<< Предыдущая

стр. 10
(из 21 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Судебно-арбитражная практика свидетельствует о том, что достаточно распространенной ошибкой судов является частичное утверждение мирового соглашения. Иными словами, арбитражные суды по собственной инициативе "извлекают" из представленного сторонами мирового соглашения отдельные его условия, которые, по их мнению, не соответствуют предъявляемым законом требованиям, утверждая мировое соглашение в "оставшейся" части.
Так, арбитражный суд, проверив представленное сторонами на утверждение мировое соглашение, пришел к выводу, что та его часть, где стороны согласовали отказ от каких-либо материальных претензий по договору, утверждению не подлежит <*>. Суд счел, что такое условие не отвечает требованиям определенности, может привести к нарушению прав и законных интересов других лиц, и утвердил мировое соглашение в иной редакции, нежели была представлена сторонами на утверждение.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 17.07.2000 г. по делу N КГ-А40/1634-00.

В другом случае суд при утверждении мирового соглашения исключил из его текста отдельные пункты, ничем не мотивируя указанное действие <*>. В аналогичном случае суд первой инстанции "извлек" из текста мирового соглашения положение о том, что истец отказывается от остальных требований (в том числе и от начисления каких-либо процентов во все последующие периоды) <**>. Суд кассационной инстанции счел правильным дополнить текст мирового соглашения, изложенного в определении суда первой инстанции, изъятым пунктом, не передавая дело на новое рассмотрение.
--------------------------------
<*> Постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 27.04.2000 г. по делу N КГ-А40/1861-01, Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 11.09.2003 г. по делу Ф04/4605-1357/А46-2003.
<**> Постановления Федерального арбитражного суда Центрального округа от 08.12.2003 г. по делу N А23-1278/03Г-4-105, по делу N А23-1273/03Г-4-107, по делу N А23-1272/03Г-4-106, по делу N А23-1238/03Г-4-98 и др.

По причине частичного утверждения мирового соглашения было отменено определение об утверждении мирового соглашения по иску о взыскании убытков и процентов за пользование чужими денежными средствами <*>. Суд кассационной инстанции, направляя дело на новое рассмотрение, указывал, что при утверждении мирового соглашения апелляционная инстанция исключила некоторые его условия, которые являются существенными и при отсутствии которых их сторона не согласилась бы на его заключение, тогда как АПК РФ не предоставляет суду право утверждать соглашение только в какой-либо части: при наличии противоречия закону суд не должен утверждать мировое соглашение.
--------------------------------
<*> Постановления Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 10.08.1998 г. по делу N Ф04/1171-322/А45-98, Федерального арбитражного суда Московского округа от 25.12.2003 г. по делу N КГ-А40/10245-03.

Внимания заслуживает и следующее дело.
По иску о взыскании основного долга и неустойки стороны представили в суд первой инстанции мировое соглашение, в соответствии с которым соответчик обязался поставить истцу 2 млн. тонн труб в определенном ассортименте по ценам завода-изготовителя на момент поставки и в согласованные сроки, а ответчик принял на себя солидарную ответственность за исполнение обязательств соответчиком <*>. Суд утвердил мировое соглашение частично, снизив сумму неустойки до определенной суммы со ссылкой на ст. 333 ГК РФ, и производство по делу прекратил. В остальной части, как определил суд, мировое соглашение утверждению не подлежит.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 02.03.1999 г. по делу N А 12-7474/98-С15.

Суд апелляционной инстанции обоснованно отменил определение суда первой инстанции, утвердив представленное сторонами мировое соглашение. Подтверждая правильность позиции суда апелляционной инстанции, суд кассационной инстанции указал, что мировое соглашение согласовано всеми участниками спора; стороны подтвердили свое намерение заключить данное соглашение и обязались впредь не предъявлять взаимных финансовых претензий, в том числе и по штрафным санкциям. Суду надлежало оценить мировое соглашение и утвердить его либо отказать в его утверждении, если мировое соглашение противоречило закону или нарушало права и законные интересы других лиц. АПК РФ, как обоснованно подчеркнул суд кассационной инстанции, не предусматривает утверждения мирового соглашения в части.
Решение обозначенной проблемы представляется достаточно простым.
В случае обнаружения в представленном сторонами мировом соглашении хотя бы одного условия, которое не соответствует предъявляемым законом требованиям, суд может предложить сторонам исключить его из текста мирового соглашения или привести его в соответствие с требованиями закона <*>. При отказе или уклонении сторон от осуществления названных действий суд вправе отказать в утверждении мирового соглашения в целом, указав в определении мотивы, по которым это условие им было признано не соответствующим закону или критерию исполнимости. Однако суд не вправе в нарушение волеизъявления сторон мирового соглашения вносить или исключать отдельные договорные условия: таким образом будет нарушен основной принцип гражданского права - принцип свободы договора (ст. ст. 1, 421 ГК РФ). В подтверждение данного вывода можно сослаться на умозаключение Г.Ф. Шершеневича: суд не может изменять своей властью условия сделки, он вправе утвердить или отвергнуть ее <**>.
--------------------------------
<*> Для этого суд вправе отложить судебное разбирательство (ч. 5 ст. 158 АПК РФ).
<**> См.: Шершеневич Г.Ф. Конкурсный процесс. М.: Статут (Классика российской цивилистики), 2000. С. 453.

Надо отметить, что вынесение определения об отказе в утверждении мирового соглашения не препятствует заключению сторонами нового мирового соглашения и представлению его в арбитражный суд на утверждение. Такая норма прямо закреплена в ст. 161 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" и является специальной, но нет никаких препятствий для использования данного права и при заключении мирового соглашения в исковом производстве или на стадии исполнения.
Интересным представляется вопрос о том, может ли судья, излагая мировое соглашение в определении об утверждении мирового соглашения, изменить некоторые формулировки условий мирового соглашения.
Думается, что допущенные в мировом соглашении орфографические ошибки судья вправе исправить, не перенося их в определение и затем в исполнительный лист. Однако в отношении лексических и стилистических недочетов такая "самодеятельность" вряд ли принесет положительные результаты.
В том случае, если стиль изложения условий мирового соглашения таков, что затрудняет понимание мирового соглашения, допускает различные толкования его условий (что может иметь негативные последствия при исполнении мирового соглашения), допустимо предложить сторонам по-иному сформулировать условия мирового соглашения. При отказе сторон от совершения указанного действия суд вправе отказать в утверждении мирового соглашения, о чем см. выше.
В том случае, если сформулированные сторонами условия могут быть истолкованы однозначно, но недостаточно корректны с точки зрения правил русского языка, думается, суд не вправе предлагать сторонам исправить допущенные ими погрешности. В данном случае суд излагает мировое соглашение в определении в том виде, в котором оно было заключено сторонами (без купюр и исправлений).

Глава 7. ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ И НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ
МИРОВОЙ СДЕЛКИ

§ 7.1. Основания недействительности мировых
сделок по праву некоторых зарубежных стран

Гражданское законодательство отдельных зарубежных стран содержит специальные положения о недействительности мировых сделок, что лишний раз подтверждает важность рассматриваемого института. В частности, такие правила содержатся во Французском Гражданском кодексе (далее - ФГК) и Гражданском кодексе Италии (далее - ГК Италии).
1. Недопустимо оспаривать мировую сделку по мотиву ошибки в праве или по причине ее невыгодности (ст. 2052 ФГК, ст. ст. 1969, 1970 ГК Италии).
2. Мировая сделка может быть признана недействительной при наличии ошибки в личности другой стороны или ошибки, относящейся к предмету спора (ст. 2053 ФГК).
3. Если одна из сторон мировой сделки знала о необоснованности своего притязания, другая сторона может просить об отмене мировой сделки (ст. 1971 ГК Италии).
4. Мировая сделка может быть оспорена, если она заключена под влиянием обмана или насилия (ст. 2053 ФГК).
5. В случае если мировая сделка была заключена на основании ничтожного договора, есть основания для иска о недействительности этой сделки, за исключением случаев, когда стороны заключили мировую сделку по поводу ничтожности договора (ст. 2054 ФГК). Напротив, ГК Италии относит такие мировые сделки к недействительным сделкам даже в том случае, если стороны согласовали в них вопросы ничтожности договора (ст. 1972 ГК Италии).
6. Недействительной является мировая сделка, заключенная на основе документов, которые в дальнейшем были признаны поддельными (ст. 2055 ФГК, ст. 1973 ГК Италии).
7. Недействительной является мировая сделка, касающаяся судебного процесса, по которому вынесено судебное решение, вступившее в законную силу, о котором не знала хотя бы одна из сторон мировой сделки; исключением из этого правила будут случаи, когда такое решение могло быть пересмотрено в апелляционном порядке (ст. 2056 ФГК, ст. 1974 ГК Италии).
8. Если стороны определили мировой сделкой судьбу всех споров, существующих между ними, то документы, не известные им на момент совершения мировой сделки и обнаруженные впоследствии, не являются основанием для оспаривания мировой сделки; исключением из этого правила является случай, когда эти документы были сокрыты одной из сторон. Мировая сделка недействительна, если она касается объекта, на который ни одна из сторон не имела прав (ст. 2057 ФГК, ст. 1975 ГК Италии).
Германское гражданское уложение (далее - ГГУ) не содержит столь подробных правил, а формулирует общую норму о недействительности мировой сделки в том случае, если из ее содержания следует, что обстоятельства, положенные в ее основу как несомненно существующие, не соответствуют действительности, а спор или сомнения не возникли бы, если бы стороны были осведомлены о реальном положении дел (§ 779 ГГУ) <*>.
--------------------------------
<*> Г. Дернбург писал, что мировые сделки могут оспариваться по общим правилам в виду принуждения, обмана и существенного заблуждения при их заключении, но не допускается опровержение мировой сделки, когда те обстоятельства дела, вследствие неизвестности которых она заключена, выясняются впоследствии благодаря открытию новых документов, исключая случаи умышленного их сокрытия одной из сторон (см.: Дернбург Г. Пандекты. Том второй. Обязательственное право. М., 1911. С. 287).

Похожее правило содержалось в проекте Гражданского уложения: если при заключении мировой сделки какое-либо существенное обстоятельство признавалось обеими сторонами бесспорным, то ошибка относительно этого обстоятельства давала право требовать отмены мировой сделки (под требованием отмены подразумевалось оспаривание сделки) <*>.
--------------------------------
<*> Гражданское Уложение. Проект Высочайше учрежденной редакционной комиссии по составлению Гражданского Уложения / Под ред. И.М. Тютрюмова. Том второй. СПб., 1910. С. 1201.

Критикуя это правило проекта, А.С. Парамонов отмечал, что требование отмены мировой сделки даст возможность уклониться от ее исполнения "под вымышленными предлогами и затянуть новое исковое дело об отмене мировой сделки, которое хотя и будет недоступно (проиграно), но за то время протяжкой выиграно и отдалено исполнение; замедлено оно во вред справедливости и твердости этого полезного института мировой сделки, которая иначе будет поколеблена спорщиками и низведена к нулю всегда и во всем" <*>. Изложенная точка зрения представляется сегодня достаточно спорной, поскольку лишение сторон возможности оспорить мировую сделку создаст другую опасность - недействительная мировая сделка в любом случае будет подлежать принудительному исполнению.
--------------------------------
<*> Парамонов А.С. Мировая сделка // Вестник права. 1900. N 3. С. 139.

Дореволюционные авторы, рассуждая о материально-правовой природе мировой сделки, сходятся во мнении, что она должна отвечать всем требованиям, предъявляемым гражданским правом к обычным сделкам <*>. Настоящее исследование позволило сделать вывод о том, что мировая сделка представляет собой гражданско-правовую сделку, которая выделяется из прочих сделок лишь своей общей правовой целью. Следовательно, требования гражданского законодательства, предъявляемые к мировой сделке, те же, что предъявляются к любой гражданско-правовой сделке.
--------------------------------
<*> В частности, Д. Азаревич писал о том, что действительность мировой сделки как гражданско-правовой сделки обусловливается нормами гражданского права (см.: Азаревич Д. Судоустройство и судопроизводство по гражданским делам. Университетский курс. Том 3. Судопроизводство. Варшава: Типография Варшавского учебного округа, 1900. С. 97).

Общий принцип гражданского законодательства состоит в том, что действительной будет сделка, при совершении которой соблюдены все условия действительности сделок, к которым отечественная цивилистика относит следующие условия:
а) ее содержание и правовые последствия не противоречат закону и иным правовым актам;
б) сделка юридического лица соответствует его правоспособности;
в) волеизъявление участника соответствует его действительной воле, а сама воля складывается свободно;
г) форма сделки соответствует форме, предусмотренной законом для этой сделки, а в случаях, предусмотренных законом, она подлежит государственной регистрации <*>.
--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (части первой) (под ред. О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации. - М.: Юридическая фирма КОНТРАКТ, Издательский Дом ИНФРА-М, 1997.

<*> См., например: Шахматов В.П. Составы противоправных сделок и обусловленные ими последствия. Томск, 1967. С. 87; Научно-практический комментарий к части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. М.: Спарк, Хозяйство и право, 1999. С. 288; Хейфец Ф.С. Недействительность сделок по российскому гражданскому праву. М.: Юрайт, 1999. С. 47 - 49; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Отв. ред. Садиков О.Н. М.: Юринформцентр, 1995. С. 212; Матвеев И.В. Правовая природа недействительных сделок. М.: Юрлитинформ, 2002. С. 12; Эрделевский А. Недействительность сделок: условия, виды, последствия // Закон. 2002. N 1. С. 5.

Наряду с действительностью сделок задачей науки гражданского права является исследование недействительности гражданско-правовых сделок <*>. Обращение к современным разработкам в области теории сделок позволило сделать вывод об отсутствии единства взглядов на понятие и правовую природу недействительных сделок. В частности, горячие дискуссии вызывает вопрос о том, является ли недействительная сделка вообще сделкой <**>.
--------------------------------
<*> Недействительность - правовое понятие, которое предполагает, что закон не признает юридической силы за некоторыми действиями (актами) в случаях, если они имеют определенные недостатки с точки зрения права. Недействительность сделки рассматривают как качество конкретной сделки, указывающее на ее упречность, которое одновременно признается следствием такой упречности (см.: Мындря Д.И. Недействительность сделки и неправомерность действия (недействительность сделок с точки зрения классификации юридических фактов) // Цивилистические записки: Межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 2. М.: Статут; Екатеринбург: Институт частного права, 2002. С. 427).
<**> Обзор мнений по названным вопросам см.: Хейфец Ф.С. Недействительность сделок по российскому гражданскому праву. М.: Юрайт, 1999. С. 5 - 15, 37 - 42; Матвеев И.В. Правовая природа недействительных сделок. М.: Юрлитинформ, 2002. С. 12 - 18.

Принимая во внимание то, что комплексное исследование всех проблем упомянутого правового явления потребовало бы освещения различных точек зрения, высказанных в литературе по поводу существа и характерных признаков недействительной сделки, что не составляет предмет настоящего исследования, допустимо остановиться лишь на тех положениях законодательства и доктринальных разработках в области теории сделок, которые необходимы для целей данной работы.

§ 7.2. Классификация недействительных мировых сделок:
ничтожные и признанные судом недействительными
оспоримые мировые сделки

В отличие от дореволюционного российского законодательства, которое подобно французскому, австрийскому и другим не содержало в себе общих положений о недействительности сделок <*>, действующий ГК РФ включает в себя правила о недействительности сделок. Более того, ст. 166 ГК РФ впервые прямо закрепляет давно существующее в теории деление недействительных сделок на:
--------------------------------
<*> См.: Васьковский Е.В. Учебник гражданского права. М.: Статут (Классика российской цивилистики), 2003. С. 176.

- недействительные по основаниям, установленным ГК РФ, в силу признания их таковыми судом (оспоримые сделки);
- недействительные независимо от такого признания (ничтожные сделки).
Формулировка текста ст. 166 ГК РФ позволила некоторым авторам безоговорочно отнести все оспоримые сделки к недействительным. Однако такой вывод является ошибочным.
Анализ положений п. 1 ст. 166 ГК РФ дает основания относить к недействительным сделкам только те из оспоримых сделок, которые признаны судом недействительными по специально заявленному иску по основаниям, указанным в ГК РФ. Вместе с тем любая оспоримая сделка до момента признания ее недействительной судом относится к категории действительных сделок, и только признание ее недействительной путем вынесения судебного решения "переводит" ее в категорию недействительных сделок. При отсутствии специального иска со стороны заинтересованного лица, либо по причине пропуска срока исковой давности, либо в силу отказа истца от заявленного иска о признании оспоримой сделки недействительной последняя так и останется действительной.
Сказанное подкрепляется мнением М.М. Агаркова, утверждающего, что ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ СЛЕДУЕТ "ДЕЛИТЬ НА БЕЗУСЛОВНО ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ И НА УСЛОВНО ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ (ИЛИ ОСПОРИМЫЕ)" <*> (выделено мной. - М.Р.). К последним (условно действительным, оспоримым, опровержимым) следует относить те сделки, которые не были переданы на рассмотрение суда или в признании которых недействительными судом отказано.
--------------------------------
<*> Агарков М.М. Понятие сделки по советскому гражданскому праву // Агарков М.М. Избранные труды по гражданскому праву. В 2-х т. Том 2. М.: Центр ЮрИнфоР, 2002. С. 347.

В свою очередь недействительные сделки можно подразделять на абсолютно недействительные (ничтожные) и признанные специальным решением суда недействительными оспоримые сделки (недействительные оспоримые).
Разделение недействительных сделок на ничтожные и признанные судом недействительными оспоримые сделки основано на наличии в их правовом статусе существенных различий. В частности, ГК РФ различает сроки исковой давности в отношении ничтожных и оспоримых сделок.
Поскольку ничтожная сделка недействительна и без признания этого обстоятельства судом, закон устанавливает срок исковой давности только для предъявления иска о применении последствий недействительности ничтожной сделки. Этот срок, превышающий общий срок исковой давности, равен 10 годам и исчисляется со дня, когда началось ее исполнение (п. 1 ст. 181 ГК РФ).
Иск о признании недействительной оспоримой сделки и о применении последствий ее недействительности может быть предъявлен в течение срока исковой давности, который составляет один год со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка <*>, либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, которые являются основанием для признания сделки недействительной (п. 2 ст. 181 ГК РФ).
--------------------------------
<*> Интересно, что ст. 703 Тома Х Свода законов Российской империи устанавливала правило, согласно которому для опровержения сделок, совершенных под принуждением, давностный срок был равен одной неделе.

Применительно к мировой сделке можно утверждать, что ничтожная мировая сделка недействительна с самого момента ее совершения, оспоримая мировая сделка в зависимости от решения суда может быть признана недействительной с момента заключения либо на будущее время (ст. ст. 166, 167 ГК РФ).
В силу ст. 181 ГК РФ иск о применении последствий недействительности ничтожной мировой сделки может быть предъявлен в течение 10 лет со дня, когда началось ее исполнение; иск о признании оспоримой мировой сделки недействительной и применении последствий ее недействительности - в течение года со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка, либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.
В литературе подчеркивается различный субъектный состав лиц, обладающих возможностью заявлять требования о применении последствий ничтожности сделки, о признании оспоримой сделки недействительной и применении последствий недействительности оспоримой сделки (относительно мировой сделки об этом будет говориться далее).
Отмечается также и то, что недействительность ничтожных сделок установлена законом методом нормативного императива, тогда как объявление оспоримых сделок недействительными производится методом оспаривания их действительности <*>.
--------------------------------
<*> См.: Шахматов В.П. Виды несоответствия сделок требованиям норм права // Антология уральской цивилистики. 1925 - 1989: Сборник статей. М.: Статут, 2001. С. 344.

Последнее суждение не позволяет согласиться с разъяснением, содержащимся в п. 32 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", согласно которому допускается рассмотрение в суде исковых требований о признании недействительной ничтожной сделки по мотиву того, что ГК РФ не исключает возможности предъявления такого рода исков <*>. Этот вывод не может не вызывать возражения, в том числе и по причине, которую обозначает И.В. Матвеев: такой подход фактически размывает грань между ничтожными и оспоримыми сделками, поскольку официально допускается возможность признания недействительными в судебном порядке ничтожных сделок <**>.
--------------------------------
<*> Вестник ВАС РФ. 1996. N 9.
<**> См.: Матвеев И.В. Правовая природа недействительных сделок. М.: Юрлитинформ, 2002. С. 63 - 64.

Вместе с тем в литературе нередко можно встретить суждения в поддержку указанной позиции высших судебных органов. Сегодня достаточно распространена точка зрения, согласно которой возможность обращения в суд с самостоятельным требованием о признании недействительной ничтожной сделки должна быть непременно предоставлена участникам гражданского оборота, в том числе и в случае, когда исполнение по ничтожной сделке вовсе не было произведено. В качестве обоснования такого искового требования называются, в частности, неочевидность ничтожности сделки для участников сделки и иных лиц, зависимость мотивации сторон сделки от судебного решения, предотвращение исполнения ничтожной сделки, определенность состояния участников сделки <*>.
--------------------------------
<*> Такую позицию обосновывает, в частности, Д.О. Тузов. Он утверждает, что интерес в признании недействительной ничтожной сделки может возникнуть и при отсутствии ее исполнения, вследствие чего ратует за самостоятельность требования о признании недействительной ничтожной сделки (см.: Тузов Д.О. Ничтожность и оспоримость сделок: классическая доктрина и проблемы российской цивилистики // Цивилистические записки: Межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 2. М.: Статут; Екатеринбург: Институт частного права, 2002. С. 155; Он же. Иски, связанные с недействительностью сделок. Теоретический очерк / Под ред. Б.Л. Хаскельберга и В.М. Чернова. Томск: Пеленг, 1998).

Возразить такой позиции можно словами известного русского правоведа Т.М. Яблочкова: "Суд не работает зря и на всякий случай!" <*>. Иными словами, стремлению субъектов права заблаговременно подкрепить свою позицию судебным решением противостоит отсутствие у суда консультативных и удостоверяющих функций в отношении обычных гражданско-правовых договоров - задачей суда является разрешение споров о праве.
--------------------------------
<*> Цит. по ст.: Попов Б.В. Мировая сделка, прекращение дела и судебное решение // Вестник права. 1915. N 29. С. 842.

Вместе с тем, думается, существует реальная необходимость в выработке четких критериев, позволяющих однозначно отграничивать абсолютно недействительные сделки (ничтожные сделки) от условно действительных сделок (оспоримых сделок, недействительность которых может быть признана судом по специальному иску). Введение таких критериев сделало бы более стабильным гражданский оборот, придало бы большую определенность отношениям сторон, позволило бы эффективнее осуществлять защиту прав.
Дореволюционные цивилисты рассматривали ничтожность сделки как недействительность, которая имеет место в отношении всех лиц и не подлежит по общему правилу исправлению <*>, тогда как оспоримость признавалась недействительностью в отношении определенных лиц и могла быть исцелена. Этим интересом указанных лиц и определялся критерий различия между ничтожностью и оспоримостью сделок: его видели в том, что ничтожность нарушает непосредственно публичный интерес, а оспоримость - частный интерес <**>. Этот критерий используют и современные правоведы <***>.
--------------------------------
<*> К.П. Победоносцев писал: что само по себе ничтожно, то ничтожно с самого начала, когда бы эта ничтожность не обнаружилась (см.: Победоносцев К.П. Курс гражданского права: В трех томах. Том 3 / Под ред. В.А. Томсинова. М.: Зерцало (Русское юридическое наследие), 2003. С. 29). Е. Годэмэ отмечал, что в мире юридическом нельзя ничего создать из ничего, как и в мире материальном; ничтожность неисцелима (см.: Годэмэ Е. Общая теория обязательств. М., 1948. С. 179). В.М. Хвостов утверждал, что ничтожная сделка не может получить силу (см.: Хвостов В.М. Система римского права. Учебник. М.: Спарк, 1996. С. 188). В связи с изложенным не могут не вызывать возражений достаточно часто встречающиеся в отечественной литературе утверждения о возможности и даже необходимости исков о признании ничтожной сделки действительной (см., например: Тузов Д.О. Иски, связанные с недействительностью сделок. Теоретический очерк / Под ред. Б.Л. Хаскельберга и В.М. Чернова. Томск: Пеленг, 1998).
<**> См.: Синайский В.И. Русское гражданское право. М.: Статут (Классика российской цивилистики), 2002. С. 167 - 168. Этот же критерий применял Правительствующий Сенат, считавший сделку недействительной по оспоримости, если ею нарушен частный интерес, и ничтожной, если нарушен публичный интерес.
<***> На этот критерий указывает М.И. Брагинский (см.: Научно-практический комментарий к части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. М.: Спарк, Хозяйство и право, 1999. С. 287). В.П. Шахматов говорит о зависимости классификации сделок на ничтожные и оспоримые от характера и значения тех общественных отношений, которые регулируются соответствующими нормами права о недействительных сделках (см.: Шахматов В.П. Виды несоответствия сделок требованиям норм права // Антология уральской цивилистики. 1925 - 1989: Сборник статей. М.: Статут, 2001. С. 344).

Для целей последующего разделения сделок, совершаемых в коммерческом обороте, на абсолютно недействительные (ничтожные) и условно действительные (оспоримые, недействительность которых может быть признана судом по специальному иску), будет проанализирована попытка классификации недействительных сделок, предпринятая М.В. Кротовым. Им выделяются специальные составы недействительных сделок (сделки с пороками содержания, пороками воли, пороками субъектного состава и пороками формы) и общий состав, который охватывает норму ст. 168 ГК РФ, а также специальные составы <*>.
--------------------------------
<*> Гражданское право. Том 1 / Под редакцией А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М: ПБОЮЛ Л.В. Рожников, 2001. С. 259.

Нельзя не согласиться с выводом М.В. Кротова о том, что сделка, представляющая совокупность четырех элементов (субъекты, единство воли и волеизъявления, форма, содержание), может не иметь пороки этих образующих элементов, но являться недействительной по причине противоречия ее требованиям закона. Вследствие этого правильным является умозаключение о необходимости разграничения составов недействительных сделок, охватывающих случаи дефектности образующих сделку элементов, и состава недействительных сделок, не соответствующих требованиям закона или иных правовых актов (ст. 168 ГК РФ).
Суждения М.В. Кротова представляются неверными в части вывода о том, что, "следуя буквальному толкованию ст. 168 ГК РФ, следует признать, что ею охватывается и дефектность элементов, образующих сделку" <*>. Мыслится, что последнее утверждение о распространении положений нормы ст. 168 ГК РФ на все случаи недействительности сделки снижает ценность предложенной дифференциации.
--------------------------------
<*> М.В. Кротов отмечает, что при наличии специальной нормы, устанавливающей недействительность сделки в зависимости от дефектности отдельных элементов, применению подлежит специальная норма (см.: Гражданское право. Том 1 / Под редакцией А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М: ПБОЮЛ Л.В. Рожников, 2001. С. 259).

Думается, что положения, содержащиеся в ст. 168 ГК РФ, должны рассматриваться в качестве самостоятельного состава недействительных сделок по отношению к иным составам недействительных сделок (недействительные сделки, сгруппированные в зависимости от того, какой из составляющих их элементов оказался дефектным). Иными словами, можно говорить о том, что норма ст. 168 ГК РФ распространяется только на случаи несоответствия сделки положениям гражданского законодательства, специально предусмотренным для данной категории сделок (конкретного вида договоров), и не охватывает положения, сформулированные в ст. ст. 169 - 179 ГК РФ для всех категорий сделок <*>.
--------------------------------
<*> В том случае, если сделка имеет более одного основания оспоримости, налицо будет сложный состав недействительной сделки. Примером сложных составов будет, например, сделка, совершенная юридическим лицом с выходом за пределы его правоспособности и под влиянием заблуждения (ст. ст. 173, 178 ГК РФ). В том случае, если при наличии оснований для оспаривания сделки будут существовать и основания, свидетельствующие о ее ничтожности, сложного состава недействительной сделки не будет. Здесь применению подлежит норма о ничтожности сделки - оспоримость сделки будет "поглощена" ничтожностью. Иллюстрацией этому будет мнимая сделка, совершенная с выходом уполномоченного лица за пределы установленных полномочий (ст. 174, п. 1 ст. 170 ГК РФ).

Последнее замечание позволяет утверждать, что под общими составами следует понимать составы недействительных сделок, охватывающие случаи дефектности образующих любую сделку элементов. К специальным составам относится состав недействительных сделок, не соответствующих определенным требованиям закона или иных правовых актов.
Рассмотрим вначале общие составы недействительных коммерческих сделок, к которым относятся (1) сделки с пороками воли, (2) сделки с пороком субъектного состава, (3) сделки с пороками формы, (4) сделки с пороками содержания.
Сделки с пороками воли, совершаемые в рамках коммерческого оборота, относятся к разряду оспоримых сделок. Это:
- сделки, совершенные под влиянием заблуждения (ст. 178 ГК РФ);
- сделки, совершенные под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой или стечения тяжелых обстоятельств (ст. 179 ГК РФ).
Сделки с пороком субъектного состава, если они совершены в коммерческом обороте, оспоримы <*>. Это:
--------------------------------
<*> Ничтожными в силу прямого указания ГК РФ будут такие некоммерческие сделки (с пороком субъектного состава), как совершенные гражданином, признанным недееспособным вследствие психического расстройства (ст. 171 ГК РФ), и совершенные несовершеннолетним, не достигшим 14 лет (ст. 172 ГК РФ).

- сделки, совершенные юридическим лицом с выходом за пределы его правоспособности (ст. 173 ГК РФ);
- сделки, совершенные лицом, наделенным полномочиями, либо органом юридического лица от имени последнего, с выходом за пределы установленных полномочий (ст. 174 ГК РФ).
Оспоримые сделки имеют такое несоответствие нормам права, которое, по определению О.С. Иоффе, трудно распознаваемо и не может быть выявлено без представления и оценки необходимых доказательств <*>. Вследствие этого для признания их недействительными требуется самостоятельное судебное разбирательство по специальному иску.
--------------------------------
<*> См.: Иоффе О.С. Советское гражданское право. Курс лекций. Издательство Ленинградского университета, 1958. С. 230.

Оспаривание такой сделки направлено на защиту частных интересов, вследствие чего закон предоставляет пострадавшей стороне право решить, сохранить ли ей эту сделку или требовать признания ее недействительной (с учетом этого требования о признании оспоримой сделки недействительной вправе предъявлять лица, специально поименованные в гражданском законодательстве). Оспоримые сделки являются действительными до тех пор, пока суд не вынесет решения о признании их недействительными.
Сделки с пороками содержания относятся к разряду ничтожных сделок. Это:
- сделки, совершенные с целью, противной основам правопорядка (ст. 169 ГК РФ) <*>;
--------------------------------
<*> К этому виду ничтожных сделок относят сделки, нарушающие государственную монополию (например, ФЗ "О государственном регулировании внешнеторговой деятельности" предусмотрено, что сделки по экспорту и/или импорту отдельных видов товаров, совершенные в нарушение государственной монополии, являются ничтожными; соответствующие органы, поименованные в названном Законе, вправе предъявлять требования о применении последствий недействительности сделки); нарушающие правовой режим определенных видов деятельности (примером может послужить дело с участием чекового инвестиционного фонда, который передал приватизационные чеки в пользование под проценты, тогда как согласно Указу Президента РФ от 07.10.1992 г. N 1186 фонд обязан использовать чеки в процессе приватизации); нарушающие режим осуществления изъятых из оборота или ограниченно оборотоспособных объектов правоотношений; направленные на извлечение доходов от запрещенных видов деятельности и др.

- сделки, совершенные для вида, без намерения создать соответствующие правовые последствия (мнимые сделки - п. 1 ст. 170 ГК РФ);
- сделки, совершенные с целью прикрыть другую сделку (притворные сделки - п. 2 ст. 170 ГК РФ) <*>.
--------------------------------
<*> Мнимые и притворные сделки, которые обозначались русскими дореволюционными правоведами как вымышленные сделки (см.: Законы гражданские с разъяснениями Правительствующего Сената и комментариями русских юристов. Книга четвертая / Составил И.М. Тютрюмов. М.: Статут (Классика российской цивилистики), 2004. С. 28) и симулятивные сделки (см.: Гамбаров Ю.С. Русское гражданское право. Общая часть. М.: Зерцало (Русское юридическое наследие), 2003. С. 746).

Сделки с пороками формы ничтожны только в следующих случаях:
- если такое последствие несоблюдения простой письменной формы сделки прямо установлено законом или прямо закреплено в соглашении сторон (п. 2 ст. 162 ГК РФ);
- если не соблюдена нотариальная форма сделки и/или требование о ее государственной регистрации (п. 1 ст. 165 ГК РФ).
Во всех остальных случаях говорить о недействительности сделки, совершенной с нарушением простой письменной формы, нет оснований, но договор в этом случае рассматривается как незаключенный (см. об этом § 5.3 настоящей работы).
Ничтожные сделки посягают на публичный интерес, нарушая специально установленные запреты правовых норм. Недействительность ничтожных сделок обычно очевидна, вследствие чего она не требует судебного подтверждения. Характерная особенность ничтожных сделок состоит в том, что такие сделки стороны могут не исполнять, а относиться к ним как к несуществующим.
В том случае, если основания ничтожности не были установлены и ничтожная сделка послужила ложным основанием для произведения исполнения по ней, устранить последствия безосновательного исполнения можно путем заявления требования о применении последствий недействительности ничтожной сделки.
Положения ст. 168 ГК РФ, которые следует рассматривать как специальный состав недействительных сделок, не охватывают положений, сформулированных в ст. ст. 169 - 179 ГК РФ (общие для всех сделок составы недействительности). Статья 168 ГК РФ относит к ничтожным сделки, не соответствующие требованиям закона или иных правовых актов, за исключением случаев, когда закон устанавливает, что такая сделка оспорима, или предусматривает иные последствия нарушения <*>, то есть для отнесения сделки к числу оспоримых необходимо специальное указание на это конкретного закона (иного правового акта); отсутствие такого указания позволяет рассматривать сделку как ничтожную.
--------------------------------
<*> Законодатель использовал в ст. 168 ГК РФ понятие "несоответствие закону". Думается, более точно было бы говорить о "противоречии закону", ибо, как указывает В.П. Шахматов, опираясь на суждение болгарского правоведа Л. Васильева, понятие "противоречие закону" трактуется более узко, нежели понятие "несоответствие закону", поскольку не всякое несоответствие сделки предписаниям правовой нормы будет противоречить закону и выступать основанием ничтожности сделки (см.: Шахматов В.П. Виды несоответствия сделок требованиям норм права // Антология уральской цивилистики. 1925 - 1989: Сборник статей. М.: Статут, 2001. С. 334 - 335).

Используемый в рассматриваемой статье термин "закон или иные правовые акты", по мнению О.Н. Садикова, должен трактоваться расширительно и охватывать все "надлежаще установленные нормы гражданского законодательства РФ, в том числе нормы международного права, которые являются составной частью правовой системы РФ" <*>. С учетом этого при анализе сделки на предмет соответствия требованиям закона или иных правовых актов необходимо исходить из императивно установленных правил гражданского законодательства, предусмотренных специально для этой категории сделки (данного вида договоров) и действующих на момент ее заключения <**>.
--------------------------------
<*> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Отв. ред. Садиков О.Н. М.: Контракт, Инфра-М, 1997. С. 359.
<**> Надлежащая проверка соответствия судебной мировой сделки положениям гражданского законодательства, предусмотренным для этой категории сделки (данного вида договоров), возможна в том случае, если суд дал правильную квалификацию возникающего из мирового соглашения правоотношения. В этой связи нельзя не согласиться с выводом О. Степановой и Г.В. Воронкова, которые говорят о необходимости изложения в определении об утверждении мирового соглашения не только условий последнего, но и юридической квалификации возникших правоотношений (см.: Степанова О. Мировая сделка в суде второй инстанции // Социалистическая законность. 1961. N 9. С. 52; Воронков Г.В. Судебные определения об утверждении мировых соглашений сторон и охрана прав граждан в советском гражданском процессе // Развитие прав граждан СССР и усиление их охраны на современном этапе коммунистического строительства. Саратов: Саратовский юридический институт, 1962. С. 227).

Во многих статьях гражданского законодательства РФ употребляется родовой термин "недействительность договора". Указанное обстоятельство нередко создает известные трудности на практике.
Как указывает М.И. Брагинский, в тех случаях, когда редакция нормы статьи предусматривает, что сторона в соответствующем случае может требовать признания договора недействительным, речь идет об оспоримости данной сделки <*>. Если же употребляется термин "недействительность", но не говорится о признании сделки недействительной по требованию стороны (даже и в отсутствие прямого указания на ничтожность сделки), это означает, пишет ученый, что соответствующая сделка ничтожна.
--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2001 (издание 3-е, стереотипное).

<*> См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М.: Статут, 1998. С. 154.

Резюмируя вышесказанное, можно утверждать, что ничтожными будут коммерческие сделки, совершенные:
- с пороками содержания (ст. ст. 169 - 170 ГК РФ);
- с нарушением требования о нотариальном удостоверении или о регистрации сделки (п. 1 ст. 165 ГК РФ);
- с нарушением требований закона (иного правового акта) регулирующего эту категорию сделок (данный вид договоров), когда по смыслу закона последствием несоблюдения установленного в нем требования является ничтожность сделки.
Во всех остальных случаях речь может идти только об условно действительной (оспоримой) коммерческой сделке, недействительность которой может быть установлена судом на основании заявленного заинтересованным лицом специального иска (то есть иска о признании оспоримой сделки недействительной и применении последствий ее недействительности).
Применительно к мировой сделке можно говорить о том, что на нее распространяются все положения о действительности и недействительности сделок; возможность оспаривания внесудебной мировой сделки ни у кого не вызывает сомнений.
Возражения многих правоведов вызывает допустимость оспаривания в самостоятельном порядке судебной мировой сделки - мирового соглашения <*>. Вопросы недействительности мирового соглашения и возможность оспорить его в общем порядке являются сегодня, пожалуй, одними из самых дискуссионных.
--------------------------------
<*> Процессуалисты практически единодушны в мнении о том, что требование о недействительности мирового соглашения должно заявляться посредством обжалования определения об утверждении мирового соглашения (см., например: Пятилетов И.М. Мировое соглашение как способ разрешения спора о праве без вынесения судебного решения // Актуальные проблемы защиты субъективных прав граждан и организаций. Сб. научных трудов. М.: ВЮЗИ, 1985. С. 56; Грось Л.А. Мировое соглашение в гражданском судопроизводстве // Российская юстиция. 1996. N 12; Моисеев С. Мировое соглашение в арбитражном производстве // Российская юстиция. 1999. N 10; Пилехина Е.В. Мировое соглашение в практике арбитражного суда и суда общей юрисдикции: Диссер. ... канд. юрид. наук. СПб., 2001. С. 49; Сердюкова Н.В., Князев Д.В. Мировое соглашение в практике арбитражных судов // Арбитражная практика. 2003. N 4. С. 48). Судебно-арбитражная практика исходит из запрета на самостоятельное оспаривание мирового соглашения и требование о применении последствий его недействительности. Например, арбитражный суд отказал в принятии искового заявления о применении последствий недействительности ничтожной сделки - мирового соглашения, ссылаясь на то, что спор не подлежит рассмотрению в арбитражном суде в порядке искового производства; этот вопрос мог быть предметом рассмотрения только в рамках дела, по которому утверждено мировое соглашение (Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 25.01.2000 г. по делу N КГ-А40/4635-99).

§ 7.3. Критерий действительности мировой сделки

Рассмотрение вопроса оспаривания мирового соглашения необходимо предварить исследованием проблемы пределов проверки судом мирового соглашения.
Заключение сторонами мирового соглашения презюмирует прекращение спора между ними, в силу чего с момента представления заключенного мирового соглашения суд не вправе осуществлять действия, направленные на разрешение спора по существу (оценивать доказательства и доводы, приведенные лицами, участвующими в деле, в обоснование своих требований и возражений; устанавливать обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора; устанавливать права и обязанности лиц, участвующих в деле; решать, подлежит ли иск удовлетворению, и т.д.); не вправе давать оценку судебным актам, которые в случае утверждения мирового соглашения будут отменены (на стадии пересмотра судебных актов в порядке апелляционного, кассационного, надзорного производства).
После представления сторонами мирового соглашения деятельность суда должна быть направлена на проверку мирового соглашения на предмет соответствия критериям действительности и исполнимости (см. об этом § 6.5 настоящей работы) <*>. Проверяя мировое соглашение, суд должен абстрагироваться от предшествующих соглашению фактических обстоятельств и дать правовую оценку лишь самому мировому соглашению. С учетом того что при заключении мирового соглашения спор между сторонами прекращается на взаимовыгодных условиях, но не рассматривается судом, суд не вправе оценивать обстоятельства, которые привели к возникновению спора и достижению мирового соглашения сторон.
--------------------------------
<*> И.А. Ясеновец предлагает законодательно ограничить права суда обсуждать содержание мирового соглашения и ввести в арбитражное процессуальное законодательство условия допустимости заключения мировых соглашений, которые сведены к проверке: 1) обладания сторонами мирового соглашения полной гражданско-правовой и процессуально-правовой право- и дееспособностью; 2) свободы волеизъявления сторон на заключение мирового соглашения при условии понимания сторонами его условий и последствий заключения; 3) возможности заключения мирового соглашения участвующим в деле лицом только при наличии у такого лица в силу закона или договора права распоряжаться предметом (объектом) мирового соглашения (см.: Ясеновец И.А. Институт судебных мировых соглашений в современном арбитражном процессе. Правомерность исторических параллелей // Некоторые вопросы договорного права России и зарубежных стран. Сборник статей аспирантов и молодых ученых. М.: МЗ-Пресс, 2003. С. 58 - 59).

Арбитражные суды, как правило, выходят за пределы оценки непосредственно мировых соглашений: при утверждении мировых соглашений они анализируют не только (и не столько) само мировое соглашение, сколько факт наличия правоотношения сторон, исследуют основание возникновения правоотношения и причины обращения за судебной защитой и т.д. Между тем такие действия суда не имеют под собой законных оснований: установление и оценка фактических обстоятельств дела допустимы лишь при рассмотрении дела по существу, при утверждении мирового соглашения суд не вправе осуществлять такие действия, поскольку спор полагается урегулированным, а рассмотрение дела становится беспредметным.
Не удалось избежать упомянутой ошибки и Президиуму ВАС РФ.
Так, рассмотрев в порядке надзора дело о взыскании ссуды, процентов за пользование ею и пеней за несвоевременную уплату процентов, Президиум ВАС РФ признал неправомерным утверждение мирового соглашения <*>. В обоснование им было указано, что арбитражный суд при утверждении мирового соглашения не исследовал фактические обстоятельства спора и представленные материалы, не дал им надлежащей правовой оценки. Также было отмечено, что в деле отсутствовали доказательства, подтверждающие требования истца: не было документов, в том числе и договора, из которых можно было бы установить, на какой срок и на каких условиях предоставлена заемщику ссуда, не подтвержден документально довод истца о ежегодном переоформлении задолженности по ссуде и т.д.
--------------------------------
<*> Постановление Президиума ВАС РФ от 20.08.2002 г. N 2320/02 // Вестник ВАС РФ. 2002. N 12.

Аналогичная ситуация имела место и при рассмотрении другого дела, стороны которого заключили мировое соглашение <*>. Отменяя определение об утверждении мирового соглашения, Президиум ВАС РФ обосновывал это тем, что судом не была дана оценка спорному договору на оказание юридических услуг, не выяснены обстоятельства, имеющие существенное значение для дела. Какими нормами права руководствовалась высшая судебная инстанция, ссылаясь на необходимость исследования обстоятельств дела при утверждении мирового соглашения, в названных судебных актах указано не было.
--------------------------------
<*> Постановление Президиума ВАС РФ от 24.07.2001 г. N 921/01 // Вестник ВАС РФ. 2001. N 11.

Мнение о необходимости исследования арбитражным судом обстоятельств дела при утверждении мирового соглашения является ошибочным - в обязанности суда при утверждении мирового соглашения не может вменяться исследование обстоятельств дела. Не имеют под собой никакого правового обоснования высказывания различных судов о необходимости при утверждении мирового соглашения проверять обоснованность искового требования, об обязательности исследования фактического исполнения спорного договора, выяснения правоотношений сторон, оценки договора, на основании которого заявлены исковые требования <*>, и т.д.
--------------------------------
<*> См., например: Постановления Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 30.08.2001 г. по делу N Ф08-2710/2001; от 21.06.2001 г. по делу N Ф08-1823/2001; от 26.06.2001 г. по делу N Ф08-1947/2001; от 28.08.2002 г. по делу N Ф08-3231/2002.

Более того, в практике имеют место случаи, когда одновременно с утверждением мирового соглашения суд по существу рассматривает дело.
Так, по одному из дел по иску о признании торгов по продаже предприятия (бизнеса) недействительными и применении двусторонней реституции суд апелляционной инстанции утвердил мировое соглашение; при этом, как указано в постановлении кассационной инстанции, судами первой и второй инстанций торги признаны недействительными <*>.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 24.10.2001 г. по делу N А82-72/01-Г/7.

В ином случае при рассмотрении в суде кассационной инстанции дела по иску о взыскании затрат на восстановление ответчиком кабеля линии междугородной связи стороны заявили ходатайство об утверждении мирового соглашения <*>. В постановлении суд кассационной инстанции отметил несоответствие выводов, содержащихся в решении суда первой инстанции, фактическим обстоятельствам дела, сделал вывод о том, что имелись все основания для взыскания в пользу истца с ответчика убытков, связанных с ремонтом поврежденной линии связи, признал отказ в иске неправомерным и в итоге... утвердил мировое соглашение, прекратив производство по делу.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 09.12.1999 г. по делу N 108/7.

Аналогичным образом поступил суд кассационной инстанции и при утверждении мирового соглашения по другому делу по иску о понуждении исполнить обязательство по передаче нефтепродуктов в натуре <*>. В мотивировочной части постановления суд первой инстанции указал, что судом недостаточно обоснован вывод о применении в расчетах за хранение нефтепродуктов определенного тарифа. С учетом этого суд кассационной инстанции сделал вывод о необходимости отмены судебных актов и направлении дела на новое рассмотрение. Однако, как признал суд, достижение сторонами мирового соглашения позволяет прекратить производство по делу, ибо спорящими сторонами достигнут компромисс на взаимовыгодных условиях.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 23.10.2000 г. по делу N А43-2074/00-20-57.

Анализ действующего гражданского законодательства позволяет сделать вывод о том, что при проверке мирового соглашения, предшествующей его утверждению, суд должен презюмировать действительность мирового соглашения.
Отсутствие фактов, явно свидетельствующих о несоответствии мирового соглашения критерию действительности, не освобождает суд от обязанности проверить представленное мировое соглашение. Несоответствие мирового соглашения критерию действительности будет иметь место в том случае, если обнаружатся нарушения, позволяющие рассматривать совершенную сторонами сделку как ничтожную.
К нарушениям, дающим основания для бесспорного вывода о ничтожности совершаемой сделки, относится прежде всего дефектность содержания мирового соглашения. Анализируя мировое соглашение на предмет отсутствия такого рода дефектов, суд должен установить отсутствие у мирового соглашения цели, противной основам правопорядка, а кроме того, оценить мировое соглашение в отношении намерения сторон создать соответствующие мировому соглашению правовые последствия и отсутствия цели прикрыть другую сделку (ст. ст. 169, 170 ГК РФ).
Суд, основываясь на норме ст. 168 ГК РФ, при проверке мирового соглашения должен оценить его на предмет соответствия требованиям закона и иных правовых актов исходя из положений гражданского законодательства, предусмотренных для данной категории сделок (данного вида договоров). В той же плоскости требования законности, предъявляемого к мировому соглашению, находится и требование об отсутствии нарушений мировым соглашением прав и законных интересов иных лиц, специально предусмотренное процессуальным (процедурным) законодательством <*> (ч. 3 ст. 139 АПК РФ, п. 2 ст. 160 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", п. 3 ст. 32 ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации").
--------------------------------
<*> Дореволюционные правоведы указывали на подчинение судебной мировой сделки не только требованиям гражданского законодательства, но и правилам законодательства о судопроизводстве (см., например: Гражданское Уложение. Проект Высочайше учрежденной редакционной комиссии по составлению Гражданского Уложения / Под ред. И.М. Тютрюмова. Том второй. СПб., 1910. С. 1198; Парамонов А.С. Мировая сделка // Вестник права. 1900. N 3. С. 134 - 135; Гражданское Уложение. Книга V. Обязательства. Проект Высочайше учрежденной редакционной комиссии по составлению Гражданского Уложения. Том пятый. С объяснениями. СПб.: Государственная типография, 1899. С. 307).

Поскольку мировое соглашение должно быть облачено в простую письменную форму, вряд ли будет иметь место случай мирового соглашения с пороком формы, влекущим его ничтожность (п. 2 ст. 162 ГК РФ).
Все иные основания признания сделки недействительной не должны проверяться судом - оспоримость сделки не может выступать предметом оценки суда в период, предшествующий утверждению мирового соглашения.
Во-первых, такой вывод следует из смысла ст. ст. 12, 166 ГК РФ, предусматривающих признание судом оспоримой сделки недействительной только по результатам рассмотрения специального требования, заявленного заинтересованным лицом. Следовательно, анализ мирового соглашения на предмет оспоримости, проведенный при отсутствии соответствующего искового требования со стороны заинтересованного лица (то есть фактически по инициативе суда), будет противоречить положениям ГК РФ.
Во-вторых, гражданское законодательство содержит целый перечень оснований для признания оспоримой сделки недействительной, что делает проверку отсутствия всех оснований признания оспоримой сделки недействительной весьма затруднительной, если вообще возможной.
В-третьих, для признания оспоримой сделки недействительной необходимо установление наличия всей совокупности поименованных в законе условий <*>.
--------------------------------
<*> Например, для признания недействительной оспоримой сделки, совершенной с выходом за пределы ограничений полномочий на совершение сделки (ст. 174 ГК РФ), суду необходимо установить, что: 1) полномочия лица на совершение сделки должны быть ограничены договором либо полномочия органа юридического лица - учредительными документами по сравнению с тем, как они определены в доверенности, законе или как они могут стать очевидными из обстановки; 2) совершая сделку, гражданин или орган юридического лица вышли за пределы указанных ограничений; 3) другая сторона в сделке знала или заведомо должна была бы знать об указанных ограничениях. А для признания недействительной сделки, которая совершена с выходом за пределы, ограниченные в учредительных документах одной из сторон сделки (ст. 173 ГК РФ), необходимо установить, что: 1) цели деятельности этого лица определенно ограниченны; 2) другая сторона в сделке знала или заведомо должна была бы знать о незаконности такой сделки.

В-четвертых, такой вывод следует из положений п. 2 ст. 160 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", о чем подробнее будет сказано в гл. 12 настоящей работы.
В силу сказанного при проверке мирового соглашения, предшествующей его утверждению, суд не может и не должен оценивать мировое соглашение на предмет оспоримости.
Предвидя возражения последнему тезису, хотелось бы отметить следующее.
В том случае, если на стадии заключения мирового соглашения одна из его сторон обнаружит любые из имеющих место дефектов (пороков) либо "передумает", она вправе заявить отказ от такого мирового соглашения (до момента утверждения мирового соглашения судом), и дело будет рассматриваться судом по существу.
Если порок воли или иное основание недействительности сделки будет выявлено позже - после утверждения мирового соглашения судом, - пострадавшая сторона не должна быть лишена права в самостоятельном порядке оспорить совершенную сделку (мировое соглашение). Это обусловлено тем, что только на основании специального иска суд вправе исследовать соответствие волеизъявления сторон их подлинной воле (совершение мирового соглашения под влиянием заблуждения, обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств) либо ограничение полномочий лица, заключающего сделку, на совершение данной сделки и т.д. <*>.
--------------------------------
<*> Достаточно распространенным основанием недействительности мирового соглашения является совершение данной сделки без согласия на то общего собрания или совета директоров, при том что данная сделка является крупной. Так, по одному из дел сторонами было заключено мировое соглашение, по условиям которого одна из них взамен уплаты денежных средств приняла на себя обязанность передать имущество (недвижимость и движимые вещи). Суд кассационной инстанции, признавая данное мировое соглашение не соответствующим закону, указывал, что данная сделка по отчуждению имущества является крупной, произведена без одобрения ее советом директоров, повлекла фактическое прекращение производственной деятельности этой стороны и возбуждение против нее процедуры о несостоятельности. Отменено было определение арбитражного суда об утверждении мирового соглашения (Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 04.03.2003 г. по делу N Ф04/943-185/А46-2003).

Вследствие изложенного можно утверждать, что проверка мирового соглашения на предмет соответствия критерию действительности включает в себя выявление:
1. отсутствия пороков содержания сделки;
2. соответствия сделки общему требованию законности;
3. отсутствия пороков формы сделки <*>.
--------------------------------
<*> Проверяя мировое соглашение по делу о несостоятельности (банкротстве), арбитражный суд в соответствии с п. 2 ст. 160 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" должен дать оценку, во-первых, соответствию порядка заключения мирового соглашения требованиям указанного Закона; во-вторых, соблюдению формы сделки (отсутствие пороков формы сделки); в-третьих, отсутствию противоречия условий мирового соглашения законодательству о банкротстве и иным нормативным правовым актам, а также нарушений прав третьих лиц (соответствие сделки требованию законности); в-четвертых, суд должен установить отсутствие иных предусмотренных гражданским законодательством оснований ничтожности сделок (отсутствие пороков содержания).

<< Предыдущая

стр. 10
(из 21 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>