<< Предыдущая

стр. 16
(из 41 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

5. “Христианская жизнь по добротолюбию, Избранные места из творений святых Отцов
и Учителей Церкви”. Собственная монастырская типография, – Харбин, 1930.
6. Поместный Собор русской православной церкви, посвященный юбилею 1000-летия
Крещения Руси. Троице-Сергиева Лавра 1988.
7. Таранов П.С. 120 философов. Жизнь. Судьба. Учения. – Т.1. – Симферополь:
Таврия, 1996.
8. Амвросий (Ключарев), архиепископ Харьковский и Атырский. Живое слово. – Харьков,
1892.
9. “Проблема глоссолалии в русской православной экзегетике”. – Журнал Московской
Патриархии, № 10. 1989.




88
УДК 21:14
Н.С. Звонок

НЕКОТОРЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ ПО ПОВОДУ ТЕОДИЦЕИ

Рассмотрены основные точки зрения на проблему теодицеи, прослежена эво­
люция данной проблемы. Ист.11.

Поиск разумного устройства мира свойственен и философии, и теоло­
гии: личности, помимо удовлетворения повседневных потребностей, необхо­
димо задуматься над смыслом бытия и как результат – попытаться объеди­
нить воедино себя, человечество, мир в целом. Это можно назвать духовной
основой мира, а можно дать научную интерпретацию объективных явлений,
главное – видение гармонической сущности бытия, благоговейное отношение
к миру, к жизни, к бесконечности природы, умение оценивать явления по
шкале добро-зло.
Концепция творения мира Абсолютом неминуемо ставит проблему:
как в таком случае оправдать наличие мирового зла? Эта проблема полу­
чила название теодицеи (от греч.theos –бог, dike-справедливость, букв. бо­
гооправдание). Цель теодицеи как религиозно-философского учения – до­
казать, что наличие в мире зла не противоречит представлениям о Боге как
воплощении абсолютного Добра. Понятие было введено немецким филосо­
фом Лейбницем в книге «Опыты теодицеи о благости Божией, свободе че­
ловека и начале зла» (1710) [1], однако проблема эта была поднята задол­
го до появления термина. По меткому замечанию В.Карпунина [2], неверу­
ющих эта проблема не интересует – нет никакого смысла в оправдании
Бога, который, с его точки зрения, является иллюзией. Верующему она
тоже не нужна – к чему логические конструкции, оправдывающие существо­
вание Абсолюта, в существование и всеблагость которого он и так безгра­
нично верит. Однако люди, ищущие, размышляющие, для того чтобы прий­
ти к Богу или уйти от него, должны решить для себя эту проблему, одну из
старейших в истории человечества.
Причина страданий человека – в наказании богов, гневающихся на
людей за невыполнение божественной воли, считали древние греки, рим­
ляне, египтяне и пр. В политеистических религиях ответственность верхов­
ных богов за зло в мире сведена к минимуму: они скорее судьи, поэтому
претензии к ним предъявляются не за зло, а за промедление в наказании
зла. Благодаря идее переселения душ (орфизм, брахманизм и пр.) и идее о
загробном воздаянии представление о возмездии из конечного индивиду­
ального бытия переносится в неопределенное будущее. Одну из первых
попыток объяснить происхождение добра и зла в мире мы наблюдаем в зо­
роастризме. Заратуштра сделал Ахурамазду верховным богом, олицетво­
рением положительных начал во Вселенной, Анхра-Майнью – воплощени­
ем отрицательного начала. Оба они – сыновья Эрвана, Бога бесконечного
времени. Всем живым существам Ахурамазда предоставил свободный вы­
бор между добром и злом. Заратуштра заявил о возможности борьбы со

89
злом, в которой каждый и человек, и дух должен сделать свой выбор: или
идти за духами зла, или духами добра. В этой свободе морального выбора
отразилось моральное раскрепощение личности, характерное для момента
важного перелома в жизни народа.
Монотеистические религии проблему происхождения зла ставят осо­
бенно остро: причина страданий, по мнению иудеев, в отступлении от веры
в единого Бога, в поклонении другим богам, в нарушении завета. Христиа­
не считают, что страдания человеческие – из-за исконной греховности лю­
дей. Через первоначальное грехопадение зло укоренилось в человеке, за­
разило его. Сама же по себе природа человека богоподобна и достойна
бессмертия. Учение Христа было революционным переворотом в становле­
нии культуры и морального самосознания в Европе. За каждым человеком
признавалось право морального выбора, чувство долга, голос совести и
пр. Христианство как религия мировая, то есть, преодолевающая границы
национальные, имущественные и другие – обращалось к человеку как тако­
вому, стало выразителем общечеловеческих идеалов, критериев, норм. За
человеком – выбор между добром и злом. И согласно христианству, и со­
гласно буддизму, добро существует реально, зло же творится. Христи­
анский богослов Августин объясняет, что Бог создал мир из «ничего», и на
его творении лежит печать «небытия, конечности и злобности». Только
благодаря божественной воле он удерживается в бытии, ибо всему сотво­
ренному присущи свойства материи - стремление к небытию, самоуничто­
жению и разрушению. Зло в его интерпретации предстает как умаление до­
бра, но если это умаление будет продолжаться, то и добро может совсем
исчезнуть. Невозможно служить одновременно и Богу, и Дьяволу, есть пре­
дельные ситуации, когда нужно сделать выбор. Свободу выбора между до­
бром и злом человек получил только после искупительной жертвы Христа.
Зло коренится в человеческой природе. Человек, даже младенец, не чист
от греха. Он не просто «раб Божий», но личность, уникальная и свободная,
связанная с Богом, обладающая волей, которую она может направить на
Добро или на Зло, отвечающая за свои поступки перед людьми и Богом.
Размышляя над проблемой, Фома Аквинский приходит к выводу: душа
владеет двоякими возможностями познания: чувственного – единичных явле­
ний, и интеллектуального – раскрывающего сущности. Свобода воли прояв­
ляет себя через познание разумом, и человек в выборе между добром и злом
может полагаться только на разум (отсюда его выбор всегда оправдывается
рационально). Но возможности человеческого разума ограничены, следова­
тельно, и свобода воли относительна, ибо человеческий разум ограничива­
ется верой и зависит от Бога.
Г.Лейбниц характеризует деятельность Бога высшим уровнем свободы,
но, имея абсолютную свободу, он не может действовать вопреки собственной
природе, ибо его природа – Добро. Исходя из теории предустановленной гар­
монии и утверждая концепцию о множестве миров, философ говорит об од­
ном, лучшем из них, избранным и сотворенным Богом (на эту мысль Вольтер
ответил в своем произведении «Кандид, или Оптимист»), сочетающем наи­
большее разнообразие с наибольшим совершенством (а какое разнообразие

90
возможно, если повсюду будет только добро? – Н.З.) Свобода выбора чело­
века зависит от уровня его духовного развития, ибо природа его – стремле­
ние к благу. Т.о., зло, согласно Лейбницу, не просто отсутствие добра, но со­
здается человеком через его несовершенство, непонимание Божественных
планов [1]. Лейбниц не столько оправдывает Бога, столько созданный им
мир. Логически построенная теодицея не свойственна вероучениям, опираю­
щимся на концепцио предопределения (ислам, кальвинизм и др.). Именно
принцип свободы воли является условием возможности зла морального и
физического.
Классический пример раздумий по проблеме – эпизод из романа
Ф.М.Достоевского «Братья Карамазовы». Иван Карамазов передает содер­
жание придуманной им поэмы о Великом инквизиторе своему брату Алеше.
Здесь два героя – девяностолетний монах, кардинал католической церкви,
управляющий инквизицией, и явившийся людям через пятнадцать веков
после своего воскресения сын Божий.
Испанский город Севилья ХVI века. Страшное время инквизиции, когда
«во славу Божию» ежедневно горели костры. Человечество по-прежнему ждет
Христа с верой и умилением. И в праздничный летний день, когда он явился на
площади перед собором «мучающемуся, страдающему, смрадно-грешному, но
любящему его народу», народ узнал его и последовал за ним. Но вот появ­
ляется Великий инквизитор и велит стражникам схватить богочеловека. Иисус
брошен в тюремную камеру, куда ночью к нему является Великий инквизитор и
обрушивает на него град упреков. По смыслу обвинительной речи, приход Хри­
ста не только вреден, но и опасен: деятельность Христа на земле проистекала
при полном непонимании сущности и природы человека, слабого и покорного
существа. Есть три силы, – говорит инквизитор, – единственные три силы на
Земле, могущие навеки победить и пленить совесть этих слабосильных бун­
товщиков для их счастья, – эти силы: «чудо, тайна и авторитет». Вместе взя­
тые, они связывали свободу людей, и это было к благу человечества, «ибо нет
заботы беспрерывнее и мучительнее для человека, как, оставшись свобод­
ным, сыскать поскорее того, перед кем преклониться» [3, с.224]. Христос от­
верг эти три силы, дававшие людям спасительную свободу от свободы, повел
их за собой, соблазнил их тем, что они свободно решать вопрос о том, что есть
добро и что есть зло…[4, c.12]. Вина Христа в том, что он апеллировал к сво­
бодному решению сердец на основе любви, а не слепого повиновения. За про­
шедшие полтора тысячелетия церковь исправила совершенное Христом зло (у
Достоевского речь идет о католической церкви, –считает кардинал). Подвиг
Христа церковь основала на другом фундаменте – чуде, тайне и авторитете, и,
прикрываясь именем богочеловека, вступила в союз с его врагом – Сатаной.
Однако поворотом к духу пустыни тайна инквизитора не исчерпана. Он со
своими сторонниками не верит ни в бога, ни в бессмертие души. И исправлять
учение Христа он стал потому, что убедился –«и сам Христос и его учение –
иллюзия… зря и бессмысленно требующая таких трудных вещей, как свобода
совести, свобода выбора» [3, с.226]. Достоевский выступает с той точки зре­
ния, что противоположное начало Христу в истории не менее реально, нежели
сам богочеловек. Прийдя в мир, чтобы своими страданиями выкупить челове­

91
чество из-под власти Его вечного противника, Христос задел только сам прин­
цип [5]. Мощь Сатаны была надломлена, однако его проявления в деятельно­
сти отдельного человека и всего человечества остались до конца времен. Ис­
купление Христа не нарушает свободы конкретного человека. Человеческая
жизнь становится полем борьбы между добром и злом, и решающая роль в
этой борьбе принадлежит самому человеку. Здесь Достоевский предугадал
грядущие проблемы: «Свобода праведна только через любовь, но и любовь
возможна только в свободе, – через любовь к свободе ближнего. Несвободная
любовь вырождается неминуемо в страсть, оборачивается насилием для лю­
бимого, и роком для мнящего любить…» – утверждает Г.Флоровский [6, с.297].
И Великий инквизитор, с его точки зрения, есть прежде всего жертва любви,
несвободной любви к ближнему, не чтущей и не уважающей чужой свободы.
Истина только тогда признается личностью, когда она достигается сво­
бодно, а не навязывается извне.
Вопросы, поставленные Достоевским, развивала русская религиозная
философия к. XIX – нач. XX в.: В.Соловьев, Е.Трубецкой, С.Франк, С.Булгаков,
В.Розанов, Н.Лосский. В их творчестве проблема теодицеи тесно связана с ан­
троподицеей («оправдание человека») – проблемой, возникающей из противо­
речия между благим божественным миропорядком и наличием в мире зла, от­
ветственность за которое возлагается уже не на Бога, а на человека человека.
В концепции В.Соловьева антроподицея приобретает форму агатодицеи
(«оправдания добра»). Исследуя исторический прогресс человечества с точки
зрения христианской нравственности, В.Соловьев приходит к выводу: истори­
ческий процесс, создающий новые формы общества, есть явление, хотя и со­
вершенно необходимое и важное, но все-таки относительное, подчиненное
высшей цели и теряющее свое оправдание, когда обращается против того без­
условного Добра, ради осуществления которого весь этот процесс и происхо­
дит [7]. Развитие общества, культуры закономерно именно с нравственной точ­
ки зрения. Этика может лишь предлагать разумное представление о добре, но
нравственная философия необходима, так как от окончательного выбора меж­
ду добром и злом человек ни в коем случае избавиться не может. Цель и
смысл человеческой жизни философ видит в приумножении добра. Нравствен­
ный смысл жизни определяется самим добром, доступным нам внутренне че­
рез совесть и разум, так как эти внутренние формы добра освобождены нрав­
ственным подвигом от рабства страстям и от ограниченности личного и коллек­
тивного себялюбия. Важнейшей нравственной формой он считал принцип че­
ловеческого достоинства или безусловное значение каждого лица, в силу чего
общество определяется как внутреннее, свободное согласие всех. Ценность
какого-либо объекта возможно утвердить только соотнесением с «абсолютным
масштабом», или Всеединым, представляющим абсолютную самоценность.
Человеческое существование обретает смысл в процессе утверждения лично­
стью самоценности и ценностей мира через приобщение к Богу.
Н.О.Лосский, приспосабливая проблему к современности, утверждает,
что Бог создал мир не для себя, а для тварных существ, которые должны быть
«действительными личностями», т.е.осознающими абсолютные ценности: ис­
тину, добро, красоту, свободу, Бога – и руководствоваться ими в жизни. В от­

92
личие от абсолютных ценностей относительные, которыми тоже дорожит чело­
век (победа, власть и др.), свидетельствуют об эгоизме. Тварное существо
должно стремиться к тому, чтобы стать действительной личностью. В зависи­
мости от того, какие ценности человек выбирает, он принадлежит либо Царству
абсолютных ценностей – Бога, либо царству греха , населенному грешными
эгоистическими существами, отпавшими от Бога. Причина зла – себялюбие че­
ловека – утверждает Н.Лосский [8]. Однако предложенный им вариант, как и
вариант В.Соловьева, расходится с христианской концепцией.
В большинстве философско-теологических учений зло предстает как не­
минуемый спутник добра. Вопрос, поставленный Достоевским устами его героя
Ивана Карамазова: Бог отвечает за созданный им мир, и если в мире торже­
ствует зло, следовательно, либо Бог не Всеблагой (допуская страдания невин­
ных детей), либо он не обладает необходимой степенью могущества, либо его
вообще нет, а если Бога нет, значит, «все позволено»? – неминуемо ставит
проблему «Всевидящего Бога» как необходимого условия и гаранта морально­
го поведения человека. А эта проблема возвращает нас к поставленным изна­
чально вопросам: если Бог всеблаг, то откуда в мире зло? Выход возможен
только за пределами круга вопросов: постулат о долженствовании ориентиро­
вания на Добро в свободном выборе личности, о полной независимости и ав­
тономности моральных решений, выдвинутый И.Кантом, отрицает зависимость
моральных решений личности от Бога. Кант, человек безусловно верующий, не
опровергал религию, но признавал «в границах разума», ответственность за
моральный выбор возлагая на человека.
Схоластические размышления над проблемой теодицеи идут по пути:
теодицея – антроподицея – агатодицея, переходя из сферы теологии в об­
ласть морали. Они, не давая окончательный ответ: существует Бог или нет,
заставляют человека задуматься о своей ответственности за будущее че­
ловечества. Внутреннюю сущность культуры составляет поддержка чело­
веческого в человеке. С таких позиций история культуры должна быть
представлена как направленность на Добро. Выживание человечества
необходимо требует уважения к личности как цели общественного разви­
тия, следовательно, и к инакомыслию: каждый имеет право на свободу вы­
бора, свободу совести. Но эта свобода допустима только в определенных
пределах: если она не наносит вред другим.
Литература
1. Лейбниц Г. Сочинения. В 4-х т. – Т.4. – М., 1989. – 634 с.
2. Карпунин В. Настолько ли наивна теодицея Лейбница, как это обычно считается? –
Интернет
3. Достоевский Ф.М. Полн.собр.соч. В 30 т. – Т.14. – М.: Наука, 1976.
4. Мацейна А. Великий инквизитор. Противоположности в мировой истории. – Наука и
религия. – 1990. – №11,12.
5. Митрохин Л. Христос: миф или действительность? – Л.: Наука,1987. – 143 с.
6. Флоровский Г. Пути русского богословия. – К.: Путь к истине, 1991. – 600 с.
7. Соловьев В. Соч.В 2-х т. – М.: Правда, 1989
8. Лосский Н. Бог и мировое зло. – М.: Республика, 1994. – 431 с.
9. Кувакин В. Религиозная философия в России. – М.: Мысль, 1980. – 309 с.

93
10. Смирнов М. Добро как правда. Этическая концепция В.Соловьева. – Наука и религия,
1991. – №2,5
11. Соловьев Э. Вера и неверие Ивана Карамазова // Прошлое толкует нас. – М.: Поли­
тиздат, 1989. – с. 242-254.




УДК 291.5
В.М. Шелюто

ЗАКОН И БЛАГОДАТЬ В СИСТЕМЕ
ЭТИЧЕСКИХ ЦЕННОСТЕЙ ХРИСТИАНСТВА

Статья посвящена рассмотрению представлений о законе и благодати в

<< Предыдущая

стр. 16
(из 41 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>