<< Предыдущая

стр. 10
(из 41 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

точки зрения это серьезный исследовательский приём. Однако он должен
быть дополнен следующим приёмом. Исследуя социальные отношения, ор­

53
ганизацию трудового процесса, культуру народа исследователь должен
выявлять те факторы, которые противоречат поверью, а также то, в чём
поверье превосходит свою социально-культурную среду. Именно в этих от­
личиях скрыто новаторское содержание поверья. Ведь поверие, это не
только описание, но и открытие. Невыдвижение этого исследовательского
приёма связано с тем, что в исследованиях поверий Даль выступал как эт­
нограф, а не религиовед.
С осторожностью серьёзного учёного Даль всё же признавал возмож­
ность предсказаний и ворожбы. Он пытался дать объяснение этих фактов с
помощью концепции магнетизма. Магнетизм – особая энергия человека и
других живых существ, способная воздействовать на живых существ и воз­
вышаться над собственным телом и окружающим миром. Мыслитель пишет:
«…мы должны признать временное возвышение души человеческой над
обыкновенным, вседневным миром, и где человек сам собою (болезненно
или искусственно) при магнетизировании входит в особенное, мало из­
вестное нам состояние. Несмотря на множество случаев и примеров, где при
подробном разыскании, или случайно, был открыт подлог, обман или ошибка
– в наше время уже нельзя отвергать чудес животного магнетизма» [2, с.30].
Однако мыслитель выдвигает существенное ограничение возможностей маг­
нетизма. Мы способны угадывать прошлое и видеть на необозримом глазу
расстоянии, мы способны возвышаться над телом, но мы не способны пред­
сказывать будущее. Душа может возвыситься над пространством и прош­
лым, но не может достигнуть будущего. Возможность предвидеть будущее
отвергается с морально-этических позиций. Если будущее однозначно, то
значит, у человека нет свободы выбора, над ним довлеет рок, судьба. А от­
сюда следует, что человек не ответственен за свои поступки, всё происходит
необходимым образом. Моральный вывод из этой ситуации однозначен: нет
ни добра, ни зла. Это недопустимо для Даля как верующего в христианство.
Поэтому он заявляет: «Этому я верить не могу» [2, с.31]. Признавая причин­
ность в природе, мыслитель настаивал на свободе воли у человека.
Характеризуя отношение Даля к мистике в целом, можно заключить,
что он пытался объяснить сверхъестественное, по типу естественного, с
помощью концепции магнетизма. В этом проявлялась основная направлен­
ность мыслителя к изучению естественных событий и процессов. Кроме
того, он анализировал результаты мистических видений через призму свое­
го религиозно-нравственного мировоззрения. Принимались только те
факты, которые не противоречили его ценностному миру. В этом
проявлялся его религиозный панморализм.
Н.А.Бердяев в отличие от В.И.Даля был не только исследователем
сверхъестественных явлений, но и визионером. Как отмечает философ в
своих дневниках его творческая работа была «пассивной, без усилий», он
просто впадал в сильное возбуждение и чувствовал, как из глубины его исхо­
дили волны, которые становились светлее и светлее. Из этих волн рождались
смыслообразы, которым он подыскивал словесную формулировку. Словес­
ная формулировка призвана настроить читателя на смыслообраз, а затем
возбудить сходное переживание [1, с.154-155]. Этот образ деятельности пи­

54
сателя мы предлагаем назвать пневмотерапией. Бердяев не объясняет, не
доказывает, он декретирует. Понять его, можно только приняв, и лишь затем
можно вырабатывать своё отношение. Бердяев предлагает истину в послед­
ней инстанции, в его фразах нет ни тени сомнения. Мысль Бердяева в её
первоистоке имеет нерациональный характер. Рационализация носит вто­
ричный характер, как способ сообщения. В этом коренное отличие способа
письма у Даля и Бердяева. Если у Даля в размышлениях о сверхъестествен­
ном предлагается естественно-рациональный контекст, то у Бердяева – ирра­
циональный. То что рассматривалось Далем как сверхъестественное, пони­
мается Бердяевым как естественное. Сверхъестественное по Бердяеву носит
исключительно духовный характер. При этом Бердяев не отрицает существо­
вание «других планов бытия», но приписывает им естественное значение.
Поэтому объяснение паранормальных явлений с помощью магнетизма при­
нимается Бердяевым. Но, продолжая дальше в русле размышлений филосо­
фа, мы должны заявить, что магнетизм символизирует проявление другого
плана, духовного.
В соответствии с концепцией философа наш естественный мир яв­
ляется результатом ложно направленной воли человека. Он реален, но не
истинен, не духовен, а материален. В человеке скрыта возможность к изме­
нению этой ситуации, он способен перевоплотить мир. Увидеть мир как ду­
ховный, означает для мистического философа, увидеть мир как задание
человеческой деятельности. Таким образом, не отрицая естественного
мира, русский философ призывал к его радикальному преображению.
Когда это совершится? Ответ на этот вопрос изменялся в протяжении ду­
ховной эволюции мыслителя. Если в ранние периоды он настаивал на не­
медленном преображении мира посредством всеобщего творческого дей­
ствия по гармонизации природы, внесению в неё красоты, то в поздние
годы он полагал, что преображение может наступить только после всеоб­
щего изменения сознания, которое наступит ещё не скоро, а себя считал
лишь его предвозвестником.
Таким образом, мистическое для Бердяева скрыто не в природе, а в
самом человеке, его духе. Мистика не есть стихия и таинственная среда, а
есть путь особого понимания действительности. Но это понимание не само­
ценно. Мистика может как возвышать и совершенствовать человека, так и
разлагать его духовность. Поэтому Бердяев настаивал на необходимости ре­
лигиозных критериев в оценке мистической деятельности. То, что совпадает
с религиозно-нравственной установкой философа, принимается в качестве
позитивного, то что противоречит ей, то отвергается. Здесь мы видим анало­
гичный далевскому приём оценки мистических данных. Однако каковы истоки
религиозно-нравственной установки в духовной биографии обоих мысли­
телей, и как она может быть охарактеризована?
Религиозность Даля была результатом семейного воспитания и идей­
ного общения. Родители Даля были лютеранами. Аналогичным было и на­
чальное направление его взглядов. Это же вероисповедание было и у его
первой жены и его он привил своим детям от первого брака. Однако вторая
жена была православной. Православными были и друзья, с которыми об­

55
щался мыслитель. Это, а также личные нравственные искания привели к
принятию им православной веры в конце жизни. В этот период Даль кри­
тично относится к лютеранству, порицая его за «головерие». "Головерие"
проявлялось в отсутствии нравственных постулатов, направленных на тво­
рение добрых дел. Именно деятельная нравственная основа, что соответ­
ствовало жизненной позиции мыслителя, привлекла его. В понимании сущ­
ности религии он акцентировал внимание на её нравственной основе. Та­
ким образом, моральные постулаты православия, а также личные нрав­
ственные и интеллектуальные убеждения ложились в основание оценки
мистических данных.
Бердяев пришёл к религии в результате длительных духовных поис­
ков. С юношеской поры он не был верующим человеком, однако, под влия­
нием интереса к мистике, он изучает духовный опыт православных аскетов
и принимает его в большей части. Тем не менее, несмотря на духовную
близость к православию, философ никогда не становился до конца право­
славным человеком. Он обосновывал идею того, что каждая духовная ис­
тина религии должна быть лично испытана, и средством такого испытания
является личное мистическое постижение. Таким образом, мистика для
Бердяева является критерием правильности религии. Но, как мы уже пока­
зали выше, с его точки зрения религиозные ценности должны выступать
критерием отбора мистических данных. Обнаруживается замкнутый круг.
Проблема разрешается тем, что при целостном рассмотрении идейного
комплекса мыслителя обнаруживается, что в центре его мировоззрения на­
ходились идеи полученные в результате личного мистического постижения
смысла христианской религии и осмысления этого опыта. Именно это
осмысление и являлось критерием отбора мистических данных. Таким об­
разом, если для Даля высшим мировоззренческим критерием являлось
осмысление личного нравственного опыта, то для Бердяева – осмысление
личных мистических переживаний религиозных ценностей.
В центре духовных поисков Даля и Бердяева находится проблема сущ­
ности человека. В её решении с наибольшей отчётливостью проявились по­
нимание мыслителями сущности мистического. Они полагали, что основны­
ми составляющими человека являются дух, душа и тело.
Раскрывая своё понимание духа в словаре, В.Даль пишет: «Дух – бес­
телесное существо; обитатель невещественного, а существенного мира; бес­
потный житель недоступного нам духовного мира. Относя слово это к чело­
веку, иные разумеют душу его, иные же видят в душе только то, что даёт
жизнь плоти, а в духе – высшую искру Божества, ум и волю, или же стремле­
ние к небесному» [3, с.503] . Дух, таким образом, понимается как мистиче­
ская категория, в отношении души же оговаривается существование разных
подходов. Сам Даль склонялся к пониманию души как бессмертного духов­
ного существа, дающего жизнь. Поскольку и у животных есть жизнь, значит и
они обладают душой. Здесь мы видим понимание души как одной из форм
духа, а значит также одной из категорий мистики. Плоть же понималась как
тело, а также как животные страсти и влечения человека. Для её понимания
предлагалось использовать естественные науки. Таким образом, Даль

56
рассматривал человека как точку пересечения сверхъестественного и есте­
ственного миров.
Бердяев также определял дух, и человеческий дух в частности, как
сверхъестественную сущность подлинного мира, отличную от мира есте­
ственного и неподлинного, и основным способом его познания он считал ми­
стическое познание. Душу и тело он считал объективациями, то есть ниспа­
дениями духа в естественный мир. Единственной их составляющей, носящей
духовный характер, он полагал форму, возникающую вследствие преображе­
ния духом души и тела. Эта форма имеет сверхъестественный характер и
постигается лишь мистически. Бердяев охарактеризовывал человека как точ­
ку деятельностного взаимодействия двух миров. Мир сверхъестественный,
духовный борется в человеке и через человека за преображение естествен­
ного в сверхъестественное, а его неудачи превращают сверхъестественное в
естественное. Человек при этом занимает активную позицию, ведь именно
он, своим самопреобразованием и поступками определяет тенденцию
расширения альтернативных миров.
Членение человеческой сущности на три составляющих было весьма
характерным для христианской антропологии их эпохи. При этом Даль, в
сравнении с Бердяевым, занимал более каноничную позицию, считая душу
формой существования духовного. Однако само духовное в человеке он
расшифровывал в качестве нравственных, умственных сил человека, а также
речи. В другой его вариации, духовное представлялось состоящим из двух
составляющих – ума, как способности мыслить, и воли как данного человеку
произвола действия. Сближая духовное с умом, понимаемым как способ­
ность к отвлечённому мышлению, Даль рационализировал духовное.
Сверхъестественное, таким образом, сближается у него по способам пони­
мания и формам существования с естественным. Возникшее здесь противо­
речие между формой выражения и содержанием идей мыслителя объясняет­
ся, на наш взгляд, естественнонаучной ориентацией образа осмысления Ка­
зака Луганского при сохранении канонов религиозной доктрины. Бердяев же
пытался переработать каноны, и способом такой переработки являлось ми­
стическое творчество. Таким образом, сохраняя тождественную христианско­
му пониманию форму, он меняет содержание.
Подводя некоторый итог, можно сказать, что Даль и Бердяев вовле­
кали факт существования мистического в свои мировоззренческие
конструкции. По-разному интерпретируя его содержание, что было обу­
словлено кардинально отличным способом творчества, они приходили к
сопоставимым выводам. Именно в сопоставимости их взглядов легко уяс­
няется отличие их мировоззрений.
Достигнутое Далем и Бердяевым осознание, что принятие мистиче­
ского опыта лишь после проверки его на соответствие нравственным регу­
лятивам, позволяет избежать крайностей мистического волюнтаризма. Это
является конструктивным способом отношения к мистицизму в современ­
ной культуре. Накопленный человечеством опыт постижения мистицизма
требует своего дальнейшего изучения. Современная культура поставлена
перед фактом мистического и должна выработать своё отношение к нему.

57
Концепция каждого мыслителя является личной творческой конструк­
цией, её нельзя принять или отвергнуть целиком. В общении с ней обога­
щается внутренний мир исследователя. Обращаясь к другому, глубже
постигаешь себя. В этом личностное значение постижения чужого духовно­
го опыта. В осмыслении опыта постижения мистического нельзя быть по­
следователем идей и видений, отсюда такая вариативность конструкций.
Однако можно выделить некоторые созвучные идеи и темы. И именно та­
кое созвучие открывает горизонт дальнейшего поиска.
Изучение наследия великих мыслителей позволяет сопоставить
вновь возникающие подходы с культурной традицией. Выделение самосто­
ятельного комплекса идей и видений проблемы мистического позволяет
также представить мировоззрение этих мыслителей в их целостности, что
позволяет более полно уяснить его содержание.
Литература
1. Бердяев Н.А. Из записных книжек // Общественные науки в СССР. Серия 3. Фило­
софские науки. – № 5. – 1990.
2. Даль В.И. О повериях, суевериях и предрассудках русского народа. – СПб., 1996.
– 480 с.
3. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. – Т.1 – М.: Наука, 1989.
– 678 с.




58
СОЦІАЛЬНАЯ ФІЛОСОФІЯ І ФІЛОСОФІЯ ІСТОРІЇ


УДК 123.2
В.Д. Жданова, Ю.А. Кучер

О ПРОБЛЕМЕ ПРАВОВОЙ СВОБОДЫ

Освещаются проблемы принципа приоритета социального организма как целого
над составляющими его частями, реализации идеи абсолютного приоритета го­
сударства, влияния демократической и недемократической формы организации
государственной власти в сфере эффективности борьбы с преступностью с
точки зрения соотношения свободы и права. Ист. 3.

Независимо от философской системы, основные направления соци­
ально-философской мысли придерживаются воззрений, что государство как
форма существования человеческого общества на определенной ступени его
развития объективно необходимо и неизбежно. Одной из главных целей и
важнейшей функцией любого государства является согласование противо­
речивых, а иногда и откровенно антагонистических интересов различных со­
циальных групп, множества отдельных индивидов, в первую очередь, гра­
ждан данного государства. Исходя из принципа приоритета социального ор­
ганизма как целого над составляющими его частями, структурными подраз­
делениями и элементами, очевидно, что части, независимо от типа государ­
ства, должны взаимодействовать с целым исключительно на субординаци­
онной основе, подчиняя свои частные интересы интересам государственного
уровня. В противном случае государство как целостное образования неста­
бильно и нежизнеспособно. Таким образом, и тоталитарная и демократиче­
ская форма организации государственной власти призваны обеспечивать
применительно к выбранному аспекту рассмотрения, и, разумеется, с помо­
щью противоположных методов, одни и те же цели высшего порядка.
Анализ возможных направлений реализации идеи абсолютного приори­
тета государства показывает, что оно в зависимости от своей природы до­
пускает различные методы достижения поставленных целей. Крайним прояв­
лением такого подхода выступает неограниченная свобода, а точнее неогра­
ниченный произвол государства в отношении своих граждан. Однако такая
политика может послужить основой формирования негативного, антигосу­
дарственного мировоззрения индивидуумов, а иногда и к отрицанию самой
идеи государства, к анархии, апологии произвола личности как необходимого
условия достижения максимума личной свободы. Представители данного
направления, руководствуясь субъективным правом каждого человека со­
вершать сознательный выбор альтернативных вариантов целесообразного,
разумного и полезного поведения, не исключают понимания свободы в
самом широком смысле. Подобная свобода предполагает, в том числе, со­
вершение поступков, запрещенных государством под угрозой применения
уголовного наказания, то есть деяний, объявленных данным государством

59
преступлениями. В конечном итоге, преступно то, что противоречит возве­

<< Предыдущая

стр. 10
(из 41 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>