<< Предыдущая

стр. 12
(из 21 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>


При этом необходимо отметить, что перемена лиц в обязательстве, возникшем из внесудебной мировой сделки, совершается по общим правилам, тогда как перемена лиц в обязательстве из мирового соглашения (обычно на стадии его исполнения) требует специального определения арбитражного суда о процессуальном правопреемстве <*> (п. 1 ст. 48 АПК РФ).
--------------------------------
<*> Определения, в которых так или иначе решаются вопросы правопреемства по мировым сделкам, нередко встречаются в судебной практике (см., например: Определение Арбитражного суда Республики Саха от 27.06.2001 г. по делу N А58-618/2001, судебные акты по делу N А19-38/ПК-Ф02-580,581/2001-С2).

Далее необходимо рассмотреть такой элемент гражданского правоотношения, как объект.
Понятие объекта гражданского правоотношения считается одним из наиболее спорных в юридической литературе <*>. В качестве объектов гражданских правоотношений (объектов гражданского оборота) безусловно следует признавать поименованные в ст. 128 ГК РФ вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права; работы и услуги, информацию, результаты интеллектуальной деятельности и права на них.
--------------------------------
<*> Обзор мнений по данному вопросу см.: Халфина Р.О. Общее учение о правоотношениях. М., 1974. С. 212 - 217.

Однако нельзя оставить без внимания тот факт, что любое обязательственное правоотношение наряду с объектом имеет также и предмет, причем именно предмет (но не объект) является индивидуализирующим обязательство элементом <*>.
--------------------------------
<*> В цивилистических трудах достаточно часто встречаются случаи, когда данные понятия не разделяются или одно понятие подменяется другим. В частности, Г.Ф. Шершеневич обозначал в качестве объекта обязательственного правоотношения "действие, которое в то же время составляет и содержание обязательства" (Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Тула: Автограф, 2001. С. 346). О.С. Иоффе выделяет юридический объект обязательства, под которым он понимает определенное поведение обязанного лица, и материальный объект обязательственного правоотношения, отсутствующий в ряде обязательств, таких как договорные обязательства по выполнению работ и оказанию услуг (см.: Иоффе О.С. Советское гражданское право. Курс лекций. Ленинград, Издательство Ленинградского университета, 1958. С. 376 - 377).

Предметом обязательства признают "поведение обязанных лиц, связанное с передачей самых различных объектов имущественного оборота, в том числе вещей, определенных не только индивидуальными, но и родовыми признаками, с производством работ, оказанием услуг материального и нематериального характера и т.д., по поводу которых не может возникнуть вещных или исключительных прав... При этом в развитом товарообмене предметом обязательства может быть и воздержание от конкретных действий" <*>. И.А. Покровский определял предмет обязательства следующим образом: "Вообще все то, что возможно ("impossibilium nulla obligatio" - "невозможное не является обязательством") и что не противно закону, может быть предметом обязательства" <**>.
--------------------------------
<*> Гражданское право: в 2 т. Том II. Полутом 1 / Отв. ред. Суханов Е.А. М.: БЕК, 1999. С. 11, 13.
<**> Покровский И.А. История римского права. СПб.: Летний сад, Нева, 1999. С. 372.

Цель каждого обязательственного правоотношения - получение кредитором реального удовлетворения из действий должника - позволяет утверждать, что предмет (но не объект) имеет определяющее значение для всего обязательства.
Ярким доказательством сказанному выступает новация, под которой как основание прекращения обязательства сегодня подразумевается замена первоначального обязательства, существовавшего между сторонами, другим обязательством между ними, предусматривающим иной предмет или иной способ исполнения (ст. 414 ГК РФ). Иначе говоря, первоначальное обязательство, существовавшее между сторонами, прекращается путем заключения между ними другого договора, служащего источником нового обязательственного правоотношения (новационного договора).
Примером новации может служить такая ситуация. Между двумя юридическими лицами существовали отношения по аренде недвижимого имущества (здания). Арендодателем в связи с отсутствием у него необходимых денежных средств длительное время не исполнялась обязанность по проведению капитального ремонта здания. В результате переговоров стороны заключили мировую сделку, по которой арендатор приобретал арендуемое имущество в собственность. Таким образом, один предмет обязательства (передача недвижимости в аренду) был заменен на другой предмет (передача недвижимости в собственность), что прекратило обязательственные правоотношения по прежнему договору (договору аренды) и послужило основанием для возникновения обязательства из договора купли-продажи, то есть объект обязательства остался прежним - конкретное недвижимое имущество, - тогда как предмет обязательства был заменен <*>.
--------------------------------
<*> Не будет рассматриваться в качестве новации заключение кредитной организацией с юридическим лицом договора, где в качестве кредита, подлежащего возврату, указывается сумма кредиторской задолженности по нескольким ранее заключенным кредитным договорам, по которым заемщик допустил просрочку возврата суммы кредита. В этом случае происходит лишь техническое объединение просроченной кредиторской задолженности в единый кредитный договор, что признается изменением содержания прежних договоров (см.: Научно-практический комментарий к части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. М.: Спарк, Хозяйство и право, 1999. С. 541).

Объект обязательства всегда входит в предмет обязательства в качестве его основной составляющей. Причем в том случае, если в договорном обязательстве объектом обязательственного правоотношения выступает индивидуально-определенная вещь, то такой объект входит в предмет обязательства со всеми своими индивидуализирующими признаками (например, в обязательстве из договора купли-продажи конкретного помещения в здании). Если же объектом договора будет выступать родовая вещь, то ее количественные, качественные и иные характеристики обнаружат себя в содержании обязательства (в частности, в договорном обязательстве по поставке - в требованиях к ассортименту, качеству, количеству, таре и упаковке и т.д.). Вероятно, тот же подход можно распространить и на другие объекты гражданского оборота.
Можно утверждать, что при замене объекта обязательственного правоотношения на принципиально иной объект будет происходить замена предмета. Предположим, заключен договор купли-продажи автомобиля, а затем его участники пришли к соглашению о замене прежнего объекта на новый - на облигации. В данном случае замена объекта повлечет и замену предмета обязательственного правоотношения.
В том случае, если изменяются лишь отдельные характеристики объекта, происходит изменение в юридическом содержании обязательства, тогда как его предмет останется прежним (например, стороны договорились о поставке овощной продукции, но впоследствии согласовали, что объектом обязательства по поставке будут товары народного потребления).
С учетом изложенного можно утверждать: прекращение обязательства из мировой сделки и возникновение на его месте нового обязательства (с новым юридическим содержанием) может повлечь замена предмета обязательства; изменение лишь характеристик объекта обязательства из мировой сделки не прекращает обязательственное правоотношение, но изменяет его юридическое содержание.
Такой элемент обязательственного правоотношения, как юридическое содержание обязательства, требует более подробного рассмотрения.
Юридическое содержание любого правоотношения, как известно, составляют права и обязанности его сторон (участников). Юридическое содержание обязательственного правоотношения - права требования кредитора и корреспондирующие ему обязанности должника, принадлежащие конкретным лицам.
М.М. Агарков отмечает, что обязательством, или обязательственным правоотношением, называют иногда совокупность прав требования кредитора и соответствующие ему обязанности должника, а иногда - обязательственное правоотношение со всеми осложняющими его моментами <*>. С его точки зрения, было бы удобно называть обязательственным правоотношением обязательство в целом, то есть правоотношение со всеми его осложнениями; при обозначении совокупности прав требования и обязанностей "можно было бы говорить об основном обязательственном отношении, помня при этом, что в случае двустороннего договора - основных отношений неизбежно два" <**>.
--------------------------------
<*> К осложняющим моментам он относил, например, альтернативное обязательство, обязательство со множественностью лиц на одной или на обеих сторонах, обязательственное отношение из двустороннего договора.
<**> Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. М.: Юриздат НКЮ СССР, 1940. С. 73.

Иными словами, большинство обязательственных правоотношений будет состоять из совокупности двух магистральных связей - основных обязательственных отношений. Например, обязательственное правоотношение, возникшее из договора купли-продажи, состоит из основного обязательственного отношения по передаче имущества (где покупатель выступает в качестве кредитора, а продавец - в качестве должника) и основного обязательственного отношения по уплате денег (где покупатель является должником, а продавец - кредитором).
Обязательственное правоотношение, возникшее из причинения внедоговорного вреда, обычно совпадает по содержанию с единственным основным обязательственным отношением (по возмещению причиненного вреда): кредитором здесь будет потерпевший, а должником - причинитель вреда. Однако в том случае, если по мировой сделке предусматривается возмещение причиненного вреда в натуре, в частности предоставлением вещи того же рода и качества (ст. 1082 ГК РФ), у потерпевшего возникает обязанность по передаче поврежденной вещи причинителю вреда. Таким образом, возникает второе основное обязательственное отношение, где потерпевший выступает в роли должника, а причинитель вреда - в роли кредитора.
Односторонние обязательственные правоотношения, в которых участвуют один кредитор, имеющий только права требования, и один должник, имеющий только обязанности, скорее исключение, чем правило. Гораздо чаще в коммерческом обороте встречаются взаимные (двусторонние) обязательства, участники которых обладают и правами, и обязанностями по отношению друг к другу.
Среди обязательств простых (где лица связаны только одним правом и одной обязанностью) и обязательств сложных (где лица обладают совокупностью как прав, так и обязанностей) большее распространение получили сложные обязательства.
С учетом этого можно утверждать, что наиболее встречающимися в коммерческом обороте будут обязательственные правоотношения, каждый из участников которого, имея совокупность прав и обязанностей, выступает одновременно и в роли должника, и в роли кредитора по отношению к другому участнику. Такой конгломерат прав и обязанностей обычно достаточно трудно разграничить на два основных обязательственных отношения.
Думается, что каждое обязательственное правоотношение можно разделить на более мелкие составляющие и обозначить их как обязательственные связки "право требования - обязанность" (далее - обязательственные связки), в каждой из которых конкретному субъективному праву (праву требования) одного участника соответствует "одноименная" обязанность другого участника того же обязательственного правоотношения.
Вычленение таких составляющих диктуется практической необходимостью. Например, Ю.Б. Фогельсон пишет, что при предъявлении иска ответ на вопрос о том, следует ли удовлетворять предъявленное исковое требование, может быть дан только на основе анализа взаимосвязи нескольких обязательств в одном обязательственном правоотношении. Однако сначала необходимо рассмотреть "атом" и только потом их взаимосвязь, поскольку вопрос о том, следует ли удовлетворять иск, должен решаться после того, как будет выяснено, вытекает ли предъявленное требование из обязательства <*>. Таким образом, выявление всех обязательственных связок конкретного обязательственного правоотношения необходимо для определения его действительного содержания.
--------------------------------
<*> См.: Фогельсон Ю.Б. Избранные вопросы общей теории обязательств: Курс лекций. М.: Юристъ, 2001. С. 59 - 60.

Практическая значимость такого выделения состоит и в том, что, разделив обязательственное правоотношение на совокупность обязательственных связок и выявив те из них, которые уже погашены исполнением, можно определить объем исполненного по обязательству каждой из сторон, установить, имеет ли место надлежащее исполнение обязанностей.
Кроме того, при таком подходе более явственно выявляются случаи, когда возлагаемые на какое-либо лицо "обязанности" обязанностями вовсе не являются и к таким случаям не могут быть применены нормы об ответственности за неисполнение принятых обязательств <*>.
--------------------------------
<*> Подробнее о соотношении понятий "обязательства" и "обязанности" см.: Рожкова М.А. Судебный акт и динамика обязательства. М.: Статут, 2003. Здесь же можно отметить, что не образуют обязательственную связку, например, предусмотренная п. 3 ст. 743 ГК РФ обязанность подрядчика, обнаружившего в ходе строительства не учтенные в технической документации работы, возникшая необходимость проведения дополнительных работ и в связи с этим увеличение сметной стоимости строительства. Данная "обязанность" в сущности представляет собой обязательное условие для возникновения у подрядчика права требовать от заказчика оплаты выполненных им дополнительных работ и возмещения вызванных этим убытков (п. 4 ст. 743 ГК РФ). То же можно сказать и об установленной п. 2 ст. 748 ГК РФ обязанности заказчика немедленно заявить подрядчику об обнаруженных при осуществлении контроля и надзора за выполнением работ отступлениях от условий договора, которые ухудшают качество работ, или иных недостатков; при отсутствии такого заявления заказчик теряет право в дальнейшем ссылаться на обнаруженные им недостатки. Обозначенным "обязанностям" стороны не корреспондирует право требования другой стороны обязательства, поэтому они не составляют обязательственную связку, и в случае их неисполнения к участникам обязательственного правоотношения не могут применяться нормы законодательства о неисполнении обязательств. Иной случай представляет собой обязанность подрядчика по охране окружающей среды и обеспечению безопасности строительных работ (ст. 751 ГК РФ). Эта обязанность также не входит в содержание обязательственного правоотношения и, следовательно, не образует обязательственную связку, поскольку является публичной обязанностью подрядчика. Контроль за исполнением такой обязанности осуществляют государственные компетентные органы; ответственность за неисполнение данной обязанности подрядчик несет не перед контрагентом по договору, а перед государством.

Движением обязательственного правоотношения, как указано выше, будет его возникновение, изменение и прекращение. Процесс преобразования содержания обязательственного правоотношения рассмотрим на примере обязательства из договора займа.
Во исполнение договора займодавец передал заемщику определенную денежную сумму - возникло обязательственное правоотношение (п. 1 ст. 807 ГК РФ) <*>. Впоследствии стороны согласовали увеличение срока возврата суммы займа и договорились о том, что займодавец отказывается от получения с заемщика оговоренных ранее процентов по договору займа, поэтому обязательственная связка, предусматривающая право требования процентов и обязанность по их уплате, прекращается, при том что в остальной части обязательственное правоотношение продолжает действовать.
--------------------------------
<*> Изменение в его содержании может быть осуществлено путем изменения сроков или порядка возврата займа, размера процентов по договору займа и т.д., то есть изменяться будут конкретные условия, определяющие содержание обязательственного правоотношения и в конечном счете обязательственные связки.

Возврат всей суммы займа, то есть надлежащее исполнение, прекратило бы обязательство целиком (ст. 408 ГК РФ). Но предположим, что должник (заемщик) предложил займодавцу заключить мировую сделку, по которой обязательство будет прекращено предоставлением взамен исполнения отступного. Согласно ст. 409 ГК РФ отступное - это замена исполнения и осуществляется путем достижения участниками обязательства соглашения об отступном и предоставлением отступного кредитору. Таким образом, стороны мировой сделкой заменяют содержание связывающего их обязательства: кредитор, согласившись принять отступное, при его получении отказывается от своего права требования возврата долга, обязательственная связка погашается, и с этого момента обязательственное правоотношение между сторонами считается прекращенным <*>.
--------------------------------
<*> О.Ю. Шилохвост считает более приемлемым использование в гражданском обороте отступного, построенного по модели консенсуальной сделки: первоначальное обязательство прекращается, а соглашение об отступном вступает в силу не в момент предоставления отступного, а в момент достижения сторонами соответствующего соглашения (подробнее см.: Шилохвост О.Ю. Отступное в гражданском праве России. М.: Статут, 1999. С. 145).

В рассмотренном примере речь шла об элементарной конструкции обязательства. Гораздо чаще, как уже было сказано, обязательственные правоотношения возникают из договоров, в силу которых каждая из сторон имеет права и несет обязанности перед другой стороной; это сложное взаимное обязательство.
Например, у одного из участников обязательства (продавца), исполнившего определенные обязанности перед другой стороной, остается нереализованным право требования к покупателю, то есть существовало несколько обязательственных связок, подавляющее большинство которых прекратились надлежащим исполнением как со стороны продавца, так и со стороны покупателя (ст. 408 ГК РФ); однако у покупателя осталась неисполненной важнейшая обязанность - обязанность по оплате товара. Следовательно, у продавца сохранилось право требовать исполнения этой обязанности.
Произведением оплаты товара в полном объеме покупатель прекратит обязательство, поскольку единственная существующая обязательственная связка договора погашается. Но уплатой лишь части причитающейся суммы покупатель не погашает обязательственную связку - она по общему правилу продолжает существовать, не позволяя прекратиться обязательственному правоотношению.
Если предположить, что продавец, не исполнив обязанность по передаче покупателю относящихся к товару принадлежностей или документов, которые он должен передать в силу договора (ст. 464 ГК РФ), принял оплату, то говорить о прекращении всего обязательства также будет явно преждевременно. В такой ситуации можно говорить только о прекращении обязательственной связки, относящейся к оплате товара, тогда как обязательственная связка, относящаяся к передаче принадлежностей (или документов), продолжает существовать, не позволяя признать все обязательственное правоотношение прекращенным. Таким образом, для прекращения обязательства необходимо, чтобы все обязательственные связки, составляющие содержание обязательства, были погашены. Это правило целиком распространяется и на мировую сделку.
С учетом всего сказанного можно сделать вывод о том, что содержание обязательства из мировой сделки может изменяться, в том числе в процессе погашения обязательственных связок; движение обязательства из мировой сделки прекращается в том случае, если не осталось ни одной непогашенной обязательственной связки.
Резюмируя вышеизложенное, можно утверждать, что изменение обязательства, возникшего из мировой сделки, происходит вследствие:
1) перемены лиц, участвующих в обязательстве <*> (глава 24 ГК РФ);
--------------------------------
<*> Как уже говорилось выше, для принудительного исполнения обязанностей из мирового соглашения сегодня признается необходимым также и процессуальное правопреемство на основании определения арбитражного суда.

2) изменения юридического содержания обязательства в случае частичного погашения обязательственных связок (по правилам, содержащимся в гл. 26 ГК РФ) <*> либо изменения договора, опосредующего мировую сделку (по правилам, содержащимся в гл. 29 ГК РФ).
--------------------------------
<*> Несмотря на то что наименование гл. 26 действующего ГК РФ не включает термин "изменение", но упоминает только о прекращении обязательства, можно сделать вывод, что она устанавливает общие положения прекращения и изменения обязательственных правоотношений. Это утверждение зиждется на ст. 407 ГК РФ, норма которой предусматривает, что обязательство прекращается полностью или частично по основаниям, предусмотренным ГК РФ, другими законами, иными правовыми актами или договором. Таким образом, гл. 26 ГК РФ предусматривает основания как частичного прекращения обязательства (суть погашение отдельных обязательственных связок), которое представляет собой лишь изменение обязательственного правоотношения, так и полного прекращения обязательства.

Прекращение обязательства из мировой сделки происходит вследствие:
1) замены предмета обязательства (ст. 414 ГК РФ);
2) совпадения должника и кредитора в одном лице в результате перемены лиц, участвующих в обязательстве (ст. 413 ГК РФ);
3) утраты обязательством юридического содержания по причине погашения всех обязательственных связок, составляющих юридическое содержание обязательства (ст. ст. 408, 409, 410, 416, 417, 418, 419 ГК РФ), или расторжения договора, опосредующего мировую сделку (гл. 29 ГК РФ).

§ 8.2. Требования к форме договора, которым преобразуется
договор, опосредующий мировую сделку.
Право отзыва мирового соглашения

Вообще надо заметить, что российскому законодательству свойственно довольно жесткое нормативное установление не только оснований, но и порядка изменения и расторжения договора и последствий таких преобразований. Это обусловлено тем, что основой стабильного коммерческого оборота могут быть только стабильные договорные обязательства; недопустимо преобразование содержания договорного обязательства без уважительных причин.
В этих условиях особого внимания заслуживает вопрос ограничения сторон судебной мировой сделки по изменению или расторжению связывающего их договора. Эти ограничения основаны на следующем.
Согласно п. 1 ст. 452 ГК РФ соглашение об изменении или расторжении договора совершается в той же форме, что и договор, если из закона, иных правовых актов, договора или обычаев делового оборота не вытекает иное.
Договор, опосредующий судебную мировую сделку, требует судебной формы - утверждения его судом. Следовательно, в соответствии с правилами п. 1 ст. 452 ГК РФ преобразование мирового соглашения как гражданско-правового договора допустимо осуществить только в той же - судебной - форме, если иное не следует из закона или договора (мирового соглашения).
Частный случай преобразования мирового соглашения - его расторжение - регулируется ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)". В силу п. 2 ст. 164 упомянутого Закона мировое соглашение может быть расторгнуто арбитражным судом в отношении всех конкурсных кредиторов и уполномоченных органов в случае неисполнения или существенного нарушения должником условий мирового соглашения в отношении требований таких конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, составляющих в совокупности не менее чем одну четвертую часть требований конкурсных кредиторов и уполномоченных органов к должнику на дату утверждения мирового соглашения <*>. Таким образом, законодательство о банкротстве определяет основания расторжения мирового соглашения.
--------------------------------
<*> Ранее действовавший Закон о несостоятельности содержал в себе несколько иное условие: неисполнение должно касаться не менее трети требований. Кроме того, он прямо не отвечал на вопрос, кто может требовать расторжения мирового соглашения, и допускал расторжение мирового соглашения в отношении отдельного кредитора.

Кроме того, ст. 165 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" определяет порядок рассмотрения судом заявления о расторжении мирового соглашения, ст. 166 упомянутого Закона - последствия расторжения судом мирового соглашения.
Регламентация расторжения мирового соглашения по делам о несостоятельности позволяет утверждать, что законодатель предусмотрел специальный порядок его расторжения судом и не закрепил возможность его расторжения по соглашению сторон <*>.
--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Комментарий к Федеральному закону от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" М.В. Телюкиной включен в информационный банк.

<*> На недопустимость расторжения мирового соглашения по желанию сторон указывает, в частности, М.В. Телюкина (см.: Телюкина М.В. Комментарий к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве)". М.: Юрайт-Издат, 2003. С. 398).

Каких-либо иных случаев законодательной регламентации преобразования мирового соглашения не обнаруживается. Современное гражданское законодательство России, как уже указывалось, не регулирует вопросы мировой сделки. Действующий АПК РФ не содержит положений, касающихся порядка изменения и расторжения мировых соглашений, - вопросы преобразования мирового соглашения как гражданско-правового договора не являются и не могут являться предметом регулирования процессуального законодательства. Вопросы изменения и расторжения мирового соглашения не урегулированы ни ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации", ни ФЗ "Об исполнительном производстве".
Отсюда следует вывод, что отсутствие специальных норм, определяющих форму и порядок преобразования мирового соглашения, фактически лишает участников мирового соглашения возможности впоследствии изменить или расторгнуть его по соглашению сторон - такая сделка будет совершена с нарушением судебной формы, обязательной для этой сделки <*>.
--------------------------------
<*> Вследствие этого договор о расторжении (изменении) мирового соглашения рассматривается как незаключенный (ст. ст. 432, 434 ГК РФ). Процессуалисты по-иному обосновывают невозможность расторжения мирового соглашения. В частности, О. Степанова основывает свои возражения принятию искового заявления о расторжении судебной мировой сделки на том обстоятельстве, что такое исковое заявление будет "равносильным принятию искового заявления об отмене решения суда, вступившего в законную силу" (см.: Степанова О. Судебная мировая сделка // Социалистическая законность. 1959. N 10. С. 32).

Исключением из указанного правила будет случай, когда стороны закрепили в договоре, опосредующем судебную мировую сделку, возможность его расторжения или изменения в общем порядке <*>. Но надо учитывать, что последствием такого преобразования мирового соглашения будет отсутствие обеспечения измененного мирового соглашения принудительной силой. Это объясняется тем, что измененное мировое соглашение не утверждается судом и, следовательно, не получает необходимую форму, которая предусматривает принудительное исполнение мирового соглашения (судебную форму).
--------------------------------
<*> Примечательно, что ст. 1976 ГК Италии допускает возможность расторжения мирового соглашения (по мотиву его неисполнения) только в том случае, когда стороны прямо предусмотрели право на расторжение мирового соглашения.

Аналогичным образом не будет обеспечено принудительной силой и мировое соглашение, которое было изменено судом по иску заинтересованной стороны (в том случае, если сторона добилась его изменения в судебном порядке). Здесь действуют общие последствия преобразования судом условий гражданско-правового договора.
Для преобразования договора, опосредующего внесудебную мировую сделку, годным является любое основание изменения и расторжения договора, установленное в гл. 29 ГК РФ. Но не любое основание изменения (расторжения) может выступить основанием для преобразования договора, опосредующего судебную мировую сделку.
В частности, для расторжения или изменения мирового соглашения "не годится" такое основание, как существенное нарушение договора другой стороной <*>. Это обусловлено тем, что мировое соглашение при отсутствии добровольного исполнения подлежит принудительному исполнению (государственному принуждению), что в принципе исключает возможность его существенного нарушения, а также неисполнения или ненадлежащего исполнения.
--------------------------------
<*> На этом основании расторжения мирового соглашения настаивает, например, С.В. Юрченко (см.: Юрченко С.В. К вопросу о юридической природе мирового соглашения // Юридический вестник. Ростов-на-Дону, 1999. N 1. С. 82).

Допустимо расторжение (изменение) договора, опосредующего мировую сделку (внесудебную и судебную), в связи с существенным изменением обстоятельств (ст. 451 ГК РФ) <*>. Такого рода случаи являются редчайшими в коммерческой практике, но возможность существенного изменения обстоятельств, которое нарушит экономический баланс интересов сторон мирового соглашения, нельзя исключать вовсе.
--------------------------------
<*> Договор, опосредующий внесудебную мировую сделку, как и любой другой договор, может быть расторгнут (изменен) по правилам ст. 451 ГК РФ, если имеются надлежащие предпосылки для этого. Подробнее о доказательственных презумпциях и доказывании существенного изменения обстоятельств см.: Рожкова М.А. К вопросу о доказывании существенного изменения обстоятельств // Судебно-арбитражная практика Московского региона. Вопросы правоприменения. 2003. N 5 (сентябрь - октябрь). С. 77 - 83.

Существенное изменение обстоятельств - самостоятельный случай расторжения либо изменения договорных обязательств, поэтому ст. 451 ГК РФ не может применяться субсидиарно по отношению к иным статьям ГК РФ, предусматривающим преобразование договорных обязательств. Иными словами, сторона, требующая расторжения (изменения) договора в силу существенного изменения обязательств, должна указывать этот случай в качестве самостоятельного основания своих исковых требований, а не в дополнение к иным основаниям. Для того чтобы достигнуть цели расторжения (изменения) договора, заинтересованной стороне необходимо доказать, что изменение обстоятельств, связанных с мировым соглашением, относится к категории существенных и является достаточным для расторжения (в исключительных случаях - изменения) мирового соглашения. Положительное решение суда будет вынесено в том случае, если будут установлены одновременно четыре условия, предусмотренные в п. 2 ст. 451 ГК РФ <*>.
--------------------------------
<*> Судебно-арбитражная практика свидетельствует о том, что иски о расторжении (изменении) договоров, опосредующих мировую сделку, заявляются субъектами этих сделок (см., например: Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 22.05.2000 г. по делу N Ф04/1320-253/А70-2000). Однако в большинстве случаев такие иски отклоняются по причине отсутствия существенного изменения обстоятельств, которое могло бы обосновать расторжение (в исключительных случаях - изменение) договоров.

Существенное изменение обстоятельств потребует преобразования мирового соглашения в том случае, когда в результате такого изменения нарушается соотношение имущественных интересов его сторон и одна из сторон мирового соглашения утрачивает коммерческий интерес к исполнению принятых обязательств, то есть сторона, ожидающая положительного экономического результата от мирового соглашения, по причине существенного изменения обстоятельств не получает того, на что она вправе была рассчитывать при его заключении.
Например, условиями мирового соглашения предусматривалось, что одна из его сторон исполняет обязательство в натуре - поставляет определенное количество песка. Поставщик вывозил его из расположенного вблизи от получателя карьера, однако по причине прекращения вывоза песка из данного места ему пришлось вывозить песок из другого карьера, находящегося на значительном расстоянии от места нахождения получателя, что повлекло для поставщика дополнительные незапланированные расходы. Таким образом, поставщик не лишен возможности исполнить обязательство, но его затраты стали в данной ситуации гораздо большими, чем он предполагал при заключении мирового соглашения. Можно говорить в данном случае об утрате у поставщика коммерческого интереса к исполнению мирового соглашения на прежних условиях.
Существенное изменение обстоятельств по своему характеру напоминает непреодолимую силу; причины их схожи - они лежат за пределами действий контрагентов и от последних никак не зависят. Вместе с тем между ними имеются существенные отличия: непреодолимая сила влечет за собой невозможность исполнения обязательства, тогда как существенное изменение обстоятельств при наличии возможности исполнения обязательства делает это исполнение экономически невыгодным для одной из сторон. Таким образом, расторжение мирового соглашения в описанных условиях обусловлено необходимостью восстановления баланса интересов сторон, существенным образом нарушенного в силу непредвиденного изменения внешних обстоятельств, не зависящих от воли сторон.
Судебной практике известны случаи обращения субъектов мирового соглашения с ходатайством о замене прежнего мирового соглашения новым.
Например, в суд кассационной инстанции сторонами было представлено мировое соглашение, которым стороны намеревались заменить мировое соглашение, заключенное ими в суде первой инстанции. Суд кассационной инстанции отклонил это ходатайство, поскольку утвержденное ранее мировое соглашение "в установленном законом порядке не отменено, а возможность утверждения второго мирового соглашения Арбитражным процессуальным кодексом РФ не предусмотрена" <*>.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 11.11.2003 г. по делу N Ф09-3214/03-ГК.

Рассмотренный судебный акт следует признать безусловно правильным - замена одного мирового соглашения другим в вышестоящей судебной инстанции не допускается.
Альтернативой преобразования мирового соглашения по соглашению сторон является возможность участников мирового соглашения заключить новое мировое соглашение на стадии исполнения прежнего мирового соглашения, соблюдая предусмотренные законом требования <*>. Новое мировое соглашение, заключаемое на стадии исполнения прежнего мирового соглашения, уничтожает последнее: оно не может быть восстановлено даже в случае недействительности нового мирового соглашения <**>.
--------------------------------
<*> По одному из дел суд кассационной инстанции, установив, что представленное мировое соглашение является по существу соглашением о рассрочке уплаты установленных постановлением апелляционной инстанции штрафных санкций, а также констатирует факт погашения основного долга, сделал вывод о том, что подобное мировое соглашение может быть заключено на стадии исполнительного производства, но основанием для отмены судебных актов выступать не может (Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 15.06.2000 г. по делу N КГ-А40/2316-00).
<**> Мыслится, что в этом случае дело будет рассматриваться по заявлению заинтересованной стороны по вновь открывшимся обстоятельствам, как это было описано в § 2.3 настоящей работы.

Такое (новое) мировое соглашение, заключаемое на стадии принудительного исполнения прежнего мирового соглашения, подлежит утверждению арбитражным судом (ч. 4 ст. 139, ст. 141 АПК РФ). Новое мировое соглашение, утвержденное арбитражным судом, является обычным мировым соглашением, заключенным в период исполнения (подробнее об этом см. гл. 11 настоящей работы); не исполненное добровольно новое мировое соглашение, утвержденное судом, будет принудительно исполнено по правилам ст. 142 АПК РФ. Последствиями заключения нового мирового соглашения будет то, что стороны лишаются права требовать "возвращения" к прежнему мировому соглашению, заключенному ими по делу искового производства.
Судебно-арбитражной практике известны случаи обращения одной из сторон мирового соглашения к суду с требованием об отсрочке или рассрочке исполнения мирового соглашения, изменении способа и порядка его исполнения.
Так, в арбитражный суд обратился один из участников мирового соглашения, требуя изменить способ и порядок исполнения: обусловленный мировым соглашением вид исполнения он просил заменить взысканием стоимости подлежащего передаче имущества <*>. Суд первой инстанции удовлетворил данное заявление.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 06.05.2002 г. по делу N Ф03-А37/02-1/707.

Постановлением апелляционной инстанции этот судебный акт был отменен, в удовлетворении заявления об изменении способа и порядка исполнения определения об утверждении мирового соглашения отказано. Свое решение суд апелляционной инстанции мотивировал тем, что мировое соглашение не допускает применения норм об отсрочке или рассрочке исполнения судебного акта, изменения способа или порядка его исполнения, поскольку это изменяет предмет мирового соглашения в нарушение волеизъявления одной из сторон.
Подтверждая правильность позиции суда апелляционной инстанции, суд кассационной инстанции указал, что обращение взыскателя с упомянутым заявлением следует рассматривать как выражение его воли на изменение условий мирового соглашения. Так как при утверждении мирового соглашения во внимание принималась взаимная договоренность сторон, одностороннее изменение предмета мирового соглашения в нарушение волеизъявления другой стороны недопустимо.
В аналогичном случае Президиум ВАС РФ признал правомерной отмену определения об изменении порядка и способа исполнения определения об утверждении мирового соглашения, указав следующее <*>. Мировое соглашение является волеизъявлением сторон, которое утверждается судом в соответствии с требованиями АПК РФ, если оно не противоречит законам и иным нормативным правовым актам и не нарушает права и законные интересы других лиц. Взыскивая с ответчика денежную стоимость утраченного имущества в порядке изменения способа исполнения, суд по существу изменил сам предмет мирового соглашения в нарушение волеизъявления одной из сторон, что недопустимо <**>.
--------------------------------
<*> Постановление Президиума ВАС РФ от 02.03.1999 г. N 3695/98.
<**> Аналогичная позиция была высказана в Постановлениях Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 06.09.2002 г. по делу N А79-2061/2000-СК2-1929, Федерального арбитражного суда Центрального округа от 04.01.2003 г. по делу N А14-5432/02/30/8И.

В другом случае суд отказал стороне в удовлетворении ходатайства об изменении способа и порядка исполнения определения об утверждении мирового соглашения <*>. При этом суд ссылался на тот факт, что, обращаясь с указанным заявлением, ответчик фактически обжаловал неточное изложение судом терминов, характеризующих денежное исполнение, что не может влиять на существо способа денежного исполнения.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 23.04.2002 г. по делу N А57-3428/2000-10.

В то же время достаточно часто можно встретить судебные акты, которыми суд, сочтя это возможным, по ходатайству одной из сторон изменил предмет или способ исполнения определения мирового соглашения <*>, рассрочил или отсрочил исполнение мирового соглашения <**>.
--------------------------------
<*> См., например: Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 17.10.2001 г. по делу N А11-2646/2000-К1-12/135, Постановления Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 28.08.2001 г. по делу N А33-7656/99-С1-Ф02-1969/01-С2, от 31.10.2001 г. N А33-2436/98-С1-Ф02-2576/01-2577/01-С2, Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 29.10.2002 г. по делу N А05-1430/99-105/11.
<**> См., например: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 31.07.2001 г. по делу N Ф08-2320/2001.

Думается, что формированию правильной судебно-арбитражной практики препятствует прежде всего смешение понятий мирового соглашения и определения об утверждении мирового соглашения, о чем говорилось ранее (см. об этом подробнее § 3.4, 7.4 настоящей работы), а кроме того, вероятно, отсутствие четкого понимания сущности отсрочки, рассрочки исполнения судебного акта, изменения способа и порядка его исполнения.
Положения ст. 324 АПК РФ, регулирующей вопросы отсрочки, рассрочки исполнения судебного акта, а также изменения способа и порядка его исполнения, распространяются на случаи рассмотрения судом спора по существу <*>. В литературе высказывается мнение о том, что отсрочку, рассрочку исполнения судебного акта, а также изменение способа и порядка его исполнения следует рассматривать иногда в качестве способа исправления недостатков судебного решения <**>, хотя в принципе нормы ст. 324 АПК РФ рассчитаны на те ситуации, когда появляются новые обстоятельства, влияющие на исполнение судебного акта, которые не могли быть учтены судом при вынесении решения <***>. Таким образом, арбитражный суд, рассмотревший спор по существу и вынесший по нему решение, по сути, наделен правом "подкорректировать" вынесенное им самим решение с учетом конкретных обстоятельств, возникших после его вынесения.
--------------------------------
<*> Указанная статья не содержит перечня оснований для отсрочки, рассрочки или изменения способа и порядка исполнения судебного акта, а лишь устанавливает критерий их определения - обстоятельства, затрудняющие исполнение судебного акта, предоставляя суду в каждом конкретном случае решать вопрос об их наличии с учетом всех обстоятельств дела.
<**> Гражданский процесс / Отв. ред. Ярков В.В. М.: БЕК, 1999. С. 325.
<***> Во многих учебниках гражданского процессуального права и арбитражного процессуального права правила об отсрочке, рассрочке исполнения решения, изменении способа и порядка исполнения решения помещены не в раздел, касающийся исполнительного производства, а в раздел, где рассматриваются вопросы судебного решения (см., например: Гражданское процессуальное право России / Под ред. Шакарян М.С. М.: Былина, 1996. С. 216; Гражданское процессуальное право России / Под ред. Шакарян М.С. М.: Былина, 1998. С. 264; Гражданский процесс / Отв. ред. Ярков В.В. М.: БЕК, 1999. С. 325).

Сущность мирового соглашения состоит в отказе от судебной защиты и урегулировании самими сторонами существующего между ними спора о праве. Это урегулирование (ликвидация) гражданско-правового спора осуществляется путем совершения сделки - мирового соглашения. Заключая мировое соглашение, субъекты действуют на свой риск и свободны в определении условий договора; суд не может оказывать влияние на волеизъявление сторон, он вправе утвердить мировое соглашение или отказать в его утверждении.
Последующее произведение судом любого из действий, указанных в ст. 324 АПК РФ, будет изменением судом условий гражданско-правового договора (мирового соглашения), что в силу ст. ст. 1, 421 ГК РФ недопустимо при отсутствии соответствующего иска. Суд не вправе "вмешаться" в договор, опосредующий судебную мировую сделку, внося в него изменения путем отсрочки или рассрочки, изменения способа или порядка исполнения согласованных сторонами обязанностей. Порядок, предусмотренный правилами ст. 324 АПК РФ, распространяется только на случаи изменения судебного акта.
Завершая рассмотрение вопросов изменения и расторжения мирового соглашения, нельзя не остановиться на праве отзыва мирового соглашения, которое допускается в немецком процессе и имеет применение на практике. Срок отзыва мирового соглашения определяется днем его заключения, то есть начинает течь с момента заключения мирового соглашения <*>.
--------------------------------
<*> См.: Давтян А.Г. Гражданское процессуальное право Германии. М.: Городец-издат, 2000. С. 161.

Отечественному законодательству и доктрине такое право незнакомо. Напротив, российские правоведы всегда исходили из того, что судебная мировая сделка, надлежащим образом засвидетельствованная, навсегда прекращала спор <*> или, как писало большинство правоведов, основываясь на ст. 1366 Устава гражданского судопроизводства, навсегда прекращала дело <**>. Вследствие этого, отмечал Д. Азаревич, "процесс считается оконченным и не может быть вызван к жизни даже по соглашению сторон; суд должен отклонить всякую попытку их продолжать процесс" <***>.
--------------------------------
<*> См.: Энгельман И.Е. Курс русского гражданского судопроизводства. Юрьев, 1912. С. 447.
<**> Об этом писали, в частности, И.М. Тютрюмов (см.: Гражданское Уложение. Проект Высочайше учрежденной редакционной комиссии по составлению Гражданского Уложения / Под ред. И.М. Тютрюмова. Том второй. СПб., 1910. С. 1199), К.П. Победоносцев (см.: Победоносцев К.П. Курс гражданского права: в трех томах. Том 3 / Под ред. В.А. Томсинова. М.: Зерцало (Русское юридическое наследие), 2003. С. 184), Т.М. Яблочков (см.: Яблочков Т.М. Учебник русского гражданского судопроизводства. Ярославль, 1912. С. 206). Впоследствии такую точку зрения занял А.Г. Гойхбарг, указывающий, что дело не может быть ни возобновлено, ни вновь начато (см.: Гойхбарг А.Г. Курс гражданского процесса. М.-Л., Госиздат, 1928. С. 206).
<***> Азаревич Д. Судоустройство и судопроизводство по гражданским делам. Университетский курс. Том 3. Судопроизводство. Варшава: Типография Варшавского учебного округа, 1900. С. 100.

§ 8.3. Меры гражданско-правовой ответственности
за нарушение обязательств из мировой сделки
и публично-правовые санкции за неисполнение
мирового соглашения

Поскольку случаи неисполнения обязанностей, возникающих из мировой сделки, к сожалению, имеют распространение, важным как для теории гражданского права, так и для практики исполнения мировых сделок является анализ вопросов ответственности за нарушение обязательств из мировой сделки.
Как уже говорилось ранее (см. § 6.3 настоящей работы), стороны внесудебной мировой сделки свободны в установлении объема содержания связывающего их договора, тогда как участники мирового соглашения существенно ограниченны в определении условий договора, опосредующего судебную мировую сделку. Это утверждение целиком распространяется и на условия, определяющие модель защиты прав в случае неисполнения обязанностей из мировой сделки, - условия об ответственности за нарушение обязательств, возникших из мировой сделки.
Для внесудебной мировой сделки характерно включение обозначенных условий в содержание опосредующего ее договора. Иными словами, участники внесудебной мировой сделки вправе предусмотреть в договоре, опосредующем эту сделку, меры ответственности за нарушение возникших из нее обязательств <*>.
--------------------------------
<*> Аналогичным образом договор, опосредующий внесудебную мировую сделку, может включать условия обеспечения обязательств, возникших из мировой сделки. О возможности обеспечения исполнения такого договора, как и всякого гражданско-правового договора, залогом, поручительством, неустойкой пишут В. Рясенцев (см.: Рясенцев В. Мировые сделки (соглашения) // Социалистическая законность. 1984. N 12. С. 27), а также А. Штейнберг (см.: Штейнберг А. Мировые сделки // Советская юстиция. 1940. N 10. С. 10). Критикуя в этой связи ст. 2041 Французского Гражданского кодекса, последний признавал излишним указывать на то, что в мировую сделку может быть включено условие о неустойке против того, кто мировой сделки не исполнит.

По-иному решаются вопросы договорной ответственности за нарушение обязательств из судебной мировой сделки: стороны не вправе предусматривать в мировом соглашении неустойку, пени, штраф за неисполнение или ненадлежащее исполнение принятых ими обязательств <*>, то есть в мировом соглашении недопустимо устанавливать меры ответственности за нарушение принятых обязательств.
--------------------------------
<*> Иного мнения придерживается Е.В. Пилехина. Она пишет, что включение в текст мирового соглашения санкций за нарушение обязательств не противоречит гражданскому законодательству. При этом, по ее мнению, взыскание этих санкций должно производиться в отдельном судебном процессе, в котором и будет исследоваться вопрос об основательности их начисления (см.: Пилехина Е.В. Мировое соглашение в арбитражном суде. Проблемы практики // Арбитражные споры. 2001. N 1).

Это обусловлено тем, что мировое соглашение обеспечивается государственным принуждением, и, следовательно, при отсутствии добровольного исполнения оно будет исполнено принудительно соответствующими государственными органами в предусмотренном законом порядке <*>. Как уже говорилось выше, такое положение в принципе исключает возможность неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств из мирового соглашения.
--------------------------------
<*> По той же причине недопустимо также требовать возмещения убытков, причиненных неисполнением условий мирового соглашения. Так, суд правомерно отказал в удовлетворении исковых требований о взыскании убытков, понесенных истцом в связи с неисполнением ответчиком мирового соглашения, так как обязательства были прекращены сторонами в результате обоюдного волеизъявления путем взаимных уступок; законом предусмотрен иной способ исполнения мирового соглашения - на основании исполнительных листов (Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 29.02.2000 г. по делу N ИП-36/2001- КГ-А40/632-00).

Так, по одному из дел, рассмотренных Президиумом ВАС РФ, стороны заключили мировое соглашение, по условиям которого ответчик обязался погасить основную задолженность <*>. В случае неуплаты долга в установленный в мировом соглашении срок с ответчика в пользу истца в порядке исполнительного производства подлежали взысканию вся сумма иска (основной долг, штраф за несвоевременный расчет, пени за просрочку платежа и проценты за пользование чужими денежными средствами), а также расходы по государственной пошлине.
--------------------------------
<*> Постановление Президиума ВАС РФ от 10.03.1998 г. N 5002/97 // Вестник ВАС РФ. 1998. N 6.

Президиум признал незаконным утверждение указанного мирового соглашения, сославшись на тот факт, что в нем установлена двойная ответственность ответчика за одно и то же правонарушение, но, к сожалению, не дал оценки правомерности установления санкций за неисполнение мирового соглашения.
Согласно ч. 2 ст. 142 АПК РФ при отсутствии добровольного исполнения мирового соглашения по делу искового производства (или на стадии принудительного исполнения судебных актов <*>) оно подлежит принудительному исполнению по правилам раздела VII АПК РФ на основании исполнительного листа, выдаваемого арбитражным судом по ходатайству лица, заключившего мировое соглашение <**>.
--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Комментарий к Федеральному закону от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" М.В. Телюкиной включен в информационный банк.

<*> Неисполнение должником обязанностей из мирового соглашения по делу о несостоятельности в добровольном порядке дает основание кредиторам требовать расторжения мирового соглашения (ст. 164 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)") либо без расторжения мирового соглашения предъявлять свои требования в размере, предусмотренном мировым соглашением, в общем порядке (ч. 1 ст. 167 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)"), то есть кредитор, пишет М.В. Телюкина, вправе обратиться в суд с исковым заявлением в общем порядке, и для суда в данном случае "не будет иметь принципиального значения тот факт, что основанием требования является неисполнение мирового соглашения - субъекты будут выступать как обычные должник и кредитор. Естественно, обращаться в суд кредитор сможет с требованием только в том размере, который установлен мировым соглашением" (Телюкина М.В. Комментарий к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве)" М.: Юрайт-Издат, 2003. С. 404).
<**> Арбитражный суд обязан выдать такой исполнительный лист незамедлительно, если только лицо, заключившее мировое соглашение, заявило о его неисполнении другой стороной, в порядке и в сроки, предусмотренные этим соглашением (см.: Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / Под редакцией В.Ф. Яковлева, М.К. Юкова. М.: Городец-издат, 2003. С. 417).

ФЗ "Об исполнительном производстве" предусматривает ответственность за неисполнение исполнительного листа должником (ст. 85), банком или иной кредитной организацией (ст. 86), а также ответственность за невыполнение законных требований судебного пристава-исполнителя и нарушение законодательства об исполнительном производстве (ст. 87).
Статья 85 упомянутого Закона устанавливает штраф в размере до 200 минимальных размеров оплаты труда за неисполнение без уважительных причин исполнительного документа, обязывающего должника совершить определенные действия или воздержаться от их совершения, в срок, установленный судебным приставом-исполнителем (п. 1). В случае последующего нарушения должником без уважительных причин новых сроков исполнения исполнительного документа размер штрафа каждый раз удваивается (п. 2). В п. 3 названной статьи определено, что при повторном неисполнении без уважительных причин исполнительного документа судебный пристав вносит в соответствующие органы представление о привлечении к административной или уголовной ответственности гражданина или должностного лица, которые в силу своих служебных обязанностей должны исполнить исполнительный документ.
В арбитражный суд должником была направлена жалоба на действия судебного пристава-исполнителя по исполнению исполнительного листа <*>. При ее рассмотрении суд установил, что по условиям достигнутого сторонами мирового соглашения, утвержденного арбитражным судом, должник (ответчик) обязался погасить долг путем передачи векселей. Поскольку векселя не были переданы в обусловленный мировым соглашением срок взыскателю, последний предъявил в подразделение судебных приставов исполнительный лист, на основании которого судебный пристав-исполнитель постановлением возбудил исполнительное производство и предложил должнику в пятидневный срок добровольно передать взыскателю векселя. Указанное требование должником исполнено не было.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 17.10.2001 г. по делу N ИП-36/2001-А11-2646/2000-К1-12/135.

Старший судебный пристав-исполнитель повторно предложил должнику передать векселя взыскателю, установив новый срок передачи векселей. В указанный срок векселя не были переданы взыскателю, в связи с чем судебный пристав-исполнитель вынес постановление о наложении на должника штрафа в размере 200 минимальных размеров оплаты труда <*>.
--------------------------------
<*> Довод должника о невозможности привлечения его к ответственности по истечении двухмесячного срока, установленного п. 1 ст. 13 ФЗ "Об исполнительном производстве" для совершения исполнительных действий, был отклонен по причине того, что данный срок по своей правовой природе не является пресекательным и не прекращает исполнительные действия.

Статья 86 ФЗ "Об исполнительном производстве" предусматривает взыскание с банка или иной кредитной организации, осуществляющих обслуживание счетов должника, штрафа в размере 50 процентов от суммы, подлежащей взысканию за неисполнение требований, содержащихся в исполнительном документе о взыскании денежных средств с должника, при наличии денежных средств на счетах должника <*>.
--------------------------------
<*> Применить к банку (иной кредитной организации) упомянутую санкцию можно в следующем случае. В мировом соглашении была закреплена обязанность одной из сторон перечислить другой стороне мирового соглашения конкретную денежную сумму, и эта обязанность не была добровольно исполнена должником. Впоследствии по предъявлении в банк соответствующего исполнительного листа упомянутая конкретная денежная сумма не была переведена со счета должника на счет взыскателя, при том что на счете первого имелась необходимая денежная сумма.

Согласно п. 1 ст. 87 ФЗ "Об исполнительном производстве" за невыполнение гражданами и должностными лицами законных требований судебного пристава-исполнителя и нарушение законодательства Российской Федерации об исполнительном производстве, а равно за утрату исполнительного документа либо несвоевременное его отправление, представление недостоверных сведений о доходах и об имущественном положении должника виновные граждане и должностные лица подвергаются судебным приставом-исполнителем штрафу в размере до 100 минимальных размеров оплаты труда, а за уклонение без уважительных причин от явки по вызову судебного пристав-исполнителя или к месту совершения исполнительных действий - приводу. В соответствии с настоящей статьей граждане и должностные лица могут быть подвергнуты штрафу за неисполнение любого законного требования судебного пристава-исполнителя по исполнению исполнительного документа и за любое нарушение законодательства об исполнительном производстве <*>.
--------------------------------
<*> Комментарий к Федеральному закону "Об исполнительном производстве" / Под ред. М.К. Юкова и В.М. Шерстюка. М.: Городец, 2000. С. 205.

Таким образом, действующее российское законодательство предусматривает меры публично-правовой ответственности, которые применяются к должнику (а также к иным лицам), по сути, за "сопротивление" принудительной силе государственной власти. Такого рода санкции применяются к нарушителю обязательства, возникшего из мирового соглашения, с целью понудить его к исполнению принятой обязанности. Они выходят за пределы ответственности по гражданско-правовому обязательству, так как являются мерой ответственности участников мирового соглашения не перед контрагентом, а перед государством за нарушение требований публичного порядка.

§ 8.4. Взыскание процентов за пользование чужими денежными
средствами по обязательствам, возникшим из мировой сделки

По денежному обязательству, возникшему из мирового соглашения, может быть применена такая мера, как взимание процентов годовых за неисполнение (просрочку исполнения) денежного обязательства. Речь идет о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами в случае неисполнения должником денежного обязательства, вытекающего из мирового соглашения (ст. 395 ГК РФ) <*>.
--------------------------------
<*> Пункт 2 ст. 156 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" прямо предусматривает, что на непогашенную часть требований кредиторов, подлежащих погашению в соответствии с мировым соглашением в денежной форме, начисляются проценты с даты утверждения мирового соглашения до даты удовлетворения соответствующей части требований кредиторов в размере, установленном п. 2 ст. 95 данного Закона.

Неисполнение или ненадлежащее исполнение должником денежного обязательства из мирового соглашения (по делу искового производства, делу о банкротстве, на стадии исполнения) влечет за собой фактическое пользование должником денежными средствами кредитора. Противоправное поведение, повлекшее фактическое пользование чужими денежными средствами, является основанием для взыскания процентов годовых в соответствии с п. 1 ст. 395 ГК РФ. Эта мера носит гражданско-правовой характер и нацелена на компенсацию финансовых потерь кредитора в случае нарушения должником денежного обязательства, возникшего из мирового соглашения или подтвержденного мировым соглашением.
Необходимо отметить, что момент, с которого допустимо начислять проценты годовых, будет различаться в зависимости от условия опосредующего судебную мировую сделку договора: преобразовательное или подтверждающее.
Если это преобразовательное условие, проценты начисляются с момента истечения срока на добровольное исполнение условия мирового соглашения по уплате денежных средств. В том случае, если это условие подтверждающее, проценты начисляются с момента нарушения денежного обязательства (денежного обязательства, которое признано данным мировым соглашением).
Анализ судебно-арбитражной практики показал, что в большинстве случаев арбитражные суды обоснованно удовлетворяют требования кредиторов о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами в связи с ненадлежащим исполнением должником обязательств из мирового соглашения <*>. Однако в ряде случаев выносимые судебные акты нельзя признать правильными.
--------------------------------
<*> См., например: Постановления Федерального арбитражного суда Уральского округа от 22.03.2001 г. по делу N Ф09-380/01-ГК, от 27.05.2003 г. по делу N Ф09-1269/03-ГК, Постановления Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 24.08.2000 г. по делу N А33-3221/00-С1-Ф02-1689/2000-С2, от 29.06.2000 г. по делу N А33-1917/00-С1-ФО2-1135/00-С2.

Так, в арбитражный суд поступило исковое заявление муниципального унитарного предприятия о взыскании с АО денежных средств по обязательству и процентов за пользование чужими денежными средствам, в обоснование которого истец указал на неисполнение ответчиком денежного обязательства из мирового соглашения <*>. Арбитражный суд отказал в принятии данного искового заявления <**>, ссылаясь на утверждение мирового соглашения по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям; указал, что настоящие требования должны быть рассмотрены в рамках исполнительного производства. Суд апелляционной инстанции поддержал выводы суда первой инстанции.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 10.09.2002 г. по делу N Ф04/3395-423/А75-2002.
<**> Суд отказал в принятии искового заявления, руководствуясь нормами АПК РФ 1995 г. Действующий АПК РФ не предусматривает института отказа в принятии искового заявления.

При рассмотрении жалобы на вынесенные судебные акты суд кассационной инстанции установил, что, обращаясь с настоящим иском, истец ссылался на неисполнение ответчиком утвержденного ранее арбитражным судом мирового соглашения, согласно которому ответчик принял на себя обязанность выплатить имеющуюся задолженность по оплате энергии (денежное обязательство).
Отменяя оспариваемые судебные акты и направляя дело на рассмотрение по существу, суд кассационной инстанции подчеркнул, что в обоснование своих требований о взыскании процентов годовых истец указал не обязательство на подачу энергии, а денежное обязательство из мирового соглашения, неисполняемое ответчиком. Иск о взыскании задолженности по оплате электроэнергии не тождествен иску о взыскании долга по мировому соглашению и процентов за пользование чужими денежными средствами.
Исковое требование кредитора о взыскании с должника процентов годовых за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником денежного обязательства, возникшего из мирового соглашения (или подтвержденного мировым соглашением), является самостоятельным по отношению к спору, который был урегулирован сторонами заключением мирового соглашения. В силу этого требование о взыскании процентов годовых должно быть оформлено соответствующим исковым заявлением и предъявлено в самостоятельном порядке с соблюдением предусмотренных законом требований, в том числе с соблюдением правил подсудности <*>.
--------------------------------
<*> Как было сказано выше, мировое соглашение является взаимным договором, поэтому обычно обязанными по нему являются обе стороны. И вполне допустима ситуация, когда должником, не исполняющим принятые обязанности, является та сторона, которая в процессе, где было заключено мировое соглашение, выступала в качестве истца. В случае местонахождения (места проживания) истца на территории иного субъекта Российской Федерации такой иск рассматривается в другом арбитражном суде, нежели тот, где был рассмотрен иск, по которому было заключено мировое соглашение.

Одним из основных фактов, обосновывающих иск о взыскании процентов годовых, является факт заключения мирового соглашения. Следовательно, для подтверждения своей правовой позиции истцу необходимо представить в суд мировое соглашение, в противном случае иск не может быть признан обоснованным <*>.
--------------------------------
<*> По одному из дел суд кассационной инстанции отменил решение о взыскании основного долга (из мирового соглашения по делу о банкротстве) и процентов за пользование чужими денежными средствами, указав, что в материалах дела отсутствуют документы, свидетельствующие об утверждении мирового соглашения судом, а также сведения о том, какую конкретно задолженность имел ответчик перед истцом на момент заключения мирового соглашения. Данные обстоятельства судом не исследовались и не оценивались, хотя они имеют существенное значение для правильного рассмотрения иска, в том числе и о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами (Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 31.07.2002 г. по делу N А64-3742/01-8).

Важным является то, что требование истца о взыскании основной задолженности по обязательству, возникшему из мирового соглашения или подтвержденному мировым соглашением, не подлежит удовлетворению. Исключением из общего правила являются иски, заявленные на основании мирового соглашения по делам о несостоятельности: ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" предусматривает обращение кредиторов с требованием об исполнении мирового соглашения в исковом порядке <*>.
--------------------------------
<*> Это допускается по той причине, что обязательства из мирового соглашения по делу о несостоятельности не предусматривают принудительное исполнение.

Причина этого кроется в том, что утвержденное арбитражным судом мировое соглашение по делу искового производства или на стадии исполнения судебного акта подлежит принудительному исполнению (при отсутствии добровольного исполнения) по правилам исполнения судебного акта на основании исполнительного документа, что исключает возможность обращения с упомянутым иском.
Вследствие этого удовлетворение подобных исков недопустимо, однако судебно-арбитражная практика свидетельствует о том, что в некоторых случаях имело место положительное решение по иску о взыскании основной задолженности, подтвержденной мировым соглашением <*>. Такая практика, по сути, аналогична удовлетворению тождественного иска - иска о взыскании денежных средств, уже взысканных ранее состоявшимся судебным решением, в случае неисполнения должником вынесенного решения.
--------------------------------
<*> См., например: Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 07.07.2003 г. по делу N А64-3742/01-8.

Взыскание процентов, предусмотренных ст. 395 ГК РФ, допустимо только в том случае, если обязательство должника, вытекающее из мирового соглашения, является денежным <*>. В п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами" <**> (далее - Постановление N 13/14), в частности, указано, что ст. 395 ГК РФ предусматривает последствия неисполнения или просрочки исполнения денежного обязательства, в силу которого на должника возлагается обязанность уплатить деньги; положения данной статьи не применяются к отношениям сторон, если они не связаны с использованием денег в качестве средства платежа, средства погашения денежного долга.

<< Предыдущая

стр. 12
(из 21 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>