<< Предыдущая

стр. 25
(из 42 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

индивида, возникющий в результате столкновения двух мыслительных
позиций (ролей) – его как делающего открытие (внеструктурный элемент
нового знания) и его же как обосновывающего, т.е. вписывающего этот
элемент в общую структуру знаний.
Таким образом, спонтанность и диалогизм познавательного действия
обусловлены как онтологией смыслосферы, так и собственной онтологией
познающего субъекта. В феномене диалогической спонтанности познания
нагляднейшим образом явлена человеческая “вакансия” бытия в мире – его
непредопределённость и открытость любому возможному содержанию,
способность к свободной (т.е. имеющей только «поводы», но не однозначно
138
детерминирующую причину) трансформации сознания, мировоззрения и
мироотношения в целом.
Литература
1. Бабушкин В.У. О двух моделях понимания // Загадка человеческого понимания. – М.:
Политиздат, 1991. – С. 160-175.
2. Гудков Н.А. Идея «великого синтеза» в физике. – К.: Наукова думка, 1990. – 212 с.
3. Кедров Б.М. Логика научного открытия как логика установления новой истины //
Разум и культура. Труды франко-сов. Коллоквиума. – М.: МГУ, 1983. – С. 122-128.
4. Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Интуиция как самодостраивание // Вопросы
философии, 1994. – №2. – С. 110-122.
5. Костюк В.Н. Объяснение, предсказание, понимание // Логико-гносеологические
исследования категориальной структуры мышления. Сб.научн.тр. – К.: Наукова
думка, 1980. – С. 246-261.
6. Крымский С.Б. Культурно-экзистенциальные измерения познава-тельного процесса //
Вопросы философии. 1998. –- № 4. – С. 40-50.
7. Лосев А.Ф. Античный космос и современная наука // Лосев А.Ф. Бытие. Имя.
Космос. – М.: Мысль, 1993. – С. 61-306.
8. Мамардашвили М.К., Пятигорский А.М. Символ и сознание. Метафизические
рассуждения о сознании, символике и языке. – М.: Школа «Языки русской
культуры», 1997. – 224 с.
9. Никитин Е.П. Открытие и обоснование. – М.: Мысль, 1988. – 221 с.




139
УДК 378.03
А.С. Изварин

КАТЕГОРИИ "ДУХ", "ДУША" В КОНТЕКСТЕ
ИСТОРИЧЕСКОГО ВРЕМЕНИ

В статье анализируются понятия "дух", "душа", научное, вненаучное,
паранаучное знание, осознание которых в наше время является и
оправданным, и актуальным. Ист. 8.
XX век, как никакой другой, изобилует революционными ломками
фундаментальных философских понятий. Особенно это касается духовной
стороны жизнедеятельности человека. Кризисная ситуация, связанная с
устранением привычного для многих людей образа жизни, привычных и
вполне приемлемых ценностей и идеалов, породила у многих людей
растерянность, разочарование, нигилизм. Особенно пренебрежительное
отношение наблюдается в отношении понятия "дух", душа". Марксистская
наука полностью изъяла это понятие из научного оборота, заменив другим.
В "Философской энциклопедии" эта проблема решалась так: "В
диалектическом материализме слово "душа" употребляется только как
синоним слова “психика” и... по содержанию соответствует понятиям
"психика", "внутренний мир, "переживание" [1, c.90]. "Душа – внутренний мир
человека, его психика. В марксистской философии понятие духа
употребляется обычно как синоним сознания" [2, c.548]. Таким образом,
хотя и временно, но философией была потеряна душа человека. Изучение
же человека вне контекста его души означало бы забвение и самого
человека либо совершенно искаженное его понимание.
И ни сумма знаний, ни сознание человека, ни психика не только не
исчерпывают понятия "душа", но и ни на шаг не приближают нас к уяснению
сущности души – этом " мыслящем сердце", как определил его Гегель. Но
еще к Пифагору восходит определение человеческой души и деление ее на
душу минеральную, растительную и собственно человеческую. По учению
Пифагора, душа человеческая - есть частица великой мировой Души,
бессмертная Монада. Ее таинственное рождение относится к началу
организованной материи. Чтобы достичь своего состояния, она должна
пройти через все царство природы, подняться по всем ступеням лестницы
существования, постоянно развиваясь путем бесчисленных сущностей. В
минералах "... душа самая смутная, более индивидуализированная в
растениях, чувствительная и интенсивная у животных. Душа стремится к
сознательной Монаде" [3, c.268]. Платон, определивший душу как мир
чувств, воли и разума, выделил в душе человека три компонента:
бессмертная, мужская и женская.
Аристотель предложил следующую иерархию души: питающая,
чувственная и разумная. Первая свойственна растениям, вторая –
животным , третья – человеку. При этом, если растениям свойственна
только питающая душа, то животным - питающая и чувствующая. Иными
словами, на более высокой ступени познания душа сохраняется.

140
Полемизируя с Платоном, Аристотель фактически по вопросу
структуры души встал на позицию Пифагора. За одним единственным
исключением: у него нет понятия "минеральная душа".
Здесь уместно сделать несколько отступлений. Отступление 1:
философия, религия, психология, предметом которых является изучение
духа, души, человека, общества как неких обобщенных понятий, не всегда
могут быть поняты лишь в рамках научного объяснения. Попросту такого
типа знания недостаточно. Требуется дополнительное знание – вненаучное,
паранаучное. Вненаучное знание и позволяет выявлять целостные
характеристики как мира в целом, так и отдельных его частей. Вненаучное
знание понимается как интуиция, догадка , различного рода фантазии,
астрология, магия. Будучи дополненными, научное и вненаучное знания
способны дать целостное, стереоскопическое, объемное представление о
мире и отдельных его частях, каковыми являются дух, душа, духовность,
человек, общество. "Философия и есть внутреннее познание мира через
человека," в то время как наука есть внешнее познание мира вне человека,"
– писал Н.А Бердяев [4. c.295]. По его мнению, если идти от человека вовне,
то никогда не дойдешь до смысла вещей, смысла мира, так как разгадка
смысла сокрыта в самом человеке. Сам же человек – не дурная
бесконечность. Он сложен как в количественном, так и качественном
отношении: в нем есть и природное ли сверхприродное, земное и небесное,
материальное и духовное, животное и божественное. Но не у каждого
человека актуализировано его духовное содержание, которое может
находиться в состоянии сна и существует лишь в потенции. Чтобы
произошло откровение духа, его обретение, и чтобы перед внутренним
взором человека предстали миры иные, необходимо, видимо, пережить
жизненную психологическую встряску (может быть, страх смерти), которая
даст возможность для духовного прозрения и качественного изменения
человека.
Отступление 2. Понятие духа как чего-то бестелесного, невидимого,
не ощущаемого органами чувств человека следует понимать не как Ничто, а
Нечто, обладающее способностью самоорганизации, изменения и
функционирования мира. Такая способность присуща как живой, так и
"неживой" природе.
Каждому непредубежденному и образованному человеку, если он
психически и умственно полноценен, ясно, что существует материя и
сознание. Формулирование этих абстракций явилось естественным и
закономерным этапом в развитии науки. Но попытка весь мир (как
объективную и субъективную реальность) втиснуть в узкие рамки этих двух
категорий породила узко односторонний взгляд на этот мир. Действительно,
из этого следует, что подлинная активность присуща лишь сознанию,
которым наделен лишь человек, природа же практически лишалась
собственного активного начала. Возвращение духу, этому Нечто его
истинного значения восстанавливает не только активное, живое начало в
Мировоззрении, но и возвращает человеку его душу.
Да, ощущения дают человеку знания об окружающем мире, но эта
картина будет отличаться от естественнонаучной, если органы чувств
141
испытывают на себе влияние духовного фактора, и отклонения от
стандартных ощущений, отражающих материальную сторону
действительности, тем больше, чем сильнее концентрация в них духовного
начала. Такая близость к духу коренным образом может изменить способ
протекания материальных явлений: конечно- они останутся материальными
же, но их природа будет несколько иной. Один из многих примеров:
известно о явлении "Фаворского света", когда в Иерусалиме в
определенное время многие тысячи людей становятся свидетелями того,
что в течение примерно 10 минут огонь свечи не причиняет человеку
никакого вреда, он не жжет его. А затем становится обычным огнем.
Отступление 3. Понятие души. Определение понятия "душа"
невозможно без обращения ко всему многообразию предельно широкого
интегративного термина "культура". Несомненно и то, что душу следует
понимать и как часть духа, и как его конкретное воплощение. В этом смысле
вполне возможна типологизация души на физико-химико-идеологическую
("минеральную"), растительную ("питающую"), животную ("чувственную"),
собственно человеческую и общечеловеческую ("коллективную"). Это
специфические для человека феномены: разум, совесть, любовь.
Отступление 4. Материализация духа. Хотя материя и дух как будто
внутренне не соединимы и противоречивы, независимы один от другого
начала, в то же время как сторона единого диалектического противоречия
взаимосвязаны друг с другом, присутствуют один в другом. Как известно, дух
не дан нам в непосредственных ощущениях.
И если мы знаем формулировку духовного мира человека и общества
(это различные виды культуры, мораль, нравственность, воля, истина,
добро, красота, справедливость и т.д.), то следует признать тот факт, что
эти явления также каким-то образом представлены в наших ощущениях. Но
ощущения в духовной среде особого рода: они интегративны, и грани между
ними не так четко проявляются, как в сфере научного познания. Так можно
говорить о "холодных" и "теплых" расцветках, "малиновом звоне", "музыке
небесных сфер", "божественном нектаре" и т.д.
Отступление 5. Можно предположить, что пятью традиционными
органами чувств не исчерпывается процесс познания: в них косвенно
отражаются и духовные процессы. А человек не ограничивается этими
ощущениями, у него есть и другие, среди которых можно назвать
вестибулярное чувство как ощущение своего положения в пространстве,
чувство времени, страха и опасности. Здесь особое место занимает
специфический орган чувств – сердце, которое играет большую роль в
процессе отражения духовных явлений.
Из всего сказанного напрашивается следующая мысль: дух может
“освещать” материю (“иллюминация” в трактовке А.Августина), проникать
через нее как нейтрино, совершенствовать ее, но никогда не может
превратиться в нее даже в самой тонкой ее ипостаси. “По моему
глубочайшему убеждению, - считает Д.Чопра, - разум может излечивать
любую болезнь. Известны случаи самоисцеления рака, волчанки,
ревматического артрита и многих других якобы неизлечимых заболеваний.
Исследователи медицины, кажется, начали понимать, что мысли и чувства,
142
эти невидимые импульсы, напускаемые сознанием, способны превращаться
в молекулы вещества. Страх – состояния сознания – в тканях человека
превращается в адреналин. Если бы не вырабатывался адреналин, страх
не вызывал бы никаких реакций в поведении. Такой способ передачи
информации, в сущности, представляет собой огромный парадокс. Мы
привыкли смотреть на дух и материю как на два царства, две области
реальности и не находили связующего звена между ними. Теперь мы
начинаем понимать: царство духа и царство материи можно связать
воедино, если ввести третий элемент, то самое, так необходимое,
связующее звено: квант” |5, c.48].
До настоящего времени наука, философия и религия развивались
параллельно, не пересекаясь, а если и пересекались, то лишь внешне, ибо
сферой их внимания были мир как окружающий и человек как часть этого
мира. Сейчас настало время объединить усилия этих видов знания.
Потребность в таком союзе предвидел и предсказал В.С.Соловьев.
Единый мир, по его мнению, был разорван на три различные субстанции,
изучаемые тремя различными областями знания: на материю, изучаемую
философией, энергию, изучаемую наукой и дух, являющийся
собственностью религии. Но ведь материя, энергия и дух – это не три
различные субстанции , а три аспекта единой субстанции. И осмысление
этого факта будет возможным лишь тогда, когда философия, наука и
религия придут к согласию.
Величайшей задачей религии является то, что она сохранила понятия
"дух", "душа" как доминирующие человеческие ценности, в то время как
философия (иногда) и наука (часто) от них отказывались. Суть такого
отстаивания заключалась в том, что помимо человека как субъекта
существует еще субъект вне человека, вне общества, являющийся
абсолютным субъектом. Здесь ценным является не только разделение
понятий '"дух" и "душа" , но и разделение в самой душе духовного и
душевного, т.е. вечного и тленного, высшего и низшего. Архиепископ Лука
пишет, что дух и душа человека нераздельно соединены при жизни в
единую сущность, и при этом душа человека несравненно выше, чем души
животных, ибо она обладает дарами духа. В то же время есть люди, души
которых составляют совокупность органических и чувственных восприятий,
следов воспоминаний мыслей, чувств, волевых актов, но без участия в этом
комплексе проявлений духа. Такие души напоминают в этом случае души
животных – они смертны" [6, c.56].
Об активном встречном движении религиозного и научно-
философского знания свидетельствуют многочисленные публикации
последних лет. Так, например, шумный успех выпал на долю книги
американского ученого Р. Моуди "Жизнь после жизни", в которой на основе
анализа сообщений более 150 пациентов, переживших опыт клинической
смерти, изучения древних тестов, сочинения восточных и западных
мистиков обнаружил сходную картину переживаний и видений, характерных
для умирания человека. Он выделил 15 общих признаков, наблюдавшихся в
большинстве случаев: внетелесное состояние души, движение по черному
тоннелю, встреча с душами умерших, общение со светоносным существом
143
и т.д. [7, c.8]. А серьезный ученый Н.П. Бехтерева отмечает "...если ранее
наука противопоставлялась религии, то сейчас наука вошла в ту сферу,
когда она скорее подтверждает прямо или косвенно, по крайней мере, ряд
положений религии" [8, c.6].
Скептицизм или, как минимум, недооценка понятия дух, душа, как
правило, ориентирует человека на сиюминутность в принятии решений,
бульварщину и массовую культуру, погружающих человека в мир
примитивных образов и представлений. И, наоборот, возрождение
понятия “дух”, “душа”, понимание вечной общечеловеческой души как
особым образом материализованной культуры, воплощенной в различных
материалах (красках, звуках, словах, полотнах и т.д.) и различных формах
(философия, искусство, религия), она (мировая душа) творит собственную
душу любого человека. "Собственная душа" есть личностное, интимное,
сокровенное, ничем не отчуждаемое начало человека, и она умирает
вместе с ним. Но душа бессмертна в делах, поступках, мыслях так же, как
и человек, продолжает жить после смерти в памяти потомков в созданных
им творениях.
Такое понимание духа, души рождает высокое искусство и
классическую литературу, вводит человека в мир высоких идеалов и
ценностей, создает условия для нахождения гармонии с природой и судьбой.
Литература
1. Философская энциклопедия. – М., 1962. – Т.2.
2. Большая советская энциклопедия. 3-е изд. – М., 1973. – Т.8.
3. Шюре Э. Великие посвященные. Репринтное воспроизведение. Казань, 1914. – М.,
1994.
4. Бердяев Н.А. Философия свободы. Смысл творчества. – М., 1989.
5. Чопра Д. Здоровье и квантовая механика // "Наука и религия", 1990. №1.
6. Архиепископ Лука (В.Ф. Войно-Ясенецкий). Дух, душа, тело. – СПб, 1995.
7. Р. Моуди. Жизнь после жизни. – М., 1991.
8. Бехтерева Н.П. Есть ли Зазеркалье? // Терминатор, 1995. №1.




144
ФІЛОСОФІЯ, НАУКА, СУСПІЛЬСТВО

УДК 130.2

П.Н. Нестеров

<< Предыдущая

стр. 25
(из 42 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>