<< Предыдущая

стр. 38
(из 47 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Литература
1. Аверинцев С.С. Софія-логос. Словник. – К.:Дух і літера, 1999. – 460 с.
2. Биоэтика: принципы, правила, проблемы. – М.: Эдиториал УРСС,
1998. – 472 с.
3. Биоэтика: проблемы, трудности, перспективы// Вопросы филосо-
фии. – 1992. – С. 3-28.
4. Зильбер А.П. Трактат об эвтаназии. – Петрозаводск: Изд-во Петр-
ГУ. 1998.- 464 с.
5. Лиотар Ж.-Ф. Состояние постмодерна. – СПб: Алетейя, 1998. –159 с.
6. Маньковская Н. Эстетика постмодернизма. – СПб.: Алетейя, 2000. – 347 с.
7. Фуко М. Рождение клиники. - М: Смысл, 1998. - 310 с.
8. Хайдеггер М. Бытие и время. – М.: Ad Marginem, 1997. – 451 c.
9. Швейцер А. Благоговение перед жизнью. – М.: 1992.- С.
10. Medical ethics: an introduction/Ed. by R. Veatch. – Boston-London:
Jones and Bartlett Publishers, 1989. – 372 p.
11. A. Rogers, D. de Bousingen. Bioethics in Europe. – Netherland. –
Strasbourg: Counsil of Europe Press, 1995. – 367 c.

245
ЕСТЕТИКА ТА ФІЛОСОФІЯ МИСТЕЦТВА



УДК 7.03
Т.И. Домбровская, М.А. Шегута
УТВЕРЖДЕНИЕ ФИЛОСОФСКИХ ПАРАДИГМ В ЭСТЕТИКЕ
(Философско-методологический аспект)
В статье на предельно общем уровне анализируется связь филосо-
фии и эстетики, трансформация философской и эстетической парадигм.
Ист.9

Постановка и обсуждение данной проблемы должны опи-
раться на некоторые теоретические основания. Необходимо прежде
всего определить понятие философской парадигмы и установить
возможность аналогии феномена парадигмы в философии и науке.
Возможно ли явление, характерное для развития и состояния науки о
природе, действительности, внешнем мире экстраполировать на фи-
лософию, ее состояние на каждой определенной ступени, а также на
ее историческое развитие? Возможно ли все многообразие сложной
проблематики философии, имеющей своим предметом отношение
человека, общества к закономерно развивающемуся природному ми-
ру выразить в виде формулы, парадигмы о сущности бытия человека,
мира и их внутренней сопричастности? Развитие мировой филосо-
фии дает положительный ответ на этот вопрос. Космоцентризм ан-
тичности, теоцентризм и креационизм средневековья, пантеизм Воз-
рождения и Нового времени есть ни что иное, как последовательные
ступени развития онтологической парадигмы, полагающей бытие как
объект, включающий человека, деятельное творческое начало, а так-
же божественное творение. Бытие мыслится со стороны его формы и
содержания, единичного и общего, сущности и явления, устойчивости
и изменчивости, его первоначала, субстанции, а не со стороны субъ-
ектно-объектных отношений. Парадигма cogito, впервые сформули-
рованная Декартом и развитая Кантом, в корне противоположна он-
тологической, поскольку бытие представляется здесь как нечто скон-
струированное мыслью. Таким образом, философская парадигма –
это формула, выражающая соотношение онтологических и гносеоло-
гических моментов философии, т.е. ее сущность на каждой опреде-
ленной ступени ее исторического развития. Поэтому философская
парадигма, развертывающаяся в соответствующую картину мира,

246
может послужить одним из критериев типологизации мирового про-
цесса философского развития человечества.
Чередование парадигм, их последовательная смена – суще-
ственнейший компонент единства общефилософского процесса, ор-
ганически вплетенного во всемирную историю и являющегося душой
культуры, детерминированного социально-экономическим развитием,
а также развитием естествознания. Этот единый целостный историко-
философский процесс включает Восток и Запад, объединяет различ-
ные страны и народы, проявляется в бесконечном многообразии те-
чений, школ, систем, традиций, стилей, философского мышления, и
последней его клеточкой служит отдельное учение. Вполне естест-
венно поэтому, что единство философского развития человества
служит основополагающим методологическим принципом данного
исследования.
Необходимой посылкой постановки проблемы о философ-
ско-эстетической парадигме и картине мира является положение о
философском характере эстетической науки, который вытекает из
предмета эстетики. Как и философия, эстетика по своему, своими
средствами, на своем языке ставит и решает вопрос об отношении
человека к миру, являясь наукой об эстетической форме обществен-
ного сознания.
Философско-метологический анализ эстетического созна-
ния, охватывающего искусство, составляющего предмет эстетики как
науки, побуждает исследователя к историко-философскому рассмот-
рению связи эстетики и философии в процессе их возникновения,
становления и развития. Речь идет не об истории эстетики и не об
истории эстетического сознания. Задача ставится гораздо более узко:
раскрыть методологическую функцию философии в отношении эсте-
тики в процессе их развития, но не целиком, а лишь частично, в ас-
пекте их парадигмального взаимодействия. В отношении эстетики
философия представляет собой метанаучное исследование, науку о
науке, теорию научных методов.
Даже когда философия существовала и развивалась как
единая универсальная система знаний о мире, включая также эстети-
ческие знания, выполняя преимущественно мировоззренческую
функцию, уже и тогда она была метологией в том смысле, что в сло-
жившейся целостной картине мира отводила известное место пред-
ставлениям о красоте, прекрасном, безобразном, а несколько позд-
нее – трагическом. Философия обобщала первоначальные сведения
об искусстве, которое появилось задолго до выделения философии

247
из мифологии как универсальной формы общественного сознания.
Своим столь ранним происхождением искусство обязано необходи-
мости удовлетворения человеческой потребности в познании мира
единственно возможным и доступным образным, целостным спосо-
бом.
Возникнув в недрах мифологии, искусство не представляет
еще эстетическое сознание в собственном его содержании. Оно яв-
ляется эстетическим сознанием только по способу отражения ввиду
неразвитости личности или точнее личностной недифференцирован-
ности общества того времени. Только в этом смысле мифология,
многие ее образы могут рассматриваться как начало эстетического
сознания и искусства.
Эстетика в отличие от мифологии представляет ее теорети-
ческое осмысление. Античная эстетика – это первый этап развития
эстетического знания, но еще долго миф играет в ней подчиненную
служебную роль. “Античная эстетика имеет в мифологии свою почву,
но сама она есть та или иная теория мифа, а не просто миф” (1, с.99).
В представлениях античных философов при всех различиях
их учений красота внутренне присуща ставшему из хаоса миру, кос-
мосу, бытию. Именно в мере и соразмерности вещей, гармонии и по-
рядке космоса состоит его коренная противоположность хаосу. Со-
вершенство, красота как разумная мера, закономерность, гармония
мироздания – это один из атрибутов бытия. В искусстве, поскольку
оно согласно утвердившемуся в эпоху античности всеобщему взгля-
ду, есть подражание, воспроизводится существующий миропорядок.
Эта эстетическая картина мира составляет неотъемлемую
часть общего мировоззрения, моделью создания которого служит мир
как таковой, природа, космос. Основополагающую формулу, принцип
античной философско-эстетической картины мира составляет ари-
стотелевская парадигма “бытие как бытие”.
В учении пифагорейцев на смену антропоморфному, кон-
кретно-образному мифологическому мышлению приходит абстрактно-
понятийное, со всей остротой встает проблема поиска сущности, от-
влечение от качественного многообразия, сосредоточение на количе-
ственных отношениях процессов и явлений природы. Гармония, ос-
нованная на математических, количественных отношениях, составля-
ла единую эстетическую сущность космоса и отдельных, единичных
вещей. Человеческая конструкция бытия мыслилась пифагорейцами
как его красота: гармония сфер рождала музыку – один из важнейших
видов искусства. “Мир представал в виде художественного произве-
248
дения – чувственного космоса с гармонией сфер и с пропорциональ-
ным распределением в нем физико-геометрических и музыкально-
математических соотношений” (2, с.57).
Онтологизм в античной космоцентристской философии и эс-
тетике безраздельно господствует. Деятельное начало в учении Ари-
стотеля как целепологание лишено какой бы то ни было субъективно-
сти, поскольку цель, подобно форме, принадлежит природе, космосу,
бытию. Отношение идей Платона к чувственному миру, идеи пре-
красного к красоте чувственного мира есть отношение сущности к
явлению, т.е. чисто онтологическое.
Однако при безусловном господстве онтологизма в космо-
центристской картине мира момент оценочного отношения всегда
присутствует в общественном сознании, в ментальности людей этого
исторического периода. Об этом свидетельствует известный принцип
Протагора “Человек есть мера всех вещей, существующих, что они
существуют, и не существующих, что они не существуют”, а также
учение Сократа о неразрывной связи прекрасного с добрым, целесо-
образным, полезным. При этом целесообразность в учении Сократа
выступает как основа красоты и составляет содержание принципа
организации действительности. Антропологизм эстетики Сократа,
следовательно, вполне вписывается в космопологическую всеобщую
картину мира.
В философско-эстетическом сознании мира человек никогда
не занимает позицию абсолютной объективности, не отказывается
целиком от человеческого измерения явлений жизни, природы, бы-
тия. По мере становления культуры человечество не может в своем
отношении к миру выйти за ее пределы, рассматривать явления вне
культурного контекста.
В условиях нарастания расхождения полиса и отдельного
индивида рождается беспокойное сознание эмансипирующейся лич-
ности, впервые осмысливающей свою автономность, самостоятель-
ность. В период высокой и поздней классики наметился некий синтез
принципов космологизма с находками антропологизма. Этот антропо-
логизм, однако, качественно отличается от прежнего, проистекающе-
го от неразвитости индивида, из неумения первобытного человека
отделить себя не только от другого, не только выделить себя из об-
щества, но и из природы, связанного с мифологическим способом
освоения мира. Новый антропологизм происходит из углубляющегося
процесса личностной дифференциации общества, а следовательно,


249
происхождения и становления эстетического сознания, личностно
индивидуального осознания явлений социальной жизни и природы.
Эстетическая картина мира, вполне укладываясь в общефи-
лософском онтологизме, приносит в него элемент антропологизма.
При этом личность, индивид осмысливается, прежде всего, как орга-
ническая часть космоса, а не противостоящий ему субъект.
В своей рационализаторской эстетике Аристотель объясня-
ет красоту через диалектику отдельного и общего, оставаясь тем са-
мым в рамках онтологической парадигмы. Симпатии Платона к ста-
рому космологизму не подлежат сомнению, однако, в новых условиях
абсолютный возврат к нему невозможен. Платон создает концепцию
прекрасного как единства реального и идеального, но идеальное лег-
ко может быть понято и интерпретировано как абстрогированная от
явления сущность, наделенная самостоятельным, чисто онтологиче-
ским, объективным существованием.
Эстетико-философская система Аристотеля в понимании
искусства и художественного творчества основывается на традици-
онном для античности принципе подражания. Однако подражание по
Аристотелю – это не просто удвоение, а переоформление, хотя фор-
ма, активное начало космоса в противоположность пассивности ма-
терии. Аристотель, таким образом, делает определенный крен в сто-
рону субъекта, художника. Сущность искусства раскрывается им че-
рез сопоставление социальной значимости опыта жизни и познава-
тельной силы науки. Искусство расширяет ограниченный жизненный
опыт путем его обобщения. Отличие искусства от науки не в предме-
те изучения, и не в форме подражания. Искусство - это созидание
новой действительности, особый вид творчества, обобщающая сила
которого в понимании и объяснении причин событий, в преобладании
над единичным фактом. Отсюда вытекает утверждение Аристотеля о
том, что поэзия философичнее истории.
Философия западного средневековья – это новая философ-
ская формация, качественно новый исторический тип философии,
коренным образом меняющий представление о мире. На смену ан-
тичной философии, которая принимает принцип, что мир, космос,
существует сам по себе, приходит средневековая теоцентристская
философия. Она возвышается на фундаменте христианства и креа-
ционизма. Творение мира – не мгновенный, одноразовый акт, не его
сотворение, божественным могуществом поддерживается существо-
вание мира. Бог – единое начало, подлинное бытие, все остальное –
сотворенный мир. У греков беспредельное – хаос, поэтому здесь уп-

250
рочилась идея предела. Бог в средневековой философии беспреде-
лен.
По стилю своему эта философия схоластична. В вопросах
познания она опирается на принцип божественного откровения и при-
оритета веры над разумом, хотя выделение гносеологии в самостоя-
тельную область только наметилось у номиналистов.
Средневековая философия подчинена религии, или точнее
сказать теологизирована, но она не растворяется в религии. Возника-
ет необходимость рационального обоснования христианских религи-
озных догматов, для достижения этой цели используются учения ан-
тичных философов. Но не только в этом состоит преемственная
связь античной и средневековой философии. Главным образом она
состоит в том, что и Средневековье, и Античность в философии как и
в эстетике, прочно держатся на старой аристотелевской парадигме.
Акт творения мира не колеблет устоев онтологизма, покоя-
щегося на принципе “бытие как бытие”. Творение мира не есть субъ-
ект-объектное отношение. Творческое начало от природы передается
Богу. У Аристотеля и форма, и материя – это два начала природы.
Средневековая философия лишает природу самостоятельности. Яв-
ления природы – лишь символ. Чувственный природный мир – это
мир сотворенный.
Бог – начало надприродное, сверхприродное, высшее, под-
личное бытие. Объектом философии служит не отношение человека,
субъекта к миру, а отношение мира тварного к нетварному. Отсюда и
основная проблематика средневековой философии: уровни бытийно-
сти вещей (Фома Аквинский), сущность и существование, субстанция
и акциденция, проблема универсалий и т.п. Все они носят чисто он-
тологический характер.
Проблема человека, его нравственности решается как про-
блема его онтологического статуса. Человек – образ и подобие Бога,
венец природы, но как существо природное – он животное со свойст-
венными ему страстями, греховностями. Человек заключает в себе
три начала: божественное (дух), индивидуальное, человеческое (ду-
ша) и животное, природное (тело). Душа его должна повиноваться
духу, а тело – душе.
Средневековая эстетика органически сочетается с фило-
софским онтологизмом. Она заимствовала из античности теорию
подражания. Вслед за Аристотелем Фома Аквинский считает, что на-
значение искусства – в познании, в полном отражении предмета.

251
Клерикальное официальное искусство с его алегоризмом и

<< Предыдущая

стр. 38
(из 47 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>