<< Предыдущая

стр. 15
(из 21 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Так, пересматривая в порядке надзора дело о взыскании убытков, причиненных ненадлежащим исполнением обязательства, Президиум ВАС РФ установил, что при утверждении мирового соглашения между истцом и одним из ответчиков арбитражный суд в утверждающем мировое соглашение определении сделал вывод об отказе в иске в отношении второго ответчика <*>. Указанное, а также иные нарушения, допущенные судом при утверждении мирового соглашения, повлекли за собой отмену этого определения.
--------------------------------
<*> Постановление Президиума ВАС РФ от 03.11.1998 г. N 3005/98 // Вестник ВАС РФ. 1999. N 2.

В ином случае Президиум ВАС РФ отменил определение об утверждении мирового соглашения, отметив при этом, что суд оставил без внимания участие в деле еще одного ответчика, не подписавшего мировое соглашение <*>.
--------------------------------
<*> Постановление Президиума ВАС РФ от 19.04.2002 г. N 6503/01 // Вестник ВАС РФ. 2002. N 8.

По другому делу арбитражный суд при утверждении мирового соглашения оставил без внимания тот факт, что оно заключено между истцом и лицом, которое стороной по делу не являлось, тогда как ответчик не являлся субъектом мирового соглашения и его не подписывал <*>. Президиум ВАС РФ признал, что утверждение мирового соглашения и прекращение производства по делу в данном конкретном случае произведено без достаточных правовых оснований и направил дело на рассмотрение по существу.
--------------------------------
<*> Постановление Президиума ВАС РФ от 03.04.2001 г. N 715/01 // Вестник ВАС РФ. 2001. N 9.

Другой пример. Отменяя утверждающее мировое соглашение определение суда, суд кассационной инстанции ссылался на то обстоятельство, что мировое соглашение не было подписано вторым ответчиком, который являлся субсидиарным должником, с которого может быть произведено взыскание средств при отсутствии их у первого ответчика <*>.
--------------------------------
<*> Постановления Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 23.01.2002 г. по делу N А05-7084/01-464/21, от 23.01.2002 г. по делу N А05-7083/01-465/21, от 23.01.2002 г. по делу N А05-7082/01-466/21, от 23.01.2002 г. по делу N А05-7081/01-468/21, от 23.01.2002 г. по делу N А05-7080/01-467/21, от 05.03.2001 г. по делу N А56-10737/00.

Допущение мирового соглашения между несколькими лицами (при процессуальном соучастии) диктует следующее правило: мировое соглашение возможно только между противоборствующими сторонами (противниками). Не может быть заключена судебная мировая сделка между несколькими истцами или несколькими ответчиками по одному делу.
Мыслится, что слишком узко понимать под сторонами арбитражного процесса только истца и ответчика: сегодня назрела необходимость рассмотрения вопроса о причислении к сторонам арбитражного процесса также третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, которых ни положения арбитражного процессуального законодательства, ни положения доктрины не относят к сторонам судебного процесса.
В силу ч. 1 ст. 50 АПК РФ третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора, могут вступить в дело до принятия решения арбитражным судом первой инстанции; если оно вступило в дело после начала судебного разбирательства, рассмотрение дела в первой инстанции производится с самого начала.
Предположим, организация, установив, что принадлежащим ей имуществом завладело иное лицо, которое не имеет на то правовых оснований, предъявляет к последнему виндикационный иск (иск не владеющего вещью собственника или иного титульного владельца к незаконно владеющему ею несобственнику). В процессе разбирательства спора в дело вступает иное лицо, представляющее доказательства того, что спорное имущество принадлежит ему, и также заявляющее иск об истребовании того же имущества из чужого незаконного владения (из владения ответчика). Процессуальное положение последнего вступившего в судебный процесс лица - положение третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора <*>.
--------------------------------
<*> Нельзя не подчеркнуть, что ранее действовавшим законодательством для подобных случаев предусматривалась возможность замены истца в процессе, и лишь при несогласии истца на замену его другим лицом третье лицо вступало в процесс в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования на предмет спора (ч. 2 ст. 36 АПК РФ 1995 г.). Действующий АПК РФ не допускает замену истца, а ст. 47 Кодекса предусматривает возможность замены в судебном процессе ненадлежащего ответчика.

Таким образом, два лица, самостоятельно претендующие на один объект, предъявляют требования к одному ответчику; оба этих требования арбитражный суд должен рассмотреть и по каждому из них вынести самостоятельное решение <*>. Следовательно, статус третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, - статус "третьей стороны" в споре.
--------------------------------
<*> Третье лицо, заявляющее самостоятельные требования относительно предмета спора, следует отличать от соистца. Требования соистцов всегда адресованы к ответчику и не исключают друг друга. Иск третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, в отличие от иска соучастников, не может быть заявлен совместно с первоначальным иском; требования истца и третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, направленные на один и тот же объект спора, исключают друг друга; это спор претендентов.

Обладая всеми правомочиями истца, третье лицо, заявляющее самостоятельные требования относительно предмета спора, вправе воспользоваться правами, предоставляемыми ч. 1 ст. 49 АПК РФ (изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований, а также отказаться от иска полностью или частично); оно не лишено права участия в заключении мирового соглашения (ч. 4 ст. 49 АПК РФ).
Третье лицо, заявляющее самостоятельные требования относительно предмета спора, имеет материальную заинтересованность в исходе дела, а его требования носят самостоятельный характер и полностью или в части исключают требования истца. Вследствие этого участие такого лица в мировом соглашении наряду с истцом и ответчиком позволит утверждать о том, что совершаемая сделка будет многосторонней, а не двусторонней (ст. 154 ГК РФ).
Анализ процессуального статуса третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, позволяет утверждать, что названный участник процесса - полноправная сторона судебного разбирательства, обладающая всей совокупностью прав и обязанностей истца. По существу третье лицо, заявляющее самостоятельные требования относительно предмета спора, является самостоятельным истцом; причем единственное, что их различает, - это то, что третье лицо, заявляющее самостоятельные требования относительно предмета спора, вступает в уже начатый истцом процесс <*>.
--------------------------------
<*> С учетом этого законодатель допустил вступление третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, в процесс без соблюдения претензионного или иного досудебного порядка урегулирования спора, если такой порядок предусмотрен для данной категории споров законом или договором (ч. 2 ст. 50 АПК РФ).

Правовой статус третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, существенно отличается от процессуального положения третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, которых в литературе обозначают как "третьих лиц с побочным участием".
В силу ст. 51 АПК РФ участвовать в деле на стороне истца или ответчика может третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, если выносимый судебный акт может повлиять на его права или обязанности по отношению к одной из сторон, то есть основанием для вступления (привлечения) в судебно-арбитражный процесс третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, является его заинтересованность в результатах разрешения спора по причине наличия вероятности в будущем возникновения у него права на иск или предъявления к нему исковых требований со стороны истца или ответчика.
В некоторых случаях при рассмотрении спора становится очевидно, что вынесенное по иску решение в резолютивной части будет содержать вывод, затрагивающий непосредственно права и обязанности третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора. Иными словами, будущее решение будет оказывать воздействие на права и обязанности такого лица не опосредованно, а напрямую. В этой ситуации процессуальный статус третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, нуждается в изменении: такое лицо должно участвовать в процессе в качестве стороны по делу (соистца, соответчика или третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора).
Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, обладает лишь некоторыми правами из числа предоставленных сторонам. Оно не вправе распоряжаться предметом спора и изменять основания или предмет иска, увеличивать или уменьшать размер исковых требований, отказываться от иска, признавать иск, заключать мировое соглашение, предъявлять встречный иск, требовать принудительного исполнения судебного акта (ч. 2 ст. 51 АПК РФ).
С учетом сказанного субъектами мирового соглашения могут выступать только истец, ответчик и третье лицо, заявляющее самостоятельные требования относительно предмета спора <*>.
--------------------------------
<*> Такую точку зрения высказывают Е. Овчинников, А. Зинченко (см.: Овчинников Е., Зинченко А. Мировые соглашения в судебной практике // Советская юстиция. 1978. N 13. С. 9), С. Моисеев (см.: Моисеев С. Мировое соглашение в арбитражном судопроизводстве // Российская юстиция. 1999. N 10), Е.В. Пилехина (см.: Пилехина Е.В. Мировое соглашение в арбитражном суде. Проблемы практики // Арбитражные споры. 2001. N 1 (13)).

Определение действующим процессуальным законодательством столь узкого круга участников судебной мировой сделки основано на следующем. Мировое соглашение как договор должно содержать в себе только условия, которые непосредственно определяют порядок урегулирования конкретного судебного спора между сторонами и порядок добровольного исполнения условий такого урегулирования; мировое соглашение не может включать в себя иные условия (см. об этом § 6.3 настоящей работы). Кроме того, это обусловлено тем, что иные лица, участвующие в деле, в том числе и третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, не участвуют в спорном правоотношении и не имеют по делу материально-правового интереса <*> (о материально-правовом интересе см. § 7.5 настоящей работы).
--------------------------------
<*> Согласно ст. ст. 40, 53 АПК РФ к иным лицам, участвующим в деле, отнесены третьи лица, прокурор, государственные органы, органы местного самоуправления и иные органы, обратившиеся в арбитражный суд с исками в защиту публичных интересов.

Судебная практика обоснованно исходит из невозможности участия в мировом соглашении иных, кроме указанных, лиц.
В частности, в Постановлении по конкретному делу Президиум ВАС РФ прямо указал, что третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований на предмет спора, лишено права на заключение мирового соглашения <*>.
--------------------------------
<*> Постановление Президиума ВАС РФ от 01.07.1997 г. N 2740/96 // Вестник ВАС РФ. 1997. N 10. Аналогичная точка зрения высказана, например, в Постановлении Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 21.05.1997 г. по делу N А56-12827/96.

Еще дореволюционной доктриной признавалось, что гражданское законодательство не должно изменять правил, изложенных в судопроизводственных законах <*>. Вследствие этого круг участников судебной мировой сделки не может быть произвольно расширен за счет лиц, вовсе не участвующих в деле.
--------------------------------
<*> Такой вывод содержит, в частности: Гражданское Уложение. Книга V. Обязательства. Проект Высочайше учрежденной редакционной комиссии по составлению Гражданского Уложения. Том пятый. С объяснениями. СПб.: Государственная типография, 1899. С. 307.

Согласно п. 3 ст. 308 ГК РФ обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон. Следовательно, мировое соглашение не может порождать обязанности для участвующих в деле лиц, которые не вправе выступать субъектами мировых соглашений, а также лиц, вовсе в деле не участвующих. Такая позиция нашла свое подтверждение в одном из постановлений по конкретному делу, рассмотренному Президиумом ВАС РФ.
Президиум ВАС РФ отменил постановление апелляционной инстанции, которым было прекращено производство по делу в связи с утверждением мирового соглашения, указав на неправомерность заключения мирового соглашения с участием третьего лица, не заявлявшего требования на предмет спора, на которое в силу данного мирового соглашения была возложена обязанность по уплате истцу неустойки <*>.
--------------------------------
<*> Постановление Президиума ВАС РФ от 18.12.2001 г. N 5082/01 // Вестник ВАС РФ. 2002. N 5.

Высказываемые в литературе суждения о необходимости наделения третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, правом участвовать в судебной мировой сделке имеют различные обоснования <*>, однако все они опрокидываются следующим тезисом: недопустимо участие в мировой сделке лица, не участвующего в спорном материальном правоотношении, поскольку одним из основных признаков мировой сделки является то, что такая сделка совершается лицами, связанными гражданским правоотношением (см. об этом § 2.1 настоящей работы). Этот вывод в полной мере распространяется как на внесудебную, так и на судебную мировую сделку.
--------------------------------
<*> Например, Р.Е. Гукасян считает, что ликвидация спора между сторонами зависит в том числе и от волеизъявления третьего лица, не заявляющего требований на предмет спора (см.: Гукасян Р.Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве. Саратов: Приволжское книжное издательство, 1970. С. 156). С.А. Моисеев пишет о том, что такое право для третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, необходимо по причине того, что оно "опосредованно может отразиться на их правах и обязанностях" (Моисеев С.А. Принцип диспозитивности арбитражного процесса. Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2001. С. 20). Д.Л. Давыденко говорит о необходимости наделения третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, правом участия в мировом соглашении, по-видимому, не разграничивая понятия "третье лицо" (используемое в гражданском праве) и "третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора" (используемое в процессуальном праве) (Давыденко Д.Л. Мировое соглашение как средство внесудебного урегулирования частноправовых вопросов (по праву России и некоторых зарубежных стран): Диссер. ... канд. юрид. наук. М., 2004).

Вызывает большие сомнения обоснованность позиции, согласно которой при возражениях третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, не допускается утверждение мирового соглашения <*>. Заявленные указанными лицами возражения могут быть учтены судом при оценке мирового соглашения на предмет соответствия критериям действительности и исполнимости. Однако, учитывая, что названные третьи лица не имеют материально-правового интереса, их возражения не могут препятствовать утверждению мирового соглашения между спорящими сторонами, за исключением тех случаев, когда оно напрямую нарушает права или законные интересы первых. При этом доводы о нарушении мировым соглашением их прав и обязанностей должны быть обоснованы и надлежащим образом подтверждены.
--------------------------------
<*> Суждения о необходимости при утверждении мирового соглашения учитывать позицию иных лиц, участвующих в деле, высказывались в Постановлении Федерального арбитражного суда Уральского округа от 27.05.2003 г. по делу N Ф09-1338/2003-ГК.

Необходимо уделить некоторое внимание возможности физических лиц выступать субъектами мировых соглашений, заключаемых в арбитражном суде.
В силу ранее действовавшего арбитражного процессуального законодательства в том случае, если выявлялось, что спор не может быть разрешен без участия физического лица, производство по делу прекращалось по мотиву неподведомственности дела арбитражному суду. С учетом этого, в случае если возникала необходимость в привлечении физических лиц к заключению мирового соглашения (или субъектом мирового соглашения выступало физическое лицо), утверждение такого рода мировых соглашений признавалось неправомерным <*>.
--------------------------------
<*> См., например: Постановление Президиума ВАС РФ от 24.06.1997 г. N 4197/96 // Вестник ВАС РФ. 1997. N 10; от 18.03.1997 г. N 5033/96.

Сегодня к подведомственности арбитражных судов законом отнесено разрешение дел, участниками которых могут выступать граждане. Это, в частности, дела о несостоятельности (банкротстве), дела по спорам о создании, реорганизации и ликвидации организаций и иные дела, названные в ст. 33 АПК РФ. Кроме того, ч. 4 ст. 27 АПК РФ допускает привлечение к участию в деле гражданина, не имеющего статуса индивидуального предпринимателя, в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора.
С учетом того что мировое соглашение заключается сторонами, но не третьими лицами, не заявляющими самостоятельных требований относительно предмета спора, гражданин вправе выступать в качестве субъекта мирового соглашения в тех случаях, когда он является стороной по делу (или имеет процессуальный статус третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора).

§ 10.3. Институты отказа от иска и признания иска,
их соотношение с институтом мировой сделки

Как уже было сказано в предыдущей главе, судебная мировая сделка допустима в тех случаях, когда защита субъективного права может осуществляться лицом самостоятельно - без обращения к уполномоченному органу (то есть способом, для которого возможна неюрисдикционная форма, как, например, признание права, взыскание убытков и т.д.). Судебная мировая сделка невозможна в тех случаях, когда защита права может производиться только в юрисдикционной форме уполномоченным органом (см. об этом подробнее § 1.4, 9.1 настоящей работы).
Вследствие этого урегулировать спор или ликвидировать иную правовую неопределенность мировым соглашением сами стороны не вправе в тех случаях, когда существо заявленного иска предусматривает его разрешение только путем вынесения суждения уполномоченным органом (судом) и не допускает урегулирование спора путем совершения сторонами спорного правоотношения гражданско-правовой сделки (мировой сделки). К таким искам, как указывалось ранее, относятся иски о признании оспоримой сделки недействительной и применении последствий ее недействительности; о признании права собственности; о применении последствий недействительности ничтожной сделки; о признании недействительным решения собрания акционеров или решения совета директоров; о присуждении к исполнению обязанности в натуре и т.д.
Следовательно, подобные споры могут быть только разрешены судебными органами, но не урегулированы сторонами. Заинтересованное лицо вправе лишь решить вопрос, заявлять ему соответствующее исковое требование или нет, отказаться ему от иска (для ответчика - признать иск) или не совершать такого действия.
В силу сказанного наряду с судебной мировой сделкой, являющейся, по сути, согласованным отказом от судебной защиты, в качестве одностороннего отказа от судебной защиты могут выступать:
- отказ от иска (одностороннее действие истца);
- признание иска (одностороннее действие ответчика) <*>.
--------------------------------
<*> Важность последствий такого процессуального действия обусловливает то, что представитель стороны должен быть наделен полномочиями на полный или частичный отказ от исковых требований (признание иска) от имени представляемого лица, что специально оговаривается в доверенности, выдаваемой представляемым, или в ином документе, подтверждающем полномочия представителя (ч. 2 ст. 62 АПК РФ).

Как и предъявление иска <*>, указанные действия можно рассматривать с различных позиций. Отказ от иска и признание иска выступают одновременно в качестве одностороннего отказа от судебной защиты прав (и влекут в этом качестве правовые последствия в материальной сфере сторон) и как процессуальное действие (которое влечет последствия непосредственно для судебного процесса). Такого взгляда на двойственную природу названных институтов придерживается, в частности, М.А. Гурвич, понимая под отказом от иска высказанное на суде безоговорочное отречение истца от судебной защиты искового требования, направленное на прекращение возбужденного истцом процесса, а под признанием иска - высказанное на суде безоговорочное согласие ответчика на удовлетворение искового требования, направленное на окончание процесса путем вынесения благоприятного для истца судебного решения <**>.
--------------------------------
<*> Иск (исковое требование) можно определить как адресованное суду требование о государственном принуждении, облаченное в специально предусмотренную законом форму искового заявления, содержащего собственно материально-правовое требование лица, обращенное к лицу, привлекаемому к ответу. Предъявление иска можно одновременно рассматривать как: (1) средство защиты субъективного материального права, осуществляемой в специально предусмотренной процессуальной форме; (2) процессуальное действие, которое имеет императивно установленную законом форму и содержание; (3) юридический факт материального права (в соответствии со ст. 203 ГК РФ предъявление иска в установленном порядке прерывает течение срока исковой давности); (4) юридический факт процессуального права (выступает основанием для возбуждения судебного производства). Подробнее позиция автора настоящей работы изложена в кн.: Рожкова М.А. Основные понятия арбитражного процессуального права. М.: Статут, 2003.
<**> См.: Советский гражданский процесс / Под ред. Гурвича М.А. М.: Высшая школа, 1975. С. 124.

Рассмотрим вначале отказ от иска и признание иска как юридический факт процессуального права.
С точки зрения теории процессуального права отказ от иска и признание иска представляют собой действия одной стороны процесса, направленные на окончание процесса по делу <*>. При этом отказ от иска направлен на окончание производства по делу без вынесения решения по существу дела, а признание иска - с вынесением решения по существу дела, причем в пользу истца.
--------------------------------
<*> Как отказ от иска, так и признание иска могут быть частичными (если исковое требование является делимым) и полными. Приняв частичный отказ от иска (частичное признание иска), суд относительно исковых требований в остальной части доводит судебное разбирательство до конца и выносит соответствующее решение.

В случае отказа от иска правовая неопределенность (спор) ликвидирована не будет, а производство по делу будет прекращено по самостоятельному основанию (в силу п. 4 ч. 1 ст. 150 АПК РФ производство по делу подлежит прекращению, если истец отказался от иска и отказ принят арбитражным судом). При этом заинтересованная сторона утрачивает право на обращение в суд с тождественным иском (иском с тем же предметом, по тем же основаниям, с теми же сторонами).
Признание иска влечет иные последствия: приняв признание иска ответчиком, суд удовлетворяет заявленный иск только на основании его признания ответчиком, о чем в соответствии с требованиями ч. 4 ст. 170 АПК РФ указывает в мотивировочной части решения.
В силу ч. 5 ст. 49 АПК РФ арбитражный суд не принимает отказ истца от иска и признание ответчиком иска, если это противоречит закону или нарушает права других лиц, - в этих случаях суд рассматривает дело по существу. Учитывая, что процессуальные нарушения, препятствующие принятию судом отказа от иска или признания иска, вряд ли возможны, можно утверждать, что в качестве препятствия к принятию отказа от иска или признания иска могут рассматриваться только нарушения материального права, допускаемые лицом, которое совершает любое из названных действий. В силу сказанного интерес представляет материально-правовая природа отказа от иска и признания иска.
С материально-правовой позиции отказ от иска/признание иска следует рассматривать как одностороннее волеизъявление стороны, не требующее согласования с другой стороной. Материально-правовое значение отказа от иска и признания иска одинаково: отказываясь от иска, истец отказывается от судебной защиты; признавая иск, ответчик также отказывается от судебной защиты.
В литературе можно встретить указание на то, что, "когда судом установлено наличие субъективных прав истца, отказ от иска означает не только потерю истцом прав на материальный объект иска, но и ликвидацию возникшего процесса" <*>, а также выводы о том, что истец отказывается от иска, "свободно распорядившись принадлежащим ему материальным правом в пользу ответчика" <**>. В некоторых случаях признание иска рассматривается как "добровольный отказ ответчика от принадлежащего ему субъективного права в пользу истца" <***>, то есть отказ от иска (признание иска) фактически приравнивается к добровольному отказу от субъективного права в пользу противной стороны.
--------------------------------
<*> Тупичев М. Отказ от иска и мировое соглашение как основание прекращения производства по делу // Советская юстиция. 1963. N 23. С. 9.
<**> Гражданское процессуальное право России / Под ред. Шакарян М.С. М.: Былина, 1998. С. 167.
<***> Гражданский процесс / Отв. ред. Ярков В.В. М.: БЕК, 1999. С. 260.

Такое понимание существа упомянутых действий не может не вызвать возражения, поскольку отказ от иска (признание иска) подразумевает отказ от судебной защиты, но не от самого субъективного гражданского права. Вместе с тем понятна логика указанного утверждения: отказываясь от иска (признавая иск), лицо тем самым признает правоту противной стороны, признает принадлежность спорного права другой стороне. Например, истец, требовавший признания за ним права собственности на имущество, убедился в наличии у ответчика всех необходимых правоподтверждающих документов. Отказываясь от иска, истец фактически признает за ответчиком спорное право.
Но далеко не во всех случаях отказ от иска (признание иска) представляет собой признание истцом необоснованности собственных требований (признание ответчиком правомерности требования истца).
Зачастую такие действия истца или ответчика продиктованы иными причинами <*>. Так, истец, подавший иск о расторжении договора купли-продажи имущества ввиду обнаруженных в нем недостатков, отказывается от иска, когда выяснилась возможность устранения выявленных недостатков. Таким образом, истец отказался от судебной защиты по причине отпадения необходимости в государственном принуждении. Другой пример. Истец, требующий взыскания задолженности с ответчика, получил искомое - ответчик до вынесения решения по делу исполнил денежное обязательство, - и продолжение судебного процесса потеряло для истца смысл, в результате чего он отказался от иска. Схожий случай будет иметь место, если истец уменьшил исковые требования и ответчик в указанном размере готов их удовлетворить, признав иск <**>. Иной пример. Ответчик признал исковые требования истца о возмещении убытков, руководствуясь желанием сохранить деловую репутацию, сохранить "лицо фирмы". Признание иска может быть продиктовано и нежеланием вступать в конфликтные отношения с истцом, осложнять их.
--------------------------------
<*> Мотивы истца могут быть самыми разнообразными: он может считать, что впоследствии сможет урегулировать имеющийся спор собственными силами; он может обнаружить, что заявил иск до наступления срока исполнения обязательства; он может отказаться от иска по причине добровольного исполнения ответчиком обязанности или в надежде на обещание ответчика добровольно исполнить требования и т.д. Мотивы ответчика, признающего иск, также различаются: например, он может быть заинтересован в прекращении судебного процесса из нежелания нанести ущерб своей деловой репутации и т.п.
<**> Рассматривая подобную ситуацию (истец уменьшает исковые требования, а ответчик выражает готовность к погашению долга), Ф.А. Демьяненко отмечает, что эта ситуация похожа на ситуацию, возникающую при заключении мирового соглашения, но здесь есть лишь односторонняя уступка со стороны истца (см.: Демьяненко Ф.А. Мировое соглашение и его последствия // Законодательство и экономика. 1998. N 12. С. 31). Думается, непосредственно в рассматриваемом выше случае было бы более точно говорить о последовательных односторонних действиях участников процесса, которые в совокупности не составляют мировую сделку, поскольку здесь только внешнее совпадение воли сторон.

Таким образом, в большинстве случаев отказ от иска/признание иска вовсе не равнозначно отказу от субъективных прав. Такого мнения придерживался Б.В. Попов, указывая, что, если из прошения или из слов истца явствует только его намерение отказаться от процесса, но не прослеживается воля его отказаться вместе с тем и от материального права, следует толковать смысл такого ходатайства ограничительно <*>.
--------------------------------
<*> См.: Попов Б.В. Мировая сделка, прекращение дела и судебное решение // Вестник права. 1915. N 30. С. 870.

В любом из рассмотренных выше случаев отказ от иска (признание иска) есть действие субъекта права, которое он совершает, свободно распоряжаясь правом на защиту. Можно определить отказ от иска (признание иска) как одностороннее действие стороны процесса, которое носит безвозмездный характер и по общему правилу не оказывает влияние на материальные права и обязанности совершающего его лица, исключая случаи, когда лицо прямо заявляет иное.
Вывод об одностороннем характере указанных действий не позволяет согласиться с утверждением Р.Е. Гукасяна о том, что общим между мировым соглашением, отказом от иска и признанием иска является то, что они служат процессуальной формой фактического примирения сторон <*>. Хотя дальнейшие его умозаключения о том, что отказ от иска и признание иска представляют собой акты распоряжения процессуальными правами, а в некоторых случаях и правами материальными, возражений не вызывают.
--------------------------------
<*> См.: Гукасян Р.Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве. Саратов: Приволжское книжное издательство, 1970. С. 133.

В отличие от АПК РФ 1995 г. <*>, действующий АПК РФ предусматривает, что истец вправе отказаться от иска, а ответчик - признать иск на любой стадии процесса до вынесения соответствующей инстанцией (апелляционной, кассационной, надзорной) окончательного судебного акта.
--------------------------------
<*> АПК РФ 1995 г. предусматривал, что отказаться от иска истец вправе только в первой инстанции - до принятия решения арбитражным судом, тогда как признание иска допускалось в любой инстанции. Такое положение, конечно, существенно ограничивало права истца по сравнению с правами ответчика. Кроме того, зачастую суды отказывали в утверждении мирового соглашения, по условиям которого истец отказывался от иска, если такое мировое соглашение заключалось на стадии апелляционного, кассационного либо надзорного производства (см., например: Постановления Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 22.05.2001 г. по делу N А56-2738/00, от 02.07.2001 г. по делу N А56-875/01).

Достаточно часто одностороннее действие - отказ от иска или признание иска - стороны оформляют мировым соглашением.
Например, по условиям мирового соглашения истец отказывался от иска в полном объеме <*>. Суд, в свою очередь, утвердил такое "мировое соглашение", нимало не задумываясь о том, можно ли рассматривать такое одностороннее действие в качестве гражданско-правовой сделки.
--------------------------------
<*> Постановления Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 19.03.1999 г. по делу N А19-4733/98-22-Ф02-1217/98-С2, по делу N А19-4732/98-22-Ф02-1216/98-С2. Подобное соглашение было утверждено в качестве мирового соглашения по делу N А56-1630/03.

Еще более интересным является "мировое соглашение", заключенное в суде кассационной инстанции, по которому истец отказался от иска, а ответчик - от встречного иска <*>. Думается, в этом случае нет оснований рассматривать односторонние действия сторон процесса, направленные на его окончание, как мировое соглашение. Здесь в наличии именно два отказа от иска, это только внешнее совпадение воли сторон.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 22.09.2003 г. по делу N А56-1400/03.

В судебно-арбитражной практике имеет место и иная позиция, согласно которой признается недопустимым заключение мирового соглашения, предмет которого - отказ от иска или признание иска.
Так, по одному из дел суд кассационной инстанции признал не соответствующим закону мировое соглашение, по условиям которого истец отказывался от иска, взамен чего ответчик передавал ему спорное помещение <*>. Обосновывая свой вывод, суд кассационной инстанции указал, что при утверждении мирового соглашения суд не учел, что отказ от иска является самостоятельным основанием для прекращения производства по делу и не может включаться в мировое соглашение в качестве одного из условий, а кроме того, наличие такого условия в мировом соглашении практически обязывает истца отказаться от своих требований, что является нарушением норм АПК РФ, предусматривающих право заинтересованных лиц на обращение в арбитражный суд.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 17.06.1998 г. по делу N Ф09-454/98-ГК.

Думается, отказ от иска и признание иска могут трансформироваться из одностороннего безвозмездного действия стороны процесса в предмет взаимной возмездной сделки - судебной мировой сделки. Представляются ошибочными позиция допущения "мировых соглашений", оформляющих такое одностороннее действие стороны процесса, как отказ от иска при отсутствии встречного предоставления с другой стороны сделки, и прямо противоположная позиция недопущения мирового соглашения, одним из условий которого является отказ от иска (или признание иска).
Согласно п. 1 ст. 423 ГК РФ договор, по которому сторона должна получить плату или иное встречное предоставление за исполнение своих обязанностей, является возмездным. В силу п. 3 названной статьи ГК РФ договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. Стороны мирового соглашения могут предоставить имущество и уплатить деньги <*>, отказаться от осуществления права или подтвердить право, отказаться от произведения действий или, напротив, согласиться произвести действие и т.д.
--------------------------------
<*> Тютрюмов писал, что, получая вознаграждение за отказ от права на спорное имущество, сторона получает известную сумму денег, но эта сумма не есть цена имущества, а цена отступления от спора (см.: Гражданское Уложение. Проект Высочайше учрежденной редакционной комиссии по составлению Гражданского Уложения. Том второй / Под ред. И.М. Тютрюмова. СПб., 1910. С. 1200).

Так, по условиям мирового соглашения истец отказался от иска о понуждении ответчика исполнить обязательство в натуре, взамен чего ответчик принял на себя обязанность отозвать из другого арбитражного суда иск к истцу по настоящему делу о возврате неосновательно приобретенного имущества <*>.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 23.10.2000 г. по делу N А43-2074/00-20-57.

Таким образом, возмездность мирового соглашения подразумевает под собой осуществление сторонами взаимного предоставления, эквивалентность которого целиком зависит от их усмотрения.
С учетом вышесказанного, в случае если сторонами подписан договор, по условиям которого одна сторона совершает отказ от иска при отсутствии признаков возмездности такого действия, - это одностороннее действие стороны процесса, только оформленное договором-документом. Несмотря на такое оформление этого одностороннего действия, оно не может рассматриваться как судебная мировая сделка и, оформленное договором, не подлежит утверждению судом в качестве мирового соглашения.
Для мировой сделки (в том числе судебной мировой сделки) характерно то, что каждый из ее участников имеет как права, так и обязанности, выступая одновременно и в роли должника, и в роли кредитора. Из мирового соглашения возникают обязательства, именуемые взаимными (двусторонними) обязательствами <*> (см. об этом § 2.4 настоящей работы).
--------------------------------
<*> По одному из дел арбитражный суд отказал в утверждении мирового соглашения по причине того, что это соглашение содержало условие о признании ответчиком иска, но не содержало уступок со стороны истца, который, заменив требование о взыскании неустойки на требование о взыскании убытков в той же сумме, фактически не предоставил ответчику никаких уступок (Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 25.06.2002 г. по делу N Ф08-2184/2002).

По условиям мирового соглашения взаимные обязательства могут подлежать встречному исполнению, которое должно производиться одной из сторон лишь после того, как другая сторона исполнила свое обязательство (п. 1 ст. 328 ГК РФ). Такое условие о последовательном, а не об одновременном исполнении обязательств способно защитить права стороны мирового соглашения при отсутствии механизма принуждения другой стороны к исполнению мирового соглашения.
Например, стороны договариваются о том, что истец принимает на себя обязанность отказаться от иска, а ответчик - уплатить истцу конкретную денежную сумму. Нельзя не учитывать, что ответчик может быть принужден к исполнению принятой обязанности на основании исполнительного документа, тогда как в отношении истца такое принуждение недопустимо по причине отсутствия в законе способов принуждения к исполнению истцом такой обязанности. В силу этого стороны вправе установить в мировом соглашении условие о встречном исполнении: ответчик исполняет принятые обязанности после того, как истец произведет обусловленное мировым соглашением действие. В рассмотренном договоре имеет место условная правовая зависимость действий сторон (об эквивалентности взаимных предоставлений, а также о синаллагматической, условной и каузальной правовой зависимости действий сторон см. подробнее § 2.4 настоящей работы).
Следовательно, если из представленного на утверждение суда договора сторон следует, что им предусматривается только одностороннее действие - отказ истца от иска, - суд при отсутствии противоречия закону должен прекратить судебное разбирательство по мотиву отказа истца от иска и принятия этого отказа арбитражным судом (на основании п. 4 ч. 1 ст. 150 АПК РФ). В подобном случае суд не должен утверждать мировое соглашение <*>.
--------------------------------
<*> Аналогичные действия осуществляются судом в случае, если оформлен договором (мировым соглашением) отказ взыскателя от взыскания, - суд прекращает исполнительное производство на основании п. 1 ст. 23 ФЗ "Об исполнительном производстве", то есть по причине отказа взыскателя от взыскания. Мировое соглашение в таком случае утверждению не подлежит.

Другой подход необходим для случаев, когда содержание судебной мировой сделки исчерпывается признанием ответчиком иска, что согласовано сторонами и оформлено договором-документом (мировым соглашением).
Однозначно отвергать возможность совершения такого мирового соглашения представляется неправильным, поскольку, как указывалось выше, допустимо заключение опосредующего мировую сделку договора, который включает в свое содержание подтверждающие условия. Примеров таких судебных мировых сделок судебно-арбитражная практика дает множество.
Так, из условий мирового соглашения, утвержденного судом, следует, что ответчик полностью признает исковые требования истца в увеличенном истцом размере и обязуется удовлетворить их <*>. При рассмотрении дела в кассационной инстанции суд признал данное мировое соглашение не соответствующим требованиям закона, указав, что признание ответчиком иска влечет вынесение решения об удовлетворении иска, в частности о взыскании отыскиваемых денежных сумм, а не утверждение мирового соглашения.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 12.09.2001 г. по делу N КГ-А40/4917-01.

Думается, в рассмотренном случае решение суда кассационной инстанции не является верным, однако нельзя вместе с тем не признать трудность разграничения в таких условиях признания иска как одностороннего действия и мирового соглашения, одним из условий которого является признание иска.
Представляется, что критерием для такого разграничения будет указание на обязанность, прямо вытекающую из признания иска.
Если из представленного документа вытекает только факт признания иска ответчиком, то такой документ вне зависимости от оформления его односторонним ходатайством ответчика или договором-документом сторон следует рассматривать в качестве одностороннего действия ответчика. В этом случае суд принимает признание иска ответчиком, если оно не противоречит закону, и удовлетворяет исковое требование - выносит решение по существу.
Напротив, если из представленного сторонами договора-документа вытекает, что ответчик не только признает иск (подтверждающее условие), но и принимает на себя обязанность, например, погасить задолженность в признанной им сумме в конкретный срок, специально согласованный сторонами, или передать указанное в договоре имущество способом и в сроки, установленные в договоре (преобразовательные условия), то в этом случае представленный договор есть мировое соглашение даже при отсутствии прямо закрепленного условия о встречном представлении со стороны истца. Такой вывод не является исключением из общего правила - в рассматриваемом случае действия сторон находятся в каузальной (причинной) зависимости от уже совершенного действия истца (кредитора), выразившейся в исполнении обязательства (об эквивалентности взаимных предоставлений, а также о синаллагматической, условной и каузальной правовой зависимости действий сторон см. подробнее § 2.4 настоящей работы). Суд должен анализировать и утверждать такое мировое соглашение по общим правилам.
С учетом вышесказанного представляется бесспорной допустимость утверждения судом мирового соглашения, если отказ от иска (признание иска) осуществляется стороной на возмездной (взаимной) основе. Иными словами, если отказ от иска (признание иска) заявляется в соответствии с совершенной сторонами сделкой и на взаимной (возмездной) основе, то его следует рассматривать не как одностороннее действие стороны, но в качестве предмета мирового соглашения <*>.
--------------------------------
<*> В ч. 2 ст. 140 АПК РФ перечислены условия, которые могут содержаться в мировом соглашении. Среди них: условия об отсрочке и рассрочке исполнения обязательств ответчиком, о признании долга и т.д. Условие об отказе истца от иска не включено в данный перечень, однако с учетом того, что упомянутый перечень является открытым, как представляется, нет никаких оснований для вывода о невозможности включения названного условия в мировое соглашение. Требования АПК РФ, предъявляемые к содержанию мирового соглашения и формулировке его условий, не являются "жесткими" (императивными), что позволяет сторонам самостоятельно определять условия заключаемого ими договора, опосредующего мировое соглашение.

Например, ответчик признает исковые требования в части взыскания основного долга, которые он обязуется исполнить в оговоренные в мировом соглашении сроки, тогда как истец, в свою очередь, отказывается от взыскания неустойки <*>, либо пеней <**>, либо процентов за пользование чужими денежными средствами <***>. Судебно-арбитражная практика обнаруживает достаточно большое количество мировых соглашений, предметом которых выступает отказ от иска либо признание иска.
--------------------------------
<*> См., например: Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 09.04.1998 г. по делу N А33-1808/97-С1-Ф02-292/98-С2(5/17).
<**> См., например: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 10.02.2000 г. по делу N А56-18215/99.
<***> Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 22.03.2001 г. по делу N А65-10863/00-СГ1-13.

Имеют широкое распространение в судебной практике и мировые соглашения следующего содержания: истец отказывается от притязания на конкретное имущество, а взамен ответчик выплачивает ему денежную сумму либо истец отказывается от иска об изменении или расторжении договора, согласившись на предложение ответчика о погашении имеющейся задолженности.
Так, комитет по управлению городским имуществом обратился к обществу с иском о взыскании задолженности по арендной плате и пеней, а также о расторжении договора аренды <*>. В процессе разрешения спора сторонами было заключено мировое соглашение, утвержденное арбитражным судом, по условиям которого ответчик обязался добровольно погасить задолженность и выплатить пени по договору аренды, а истец отказался от иска о взыскании долга, пеней и расторжении договора.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 28.08.2000 г. по делу N А56-10833/00.

Таким образом, если после возбуждения судебного процесса по спору истец и ответчик пришли к выводу о необходимости заключения взаимной возмездной сделки, в силу которой истец откажется от иска (ответчик признает иск), то они заключают мировое соглашение. Это мировое соглашение представляется на утверждение суда. Если стороны совершили мировую сделку в период реального существования производства по делу искового производства, но договорились не раскрывать ее совершение перед судом, то риск негативных последствий ее совершения и исполнения несут сами стороны <*>.
--------------------------------
<*> Аналогичные последствия наступят и в том случае, если суд был уведомлен о состоявшейся между сторонами внесудебной мировой сделке, но не утверждал ее по правилам, предусмотренным законодательством. Так, при рассмотрении одного из дел Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа (дело N Ф04/1975-339/А70-2002) прекратил производство по кассационной жалобе, указывая, что сторонами было заявлено письменное ходатайство об оставлении без рассмотрения кассационной жалобы по причине достижения сторонами мирового соглашения, согласно которому ответчик выплачивает истцу определенную сумму, а истец, в свою очередь, отказывается от заявленных исковых требований в полном объеме. С учетом того что стороны не заявляли об утверждении мирового соглашения, суд признал ходатайство ординарным отказом от кассационной жалобы и прекратил производство по ней в кассационной инстанции.

Предположим, после возбуждения производства по делу стороны заключили внесудебную мировую сделку (без ее утверждения судом), согласно которой истец обязался отказаться от иска, а ответчик - передать взамен конкретное имущество. Истец исполнил принятое обязательство и заявил ходатайство об отказе от иска, которое было принято судом. Однако ответчик повел себя не в соответствии с принятыми обязанностями и отказался передавать истцу обусловленное договором имущество. В данных обстоятельствах истец, во-первых, утратил возможность повторного обращения в суд за защитой субъективного гражданского права и, во-вторых, не вправе требовать от ответчика исполнения по не утвержденному судом мировому соглашению - такой договор не может рассматриваться как заключенный (о форме мирового соглашения см. § 5.3 настоящей работы).

§ 10.4. Допустимость применения исковой давности
при совершении судебной мировой сделки

В заключение настоящей главы хотелось бы уделить некоторое внимание вопросам, связанным с применением правил об исковой давности.
Статья 195 ГК РФ раскрывает сущность исковой давности: исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. Следовательно, по истечении соответствующего срока потерпевшая сторона лишается возможности требовать в суде защиты нарушенного права.
Общим правилом является то, что исковая давность может применяться только по требованию стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Заявление стороны в споре о применении срока исковой давности является основанием для отказа в иске при условии, что оно сделано на любой стадии процесса до вынесения решения судом первой инстанции и пропуск указанного срока подтвержден материалами дела <*>.
--------------------------------
<*> Пункт 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28.02.1995 г. N 2/1 // Вестник ВАС РФ. 1995. N 5.

Истечение срока исковой давности является основанием для отказа в иске, то есть данное правило обязательно для суда при рассмотрении спора по существу и наличии заявления другой стороны об истечении давности.
Стороны, ликвидирующие возникший между ними спор о праве посредством заключения судебной мировой сделки, не связаны данным правилом, а исполнение обязанности, возникшей из мирового соглашения, которое заключено по истечении срока исковой давности, не наделяет должника правом требовать исполненного обратно (вне зависимости от того, знало или не знало это лицо об истечении давности), то есть заключение мирового соглашения за пределами срока исковой давности не влечет его недействительность и не является основанием для оспаривания действительности мирового соглашения. Утверждая такое мировое соглашение, суд не нарушает требований закона. Такой вывод находит свое подкрепление в судебной практике.
По одному из дел о взыскании задолженности и процентов за пользование чужими денежными средствами сторонами было заключено мировое соглашение, по которому ответчик обязался погасить имеющуюся задолженность в соответствии с установленным графиком, а истец отказался от взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами и принял на себя обязанность по оплате государственной пошлины <*>.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 02.08.2002 г. по делу N А68-56/2-02.

Впоследствии ответчик обжаловал определение арбитражного суда об утверждении мирового соглашения, ссылаясь на недействительность мирового соглашения по причине его заключения после истечения срока исковой давности. Суд отклонил довод ответчика о недействительности мирового соглашения, указав, что в соответствии со ст. 199 ГК РФ исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения, тогда как ответчик в суде первой инстанции о пропуске срока исковой давности не заявлял.

Глава 11. СУДЕБНЫЕ МИРОВЫЕ СДЕЛКИ
ПРИ ИСПОЛНЕНИИ СУДЕБНОГО АКТА

§ 11.1. Допустимость мирового соглашения после
вступления в законную силу судебного акта

По римскому праву мировая сделка не могла обессилить вынесенное судебное решение, вступившее в законную силу. Общепризнанным было мнение, что мировая сделка недействительна там, где дело окончательно решено судом. Об этом писал, в частности, В.М. Хвостов: по римскому праву мировая сделка не могла отменять решение суда <*>.
--------------------------------
<*> См.: Хвостов В.М. Система римского права. Учебник. М.: Спарк, 1996. С. 211.

По утверждению С.В. Пахмана, и в обычном русском праве в большинстве случаев примирение не допускается после постановления судебного решения, однако в некоторых местностях отступают от этого правила, в том смысле, что "мировая подкладка" могла иметь место и после постановления судебного решения <*>.
--------------------------------
<*> Вывод С.В. Пахмана, сделанный в работе "Обычное гражданское право России" (Т. 1. С. 407 - 408), цит. по кн.: Гражданское Уложение. Книга V. Обязательства. Проект Высочайше учрежденной редакционной комиссии по составлению Гражданского Уложения. Том пятый. С объяснениями. СПб.: Государственная типография, 1899. С. 306.

Развитие гражданского оборота выявило необходимость в заключении "мировой подкладки" и привело к тому, что российское законодательство стало включать положения, допускающие ее совершение после вступившего в законную силу судебного решения. Такое правило было предусмотрено в проекте Гражданского уложения: ст. 2576 закрепляла правило о том, что мировая сделка может быть заключена как до предъявления иска, так и во время производства судебного дела и даже по вступлении решения в законную силу, если обеим сторонам известно о состоявшемся решении. Статья 1054 проекта Устава гражданского судопроизводства прямо закрепила возможность заключения мировой сделки как во время производства дела, так и по вступлении решения в законную силу, развивая тем самым ст. 1357 Устава гражданского производства, допускавшую заключение мировой сделки во всяком положении дела.
Упомянутое положение находило поддержку у теоретиков.
Так, К. Анненков подчеркивал, что мировая сделка возможна и после постановления решения по делу, которое "мировой сделкой и уничтожается (реш. 1870 года, N 61), даже и в том случае, когда бы оно вступило в законную силу (реш. 1875 года, N 530)" <1>. Г. Дернбург соглашался с тем, что неформальная мировая сделка может отменить последствия судебного решения, вступившего в законную силу <2>. К.П. Победоносцев допускал заключение мировой сделки по вступившему в силу решению при условии, что стороны знали о состоявшемся решении <3>. В.Л. Исаченко подчеркивал, что стороны вправе прекратить мировой сделкой спор, по которому вынесено окончательное решение, и суд не вправе уклониться от принятия их мировой сделки <4>. О допустимости мирового соглашения после вступления решения в законную силу говорили И.М. Тютрюмов <5>, И.Е. Энгельман <6>.
--------------------------------
<1> Анненков К. Опыт комментария к Уставу гражданского судопроизводства. Том VI. СПб., 1887. С. 229.
<2> См.: Дернбург Г. Пандекты. Том второй. Обязательственное право. М., 1911. С. 286.
<3> К.П. Победоносцев указывал, что мировая сделка "по предмету, решенному окончательным (не подлежащим обжалованию) судебным приговором, не имеет действительности, если стороны не знали о состоявшемся уже в эту пору приговоре; если же он был им известен, то от них зависят взаимные уступки интересов при его исполнении" (Победоносцев К.П. Курс гражданского права: в трех томах. Том 3 / Под ред. В.А. Томсинова. М.: Зерцало (Русское юридическое наследие), 2003. С. 183).
<4> Указанный вывод В.Л. Исаченко содержится в работе "Особые производства" (ссылка дана по кн.: Тютрюмов И.М. Устав гражданского судопроизводства с законодательными мотивами, разъяснениями правительствующего Сената и комментариями русских юристов. В 2-х томах. Петроград: Законоведение, 1916. С. 2030).
<5> Гражданское Уложение. Проект Высочайше учрежденной редакционной комиссии по составлению Гражданского Уложения / Под ред. И.М. Тютрюмова. Том второй. СПб., 1910. С. 1197.
<6> См.: Энгельман И.Е. Курс русского гражданского судопроизводства. Юрьев, 1912. С. 447.

Г.Ф. Шершеневич, напротив, считал, что допустима мировая сделка, когда дело прошло рассмотрение первых двух инстанций - сомнительность права в этом случае еще не устранена, "так как, обжалованное в кассационном порядке, оно может привести к обратным результатам. Если же дело окончательно решено, без возможности его перевершения, то оно не может служить основанием для мировой сделки" <*>.
--------------------------------
<*> Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Тула: Автограф, 2001. С. 446. Это утверждение Г.Ф. Шершеневича основано на умозаключении, что мировая сделка относительно прав, не возбуждающих никакого сомнения, не теряет своей силы договора, но утрачивает значение мировой сделки и принимает дарственный характер.

Возразить суждению Г.Ф. Шершеневича можно, опираясь на умозаключения Б.В. Попова, который не соглашался с позицией, согласно которой судебное решение первой или апелляционной инстанций условно разрешает дело, оставляя определенную сомнительность правоотношения. Б.В. Попов подчеркивал, что "суд не решает в одной инстанции начерно,.. а в другой уже - набело. Пересмотр есть нечто исключительное, ненормальное и непредвиденное, подобно тому, как ненормальна и непредвиденна сама судебная ошибка... Нет, решение и низшей инстанции есть во всех отношениях полноправное; законодатель не рассчитывает свою систему инстанций на его непременный пересмотр, напротив, думает, что большинство тяжущихся удовлетворится этим первым и единственным решением" <*>.
--------------------------------
<*> Попов Б.В. Мировая сделка, прекращение дела и судебное решение // Вестник права. 1915. N 29. С. 843.

Т.М. Яблочков в дискуссии с Б.В. Поповым <*> не соглашался с позицией последнего в отношении недопустимости заключения судебной мировой сделки в промежуток с момента вынесения судебного решения до момента вступления его в законную силу (см. об этом в § 9.2 настоящей работы). Т.М. Яблочков отмечал невозможность отказа от судебного решения, поскольку судебное решение представляет собой ответ суда на вопрос тяжущихся в отношении спорного права, "и от этого ответа нельзя уклониться, раз он дан. Но иное дело, если тяжущийся или тяжущиеся отказываются (при прочих законных условиях этого акта) от ДАЛЬНЕЙШЕГО ПРОИЗВОДСТВА органа государственной власти,.. конечно, КОСВЕННО устраняется бывшая деятельность суда. Но принципиально все же здесь мы имеем не разрушение работы суда, как ЦЕЛЬ деятельности сторон, а - первым делом - ПРЕДОТВРАЩЕНИЕ БУДУЩЕЙ РАБОТЫ, - что является вполне законным и желательным" <**> (выделено автором. - М.Р.).
--------------------------------
<*> Т.М. Яблочковым и Б.В. Поповым обосновывались две противоположные концепции в отношении силы судебного решения. Дискуссия по этому вопросу велась между названными учеными на страницах периодических изданий (см.: Яблочков Т.М. Суд правый, милостивый // Юридический вестник. 1915. Кн. Х.; Попов Б.В. Мировая сделка, прекращение дела и судебное решение // Вестник права. 1915. N 29. С. 841 - 844; N 30. С. 868 - 871; Яблочков Т.М. Нормативная сила судебного решения // Вестник гражданского права. Петроград, 1916. N 1. С. 39 - 63).
<**> Яблочков Т.М. Нормативная сила судебного решения // Вестник гражданского права. Петроград, 1916. N 1. С. 44 - 45.

Изложенная точка зрения Т.М. Яблочкова является актуальной и сегодня, когда действующим законодательством прямо закреплена возможность сторон заключить мировую сделку на стадии исполнения судебного акта (п. 1 ст. 139 АПК РФ) <*>.
--------------------------------
<*> Интересно, что и ранее действующим гражданско-процессуальным законодательством предусматривалась возможность заключения мирового соглашения в исполнительном производстве (ст. 364 ГПК РСФСР). Вместе с тем, как отмечают некоторые авторы, такое мировое соглашение было для практики большой редкостью - стороны обычно не знали о такой возможности (см.: Овчинников Е., Зинченко А. Мировые соглашения в судебной практике // Советская юстиция. 1978. N 13. С. 10).

По общему правилу вступившие в законную силу судебные акты арбитражного суда являются обязательными для органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц и граждан и подлежат исполнению на всей территории Российской Федерации (ч. 1 ст. 16 АПК РФ).
Законодатель признал возможным совершение сторонами мирового соглашения при исполнении вступившего в законную силу судебного акта арбитражного суда и предусмотрел, что такое мировое соглашение подлежит обязательному утверждению арбитражным судом (п. 1 ст. 139 АПК РФ, п. 2 ст. 23 ФЗ "Об исполнительном производстве").
Изложение в законодательстве положений о допустимости заключения мирового соглашения на стадии исполнения судебных актов не дает оснований для иного их толкования. В связи с этим вызывают, по крайней мере, недоумение утверждения некоторых авторов о том, что действующий АПК РФ не содержит прямого указания на возможность заключения мирового соглашения на стадии исполнительного производства, и рассуждения о том, что АПК РФ "предусматривает возможность заключения мирового соглашения на любой стадии арбитражного процесса, но можно ли считать таковой исполнительное производство?" <*>.
--------------------------------
<*> Анохин В.С., Незнамова Е.И. Мировое соглашение в арбитражном процессе: практика и перспективы // Арбитражная практика. 2002. N 11. С. 38.

Исполнительное производство сегодня большинством ученых не рассматривается как стадия судопроизводства в общем или арбитражном суде. Более того, нормы процессуального права позволяют провести разграничение между судебным процессом и процедурой исполнения: в частности, в п. 1 ст. 139 АПК РФ законодатель четко разграничивает стадии арбитражного процесса и стадию исполнительного производства.
Но за судебными органами в сфере принудительного исполнения сохранены существенные полномочия - целый ряд действий, связанных с исполнением, осуществляется именно судом. В АПК РФ закреплены нормы, связанные с исполнением судебных актов, если они непосредственно касаются компетенции самого суда. К их числу, например, отнесены нормы о выдаче исполнительных листов, их дубликатов, о сроках давности исполнения, их перерыве, восстановлении, об отсрочке, рассрочке, изменении способа и порядка исполнения, о повороте исполнения решения, об ответственности за неисполнение актов суда, о приостановлении и прекращении исполнительного производства, о разъяснении судебного акта для целей его исполнения, об обжаловании действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя и др. <*>.
--------------------------------
<*> Как отмечает В.В. Ярков, организационное отнесение исполнительного производства к ведению органов исполнительной власти не снимает с арбитражных судов полномочий по решению целого ряда вопросов его развития, начиная от выдачи исполнительного листа и заканчивая прекращением исполнительного производства (см.: Ярков В.В. Комментарий к разделу VII "Производство по делам, связанным с исполнением судебных актов арбитражных судов" // Бюллетень службы судебных приставов Минюста РФ. 2002. N 4).

К ряду вопросов, решение которых находится в компетенции арбитражного суда, отнесено и утверждение мирового соглашения, заключаемого взыскателем и должником на стадии принудительного исполнения судебных актов арбитражных судов, решений третейских судов, решений иностранных государственных судов, иностранных арбитражных решений и мировых соглашений.
Изучение судебно-арбитражной практики показало, что заключение судебной мировой сделки на стадии исполнения судебных актов вызывало вопросы относительно того, кто должен рассматривать такое мировое соглашение. Вследствие этого имели место случаи, когда арбитражный суд отказывал сторонам в утверждении мирового соглашения на стадии принудительного исполнения судебного акта арбитражного суда по причине неподсудности такого дела арбитражному суду <*>.
--------------------------------
<*> См. об этом, например: Постановления Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 15.03.2000 г. по делу N Ф04/679-37/А81-2000, от 15.03.2000 г. по делу N Ф04/643-29/А81-2000.

С учетом того что судебный пристав-исполнитель не наделен полномочиями на окончание исполнительного производства на основании внесудебной мировой сделки <*>, Президиум ВАС РФ в Постановлении по конкретному делу специально обозначил законодательно установленное правило, согласно которому заявления об утверждении мирового соглашения на стадии принудительного исполнения судебного акта арбитражного суда подлежат рассмотрению в арбитражном суде <**>.
--------------------------------

<< Предыдущая

стр. 15
(из 21 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>