<< Предыдущая

стр. 22
(из 47 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

са. Ведь все принципиальные инновации в преформизме являются не
результатом становления, а даны с самого начала, присутствуют в
виде стартовой модели. Возникает довольно странное положение,
когда генезис не рождает ничего качественно нового и по существу
бесплоден. Теоретический анализ в преформизме невольно перехо-
дит в плоскость изучения количественных, а не качественных изме-
нений. Речь идет об актуализации изначального социального ком-
плекса, об увеличении, усложнении, разворачивании, экспансии его в
пространстве первобытного стада. В результате происходит социоло-
гизация, АСГ, предыстория заменяется собственно историей, генезис
становится лжегенезисом (Жиль Делез) или псевдогенезисом (Ю.М.
Бородай).
Если подходить более скурпулезно, то здесь переплетаются
две проблемы. Одна – проблема circulus vitiosus, выражающая оче-
видный факт взаимозависимости всех элементов социальной реаль-
ности. Другая – проблема критериев начала АСГ, требующая указать
его сходство по существенным параметрам с уже возникшим соци-
альным. Преформизм пытается решить обе проблемы путем модер-
низации переходного периода, то есть уменьшая социальный ком-
плекс до зачаточного состояния и произвольно перенося его в самое
начало АСГ. Если социальное – это развитый комплекс, то АСГ – это
комплекс формирующийся. Создается впечатление решения как про-
блемы взаимозависимости, так и проблемы начала. Ведь речь идет о
полном (в качественном, а не количественном отношении) структур-
но-функциональном совпадении ставшего и становящегося социаль-
ного. Однако, как было показано выше, такая логика рассуждений
игнорирует специфику процесса становления и смертельна для тео-
рии АСГ.
Тупики преформизма позволяют сформулировать очень
важный, обладающий большим эвристическим потенциалом пара-
докс. С одной стороны, критерием процесса становления выступает
его существенное тождество с будущим результатом. Однако, с дру-
140
гой, - структурно-функциональный вариант сходства элиминирует
процесс становления, устраняет переходный период. Получается, что
возникающее социальное по важнейшим показателям должно совпа-
дать с уже возникшим социальным и в то же время по тем же показа-
телям исключать свой результат. Переходный период и ставшее со-
циальное должны характеризоваться сходством противоположно-
го, подобием неподобного, совпадением несовпадающего.
Вторая сторона этого парадокса связана с тем, что АСГ при-
ближался к своему результату путем удаления от него и удалялся
за счет приближения. Об этой странной особенности становления в
одно и то же десятилетие писали Б.Ф. Поршнев и Ж. Делез. Француз-
ский философ непрерывно подчеркивает вечную двусмысленность
начала, видит в становлении утверждение двух смыслов сразу, дви-
жение в двух смыслах-направлениях одновременно (5, с.13,14,101-
103; 6, с.277). Реконструируя времена доистории методом контраста,
Б.Ф. Поршнев также считал, что позади нас – чем глубже, тем полнее
– царило то, от чего мы отделывались, отталкивались, становясь по-
немногу в ходе истории разумными людьми. Исторический прогресс
выступает как продукт неумолимой необходимости избавиться от че-
го-то, что знаменовало начало истории (12, с.17,40,50,54).
Каким же образом теоретически показать, что зарождающее-
ся и ставшее социальное сближались за счет удаления, характеризо-
вались совпадением несовпадающего? Как отыскать такое подобие,
которое одновременно являлось бы противоположностью, тождество,
выступающее оппозицией? На наш взгляд, этим взаимоисключающим
требованиям отвечает положение о чисто функциональном бытии
социального в переходном периоде, о только лишь функциональном
тождестве АСГ и его социального результата. В отличие от префор-
мизма, разрабатывающего вариант структурно-функционального
изоморфизма, здесь акцентируется на одном лишь функциональном
подобии возникающего и уже возникшего социального, на ’’бесшум-
ном’’и ’’незаметном’’, по выражению П. Тейяра де Шардена, вхожде-
нии Человека в мир (14, с.150).
В настоящее время, как представляется, назрела необходи-
мость возродить системно-функциональный подход к АСГ, сделав
его основанием методологии исследования великого Перехода. Тем
более, что такой поворот будет осуществляться не автономно от об-
щей теории эволюции, а на фоне важных преобразований, происхо-
дящих с ней в последнее десятилетие. Ведь один из коренных недос-
татков синтетической теории эволюции, по мнению советского фи-
зиолога А.М. Уголева, состоит в том, что функциональная концепция
141
не входит в нее как органическая часть. Он надеется, что современ-
ный функционализм (один из вариантов которого им разрабатывает-
ся) станет краеугольным камнем будущей эволюционной теории
(16, с.11,176-177,456). Его взгляды пересекаются с точкой зрения
шведского цитогенетика А. Лима-де-Фариа, считающего, что только
изучая происхождение и трансформации формы и функции, можно
точно выяснить механизм эволюции. Любой другой подход - начало
пути, заводящего в тупик (8, с.36).
К сожалению, в советской литературе функциональная трак-
товка АСГ находилась на обочине теоретических изысканий, была
маргинальной и не могла противостоять господствующим в трудовой
парадигме формам явного или скрытого преформизма. Суть этой
интерпретации на первый взгляд проста и очевидена: сапиентное и
социальное в АСГ существовали в виде функций систем, возникаю-
щих полностью на природной основе. «Период начала чисто функ-
ционален в том смысле, что в нем отсутствует структура, сформиро-
вавшееся целое, и что эта структура здесь вполне формируется
функцией», – мельком заметил по этому поводу М.Б. Туровский
(15, с.49). Более обстоятельно функциональный принцип был исполь-
зован И.Н. Молчановым. По его мнению, моментами реализации за-
рождающегося социального явился весь комплекс природных пред-
посылок: орудийная деятельность, уровень развития психики, спосо-
бы коммуникации, формы сообщности, строение телесности. Именно
в тот момент, когда впервые срабатывает новый механизм сцепления
старых элементов в акте рождения социальной связи, последняя вы-
ступает функцией того целого, что получилось в результате объеди-
нения старых элементов, но никак не функцией старых элементов
самих по себе (9, с.112,113; 10, с.17).
Продвигаясь в том же направлении, предпринимая попытку
системно-функционального анализа АСГ, мы, в первую очередь, опи-
раемся на работы П.К. Анохина и его учеников (1, с.13), в которых
глубоко и всестороннее исследованы структура и генезис функцио-
нальной системы. Используем также процессуальные представления
о системе Г.П. Щедровицкого (17, с.230-232,254, 255), идеи
В.А. Карташева об универсальности принципов функциональной сис-
темы как основы общей системной теории (7).
Все они отвергают «плоскую онтологическую картину систе-
мы» (Г.П. Щедровицкий), традиционный взгляд на нее как «единство
взаимосвязанных компонентов», «целостность» или «упорядочен-
ность». Ведь эти признаки обнаруживаются в любом объекте и к чис-
лу систем тогда относится все, что угодно. Систему нельзя понять
142
статически, а лишь только динамически, функционально. «Системой,
- пишет П.К. Анохин, - можно назвать только комплекс таких избира-
тельно вовлеченных компонентов, у которых взаимодействие и взаи-
моотношения принимают характер взаимосодействия компонентов
для получения фиксированного полезного результата» (1, с.72).
В этой связи АСГ предстает как процесс формирования не-
скольких функциональных систем, в которых , напомним, социальны-
ми являлись только их функции, но не структуры и компоненты. Это
были функциональные системы, совокупным эффектом которых вы-
ступали абстрактное (внеситуативное) целеполагание, прасемиоти-
ческая (празнаковая, прасимволическая) деятельность, праритуаль-
ное и праигровое действо, пратрудовая деятельность, а также разные
виды пратабу - запреты некоторых биологических форм жизнедея-
тельности. Межсистемные отношения (другими словами, единство,
содействие, взаимодополнительность, обособленность и конфликт-
ность функциональных систем) в пространстве первобытного стада
могли регулироваться по принципу перманентного компромисса. Для
удобства исследования пока что будем вести речь об особенностях
филогенеза лишь одной такой функциональной системы, то есть о
системогенезе, в терминах П.К. Анохина (1, с.125-151).
В связи с природными основаниями, в АСГ, как представля-
ется, действовал, введенный П.К. Анохиным для онтогенеза (1, с.146-
148), принцип минимального обеспечения функциональной системы.
Смысл его заключается в том, что функциональная система начина-
ет действовать задолго до того, как все ее звенья получают оконча-
тельное оформление и дефинитивное состояние. Она «выходит в
жизнь» прежде чем созрели все ее компоненты. Переходному со-
стоянию поэтому было свойственно противоречие между функцией и
структурой. Функция была сапиентной и на порядок опережала при-
родную по своей сути, а потому неадекватную основу. Функция вы-
растала из чуждых ей корней, сублимируясь над своим основанием,
возносясь вне опоры, возгоняясь будто бы из ничего. Используя тер-
минологию Жиля Делеза, можно сказать, что это было хрупкое, «бес-
телесное событие», своего рода «химера, способная функциониро-
вать как набросок» (5, с.18,22,94; 6, с.304).
Состояние свободы функции от структуры неожиданно сов-
падает с сознанием всеединства, выраженным в знаменитых словах
Будды: «Есть страдание, но нет страждущего, // Есть деяние, но нет
делающего, // Есть нирвана, но нет ищущего, // Есть путь, но нет иду-
щего». Отрыв функции от своей субстанции точно передается обра-
зом О.Э. Мандельштама: «Быть может, прежде губ уже родился ше-
143
пот, и в бездревестности кружилися листы». Можно также вспомнить
Зазеркалье Л. Кэрролла, где Чеширский Кот обладал способностью
исчезать по частям: первым растворялся кончик хвоста, а последней -
улыбка, которая еще долго парила в воздухе, когда все остальное
уже пропало. Подчеркнем, что АСГ - это еще более невероятное
Зазеркалье, в котором улыбка ( функция ) не просто существует
вне исчезнувшего Кота ( структуры ), а возникает задолго до по-
явления Кота, более того, - создает самого Кота!
В связи с тем, что переходное образование складывалось из
неадекватных природных элементов, функциональное подобие АСГ
ставшему социальному одновременно было связано с их структурной
противоположностью, композиционным несовпадением. В структур-
ном отношении генетические процессы и собственно социальный
результат были оппозиционны, исключали друг друга. В АСГ все со-
циальные проявления ( мышление, речь, символическая деятель-
ность, труд, ритуал, игра, табу и т. д. ), все действия функционально
сходные с сапиентными, осуществлялись и реализовывались совер-
шенно другими, контрастными по Поршневу, структурными механиз-
мами. За внешне совпадающими результатами скрывались принци-
пиально иные (психические, коммуникативные, имитационные, пове-
денческие и др.) технологии. По-видимому, можно говорить о наличии
в АСГ функциональных аналогов, которые в отличие от ставшего со-
циального обладали качественно особым субстратным и процедур-
ным обеспечением. В этом смысле, на наш взгляд, и следует пони-
мать методологические положения типа: «Труд, игра, символическая
деятельность, табу (вместе или отдельно) создали человека».
Зарождающееся, таким образом, было тождественно
ставшему социальному в функциональном плане, и в то же время
противоположно ему в структурном. Между генетическим и налич-
ным социальным существовали необходимые отношения несовпаде-
ния совпадающего, нетождественного тождества, неподобного подо-
бия. Они сближались и удалялись одновременно, сближаясь в функ-
циональной, а отдалясь в структурной плоскостях. АСГ при этом
предстает как своеобразный, обладающий собственными закономер-
ностями «пробел» (Б.Ф. Поршнев), как «полоса отчуждения», которая
существовала по ту сторону биологического и социального, напоми-
ная последнее только своими результатами. Тем самым мы избавля-
емся от «дамоклова меча» изначальности всего социального ком-
плекса в переходном периоде и можем интерпретировать последний
не только в количественном, но и в качественном аспекте.

144
Подведем итоги. 1. Универсальная для теории АСГ пробле-
ма логического круга выражает очевидный факт взаимозависимости
всех компонентов социальной реальности. 2. Буквальное ее решение
преформизмом основано на полном, структурно - функциональном
тождестве генетического процесса и его результата. Однако такой
вариант устраняет из теории сам процесс становления. 3. АСГ и
ставшее социальное должны характеризоваться сходством противо-
положного, сближаться путем удаления. 4. Этим взаимоисключаю-
щим требованиям отвечает представление о функциональном бытии
социального в переходном периоде. АСГ был тождественен возник-
шему социальному в функциональном плане и противоположен ему в
структурном. Они сближались и удалялись одновременно, сближаясь
в функциональной, а отдалясь в структурной плоскостях. 5. В АСГ
существовали только функциональные аналоги собственно социаль-
ного, которые в отличие от последнего обладали качественно особым
субстратным и процедурным обеспечением. В этом смысле следует
понимать все методологические положения типа: «Труд, игра, симво-
лическая деятельность, табу (в единстве или порознь) создали чело-
века». 6. АСГ предстает как своеобразная «полоса отчуждения», ко-
торая существовала по ту сторону биологического и социального,
напоминая последнее только лишь функционально.


Литература
1. Анохин П.К. Избранные труды. Философские аспекты теории
функциональной системы. - М.: Наука, 1978.
2. Ачильдиев И.У. Власть предыстории. - М.: Прометей, 1990.
3. Бородай Ю. М. Эротика - смерть - табу: трагедия человеческого
сознания. - М.: Гнозис, 1996.
4. Вильчек В.М. Прощание с Марксом (Алгоритмы истории). - М.: Из-
дательская группа «Прогресс»-«Культура»,1993.
5. Делез Ж. Логика смысла. - М.: Издательский Центр ’’ Академия
’’,1995.
6. Делез Ж. Различие и повторение. - СПб.: ТОО ТК ’’ Петрополис ’’,
1998.
7. Карташев В.А. Система систем. Очерки общей теории и методоло-
гии. - М.: Прогресс - Академия, 1995.
8. Лима-де-Фариа А. Эволюция без отбора: Автоэволюция формы и
функции. - М.: Мир, 1991.

145
9. Молчанов И.Н. Природная и социальная сущность антропогенеза
// Человек и мир человека (Категории «человек», «мир» в системе
научного мировоззрения). - К.: Наукова думка, 1977. С.99-137.
10. Молчанов И.Н. Философские проблемы станвления социальности
в антропогенезе: Автореферат дис....на соискание ученой степени
кандидата философских наук. - К.: ИФ АН УССР, 1977.
11. Поршнев Б. Ф. Материализм и идеализм в вопросах становления
человека // Вопросы философии. - 1955. -№ 5. - С.143-156.
12. Поршнев Б.Ф. О начале человеческой истории (Проблемы палео-
психологии). - М.: Мысль, 1974.
13. Судаков К.В. Теория функциональных систем в физиологии и пси-
хологии. - М.: Наука, 1978.
14. Тейяр де Шарден Пьер. Феномен человека. - М.: Наука, 1987.
15. Туровский М.Б. Труд и мышление (Предыстория человека). - М.:
Высшая школа, 1963.
16. Уголев А.М. Эволюция пищеварения и эволюция функций: Эле-
менты современного функционализма. - Л.: Наука, 1985.
17. Щедровицкий Г.П. Избранные труды. - М.: Школа культурной поли-
тики, 1995.




146
УДК - 612, 821.
О.В. Соловьев

СМЫСЛ НЕОБРАТИМОСТИ ОБЪЕКТИВНЫХ И ОБРАТИМОСТИ

<< Предыдущая

стр. 22
(из 47 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>