<< Предыдущая

стр. 11
(из 21 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Оценивая мировое соглашение, суд проверяет соответствие его не только критерию действительности, но и критерию исполнимости (см. об этом § 6.5 настоящей работы). По результатам этой оценки арбитражный суд выносит определение об отказе в утверждении мирового соглашения (ч. 5 ст. 141 АПК РФ) либо утверждает мировое соглашение и прекращает производство по делу.

§ 7.4. Соотношение мирового соглашения и определения
о его утверждении. Оспаривание действительности судебной
мировой сделки

Утверждение мирового соглашения и прекращение производства по делу (либо исполнительного производства) в суде первой инстанции осуществляется путем вынесения единого судебного акта - определения (об объединении двух определений в едином акте-документе см. § 3.4 настоящей работы). Учитывая, что в апелляционной, кассационной, надзорных инстанциях такой судебный акт будет иметь форму постановления, и в целях удобства изложения, далее он будет условно обозначаться как "утверждающий судебный акт" <*>.
--------------------------------
<*> Судебно-арбитражная практика свидетельствует о том, что у судов апелляционной и кассационной инстанций возникал вопрос о форме судебного акта, которым следовало утверждать мировое соглашение. Практика разделилась: одни суды, отменяя решения нижестоящих судебных инстанций, утверждали мировое соглашение постановлением, другие - определением. Решение этой дилеммы обнаруживается в Обзоре практики применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в кассационной инстанции (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 31.03.1997 г. N 12 // Вестник ВАС РФ. 1997. N 5). В частности, в п. 16 этого Обзора указывалось, что в соответствии со ст. 177 АПК РФ 1995 г. по результатам рассмотрения кассационной жалобы принимается постановление, в том числе и при утверждении мирового соглашения и прекращении производства по делу. Думается, что этот подход сохранится: ст. 271 действующего АПК РФ говорит о том, что по результатам рассмотрения апелляционной жалобы суд апелляционной инстанции принимает судебный акт в форме постановления; ст. 289 - о том, что по результатам рассмотрения кассационной жалобы суд кассационной инстанции принимает судебный акт в форме постановления. Определением мировое соглашение утверждается лишь в суде первой инстанции.

АПК РФ прямо предусматривает возможность обжалования утверждающего судебного акта. Однако АПК РФ не содержит (и не может содержать) положений, касающихся возможности оспаривания заинтересованными лицами действительности утвержденного судом мирового соглашения и возможности заявить требования о применении последствий его недействительности. В силу этого сложившаяся судебно-арбитражная практика исходит из того, что в любом случае обжалованию подлежит только утверждающий судебный акт, тогда как само мировое соглашение оспариваться не может.
Так, субъекту мирового соглашения, обратившемуся с иском о признании недействительным мирового соглашения, также было отказано в принятии искового заявления <*>. Мотивы отказа в принятии искового заявления были другими: суд ссылался на то, что данный спор не подлежит рассмотрению в арбитражном суде.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 18.10.2000 г. по делу N А28-3211/2.

Оспаривая законность отказа в принятии иска, заявитель сослался на ст. 153 ГК РФ и указал, что мировое соглашение представляет собой гражданско-правовую сделку, которая прекращает обязательства сторон по возникшему спору и которая может быть оспорена его участниками в судебном порядке путем самостоятельного иска.
Суд кассационной инстанции, соглашаясь с позицией суда первой инстанции, подчеркнул, что пересмотр мирового соглашения возможен лишь путем обжалования заинтересованным лицом определения о прекращении производства по делу, и сделал вывод о том, что избранный истцом способ защиты нарушенного права не корреспондируется с нормами АПК РФ (без указания конкретных норм) <*>.
--------------------------------
<*> Аналогичные выводы содержатся в Постановлении Федерального арбитражного суда Московского округа от 25.01.2000 г. по делу N КГ-А40/4635-99.

Представляется, что подход, согласно которому оспаривание мирового соглашения осуществляется путем обжалования утверждающего его судебного акта, является неверным <*> по нижеследующим основаниям.
--------------------------------
<*> Необходимо подчеркнуть, что действующий АПК РФ предусматривает возможность заявлять требования об оспаривании решений третейских судов, но не определений об утверждении мирового соглашения в третейском суде.

Основанием для отмены утверждающего судебного акта могут быть только нарушения норм процессуального (процедурного) права, допущенные судом.
По правилам ч. 8 ст. 141 АПК РФ участвующие в деле лица вправе обратиться в суд кассационной инстанции с жалобой на определение об утверждении мирового соглашения в течение месяца со дня вынесения определения.
Процессуальные нарушения, признаваемые основанием для отмены судебного акта, исчерпывающе поименованы в п. 4 ст. 288 АПК РФ. В отношении утверждающего судебного акта такими основаниями могут быть: рассмотрение дела арбитражным судом в незаконном составе <*>; рассмотрение дела в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания; нарушение правил о языке; отсутствие на судебном акте подписи судьи или одного из судей либо подписание судебного акта не теми судьями, которые в нем указаны; отсутствие в деле протокола судебного заседания или подписание его не теми лицами, которые указаны в ст. 155 АПК РФ; нарушение правила о тайне совещания судей <**>. В случае обнаружения данных нарушений суд кассационной инстанции отменяет утверждающий судебный акт и направляет дело на новое рассмотрение (п. 3 ч. 1 ст. 287 АПК РФ).
--------------------------------
<*> Дореволюционная литература свидетельствует о том, что вопрос, можно ли признавать действительным мировое соглашение, утвержденное некомпетентным судом, положительно решался учеными - они считали его действительным (см., например: Энгельман И.Е. Курс русского гражданского судопроизводства. Юрьев, 1912. С. 451; Нефедьев Е.А. Учебник русского гражданского судопроизводства (для студентов). М., 1909. С. 340).
<**> Из представленного списка автором исключено основание, указанное в п. 4 ч. 4 ст. 288 АПК РФ (принятие судом решения, постановления о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле), поскольку определением об утверждении мирового соглашения и прекращении производства по делу решение по поводу прав и обязанностей каких-либо лиц не принимается вовсе.

Например, отсутствие в деле протокола судебного заседания как безусловное основание к отмене судебного акта повлекло за собой отмену определения об утверждении мирового соглашения и направление дела на новое рассмотрение <1>. Несоблюдение тайны совещания судей при вынесении судебного акта, а также иные процессуальные нарушения, допущенные судом, также повлекли отмену определения об утверждении мирового соглашения и направление дела на новое рассмотрение <2>. Отмена определения суда об утверждении мирового соглашения с направлением дела на рассмотрение в первую инстанцию арбитражного суда последовала после того, как суд установил, что ответчик не был извещен о времени и месте рассмотрения дела надлежащим образом и не имел возможности реализовать свое право на участие в судебном процессе <3>. Арбитражный суд рассмотрел заявление об утверждении мирового соглашения и прекращении исполнительного производства без извещения сторон исполнительного производства о времени и месте судебного разбирательства, что послужило основанием для отмены вынесенного определения об утверждении мирового соглашения <4>.
--------------------------------
<1> Постановление Президиума ВАС РФ от 31.07.2001 г. N 2081/01 // Вестник ВАС РФ. 2001. N 11.
<2> Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 30.04.1998 г. по делу N А19-9996/97-8-Ф02-392/98-С2(3/20).
<3> Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 23.04.2002 г. по делу N А08-3976/01-8-5.
<4> Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 21.01.1999 г. по делу N А74-1384/97-С1-Ф02-1675/98-С2.

В ином случае арбитражный суд, принимая к рассмотрению исковое заявление, оставил без внимания тот факт, что спор между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям был ранее принят к производству тем же арбитражным судом <*>. Утверждая мировое соглашение, суд не учел, что по тождественному иску уже вынесено решение, не применил подлежащих применению норм о прекращении производства по делу (в действующем АПК РФ положения о прекращении производства по делу установлены в ст. ст. 150 - 151). Указанное, а также иные допущенные судом нарушения послужили основанием для направления дела на новое рассмотрение.
--------------------------------
<*> Постановление Президиума ВАС РФ от 01.07.1997 г. N 2740/96 // Вестник ВАС РФ. 1997. N 10.

Обязанностью суда является проверка полномочий представителя на заключение мирового соглашения <*>. Нередки ситуации, когда суд надлежащим образом не проверяет наличие у представителя таких полномочий на заключение мирового соглашения и/или не отражает результаты такой проверки в утверждающем судебном акте.
--------------------------------
<*> Полномочие на заключение в суде мирового соглашения представителем от имени представляемого рассматривается как полномочие на совершение процессуального действия. Обязательность указания в доверенности представителя на возможность заключения мирового соглашения предусматривалась еще дореволюционным законодательством (см. об этом: Анненков К. Опыт комментария к Уставу гражданского судопроизводства. Том VI. СПб., 1887. С. 228; Нефедьев Е.А. Учебник русского гражданского судопроизводства (для студентов). М., 1909. С. 338; Азаревич Д. Судоустройство и судопроизводство по гражданским делам. Университетский курс. Том 3. Судопроизводство. Варшава: Типография Варшавского учебного округа, 1900. С. 98). Такое полномочие должно быть специально оговорено в доверенности, выдаваемой представляемым, или в ином документе, подтверждающем полномочия представителя (ч. 2 ст. 62, ч. 1 ст. 140 АПК РФ).

Так, Президиум ВАС РФ отменил определение об утверждении мирового соглашения и направил дело на новое рассмотрение, поскольку из содержания судебного акта не следовало, что суд, утверждая мировое соглашение и прекращая производство по делу, проверил наличие соответствующих полномочий у представителя, подписавшего мировое соглашение от имени ответчика <*>. Между тем из имеющейся в материалах дела доверенности, выданной представителю ответчика, усматривалось, что полномочиями на заключение мирового соглашения последний не был наделен <**>.
--------------------------------
<*> Постановление Президиума ВАС РФ от 10.04.2001 г. N 4109/00 // Вестник ВАС РФ. 2001. N 9. Аналогичные выводы содержатся, в частности, в Постановлениях Президиума ВАС РФ от 25.11.1997 г. N 4622/97 (Вестник ВАС РФ. 1998. N 5); от 01.07.1997 г. N 2047/97 (Вестник ВАС РФ. 1997. N 10).
<**> Аналогичные основания для отмены определений об утверждении мирового соглашения выявлялись и при рассмотрении дела в кассационной инстанции. См., например: Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа 24.10.2001 г. по делу N А11-2261/2001-К1-2/122; Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа 19.01.2004 г. по делу N А21-592/03-С2.

По другому делу Президиум ВАС РФ также отменил утверждающее мировое соглашение определение <*>, поскольку, утверждая мировое соглашение и прекращая производство по делу, суд не только не проверил наличие соответствующих полномочий лица, подписавшего мировое соглашение от имени ответчика, но и, более того, оставил без проверки и оценки приобщенную к материалам дела телеграмму, подписанную учредителями товарищества, о том, что собранием учредителей товарищества данное лицо лишено полномочий представлять интересы товарищества.
--------------------------------
<*> Постановление Президиума ВАС РФ от 07.07.1998 г. N 1787/98 // Вестник ВАС РФ. 1998. N 10. В аналогичном случае, отменяя определение об утверждении мирового соглашения, Президиум ВАС РФ указывал, что суд не проверил полномочий гражданина, подписавшего мировое соглашение от имени генерального директора ответчика, тогда как на внеочередном собрании акционеров ответчика было принято решение о досрочном прекращении полномочий генерального директора и избрании на эту должность иного лица (Постановление Президиума ВАС РФ от 17.12.2002 г. N 5719/01, 5721/01).

В ином случае суд первой инстанции недолжным образом проверил полномочия представителей сторон на заключение мирового соглашения <*>. Отменяя определение об утверждении мирового соглашения, суд апелляционной инстанции указал, что со стороны ответчика мировое соглашение подписано заместителем генерального директора акционерного общества, который в силу положения о заместителе генерального директора по общим вопросам не обладал полномочиями на подписание мирового соглашения.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 22.01.1998 г. по делу N Ф09-1185/97-ГК.

Утверждающий судебный акт, который содержит в себе не соответствующие фактическим обстоятельствам выводы о наличии у представителя стороны полномочий на заключение мирового соглашения (или не содержит таких выводов вовсе), подлежит отмене <*>. Суд кассационной инстанции должен направить дело на новое рассмотрение, поскольку выводы, содержащиеся в таком судебном акте, не соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам или имеющимся в деле доказательствам (п. 3 ч. 1 ст. 287 АПК РФ).
--------------------------------
<*> См., например: Постановление Президиума ВАС РФ от 24.12.02 N 11980/01 // Вестник ВАС РФ. 2003. N 4; а также Постановления Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 15.01.2003 г. по делу N А74-2593/02-К1-Ф02-3958/02-С2, от 09.01.2003 г. по делу N А58-1702/02-Ф02-3879/02-С2.

Если при вынесении утверждающего судебного акта были допущены иные процессуальные нарушения, суд кассационной инстанции в соответствии с ч. 3 ст. 288, п. 2 ч. 1 ст. 287 АПК РФ вправе изменить утверждающий судебный акт, не передавая дело на новое рассмотрение <*>. К таким нарушениям следует относить нарушения требований, установленных главой 15 АПК РФ: например, если при отсутствии условия о распределении расходов в мировом соглашении суд не решил вопрос распределения судебных расходов или не возвратил истцу из федерального бюджета половину уплаченной государственной пошлины <**> и т.д.
--------------------------------
<*> Далеко не все процессуальные нарушения являются основанием для отмены утверждающего судебного акта. Так, по одному из дел суд кассационной инстанции признал, что составление мирового соглашения в одном экземпляре не является безусловным основанием для отмены обжалуемого определения (Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 16.07.2003 г. по делу N А74-914/03-К1-Ф02-2125/03-С2).
<**> Так, суд счел возможным только изменить определение об утверждении мирового соглашения в части распределения судебных расходов, возвратив истцу часть взысканной государственной пошлины (Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 14.03.2003 г. по делу N КГ-А40/405-03), взыскав со сторон недоплаченную государственную пошлину (Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 08.04.2003 г. по делу N Ф09-824/03-ГК). В другом случае суд кассационной инстанции отменил полностью определение об утверждении мирового соглашения и направил дело на новое рассмотрение в суд, утвердивший данное мировое соглашение, по причине отсутствия сведений о возвращении истцу из федерального бюджета половины уплаченной государственной пошлины (Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 02.12.2002 г. по делу N А14-6067/02/92/31).

Условия (основания) недействительности заключенного сторонами и утвержденного судом мирового соглашения должны быть предметом самостоятельного судебного разбирательства на основании специального иска.
Как отмечается в литературе, по французскому праву мировая сделка, имеющая для заключивших ее сторон силу судебного решения последней инстанции, в отличие от судебного решения не подлежит обжалованию, но может быть предметом "иска о признании ее недействительной (по терминологии Л. Жюллио де ла Морандьера) или иска о признании ее ничтожной (по терминологии ГК Франции)" <*>.
--------------------------------
<*> Авдюков М.Г., Клейнман А.Ф., Треушников М.К. Основные черты буржуазного гражданского процессуального права. М.: Издательство Московского университета, 1978. С. 25.

В российской практике существовал иной порядок, который описывали дореволюционные правоведы. В частности, Д. Азаревич писал, что по состоявшемуся мировому соглашению допускается просьба о признании его ничтожным, когда оно не отвечает условиям действительности. При этом к условиям действительности относятся требования, предъявляемые к судебному действию (надлежащий состав суда и т.п.) и полномочиям поверенного, а также требования, предъявляемые к мировому соглашению как к гражданско-правовой сделке. Но упомянутая просьба может быть заявлена только в качестве возражения на иск из мировой сделки <*>.
--------------------------------
<*> См.: Азаревич Д. Судоустройство и судопроизводство по гражданским делам. Университетский курс. Том 3. Судопроизводство. Варшава: Типография Варшавского учебного округа, 1900. С. 97.

Вместе с тем, как отмечал К. Анненков, ссылаясь в подтверждение на авторитетное мнение французского цивилиста Дельсоля, иск о признании недействительной мировой сделки должен допускаться даже и тогда, "когда бы сделка была принята судом, на том основании, что... сделка представляется не чем иным как только тем же частным договором сторон, как и в тех случаях, когда она и не была предъявлена суду" <*>. Иными словами, как и всякая гражданско-правовая сделка, судебная мировая сделка могла оспариваться через возбуждение нового искового производства.
--------------------------------
<*> Анненков К. Опыт комментария к Уставу гражданского судопроизводства. Том VI. СПб., 1887. С. 242.

Ранее действовавшее отечественное законодательство о банкротстве (ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" 1998 г.) закрепляло право должника, кредитора или прокурора обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании мирового соглашения, утвержденного арбитражным судом, недействительным. В качестве оснований для признания недействительным мирового соглашения Закон называл общие основания (основания недействительности сделок, предусмотренные ГК РФ) и специальные основания (наличие в мировом соглашении условий, предусматривающих преимущества для отдельных кредиторов или ущемление прав и законных интересов отдельных кредиторов; случаи, когда исполнение мирового соглашения приводит должника к банкротству).
Сегодня из текста действующего ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" исключены положения, допускающие возможность признания мирового соглашения, утвержденного арбитражным судом, недействительным <*>. Вместо этого Закон предусматривает правила, которые регулируют порядок обжалования и последствия отмены определения арбитражного суда об утверждении мирового соглашения (ст. ст. 162, 163 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)").
--------------------------------
<*> Некоторые авторы считают, что отдельные последствия признания мирового соглашения недействительным сохранились в ст. 166 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (см.: Шамшурин Л.Л. Мировое соглашение как реабилитационная процедура несостоятельного должника // Вестник ВАС РФ. 2003. N 5. С. 118).

Анализ судебно-арбитражной практики показывает, что в подавляющем большинстве случаев утверждающие судебные акты обжалуются именно по мотиву неправильности оценки судом мирового соглашения и со ссылками на недействительность мирового соглашения. Таким образом, сторона мирового соглашения (иное заинтересованное лицо), обжалуя упомянутый судебный акт, фактически обращается с требованием о признании недействительной сделки (мирового соглашения) и применении последствий ее недействительности.
Мыслится, что с целью обжалования собственно мирового соглашения заинтересованные лица должны обращаться в суд первой инстанции с самостоятельным иском. Требование о признании недействительным оспоримого мирового соглашения и применении последствий его недействительности должно быть предметом самостоятельного иска, заявляемого заинтересованным лицом <*>.
--------------------------------
<*> Данный вывод автора настоящей работы вызывал и вызывает возражения. См., например: Прохоренко В.В. Правовая природа мирового соглашения // Цивилистические записки: Межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 2. М.: Статут; Екатеринбург: Институт частного права, 2002. С. 331 - 345.

В отношении мирового соглашения допустимо также заявлять требования о его недействительности в силу ничтожности и о применении последствий недействительности ничтожного мирового соглашения. Такой отход автора настоящей работы от собственной позиции о недопустимости искового требования о недействительности ничтожной сделки продиктован соображениями о том, что мировое соглашение, заключаемое в арбитражном суде, обеспечивается принудительной силой государства. Последнее обстоятельство не позволяет относиться к ничтожному мировому соглашению как к несуществующему и не исполнять его (что допустимо, в частности, в отношении ничтожной внесудебной мировой сделки) - в отношении ничтожного мирового соглашения имеется опасность того, что противная сторона обратиться за его принудительным исполнением в службу судебных приставов-исполнителей. Названная служба обязана произвести необходимые исполнительные действия для целей принудительного исполнения такого мирового соглашения. Вследствие этого единственный путь избежать государственного принуждения к исполнению ничтожного мирового соглашения - в исковом порядке признать его недействительность <*>. Иное решение обозначенной проблемы нарушает публичный порядок.
--------------------------------
<*> Положительное решение данного вопроса послужит основанием для поворота исполнения по правилам ст. 325 АПК РФ.

В поддержку предложенного подхода об оспаривании действительности мировых соглашений в самостоятельном (исковом) порядке, а не в порядке обжалования утверждающего судебного акта можно привести следующие доводы.
Во-первых, гражданско-правовая сделка, в том числе утвержденная судом, в любом случае не может рассматриваться в качестве аналога судебного акта, ее обжалование по правилам обжалования специального публично-правового акта - судебного решения - противоречит существу арбитражного процесса и не предусмотрено законом <*>. Иными словами инстанционный порядок обжалования, предусмотренный для судебных актов, не может распространяться на случаи обжалования гражданско-правовой сделки (мирового соглашения).
--------------------------------
<*> Допуская исполнение мирового соглашения по правилам исполнения судебного акта, АПК РФ содержит об этом специальное правило (ч. 2 ст. 142 АПК РФ), однако положений, предусматривающих обжалование мирового соглашения по правилам обжалования судебного акта, в АПК РФ нет.

Во-вторых, в подтверждение указанной позиции автора можно указать также на то, что итогом деятельности суда по проверке мирового соглашения на предмет соответствия критериям допустимости и исполнимости и при положительном результате такой проверки является утверждение (удостоверение) этой сделки, о чем суд указывает в резолютивной части утверждающего судебного акта. Проводя аналогию с нотариальным удостоверением сделок, можно отметить, что, как и обычные сделки, нотариально удостоверенные сделки обжалуются в общем порядке, но не путем оспаривания законности удостоверительной надписи.
Следовательно, при наличии оснований недействительности сделки (мирового соглашения) представляется неверным обжаловать ее утверждение.
В-третьих, предшествующая утверждению мирового соглашения проверка есть проверка действительности мирового соглашения (соответствие критерию действительности). Как уже было сказано выше, суд анализирует мировое соглашение на предмет отсутствия оснований ничтожности сделки, тогда как основания оспоримости сделки он проверить не может (о чем см. выше).
С учетом сказанного запрет на обжалование мировых соглашений в самостоятельном порядке (путем предъявления иска о признании недействительным оспоримого мирового соглашения и применении последствий его недействительности либо путем предъявления иска о недействительности ничтожного мирового соглашения и применении последствий недействительности ничтожной сделки), по сути, ограничивает право заинтересованных лиц на судебную защиту.
В-четвертых, ничтожность собственно мирового соглашения, не установленная в силу судебной ошибки при проверке мирового соглашения, может быть выявлена значительно позднее названного срока <*>, равно как и обнаружатся основания для признания оспоримого мирового соглашения недействительным и применения последствий его недействительности. Как уже говорилось выше, ст. 181 ГК РФ предусматривает десятилетний срок исковой давности для обращения с требованием о применении последствий недействительности ничтожной сделки и годичный - с требованием о признании оспоримой сделки недействительной и применении последствий ее недействительности.
--------------------------------
<*> Например, по одному из дел, рассмотренных Президиумом ВАС РФ, было установлено, что индивидуальный предприниматель, не участвовавший в деле, узнал о состоявшемся мировом соглашении, которым на него были возложены обязанности, почти через три года - когда истец по рассматриваемому делу предъявил к нему иск о взыскании денежных средств в соответствии с заключенным мировым соглашением (Постановление Президиума ВАС РФ от 04.09.2001 г. N 10592/00 // Вестник ВАС РФ. 2001. N 12).

Вместе с тем ч. 8 ст. 141 АПК РФ предусматривает, что определение об утверждении мирового соглашения может быть обжаловано в арбитражный суд кассационной инстанции в течение месяца со дня вынесения определения. В надзорную инстанцию с жалобой на утверждающий судебный акт заявитель может обратиться в срок, не превышающий трех месяцев со дня его вступления в законную силу (ч. 3 ст. 292 АПК РФ) <*>. В совокупности установленный процессуальным законом общий срок на обжалование утверждающего судебного акта не превышает трех месяцев со дня вынесения этого акта.
--------------------------------
<*> Надзорная инстанция вправе направить дело на рассмотрение суда кассационной инстанции при условии, что, во-первых, имеются основания для проверки правильности применения норм материального права или норм процессуального права и, во-вторых, определение об утверждении мирового соглашения не пересматривалось в порядке кассационного производства (ч. 6 ст. 299 АПК РФ). Пересмотр судебного акта непосредственной надзорной инстанцией ограничен особыми основаниями, к которым отнесены: 1) нарушение единообразия в толковании и применении арбитражными судами норм права; 2) препятствие принятию законного решения по другому делу; 3) нарушение прав и законных интересов неопределенного круга лиц или иных публичных интересов (ст. 304 АПК РФ).

Таким образом, подход, согласно которому обжалование собственно мирового соглашения допускается по правилам обжалования утверждающего судебного акта с соблюдением установленных АПК РФ процессуальных сроков, приводит в конечном счете к фактическому ограничению сроков исковой давности, установленных ГК РФ по недействительным сделкам.
В-пятых, ч. 8 ст. 141 АПК РФ предусматривает, что определение об утверждении мирового соглашения может быть обжаловано в арбитражный суд кассационной инстанции в течение месяца с момента его вынесения. Стороны лишены возможности обратиться с жалобой на утверждающий судебный акт в апелляционную инстанцию (в силу прямого указания закона), а специфика оснований для изменения или отмены судебных актов в порядке надзора дает основания для вывода о неэффективности обращения с подобной жалобой в надзорную инстанцию.
Таким образом, обжалование собственно мирового соглашения (по правилам обжалования судебного акта, утверждающего мировое соглашение) будет реально эффективным лишь в одной судебной инстанции - кассационной.
В-шестых, в силу ст. 166 ГК РФ требование о признании оспоримой сделки недействительной предъявляется лицами, указанными в ГК РФ, требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки - любыми заинтересованными лицами, то есть лицами, чьи законные интересы нарушены данной сделкой.
Статья 42, ст. 273, ст. 292 АПК РФ наделяют правом обжалования судебных актов в кассационном и надзорном порядке участвующих в деле лиц и лиц, не участвующих в деле, о правах и обязанностях которых арбитражный суд принял судебный акт.
Утверждающий судебный акт не может затрагивать права лиц, не участвующих в деле, поскольку суд не выносит решение по существу дела, а прекращает производство. Следовательно, по правилам процессуального законодательства лица, не участвующие в деле, не вправе обжаловать утверждающий судебный акт, поскольку этим судебным актом их права вовсе не затрагиваются.
Жалобы лиц, не участвующих в деле, на утверждающий судебный акт судом не рассматриваются по мотиву того, что этим судебным актом права и обязанности этих лиц не затронуты, в силу чего последние не обладают правом обжалования принятого судебного акта <*>. В то же время само мировое соглашение, как показывает практика, зачастую нарушает права и законные интересы лиц, которые не были привлечены к участию в деле. В результате складывается парадоксальная ситуация: лица, чьи субъективные права нарушены мировым соглашением, лишены права защищать свои права.
--------------------------------
<*> См., например: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 15.08.2000 г. по делу N А56-18718/99.

Суды пытаются найти выход из сложившейся ситуации.
Так, суд кассационной инстанции признал неправомерным возврат апелляционной жалобы на определение об утверждении мирового соглашения, поданной лицом, которое не участвовало в деле, ссылаясь на то, что мировым соглашением затронуты права данного лица <*>.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 30.03.2001 г. по делу N Ф09-433/01-ГК. В другом случае суд отказал в принятии жалобы на определение суда об утверждении мирового соглашения, ссылаясь на то, что ни мировым соглашением, ни упомянутым определением суда права и обязанности заявителя, не участвовавшего в деле, затронуты не были и он не обладает правом на обжалование (Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 23.05.2001 г. по делу N А26-3962/00-01-12/170).

Однако такое судебное постановление противоречит требованиям АПК РФ, поскольку обжаловать судебный акт могут лица, права которых затронуты этим судебным актом, в то время как мировое соглашение не является судебным актом.
С учетом сказанного существующие в процессуальном законе ограничения в отношении лиц, обладающих правом обжаловать утверждающий судебный акт, лишают заинтересованных лиц возможности защитить субъективные гражданские права (о заинтересованных лицах, обладающих правом оспорить собственно мировое соглашение, см. далее).
Надо отметить, что действующий ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" существенно расширил круг лиц, обладающих правом обжалования утверждающего судебного акта, включив в него помимо лиц, участвующих в деле о банкротстве, также третьих лиц, участвующих в мировом соглашении, иных лиц, права и законные интересы которых нарушены или могут быть нарушены мировым соглашением (п. 1 ст. 162 упомянутого Закона).
В-седьмых, заслуживает внимания поднимаемый в литературе вопрос "устойчивости" мирового соглашения.
Отказывая в возможности самостоятельного обжалования собственно мирового соглашения, большинство авторов ссылается на необходимость придания мировому соглашению стабильности; удостоверение судом мирового соглашения должно, по их мнению, придавать мировому соглашению свойство "окончательности".
Мировое соглашение, несмотря на утверждение его судом, остается все же гражданско-правовой сделкой. "Укрепление" такой сделки за счет ограничения права заинтересованных лиц на судебную защиту нарушенного субъективного права, думается, будет противоречить всеобщему принципу судебной защиты прав, провозглашенному Конституцией РФ.
В поддержку всего сказанного хотелось бы опереться на выводы дореволюционных правоведов. Составителями проекта Устава гражданского судопроизводства было внесено предложение о включении в него статьи, гласившей: "Мировая сделка может быть оспариваема по тем же основаниям, что и любые другие договоры" (ст. 1064 проекта Устава гражданского судопроизводства) <*>. Комментируя данную статью, составители отмечали, что "мировая сделка, как всякий договор, может быть оспариваема и признаваема недействительною по причинам, предусмотренным в законах гражданских, например, за отсутствием свободной воли одной из заключивших ее сторон,.. причем то обстоятельство, БЫЛА ЛИ СДЕЛКА СОВЕРШЕНА ПРИ УЧАСТИИ ОБЩЕСТВЕННОЙ ВЛАСТИ ИЛИ БЕЗ ЭТОГО УЧАСТИЯ, ПРЕДСТАВЛЯЕТСЯ В СУЩНОСТИ БЕЗРАЗЛИЧНЫМ" <**> (выделено мной. - М.Р.).
--------------------------------
<*> Проект новой редакции Устава гражданского судопроизводства // Приложение к "Вестнику права". 1900. Март. С. 212.
<**> Объяснительная записка к проекту новой редакции Устава гражданского судопроизводства. Т. III. СПб., 1900. С. 132.

В силу сказанного и с учетом того, что ни ст. 12, ни ст. 166 ГК РФ не содержат запрета на признание сделок недействительными в тех случаях, когда на основании недействительной сделки судом принято решение о взыскании каких-либо сумм, истребовании имущества и т.п. либо утверждено мировое соглашение <*>, думается, что недействительность мирового соглашения и последствия его недействительности должны рассматриваться в самостоятельном порядке <**>.
--------------------------------
<*> Такое суждение содержится в Постановлении Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 12.10.2000 г. по делу N А13-1166/00-18.
<**> В литературе встречаются предложения о том, что в случае ничтожности мирового соглашения суд мог бы повторно принимать к производству гражданское дело по спору об одном и том же предмете, между теми же лицами и по тем же основаниям, что и дело, которое было урегулировано мировым соглашением (см.: Юрченко С.В. К вопросу о юридической природе мирового соглашения // Юридический вестник. Ростов-на-Дону, 1999. N 1. С. 82). Думается, реализация такого предложения вступала бы в явное противоречие с положениями о тождестве исков, что не позволило бы рассматривать по существу повторно заявленный иск.

Последнее утверждение подтверждается Постановлением Президиума ВАС РФ, который, рассмотрев дело по иску о признании недействительным мирового соглашения, заключенного при исполнении судебных актов арбитражного суда, и о применении последствий недействительности сделки, направил его на новое рассмотрение <*>. К сожалению, сегодня Президиум ВАС РФ твердо встал на позицию об оспаривании судебной мировой сделки посредством обжалования утверждающего ее судебного акта <**>.
--------------------------------
<*> Постановление Президиума ВАС от 06.02.2002 г. N 7009/01 // Вестник ВАС РФ. 2002. N 6.
<**> В постановлении по конкретному делу Президиум ВАС РФ прямо указал, что оспорить сделку передачи имущества, совершенную во исполнение утвержденного судом мирового соглашения, можно только путем обжалования судебного акта, которым утверждено это мировое соглашение (Постановление Президиума ВАС РФ от 30.09.2003 г. N 4161/03).

§ 7.5. Заинтересованные лица, обладающие правом
оспорить мировую сделку

Обжалование собственно мирового соглашения должно осуществляться путем подачи самостоятельного иска <*>. В случае удовлетворения судом такого иска заинтересованное лицо обращается в суд с заявлением о пересмотре вынесенного утверждающего судебного определения по вновь открывшимся обстоятельствам (п. 5 ст. 311 АПК РФ). Отмена указанного определения по вновь открывшимся обстоятельствам позволит суду рассмотреть дело по существу. В результате производство возвращается на ту стадию, на которой было заключено мировое соглашение.
--------------------------------
<*> В том случае, если мировое соглашение, заключенное в арбитражном суде, обжалуется гражданином, права которого затронуты обжалуемым мировым соглашением, то данный иск подведомствен суду общей юрисдикции.

Предвидя возражения предложенному подходу, хотелось бы отметить следующее.
Под вновь открывшимся обстоятельством в отечественной доктрине процессуального права традиционно понимается факт, который, во-первых, существовал в момент рассмотрения конкретного дела; во-вторых, имел существенное значение для правильного разрешения этого дела; в-третьих, не был и не мог быть известен одной из сторон, которая впоследствии заявила об этом. Сегодня в перечень традиционных оснований пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам, содержащийся в АПК РФ, включено такое основание, как признанная вступившим в законную силу судебным актом недействительной сделка, повлекшая за собой принятие незаконного или необоснованного судебного акта по данному делу (п. 5 ст. 311 АПК РФ).
Ситуацию, когда подтвержденная судебным актом недействительность обычной гражданско-правовой сделки может стать вновь открывшимся обстоятельством, представить достаточно сложно, скорее даже невозможно: недействительность ничтожной сделки не может рассматриваться как вновь открывшееся обстоятельство - это результат ненадлежащей судебной оценки данной сделки при ее анализе, в то же время недействительность оспоримой сделки, признанная судебным решением, есть новое обстоятельство <*>.
--------------------------------
<*> Подробнее об этом см.: Новоселова Л.А., Рожкова М.А. К вопросу о силе судебных актов. Признание судом сделки недействительной как вновь открывшееся обстоятельство // Вестник ВАС РФ. 2003. N 5.

Но, думается, применение п. 5 ст. 311 АПК РФ допустимо в особом случае - в случае признания недействительным мирового соглашения. Хотя и в этом случае рассмотрение недействительного мирового соглашения как вновь открывшегося обстоятельства не более чем фикция, предложенный подход позволит как субъектам мирового соглашения, так и иным лицам, права которых затронуло мировое соглашение, получить реальную возможность защитить свои субъективные права.
Судебно-арбитражная практика свидетельствует о том, что субъекты мирового соглашения предъявляют иски о признании мирового соглашения недействительным и о применении последствий его недействительности.
Так, субъектом судебной мировой сделки был заявлен иск о признании ее недействительной <*>. В обоснование своего требования истец ссылался на то, что мировое соглашение не содержит сведения о размере исполнения обязательств, является неопределенным. Решением суда первой инстанции в удовлетворении иска было отказано. Суд кассационной инстанции оставил решение без изменения, указав, что истец по существу оспаривает не действительность мирового соглашения, а законность определения о его утверждении.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 02.03.2004 г. по делу N Ф04/1039-102/А75-2004.

Другой пример. Лицом, которое не являлось субъектом мирового соглашения, был предъявлен иск о признании недействительными нескольких мировых соглашений, заключенных между иными лицами <*>. Суд отказал в удовлетворении исковых требований, поскольку истцом доказательства мнимости и притворности мировых соглашений представлены не были.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 04.11.2002 г. по делу N Ф09-2705/02-ГК.

В ином случае сторона мирового соглашения предъявила к другой его стороне иск о применении к мировому соглашению, утвержденному судом, последствий недействительности сделки в виде рассмотрения дела по существу <*>. При этом истец ссылался на тот факт, что суд ненадлежащим образом оценил мировое соглашение на предмет соответствия его действующему законодательству, а кроме того, истец был введен в заблуждение. Арбитражный суд отказал в принятии искового заявления <**>. Суд кассационной инстанции, подтверждая правильность выводов суда первой инстанции, не согласился с позицией истца, рассматривающего мировое соглашение как гражданско-правовую сделку, и указал следующее. Требования истца по настоящему иску сводятся к пересмотру по существу иска, заявленного по другому делу, производство по которому закончено мировым соглашением. Учитывая, что определение об утверждении мирового соглашения и прекращении производства по делу приравнивается к судебному решению, и при наличии такого определения, истец не вправе повторно обратиться в суд с тождественными требованиями. Истец, подчеркнул суд, вправе обжаловать законность и обоснованность упомянутого определения в порядке, установленном разделом III АПК РФ.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 19.12.2001 г. по делу N А56-21141/01.
<**> Данное дело было рассмотрено, когда действовал АПК РФ 1995 г. Необходимо отметить, что действующий АПК РФ не содержит в себе положений об отказе в приеме искового заявления. Действующий Кодекс предусматривает принятие искового заявления, оставление его без движения и возвращение этого заявления.

Учитывая вышесказанное, трудно согласиться с обоснованностью вынесенных по указанным делам судебных актов.
Более того, последнее из рассмотренных дел нуждается в дополнительных комментариях. Упомянутые в судебных актах по этому делу иски не могут рассматриваться как тождественные, поскольку в них совпадают только субъекты иска, а предмет и основания исковых требований различны (в первом случае был заявлен иск о признании права собственности на объект строительства, во втором - иск о применении последствий недействительности сделки (мировой сделки); основанием первого иска служили обстоятельства, предшествующие возникновению спора, основанием второго иска - заключение мирового соглашения).
Вместе с тем такой иск не подлежал удовлетворению, поскольку рассмотрение дела по существу не может признаваться последствием недействительности сделки; признание мирового соглашения недействительным не влечет автоматической отмены утверждающего его определения, то есть истец мог требовать признания сделки недействительной, а затем обращаться с требованием о пересмотре утверждающего судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам.
Предложенные выше подходы в отношении оспаривания действительности мирового соглашения имеют распространение только на мировые соглашения, заключаемые в арбитражном суде. Учитывая, что мировое соглашение, заключенное в третейском разбирательстве, не обеспечено государственным принуждением (об этом см. § 5.4 настоящей работы), к нему применимы правила оспаривания действительности внесудебных мировых сделок.
По-иному решается вопрос в отношении мирового соглашения, зафиксированного в виде арбитражного решения на согласованных условиях (ст. 30 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже"), - такое решение законодательно отнесено к арбитражным решениям, что не позволяет самостоятельно оспаривать лежащую в его основе мировую сделку.
Как уже было сказано выше, круг лиц, обладающих правом оспорить собственно мировое соглашение (заинтересованные лица), значительно отличается от круга лиц, обладающих правом обжаловать утверждающий судебный акт (лица, участвующие в деле). Для того чтобы правильно определить, кого следует относить к заинтересованным лицам, необходимо обратиться к понятию интереса в гражданском праве <*>, поскольку "заинтересованным" субъект признается только при наличии у него материально-правового интереса.
--------------------------------
<*> Подробное исследование проблематики интереса см.: Михайлов С.В. Категория интереса в российском гражданском праве. М.: Статут, 2002. Позиция автора настоящей работы в отношении категории законного интереса изложена в § 2 кн.: Рожкова М.А. Основные понятия арбитражного процессуального права. М.: Статут, 2003.

Интерес - это общенаучная категория. Для целей настоящего исследования будет рассмотрен юридически значимый материально-правовой интерес, под которым понимается потребность субъекта в получении пользы (выгоды, блага), которая может быть достигнута путем реализации субъективного права или движения правоотношения.
В отсутствие конкретного субъективного права лицо лишено возможности его реализации; это свидетельствует и об отсутствии у этого лица юридически значимого материально-правового интереса к реализации данного субъективного права. Так, лицо, не являющееся титульным владельцем имущества, не вправе предоставлять это имущество в пользование другим лицам, не вправе реализовывать его, не вправе истребовать это имущество из чужого незаконного владения.
Аналогичная ситуация отсутствия материально-правового интереса возникает в том случае, если лицо имеет определенный интерес, но он не обеспечивается возможностью оказать влияние на движение правоотношения между иными лицами. Например, предприниматель, арендующий нежилое помещение для коммерческих целей, заинтересован в том, чтобы арендаторы в этом здании обладали качествами "солидной фирмы", то есть лицо имеет интерес в отношении договоров аренды соседних помещений, совершаемых арендодателем с иными лицами, но такой интерес не является материально-правовым.
Интерес, не являющийся юридически значимым материально-правовым интересом, не признается правом и не может иметь юридическую защиту. Другой подход к данному вопросу привел бы к полной ликвидации гражданского оборота - практически любое лицо было бы вправе вмешаться в правоотношение, связывающее иных лиц.
С учетом всего сказанного определением "заинтересованное лицо" (в широком смысле) охватывается достаточно большая категория лиц: под заинтересованным лицом следует понимать лицо, которое, реализуя потребность в получении пользы (выгоды, блага), может осуществить конкретное субъективное право или оказать влияние на движение конкретного правоотношения.
Когда права лица на реализацию субъективного права или движение правоотношения нарушаются (или оспариваются), оно вправе обратиться с требованием об их защите в суд. В узком смысле понятием "заинтересованное лицо" охватывается категория лиц, которые обладают правом на иск, а также лиц, чьи права и законные интересы будут предметом рассмотрения при разбирательстве дела по такому иску.
С процессуальной точки зрения обратиться в арбитражный суд с иском и "требовать от государства в лице суда объективно-правильного решения, обладающего установленной законом правовой силой" <*>, вправе любое лицо, обладающее процессуальной право- и дееспособностью (ст. 43 АПК РФ), то есть для того, чтобы быть стороной в арбитражном процессе, достаточно обладать процессуальной право- и дееспособностью <**>.
--------------------------------
<*> Гордон В.М. Иски о признании. Ярославль, 1906. (цит. по: Хрестоматия по гражданскому процессу / Под общ. ред. Треушникова М.К. М.: Городец, 1996. С. 150).
<**> Для обращения в третейский суд необходимо также наличие действительного, действующего и исполнимого арбитражного (третейского) соглашения.

С материальной точки зрения лицо, обратившееся в суд с иском, должно обладать заинтересованностью в исходе дела. Иначе говоря, претендовать на получение от суда решения в свою пользу может только заинтересованное лицо, будь это собственник имущества, право собственности которого оспаривается, либо кредитор, не получивший надлежащего исполнения, либо потерпевший, которому причинен внедоговорный вред, либо сторона ничтожной сделки, желающая возвратить переданное по данной сделке имущество, и т.д. В том случае, если суд установит, что иск подан лицом, которое нельзя рассматривать в качестве заинтересованного лица, такой иск не подлежит удовлетворению. Следовательно, прежде всего суду необходимо убедиться в наличии у истца правомочий на предъявление иска.
Представляется, что заинтересованных лиц, обладающих правом требовать применения последствий недействительности ничтожной сделки, признания недействительной оспоримой сделки и применения последствий ее недействительности, следует разделить на три группы.
Первая группа - это непосредственные участники совершенной сделки.
Вторая группа - это лица, которые прямо поименованы в законе в качестве заинтересованных лиц <*>. Например, согласно ст. 173 ГК РФ оспорить сделку, выходящую за пределы правоспособности юридического лица, вправе само юридическое лицо, его учредители (участники) или государственный орган, осуществляющий контроль или надзор за деятельностью юридического лица.
--------------------------------
<*> Круг лиц, которые вправе обращаться с исками о признании оспоримой сделки недействительной, исчерпывающе определяется законом, поэтому по такого рода спорам суду необходимо проверять, наделил ли закон лицо, заявляющее иск, правом обращения с подобными исковыми требованиями; при отсутствии у него такого права арбитражный суд в любом случае не может удовлетворить заявленный иск (см., например: п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.05.1998 г. N 9 // Вестник ВАС РФ. 1998. N 7. С. 19).

Однако, исчерпывающим образом определив круг лиц, обладающих правом оспорить сделку, закон далеко не во всех случаях прямо называет заинтересованных лиц, обладающих правом требовать применения последствий недействительности ничтожной сделки. Следовательно, необходимо определить группу лиц, которые не являются участниками сделки и прямо не поименованы в законодательстве как заинтересованные лица, однако обладают правом предъявить в суд указанное требование <*>.
--------------------------------
<*> Например, согласно ст. 449 ГК РФ торги, проведенные с нарушением правил, установленных законом, могут быть признаны судом недействительными по иску заинтересованного лица. Этим лицом может быть, в частности, должник, имущество которого продается и который не является ни продавцом, ни участником торгов, как и купли-продажи или иного отчуждения имущества, совершаемого на торгах. Но должник вправе в качестве заинтересованного лица оспорить сделку в том случае, если в результате нарушения правил проведения торгов вещь продана дешевле ее рыночной стоимости - ведь должник в таком случае "теряет" часть своего имущества. Как отмечает К.И. Скловский, "если вещь продана дешевле, чем она стоит, есть основания говорить о нарушении интереса должника. Если это произошло в результате нарушения правил проведения торгов, то должник, конечно, имеет право на иск. Но и в этом случае... суд вправе отказать в иске, несмотря на нарушение процедуры торгов" (Скловский К.И. Некоторые проблемы оспаривания в суде реализации имущества на торгах // Вестник ВАС РФ. 2001. N 9. С. 107).

Исследования, проведенные Л.В. Болахниной, позволили ей сделать вывод о том, что к заинтересованным лицам, которые вправе заявлять требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки, следует относить лиц, чьи имущественные интересы будут восстановлены непосредственно в результате применения последствий недействительности этой сделки <*>.
--------------------------------
<*> Болахнина Л.В. Правовой режим ничтожных и оспоримых сделок // Цивилистические записки: Межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 2. М.: Статут; Екатеринбург: Институт частного права, 2002. С. 430.

С учетом вышесказанного к заинтересованным лицам, обладающим правом заявлять о недействительности оспоримой мировой сделки и требовать применения последствий ее недействительности (в исключительных случаях заявлять о применении последствий недействительности ничтожной мировой сделки), следует относить:
1) субъектов мировой сделки;
2) лиц, обладающих таким правом в силу прямого указания норм гражданского законодательства;
3) лиц, чьи имущественные интересы будут восстановлены непосредственно в результате применения последствий недействительности мировой сделки.
Резюмируя вышесказанное, можно утверждать, что отсутствует потребность в закреплении в отечественном гражданском законодательстве специального института недействительной мировой сделки - недействительность мировой сделки определяется общими правилами недействительности сделок. Однако отдельные положения нуждаются в закреплении их в гражданском законодательстве или, по крайней мере, должны содержаться в разъяснениях высших судебных органов.

Глава 8. ИЗМЕНЕНИЕ И ПРЕКРАЩЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА,
ВОЗНИКШЕГО ИЗ МИРОВОЙ СДЕЛКИ. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НАРУШЕНИЕ
ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ИЗ МИРОВОЙ СДЕЛКИ

§ 8.1. Изменения субъектов, предмета и юридического
содержания обязательства, возникшего из мировой сделки

В отдельных случаях мировая сделка не будет иметь соответствующих ей правовых последствий: если она ничтожна с момента совершения или признана судом недействительной (в отношении оспоримой сделки); мировое соглашение помимо этого лишается юридической силы в случае отмены утверждающего его определения суда (см. об этом § 6.2 настоящей работы); если договор, опосредующий мировую сделку, является незаключенным (см. об этом § 5.3 настоящей работы) <*>. Кроме того, стороны мировой сделки по общему правилу не лишены права расторгнуть (изменить) договор, опосредующий мировую сделку.
--------------------------------
<*> И.Б. Новицкий утверждал, что в римском праве о сделках говорилось, что они могут быть nullum (незаключенными), nullius (ничтожными), а также их можно resindere (считать недействительными), dissolvere (расторгнуть), distrahere (лишить юридической силы) (см.: Новицкий И.Б. Недействительные сделки // Вопросы советского гражданского процесса. М.-Л., 1945. Сб. 1. (цит. по кн.: Матвеев И.В. Правовая природа недействительных сделок. М.: Юрлитинформ, 2002. С. 6)).

Изменение и расторжение договора (договорного обязательства) представляет собой частный случай движения обязательственного правоотношения. Думается, вопросы движения обязательства, возникшего из мировой сделки, нуждаются в подробном рассмотрении.
Вообще, движение любого обязательственного правоотношения (в том числе договорного обязательства), как и любого другого гражданского правоотношения, начинается его возникновением и заканчивается его прекращением.
В период своего существования, как отмечает Б.Б. Черепахин, правоотношение может "претерпеть то или иное изменение в содержании или в субъектном составе, сохраняя прочие свои черты, продолжая существовать в измененном виде" <*>.
--------------------------------
<*> Черепахин Б.Б. Правопреемство по советскому гражданскому праву // Труды по гражданскому праву. М.: Статут (Классика российской цивилистики), 2001. С. 310.

В движении правоотношения, по мнению О.А. Красавчикова, можно наметить два главных узла: возникновение и прекращение, а также промежуточный (и не всегда существенный момент) - изменение. Изменяться правоотношение может в двух направлениях: по линии его содержания и по линии субъектов; не исключена возможность изменения правоотношения в обоих направлениях одновременно <*>.
--------------------------------
<*> См.: Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. М.: Юридическая литература, 1958. С. 89.

В литературе отмечается, что изменение является наиболее сложным моментом движения обязательственного правоотношения, причем решение связанных с этим вопросов не только представляет теоретический интерес, но и имеет весьма важное практическое значение. Однако фундаментальные исследования в этой области не проводились, а суждения, высказываемые учеными, далеко не однозначны.
Например, М.М. Агарков, отвечая на вопрос, не происходит ли при изменении обязательственного правоотношения замена одного обязательства другим - новым (например, при замене обязанности передать вещь, выполнить работу и т.д. на обязанность возместить убытки), указывает, что правильными были бы оба ответа: а) первоначальное обязательство прекращается и заменяется новым и б) меняется содержание обязательства. При этом он подчеркивает, что "формально логически спор между этими двумя точками зрения был бы чисто схоластическим упражнением" <*>. В развитие этого вывода современными правоведами делается умозаключение: "...если мы предпочитаем говорить, что меняется содержание обязательства, то делаем это для того, чтобы краткой формулой выразить следующее: когда вступает в действие вместо исполнения в натуре обязанность возместить убытки и обязательство вместо одного содержания получает другое, то все остальные элементы, индивидуализирующие данное обязательственное правоотношение (стороны, основания возникновения), остаются прежними" <**>.
--------------------------------
<*> Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. М.: Юриздат НКЮ СССР, 1940. С. 46.
<**> Будман Ш.И., Павлодский Е.А. Невозможность исполнения обязательств в современном договорном праве // Проблемы современного гражданского права: Сборник статей. М.: Городец, 2000. С. 225.

Т.А. Фаддеева, рассматривая понятие изменения обязательств и основания их изменения <*>, пишет, что "при изменении обязательства сохраняется юридическая сущность прежнего правоотношения, хотя и произошло изменение его субъектного состава, предмета, способа исполнения и пр. Изменение может коснуться срока, места исполнения, оно может состоять в замене одного обеспечительного обязательства другим и т.д. Разновидностью изменения обязательства является замена лиц в обязательстве... Иными словами, если происшедшие изменения не имеют своим последствием замену одного обязательства другим, налицо изменение, а не прекращение обязательства" <**>.
--------------------------------
<*> Гражданское право. Том 1 / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. М.: ПБОЮЛ Л.В. Рожников, 2001. С. 600 - 601. Следует отметить, что в других учебниках гражданского права вообще отсутствует раздел, посвященный изменению обязательства, а говорится только о прекращении обязательств (см., например: Гражданское право. Часть первая / Под ред. Илларионовой Т.И., Гонгало Б.М., Плетнева В.А. М.: НОРМА, 2001; Гражданское право: в 2 т. Том II. Полутом 1 / Отв. ред. Суханов Е.А. М.: БЕК, 1999; Российское гражданское право / Под ред. Крыловой З.Г., Гаврилова Э.П. М.: ЮрИнфор, 1999).
<**> Гражданское право. Том 1 / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. М.: ПБОЮЛ Л.В. Рожников, 2001. С. 600.

Обязательство характеризует то же единство элементов, что и всякое другое гражданское правоотношение. Индивидуализирующими любое гражданское правоотношение элементами признаются:
1) основание (источник) возникновения;
2) субъектный состав;
3) объект;
4) юридическое содержание.
Под основаниями (источниками) возникновения обязательства следует понимать юридические факты, вследствие которых возникают обязательственные правоотношения. Источником обязательства, как известно, могут выступать как единичные юридические факты, так и целые фактические составы. Само обязательственное правоотношение, возникнув из определенного юридического факта (или фактического состава), в период своего существования может претерпевать определенные изменения под воздействием конкретных юридических фактов, большинство из которых поименовано в ст. 8 ГК РФ, однако его основание (источник) не изменяется. Это утверждение целиком распространяется и на мировую сделку.
Следующий элемент любого гражданского правоотношения - субъекты обязательства.
В противоположность вещному правоотношению, в котором управомоченному субъекту противостоит неопределенный круг обязанных граждан и юридических лиц, в обязательственном правоотношении устанавливается полная определенность субъектов, участвующих в нем. Обязательственное правоотношение, писал Г.Ф. Шершеневич, предполагает непременно наличие не менее двух субъектов, из которых один носит название кредитора, а другой - должника, "не говоря уже о тех разнообразных наименованиях, какие присваиваются им в отдельных договорах, как: продавец, покупщик, наниматель, страхователь, покладчик, подрядчик, товарищ и т.п." <*>.
--------------------------------
<*> Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Тула: Автограф, 2001. С. 355.

Общие названия субъектов любого обязательства - кредитор (управомоченный субъект) и должник (обязанный субъект) - отражают специфику юридического содержания обязательственного правоотношения, которая состоит в том, что управомоченный субъект обладает возможностью требовать определенного поведения от субъекта обязанного (поэтому субъективное право в обязательственных отношениях именуется правом требования).
Современное гражданское право допускает изменения в субъектном составе обязательственного правоотношения, причем как на стороне кредитора, так и на стороне должника <*>. Изменения в субъектном составе обязательственного правоотношения - перемену лиц в обязательстве - сегодня регламентирует гл. 24 ГК РФ (ст. ст. 382 - 392). В литературе отмечается новизна подхода (с точки зрения методологии) к регламентации данных правоотношений. Эта новизна заключается в том, что законодателем обнаружены, выделены и вынесены за скобки общие правила, одинаково применимые для всех разнообразных случаев перемены лиц в обязательстве, а именно: уступки требования (цессии), универсального правопреемства, суброгации страховщику прав кредитора при страховании, перевода долга и др. <**>.
--------------------------------
<*> Римское право вначале рассматривало всякое обязательство как строго личное отношение между конкретными лицами, что приводило к полному отрицанию возможности замены любого из этих лиц в обязательственном правоотношении. Однако по мере развития гражданского оборота обязательство во многом утратило личный характер и принадлежащее кредитору право требования стало рассматриваться как самостоятельная имущественная ценность. В современном коммерческом обороте обязательство признается отношением, допускающим изменения его субъектного состава, поэтому в период действия обязательства возможна замена участвующих в нем лиц, что не влечет прекращения или изменения сути ранее существовавшего обязательства, поскольку к новому участнику переходят права и обязанности прежнего (см. об этом: Новоселова Л.А. Сделки уступки права (требования) в коммерческой практике. Факторинг. М.: Статут, 2003. С. 8).
<**> На это указывает В.В. Витрянский (Научно-практический комментарий к части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. М.: Спарк, Хозяйство и право, 1999. С. 475).

Случаи возникновения потребности в замене конкретных участников обязательства в коммерческом обороте - достаточно частое явление. При этом допускается не только перемена лиц на стороне кредитора или на стороне должника, но и одновременная замена участников обязательства на обеих сторонах. Таким образом, в период действия обязательства возможна замена участвующих в нем лиц, при том что само обязательственное правоотношение сохраняется. Перемена лиц в обязательственном правоотношении прекращает обязательственное правоотношение в том случае, если произошло совпадение должника и кредитора в одном лице (ст. 413 ГК РФ).
Применительно к мировой сделке можно утверждать, что возникшее из нее договорное обязательство может претерпеть те или иные изменения субъектного состава. Иными словами, обязательство из мировой сделки допускает и цессию, и делегацию <*>.
--------------------------------
<*> Вместе с тем перемена лиц в обязательстве, подтвержденном решением суда, не может оформляться мировым соглашением. Такой случай имел место в практике: сделка цессии была оформлена мировым соглашением. Суд кассационной инстанции, отменяя вынесенные по делу судебные акты и направляя дело на новое рассмотрение, обоснованно указал, что перемена лиц в обязательстве не допускает оформление ее мировым соглашением (Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 05.03.2001 г. по делу N Ф03-А73/01-1/190). В другом случае мировым соглашением фактически оформлялся перевод долга, что, по мнению Президиума ВАС РФ, "исключает возможность заключения сторонами мирового соглашения как договора сторон прекратить судебный спор на основе взаимных уступок" (Постановление Президиума ВАС РФ от 14.04.1998 г. N 848/97).

<< Предыдущая

стр. 11
(из 21 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>