<< Предыдущая

стр. 20
(из 47 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

ципами линейного мышления в пользу конструктивности образа мира
как совокупности нелинейных процессов. Становится все более ост-
рой необходимость формирования представлений и теорий гумани-
тарных наук принципами «нелинейного мышления»:
а) многовариантность эволюции; б) возможность выбора эффектив-
ных путей развития; в) рационализация темпов нелинейного роста;

126
г) саморазвитие и целерациональное развитие в условиях неопреде-
ленности и нестабильности; д) эволюционно-синергетический подход
к моделированию социальных процессов; е) непредсказуемость форм
развития. В этой связи формируются и утверждаются новые регуля-
тивы созидательной деятельности. Приоритет традиции сменился
признанием ценности теоретической новизны, нестандартности и
конструктивности мышления. Экстенсивное понимание развития вы-
тесняется интенсивным. Происходит переход понимания и социаль-
ной ориентации от установок на неограниченный прогресс к моделям
представлений о пределах социального прогресса в связи с экономи-
ческой экспансией на природу с принципами сдерживания и запрета.
Человеческая деятельность развертывается на стыке – искусственно-
естественного, конструируются процессы и объекты, которых природа
не создала. Человек-конструктор в этом смысле – фактор эволюции.
Мысленным конструированием он моделирует познавательные си-
туации, какие не могут быть воспроизведены в реальном эмпириче-
ском процессе познания. Это касается понятия «идеальный тип» как
непромышленного торгово-авантюрного капитализма (М.Вебер), так и
современного промышленного капитализма. Речь идет о теоретико-
продуктивной сущности идеальных типов – мысленных конструкций,
позволяющих осмыслить и понять смысл социальной сущности неиз-
вестных социологии характеристик саморазвивающегося общества.
Возникают вопросы: какова онтологическая и феноменологическая
природа идеальных типов и по каким признакам их можно классифи-
цировать? Тождественны ли понятия «идеальный тип» и «закон» со-
циальной реальности? Вебер почему-то возражал против отождеств-
ления понятий «идеальный тип» и «закон», что имело место в «Капи-
тале» К.Маркса (несмотря на эвристичность марксовой системы иде-
альных типов). Заслугой Маркса К.Поппер считает антидогматиче-
скую тенденцию их диалектики, ее критичность, особенно по отноше-
нию к науке и мышлению. Об этом он пишет так: «Маркс и Энгельс
настойчиво утверждали, что науку не следует интерпретировать как
массив, состоящий из окончательного и устоявшегося знания или из
«вечных истин», но надо рассматривать ее как нечто развивающееся,
прогрессирующее. Ученый – это не тот человек, который много знает,
а тот, который полон решимости не оставлять поиска истины. Науч-
ные системы развиваются, причем, развиваются, согласно Марксу,
диалектически. Против этой мысли, собственно, нечего возра-
зить» (9, с.135-136).
Онтологическая и феноменологическая сущность антидогма-
тического подхода в том, что социальное познание не может успешно

127
развиваться без свободного соревнования мыслей, идей и концепций,
без спонтанности мыследеятельности. Т.Рокмор, характеризуя Мар-
кса как самого замечательного современного мыслителя, гегельянца
– «уникального источника постижения современного мира» (напри-
мер, феномена глобализма) делает вывод о том, что Маркс в своем
анализе капитализма «применяет, критикует, углубляет, распростра-
няет, видоизменяет и развивает неявные моменты собственного ана-
лиза Гегеля. В этом смысле Маркс является и остается гегельянцем,
самым выдающимся из многочисленных известных учеников Гегеля,
пожалуй, до сих пор мыслителем, который больше всех остальных
способен помочь нам в постижении природы современного мира»
(10, с.35). Рокмор считает, что Маркса «необходимо вновь открыть»,
так как содержание его идей о сущности современного индустриаль-
ного общества и теория прибавочной стоимости, как никогда, необхо-
димы для понимания тенденций капитализма к непрерывной тран-
формации и поиску новых форм и способов господства капитала.
Вектор теоретической критики Марксом капитализма был мотивиро-
ван в связи с актуальностью проблем всевластия капитала, остротой
проблемы эксплуатации наемного труда – главного источника допол-
нительной прибыли. Но развитие техники, науки, информатики обу-
словили новый источник получения дополнительной прибыли капита-
ла – новейших технологий. Императивы технологии повлияли на со-
циальное развитие, изменив место и роль человека в системе произ-
водства. Особым товаром стала способность эффективно управлять
развитием капитала и интеллектуальный труд. Хозяином мира оказа-
лись не владельцы промышленных предприятий, а владельцы эфе-
мерного – денег. Сформировалась модель феномена особой лично-
сти в управлении капиталом, способной просчитывать и прибыли, и
риски, виртуозно и расчетливо брать на себя ответственность, ис-
пользовать различные технологии для «эффективного» увеличения
капитала. Возникли новые метаморфозы – менеджеры – правитель-
ства, огромные прибыли инвестиций, богатые «дядюшки», которые
безбедно и счастливо накапливают капитал за счет получаемых бан-
ковских процентов, «демократические» империи (США), супермены
капитала, подобные Дж.Соросу и другие. Эти феномены пронизывают
все части мира, отрицательно влияют на конструктивные процессы,
происходящие в современном мире. В различных странах наблюда-
ется организация, стремление к социальному порядку к хаосу. Обще-
ство в целом есть синтез порядка и хаоса. Имеет смысл согласиться,
что конструктивность и рациональная направленность социальных
моделей, идеалов, проектов должна исходить из нового уровня пони-

128
мания развития общества (синергетического подхода), «преодоления
противоположности между порядком и хаосом».
Социальная эпистемология стоит на пороге методологиче-
ской революции, радикального пересмотра всего строя социологиче-
ского знания. Главное содержание этой революции мыслится как кон-
структивно-концептуальный процесс изменения содержаний, компо-
ненты абстрактных идеализаций мышления, формирования новой
«большой» парадигмы. Постнеклассическое состояние социальных
исследований, характер возникших проблемных ситуаций, отсутствие
ответов на многие вопросы эволюционно-синергетического понима-
ния развития общества показало, что марксистская парадигма вы-
явила свою ограниченность, односторонность, а целый ряд ее теоре-
тических положений (о собственности, прогрессе, общественном
идеале) все больше расходились с саморазвивающейся социальной
реальностью, с принципиально новыми явлениями в отдельных ее
сферах. Эти и выше перечисленные особенности меняют понимание
социальных критериев собственности в постиндустриальном общест-
ве, а следовательно, и идеалы социального прогресса: информация,
технологии становятся важнейшим ресурсом всей интеллектуальной
и материальной сферы общества, наступает своеобразный ренес-
санс этой формы собственности. В.Л. Иноземцев считает, что «со-
временная информационная революция не только сделала знания
основной производительной силой, она сформировала предпосылки
для того, чтобы средства, необходимые для создания, распро-
странения и воспроизводства информационных продуктов, стали
доступны каждому работнику, способному обеспечить им адекват-
ное применение. Как отмечает Т.Сакайя, важнейшей чертой совре-
менного общества является «тенденция к воссоединению труда и
средств производства… При этом создание информационных ценно-
стей представляет собой процесс, в котором труд и средства произ-
водства становятся неразделимыми», в результате чего «в обществе,
ориентированном на информационные ценности, тенденция к отде-
лению капитала от труда заменяется на противоположную» (11, с.11).
Философствование нашего времени требует решения соци-
альных проблем путем творческого конструктивного поиска рацио-
нальных смыслов и решений, средств и целей, ответов на конкретные
вопросы вызова истории. Новый вариант философствования – это
результат недовольства сложившимся философствованием и его
теоретическими представлениями. Это попытка познающего разума
выйти на новый уровень осмысления проблем социальной истории,
исследований сущности социальных коллизий, формирования новой
129
парадигмы творческого мышления. Попытка реализовать эту направ-
ленность всегда проблематична, несет острую критику обществом
философии и ее утопических концепций. Можно сказать, что круше-
ние марксистской утопии, вероятно, подобно краху идеалов язычест-
ва на исходе эпохи Древнего мира. Наше сегодня, – это в чем-то по-
добие, какая-то модификация схемы социального развития поздней
античности – варианты нигилизма и мифологии, новые формы отчуж-
денности человека от общества, формы демонстрации одиночества и
заброшенности человека в современном мире.
Эпохи коренных преобразований – это результат естественной
социальной эволюции – процессов самоорганизации и рациональной
организации. Они возникают постоянно в истории развития цивили-
зации, сопровождаются, как правило, конституированием новых форм
и видов социальной, научной, технической, художественно-
эстетической деятельности. Динамика изменений определяет не
только преобразования в сфере производства, но и становления ин-
новаций развития культуры, заметными мутациями смыслов ее уни-
версалий. Процессы социальной эволюции подобны эволюции живых
организмов. В марксистском подходе такая аналогия считалась «ме-
тафизическим редукционизмом, «биологизаторской» точкой зрения.
Характерным признаком техногенных обществ (техногенная цивили-
зация существует более 300 лет) является научная рациональность и
ее конструктивное влияние на развитие качественных показателей
всех сфер общественного бытия, на выработку новых ценностей и
мировоззренческих ориентиров. Понимание рациональности как по-
стоянная апелляция к доводам разума и рассудка было дополнено
«доводами опыта и эксперимента», теоретической методологией кон-
структивных идеалов, норм и стандартов продуктивного мышления и
формами социальной конструирующей деятельности. В рамках тех-
ногенной цивилизации можно выделить три типа развития научной
рациональности: а)классической науки; б) неклассической науки; в)
постнеклассической науки. Каждая форма рациональности характе-
ризуется особым стилем продуктивного мышления, своеобразием
подходов к решению естественнонаучных и социальных проблем,
анализом объективного и субъективного, методологией оснащения
знания, его теоретико-познавательной технологии, ростом теоретиче-
ских знаний, методологической рефлексией и конструктивизацией их
в социальную практику. Эти особенности качественно повлияли на
развитие эпистемологии, обусловив новые стратегии научных поис-
ков в развитии естествознания, технических наук, создание различ-
ных альтернативных теоретических идеалов, моделей, проектов ра-

130
ционального устройства общества техногенной цивилизации, не сов-
падающих с идеалами, моделью марксизма.
Философско-феноменологический анализ современного со-
циального опыта выявил неконструктивность теоретических схем,
представлений, идеалов, прогресса общества, в том числе и маркси-
стского. Оказалось, что невозможно объяснить прежними принципами
новые идеалы и проекты социального прогресса, необходим ради-
кально новый методологический и онтологический подход, новое тео-
ретико-концептуальное видение и мысленное экспериментирование в
единстве с компьютером и математическим моделированием (мета-
системное). Новая теоретическая модель социального идеала, про-
грамма и проект научно-рациональных и гуманистических критериев
прогресса общества может быть разработана на основе структуры
новых идеализаций. Эта теоретическая модель должна соответство-
вать конструктивной рациональности, многомерности и многослойно-
сти социальной системы систем (единства диссипативных структур).
Основою ее онтологических структур и обоснованием есть научно-
теоретическое продуктивное мышление, стремящееся к достижению
истины, являющееся абстрактно-понятийным мышлением. Формиро-
вание конструктивных целей социальной деятельности базируется на
конкретных результатах науки и практики, критериях социальной обу-
словленности, связано с внутренней логикой развития социальной
теории. Цель идеала рациональна, если она способствует росту об-
щественного прогресса. Рациональность есть характеристика или
качество человеческой деятельности (экономической, политической,
научно-технической). Понимание ее в таком аспекте позволяет пони-
мать и конституировать различные формы социальной деятельности
со стороны их рациональности и предметно-практической конструк-
тивности (с точки зрения сциентизма научность и рациональность
совпадают). Речь идет о разработке полисистемных, многоуровневых
моделей саморазвития и целерациональной организации общества,
раскрывающих фундаментальные законы его системно-структурной
организации, перехода от одного качественного уровня социального
развития к другому, более высокому, это есть синтез смысловой кон-
структивизации, он содержит образцы, нормы, идеалы жизненных
смыслов.
Сегодня становится очевидным, что неисследовательность
проблемы конструктивности идеалов социального прогресса затраги-
вает непроясненность фундаментальных понятий теории саморазви-
тия общества – «социальная реальность», «социальная рациональ-
ность», «собственность» постиндустриального общества. Стремле-
131
ние современного человека к максимальному саморазвитию – важ-
нейшего источника прогресса, предполагает безграничное потребле-
ние информационных благ. Социальный статус человека начала ХХІ
века определяется, прежде всего, культурно-образовательным уров-
нем, конструктивной способностью превращать информацию в праг-
матические знания, творчески избирательным способом осуществ-
лять продуктивно-рациональную социально-технологическую дея-
тельность.
Литература
1. Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса: Новый диалог челове-
ка с природой. – М.: Прогресс, 1986. – 432с.
2. Шюц А. Формирование понятия и теории в общественных науках //
Американская социологическая мысль: Тексты. – М.: Изд-во МГУ,
1994. –С.481 – 496.
3. Самоорганизация и наука: опыт философского осмысления. – М.:
Арго, 1994. –349с.
4. Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Синергетическое расширение ан-
тропного принципа // Синергетическая парадигма. Многообразие
поисков и подходов. – М.: Прогресс – Традиция, 2000. – С.80-106.
5. Мамардашвили М.К. Картезианские размышления. – М.: Прогресс
– Культура, 1993. – 352с.
6. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности.
Трактат по социологии знания. – М.: Медиум, 1995. – 323с.
7. Александер Дж. Новые теоретические направления в социологии //
Филос. И социол. Мысль. – 1992. - №2. – С.121-130.
8. Поппер К. Нищета историцизма // Вопросы философии. – 1992. -
№10. – С.29-58.
9. Поппер К. Что такое диалектика?// Вопросы философии. – 1995. -
№1. – С.
10. Рокмор Т. Об открытии Маркса после марксизма // Вопросы фи-
лософии. –2000. - №4. – С.28-36.
11. Иноземцев В.Л. Собственность в постиндустриальном обществе и
исторической ретроспективе. // Вопросы философии. – 2000. -
№12. – С.3-13.




132
УДК 101. 3
К.В. Деревянко

СУДЬБА МОДЕРНА В ФИЛОСОФИИ

Исследование попыток во что бы то ни стало распрощаться с Мо-
дерном выявляет их общий изъян: трудно проститься с тем, с чем не
встречался или плохо знаком.Это касается не только философии, но так-
же искусства и религии.

<< Предыдущая

стр. 20
(из 47 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>