<< Предыдущая

стр. 18
(из 41 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

да, который в современной гуманитарной науке именуется «постиндустри­
альным обществом», в то время как на языке религии он именуется време­

99
нем Антихриста, Кали-югой и т.д. и сопряжен с утратой религиозных тради­
ций и установлением единого «железного» мондиалисткого «закона». Таков
процесс является торжеством объективности, однако в нем заложен глобаль­
ный трагизм человеческого существования, лишающегося своих корней. Тра­
гизм, который замечательно передан в произведениях Ф. Кафки, С. Беккета и
других авторов XX века.
Отношение между человеком и Законом ярко описано в одной из притч
Ф. Кафки. Когда поселянин подходит к привратнику, стоящему у врат Закона,
привратник ему отвечает: «Если тебе не терпится – попытайся войти, не слу­
шай моего запрета. Но знай: могущество мое велико». И хотя доступ к Зако­
ну должен быть открыт для всех, поселянин садится и ждет когда его пропу­
стят. Так, в ожидании, проходит вся жизнь: «Уже меркнет свет в его глазах, и
он не понимает, потемнело ли все вокруг или его обманывает зрение. Но те­
перь, во тьме, он видит, что неугасимый свет струиться из врат Закона». И
когда поселянин умирает привратник кричит ему чтобы он услышал ответ:
«Никому сюда хода нет, эти врата были предназначены для тебя одного. Те­
перь пойду и запру их» [6, с.16-17].
В этой притче Ф. Кафка посредством образов передал иудейскую кон­
цепцию Закона, который страшен и непознаваемый для человека, так же
как Бог, говорящий Иову из бури. Закон является чем-то абстрактным, бес­
конечно далеким, непонятным, человек пытается постичь его смысл, но не
может. Закон выступает как форма, как буква которую нельзя нарушить, но
которая сама не объясняет почему и зачем она существует. Свет Закона не
проникает в душу поселянина, он остается вне ее.
Плюралистическое мировоззрение, в отличие от монистического
предполагает свободный выбор личности. Лишенное религиозных корней,
оторванное от традиции человеческое сознание пытается обрести и закон и
благодать одновременно. Но этой возможности оно лишено, поскольку оно
изначально не доверяет закону (как чему-то абстрактному, чуждому по от­
ношению к «экзистенции»), но и не способно обрести благодать, потому
что лишено представлений о сверхличных, трансцендентальных ценностях.
Такое сознание как бы замыкается на своем «Я», оперируя лишь «здравым
смыслом», т.е. обыденным мышлением, не поднимаясь до осознания смы­
сла жизни, не доверяя ни науке ни религии. Ярчайшим примером такого
мировоззрения является постмодернизм.
Литература
1. Вышеславцев Б.П. Этика преображенного Эроса. – М.: Республика, 1994. – 368 с.
2. Топоров В.Н. Святость и святые в русской духовной культуре. Т. 1. Первый век хри­
стианства на Руси. – М.: Гнозис-Школа «Языки русской культуры», 1995. – 875 с.
3. Братусь Б.С. К проблеме нравственного сознания в культуре уходящего века // Вопро­
сы психологии. №1, 1993. – С. 6-13.
4. Малахов В.А. Етика. – К.: Либідь, 1996. – 304с.
5. Пригожин И. Филсофия нестабильности // Вопросы философии. №6, 1991. – С. 46-52.
6. Кафка Ф. Собрание сочинений: В 4 т. Т.4. – СПб.: Северо-Запад, 1995. – 447 с.



100
ОНТОЛОГІЯ, ГНОСЕОЛОГІЯ, ФЕНОМЕНОЛОГІЯ


УДК 130.32.+130.121
В.А. Мандрыка

ГЕГЕЛЬ: КОНЦЕПЦИЯ ПРОДУКТИВНОГО МЫШЛЕНИЯ
КАК КОНСТРУКТИВНО-ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКОГО
ПРОЦЕССА СТАНОВЛЕНИЯ ИСТИННОГО ЗНАНИЯ

В статье анализируются отдельные аспекты центральной проблемы фило­
софии Гегеля – "мышление". Дается общий и пунктирный абрис концепци
мышления как процессуальной креативно-конструктивной формы продуциро­
вания новых истинных знаний; "чистого мышления" как рационального
инструмента самореализации "Логической Идеи", "Духа", "Разума". Ист. 20.

«Во всех формах духа: в чувстве, в
созерцании и в представлении, –
мышление составляет основу»
Гегель
Наиболее глубоким и значимым учением о логико-гносеологической и
феноменологической сущности мышления и его рационально-теоретической
и конструктивной роли в истинном познании проблем в истории философии
и философии культуры мышления является учение в философии Гегеля. Ге­
ниальность философского учения Гегеля о логико-рациональной мощи мыш­
ления в открытии фактов и конструктивизации новых теоретических знаний
особенно очевидна в нашу эпоху постнеклассической рациональности.
Современное «умозрительное» абстрактно-теоретическое мышление, осо­
бенно в математике, физике, кибернетике, биотехнологии, генной инженерии,
социологии обусловило фундаментальные научные открытия, свидетель­
ствующее о триумфе и относительной приоритетности и независимости аб­
страктной теории, системы теоретических структур знания, идеализировано-
сконструированных объектов от эмпирических данных. При этом обнару­
жилось, что то свободное и конструктивно-рациональное движение теорети­
ческого познания (в диалектическом смысле), которое Гегель понимал атри­
бутивной определенностью философствования образует, во-первых, опреде­
ляющую характеристику продуктивно-теоретического мышления в целом; во-
вторых, характеризуется множественностью концептуальных понятийно-тео­
ретических и образно-символических ансамблей, позволяющие целеполага­
ющему интеллектуальному конструированию изображать и эксплицировать
разнообразные виртуальные модели – сюжеты, теоретические картины и
проективно создавать на их основе путем материального конструирования
весьма разнообразные фрагменты «искусственно/естественного» бытия.
Современная теоретическая и практическая рациональность приоб­
рела программно-целевой и проективный характер. Она предстает как из­
менение способов мыследеятельности новой исторической формы «всеоб­

101
щего мышления», т.е. как рационально-теоретическое мышление, целиком
спроецированное на социум. Прямо эту идею выразил Г. Башляр: «Наука
рождает не посредством логических импульсов, имманентных реальности,
а посредством импульсов – импульсов рациональности, – имманентных ду­
ху. Сформулировав в итоге первоначальных усилий научного духа, основу
для изображения мира, духовная актуальность современной науки начина­
ет конструировать по образцу разума. Научная деятельность целиком по­
священа реализации рациональных ансамблей» [1, с.37]. Именно такой
формы и направленности мыследеятельность приравнивается к конструк­
тивному «чистому» мышлению, которое целеактивно и способно создавать
новые искусственные миры. Эти миры не открываются, их приходится
«придумывать», моделировать. Развитие компьютерной техники позволяет
вариативно эти миры как строить, так и разрушать, а разрушив, деконстру­
ировав, вновь концептуально-теоретически конструировать. Постнекласси­
ческая наука сформулировала методы и технологии таких процессов, стала
своеобразной конструктивной «технонаукой», для которой естественная ре­
альность есть основа, субстанция моделей устройства искусственного бы­
тия. В-третьих, Гегель открыл реальный процесс развития теоретического
мышления, конструктивность которого (если оно относительно не зависит
от чувственных данных) позволяет субъекту познания совершать выход за
пределы возможного опыта и производить проективно-созерцательный
переход от материальной реальности, к тем самым ноуменам, которые
Кант определил как идеи чистого разума. Перечисленные особенности есть
характеристики истории Субъекта и творимого им мира, которые предстают
как изменение продуктивных, рациональных и конструктивных способов па­
радигмы креативной мыследеятельности вообще.
Проблемы продуктивно-конструктивного мышления в «Феноменологии
духа», «Философии духа» и «Науки логики». Понятие «мышление» – важней­
шее в философии Гегеля. Оно выполняет особые функции и в конструктивной
мыслительной деятельности Гегеля как уникального теоретика философии и в
его конструктивных логико-философских построениях. Эта особенность имеет
метод в процессах соотношения и анализа отличия понятия «мышление» от
понятий «дух», «разум», «логическая идея», в интерпретации его содержатель­
но-проблемной многосторонности.
Феноменология Гегеля как конструктивно-рациональный процесс чи­
стого мышления имеет разумеется иной смысл, чем феноменология Гус­
серля. Гегель представил феноменология чистого мышления как историю
последовательных этапов развития творческого мышления, различных
форм логики рационального мышления от всевозможных притязаний чув­
ственности. В своем «Предисловии», Гегель, анализирует ситуацию фило­
софии, ставит своей задачей исследовать истину как научную систему,
когда «чистая достоверность», «чистые мысли… становятся понятиями…
они поистине суть – самодвижения, круги, то, что составляет их субстан­
цию, духовные существенности» [2, с.18].
Гегелевская концепция мышления анализировалась многими евро­
пейскими и советскими исследователями. Значительный вклад в анализ ге­
102
гелевского понимания проблем диалектики мышления внесли работы
В.И. Шинкарука, М.А. Булатова, С.Б. Крымского, В.Ф. Асмуса, М.К. Мамар­
дашвили, А.С. Богомолова, Э.В. Ильенкова, П.В. Копнина, Т.И. Ойзермана,
М.Ф. Быковой, Н.В. Мотрошиловой и др. Исследованию проблем гегелев­
ской концепции мышления посвящены работы таких европейских авторов,
как К. Дюзинг, Г. Мюллер, Г. Гюнтер, Х. Киммерле, М. Ридель и др., излага­
ющие такие проблемы гегелевской философии, связанные, в частности, с
его пониманием мышления: диалектики рассудка и разума, формы и содер­
жания мышления, о противоречиях мышления, о силлогистике, рефлексия
и субъективность, роль мышления в экспликации понимания единства тео­
ретического и практического. Иными словами, в работах указанных авторов
выявляется многообразный смысл гегелевского понятия мышления и прин­
ципов концепции мышления в целом. Однако в имеющихся исследованиях
гегелевское понимание мышления не анализируется в аспекте конструктив­
ности «чистого мышления» (а если и затрагиваются отдельные аспекты, то
лишь фрагментарно).
Конституирование чистого мышления. «Феноменология духа», «Нау­
ка логики» и «Философия духа» Гегеля излагают учение о рациональной
конструктивности чистого мышления, которое предстает целиком как «аб­
страктно-духовный труд». Фундаментальным положением концепции Геге­
ля являются понимание мышления как активный познавательной деятельно­
сти, порождающей структуры чистого мышления – новые суждения, умоза­
ключения, понятия. «Разум», «дух» и «логическая идея» – основные понятия
которыми характеризуются различные формы, акты, процессы, смысловые
значения этой деятельности. Актуальным есть вывод: «Умозаключение есть
разумное и все разумное» [3, с.365]. В работе «Наука логики» умозаключе­
ние предстает как абстрактная категория, как форма идеи в содержательно-
конструктивном процессе мышления. И так как содержание мышления
конституируется разумным, то утверждается, что «мышление есть разум»…
через форму, которая есть умозаключение» [3, с.365]. Философия мышления
есть постигающее мышление – образование суждений, умозаключений, по­
нятий – духовно-конструктивная, целеполагающая, рационально-смысло­
вая деятельность.
В «Феноменологии духа» Гегель употребляет понятие «чистая ду­
ховность» как всеобщее. Что такое духовное? Оно есть то, что «действи­
тельно: оно есть сущность или в-себе-сущее, оно есть то, что вступает в
отношения, и то, что определенно; оно есть инобытие и для-себя-бытие,
– в этой определенности или в своем вне-себя-бытии оно есть неизменное
внутри себя; или оно есть в себе и для себя. Но оно есть это в-себе-и-для-
себя-бытие только для нас или в себе оно есть духовная субстанция [2,
с.12]. Это определение излагает широкое толкование, перечисляет многие
функции духа, который «есть наука» как действительность и царство соб­
ственной стихии. Становление истинного знания есть процесс чистой ду­
ховности, "которая есть мышление и которая есть только в духе" [2, с.13].
В этом месте гегелевской дискурсивности содержится ключевое положение в

103
отношении феноменологической и онтологической направленности чистой ду­
ховности («чистого мышления»). Его конструктивность и рациональность про­
является структурами и формами созерцающего мышления, трансценденталь­
ной способности воображения, актами продуктивной интенциональности.
Гегель считал, что исходным пунктом всякой научной системы может
быть лишь абстракция, понятие, идея. Абстракция должна составлять «на­
чало и ту стихию», из которой развертываются схемы, структуры и образы
конкретного теоретического знания. Конкретное имеет ту особенность, что
оно схватывается мышлением путем созерцания и представляет собой «чув­
ственную тотальность». Задача аналитического и синтетического способов
мышления состоит в том, чтобы постигнуть многообразие в единстве и
единство в многообразии. Эта ключевая мысль имеет место и в «Феномено­
логии духа» и в «Науке логики». Содержание этой мысли пронизывает
конструктивизация феноменологии духа: 1) сознание, самосознание, абсо­
лютный дух (имманентная единица, абстрактно-теоретический конструкт);
2) субъективный дух; практический дух и свободный дух; 3) субъективный
дух, объективный дух и абсолютный дух (концептуально-теоретический
конструкт «Философии духа»), имеющий множество составляющих форм его
структуры. Разум, выступающий основой сознания и самосознания, раскры­
вается как их «первоначальное единство в истине». Теоретическая и практи­
ческая деятельность одного и того же субъекта выступает как «абсолютный
субъект» – «разум», «дух». Новое знание есть процесс развития сознания от
предметного мышления (рассудочного), полагающего предмет, к разуму,
постигающему тождество и различие мышления и бытия.
Подлинная природа постигающего мышления предстает только в
самом процессе его движения к реальному знанию, к истине. Знание и исти­
на – его две логико-гносеологические и феноменологические детерминации.
И поэтому это так, что знание, истина, являющееся познающее сознание
суть необходимые моменты чистого мышления. Реальное знание есть созна­
ние и сознание предметности как таковой, т.е. сознание бытия всего сущего
как объективного. В этом значении познающее сознание предстает в феноме­
нах непрерывного процесса саморазвития и само-проверяемости. Гегель
формулирует первый принцип этого процесса: «Но сознание для себя самого
есть понятие себя». Его содержание связано со вторым принципом: «Созна­
ние в себе самом дает свой критерий…» и третьим принципом о том, что
«сознание проверяет само себя». Сознание является в мир как деятельность
постижения и освещения сущего в его истине, как опыт активности. Поэтому
опыт продуцирования нового знания, новых представлений есть бытие, «диа­
лектическое движение» самого познающего сознания. В «Феноменологии
духа» Гегель конституировал познающее сознание (мышление) в его поступа­
тельности, в формах отношения познающего сознания к объекту. Оно име­
ет своим результатом понятие науки – сферу «чистых сущностей». Это и
есть процесс и итог развития «чистого разума», прошедшего путь смысло­
вой рациональности и конструктивности как рациональных смыслополаганий
и решений, смысловых усмотрений (интенциональных актов) и созерцаний
мышления. Гегель отмечает, что объект познания есть нечто, неопределен­
104
ность, что дает возможность творить любое определяемое нечто в перспек­
тиве формообразований сознания к истине. Мышление проявляет себя в
функции трасцендентальной активности – конструирования «чисто теорети­
чески» идеально недействительный объект.
Субъективность мышления – это его фундаментальное свойство, в
лоне которого рождается «чистая субъективность», «становление человече­
ского «Я», и его «могущественной» конструктивности. Становление субъек­
тивности мышления есть становление нового истинного знания, миропонима­
ния, поэтапное становление созидающего «Я». Субъективное мышление Ге­
геля есть познающее мышление – диалектический процесс постижения
проблем посредством «разума», «рассудка», «акта суждения», «идеи», «по­
нятия». В структуре этого мышления понятия – абстракции, идеализации –
допущения, гипотетические суждения. «Чистая субъективность», «чистое
мышление», «чистое познание» есть принцип логической формы и онтологи­
ческого содержания чистой деятельности познающего духа, разума. С пол­
ным основанием следует утверждать, что субъективное мышление, его моду­
сы, уровни и этапы, порождают новые конструктивные формы и процессы,
новые конструктивные материальные и идеальные образцы культуры.
По Гегелю, субъективность конституируется в процессе развития по­
знавательного мышления, его внутренней активностью как «интерсубъек­
тивная» смыслополагающая деятельность. Она зарождается, разворачи­
вается формообразующими акткми в становлении истории и культуры обще­
ства. Субъективность становится всеобщностью высшего рода, конкретным
бытием всеобщего, индивидуализацией его конкретных форм содержания.
Единичность, по Гегелю, «есть всеобщее», оно сливается с всеобщим (с
нравами, обычаями, языком, традициями) – культурой в целом. Субъектив­
ность, таким образом, есть, «зеркало», комбинация возможностей, свойств и
характеристик мира. Она в этой трактовке есть концепция самопрезентируе­
мой субъективности – концептуально-теоретическая конструктивизация но­

<< Предыдущая

стр. 18
(из 41 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>