимся. Обнаруживающим Бога в себе и вовне. Понимающим особенности отраженного физического мира как мира кажимости в духе Платона.
Русский космизм. В истории философии русский космизм занимает особое место, ибо так глубоко в космос в XIX – XX веках не заглядывал никто из современных философов. Русский космизм – это стремление целого ряда мыслителей посмотреть на жизнь людей как на часть космического мироздания. Ключевые идеи космизма таковы:
1. Человек построен по образу и подобию Божьему, и он в поиске себя на пути к Богу способен стать богочеловеком.
2. Космос соборен как соборна православная идея и жизнь православного человека.
3. Истина есть поиск Божественного в себе.
4. Просветление есть путь к себе как богочеловеку.
5. Народ, царь и космос как творения Божьи – священны. Они есть церковь и церковь в них.
Соборность есть понятие динамичное, то есть само становление соборности рассматривается как нескончаемый процесс восхождения человека в реальность космического бытия.
Соборность не коллективизм, так как на первый план выдвинута духовность, а не деятельность с некоторыми внешними результатами. Соборность есть совместное создание церкви души, воцерковления тела в душе.
Пересмотру философско-мировоззренческих оснований способствует и достаточно ярко обозначавшаяся научная революция. Известно, что наука пережила уже три научные революции и три радикальные смены научных картин мира.
Однако, не прошло и ста лет доминирования третьей, еще во многом механистичной картины миропонимания, в которой по-прежнему не было места для Творца, а динамика мира объяснялась лишь с позиций последовательной эволюции - универсального процесса развития в природе, как открытия информационо-энергетической составляющей всех известных материальных объектов природы, от элементарных частиц до человека, социума, планеты Земля, Солнца и т.д., позволили говорить о новой научной революции, то есть кардинально новой картине мира в целом, в которой все живое и управляется замыслом Творца и волей Человека (постнеклассическая наука).
Это не означает, что наука рухнула. Это означает лишь то, что наука вышла на новые рубежи, заставляющие в очередной раз кардинально пересмотреть, а если нужно, то в чем-то и вернуться к прежним, когда-то отвергнутым принципам и методам миропонимания, а так же способам сознательного вмешательства человека в окружающий мир и, прежде всего, в себя самого.
В этом понимании на первый план выходит сознание человека как творящая субстанция. И столь же логически вытекает непродуктивность силовых обменов энергиями как оснований и сути конфликтирования, интолерантности.
Трансформация цивилизации и Россия. Техногенная цивилизация выстроила свою предельность в конце ХХ - начале XXI века экологическим кризисом, с которым она не в состоянии управиться. Многочисленные прогнозные разработки самых выдающихся мыслителей не оставляют выбора – Земля уже в зоне событий, которые изменят многое, в том числе и приведут к формированию новой цивилизации, которая может быть только экологичной (экоцивилизацией), только аграрной (город есть всегда экологический дисбаланс), информационной (информация экологична).
Сегодня для нас и для темы нашего исследования принципиально важно, что в период трансформации свобода, ее ближайшие горизонты требуют кардинальных перемен в поведении гигантских масс людей. Что имеется в виду?
Во-первых, изменение сути демократии, когда решения будут приниматься консенсусом всеми. Это сейчас трудно даже в небольших группах и тем более будет трудно в группах со многими миллионами участников. Сегодня это еще невозможно, но после трансформации это будет только так. Человечеству придется по кардинальным для него вопросам научиться видеть энергию каждого и согласовывать потоки всех со всеми. Эта процедура в начале будет отнимать годы.
Во-вторых, свобода требует освобождения от страхов, зажимов, блоков, ставящих человека в саморазрушительное состояние. Здесь уже нужна работа с собой и над собой, достижение внутренней толерантности. Может быть все время активного бытия для творения себя-космоса в сотрудничестве с самыми различными сущностями.
В-третьих, свобода требует процедуры. И эта процедура должна был создана (освоена) на основе малтилога, но с очень существенными добавлениями, ибо придется поставить немало принципиально новых акцентов под действия принципиально творческих людей. Это механических людей надо "натаскивать" в процедурах коммуникационных тренингов. Творческим людям нужны во многом иные или переосмысленные принципы малтилога.
В-четвертых, свобода не означает неуправляемого потока мысли, неуправляемой работы сознания. Как раз наоборот - придется и придет осознание того, что каждая мысль разносится по самым отдаленным уголкам Вселенной. Культура ментального молчания, культура управления мыслеформами станут новыми элементами бытия и практики. Уйдет многословие, придет понимание весомости каждой фразы и тщательное ее осмысление. Будут освоены процедуры выстраивания мыслеформ и их коррекции.
Сложные задачи встанут перед государством и его структурами.
Особенность государства переходного трансформационного периода в том, что оно, с одной стороны, не может не подавлять ситуаций отклонений, вызванных поведением механистических людей. А с другой стороны, инерция подавления, естественно, может и касается творческих людей. Ибо еще одна особенность государства - стандартизация жизни, будь то законом или же подзаконными нормами.
Для нового времени государство первого типа своим идеалом имеет демократию. Государство (общество) второго типа стоит на консенсусе.
В первом типе государства регулируется социальный конфликт, в том числе и силовыми методами. В государстве второго типа идет непрерывное согласование интересов методом создания все более совершенных мыслеформ с переходом в последующем на созидание самих себя и через это - общего.
Государство переходного периода есть структура с быстро размываемыми функциями. Усиливается значимость самоуправления. Все больше вопросов перекладывается на местные общины.
С другой стороны, мобилизационная функция государства в условиях трансформации сохраняет свою значимость, так как есть группы населения в больших городах, которым будет довольно трудно в короткие сроки уйти на землю. Добавим пенсионеров старших возрастов, инвалидов, детей-сирот, чтобы понять масштабность задач поддержки этих социальных групп.
Эта противоречивость явно раскачивает основы традиционного государства. И сохранение хотя бы относительной устойчивости жизнедеятельности зависит от решения целого ряда задач, в том числе достижения определенных состояний толерантности людей и социальных групп друг к другу. Мы согласны с тем, что «неуклонный рост разнообразия, диапазона различий между людьми, этносами, религиями и культурами в историко-революционном процессе свидетельствует, что и природа, и история нащупывают толерантность как уникальный эволюционный механизм сосуществования больших и малых социальных групп, обладающих различными возможностями развития» (23, 5).
Толерантность является одним из ключевых понятий федеральной программы, в рамках которой реализуется и настоящее исследование. Анализ различных концепций и моделей толерантности дает в своей докторской диссертации М.Б.Хомяков (см. 49). Логичным и убедительным представляется определение социокультурной толерантности Д.В.Зиновьева - "как морального качества личности, характеризующей терпимое отношение к другим людям, независимо от их этнической, национальной либо культурной принадлежности, терпимое отношение к иного рода взглядам, нравам, привычкам. Толерантность необходима по отношению к особенностям различных культурных групп или их представителям. Она является признаком уверенности в себе и сознания надежности своих собственных позиций, признаком открытого для всех идейного течения, которое не боится сравнения с другими точками зрения и не избегает духовной конкуренции. Выражается в стремлении достичь взаимного уважения, понимания и согласования разнородных интересов и точек зрения без применения давления, преимущественно методами разъяснения и убеждения" (см. 17). «Толерантность выступает как норма устойчивости, определяющая диапазон сохранения различий популяций и сущностей в изменяющейся действительности» (23, 5). Одновременно «толерантность» в современном её понимании означает деятельное допущение существования другого даже при наличии возможности оказать то или иное воздействие на это существование» (49, 105).
Понятие толерантности становится ключевым к пониманию многих социальных процессов на Земле в период трансформации, так как оно отвечает на вопрос о сути изменений сознания, которые необходимо пройти людям в этот период собственной истории.
М.М.Акулич оперирует понятием «согласие» (см. 38). Отмечая, что согласие является атрибутивным свойством общества, социальных организаций и групп, она выделяет два типа социального согласия: ценностное и функционально-целевое. Под фукционально-целевым согласием она понимает состояние, признак и процесс взаимодействия между находящимися в единстве социальными объектами, имеющими общие потребности, интересы и цели, а также общие представления о способах их достижения. Функционально-целевое согласие – это всегда согласие социальных объектов, преследующих определенную цель. Глубинной основой согласия являются ценности, которые объективируются в цели (38, 7).
Толерантность определяется как принятие целостности позиции другого человека или другой социальной группы. Смысл понятия в том, что или человек видит и понимает другого человека в его ином пути. Либо государство принуждает, обучает его посредством своих систем хотя бы внешне принимать поведение человека или группы другой культуры, пола, вероисповедания и прочее. Таким образом, толерантность имеет два вектора. Первый и самый сильный, духовный, когда человек в управлении своим сознанием поднимается к агапэ, безусловной любви. Толерантность становится его сущностной чертой.
Второй вектор - внешний от общества, культуры, заставляющий, контролирующий, принуждающий. Это определение толерантности представляется созвучным парадигме ненасилия и весьма основательным в рамках традиционных подходов к решению задач снижения социальной напряженности, недопущения социальных конфликтов, выработке правил ведения переговоров для достижения согласия, для поиска показателей и шкал, характеризующих толерантность и интолерантность. Наше понимание толерантности: безусловное принятие другого, как результата действия каких-либо причин. Готовность к диалогу и малтилогу для выстраивания будущего или совместного, или сосуществующего.
Общая понятийная схема выглядит следующим образом:
Каждый человек, как космобиосоциальное существо, имеет свою "космическую" программу земной деятельности - свою запрограммированную "траекторию" социального движения. И если он движется в русле ("пространстве допустимых отклонений") своего предназначения, "создает" себе благоприятные социальные условия: он здоров физически и психически, у него все получается, он легко достигает свои цели и пр. Он удовлетворен своей жизнью!
При этом совершенно неважно каким видом социальной деятельности он занимается, каков уровень его дохода и пр. Индикатором «правильности» его личного пути является устойчивое ощущение удовлетворенности своей жизнедеятельностью, которое в социальном взаимодействии выражается в его внутренней толерантности: уверенности в себе, сознании надежности своих духовных и социальных позиций, спокойном, взвешенном и терпимом отношении к другим людям.
Его невозможно или трудно спровоцировать на негативные эмоциональные взрывы. Он испытывает устойчивое позитивно окрашенное эмоциональное состояние (напряженность), которое выступает как радостное возбуждение от удовлетворения достигнутым и предвкушения предстоящего.
Если же человек под влиянием каких-то внешних или внутренних причин отклоняется от своего пути, срабатывает акцептор результата, и, как ему кажется, для него создаются неблагоприятные социальные условия: у него появляются болезни, не получается задуманное, он раздражен, суетится, ищет виноватых в своих несчастьях вне себя, и прочее. Он не удовлетворен своей жизнью! Чем дальше отклоняется его социальный путь от его «пространства допустимых отклонений», тем больше его внутренняя напряженность, которая выражается в ощущениях неудовлетворенности, пустоты и бессмысленности своего существования (даже если по социальным меркам он достиг немалых высот). В социальном взаимодействии это проявляется в его интолерантности: нетерпимости к другим людям, их взглядам, действиям и пр., в его эмоциональной неустойчивости, преобладании негативных эмоциональных состояний - фрустрации, гневе, отвращении, презрении и пр. и легкости реагирования на любые внешние воздействия, а то и инициирующих возмущения и взрывы энергий в социуме.
Причинами позитивной или негативной напряженности, испытываемой индивидом, в конечном счете являются мыслеформы, определяющие вектор его деятельности. Мыслеформы, не содержащие негативных, разрушительных элементов и организующие деятельность человека в русле его предназначения (удовлетворения ею истинных потребностей как космобиосоциального существа), вызывают позитивно окрашенные эмоции (энергии), которые по принципу «подобное к подобному» будут «притягивать» или организовывать вокруг него такие же позитивно окрашенные события. Эта же схема действует для территориальных социальных групп и общностей. Мы согласны с К.В.Муратовой, что «представляется возможным целенаправленное использование технологий лингвистической терапии для уменьшения очагов общественного напряжения» (см. 50, 99).
Мыслеформы, содержащие негативные элементы и/или организующие деятельность человека не в русле его предназначения, соответственно, вызовут негативно окрашенные эмоции (энергии), которые будут «притягивать» и организовывать вокруг него также негативно окрашенные эмоции (энергии), которые будут «притягивать» и организовывать вокруг него также негативно окрашенные события. Для большинства людей ключевые мыслеформы есть продукт деятельности элиты. Мы согласны, что элиты являются главными субъектами расформирования и трансформации в российском обществе» (54, 24). Именно поэтому исследование включает анализ мыслеформ первых лиц администраций территориальных социальных общностей, в том числе методом контент-анализа.
Таким образом, просматривается прямая взаимосвязь между толерантностью и социальной стабильностью, между интолерантностью и социальной напряженностью, социальным распадом.

3.1.2. Трансформирующиеся парадигмы социологии

Поиск информации, ее осмысление есть свойство ученого. У социолога зона поиска затрагивает в первую очередь людей: их системное бытие, массовые предпочтения и настроения; устремленность и отношения. И у социолога, в этой связи, самый экспериментальный объект из всех имеющихся в науке: многозначный и не поддающийся лабораторному моделированию социум. Социум может только жить. И эту жизнь только и может изучать социолог со всеми интервенциями (вмешательствами) самых разных действующих сил.
Зависимость мышления социолога от принятой им картины мира проявляется и в его исследованиях: очень много изучается в мире с позиций страха, хотя часто и замаскированного в словах, казалось бы, с нейтральным содержанием. Куда менее исследуются вопросы счастья, любви (в предельно широком - космическом - смысле). И уж совсем не анализируются ростки новой цивилизации, трансформации гигантского витка истории в принципиально новый.
Социология пока не включилась в осмысление перспектив развития российского социума. В ту слабоструктурированную реальность общественного сознания, когда для многих потеряны ориентиры и идет простое функционирование. И вряд ли социолог, опирающийся на привычный баланс методологии и методов, в состоянии ответить на эти вопросы, как бы этих ответов от него не ждали. Поиск социальных фактов есть процесс бесконечный и в чем-то безопорный. Можно придумать массу объяснений самым различным фактам и можно истолковать самые иллюзорные моменты жизни людей. И очень часто так и происходит.
Но можно попытаться выйти из иллюзий, эмпиризма кажущегося и начать выстраивать реальные кристаллы бытия, все больше понимая истинное предназначение социологии. Мыслеформа - это не факт. Мыслеформа есть образующий элемент жизни, формируемый коллективным сознанием исследователей и респондентов и задающий социуму вполне определенные обратные связи. Психологи выражают эту идею несколько по-иному: «…сила текста… содержится в напряжении (силовых линиях) неясностей, неустойчивости двусмысленностей, столкновении противоречий. Энергия смысловых напряжений освобождается, как только из необъятного многообразия извлекаются нужные элементы и соединяются по воле интерпретатора в новую целостность, уходящую своими корнями в текст-события-жизнь» (37, 35).
Есть один глубинный смысл, который ставит перед социологами совершенно особые задачи. Речь идет об эгрегорах, ноосферных явлениях и тех или иных системах и бессистемности кристаллов мысли, заложенных в них. Сами по себе в суете жизни они не перестроятся и будут продолжать нести хаос в жизнь социума. И направленное переустройство эгрегора и эгрегоров есть прямая обязанность именно социологов как собирателей энергий людей в ходе социологических опросов. Какими бы методами они не работали. Поиск информации может происходить на разных уровнях сознания:
Во-первых, на привычном уровне вербальных суждений. В диапазоне от метафор до научных понятий различной степени абстракции.
Во-вторых, можно фиксировать единицы, акты или циклы поведения в поисках тех или иных структур деятельности.
В-третьих, можно фиксировать чувственно-эмоциональные моменты общения. Как фона вербальных, так и через невербальные акты поведения.
В-четвертых, можно видеть ауру (полевые структуры) опрашиваемого человека и накладывать фиксируемые цвета на вербальное/невербальное поведение.
В-пятых, есть чисто энергетический уровень деятельности человека, понимание которого куда ближе к сущности бытия, чем все другие информационные потоки как предмет интереса социолога.
Этот перечень далеко не окончателен.
Сознающий себя социолог, сознающий свою личную силу, основное время своей профессиональной деятельности посвящает не механическому поиску соответствующих аналогов и цитат, ментальному написанию программы исследования - квинтэссенции деятельности социолога, а творчеству, позволяющему в каждом опыте жизни увидеть свое неповторимое и специфичное и представить в итоге как столь же специфичную мыслеформу. И в этом плане мы разделяем «позицию социального конструирования толерантности как нормы гражданского либерального общества» (23, 7). Мы понимаем суть социологического исследования как непрерывное созидание реальности посредством мыслеформ.
Наш подход базируется на посылках философии космического сознания, то есть общество, как предмет анализа, рассматривается не само по себе, а и в духовных явлениях, обеспечивающих его функционирование и развитие. Немировский и Невирко пишут в данном случае об "универсумной социологии" (18, 9). Социология есть наука о людях в их структурах и динамике. И одновременно социология, наряду с философией, формирует эти отношения, эти структуры. Структура и динамика сегодня есть состояние перехода от одной цивилизации к другой.
Социологическая информация нужна любому развитому обществу. Но вдвойне она нужна быстроменяющемуся обществу, где социальные процессы протекают настолько стремительно, что восприятие динамики становится основным, а смены парадигм - естественным научным процессом. Парадигмы - это не только те или иные системы объяснения фактов, но и сами методы науки, какими бы классическими они не представлялись.
И социология сейчас не только не исключение, а самый что ни на есть передний край науки в целом и науки об обществе, в частности. Мир полон видимых и невидимых структур. И социум есть видимое и очень часто кажимостное, языком философов, и невидимое, но сущностное, И во многих очень случаях социолог вместо "корешков" находит "вершки", придумывая казалось бы логичные объяснения того, что не существует.
Резко усложнившаяся ситуация в период смены цивилизации общепланетарного масштаба взывает к поиску и освоению предельно новых методологий и методов. Мы считаем, что социологи занимались и занимаются мыслеформами. И степень совершенства создаваемых кристаллов, ибо мысль есть живой кристалл, зависит от них самих, от степени их конгруэнтности этой задаче. Одно дело, когда проводится как бы просто замер ситуации. И совсем другое, если социологи гармонизируют своим исследованием сложнейшую космосоциологическую систему. Одно дело, когда довлеет чистейший сциентизм, и совсем другое, когда реализуется гностический подход с его безграничностью личностного и цивилизационного развития.
Ситуация в социологии может быть представлена несколькими основными моментами:
1. Идет синтез всех духовных учений, наработанных человечеством: от философских до научных, теологических, религиозных и прочих. Всех, где были и фиксируются размышления о смысле человеческой жизни и миссии человека.
2. Социология в этих условиях отвечает за точное измерение ситуации. Подчеркнем, что нелинейность, ситуативность очень хорошо показывают суть проживаемого нами времени, когда куда продуктивнее "жить как птицы". И эта точность может быть только в том случае, если социологи достаточно отчетливо представляют себе грядущее будущее. Иначе они обречены показывать друг другу, что в прошлом было совершенней или же элементарно с большим или меньшим успехом обслуживать сиюминутные запросы на сбор информации на потребу заказчикам.
3. Социолог есть инженер по созданию и актуализации коллективных общественных мыслеформ. Социологи и философы есть идеологи и творцы опорных структур общественного сознания, создатели той или иной картины мира, его организации. Отсюда вытекает необходимость сбалансированности самих социологов.
Будущее всегда манит. Хочется узнать о нем больше и больше. И социология в этом процессе выстраивания образа будущего играет не самую последнюю роль. И дело не в том, что она изучает чаяния людей, а в том, что она эти чаяния, так же как и беды, способна структурировать и наполнять энергией больших групп людей.
Отсюда наше обращение к качественным методам анализа ситуации, визуальному представлению информации (социогеография), многопозиционности в поиске картины социума (малтилог), опоре на позитивные мыслеформы в исследовательской программе, методических документах, при анализе информации.

3.1.3. Теория социального конфликта и парадигма социальной напряженности

Ушедший двадцатый век можно назвать веком насилия и веком весьма активного поиска путей его преодоления. Не только Россия, но и человечество в целом, испытывали и ныне испытывают все более обостряющееся напряжение, связанное с политическими, экономическими, социальными и экологическими противоречиями между природой и обществом, между различными группами стран и отдельными странами, между различными группировками внутри стран и внутри регионов. В социуме эти напряжения зачастую разряжаются в виде конфликтов, как правило, связанных с насилием.
Познание и управление миром сегодня – это непрерывное разрешение социальных конфликтов, число их безмерно и разнообразие не ограничено. И каждый конфликт имеет внешне наблюдаемое проявление эмоций, действий или бездействий, самых различных форм насилия и иных вариантов движений социальной реальности, в том числе в индивидуализированных проявлениях.
Соответственно, ряд наук и, прежде всего, социология, изучают социальные конфликты и связанные с ними явления, в том числе социальную напряженность. Существует и отдельная отрасль социологии – конфликтология, представляющая собой совокупность более или менее связанных научных парадигм, каждая из которых так или иначе объясняет определенные стороны или типы социальных конфликтов. Изучены причины, факторы, структура, силы, динамика социальной напряженности и конфликтов на различных уровнях от личностного до глобального.
Основные принципы традиционной конфликтологии звучат довольно оптимистично: конфликт присущ любой социальной структуре и имеет не только негативные, но и позитивные последствия; конфликтом можно управлять; более того, его можно сознательно использовать в качестве инструмента управления для развития этой социальной структуры. Разработаны соответствующие теории, методики и технологии диагностики и управления конфликтами.
Однако, на самом деле избежать конфликтов, там где они нежелательны, или использовать их для развития удается крайне редко. Крах миротворческих усилий в ряде регионов мира, продолжающие нарастать волны социальной напряженности, конфликтов и насилия на всех уровнях от межличностного до опять же глобального, заставляют вновь посмотреть на конфликт как на далеко не полностью изученное сложное явление, для управления которым наработаны далеко еще не все технологии и рецепты, так же, как впрочем, и научные основания.
В настоящее время стало ясно, что существующий традиционный методологический и методический аппарат диагностики и управления конфликтом в принципе не может решить эту задачу по причинам, носящим методолого-мировоззренческий характер.
Поиск решений затронул, на наш взгляд, три области деятельности исследователей:
· конфликтологи вышли на понимание роли энергий в социальном конфликте;
· специалисты по обучению и управленческому консультированию предложили ряд методов согласования интересов на основе неконфликтных технологий и модели самообучающейся организации;
· методологи и философы активно искали системы понятий, позволяющие описывать и понимать мир в его возрастающей неопределенности и сложности, что вывело на более полное понимание духовных процессов в жизни общества.
Естественно, что это не могло не повлиять на теоретико-практические аспекты мониторинга социальной напряженности.

3.1.3.1. Парадигмы конфликтологии с позиции энергетического подхода
Описание парадигм конфликтологии проведено нами в ряде публикаций 1993 и 2001 годов (см. 1, 2, 3, 4). В последние годы появились публикации по энергетике конфликтирования (см. 5, 6, 7, 8).
Сказанное выше не означает, что все ранее наработанные конфликтологами подходы к объяснению социальной напряженности и конфликтов не верны и их стоит предать забвению. Более продуктивным представляется не отбрасывание наработанного, а критическое переосмысление и дополнение с позиций энергетического подхода, в том числе и в первую очередь относительно стоящей перед нами задачи изучения социальной напряженности.
1. Социально-биологическая парадигма
Суть ее сводится к пониманию человека, как изначально “агрессивного, конфликтующего создания”, в силу законов естественного отбора постоянно находящегося в состоянии борьбы с другими людьми и группами.
Агрессивность понимается как инстинктивное спонтанное или обдуманное поведение, стремление причинить физический или моральный ущерб, оказать разрушающее воздействие на оппонирующих индивидов или группы. Иногда это стремление может быть перенесено на самого себя или предметы окружающей среды.
Противостоять врожденной инстинктивности человека, согласно этой парадигме, может только культура общества, как совокупность разделяемых большинством идей, ценностей, ритуалов, правил, норм поведения, а также санкций за их нарушение. Чем развитее культура, тем больше у нее возможностей не задавливая агрессивность (загоняя вглубь человека и тем самым разрушая его), предоставить положительные, одобряемые обществом каналы сброса избытка внутренней энергии в творчество, спорт, развлечения и т.п.
С позиций энергетического подхода эта парадигма выглядит достаточно убедительной и позволяет наметить пути эффективного управления социальной напряженностью для оптимизации ее уровня в социуме, не допускающего ни фрустрации населения (приводящей к анемии, деградации, суициду), ни насилия, как средства защиты и удовлетворения личных и групповых потребностей и интересов.
Любые перемены в нашей жизни связаны с изменением энергетики. Все более динамичными и насыщенными энергией становятся социальные процессы, на это накладываются естественные космические и экологические (земные) процессы. Энергетическая накачка всего земного сопровождается накапливанием мощных энергий и человеком. Возрастает его пассионарность (по Гумилеву). И этому возрастающему, естественному энергетическому потенциалу человека уже не хватает привычного канала его использования.
В возникающей неопределенности не использование накапливающейся энергии может привести к нарастанию агрессии. И от общества во многом будет зависеть, куда и на что она будет направлена: в новую деятельность конструктивного содержания (творческая созидательная деятельность, спорт и пр.) или же в деструктивное - собственно насилие или саботаж, суицидальное поведение.
Возрастает актуальность самих методов позитивной канализации избытка энергии: кто, как, с помощью каких мыслеформ и куда направляет этот избыток? Тем более, что общество многие десятилетия воспроизводило малоразмышляющих "борцов - агрессоров", “механических” людей, не понимающих энергетической основы своих действий и их последствий, не обладающих интуитивным видением ситуаций. И потому постоянно попадающих в ситуацию: “Хотели как лучше, а получилось - как всегда”.
2. Классовая парадигма

стр. 1
(из 6 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>