<< Предыдущая

стр. 6
(из 7 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>



КТО ТЫ, АНАСТАСИЯ?

Теплоход поджидал меня в Сургуте. Капитан и команда ждали распоряжений. Но я не мог никак сосредоточиться на том, чтобы определиться с дальнейшим маршрутом, и дал распоряжение стоять в Сургуте, проводить вечера отдыха для местного населения, обеспечить работу выставки товаров народного потребления и услуг.
Мои мысли занимали события, связанные с Анастасией. Я покупал в магазине множество научно-популярной литературы, книг о необычных явлениях и необычных способностях людей, истории сибирского края, запирался в каюте, пытаясь найти в них объяснение.
Среди прочего меня интересовало и то - могло ли, действительно, родиться в Анастасии чувство любви из-за того, что она, стараясь помочь деревенской девушке, крикнула: “Я люблю тебя, Владимир.”
Почему простые слова, которые произносим мы, зачастую не вкладывая в них достаточно достойного чувства, воздействовали на Анастасию, вопреки нашей разнице в возрасте, вопреки разнице во взглядах на жизнь и образе жизни?
Научно-популярная литература ответов не давала. Тогда я взял Библию. И вот он ответ. В самом начале святого благовествования от Иоанна говорится: “В начале было СЛОВО, и СЛОВО было у Бога, и СЛОВО было БОГ...”
В который раз поразило меня – сколь лаконичны, точны определения этой удивительной книги.
Для меня сразу всё прояснилось. Анастасия, не знающая лукавства и обмана, не может произносить слова просто так. Я вспомнил её фразу: “Я словно забыла в тот момент, что не могу произносить слова так просто, за ними обязательно должны быть чувства, осознанность или достоверность природной информации.”
О, Боже!!! Как же не повезло ей. Зачем адресовала эти слова мне – уже не молодому, имеющему семью, подверженному многим соблазнам нашего мира, как она сама говорила, пагубным и тёмным? Со своей внутренней чистотой она достойна совершенно другого. Но кто же может полюбить её с таким необычным образом жизни, складом ума и интеллектом?
С первого взгляда она предстает обычной, только необычайно красивой и влекущей к себе девушкой, но потом, когда начинаешь общаться, она словно превращается в некое существо, живущее за пределами разума.
Возможно, такие ощущения возникали у меня – не имеющего достаточно знаний, понимания сути нашего бытия. Другие могли бы воспринимать её иначе.
Я вспомнил, что даже на прощание у меня не возникло желания поцеловать или обнять её. Неизвестно, хотела ли она этого. Да и что вообще хотела она? Я вспомнил, как рассказывала она о своих мечтаниях. Какая странная философия её любви: организовать сообщество предпринимателей, чтобы помочь им. Написать книгу с её советами людям. Перенести людей через отрезок времени тёмных сил.
И она верит! Убеждена, что всё так и получится. Да и я ещё хорош; дал слово ей, что попробую организовать сообщество предпринимателей и книгу написать. Теперь она ещё больше, наверное, об этом размечтается. Придумала бы что-нибудь попроще, пореальнее.
Какая-то непонятная жалость возникла во мне к Анастасии. Я представил, как она в своём лесу будет ждать и мечтать, что так всё наяву и случится. Хорошо, если просто будет ждать, просто мечтать. Она ещё, чего доброго, и сама начнёт предпринимать какие-то попытки и направлять свой лучик доброты, тратить колоссальную энергию своей души и верить в невозможное. И хотя она демонстрировала мне возможности своего лучика, пыталась объяснить его механизм, сознание не воспринимало его как реальность. Судите сами – по её словам, она направляет свой лучик на человека, освещает его невидимым светом, дарит ему свои чувства, стремление к доброму, светлому.
– Нет, нет, только не подумай, что я вмешиваюсь в психику, насилую душу и разум. Человек волен брать или отторгать. В таком количестве, насколько они ему нравятся, близки по душе, сколько сможет вместить в себя этих чувств. Тогда он и внешне светлее становится, и болезни ваши от него отступают, частично или полностью. Так могут делать мои дедушка и прадедушка, и я это всегда могла – меня прадедушка научил, когда играл со мной в детстве. Но теперь мой лучик стал во много раз сильнее, чем у дедушки и прадедушки, потому, говорят они, что во мне родилось это необычное чувство, которое называется Любовь. Оно яркое-яркое, даже жгучее немножко. Его так много и хочется дарить его.
– Кому, Анастасия? – спрашивал я.
– Тебе и людям, всем, кто может принять. Хочется, чтобы всем хорошо было. Когда ты начнёшь делать то, о чём я мечтала, я приведу к тебе многих из этих людей, и вы вместе...
Вспоминая всё это, представляя её, я вдруг понял, что не смогу, по крайней мере, не смогу не попробовать выполнить то, что хотела она, иначе всю оставшуюся жизнь будут мучить меня сомнения, и останется ощущение предательства по отношению к мечте Анастасии, пусть не очень реальной, но так страстно желаемой ею.
Я вынес для себя решение, и теплоход прямым ходом пошёл к Новосибирску.
Его разгрузку и демонтаж выставочного оборудования я поручил исполнительному директору своей фирмы. Кое-как объяснился с женой и уехал в Москву...
Уехал, чтобы воплотить в реальность или, по крайней мере, попытаться воплотить в реальность мечту Анастасии...

(Продолжение следует).



ОБРАЩЕНИЕ
автора к читателям

Дорогие читатели. Спасибо вам. Всем тем, кто отнёсся к Анастасии с добром и пониманием. Я и предположить не мог, что она, действительно, будет способной вызвать столько чувств и эмоций. Мне очень хотелось бы самому ответить на все ваши письма, но пока на то нет физической возможности. Последние строки этой книги я дописывал, находясь на Кавказе, где с местными археологами и энтузиастами завершал исследовать дольмены, о которых говорила Анастасия. И мы с местными археологами нашли их. Увидели своими глазами. Сфотографировали. Это древние каменные сооружения. Им десять тысяч лет. Они имеют функциональное назначение и для сегодня живущих людей. Находятся в горах Кавказа, недалеко от городов Новороссийска, Геленджика, Туапсе. Они предшественники египетских пирамид. Но местные жители не придавали им должного значения, потому что не знали их предназначения. Дольмены причислены были к историческим памятникам, но разрушались местными жителями. Растаскивались их плиты, даже церковь из них построили в пос. Береговое, и это, думаю, ужасное кощунство. Может быть, поэтому и были зверски растерзаны на Кубани сорок священнослужителей в наш революционный период, по одному за каждую плиту дольмена. Люди растаскивали эти плиты, не зная до конца, что это такое. Теперь, когда Анастасия рассказала о них, думаю, всё изменится. Удивительно, но факт, многое из ею сказанного уже подтвердилось.
И даже пульсацию, о которой говорит Анастасия, энергии радиационного фона Земли у дольмена местная СЭС зафиксировала и сделала официальный протокол. Я решил печатать из всего ею сказанного и показанного только то, что найдёт прямое или косвенное подтверждение наукой, вещественными предметами, историческими фактами.
Хотя мне начинает казаться, что необходимо ещё и слушать просто сердцем. Так будет быстрее. Потому что на подтверждение иным способом уходит очень много времени. Как, например, с дольменами.
Почти полгода ушло, пока собрал исторические материалы, лазил по горам, чтобы убедиться в их существовании своими глазами, фотографировал. Убедился. А в итоге получается, что если бы сразу поверил, можно было бы эти полгода на что-нибудь другое использовать. Получается, что от умения верить многое зависит.
Мне удалось побывать у Анастасии второй раз. Увидеть сына, которого она родила. И как она с ним обращается. Необычно обращается. Ещё пришлось узнать от людей, подвозивших меня на лодке к берегу, о попытках отдельных людей – одиночек и групп — проникнуть в места обитания Анастасии. Наверное, многие хотят пообщаться с ней из добрых побуждений. Но мне пришлось узнать от подвозивших меня и о группе сволочей, которые расположились на берегу, использовали вертолёт, фотографировали местность и хотели схватить её. Ей пришлось выйти к ним из тайги, говорить с ними, а потом заставить их уйти, несмотря на попытки захватить её физическим путем. Я расскажу об этом во второй книге. Прошу только - не трогайте её, не надо её беспокоить. Теперь, после этих сволочей, местные охотники стреляют без предупреждения в чужаков, появляющихся в этих местах тайги. Конечно, это нехорошо. Но я думаю, пусть стреляют. Местные таёжные охотники, оказывается, знали о её существовании ещё до меня. Только никому не рассказывали. И сами никогда не заходили на её территорию. Местные люди общались с ней только тогда, когда она сама к ним выходила. Меня стало мучить сомнение, зачем я рассказал о ней, да ещё местность не скрыл, особенно в первом издании книги, и фамилии людей, и название теплохода, на котором ходил, не изменил.
Анастасия немножко успокоила, сказав: - “Ничего. Я ведь сама захотела всем людям открыться.”
Но я теперь понимаю. Не надо было всё точно указывать. И впредь постараюсь быть более осторожным.
Но всё же ещё раз хочу попросить: не беспокойте её, пожалуйста, она всё и так скажет, что сама считает нужным. Не надо убивать её так, как мы убили уже одну таежную семью. Семью Лыковых, о которых писал В. Песков в “Комсомольской правде” в статье под названием “Таёжный тупик”. Насколько я знаю, теперь осталась только одна Агафья, которая умирает от рака, беспомощная, вывезенная из тайги. Надо же, как получилось. Веками жила семья Лыковых в тайге, а после встречи с нашей мудрой цивилизацией вымерла. Так в чём же он тогда – истинный тупик?
Я понимаю желание многих общаться с ней. Но она же не может встречаться и говорить со всеми. И ребёнок ведь у неё маленький совсем.
Если у кого-то есть желание обменяться информацией, я посоветую обратиться в Московский исследовательский центр “ИЦ Анастасии”.
Общественное объединение “Анастасия”, клуб функционируют в г. Геленджике Краснодарского края. Возглавляет его Ларионова Валентина Терентьевна — краевед с тридцатилетним стажем, объединившая вокруг себя местных краеведов и людей иных профессий, не равнодушных к духовному наследию своего края, к его экологическим проблемам. Это одно из первых региональных общественных объединений, организованных читателями книги Анастасия.
Его члены сделали, на мой взгляд, серьёзное открытие. Используя информацию Анастасии, они вернули России, а может быть и миру забытые святыни наших предков и сейчас принимают гостей, желающих их посетить, проводят экскурсии по местам, о которых говорила Анастасия.
О Геленджике Анастасия сказала: - “Этот город мог бы быть богаче Иерусалима и Рима, но по причине забвения первоистоков его правителями этот город умирает.”
Я думаю, что не правители мирские, а разбуженные Анастасией души простых людей восстановят этот и другие города и посёлки.
И ещё. Сейчас про Анастасию говорят многие целители, маги, проповедники. “Букашки мы перед нею”, – сказал председатель фонда целителей России Миронов.
Я видел видеокассету с записью выступления Виссариона, руководителя одной из духовных конфессий, где он, выступая перед большой аудиторией, назвал Анастасию “...идеалом женщины, к которому нужно стремиться”. Сказал: “Её способность делать умозаключения, разумный уровень мышления вообще превышают уровень мышления современного человека”. Сейчас эту видеокассету переписывают и распространяют.
Примерно так же отзываются о ней люди с необычными способностями, живущие в Индии.
Ещё Виссарион сказал, что Анастасии в настоящее время изучает нашу жизнь, но, к сожалению, ей не удалось встретиться с настоящим мужчиной. Потом мне сообщили, что есть ещё на земле один парень в Австралии, примерно такой же, как Анастасия, и они встретятся.
Я, конечно, совершенно не претендую на роль “настоящего мужчины”, даже от мысли далёк такой. Но, может быть, преждевременно её сватать? И не надо так сильно её идеализировать.
Именно идеальное отношение к Анастасии помешало вовремя увидеть то, что она вытворила. Вы только спокойно и рассудительно подумайте, что произошло. Родился ребенок. И я его на руках держал, слышал, как бьется его сердечко. Ребёнок есть. Он растёт. А документа – свидетельства о его рождении – нет. Вырастет он, захочет, к примеру, поехать куда-нибудь, может, заграницу, посмотреть мир захочет. Кто ему загранпаспорт оформит? Какой страны он подданный? Что ему сказать тогда? “Да, ты знаешь, как-то не подумали о твоих документах. Ты уж сиди тут в тайге”.
Я обращался в юридическую консультацию по вопросу свидетельства. Юрист сказал, что нужно было Анастасии рожать в какой-нибудь больнице – тогда, даже несмотря на отсутствие у неё медицинской карточки, выдали бы справку о рождении, на основании которой и можно было бы свидетельство о рождении оформить.
“Существует и второй вариант, - сказал юрист - можно подбросить ребёнка в какой-нибудь детдом. Они ему документы сделают. У детдома такая возможность есть. А потом его усыновить”. Но этот вариант как-то не лежит к душе. Да и Анастасия, думаю, не согласится на него. А как быть? Когда я ей говорил о свидетельстве о рождении, она сказала:
– Конечно, хорошо, если бы оно было. Как у всех людей, так и у нашего сына. Я это упустила, не продумала. Но ты не беспокойся, всё ещё может образумиться.
Заметьте. - “Я это упустила, не продумала”. Вполне возможно, она ещё чего-то наупускала, не продумала раньше и способна сделать это в будущем. Следовательно, нельзя полагаться полностью на выстраиваемые ею планы. Думаю, нужно их внимательно рассматривать и где-то самому корректировать под нашу действительность.
Ещё говорят, что это за горе-предприниматель. Никак не может достаточного количества экземпляров книги напечатать.
Да. Пока не могу. Потому что не продал ни одному издательству эксклюзивного права на издание книги.
Не хочу, чтобы кто-то эксклюзивно распоряжался рукописью и делал с тиражами, что хочет.
С которыми я разговаривал, считают: “...Надо стиль подкорректировать на более литературный. В настоящем виде книгу “вытягивают” информация и монологи Анастасии”.
Мой язык считают “кондовым”. Название предлагают более броское, чем-то похожее на “Таёжный тупик”, “Целительница”, “Инопланетянка”. Но я не считаю Анастасию инопланетянкой и не считаю, что она находится в тупике таёжном. Она, ведь, хочет быть просто человеком. Конечно, можно, используя авторское право, отстаивать своё мнение и перед издательствами, но слишком много времени затратится на это.
По мере поступления средств от продажи предыдущих тиражей, я заказываю в типографии, минуя издательство, следующие. Так постепенно книг будет достаточно. Если кто-то хочет помочь на взаимовыгодных условиях, пожалуйста, но без передачи эксклюзивного права.

Также вынужден сказать о некоторой ситуации, связанной с моими взаимоотношениями с семьей. Много писем и звонков с этим вопросом поступает в московскую группу, занимающуюся распространением книги. Жалуются, что нет внятного ответа на звонки и письма по указанному в книге домашнему адресу.
Вернувшись из экспедиции, я сразу уехал из Новосибирска. О дальнейших событиях будет рассказано в следующей книге.
Сейчас знаю, что моя фирма “разваливается”. И некому там отвечать. Я займусь ею и восстановлю после того, как закончу писать. С женой разговаривал только по телефону. Это сугубо личный разговор. Однако, прошу у писавших извинения за задержку ответов и отправку экземпляров книг. Сейчас там моя дочь Полина. Я с ней встречался. Она всё исправит, и впредь такого не должно повториться. Мы много говорили с дочерью, и она всё понимает. Чуть позднее я планирую приобрести сотовый телефон и тогда смогу больше общаться лично.
Я обязательно отвечу на все приходящие письма и, может быть, смогу опубликовать их. Они достойны того. Они о России, о любви, о светлых устремлениях. В них та энергия, о которой говорила Елена Ивановна Рерих в своей книге “Живая этика”. Спасибо Вам за такие письма. Но на одно письмо, на письмо тринадцатилетней девочки из Коломны по имени Настя, есть необходимость ответить сейчас, как и другим таким же девочкам, уже написавшим и пишущим. Вот это письмо:
Здравствуйте, Владимир Мегре!
Пишет Вам Шапкина Настя, из города Коломна. Мне 13 лет, я учусь в седьмом классе. Я прочитала Вашу книгу “Звенящий кедр. Анастасия”. Мне она очень, очень понравилась, даже не “понравилась”, это слово сюда не подходит (звучит очень сухо), после этой книги на душе стало теплее и радостнее. Мне рассказывали про неё в больнице очень много, у меня серьёзное заболевание, в больницу я ложусь каждые два месяца, и мне очень хочется выздороветь. И Ваша книга была как лучик света среди всей этой темноты и бескультурья. Мне очень хочется встретиться с Вами, а главное, с Анастасией, Вы не могли бы мне помочь? Сейчас Вы, наверное, думаете: “Какая некультурная, какая наглая”, – но это не так. Понимаете, так устроен каждый человек, пока он не увидит собственными глазами, никому не поверит. Я даже не знаю, верить или нет (мама не верит, да и все вокруг не верят), это так фантастично. А все-таки почему бы и нет, если честно, я верила, я очень верила, но все вокруг говорят: “Сказки, сказки”. Я запуталась. Помогите мне, пожалуйста. Я думаю, Вы очень смелый человек, Вы написали правду, может быть, и не всю, но большую часть, это уж точно. Что между Вами и Анастасией было, что Вы оскорбляли её, а потом оказывалось, что она не виновата; да много разного, и всё же, мне кажется, нельзя так вот оскорблять человека, даже если, предположим, она ненормальная или шарлатанка (но это сугубо личное мнение, Вы можете с этим и не согласиться).
Владимир (извините, я не знаю Вашего отчества), у Анастасии родился ребенок или нет, и, если родился, то кто, мальчик или девочка, и как на это отреагировала Ваша жена?
И последний вопрос, Вы писали, что дедушка и прадедушка Анастасии шлифовали кусочек кедра пальцами, но чтоб это делала Анастасия, об этом в книге не сказано, Вы это упустили, или это так и есть на самом деле?
Пожалуйста, ответьте мне (я понимаю, Вам такие письма мешками носят, ну, хотя бы три строчки).
До свидания!!!
Анастасия.
Здравствуй, Настенька! Ты обязательно будешь здоровой, сильной духовно и красивой девушкой. Я попрошу Анастасию, как только снова буду у неё, чтобы она тебе помогла. Правда, Анастасия своеобразно относится к исцелению. Она считает, что болезнь — это разговор Бога с человеком. Болезнь может быть предостережением или спасением от чего-то более страшного, и она показала мне такие случаи, я расскажу о них потом в новой книге. Я попробую её убедить. Хотя она очень упорно отстаивает свои взгляды, утверждая: -только сам человек, своим духом и осознанностью может излечиться от чего угодно без отрицательных последствий, постороннее вмешательство часто вредит.
Настенька, судя по степени твоего восприятия, ты и сейчас духовно здоровее многих, а это главное. Я начинаю понимать, что это действительно так. Что касается веры и неверия в существование Анастасии окружающими тебя, отвечу словами человека на одной из встреч с читателями. Когда мне в очередной раз задали такой вопрос, он поднялся и громко произнес: “Люди! Вы держите в руках порыв вдохновения, клокочущую мысль, призыв и идею! Они у вас в руках. Что ещё вы хотите? Кровь, мочу и кал для анализа? Без них Вы никак обойтись не можете. А ведь главное и значительно большее доказательство уже в ваших руках”.
Понимаешь, Настенька, я понял, что для многих Анастасия не совсем удобна и они хотят, чтобы её не было. Ведь она разрушает многие технократические приоритеты, условности и постулаты. На фоне чистоты, от неё исходящей, вдруг начинаешь видеть собственную грязь, а этого не всегда хочется. Ведь мы хотим считать себя такими хорошими, умными и совестливыми, что бы ни делали.
Анастасия говорила: - “Я существую для тех, для кого существую”.
Мне казалось, ничего особенного в этой фразе не кроется. Кто хочет – пусть верит. Кто не хочет – пусть не верит. Однако ошибся. Одни читают, и ничего с ними не происходит. Другие... Их души рождают великое чувство любви, добра, вдохновения. И льется в мир весенним дождём великая поэзия любви, поэзия души, способной воспринимать свет, усиливать его и отдавать другим. Это те, кто чувствует её и знает, что она СУЩЕСТВУЕТ.
А жена, Настенька, отреагировала так, как сделали бы, наверное, большинство женщин. Разговаривали мы с ней только по телефону. Зато моя дочь Полина готова помочь мне. Она всё понимает, привозит мне письма и твоё привезла.
Ты говоришь, что нехорошо с моей стороны так оскорблять было Анастасию. Нехорошо. Сейчас я такого бы не сделал. Мы одни и те же и разные в разные времена.
Сын родился. Он такой крепыш. Улыбается всё время. И Анастасия весёлая и жизнерадостная.
Привет тебе, твоей маме.
Счастья тебе и радости в жизни. Ты достойна того.
Ты сильная. И сможешь окружающих тебя сделать более осознанными и счастливыми.


* * *

Что касается верующих, изысканий и их вопросов.
Я разговаривал об Анастасии со священнослужителями нашей православной церкви и с представителями разных конфессий. Одни о ней хорошо отзываются, другие с опасением говорят, что она, скорее всего, язычница. Может переломать вероучения, вызвать идолопоклонство или ещё что-то, ранее неведомое. Нехорошо, что она некрещёная.
Более подробно о её отношении к религиям сказано во второй книге, и оно действительно весьма необычно. Здесь приведу лишь несколько высказываний.
– Понимаешь, уже то хорошо, что они говорят о душе, о добром и светлом. Кто достойнее? Не смогу судить.
– А секты? Секты, которые запретили. Теперь всем ясно – они не туда шли. Неверно действовали.
– Ты так считаешь? Тогда представь. Идёт группа солдат. Один вперед вырвался или в сторону пошёл и подорвался на мине. Можно, конечно, сказать: - “Не туда он пошёл, неверно действовал. Но можно сказать, что тем самым он и спас других”.
– Всё же, какая религия тебе ближе, понятнее?
– Владимир, если бы ты никогда не видел и не разговаривал со своими родителями, то, наверное, был бы рад каждому, кто тебе расскажет о них. Даже если немножко по-разному будут говорить. Где истина, ты сам можешь определить, разобравшись в себе, ведь ты и есть потомок, дитя своих родителей. Но мне посредники не нужны...


* * *

Ну, ладно. Хватит о сомнениях. Есть весьма приятные проявления, всё же сделанные Анастасией в нашей действительности.
Больше всего я не верил, что она действительно сможет что-то там заложить в текст книги. Эти свои сочетания, ритмы, как она говорила, - из глубин вечности. Но после выхода первого издания книги всего в четыре тысячи экземпляров произошло невероятное. У многих людей были вызваны такие эмоции и чувства, что мгновенно посыпались стихи. Сейчас их уже много. Пишут просто люди, не профессиональные поэты. Стихов столько, что можно издавать отдельный сборник.
В московской группе, занимающейся исследованием Анастасии, говорят, что ни в каких временах прошлого и сейчас в мире не существовало ни личности, ни образа, способного вызвать за столь короткий срок такой поэтический всплеск.
Удивительно ещё и то, что в первой книге почти ничего не говорится о вере, о России, а в большинстве своих стихов, прочитавшие говорят о светлых устремлениях, о вере, о России. И мне кажется, очень вдохновенно говорят. И это меня успокоило, относительно воздействия Анастасии. Потому что в Библии сказано, как распознать плохое и хорошее, лжепророка от несущего истину. В Библии сказано: - “По плодам их о них судите”.
И если устремления Анастасии, её сочетания вызывают такие светлые поэтические чувства, то это хорошие плоды.
Я даже подумал: - если так дальше будет продолжаться, то она точно сделает, по крайней мере половину россиян поэтами, влюбленными в свою Родину, землю, окружающую природу.
Я рассортировал стихи на несколько стопок по принципу: от неизвестных авторов, от военных, от людей, поставивших свои подписи, чиновников. И знаете, что такая сортировка показывает?
Зря мы иногда начинаем делиться в обществе, обвиняя в своих бедах отдельные категории людей, предпринимателей, военных, чиновников. У всех одинаково бьются сердца, среди всех категорий есть люди искренне стремящиеся к светлому, доброму.
А беды. Беды свои каждый сам, наверное, и производит.
В этом издании книжки я решил опубликовать из каждой стопки по одному стихотворению.


ЛУЧИК АНАСТАСИИ


В нашу жизнь суетливую,
Одиноких в толпе,
Из вселенских просторов
Луч прорвался к земле.

И сверкал он поярче света
Солнца и злат:
“Люди! Здравствуйте, вот я –
Говорю вам как брат.

Послан вам я любовью!
Послан вам на века,
Подходите, берите,
Отдаю вам себя.

Подождите, куда вы?
Что же грусть на лице?
Вас оставили... Знаю...
Все знакомо здесь мне.

Люди! Что же вы, люди...
Мир прекрасен вокруг.
Люди, милые люди,
Все могу, я – ваш друг.

Но ногою спешащей,
Острой шпилькой звеня,
К луже грязной, дорожной
Луч теснила толпа

В жижу он окунулся,
Обид не тая.
В луже сделалась вдруг
Родниковой вода.

Ах! – малыш подбежавший,
Не страшася шлепка,
В лужу ножками впрыгнул,
Зачерпнул от луча.
Мамы, вдруг, от досады
Размахнулась рука.

Только Пушкину памятник
Вдруг ожил, говоря:
“Подождите! Не бейте,
Своего малыша.

В луже он не случайно.
Он осветит сердца.
Прикоснитесь к ладошке
Своего малыша.

Все, кто были поэты,
Сотворили в веках,
Будет в этой ладошке,
Отразится в сердцах”.

Мама! Мамочка! Мама!
Шёл за мамой малыш.
Слышишь, мамочка, пенье,
Пенье радостных птиц?

Знаешь, мамочка, знаешь,
Тебе стих напишу.
Будешь, мамочка, счастлива,
Я такого хочу.

Понимаешь, я слышу...
Я как будто могу...

В нашу жизнь суетливую,
Одиноких в толпе.
Из вселенских просторов
Луч прорвался к земле.

Неизвестный автор.



АНАСТАСИЯ (АНАС)
(к образу и героине книги В.Мегре “Анастасия”)

Мегре нам поведал об этом в России,
В газетных статьях и изданиях книг:
“Звенящий кедр. Анастасия”,
Привлекших вниманье к себе в тот же миг.

Я с именем этим знаком не впервые,
Но все же достаточно редко оно.
Певуче-лирическая Анастасия,
Настена, Настюша – все это одно.

Мне Насти встречались одни горожанки
С характером русским, большой простоты,
И вдруг на кедровой таежной полянке
Я вижу богиню земной красоты.

Анас сибирячка – природы творенье,
Живя с окружающим миром в ладу,
Зверье и травье своего приближения
В сознании содержит своем на виду.

Ей мысли и чувства подвластны живого,
А Космоса разум понятен и прост,
И нет в нашем мире, пожалуй, такого,
Что было неведомо ей среди звезд.

Анас в ясновидении целит и лечит,
В том кедр звенящий ей силы дает,
А логику, смысл и богатство всей речи
Анас из культур всех времен достает.

Анас – аналитик и практик-эколог,
В гармонии мира смысл жизни её.
Анас в интуиции – лучший астролог,
И нет невозможного в том для неё.

Н. МИХАЙЛОВ. г. Москва.




ДЕВУШКА — ДОБРЕЙШИЙ ЧАРОДЕЙ

Геленджикские
Дольмены.
Годы... Вспять...
Время нам окно приотворило
Чтоб просторы вечности...
Понять, оценить,
Прочувствовать, узнать.
Через свет добра в просторах синих
Свой предел-порог перешагнув,
Я приду к тебе, Анастасия,
Вновь родившись,
Глазом не моргнув!
Ты – цветок Сознания и Воли,
Мощь в тебе из Кедровых лесов,
А ещё из дум таких волшебных,
Что поверить запросто готов.
Всякий зверь и птица,
Муравей... и мурава-травушка,
И змей.
Девушка — добрейший чародей,
Переполошившая людей...
И сегодня от твоих идей
Льётся свет на землю всё сильней!

Вяльшина О. Т.
Геленджик




<< Предыдущая

стр. 6
(из 7 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>