<< Предыдущая

стр. 20
(из 41 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

го «я», которое имело место у И. Канта и у Фихте (индивидуальное «я» –
субстанция, отождествляет его с чистым мышлением, со всеобщностью, с
абсолютной идеей). В самом деле, и кантовский трансцендентальный субъ­
ект, и гуссерлевские схемы рассмотрения “сознания”, и гегелевский Абсо­
лютный дух имеют своим содержанием структуры, механизмы познания ,
которые “помещаются” “как” бы вне пространства исторического времени и
конкретной практики познавательно-преобразовательного сознания, изуча­
ют в аспекте “чистых структур”, возможностей, “сущностей” мышления и
познания.
В чем же состоит конструктивность духа? В энциклопедии Гегель заяв­
ляет, что «деятельность духа состоит по самому существу своему… в том,
чтобы… подчинить мир своему мышлению, творить его из понятия» [5, с.54].
Творящее (конституирующее) мышление духа развивается путем феномено­
логической и онтологической способности всеобщих и необходимых аб­
страктно-идеальных объектов (рациональных конструктов): теоретического
духа, объективного духа, абсолютного духа. Каждый теоретический конструкт
имеет структуру и последовательность ступеней своего развития. Фундамен­
тальным положением является мысль о завершающей ступени абсолютного
духа, изображающей суть Голгофы человеческого духа – содержание мышле­
ния самого мышления, или познания самого познания. На ступени абсолют­
ного духа интеллигенция, содержание ее энтелехии проявляет себя как
«сама себя знающая истина, сам себя познающий разум» [5, с.310]. Дея­
тельность духа обретает на этой ступени своей конструктивизации новое ка­
чество – «знание абсолютной идеи» [5, с.382]. Знание в этой смысловой
конструктивизации составляет «субъективность разума, и объективный ра­
зум» [5, с.310].
Рационально-теоретическая и рационально-практическая онтология
духа концентрируется в прогрессивных развивающихся проблемно-продуктив­
ных процесса мышления новых структур знаний. Познающий дух энциклопе­
дии предстает: а) как знание («в качестве понятия понятие»); б) как види­
мость («содержание или предмет»); в) как абсолютное самоопределение
(«нечто идеальное). Эти формы деятельности духа позволяют назвать его
111
«творческой деятельностью, хотя продукты духа, поскольку он есть только
субъективный дух, не обретают еще формы непосредственной действитель­
ности, но остаются более или менее идеальными» [5, с.257]. Прогресс духа на­
ступает в той формообразующей ипостаси, когда его рациональная конструк­
тивность состоит в том, чтобы быть: 1) теоретическим («разумное полагать
теперь как свое… делать определенность субъективной»); 2) практическим,
когда он освобождает себя от субъективности – односторонней формы своего
содержания; 3) свободным. Конструктивность и рациональность духа выяв­
ляется в конкретной определенности содержания его предметности, в котором
его предметности, в котором «снята всякая удвоенная односторонность» [5,
с.258].
Судьба мышления складывается далее таким образом, что теоретиче­
ский и практический дух находится в сфере субъективных и объективных це­
лей, интересов, определений. Оба способа (теоретический и практический)
есть формы, конституирующие смысловую и целеполагающую значимость
чистого разума – порождающего то, что содержится в субъективных и объек­
тивных определениях мыслящего знания – продуктах чистой абстрактно-иде­
альной теоретической деятельности. Именно такой дух Гегеля свободный,
«активен, производителен». Здесь Гегель выражает чрезвычайно глубокую
ключевую мысль о предметно-практической и конструктивно-теоретической
онтологии духа: «Теоретический дух, по-видимому, только воспринимает то,
что наличествует, тогда как практический дух должен создать нечто такое,
чего внешне еще нет налицо» [5, с.260]. Что есть предпосылкой, содержа­
тельным основанием для такой формы деятельности духа? Ответ на этот во­
прос позволяет сформулировать в чем же состоит особый статус конструк­
тивно-теоретического духа. Он заключается в том, чтобы «найденное пола­
гать как свое собственное… благодаря чему и содержание сразу становится
для нее разумным. Эта деятельность есть познавание» [5, с.262].
Какой процесс познания, мыслительной деятельности относится к по­
знаванию? Познавание есть такой тип деятельности теоретического духа,
которая «познает, но кроме того, еще и созерцает, представляет, вспоми­
нает, воображает и т.д.» [5, с.263]. В этой части своей теоретической эн­
циклопедии Гегель раскрывает цель такой деятельности, состоящей в по­
знании истины постольку, поскольку интеллигенция «полагает для себя его
понятие». Имманентный смысл познания, его истинность продуцирует та­
кое «созерцание, которое проникнуто рассудком и духом, ибо «только ра­
зумное представление, порождение продуктов фантазии, проникнутых разу­
мом и изображающих собой идеи и т.д. конституирует познающее созерца­
ние [5, с.265], т.е. мыслящее созерцание.
Это мышление имеет дело с предметной объективностью как непосред­
ственное и опосредованное отношение духа, сознания к своему предмету по­
знания. Мышление в этой ипостаси есть не только абстрактное мышление, а
нечто большее: мышление сочетается, взаимоопределяется с созерцанием.
Гегель как и Кант признавал слияние созерцающей мысли с предметом.
Ильин И.А. в параграфе «О спекулятивном мышлении вообще» Гегеля об

112
этом процессе пишет так: «Созерцающая мысль мыслит предмет свой с тою
силою абсолютного погружения, которая ликвидирует субъективно-конечную
сферу «предполагающего» сознания, устраняет ее нацело, аннулирует ее»
[10, с.53]. Следовательно, совершается некоторое конструктивно-мысленное
«схождение» познающего с предметом, в котором они сливаются воедино,
образуя новое мыслительно-созерцательное образование. Образуется смыс­
ловое тождество субъекта – объекта – принцип и сущность истинной фило­
софской спекуляции. Таким образом, прогресс философии духа состоит в
смысловом конституировании теоретического и практического духа, их струк­
тур и форм развития, обуславливающих субъективный и объективный про­
цесс полагания усмотрения, приписывания таких смыслов чистого разума,
которые становятся истинной. В ходе этого процесса возникает три ступени:
а) созерцание; б) представление; в) объективность.
Система мышления абсолютного духа как историческая теория пред­
стает как некий “абсолютный этнос”. Гегель откровенно признает сочини­
тельский характер своей философии. Он пишет, что “величайшим действи­
ем духа была бы всемирная история, и это универсальное деяние на поле
битвы всеобщего духа можно было бы попытаться переработать в абсолют­
ный эпос, где героем был бы человеческий дух humanus, восходящий в про­
цессе своего воспитания от тупой придавленности сознания к ступени все­
мирной истории. Но как раз вследствиие своей универсальности такой сюжет
был бы слишком неподатлив для художественной индивидуализации… Для
поэзии это было бы возможно только двояким образом, а именно внутренний
творец истории, вечная абсолютная идея, реализующаяся в человечестве,
выступила бы либо как направляющий, деятельний, исполняющий индивид,
либо как скрыто действующая необходимость” [11, c.446].
«Переработанную» мировую историю Гегель не называет эпосом или поэзи­
ей, а дает имя истории философии и науки логики. Мировая история систе­
мотворчески понимается как единый процесс Абсолютного, как объясняю­
щая теория тотальности, и чтобы строго подчинить философию поэзии и
снять поэзию в философии, философия Гегеля сама конституируется со­
чинительством, она является продуктом форм и структур такого конструк­
тивного и системноразвивающегося мышления, которое сознало не поэтиче­
скую, а рационально-сочиняющую модель философии. Действительность и
история подчинились креативным аспектам сочинительской философии.
Гегель разделяет идеи наукоучения Фихте по вопросу о сущности Аб­
солютного Я, которое актом самопологания вызывает себя к бытию. Опре­
деления системы вытекают из исходного начала с непреложной необходи­
мостью. О наукоучении Гегель писал так: «Фихтовская философия облада­
ет великим преимуществом: она установила, что философия должна быть
наукой, исходящей из одного высшего основоположения, из которого выво­
дятся все определения. Важное значение имеют это единство принципа и
попытка научно последовательно развить из него все содержание сознания
или, как это тогда выражали, конструировать весь мир» [12, c.463]. Гегеля
привлекала идея Фихте преодолеть дуализм Канта, и его идея монизма,
что весь мир не – Я – и природа и дух – есть продукт деятельности Я. Но,
113
как указывает Гегель, «конструировать весь мир» из единого принципа
Фихте не удалось. Так как его Я – «субъективный субъект» не выходит за
пределы конечности.
Что такое понятие у Гегеля? В диалектике мышления Гегеля поняти­
ем есть философский предмет – сконструированная спикулятивная, мыс­
лительная реальность. Феноменологическая особенность духа Гегеля
предстает в аспектах его длительной конкретности – феномены самозаро­
ждения, самороазвития и самопознания имеют все стадии развития и раци­
онально – продуктивной конструктивности, какие только мыслимы для по­
знания и концептуального понимания природы, общества и смыслов позна­
вательно – развивающегося духа. Развитие понятийного мышления должно
конститутивно и регулятивно совпадать с развитием предмета познания.
Задача филосоствования заключается в том, чтобы мысленно схватить и
понять явление духа в их саморазвивающейся не только «необходимой по­
следовательности», но и в схеме понимания, что все формы конституиро­
вания его содержания, «составляющие предмет особенных частей филосо­
фии духа, развиваются из самого понятия духа». Фундаментальным фило­
софским открытием Гегеля являлось конституирование процесса самораз­
вития понятия, продуктивно – понятийного мышления как конкретно – опре­
деленных логико – онотологических этапов самозарождения его развития и
превращения в новые качественно определенные смысловые содержания.
Рациональная конструктивность понятия излагается: 1) как высшая форма
мышления; 2) как достояние духа и его чистая самость; 3) как царство
субъективности.
Критически анализируя метафизическое мышление и формальную ло­
гику, Гегель не соглашался с абсолютизацией эмпирического метода мышле­
ния, с допущением, что действительные отношения предметов можно выра­
зить, пользуясь формой суждений, как чем-то застывшим и готовым. Он так
же считал, что нецелесообразно, не рационально, наивно принимать непо­
средственные представления, непосредственные образные отражения и умо­
заключения о предметах за истинное познание этих предметов. «Если Гегеля
понимать как чистый панлогизм и если признать, что он признавал только
реальность понятия и его диалектическое развитие, то надо со всей реши­
тельностью сказать, что… диалектическое развитие понятия у него есть не
больше как необоснованная пустая фикция» [13, c.919]. Лосев на основе со­
четания особенностей гегелевской и гуссерлевской феноменологии именует
специфическое конструирование «смысловым конструированием». Под
смысловым конструированием понимается «логическая конструкция катего­
риальной структуры», которая позволяет мышлению создавать феноменоло­
гическую смыслоаую картину философского предмета, эйдоса и символа –
чувственной и интеллигибельной реальности. Феноменологическая смысловая
картина есть результат усмотрения сущности, содержания, чистого описа­
ния.
Конституирующее мышление, полагание и опыт. Полагающая ре­
флексия и аналитическое познание. Если процесс мышления начинается
с тождества, то оно становится началом смысловых различий. Но познава­
114
тельно-противоречивая ситуация может сложиться так, что различия могут
привести к той форме тождества, с которой начиналось развитие мышле­
ния, полагание идеи. Мышление Гегеля есть движение вперед, содержание
которого («С чего следует начинать науку?») «состоит не в том, что выво­
дится лишь нечто или совершается переход в нечто истинное иное… Нача­
ло философии есть наличная и сохраняющаяся на всех последующих эта­
пах развития основа, есть то, что остается всецело имманентным своим
дельнейшим определениям» [14, с.127-128]. Мышление преодолевает этот
начальный метафизический этап, путем смыслового конструирования но­
вых и новых форм тождества, которые отличаются друг от друга субъектив­
ностью и объективностью, формами полагания. Именно смысловое констру­
ирование духом новых форм тождеств и различий и есть аналитический про­
цесс конструктивности чистого разума. В развивающемся продуктивно –
конструктивном понятийном мышлении они взаимосвязаны. Полагание есть
функция, способ и форма деятельностной сущности конструктивно – позна­
ющего мышления, духа, разума.
В чем сущность гегелевского полагания? Полагание есть акт деятель­
ности мыслящего сознания, конституирующего «я» в контексте объекта по­
знания. Гегель отмечая эту особенность, пишет, что «объект полагается здесь
в такой же мере субъективно, в какой субъективность теряет свою односто­
ронность и становится для себя объективной» [4, c.237]. Объект полагается
субъективно. Такое отношение субъекта к объекту есть созидательная дея­
тельность. Субъективность развивается, форма ее оказывается неустойчи­
вой, односторонняя субъективность познавательной деятельностью снима­
ется путем развития содержания и определения понятия. Продуктивное
мышление в этом процессе есть являющееся понятие объекта познания.
Поэтому форма субъективности, развиваясь, изменяется, ее понимание ин­
терпретация и «наполняется» постепенно объективным содержанием объек­
та познания, логика мышления которого совпадает с метафизикой – наукой
о вещах, постигаемых в мыслях, за которыми признается, что они выражают
сущности и существенное вещей.
«Наука логики» есть учение о полагающей сущности духа и проявления
этой способности в структурах аналитического познания. Гегель, что чистая аб­
солютная рефлексия есть, «во-первых, полагающая рефлексия; она, во-вто­
рых, начинает с предположенного непосредственного и есть, таким образом,
высшая рефлексия. В-третьих, однако, она снимает это предположение, и, бу­
дучи в то же время в этом снятии предположения предполагающей, она есть
определяющая рефлексия. Рефлексия есть полагание определенного смысла.
Она помогает конструктивному мышлению искать и находить «в наличии нечто
непосредственное», выходить за пределы непосредственного созерцания и по­
нимания. По этому «полагающая рефлексия есть предполагающая» [15, с.21].
Смысло-полагающее мышление есть вид чистого мышления, способное про­
дуцировать конструктивные концептуальные понятия, суждения, умозаключе­
ния, теории, концентрирующие предвосхищения теоретического разума и связи
с имеющимися теоретическими положениями. По сути такие высказывания

115
есть модусы, характеризующие постижение и изображение бытия как «просто
полагание». Такое мышление способно вопрошать: «Что есть сущее? Каковы
причины развития реальности? Самоопределение идеи как понятия есть
«творческое предположение», которое суть всеобщее определение, единство
понятия и реальности, непосредственное единство и объективность. Эти
особенности есть ступени конструктивности и рациональности сущего полага­
ния. Аналитическое познание, выступающее в качестве предпосылки, образует
субъективные представления как одностороннее полагание. Логические опре­
деления этого процесса есть «полагание, которое столь же непосредственно
определяет себя как предполагание». Поэтому рационально-теоретическое
предполагание есть продукт чисто субъективной деятельности, «оно не толь­
ко нечто положенное, но и нечто в – себе – сущее» [16, с.248]. Оно есть смысл
продуцирующего понятия чистого разума как структурный момент и ступень
развития субъективного и объективного духа. Таким образом, полагающая
способность духа конституируется различными формами предположения воз­
можного объекта познания в значении рационально-конструктивных этапов
движения новой идеи, понятия к объективной истине. Смысловое полагание
связано с восприятием. Какова конструктивно – познавательная особенность
восприятия? Сущность восприятия покоится на наблюдении, непосредствен­
ном созерцании чувственно – эмпирических процессов, предметов и их
свойств. Но, оказывается, что разнообразные ощущения – обоняния, вкуса,
зрения, слуха, осязания недостаточны для познающего мышления, чтобы оно
могло производить выводы о всеобщем и общем, об их внутренней связанно­
сти и разрозненности. На помощь приходит форма чисто чувственного со­
знания, которая раскрывает нам содержание вещей в значении истинности.
Особое значение в структуре такой мыследеятельности имеет рациональное –
теоретическое предположение*, которое есть «то, при помощи чего нечто в
этом должно быть раскрыто, само есть нечто предположенное, следовательно,
нуждающееся в подтверждении: так, что в этой области приходится продви­
гаться от предложения к предложению, так что получается прогресс в беско­
нечность» [5, c.229].
Мышление связанно с опытом. Гегель считал, что оно не только не про­
тивостоит опыту, но те содержания понятий, образов, теоретических струк­
тур, что неадекватно дается в опыте, становятся истинными посредством
мышления. В чем особенность такого мышления? Гегель считал, что мышле­
ние (чистое мышление) путем абстрактного саморазвития освобождается от
связи с чувственностью, «снимает» опыт и одновременно содержит его в
себе в «снятом» виде, имеет форму спекулятивного. Мыслимое «чистое»
всеобщее содержит в себе многообразие в виде особенного и единичного.
Познающий субъект характеризует формы развития объективного духа,
мышление которого понимаются не статически (например, как идеальная
субстанция Декарта и не кантовское единство трансцендентальной аппецен­

*
В имеющихся философских исследованиях нет анализа проблемы мышления Геге­
ля в аспекте познавательной сущности полагающей рефлексии, полагания как мысленного
предполагания, предположения нового смысла.
116
дии: Я=Я), а динамически, как вечное движение, становление и постоянное

<< Предыдущая

стр. 20
(из 41 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>