<< Предыдущая

стр. 13
(из 41 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

ством тысячелетиями непререкаемый авторитет культуры все время застав­
ляет человека критически относиться к пространству цивилизации. И тогда в
поисках комфорта человек начинает освобождаться от груза подлинных
ценностей культуры в душе и одновременно нагружать ними цивилизацион­
ные обстоятельства, в которых он существует. В этой работе особенно пре­
успевает человек, "обработанный" квазикультурой. Лишенный сакральных
ориентиров, он начинает уверенно и увлеченно строить совершенно новый,
не похожий на все то, что было до того, мир – мир, в котором было бы ком­
фортно жить. Так создается квазицивилизация. Квазицивилизация – это со­
циальные цивилизационные обстоятельства, выстроенные человеком по за­
конам культуры. Квазицивилизация представляет собой общество в его циви­
лизационной ипостаси со всеми присущими ей силовыми полями установок,
устремлений и ориентаций, но построенное на культурных принципах. Наибо­
лее ярким воплощением квазицивилизации явился социализм, построенный
в отдельно взятой стране. Но квазицивилизация не только социализм, ком­
мунизм или марксизм. Это всегда комфортные условия, за которые человек
расплачивается в большей или меньшей мере потерей всего того, что дает
ему культура. Владимир Татлин создал летательный аппарат летатлин как
произведение искусства, но который обязательно должен полететь. Образно
можно сказать, что практика перенесения искусства в цивилизацию и есть
практика создания летатлинов, которые красивы и функциональны одновре­
менно. В этом же ряду стоят и попытки строить социализм с гуманистиче­
ским лицом, и рыночный социализм, и многое, многое другое. Эта позиция
механистического соединения двух разноосновных реальностей, позиция, по­
нятная только в рамках идеологии и политики. Но теоретически такая пози­
ция несостоятельна. Она, к сожалению, утопична. В самом деле, если взять
любой документ эпохи развитого социализма от решений съезда до выступ­
лений Генерального Секретаря или работ обществоведов по научному ком­
мунизму, политэкономии социализма и посмотреть на них с позиции сего­
дняшнего дня, то мы с удивлением обнаружим, что они с человеческой точки

71
зрения очень привлекательны. Там мы найдем утверждение свободы, равен­
ства и братства, утверждение принципов: государство – это мы, и человек че­
ловеку – друг, товарищ и брат, стремления заботиться о благе каждого чело­
века и так далее и тому подобное. В абстрактном виде все эти и многие дру­
гие положения ни у кого не вызывают возражений, но примененные к реаль­
ной политической практике, то есть погруженные в тело цивилизации в каче­
стве культурных принципов построения цивилизационного пространства, они
тут же подпадают под логику цивилизации, а, значит, превращаются в свою
противоположность. Так что квазицивилизация в основном представляет со­
бой реальное пространство реализованных утопических возможностей. В ней
мы найдем заботу государства о том, чтобы минимизировать разрыв между
богатыми и бедными, политические решения в сфере регулирования рождае­
мости и семейных отношений, попытки построить нравственную экономику,
проводить нравственную политику, построить абсолютно правовое государ­
ство, развивать нравственную науку и так далее, и так далее. Отдельные
элементы такой квазицивилизационной реальности встречаются в цивилиза­
ционном пространстве любой страны, любого государства.
Так, например, конфуцианство огромное значение придает семье как
основе и источнику порядка, гуманности и справедливости. Но стремление
перенести логику семейных отношений на государство оказались, в конце
концов, утопичными. Реализованные утопии – ни что иное, как квазиреаль­
ность. Как правило, они выполняют функции реализованной идеологии,
призванной демонстрировать привлекательность цивилизационного про­
странства и затенять его негативные для человека стороны. Такие утопии
или реализованные утопические модели квазицивилизации оказываются
очень опасными для человека. Они создают у людей видимость того, что
действительно цивилизация самодостаточна, и, оставаясь в ее рамках,
можно построить комфортное в социальном и вещностном отношениях об­
щество. Таким образом, квазицивилизация ориентирует человека на утопи­
ческие, нереальные цели и средства. Реализуя их, человек расходует мас­
су энергии и сил, но благие цели, как правило, в конце реализации приво­
дят к плачевным результатам. Энергия и ресурсы общества и человека
оказываются потраченными впустую, что еще более обостряет главное
противоречие цивилизации. Попытки Бентама, Адама Смита и других обос­
новать возможность построить нравственную экономику, представляют со­
бой такие идеи, которыми увлекаются очень многие люди. Более того, в
неудачах на пути построения нравственной экономики, как и нравственной
политики, они винят только себя и всеми силами стараются реализовать
эти идеи. Но в результате человек теряет способность видеть подлинное
основание рыночной экономики. А ведь еще Адам Смит предупреждал: "Не
от благожелательности мясника, пивовара или булочника ожидаем полу­
чить мы свой обед, а от соблюдения ними собственных интересов. Мы об­
ращаемся не к гуманности, а к их эгоизму и никогда не говорим о наших ну­
ждах, а лишь – об их выгодах" [1, с.28]. Квазицивилизация не обходится
без всего того, что есть и в цивилизации, и в культуре. Но перенося культу­
ру в цивилизацию, она убирает из нее главное, что составляет сущность

72
культурного пространства, – духовность. На мальтийских медных монетах
писали: "Non aes sed fides" ("Не медь, а вера"). Когда древние говорили, что
боги есть существа, которые приносят нам пользу, и в качестве таких ними
являются золотые и серебрянные монеты, они указывали путь, по которо­
му соединение культуры и цивилизации давало квазицивилизацию. Между
прочим, квазицивилизация реально возникнув в качестве особой реально­
сти человеческого бытия, тут же изменяет и цивилизационную основу су­
ществования человека. Так, квазицивилизация от попыток облагородить
обмен приходит к созданию квазиобмена, от попыток облагородить рынок
приходит к квазирынку и так далее, что, в свою очередь, обостряет все про­
тиворечия цивилизации, которые отменить может человек только ценой
собственной жизни.
Еще одной характерной чертой квазицивилизации является идея по­
рядка, при котором можно легко всем управлять. Философия человека ис­
пользует категории "индивид", "индивидуальность" и "личность" для харак­
теристики сущностных его качеств. Понятием индивид обозначается родо­
вое в человеке, то, чем человек похож на всех остальных. Понятием инди­
видуальность обозначается, наоборот, отличие каждого человека от друго­
го. Личность – это качество, которое реализуется в творчестве через свобо­
ду. Но творчество имлицитно содержит в себе и индивидность, и индивиду­
альность. Индивидуальность создает новое, но такое, которое могло бы
быть воспринято другими людьми. В основе различий людей лежит их
общность. Квазицивилизация устраняет эту диалектику, она пытается со­
здать пространство из одних индивидов путем подавления индивидуально­
стей. В ход идет здесь и квазивоспитание, и квазиобразование, которые фор­
мирование человека ставят на конвейер, стандартизируют. В итоге квазици­
вилизация создает тотальный порядок, где все управляемо. Не случайно
сегодня на западе так развита наука управления.
Часто личность ощущает в себе самой разлад, который возникает по­
тому, что она задает себе вопросы о положении дел с позиции культуры, а
ответ на них (пытаясь постичь объективную истину) хочет получить с пози­
ций цивилизации. Получается разговор типа: "Как же можно так жить? –
Так жить нельзя!" В столкновении этих вопросов человек недоумевает и не
может найти разумного ответа. Этот разговор имеет смысл, если мы пой­
мем логику квазикультуры. Квазикультура для каждого человека, для каж­
дой личности представляет собой не только реально осуществленные об­
стоятельства, но и часть внутреннего мира человека, его мировоззрение;
часть, в которой человек для себя осуществляет простое соединение циви­
лизации и культуры, тождество безразличия, когда культура похожа на ци­
вилизацию, а цивилизация – на культуру. Эту свою внутреннюю реаль­
ность человек постоянно хочет реализовать вовне. Человек хочет видеть
синих птиц, которые ему грезятся, в природе, но реальная жизнь всегда –
всего лишь погоня за этими птицами. Превращение культуры в природу
оборачивается квазицивилизацией.
Взятая в чистом виде жизнь человека как одновременное проживание
человека в пространстве цивилизации и культуры осуществляется как траге­

73
дия, составляет ее сущностный экзистенциал: трагизм человеческого бытия.
Этот трагизм изначальный и всепроникающий. Однако человек очень редко
ощущает его в своей повседневной жизни, потому что повседневная жизнь
его протекает в мансарде квазикультуры и квазицивилизации, надстроенной
над цивилизацией и культурой. Это касается, в первую очередь,рационально
организованной жизни разума человека. Все формы разумной деятельности
протекают, осуществляя тяготение к сциентизму либо к антисциентизму, но в
таком тяготении нет ни грамма страдания. Для современной цивилизации с
чертами глобалистики вообще характерно отсутствие опыта страдания и, в
особенности, сострадания. Страданий, конечно, много в любом месте и в лю­
бое время, но опыта такого страдания нет. Опыт страдания осознает и опи­
сывает интеллигенция. В ее отсутствии обычно и строится квазикультура и
квазицивилизация. И чем меньше такого опыта, чем меньше интеллигенции,
тем более разветвленней становится квазикультура и квазицивилизация. Тра­
гизм человеческого бытия проявляется в том, что для того, чтобы одному че­
ловеку преимущественно действовать в пространстве культуры, другому
надо обязательно действовать в пространстве цивилизации, создавая мате­
риальные условия жизни и тому, и другому. Действия эти по-разному оцени­
ваются в цивилизации и культуре. Там, где утилитаризм – там бессмыслен­
ность культуры. Поэтому люди пытаються культурничать в рамках цивилиза­
ции, и пытаются решить квадратуру круга: глядя вниз, смотреть вверх. Но,
увы:
Осень, созрели дыни,
И золотою стала дача…
Теперь бы избавиться от гордыни –
Невыполнимая задача!
Дело усложняется тем, что человек постоянно путается не в трех, а в
четырех соснах: цивилизации, культуре, квазикультуре и квазицивилизации.
И тогда он, как правило, избирает направления, которые ему подсказывают
компасы квазикультуры или квазицивилизации. Например, компас утилита­
ризма, с его принципом максимального счастья для наибольшего числа лю­
дей. А счастье, по сути своей, отождествляется с комфортом. Казалось бы,
какой трагизм в присутствии комфорта? А трагизм и не ощущается. Трагизм
ощущается только в позиции особого осознанного отношения ко всем
"четырем соснам". Это позиция интеллигенции. В одном стихотворении у
Вознесенского описан реальный случай:
В дождь, как из Ветхого завета,
Мы с удивительным детиной
Плечом, толкали из кювета
Забуксовавшую машину.
В нем русское благообразье
Шло к византийской ипостаси,
В лицо машина била грязью
За то, что он ее вытаскивал.


74
Речь в стихотворении идет о действительном случае, произошедшем
с поэтом и А.И.Солженициным. Так вот, грязь цивилизации, трагизм ее бы­
тия машина не чувствует. Ее чувствует только тот, кто понимает необходи­
мость постоянного втаскивания человечества из цивилизации в культуру;
причем, втаскивания по-настоящему, а не понарошку, как это предлагают
на свой лад квазицивилизация и квазикультура.
Пространства цивилизации, культуры, квазицивилизации и квази­
культуры выделяются человеком в едином, общем пространстве, которое
носит название – мира. Мир, в котором живем мы врозь и вместе, вместе и
врозь, имеет очень сложную структуру. Ориентирование в нем, которое
обычно происходит с помощью мировоззрения, требует, чтобы мы выделя­
ли по возможности объективные ориентиры в этой структуре. Анализируя
состав этой структуры по отношению к человеку, мы можем в ней найти
элементы всех четырех пространств. Причем, в мире нельзя любую вещь
однозначно рассматривать как элемент структуры либо исключительно ци­
вилизации, либо исключительно культуры. Вещи, свойства и отношения
многозначны. Одна и та же вещь может быть частью культуры и частью
цивилизации, и частью квазипространства. Все зависит от функционально­
го использования этой вещи человеком, какие функции и какого про­
странства он "вытягивает" из нее. Каждое из характеризуемых четырех про­
странств образует единство, и в то же время взаимодействует через чело­
века со всеми остальными. В сущности, такая форма организации про­
странства не представляет что-то исключительное и сложное. С подобным
мы в своей жизни встречаемся на каждом шагу. Комната – это не только
пространство моей жизни, но и пространство мебели, пространство физи­
ческого и энергетического взаимодействия атомов, молекул, слабых и
сильных полей и т.д., и т.п. Эти пространства можно выделять по любым
одноосновным признакам, и тогда мы получи модель мира со многими про­
странствами.
Человек в эту структуру вносит с собой еще одну сложность – он сам
внутри себя оказывается носителем всех четырех характеризуемых нами
пространств. Они и объективные, и субъективные обстоятельства, опреде­
ляющие жизненную активность человека и векторы ее направленности.
Ориентация происходит в этом, фактически, восьмимерном пространстве.
Причем, вначале первый этап такой ориентации – актуализация того или
иного пространства внутри себя, в своем внутреннем мире. Это осуще­
ствляет наш внутренний человек. Затем полученная смысловая и энергий­
ная сетка актуализируемого пространства накладывается на внешний мир.
Далее в нем выделяется объективное пространство в качестве обстоя­
тельств, планируемых действий. Важно подчеркнуть, что при этом эти об­
стоятельства воспринимаются как главные, а остальные – либо как второ­
степенные, либо вообще не берутся во внимание в самом прямом смысле
этого слова. И, наконец, происходит само действие. Но действуем мы не в
одном пространстве, а в целом и целостном мире. Поэтому результат в
этом мире получается большим, чем нам это представлялось. Результаты
наших действий богаче наших намерений, поскольку они происходят сразу

75
во всех пространствах. Но чтобы заметить их, надо поменять точку зрения,
перейти в другое пространство и во внутренних, и во внешних обстоятель­
ствах.
Действия человека в мире в этом смысле напоминают действия ого­
родника, который на своем участке выращивает и картофель, и лук, и мор­
ковь, и укроп. Собираясь на прополку картофеля, огородник актуализирует
"картофельное пространство" и запасается инструментами, которые ему
диктует логика этого пространства. Но пропалывая картофель, он пропа­
лывает весь огород. При этом, чтобы обратить внимание на то, что в ре­
зультате прополки картофеля произошло с луком или морковью, ему надо
перейти в логику другого пространства, вспомнить, какая обработка нужна
луку или моркови. Конечно, аналогия есть аналогия, и ничего более. Дей­
ствуя в мире, в логике культуры, человек, в отличие от огородника, изменя­
ет не только обстоятельства, но и себя в избранной им логике избранного
пространства, изменяет себя заметным и ожидаемым образом. Но для
того, чтобы понять, как его действия повлияли на обстоятельства других
пространств и на него самого в этих пространствах, нужно изменить пози­
цию, посмотреть на мир, руководствуясь иными ориентирами. Необходи­
мость смены ориентиров во время действий, диктуемых потребностями, –
дело чрезвычайно сложное. Поэтому человек, часто видя одну сосну, не
видит остальных трех. Не зная логики взаимодействия четырех про­
странств, он блуждает в них, как в четырех соснах.
Особенно остро проблема, назовем ее условно проблемой четырех со­
сен, возникает в процессе целеполагания, в особенности, если цели ставит
не просто рядовой человек, а человек, который своей целеполагающей дея­
тельностью определяет судьбы страны и даже многих будущих поколений,
как, например, Горбачев или авторы Беловежского соглашения. В этом слу­
чае очень важно и ответственно понимать диалектику всех четырех про­
странств. Чаще всего человек, переместившийся в идеологию, экономику или
политическую часть цивилизационного пространства, теряет способность ви­
деть объективное положение дел, он становится невосприимчивым к объек­
тивной истине. Если в руках этого человека оказываются средства масс-ме­
диа, то такой "болезнью" заражается огромное число людей, в том числе и
те, кто занят в производстве (а оно-то наиболее приближено к науке и объек­
тивной истине). Слепит человека "Я – интерес". И чем успешнее осуще­
ствляется такой интерес, тем более слепым оказывается человек к объектив­
ной истине. В выработке целей участвует не наука, а мировоззрение челове­
ка, которое определяется его координатами в этом четырехмерном про­
странстве. Чтобы поставить цели, которые бы учитывали интерес будущих
поколений, человек должен избавиться от слепоты. Для этого он должен
выйти в пространство культуры, которое предоставляет ему "Мы – интерес" с
их новыми возможностями и ракурсами.
История жестока по отношению к человеку. Она возникает в цивили­
зации и осуществляется через нее. Но своим ходом постоянно норовит рас­
топтать личность. Осознание этого факта всегда трагично. В культуре нет
своего времени. Она живет через конкретных людей чужим ей временем –

<< Предыдущая

стр. 13
(из 41 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>