<< Предыдущая

стр. 27
(из 41 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

образные, порой невероятные вещи. Они «втягиваются» в практическую
ситуацию, концентрируются вокруг одной функции. В экспериментах В. Ке­
лера шимпанзе вместо палки применяли стебли травы, свернутый пучок
травы, соломинки, камень, кусок картона, ветку, сук от дерева, палку, кото­
рую выгрызали из доски, кусок проволоки (который частично разгибался),
ящик, башмак, чашку, одеяло, поля шляпы [2, с. 14, 15, 28, 29, 32-34, 82-
88, 128, 139, 140].
В конце 20 века во множестве экспериментов и наблюдений за есте­
ственным поведением антропоидов была также подтверждена их способ­
ность к функциональным видам обобщений [8, с.101; 9, с.65-73].
Очевидно, что в рассмотренных выше действиях выражается, способ­
ность антропоидов к функциональному обобщению вещей. Внешне пред­
меты совершенно разные: палка, поля шляпы, одеяло, ящик. Но в функци­
ональном аспекте они тождественны, так как обладают сходными свой­
ствами: обособленностью, подвижностью, длиной и плотностью.
Комплекс парадоксален, если смотреть на него через призму раз­
витого научного мышления, через иерархию понятий. Парадоксален он
уже тем, что отождествляет, объединяет в одно множество совер­
шенно разные предметы, относящиеся, с точки зрения научного мышле­
ния, к несходным множествам. 12
Комплекс №2 – перенос уже освоенного психогештальта в несколько
иную ситуацию. Опыты проводились Л.А. Фирсовым в естественных услови­
ях – на островах. На дно довольно узкой и глубокой ямки опускалась при­
манка (конфета, яблоко). Вначале обезьяны пытались ее достать с помощью
рук, ног. Однако затем уже целенаправленно применялись палки. Из 4 шим­
панзе только Сильва пользовалась специально приготовленными палочка­
ми. Ветки для них она отламывала с куста, росшего в 11 метрах от ямки. Во
время первого опыта приманку удалось достать только с помощью четвер­
той палочки [9, с. 61, 62]. Перенесенный комплекс «подтягивания» корректи­
ровался с помощью проб и ошибок.
Другие обезьяны для решения этой задачи пользовались случайными
предметами: сухими хворостинками или нетолстыми палками, найти которые в

12
Невозможно не провести аналогию с мышлением первобытных людей, которые
разные множества (скажем, оленей, лошадей) именовали одинаково.
151
лесу не представляло особых трудностей. Интересно, что они поднимали не
все сухие ветки или палки, некоторые, подняв, бросали. То обстоятельство, что
шимпанзе подбирали с земли или отламывали только те ветви, которые наибо­
лее подходили содержанию ситуации указывает на наличие как плана, так и
функционально обобщенного образа средства [9, с.62].
Комплекс №3 – переносы психогештальта в совершенно новые ситу­
ации. Еще В. Келер писал, что «палка представляет собой род универсаль­
ного инструмента шимпанзе; почти во всех жизненных положениях шимпан­
зе может что-нибудь сделать с ее помощью. После того, как она была
впервые применена, и употребление ее сделалось достоянием, ее функции
месяц от месяца становились все более разнообразными» [2, с.60]. Его
шимпанзе применяли палку, как рычаг, для выкапывания корешков (нажи­
мали на палку челюстью), для ужения муравьев, слизывания воды, очище­
ния себя от грязи, для того, чтобы тронуть что-то (мышь), ею ворошили ко­
стер. В игре они задевали, кололи, били друг друга (иногда били кур). Би­
тье и уколы палкой часто переходили в бросание [2, с.60-69].
Наблюдая за поведением шимпанзе в естественных условиях,
Л.А. Фирсов описывает практически такое же использование палок и соло­
минок [9, с.60].
Понятно, что в каждой из указанных ситуаций палка используется по-
разному. Поэтому возникают соответствующие психологические комплексы, в
состав которых входят функционально обобщенные образы средств.
В комплексах №1, №2 и №3 фигурирует с точки зрения научного
мышления одно и то же множество – «палка». Однако, в связи с тем, что
комплексы сложились в разных условиях и в связи с их автономией, они
как бы «разрывают» единое для научного мышления множество. Можно
предположить, что в комплексном мышлении не одно множество «палка»
(как в научном мышлении), а столько разных множеств, в скольких видах
практических взаимодействий палка применяется.
Комплексное мышление парадоксально, если смотреть на него че­
рез призму научного мышления. Множества, единые для последнего, без­
жалостно расчленяются, разрываются в комплексном мышлении. 13
Комплекс №4 – комбинирование уже освоенных, найденных ранее
функций в одной практической ситуации. При этом объединяются несколько
комплексов, образуя новое психологическое образования. В опытах В. Келе­
ра, антропоиды совмещали ящик с палкой, шестом или лестницей. После
нескольких повторений шимпанзе Коко при появлении кого-нибудь с кормом
сразу схватывал ящик, нередко при этом подхватывал и палку. Такое соеди­
нение методов встречалось довольно часто и у других шимпанзе [2, с.40]. С
помощью ящика могли доставать палку, а ею – приманку; меньшей палкой
подтягивали большую палку, которая помогала дотянуться до цели. Состы­
ковывали две палки, (иногда заостряя конец одной из них) и доставали цель

13
Здесь опять-таки уместна аналогия с мышлением первобытных людей, у которых одно
(для науки) множество «разорвано» комплексами, имеет разные наименования (на­
пример, десятки названий оленей, снега, верблюдов).
152
[2, с. 50, 51, 94, 98-110, 122, 123]. Функция соединения также сопровождает­
ся соответствующими обобщениями. Никогда не встречалось, чтобы Султан
хотел наугад составлять вместе то, что по размерам и другим свойствам ни в
коем случае не поддается соединению [2, с.101].
Пытаясь вставить широкую доску в тростинку, Султан начинал обгры­
зать доску. Причем, грыз всегда правильно: по длине волокон, у одного
конца с двух сторон к середине [2, с.103]. Во время такого сужения разме­
ров средства появляется еще одно функциональное обобщение. В
комплекс входят обобщенные образы сужения, состыковки, а затем сред­
ства для подтягивания.
Эксперименты, проведенные Л.А. Фирсовым в 60-70-х годах, показали,
что его шимпанзе ничем не отличаются от выдающегося Султана, которого
И.П. Павлов назвал «самой «умной» из обезьян» [9, с.65-67].
Но самое удивительное комбинирование различных операций
(комплексов) было продемонстрировано его подростками Ладой и Невой.
Причем, это не было экспериментом, все произошло в результате есте­
ственного поведения, можно сказать порыва животных. Правда, после это­
го им дважды давали возможность повторить всю цепочку действия, тайно
наблюдая за ними.
Вечером, лаборантка закрыла на два замка дверь вольера, занавеси­
ла большие окна, одно из которых находилось в 1,5 м. от решетки вольера.
Ключи забыла вынести в коридор, оставив их на краю стола, примерно в
2,7 м. от решетки вольера. Как показали повторные наблюдения, шимпанзе
отбили нависший край столешницы и получили палку около 1 м. На этом
отщепе было множество следов от довольно основательных клыков обе­
зьян. С помощью палки они дотянулись до ближайшей занавеси и, сдернув
с подвесок, втащили ее в вольер. Далее, набросив штору, как лассо, на
стол, шимпанзе смогли придвинуть к себе связку ключей. Этот третий по
значимости эпизод оказался в техническом смысле самым сложным: при­
шлось бросать и медленно тянуть много раз. Заключительный этап ника­
ких усилий не требовал: с открыванием замка каждая из обезьян справля­
лась за считанные секунды [9, с. 58, 59].
Выделенные нами четыре вида комплексов демонстрируют способ­
ность шимпанзе к созданию целого «мира» комплексов. Здесь имеется, как
представляется, горизонтальные («накопительные») слои, которые образу­
ются путем расширения опыта, перенесения найденных навыков в несколь­
ко иные ситуации. Имеет этот «мир» и вертикальные уровни, образуемые
путем комбинирования комплексов в особые системы. При этом функцио­
нальному обобщению подлежат не только средства, цели, но и функции.
Приведенный материал показывает непосредственную связь между
практическим интеллектом животных, а также практическим мышлением как
традиционных (первобытных) так и современных людей. Это явления одного
уровня, одной плоскости. Поэтому практическое мышление человека есть ко­
личественно усложненная модель технического интеллекта животного.
Именно в этом отношении (а не ко всем остальным уровням – научному,


153
интуитивно – космическому) человек отличается от животного в степе­
ни, а не в качестве.
В таком аспекте, по-видимому, можно интерпретировать идею
Ф. Ницше о том, что обычный человек – это супершимпанзе. По сравнению
с обезьяной он более умен, хитер, ловок, но тем не менее это «утонченный
хищный зверь». Люди, погруженные в свои мелочные дела и заботы, еще
не подняли своего взора над горизонтом животного [6, с.40-41].
Нужно только добавить, что над всем этим (несмотря на все ухищре­
ния семиосферы, на знаковый характер мышления, на его трудовую и риту­
альную направленность) довлеет комплекс, как великая мыслительная
форма. Это невероятно живучая логическая форма (стабильная мысли­
тельная структура), которая позволяет существу пластично действовать в
самых разнообразных обстоятельствах.
Комплексное мышление лежит в основе и научных обобщений, высту­
пая его эмпирическим фундаментом. Создаваемая в практической и риту­
ально-магической жизнедеятельности архитектоника комплексов (спираль
все более высокого уровня комплексного обобщения) и явились, наверное,
основой для мира научного мышления.
Ведь сравнительно недавно обнаружены так называемые «прототипы
научных понятий». Прототип – это когнитивная схема, которая воспроизво­
дит типичный пример данного класса объектов, пример категории [10, с.113].
Э. Росш экспериментально установил, что типичным примером для понятия
«мебель является «стул», а наименее употребляемым – «телефон». «Фрукт»
представляется чаще всего через «апельсин», а реже всего комплексом
«фруктовое пюре». Самая распространенная репрезентация понятия «транс­
порт» с помощью вида «автомобиль», а менее всего – «лифт» [10, с. 113,
114]. Понятия «стул», «апельсин», «автомобиль» – видовые обобщения
большого количества комплексов. Слой родовых понятий («мебель» и т.д.)
возвышается над пригорками видовых обобщений. Они же, в свою очередь,
поднимаются над необъятной (в плане возможностей социального опыта и,
конечно, ограниченной конкретным личностным горизонтом) равниной
комплексов, относящихся к одному множеству. Некоторые из них, идущие из
животного царства, быть может, являются основой психологических архети­
пов.
Прав оказался М. Шелер, который отмечал, что «недооценка души жи­
вотных существенным образом обусловила непонимание истинного досто­
инства и значения человека. Ведь человек в сущностном смысле создает от­
нюдь не практически – технический интеллект, как это думали раньше; в че­
ловеке он лишь количественно развился – до степени Сименса или Эдисона»
[11, с.28].
Литература
1. Зорина З. А., Полетаева И. И. Зоопсихология. Элементарное мышление животных:
Учебное пособие. – М.: Аспект Пресс, 2001. – 320с.
2. Келер В. Исследование интеллекта человекообразных обезьян. – М.: Издательство
Коммунистической академии, 1930. – 206 с.

154
3. Лекторский В. А. Предисловие // Рациональность на перепутье. В 2-х книгах. Кн.1. /
Отв. Ред. В. А. Лекторский. – М.: «Российская политическая энциклопедия»
(РОССПЭН), 1999. – С. 3-6.
4. Маркова Л.А. Наука и религия: проблемы границы. – СПб.: Алетейя, 2000. – 256 с.
5. Нестеров П.Н. О природных предпосылках культурогенеза (к проблеме
“довербальных понятий" у животных) // Філософські дослідження. Збірник наукових
праць Східноукраїнського національного університету імені Володимира Даля – Вип.
3. – Луганськ: СНУ імені Володимира Даля, 2002 (в печати).
6. Ницше Ф. Несвоевременные размышления // Ницше Ф. Странник и его тень. – М.:
REFL-book, 1994. – 324 c.
7. Фирсов Л.А. Память у антропоидов. Физиологический анализ. – Л.: Наука, 1972. – 231 с.
8. Фирсов Л. А. Поведение антропоидов в природных условиях. – Л.: Наука, 1977. – 163 с.
9. Фирсов Л. А. И.П. Павлов и экспериментальная приматология. – Л.: Наука, 1982.
– 156 с.
10. Холодная М. А. Психология интеллекта. Парадоксы исследования. – 2-е изд. – СПб.:
Питер, 2002. – 272 с.
11. Шелер М. Избранные произведения. – М.: Гнозис, 1994. – 490 с.




УДК 81-13 + 81'22
А.С. Зеленько

ДО ПИТАННЯ ПРО МЕТОДОЛОГІЮ СЕМАСІОЛОГІЇ (ВІД МАРКСИСТСЬ­
КО-ЛЕНІНСЬКОГО МОВОЗНАВСТВА ДО ЛІНГВІСТИЧНОГО
ДЕТЕРМІНІЗМУ).

У пропонованій розвідці робиться спроба прослідкувати еволюцію методології
у мовознавстві, наголошується на змінюваності лінгвістичної парадигми у за­
лежності від філософського осмислення. Звертається увага, що останнім ча­
сом для вирішення будь-якої складної проблеми має бути залучена психологія,
зокрема сучасні її напрямки. Ист. 23.

Запропонована робота – наслідок роботи автора протягом тридцяти
років.
Вона підсумовує його еволюцію від класичної семантики через струк­
турну з виходом на когнітивну і при її творчому опрацюванні завершується
виформуванням так званого лінгвістичного детермінізму, що знайшло свій
відбиток у згаданих тут його дослідженнях. Автор добре обізнаний з робота­
ми своїх колег-семасіологів русистів та україністів Л.А. Булаховського,
Л.М. Васильєва, В.С. Ващенка, Р.М. Гайсиної,. О.О. Залевської,
В.О. Звєгінцева, Ю.М. Караулова, С.Д. Кацнельсона, С. Кубрякової,
О.М. Кузнецова, Е.В. Кузнецової, К.О. Левковської, М.М. Маковського,
М.В. Нікітіна, Б.Д. Плотнікова, В.М. Русанівського, О.І. Смирницького,
Ж.П. Соколовської, І.О. Стерніна, О.О. Тараненка, О.О. Уфімцевої,
Д.Т. Шмельова, Г.С. Щура, Г.М. Яворської і т.д., зокрема численними посіб­
никами з семасіології Ю.Д. Апресяна, Л.М. Васильєва, В.О. Звєгінцева,
Е.В. Кузнецової, М.М. Покровського, Д.Т. Шмельова.

155
Поглиблення розуміння поняття системності стало можливим за умо­
ви звернення до інших галузей, зокрема філософії, психології, визнання
домінуючої ролі філософії. У процесі осмислення цього процесу пізнання й
самого процесу становлення мови як складного явища ми скористалися да­
ними не лише самої лінгвістики в усьому її розмаїтті, але й здобутками пси­
хології і філософії з визначеною уже тенденцією домінантизації останньої
як координатора усіх інших галузей наук.
У небагатій на такі роботи україністиці діалектику переходу структур­
ної семантики у функціональну прослідковують Ф.С. Бацевич та Т.А. Кос­
меда [2]. На прикладі ономасіологічного тексту розгляду лексики це ж
констатує й русистка О.О. Селиванова у своїй останній монографії [16].
Здається, на методологію у мовознавстві, зокрема й у лексикології та се­
масіології, претендує не без підстав книга Г.М. Яворської [23]. У становлен­
ні обгрунтовуваної концепції важливу роль відіграли книги: з психології, зо­
крема книга "Великие психологи" [6], роботи Паскаля Марсена [15], Дуани
П.Шульц й Сідні Елен Шульц [22].
В основу побудови історії й теорії семасіології нами покладено прин­
ципи укладання посібника з історії сучасної психології [22], в якій гармоній­
но й ізоморфно когнітивна сучасна психологія постає як наслідок розвитку
структурної, функціональної, біхевіоризму, гештальт-психології, психоаналі­
зу, гуманістичної психології. Але на цьому не зупиняємось.
Констатуємо загальну закономірність – парадокс сучасної цивілізації
світової науки у цілому: диференціацію західноєвропейської науки на природ­
ничо-технічну й соціально-гуманітарну з абсолютною домінантизацією пер­
шої і нерозв'язання основних соціально-економічних проблем, що залишаєть­
ся причиною численних соціальних катаклізмів і очевидної соціальної безпер­
спективності. І це за умови, що провідні європейські країни по праву сильного
споживають основну частину наданого природою і виробленого людством.
Найочевидніше невідповідність високої міри споживання за умови високоро­
звиненого виробництва й потужного озброєння як гарантів соціального дис­
комфорту, вгамовуваного масовою культурою цинічного сексу й зухвалої кро­
вожерливості та споживанням наркотиків, виявляє себе у найбагатшій країні,
що постала стандартом прагматизму й доцільності. У пошуках спроб запере­
чити несвідомість у її національному побуті, фольклорі, північноамерикансь­
ка масова культура, втративши складувану віками гармонію підсвідомого й
свідомого, явила світу оголену цинічну, позбавлену оптимізму наднаціональ­
ну культуру, базовану знову ж таки на підсвідомості. Мабуть, цим і пояс­
нюється масовість і популярність у США психоаналітика.
Про два напрямки у розвитку світової науки й цивілізації і виявлювану

<< Предыдущая

стр. 27
(из 41 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>