<< Предыдущая

стр. 25
(из 41 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

теру новой культуры и одновременно затрудняет их философско-миро­
воззренческий анализ.
Нарастание кризисных явлений в обществе, их глобализация и не­
способность человечества справиться с ними не могли не повлиять не
только на приоритеты научного познания, но и на сам статус науки. Авто­
ритет науки в глазах «человека с улицы» стремительно падает. «…Она об­
манула и разочаровала его. Научно-фантастические романы, которые у це­
лого поколения в не меньшей степени, чем учебники физики, формировали
взгляд на мир, обещали полеты в глубины галактики, смешанные браки с
инопланетянами, превращение антропоподобных роботов в предмет до­
машней утвари и т.д. уже в 80-90-е годы, в худшем случае – в начале сле­
дующего века. Следующий век наступает, а на Марс на такси не съездишь,
да и вообще, как свидетельствуют пробы грунта, там нет ничего интересно­
го» [40, с.20]. Отсюда – «поворот к чудесному», наблюдаемый сегодня как
глобальное явление.
Современная ситуация кризиса усугубляется развитием средств
массовой информации, сам уровень которых свидетельствует о вхождении
общества в информационную эпоху. Но сама деятельность журналистов и
продюсеров СМИ выступает дополнительным фактором углубления кризи­
са. «Постперестроечные» СМИ обрушивают на головы читателя, зрителя,

(например, уфология), — которые, на первый взгляд, используют научные методы и
преследуют научные цели, но при этом остаются непризнанными мировым
сообществом ученых. Эти формообразования, имеющие ярко выраженную
мировоззренческую природу, получили название «квазинаучные формы культуры». В них
включается совокупность тех культурных явлений, которые пытаются осуществить
интеграцию «компонентов из таких подсистем духовной и материальной культуры,
которые обычно рассматривались как весьма далекие и совершенно чуждые друг другу
(наука и мифология, наука и религия)»[ 21, с.13].
139
слушателя вал сенсаций: « Лекарство от рака!» – ЛОЖЬ! ; «Лекарство от
СПИДа!» – ЛОЖЬ!; «Завтра упадёт астероид!» – ЛОЖЬ!; «Уровень Мирово­
го океана поднимется! …Завтра! …И на 55 метров!… Утонем!» – ЛОЖЬ!
ЛОЖЬ! ЛОЖЬ! При этом «…средства электронной информации,– отмечает
В.Г. Хорос, – создают тот мир "виртуальной реальности" – имиджей, подо­
бий, симулякров, – который зачастую вытесняет из сознания людей саму
действительность» [30, c.12]. Нарастают настроения «светской эсхатоло­
гии» и катастрофизма.
Обращаясь к самому феномену сенсации, Б.В. Бирюков характеризо­
вал её следующим образом. «Сенсация в науке – сообщение о научном или
научно-техническом достижении, реальном или мнимом, но представляю­
щемся очень важным и радикально новым не только для учёного мира, но и
для различных слоёв общества. Сенсация обещает раскрытие крупной "тай­
ны" познания, прорыв к неизвестному, разрыв с установившимся» [7, с.95].
Однако не вызывает сомнения, что подобного рода определения для совре­
менной ситуации в СМИ уже явно недостаточны – налицо антигуманная де­
формация сенсации. Она уже не обещает раскрытие тайн, она угрожает здо­
ровью и благополучию человека.
В условиях катастрофического падения уровня морали работников
СМИ – с одной стороны, а с другой – утратой общественного контроля
(даже в извращённой форме, как это имело место в предшествующий пери­
од нашей истории), СМИ превращаются не только в фактор дестабилиза­
ции общественного сознания, но и расшатывания психического здоровья
людей. В деятельности электронных СМИ, отмечала на III Международном
симпозиуме «Рефлексивные процессы и управление» Л.В. Матвеева (МГУ
им. М.В. Ломоносова), «проявляется "феномен Нерона". Людей в новостях
интересуют главным образом два вида событий – "девиации" и "эксидент",
т.е. отклонения от нормы (социальной, биологической, медицинской, психо­
логической и т.д.) и несчастные случаи. ‹…› Похоже, мы, подобно Нерону,
готовы "сжечь" свой мир, чтобы насладиться зрелищем пожара» [27, с.188].
В пестром кружеве «вторичного» натуралистического и социотехническо­
го мифотворчества далеко не случайно заметное место принадлежит пробле­
мам внеземного разума, внеземных цивилизаций (ВЦ), их потенциальных
технико-технологических возможностей и поисков средств установления
контактов с ними [34].
Грандиозные успехи теоретической, а затем и практической космонав­
тики стимулировали воспроизводство натуралистических и социотехниче­
ских мифов. На глазах одного поколения людей произошло глубокое пере­
осмысление (сопровождающееся не менее значительной вульгаризацией)
этой мировоззренческой проблемы, имеющей необычайно длительную ис­
торию. По крайней мере на протяжении Нового и Новейшего времен
проблема бытия внеземного разума является одной из центральных мир­
воззренческих проблем европейской культуры. Потребность в Контакте,
присущая человеческой культуре в эти эпохи, – это потребность в мирвоз­
зренческом «зеркале», которое позволило бы человеку определить свое
место во Вселенной, в Универсуме.
140
Грандиозные успехи теоретической, а затем и практической космонав­
тики стимулировали мифологизацию ВЦ-проблемы в культуре постмодерна.
Средством для этого с середины ХХ в. является истолкование аномальных
явлений, наблюдаемых на протяжении пяти десятилетий в атмосфере, океа­
нах Земли, Ближнем Космосе (а также на Луне). Само по себе оно, в свою
очередь, претерпевало сложную эволюцию. В изучении аномальных явле­
ний окружающей среды (АЯОС) постепенно складываются две программы
их изучения и истолкования, имеющие очень сложную структуру и очень не­
простые отношения между собой.
Здесь складывается «естественная» программа изучения данного
круга явлений, рассматривающая АЯОС как геофизические явления, фено­
мены солнечно-земных связей и т.д. Весьма перспективными в её рамках
являются «экологическая подпрограмма», истолковывающая феномены
АЯОС как результат растущей антропогенной нагрузки на земные экосисте­
мы различного уровня. Весьма перспективной является и подпрограмма
«Шаровая молния»; именно здесь возможен существенный прирост техно­
логического знания, позволяющего получить компактный источник энергии.
Отсутствие такового сегодня оказывает заметное тормозящее воздействие
на темпы НТП, тормозит решение важных технических проблем.
Параллельно «естественной» развивалась «искусственная» про­
грамма истолкования феноменов неопознанных летающих объектов
(НЛО). Она включила в себя подпрограммы: «искусственную земную» и
«искусственную внеземную».
В случае первой подпрограммы мы сталкиваемся с мифологизацией
научно-технической деятельности человечества, возникающей либо в усло­
виях дефицита информации об этой деятельности, связанной с её засекре­
чиванием, либо с недостатком знаний у самих, часто случайных, наблюда­
телей. В этом случае мы сталкиваемся с неадекватным, близким к архаиче­
скому мифо-религиозному типу отражения явлений природы; в случае
современности речь идёт о неадекватном отражении принципиально новых
типов технических средств, не известных до второй половины ХХ в. – ракет-
носителей (РН) и космических летательных аппаратов (КЛА). Эффекты,
связанные с их запусками, проводимые технические эксперименты в ближ­
нем Космосе, полёты ИСЗ по орбитам вокруг Земли, эффекты, связанные
со сходом с орбиты, и т. д. зачастую воспринимаются неподготовленными
наблюдателями как аномальные, не находящие естественного объяснения,
явления.
Мощный импульс мифологизации проблемы АЯНС-НЛО исходит от
«искусственной внеземной» подпрограммы. Само её становление, относя­
щееся к 1947 г., окутано густой пеленой недоговорок, сокрытий, умолчаний,
подлогов и их разоблачений. Речь идёт о т.н. «Розуэльском инциденте»,
которому посвящена уже значительная литература, сняты фильмы, имеют­
ся сайты в сети Интернет10.

10
Так, архив ФБР с 1947 г. по проблеме НЛО состоит примерно из 1600 стра­
ниц материалов, хранившихся в штаб-квартире ФБР; он отражен в Интернете по адресу
141
В освещении уже самого начального события «эпопеи НЛО», для­
щейся, как бесконечный латиноамериканский сериал, проявляется постмо­
дернистский эффект «размывания реальности»: многочисленные тексты с
утверждениями о том, что «что-то было», перекрываются в информацион­
ном пространстве другими, фиксирующими не менее убедительные опро­
вержения; затем «да» и «нет» вновь меняются местами [9; 10; 19; 32; 33].
Грань между вымыслом и реальностью становится всё более условной,
«медийный мираж» обретает самостоятельную жизнь.
Показателем мифологизации проблемы АЯОС-НЛО являются много­
численные конструкты. Их пестрое многообразие, которое отражается в
электронных СМИ, огромной массе эфемерных газет, журналов, слухах, вы­
думках, возвращает человека в мир традиционного архаического мифа, в
мир саги, где населенным есть весь Универсум. Этот мифологический Уни­
версум не сводится к астрономической Вселенной, а есть намного более
разнообразным и включает в себя множество миров, которые эмпирически
не наблюдаются, а существуют «здесь и сейчас», где пришельцы из Космо­
са, иных измерений или планов бытия выступают существенными (если не
определяющими) факторами жизни как современного человека, так и его
прошлого.
Параллельно идёт образование религиозных и квазирелигиозных
групп и течений, уверовавших в Высший Космический разум; ежегодные ин­
тернациональные сборы у «Железной колонны» в Дели, которые казались
экзотичными на рубеже 70-80-х годов ХХ в., стали предвестником возникно­
вения более крупных философско-религиозных движений. Так, на протяже­
нии двух последних десятилетий ХХ в. сформировалось и приобрело интер­
национальный характер Международное Раэльское движенеие, которое к се­
редине 90-х годов охватило около пятидесяти государств. Стремительно
растёт влияние и другого религиозно-философского течения, объединяемого
понятием Чиннелинг11 [38, с.74-75].
«Искусственная внеземная» подпрограмма, при всей её неодно­
значности, дает определённое приращение прективного знания по крайней
мере в двух аспектах. Изучение как философско-методологических, так и
конкретно-научных подходов к проблеме Контакта, отмечает Л.М. Гинди­
лис, оказывается связанным с «проблемой аномальных явлений (АЯ)» [22,
с.31]. То есть если нет самого Контакта, то по крайней мере мы можем по­
лучить его модель, которая может оказаться востребованной в будущем.
Кроме того, инженерную ценность имеют работы по созданию дискооб­


http://foia.fbi.gov/ufo.htm. С историей участия ЦРУ в расследовании феномена НЛО зна­
комит материал по адресу www.cia.gov/csi/index.him. Наиболее представительный прави­
тельственный веб-сайт по НЛО принадлежит ВМФ США по адресу
www.history.navy.mil/faqs/faq29-l.htm. Он содержит перекрестные ссылки на другие сайты,
включая Агентство национальной безопасности, Министерство обороны, ФБР и ЦРУ.
Многие документы Агентства национальной безопасности доступны по адресу
www.nsa.gov.
11
Ченнелинг – от англ. channel – канал.

142
разных аппаратов земными авиастроителями, – потенциал таких работ и
сегодня далеко ещё не исчерпан.
Сегодня на «пересечении» натуралистического и социотехнического
мифотворчества происходит формирование новой мифологии – «мифоло­
гии покорённого времени». В научно-философской публицистике звучат
достаточно убедительно мнения о том, что технико-технологическое «овла­
дение временем» способно в принципе вызвать качественные цивилизаци­
онные сдвиги. «Общество Времени» может столь же радикально отличать­
ся от цивилизации рубежа XIX-XX вв., как последняя – от поздней Римской
империи [4]. Однако «философская мифология», необходимая для дина­
мичного развития самой философии, в возмущённом сознании кризисного
общества стремительно обрастает натуралистическим и социотехническим
мифотворчеством.
В парадоксографической литературе получили распространение
многочисленные сообщения о т.н. Филадельфийском эксперименте, про­
веденном на корабле «Элдридж» в 1943 г. и последовавший за ним экспе­
римент «Феникс» [11, с.100-102; 14, с.369-385; 18]. Руководство ВМС США
попыталось решить актуальную для военного времени научно-техническую
проблему – сделать невидимым для радаров противника военный корабль.
Для этого на борту эсминца «Элдридж» был установлен мощный электрон­
ный прибор типа огромного магнетрона – генератора сверхкоротких волн,
засекреченного во время Второй мировой войны. Идея эксперимента состо­
яла в том, что очень сильное электромагнитное поле вокруг корабля будет
служить экраном для лучей радара. Когда магнетрон заработал, корабль
исчез. Через некоторое время он вновь появился, но все моряки на борту
были мертвы. По «свидетельствам» причастных к эксперименту "Фила­
дельфия" (Карла Лайслера, физика, одного из ученых, работавших в 1943
году над этим проектом), корабль оказался в другом времени; при этом
судно распалось на молекулы, а когда произошел обратный процесс, то и
случилась частичная замена органических молекул человеческих тел на
атомы металла.
В контексте современного «вторичного» мифотворчества происходит
смешение «ингридиентов» различной мировоззренческой природы. «Преж­
де отличительным признаком науки в противоположность вымыслу и искус­
ству была точность референции, более строгое соотнесение с тем, что
есть, – отмечает исследователь культуры постмодерна Петер Козловски –
…. С распространением в науке конструктивистского подхода последняя
все больше распадается на референтную и фиктивную, или моделирую­
щую, науку. Распространение симуляции в науке и технике свидетельству­
ет о возрастающей роли вымышленного и воображаемого в научном иссле­
довании» [17, с.56]. Это обстоятельство обусловливает существенные осо­
бенности функционирования «вторичных» мифов, – прежде всего опре­
делённого «системного» эффекта.
Насыщение общественного сознания этими мировоззренческими фор­
мообразованиями ведёт к коренному изменению всей среды их функциони­
рования. Пёстрая паутина «вторичных» мифов, квазирелигиозных, сайенто­
143
логических, околорелигиозных концепций начинает влиять на формирова­
ние умонастроений миллионов, качественно изменяет мироощущение,
мировосприятие. Образование многочисленных связей, имагинативных
«мостов» между ними существенно изменяет саму геометрию культурного
пространства кризисной эпохи, – подобно тому, как тяготеющие массы из­
меняют геометрию физического пространства. Смещаются перспективы –
далекое иллюзорно приближается, миф пытается трансформироваться в
проективное знание. В то же время реально возможное, достижимое, осу­
ществимое – отдаляется, приобретает черты неосуществимого. Изменяют­
ся ценностные аспекты массового сознания, происходит ценностное пере­
нормирование окружающего мира и места человека в нём: реальные
ценности превращаются в иллюзорные; псевдоценности начинают регули­
ровать, определять поведение человека. В «искривлённом» культурном
пространстве коренным образом изменяется характер информационных
процессов; современники перестают видеть очевидное и признают реаль­
ным принципиально невозможное; информационные «фантомы» обретают
самостоятельную жизнь, становятся самодостаточными. Тем самым проис­
ходит переформирование всего мировоззренческого сознания общества.
Иллюзорное преодоление границы между реальным и принципиально
неосуществимым затрудняет поиск реальных рычагов, единственно
способных решить назревшие общественные проблемы, которые нуждают­
ся в углубленном философско-мировоззренческом анализе.
Литература
1. Адабашев И.И. Человек исправляет планету,Изд.2-е,доп. – М., Мол. Гвардия, 1964.
– 240 с.
2. Акимов А.Е., Шипов Г.И., Логинов А.В., Ломоносов М.Н., Пугач А.Ф. Торсионные поля
земли и Вселенной // Земля и Вселенная. – М., 1996. –№6. – С. 9-17.
3. Аткинсон О. Столкновения с Землёй. Астероиды, кометы и метеороиды. Растущая
угроза / Пер. с англ. В.Псарева. – СПб.: Амфора, 2001. – 399 с.
4. Барашенков В. Эти странные опыты Козырева…//Знание Сила. – М. –1992. –№3. – С.
36-43; №4. – С. 38-46.
5. Барбасов А.В. Утопия и теоретическое исследование будущего // Философские Науки.
1990. – №4. – С. 23-31.
6. Бернал Дж. Д. Наука в истории общества / Пер. с англ. – М.: ИЛ, 1956. – 735 с.
7. Бирюков Б. В. О возникновении нового знания в биоинформационных исследованиях //
Кибернетика живого: Биология и информация. – М., 1984. – С. 95-103
8. Бялко А.В. Торсионные мифы // Природа. – М., 1998. – №9. – С. 3-7.
9. Васильев В.С. Операция «Маджестик-12»: научно-методологические аспекты // США:
Экономика. Политика. Идеология. 1991. – №12. – С. 13-22; 1992. – №1. – С. 25-37.
10. Васильев В.С. Впредь именовать: «Операция Маджестик-12» // США: Экономика. Поли­
тика. Идеология. – 1991. – №7. – С. 29-39.
11. Голдберг Б. Пришельцы из будущего. Теория и практика путешествий во времени. –
К.: JANUS BOOKS, 1999. – 176 c.
12. Горбовский А.А. Факты. Догадки. Гипотезы. – М.: Знание,1988. – 224 с.
13. Гусев С.С. Наука и метафора. – Л.: Изд. ЛГУ, 1984. –152 с.
14. ХХ век: Хроника необъяснимого. Время – назад. М.: Олимп, ООО Фирма «Издатель­
ство «АСТ», 1999. – 512 с.

<< Предыдущая

стр. 25
(из 41 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>