<< Предыдущая

стр. 34
(из 47 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Однако при осуществлении новаторских инициатив имеет место
эффект привыкания, когда по мере их реализации устанавливаются но-
вые взаимосвязи, появляются последователи и т.д. Шумпетер фиксиру-
ет данную закономерность утверждая, что «...сопротивление новому тем
меньше, чем больше привыкает общество как социальное целое к этому
новшеству» (8, с.364).
Большое внимание во всем мире в контексте изучения законо-
мерностей осуществления инновационных процессов приобрели откры-
тые еще в 20-х годах Н.Кондратьевым знаменитые «циклы» или «вол-
ны», периодически повторяющиеся закономерности экономического раз-
вития, связанные, в свою очередь, как отмечает Пригожин, с базовыми
нововведениями. Теоретические выводы экономиста с мировым именем
А.И.Пригожин называет «специфически инновационным» наблюдением.
Именно во взаимосвязи с данной концепцией в последующем аналитики
станут разрабатывать схемы цикличности экономических кризисов, а

219
некоторые исследователи заговорит о смене экономической и организа-
ционной парадигм (Тоффлер).
Мы уже упоминали, что для массовой аудитории своего рода
бум инновационной активности целесообразнее связывать с новой со-
циально-экономической ситуацией, сложившейся в 50-70 годы нынеш-
него столетия.
В конце 60-х - начале 70-х годов выходит целый ряд работ об-
щеаналитического и общесоциологического плана, в которых осуществ-
ляются попытки системно и многофакторно осмыслить микро- и макро-
процессы, связанные со все убыстряющимся ритмом производственных,
технологических и социальных инноваций дать перспективные прогнозы
(Белл, Тоффлер, Медоуз, Бирнбаум, Гэлбрейт).
Так Д.Белл – автор концепции «постиндустриального общества
предложил рассматривать становление человечества как последова-
тельное развитие трех стадий: доиндустриальной, индустриальной и
постиндустриальной. При обосновании последней стадии американский
исследователь, описывая компоненты (индикаторы) «постиндустриаль-
ного» общества, выделяет значимость нововведений:
1.В сфере экономики происходит сдвиг от производства товаров к
производству услуг.
2.В сфере занятости – преобладание работников умственного
труда.
3.Осевой принцип в постиндустриальном обществе - центральное
положение теоретических знаний как источника нововведений и опреде-
ления политики.
4.Ориентация на будущее – контроль над техникой и оценка по-
следствий технических нововведений.
5.Принятие решений на основе новой «интеллектуальной техно-
логии» и использование методов данной технологии в теории управле-
ния, в построении моделей будущего развития (10, с.158).
Таким образом, именно уровень концептуальных знаний, по
мнению американского ученого, занимая ключевое место в инициации
нововведений, приобретает первостепенное значение при характеристи-
ке нового качественного состояния общества (переход его к «постинду-
стриальной» стадии).
В этот же период другой известный американский ученый, в по-
следующем лауреат Нобелевской премии Алвин Тоффлер, публикует
первый исследовательский труд по проблемам так называемого «футу-
рошока», т.е. возможности/невозможности адаптации огромных масс
220
населения к динамике нововведений, их изменяющемуся характеру, спо-
собности общества в целом выработать социальные условия, делающие
инновации не угрозой общественной стабильности, а фактором деятель-
ностного развития.
Инновации, как отмечает американский социолог, больше нель-
зя рассматривать только в плане их расширяющегося влияния, их сле-
дует учитывать, в первую очередь, по уровню динамики.
Характеризуя инновационный процесс как последовательную
смену 3 ступеней: «Первая – рождение и первичное осуществление
идеи. Вторая - ее практическое исполнение. Третья - ее распростране-
ние в обществе» он отмечает, что процесс можно считать окончательно
завершенным, когда, получившая распространение инновация «в свою
очередь, генерирует новые творческие идеи» (11, с.23) Но основное, на
чем акцентирует внимание социолог – оценка временного промежутка
между вышеназванными ступенями. Для него очевидно, что из-за высо-
кой развитости социальных средств, ускоряющих процесс, «...период
межу двумя ступенями инновационного цикла – идеей и ее воплощением
– радикально сократился»[11,с.24]. Но динамизируется и следующая
стадия – по инициированию очередных инновационных идей. Происхо-
дит своеобразный инновационный круговорот, когда «...повышенный
темп открытий, разработок и распространения продукции ускоряет весь
цикл. Потому что новые механизмы и новые идеи не просто продукция, а
источник свежих творческих идей». «Открытие, разработка, влияние,
опять открытие...» - он называет это цепной реакцией изменений
(11, с.24).
Выводит Тоффлер и еще одну закономерность, касающуюся
соотнесения возможных комбинаций, возникающих с введением новше-
ства в технологической области, и количеством новой техники и техноло-
гии. «Каждое нововведение, – пишет Алвин Тоффлер, – в области тех-
нологии изменяет все существующие технические приемы и механизмы,
позволяя нам создавать новые комбинации. Количество возможных ком-
бинаций растет экспонентно, а количество новых машин и технологий –
арифметически» (11, с.24). Здесь поднята еще одна проблема, связан-
ная с нововведениями, – выбор наиболее оптимальной комбинации.
Кроме того нововведения, характер их внедрения и массового
распространения оказывает кардинальное влияние на все области гум-
манитарного знания. Поскольку так или иначе социология, философия,
другие профильные науки просто вынуждены включать новые общест-
венные феномены в круг своих проблем и так или иначе испытывать на
себе давление и влияние стремительных инновационных перемен. По

221
мнению Тоффлера «различные экономические и технологические инно-
вации предлагают абсолютно новые решения социальных, философ-
ских, даже личных проблем. Они перекраивают интеллектуальное окру-
жение человека...» (11, с.25).
Интенсификация производства, различные оргреволюции, при-
званные ввести управленческие структуры в соответствие с условиями
инновационных технологией, а главное – динамикой нововведений, –
требуют не апокалипсического к ним отношения, а рационального анали-
за и выработки практических средств по адаптации к новому качеству
социально-экономических процессов.
Взаимозависимость проблемы инноваций с гуманитарной со-
ставляющей в силу возможности получения значительных разрушитель-
ных (или как минимум не предсказуемых результатов) по мере внедре-
ния продуктов инновационной активности находит свое отражение и в
иных объемных аналитических работах.
В знаменитом докладе Д.Медоуза «Пределы роста» проблемы
отношения к нововведениям увязываются в один ряд с идеями рацио-
нального устройства глобальных общественных институтов. Инноваци-
онная активность рассматривается в непосредственной взаимосвязи с
теми ценностными критериями, которые должны получить развитие в
обществе, и тем самым содействовать созданию конструктивной альтер-
нативы существующим социально-экономическим моделям. «Общество,
содействующее нововведениям и техническому развитию и основанное
на равенстве и справедливости, является намного более подходящим
для перехода в состояние равновесия, чем находящееся в состоянии
роста, с которым мы связаны сегодня», – отмечает руководитель первого
обширного проекта Римского клуба (12, с.175).
Однако для полноты исторического анализа следует учитывать
присутствие в научной социологической среде в это же время иного
смыслового значения категории инновация. Если обратиться к работам
ряда авторитетных западных социологов, в частности, Роберта Мертона
или Нейла Смелзера, то обнаруживается, что в их теоретических вы-
кладках речь идет о трактовках инновации, прежде всего, применительно
к антисоциальным проявлениям. Так, в частности, у Мертона инновация
определяется как "форма приспособления, вызывается значительным
культурным акцентированием цели-успеха и заключается в использова-
нии институционально запрещаемых, но часто бывающих эффективны-
ми средств достижение богатства и власти». При этом американский
социолог подчеркивает, что «такая реакция возникает. когда индивид
ассимилировал акцентирование цели без равнозначного усвоения ин-

222
ституциональных норм, регулирующих пути и средства их достижения"
(13, с.90-91).
Смелзер, в свою очередь, считает, что инновация хотя и «пред-
полагает согласие с одобряемыми данной культурой целями, но отрица-
ет социальноодобряемые способы их достижения». Действия тех, кого
Смелзер называет «инноваторами», не соответствуют сложившейся
традиции восприятия инициаторов нововведений. "Инноватор", по его
мнению, будет использовать новые, но незаконные средства достижения
богатства – он занимается рэкетом, шантажом или совершает так назы-
ваемые "преступления белых воротничков" (вроде растраты чужих де-
нег)" (14, с.217).
Таким образом, следует отметить, что отношение к пониманию
и восприятию инноваций на различных этапах исторического развития в
разных культурах и средах является неоднозначным. Частое обращение
к нему в философской и социологической традициях является скорее
гипотетическим и не свидетельствует о глубокой разработанности дан-
ной категории.
Литература
1. Бердяев Н. Смысл истории, М.: Мысль, 1990. - 176 с.
2. Валлерстайн И. «Социальное изменение вечно?» «Ничто никогда не
изменяется?» // Социс N1, 1997.
3. Макиавелли Н. Сочинения - СП(б).: Кристалл, 1998 - 656с.
4. Бэкон Ф. Сочинения: В 2-х т. - М.: Мысль, 1977.
5. Вернадский В. Избранные сочинения - М.: Изд-во Акад.наук СССР,
1960.
6. Аврелий М. Размышления - Магнитогорск.: Издательство Алерита-
Урал, 1994. - 292с.
7. Гердер C. Идеи к философии истории человечества. - М.: Прогресс,
1972.
8. Шумпетер Й. Теория экономического анализа. - М.: Прогресс, 1992.
9. Нагорный Б., Клияненко Б. Социально-экономические проблемы ин-
новационных процессов в промышленности. - Донецк.: Ин-т экономи-
ки НАН Украины, 1995.
10. Bell D. The post-industrial society: evolution of an idea.-Survey, L.,1971, N2.
11. Тоффлер А. Футурошок - СП(б).: Лань, 1997. - 464 с.
12. Meadows D.H. and others. The limits to Growth. N.Y., 1972.
13. Мертон P. Социальная теория и социальная структура (фрагменты). -
Киев: Ин-т социологии., 1996.-112с.
14. Смелзер Н Социология. - М.: Феникс, 1998. - 688 с.
223
ЕТИКА І СВІТОГЛЯД

УДК 00:61-056.22

В.Л. Кулиниченко, Ю.М. Скоморовский

ВАЛЕОСОФИЯ

В статье рассматриваются содержание и формы валеософского
знания - комплексной мультидисциплинарной области, в которой исследу-
ются основания и предпосылки здоровья как ценности, смысла и сущност-
ной силы человека. Системный анализ четырех основных форм валеософии,
который в отечественной литературе проводится впервые, позволяет
построить логику и методологию теоретического и практического реше-
ния проблемы человека, понимания здоровья и болезни в отечественной
валеологии и медицине. Ист. 20

Валеософия – философия здоровья, мудрость здоро-
вья. Она является интегративной, комплексной научной дисципли-
ной, которая синтезирует в себе понятия, принципы и законы гумани-
тарного и естественнонаучного знания. Базовым для ее возникнове-
ния были философское и валеологическое знания, взаимодействие
которых позволяет рассматривать жизнедеятельность человека че-
рез призму здоровья как смысла и ценности. Валеософское знание
– базисное знание, которое является мировоззренческим и методоло-
гическим основанием исследования любого аспекта проблемы здоро-
вья и всей валеологической деятельности (1; 19).
В истории человеческой культуры проблеме человека по-
священо наибольшее количество источников. В ХХ веке оно выросло
в геометрической прогрессии. Разработаны принципиально новые
концепции человека (З.Фрейд, А.Маслоу, К.Роджерс, В.Франкл), су-
ществует энергоинформационная парадигма в рассмотрении его сути
и проявлений, традиционные подходы существенно уточнены, рас-
ширены и пересмотрены. В данной работе нет возможности проана-
лизировать многокрасочную, с массой оттенков и полутонов, палитру
мнений, точек зрения и концепций человека. Свое внимание мы со-
средоточим на четырех современных подходах (не отрицая сущест-
вования других), составляющих, по нашему мнению, основу валео-
софского понимания человека: гуманитарном, нравственном, христи-
анском и естественном. Системный их анализ, который в отечествен-
ной литературе проводится, по-видимому, впервые, позволяет по-

224
строить логику и методологию теоретического и практического реше-
ния проблемы человека, понимания его здоровья и болезни в отече-
ственной валеологии и медицине.
В отечественной культуре гуманитарное видение мира своими
истоками уходит в украинскую философию ’’сердца’’ (Г.Сковорода и
П.Юркевич) и русскую христианскую философию (В.Соловьев,
Н.Федоров, С.Булгаков и П.Флоренский). Оно приходит на смену ес-
тественнонаучной парадигме видения человека, господствовавшей в
европейской культуре Нового времени. Термин ’’гуманитарный под-
ход’’ (в отличие от гуманистического - общепринятого и традиционно-
го) был разработан отечественной философией и психологией, в
работах Л.С. Выготского, В.В. Давыдова и Б.С. Братуся (2). Гумани-
тарный подход реализуется в двух его основных направлениях -
религиозном и секулярном.
В данном контексте вопросы о том: ’’Что первично?’’, ’’Что ис-
тинно и что ложно?’’ не является определяющими. Для становления
и развития медицины и валеологии необходимо не противопостав-
лять, а рядополагать существующие аспекты и подходы к пониманию
человека и его здоровья. Для гуманитарного понимания человека
важно, чтобы рядоположение сочеталось с принципами новизны и
творчества. Гуманитарные идеалы познания, безусловно, приложимы
также к медицине и валеологии. Они провозглашают и утверждают
необходимость изучения уникальных духовных феноменов, которые
способствуют здоровью человека, его личностному и духовному рос-
ту, создают новые возможности для его развития. Но развитие че-
ловека нельзя выразить при помощи только одной гуманитарной па-
радигмы (как это часто сегодня пытаются сделать). Вопрос о направ-
лениях и, главное, смыслах развития здоровья требует соотнесения
его с проблемой природы и сути человека.
Эта проблема находит свое разрешение в разделении и раз-
личении понятий ’’человек’ ’и ’’личность’’. Первое отражает биосоци-
альный характер жизнедеятельности конкретного индивидуума, не-
разрывную и непосредственную связь природного и социального во
всех многообразных формах его существования. Второе - его глав-
ную особенность – социальность, способность присвоения и развития
ценностей человеческой цивилизации. Человек – первый и единст-
венный вольноотпущенник природы (И.Гердер). Она не лишила его
защищающих и поддерживающих жизнь инстинктов. Вместе с тем,
человеку также присуща и свобода. Личностные характеристики не
автоматически наследуются как инстинкты, а формируются и самосо-
зидаются, для чего и необходим некоторый ’’механизм’’, ’’орган’’ или
225
же субстанция-монада (Б.Спиноза), не имеющая аналогов в живой
природе. Такой субстанцией и является личность человека (3). Иначе
говоря, сущность личности и сущность человека отличаются друг от
друга тем, что первое есть способ, инструмент, средство организации

<< Предыдущая

стр. 34
(из 47 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>