<< Предыдущая

стр. 16
(из 21 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

<*> По мнению В.Л. Исаченко, пристав не может оканчивать исполнительное производство на основании мировой сделки, поскольку в противном случае за ним бы было необходимо признать право разрешать вопросы относительно того, вправе ли стороны приобретать те или иные права, то есть входить в обсуждение вопросов правоспособности сторон к совершению той или иной гражданской сделки (см.: Исаченко В.Л. Гражданский процесс. Практический комментарий на вторую книгу Устава гражданского судопроизводства. Том 5. СПб., 1907. С. 204). К. Анненков писал о том, что в случае заключения мировой сделки после вступления в законную силу или на стадии исполнительного производства заявление о заключении такой сделки должно считаться допустимым тому суду, решение которого вступило в законную силу и обращено к исполнению (см.: Анненков К. Опыт комментария к Уставу гражданского судопроизводства. Том VI. СПб., 1887. С. 230).
<**> Постановление Президиума ВАС от 11.01.2002 г. N 3105/01 // Вестник ВАС РФ. 2002. N 5.

§ 11.2. Права, подтвержденные судебным решением,
как имущество истца (взыскателя).
Проблема зависимости судебного решения от мирового
соглашения, заключенного на стадии его исполнения.
Мотив исполнительного мирового соглашения

Итак, действующим законодательством взыскатель и должник, по сути, наделены правом на основании заключенного ими договора (мирового соглашения) по-иному исполнять резолюцию суда, содержащуюся в судебном акте (обязательном для исполнения акте публичного органа).
Отечественная доктрина позволяет рассматривать такое положение как допускаемое законом ограничение законной силы судебного акта, осуществляемое путем заключения сторонами при исполнении этого судебного акта мировой сделки, которая изменяет резолютивный вывод суда. Так, И.М. Тютрюмов отмечал допустимость мировой сделки в том случае, когда стороны, "исходя из чувства справедливости, могут иметь несколько иное по делу суждение, чем высказал суд в своем решении" <*>.
--------------------------------
<*> Гражданское Уложение. Проект Высочайше учрежденной редакционной комиссии по составлению Гражданского Уложения / Под ред. И.М. Тютрюмова. Том второй. СПб., 1910. С. 1198.

Таким образом, мировое соглашение, заключаемое по вступлении в законную силу судебного акта, теоретически признается способом (единственным!) преодоления законной силы законных и обоснованных судебных актов и изменения вынесенной судом резолюции. Ранее такую позицию поддерживала и автор настоящей работы <*>.
--------------------------------
<*> См. об этом подробнее: Рожкова М.А. Мировое соглашение в арбитражном суде: проблемы теории и практики. М.: Статут, 2004.

Вместе с тем, опираясь на европейские правовые стандарты, на указанное законоположение, можно взглянуть на проблему и с другой позиции - с позиции Европейского суда по правам человека <*>.
--------------------------------
<*> Под термином "европейские правовые стандарты" подразумевают обычно модели правовых норм, установленные соглашением европейского сообщества государств. Иными словами, "европейские правовые стандарты" представляют собой закрепленные в общепризнанных актах положения, в которых определены основные права, свободы и обязанности лиц, находящихся под юрисдикцией европейских государств. Под общепризнанными актами здесь понимаются европейские конвенции (конвенции, заключенные под эгидой Совета Европы) и решения Европейского суда по правам человека. Россия вступила в Совет Европы в 1996 г. и подписала в том же году Европейскую Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, ратифицировав ее спустя два года, которые понадобились ей для приведения внутреннего законодательства в соответствии с требованиями Совета Европы. Это позволило российским частным лицам ссылаться во внутренних судебных процессах на прецеденты Европейского суда по правам человека и содержащиеся в них европейские правовые стандарты и тем самым решать отдельные индивидуальные правовые проблемы.

Практика Европейского суда по правам человека вбирает все передовые тенденции развития частного права европейских стран. Весьма ценным является то, что, как и в подавляющем большинстве государств - участников Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, российские государственные суды применяют названную Конвенцию с учетом решений Европейского суда и тем самым придают этим решениям прямое действие во внутреннем праве.
Ярким примером того, что решения Европейского суда по правам человека начали реально действовать в российском праве, является информационное письмо ВАС РФ от 20.12.99 N С1-7/СМП-1341 "Об основных положениях, применяемых Судом по правам человека при защите имущественных прав и права на правосудие" <*>. В упомянутом письме ВАС РФ подробно излагает различные требования ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции, как они истолкованы в решениях Европейского суда, подчеркивает, что компетенция арбитражных судов по рассмотрению имущественных споров и компетенция Европейского суда по рассмотрению жалоб на нарушение имущественных прав взаимосвязаны.
--------------------------------
<*> Вестник ВАС РФ. 2002. N 2.

Для целей настоящей работы необходимо обращение к практике Европейского суда по правам человека, относящейся к применению ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции <*>. Названная статья - единственная статья Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней, которая прямо закрепляет права юридического лица на имущество. В ней содержится положение, согласно которому каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своего имущества <**>.
--------------------------------
<*> Официальный перевод на русский язык текста Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод опубликован в Собрании законодательства Российской Федерации, 2001, N 2, ст. 163.
<**> Кроме того, указанная статья провозглашает, что никто не может быть лишен своего имущества, кроме как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права. Положениями названной статьи предусмотрено также, что государство вправе осуществлять контроль за использованием имущества в соответствии с общими интересами, вводя в действие такие законы, которые представляются необходимыми для достижения этой цели.

Европейский суд по правам человека, развивая положения ст. 1 Протокола N 1 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, достаточно широко трактует понятие имущества, включая в него не только известные отечественному гражданскому праву объекты (движимое и недвижимое имущество, деньги и ценные бумаги, имущественные права и т.д.), но и объекты, которые российское право не рассматривает в качестве объектов гражданских прав. Например, лицензии на осуществление определенных видов деятельности, деловую репутацию (в том числе создание собственной клиентуры) и т.п.
В постановлении по конкретному делу Европейский суд по правам человека признал имуществом частного лица права, подтвержденные судебным решением.
В этом деле речь шла о нарушении Грецией прав компании "Стран" и ее единственного акционера - Стратиса Андриадиса.
Компания "Стран" заключила в 1972 г. (во время действия в Греции военной диктатуры) с государством контракт на постройку нефтеперерабатывающих заводов, во исполнение которого в экономику Греции были вложены крупные инвестиции. После свержения диктатуры Греция заявила о своем намерении расторгнуть контракт с заявителем в одностороннем порядке. В указанном контракте имела место оговорка, в силу которой любые споры, связанные с контрактом, подлежали разрешению в порядке арбитражного разбирательства. Арбитраж по результатам рассмотрения дела вынес решение, которым обязал государство возместить заявителю понесенный материальный ущерб.
Государство оспаривало арбитражное решение в государственных судах, но последние подтвердили законность образованного арбитража и вынесенного им решения. В период, когда дело находилось на рассмотрении в государственном суде кассационной инстанции, парламент Греции принял закон обратного действия, который упразднил принцип автономии арбитражной оговорки для всех контрактов, заключенных во время диктатуры, и тем самым задним числом лишил арбитражное решение силы. В результате суд кассационной инстанции был вынужден отменить арбитражное решение.
Европейский суд по правам человека признал государство-ответчика (Грецию) нарушителем Конвенции. В постановлении по данному делу Европейский суд по правам человека указывал, что вследствие вмешательства законодательной власти государства-ответчика в судебную процедуру с целью вынесения решения по существу дела в пользу государства были нарушены положения ч. 1 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (право на справедливое судебное разбирательство) и вследствие несоблюдения государством справедливого равновесия между интересами общества и интересами защиты прав частного лица - ст. 1 Протокола N 1 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (право беспрепятственного пользования своим имуществом). В результате заявителю была присуждена самая большая в истории Европейского суда по правам человека компенсация материального ущерба - сумма была эквивалентна более 30 млн. долл.
Трактовка подтвержденных судебным решением прав в качестве имущества истца, в пользу которого состоялось решение, позволяет сделать ряд ценных как для теории, так и для практики выводов.
Прежде всего хотелось бы отметить, что признание прав, подтвержденных судебным решением, в качестве имущества истца, которым тот может распоряжаться по своему усмотрению, исключает противоречивый подход, согласно которому считается допустимым "обессилить" (лишить законной силы) вынесенный компетентным органом публичный акт (судебный акт, вступивший в законную силу) путем заключения частными лицами гражданско-правового договора (мировой сделки на стадии принудительного исполнения судебного акта).
Такой вывод опирается в определенной степени на позицию Н.Б. Зейдера, близкую к трактовке прав, подтвержденных судебным решением, как имущества истца (взыскателя). Действия сторон по мировому соглашению рассматриваются ученым как распоряжение правом, которое подтверждено вступившим в силу решением. Одновременно эти действия признаются лишающими судебный акт возможности иметь тот материально-правовой эффект, который он должен был произвести. Но сила судебного решения, принятого государственным органом, по мнению правоведа, не может зависеть от волеизъявления заинтересованных лиц, не может находиться в зависимости от их усмотрения. Н.Б. Зейдер категорически возражает против того, что мировое соглашение, заключаемое на стадии исполнения, затрагивает законную силу судебного решения <*>.
--------------------------------
<*> См.: Зейдер Н.Б. Судебное решение по гражданскому делу. М.: Юридическая литература, 1966. С. 120 - 123. Р.Е. Гукасян считает, что заключение мирового соглашения на стадии исполнительного производства не является отказом от законной силы судебного решения; но, ссылаясь на мнение Д.И. Полумордвинова, высказывается в том смысле, что мировое соглашение на стадии исполнения есть отказ от субъективных прав, признанных этим решением (см.: Гукасян Р.Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве. Саратов: Приволжское книжное издательство, 1970. С. 163).

В развитие сказанного можно утверждать, что бесспорные права, подтвержденные судебным решением, являясь одним из видов поименованного в ст. 128 ГК РФ имущества - имущественных прав, допускают их отчуждение или переход от одного лица к другому по правилам п. п. 1, 2 ст. 129 ГК РФ. Следовательно, бесспорно допустима любая сделка по распоряжению названным имуществом (сделки цессии, залога, мены и т.п.).
Распоряжение по мировой сделке таким имуществом, как бесспорные права, подтвержденные судебным актом, подразумевает безвозвратный отказ истца (взыскателя) от исполнения вынесенного судебного акта, но законную силу судебного акта мировая сделка не затрагивает - судебный акт по-прежнему обладает законной силой в полном объеме <*>.
--------------------------------
<*> Р.Е. Гукасян пишет: вступление решения в законную силу означает, что оно начинает действовать в полной мере, проявляя все свои качества, к которым он отнес следующие: (1) вступившее в законную силу решение не может быть пересмотрено в апелляционном порядке; (2) исключена возможность рассмотрения судом тождественного иска; (3) обстоятельства и правоотношения, установленные вступившим в силу решением, не могут быть оспорены участвующими в деле лицами в другом деле и не нуждаются в доказывании (преюдициальность); (4) возникает возможность принудительного исполнения решения; (5) решение приобретает свойства общеобязательности (см.: Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / А.Т. Боннер, В.В. Блажеев и др.; отв. ред. М.С. Шакарян. М.: ТК Велби, Проспект, 2003. С. 415).

Понимание прав, подтвержденных судебным решением, в качестве имущества истца, таким образом, во-первых, исключает необходимость в сопоставлении силы судебного решения и мировой сделки <*>; во-вторых, уничтожает надобность в оценке законодательных решений с точки зрения допустимости ограничения законной силы судебного акта по воле частных лиц; в-третьих, опрокидывает вывод о том, что "в случае заключения мирового соглашения в процессе исполнительного производства волеизъявлению его участников (взыскателя и должника) отдается приоритет перед государственно-властным предписанием суда, содержащимся в судебном решении" <**>.
--------------------------------
<*> Такие исследования проводились, в частности, Т.М. Яблочковым (см.: Яблочков Т.М. Нормативная сила судебного решения // Вестник гражданского права. Петроград, 1916. N 1. С. 39 - 63), Б.В. Поповым (см.: Попов Б.В. Коллизия между судебным решением и мировой сделкой // Вестник гражданского права. Петроград, 1916. N 8. С. 53 - 86).
<**> Агеев А.Х. Правовая природа мирового соглашения в исполнительном производстве // Арбитражный и гражданский процесс. 2003. N 12. С. 44.

Далее. Опираясь на вывод о том, что заключение любой мировой сделки предусматривает как обязательный элемент спорность в гражданском правоотношении, некоторые авторы, указывая на отсутствие такого элемента при совершении мировой сделки в период исполнения судебного акта, вовсе отказывают в признании ее сделкой мировой <*>.
--------------------------------
<*> См.: Давыденко Д.Л. Мировое соглашение как средство внесудебного урегулирования частноправовых вопросов (по праву России и некоторых зарубежных стран): Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2004. С. 12.

Своеобразие мирового соглашения, заключаемого на стадии принудительного исполнения судебных актов, состоит в том, что на момент его заключения спор о праве между сторонами отсутствует в силу его разрешения судом, о чем вынесен судебный акт, вступивший в законную силу, либо в силу его ликвидации (прекращения) самими сторонами посредством судебной мировой сделки, то есть спорности в правах и обязанностях сторон действительно не имеется. Таким образом, с правовой точки зрения нарушение субъективных гражданских прав истца (взыскателя) ликвидировано, хотя фактическое исполнение вынесенного судебного акта может растянуться на длительный срок.
В таких условиях мотивом, побуждающим стороны к подписанию мирового соглашения на стадии принудительного исполнения судебных актов (далее оно для краткости будет условно обозначаться "исполнительное мировое соглашение" <*>), является не спорность в наличии права - вынесенным решением подтверждена бесспорность прав истца (взыскателя), а вполне определенные сомнения в осуществимости права, в возможности получения причитающегося в полном объеме <**>. Подкреплением этому умозаключению служит, пожалуй, Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 5 августа 1928 г. N 6, в котором содержится вывод о том, что "истцу лучше получить хоть некоторую часть иска, но реальную, чем иметь исполнительный лист на всю сумму иска и ничего по листу не получить" <***>.
--------------------------------
<*> Этим понятием охватываются мировые соглашения, заключенные при принудительном исполнении: 1) судебных актов арбитражного суда или мировых соглашений, заключенных по делам искового производства (на принудительное исполнение которых арбитражным судом выданы исполнительные листы); 2) решений третейских судов (на принудительное исполнение которых арбитражным судом выданы исполнительные листы); 3) решений иностранных государственных судов и иностранных арбитражных решений (признанных и приведенных в исполнение арбитражным судом в соответствии со специальной процедурой, на принудительное исполнение которых арбитражным судом выданы исполнительные листы).
<**> Эта точка зрения автора встретила поддержку в литературе (см., например: Агеев А.Х. Правовая природа мирового соглашения в исполнительном производстве // Арбитражный и гражданский процесс. 2003. N 12. С. 40).
<***> Цит. по ст.: Штейнберг А. Мировые сделки // Советская юстиция. 1940. N 10. С. 10.

Трактовка прав, подтвержденных судебным решением (прав бесспорных и подлежащих исполнению) в качестве имущества истца (взыскателя), не исключает возможность заключения исполнительного мирового соглашения, поскольку мировая сделка допустима в том случае, если у лица имеются сомнения в осуществимости своего права. Такой мотив, как сомнения в осуществимости бесспорного права (об этом говорилось в § 1.2 настоящей работы), является нормальным мотивом совершения любой мировой сделки, включая исполнительное мировое соглашение.
При совершении исполнительного мирового соглашения стороны защищают принадлежащее им благо (в широком смысле), соглашаясь на взаимные уступки или предоставляя что-то друг другу. Например, при отсутствии у должника денежных средств, достаточных для уплаты присужденной в пользу взыскателя суммы, стороны могут заключить соглашение (исполнительное мировое соглашение) о передаче должником взыскателю иного имущества (имущественных прав), взамен чего взыскатель со своей стороны отказывается от взыскания.
С позиции признания прав, подтвержденных судебным решением, в качестве имущества истца (взыскателя) представляется абсолютно обоснованным решение законодателя, согласно которому в случае заключения исполнительного мирового соглашения вынесенные судебные акты не отменяются. Согласно ч. 7 ст. 141 АПК РФ в случае утверждения арбитражным судом мирового соглашения, заключенного в процессе исполнения судебного акта арбитражного суда (исполнительного мирового соглашения), в определении о его утверждении должно содержаться указание на то, что этот судебный акт не подлежит исполнению <*>. Это указание дает основание для прекращения исполнительного производства по судебному акту.
--------------------------------
<*> Изложенное не позволяет согласиться с точкой зрения А.Х. Агеева, который говорит о том, что исполнительное мировое соглашение фактически отменяет все ранее вынесенные судебные решения (см.: Агеев А.Х. Правовая природа мирового соглашения в исполнительном производстве // Арбитражный и гражданский процесс. 2003. N 12. С. 41).

Таким образом, арбитражное процессуальное законодательство, исключая исполнение резолютивной части судебного акта в случае заключения по нему исполнительного мирового соглашения, не предусматривает отмену этого судебного акта или лишение его законной силы. Истец (взыскатель) по причине заключения исполнительного мирового соглашения лишается возможности исполнить этот судебный акт, но законная сила последнего сохраняется (в отношении недопустимости оспаривания установленных в нем фактов и правоотношений, заявления тождественного иска и т.п.). Этим исполнительное мировое соглашение принципиально отличается от мировых соглашений, заключаемых на стадии арбитражного судопроизводства, которые в случае утверждения их судом влекут отмену ранее состоявшихся по делу судебных решений.
В литературе отмечается наличие законодательного пробела в отношении "судьбы" актов судов нижестоящих инстанций, когда при пересмотре дела в суде вышестоящей инстанции сторонами заключается мировое соглашение. Об отсутствии в АПК РФ такого основания для отмены судебных актов, как достижение сторонами мирового соглашения, пишут, в частности, Н.В. Сердюкова и Д.В. Князев. При этом они указывают, что суд апелляционной инстанции не может определением отменить решение суда первой инстанции в случае заключения сторонами мирового соглашения. По мнению названных авторов, суд апелляционной инстанции в этом случае не вправе выносить и постановление, поскольку спор не разрешается по существу. Авторы сетуют на неоднозначность складывающейся ситуации и отсутствие у судей "единого понимания норм закона", указывают на сложившуюся практику оставления решения суда первой инстанции в силе в случае утверждения судом вышестоящей инстанции мирового соглашения. Итогом такого подхода судей, по утверждению Н.В. Сердюковой и Д.В. Князева, может стать обращение обеих сторон к судебному приставу-исполнителю, причем одной стороны - с мировым соглашением, другой - с решением суда первой инстанции <*>.
--------------------------------
<*> См.: Сердюкова Н.В., Князев Д.В. Мировое соглашение в практике арбитражных судов // Арбитражная практика. 2003. N 4. С. 50 - 51.

Точку зрения упомянутых авторов можно поддержать только в части вывода о необходимости устранения законодательного пробела путем введения в АПК РФ прямого правила об отмене ранее вынесенных судебных актов в случае заключения по делу мирового соглашения в суде вышестоящей инстанции (в качестве последствия утверждения судом мирового соглашения). В остальной части с их утверждениями нельзя согласиться.
Решение поставленных Н.В. Сердюковой и Д.В. Князевым вопросов можно найти в п. 16 Обзора практики применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в кассационной инстанции <*>. В нем предусматривается, что при достижении сторонами мирового соглашения в кассационной инстанции принимается постановление, которым утверждается указанное соглашение и одновременно отменяются решение суда первой и постановление апелляционной инстанций. Думается, судебное толкование, данное в указанном пункте информационного письма, является актуальным и сегодня - при применении действующего АПК РФ, в том числе и на стадии производства в апелляционной инстанции.
--------------------------------
<*> Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 31.03.1997 г. N 12 // Вестник ВАС РФ. 1997. N 5.

Описанная Н.В. Сердюковой и Д.В. Князевым ситуация обращения к судебному приставу-исполнителю одновременно с мировым соглашением и судебным решением, исходя из норм ФЗ "Об исполнительном производстве", вовсе исключена: п. 1 ст. 9 названного Закона предусматривает возбуждение исполнительного производства только на основании исполнительных листов, выданных арбитражным судом во исполнение судебного акта (или мирового соглашения).

§ 11.3. Соотношение отказа от взыскания и
исполнительного мирового соглашения

Исполнительное мировое соглашение, как и любое другое мировое соглашение, есть совершаемая бывшими противниками по спору - взыскателем и должником - взаимная возмездная мировая сделка (об эквивалентности взаимных предоставлений, а также синаллагматической, условной и каузальной правовой зависимости действий сторон см. подробнее § 2.4 настоящей работы).
Не могут рассматриваться в качестве исполнительного мирового соглашения односторонние акты, то есть не может отождествляться с названным мировым соглашением, например, односторонний отказ взыскателя от взыскания, который в силу подп. 1 п. 1 ст. 23 ФЗ "Об исполнительном производстве" является самостоятельным основанием для прекращения исполнительного производства. К сожалению, на практике отказ от взыскания и исполнительное мировое соглашение, предмет которого - отказ от взыскания, фактически отождествляются <*>.
--------------------------------
<*> См., например: Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 10.06.1998 г. по делу N КГ-А40/1114-98.

По своей юридической природе отказ взыскателя от взыскания и отказ истца от иска - действия подобные. В отношении их допустимо провести аналогию.
Во-первых, оба этих действия являются действиями, направленными к окончанию производства (государственной процедуры принуждения).
Во-вторых, оба они являются действиями односторонними и безвозмездными, то есть не требуют взаимного предоставления с другой стороны.
В-третьих, и в том, и в другом случаях они выступают самостоятельным основанием для прекращения производства (в первом случае исполнительного производства, во втором - искового производства).
В-четвертых, по мнению специалистов, на принятие арбитражным судом отказа взыскателя от взыскания распространяют действие нормы ч. 5 ст. 49 АПК РФ об отказе в принятии отказа взыскателя от взыскания в случае противоречия его закону <*>.
--------------------------------
<*> См.: Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / А.Т. Боннер, В.В. Блажеев и др.; отв. ред. М.С. Шакарян. М.: ТК Велби, Проспект, 2003. С. 711.

В-пятых, по аналогии с отказом от иска (признанием иска) допустима "трансформация" отказа от взыскания как одностороннего безвозмездного действия в условие возмездного договора, опосредующего исполнительное мировое соглашение.
В силу сказанного разграничение отказа от взыскания (одностороннего действия, носящего безвозмездный характер) и исполнительного мирового соглашения, в силу которого взыскатель отказывается от взыскания на взаимовыгодной основе (взаимный договор), зиждется на тех же основаниях, что и отграничение отказа от иска (признания иска), от мирового соглашения, заключенного в исполнительном производстве (см. об этом подробнее § 10.3 настоящей работы).

§ 11.4. Период заключения, форма и содержание договора,
опосредующего исполнительное мировое соглашение

По смыслу п. 1 ст. 139 АПК РФ мировое соглашение может быть заключено в период реально осуществляемого производства (в ходе производства по делу либо исполнительного производства). Следовательно, исполнительное мировое соглашение может быть заключено в период реального исполнительного производства: с момента возбуждения исполнительного производства до момента его окончания.
Получение взыскателем в арбитражном суде исполнительного документа на принудительное исполнение судебного акта еще не позволяет говорить о начале исполнительного производства - его началом является возбуждение исполнительного производства постановлением судебного пристава-исполнителя <*> (п. 2 ст. 9 ФЗ "Об исполнительном производстве").
--------------------------------
<*> Ничем не обосновано утверждение А.Х. Агеева о том, что мировое соглашении допустимо еще до возбуждения исполнительного производства (см.: Агеев А.Х. Правовая природа мирового соглашения в исполнительном производстве // Арбитражный и гражданский процесс. 2003. N 12. С. 41).

Судебная практика идет по этому пути.
Так, по одному из дел суд кассационной инстанции указывал, что суд вправе утвердить мировое соглашение между взыскателем и должником, прекратив исполнительное производство, для чего в арбитражный суд подается заявление, к которому прилагаются копия исполнительного документа и справка судебного пристава-исполнителя, подтверждающая, что исполнительный лист предъявлен к исполнению и находится у него в производстве <*>.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 13.12.2001 г. по делу N А56-19835/00.

По другому делу суд кассационной инстанции при рассмотрении жалобы на определение об утверждении мирового соглашения признал, что заключение мирового соглашения - это процедура, которая влечет прекращение спора в арбитражном суде, а при его заключении в стадии исполнительного производства - прекращение исполнительного производства на основании п. 2 ст. 23 ФЗ "Об исполнительном производстве" <*>. Указанное, по мнению суда кассационной инстанции, обязывало суд первой инстанции при утверждении мирового соглашения выяснить, предъявлен ли исполнительный лист на принудительное исполнение решения арбитражного суда в службу судебных приставов-исполнителей.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 04.12.2002 г. по делу N Ф04/4492-886/А70-2002.

В ином случае суд отказал в утверждении представленного мирового соглашения, ссылаясь на следующее <*>. После вступления решения суда в законную силу истцом были получены исполнительные листы, которые в службу судебных приставов им не предъявлялись к исполнению, то есть исполнительное производство по делу не было возбуждено (не велось). На момент обращения с ходатайством об утверждении мирового соглашения процессуальный срок для предъявления исполнительных листов к исполнению был пропущен - заявление об утверждении мирового соглашения между сторонами по делу поступило в арбитражный суд спустя 11 месяцев со дня истечения срока предъявления исполнительного листа к исполнению <**>.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 17.10.2000 г. по делу N КГ-А40/4765-00.
<**> В отличие от ст. 201 АПК РФ 1995 г., в действующем АПК РФ срок предъявления к исполнению исполнительного листа продлен с шести месяцев до трех лет. Теперь сроки предъявления к исполнению исполнительных листов, выданных арбитражными судами и судами общей юрисдикции, равны.

Позицию суда по последнему из указанных дел при всей ее правильности, вероятно, нельзя признать четкой. Думается, суд исходил из того, что, утратив возможность требовать принудительного исполнения судебного акта (по причине истечения срока предъявления исполнительного листа к исполнению), взыскатель утрачивает и возможность заключить исполнительное мировое соглашение. В том случае, если исполнительное производство не может быть возбуждено либо оно приостановлено, прекращено или окончено, стороны (взыскатель и должник) лишены возможности требовать утверждения исполнительного мирового соглашения.
Подтверждением такому выводу является следующий случай <*>. Взыскатель обратился в арбитражный суд с заявлением об утверждении исполнительного мирового соглашения. Суд установил, что на момент обращения с заявлением исполнительное производство, возбужденное на основании исполнительного листа, выданного в соответствии с решением арбитражного суда, было окончено в связи с возвращением взыскателю по его требованию исполнительного документа. Суд исходил из того, что мировое соглашение может заключаться на стадии исполнительного производства; исполнительное производство может быть окончено (возвращением исполнительного документа без исполнения по требованию суда или другого органа, выдавшего документ, или взыскателя) либо прекращено. С учетом того что исполнительное производство на момент обращения с заявлением об утверждении мирового соглашения было окончено, суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии правовых оснований для утверждения мирового соглашения и прекратил производство по названному заявлению.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 17.11.2000 г. по делу N А14-3375-00/17-И/18.

Отсутствие возможности требовать принудительного исполнения имеет место и в том случае, если взыскатель вовсе не обращался в арбитражный суд за исполнительным листом, и в том случае, если, получив исполнительный лист, он не передал его для исполнения судебному приставу-исполнителю или иному органу, осуществляющему исполнительные действия. Только после того, как взыскатель произведет указанные действия, у него возникает право требовать принудительного исполнения судебного акта.
Очень любопытным с этой точки зрения представляется дело, рассмотренное Президиумом ВАС РФ <*>. Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к коммерческому банку о взыскании процентов за несвоевременное списание денежных средств с расчетного счета. Решением иск был удовлетворен частично, постановлением суда апелляционной инстанции решение было изменено, и с ответчика дополнительно взыскана определенная денежная сумма. Выданные арбитражным судом исполнительные листы с инкассовым поручением были переданы взыскателем в расчетно-кассовый центр.
--------------------------------
<*> Постановление Президиума ВАС РФ от 06.04.2000 г. N 8232/99 // Вестник ВАС РФ. 2000. N 6.

Впоследствии взыскатель обратился в арбитражный суд с заявлением об утверждении мирового соглашения и о прекращении исполнительного производства. Производство по заявлению об утверждении мирового соглашения было судом прекращено, поскольку, как указывал суд, по настоящему делу не возбуждено исполнительное производство <*>.
--------------------------------
<*> Такой подход имел широкое распространение на практике: ссылаясь на передачу исполнительного листа не судебному приставу-исполнителю (для возбуждения исполнительного производства), а непосредственно в банк должника, арбитражный суд прекращал производство по заявлению об утверждении мирового соглашения (см., например: Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 30.09.1999 г. N А55-167/97-29).

Президиум ВАС РФ признал неправильной позицию суда и, отменяя вынесенные судебные акты и направляя дело на новое рассмотрение, указал следующее.
В соответствии со ст. ст. 5 и 6 ФЗ "Об исполнительном производстве" в случаях, предусмотренных федеральным законом, требования судебных актов и актов других органов о взыскании денежных средств исполняются налоговыми органами, банками и иными кредитными организациями. Таким образом, исполнение решений арбитражных судов возможно как в порядке, предусмотренном ст. ст. 5 и 6 ФЗ "Об исполнительном производстве", так и в порядке, предусмотренном ст. 9 указанного Закона.
В данном случае, как указывал Президиум ВАС РФ, исполнительные листы на взыскание денежных средств выданы взыскателю и направлены последним в подразделение Центрального банка Российской Федерации, поэтому, несмотря на тот факт, что исполнительное производство в порядке, предусмотренном ст. 9 ФЗ "Об исполнительном производстве", не возбуждалось, у арбитражного суда не было препятствий к рассмотрению заявления об утверждении мирового соглашения.
Исполнительное мировое соглашение нуждается в судебной форме, в силу чего оно подлежит проверке и утверждению арбитражным судом по заявлению участников этой мировой сделки.
Для цели рассмотрения заявления об утверждении исполнительного мирового соглашения в арбитражном суде возбуждается производство. Процедура утверждения исполнительного мирового соглашения не является самостоятельным производством, как, например, производство по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение, или производство по делам о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов, а представляет собой осуществление арбитражным судом возложенных на него полномочий в сфере исполнительного производства. Вследствие этого указанное производство возбуждается в рамках того дела, по которому вынесен судебный акт, при исполнении которого заключается исполнительное мировое соглашение.
Процессуальное законодательство не предусматривает правил о порядке производства по указанному заявлению, однако, исходя из необходимости исследования условий мирового соглашения в судебном заседании, порядок рассмотрения заявления об утверждении исполнительного мирового соглашения аналогичен порядку рассмотрения заявления об утверждении мирового соглашения, заключаемого по делу искового производства.
Действующий АПК РФ решает многие вопросы исполнительного мирового соглашения <*>. В частности, в ч. 1 ст. 141 АПК РФ прямо закреплено положение, в силу которого исполнительное мировое соглашение утверждается арбитражным судом первой инстанции по месту исполнения судебного акта или арбитражным судом, принявшим указанный судебный акт.
--------------------------------
<*> В период действия прежнего АПК РФ 1995 г. в литературе поднимались вопросы, связанные с тем, кем должно утверждаться данное соглашение, какая судьба ждет ранее принятое по данному делу и вступившее в законную силу решение суда, каковы последствия неисполнения мирового соглашения после прекращения исполнительного производства, и предлагались различные подходы к решению данных вопросов путем внесения изменений в арбитражное процессуальное законодательство (см. об этом: Глазырин В.Ф. Из практики применения мировых соглашений в арбитражном процессе // Арбитражный и гражданский процесс. 2000. N 3. С. 47).

Но и ранее судебная практика исходила из того, что решение вопроса об утверждении исполнительного мирового соглашения возможно в рамках того дела, по которому рассматривался гражданско-правовой спор и вынесено судебное решение (постановление).
В частности, по одному из дел общество обратилось с иском к государственному унитарному предприятию о признании недействительными конкретных пунктов договора, заключенного между ними <*>. При рассмотрении данного иска судом было установлено, что по условиям названного договора одна из сторон отказывалась от взыскания с должника основного долга и процентов за пользование чужими денежными средствами за весь период просрочки по исполнительному листу. Суд кассационной инстанции в своем постановлении указывал, что эта сделка не может рассматриваться как мировое соглашение, поскольку она заключена без соблюдения норм арбитражного процессуального права, не утверждалась арбитражным судом. При этом, как обоснованно указал суд, обсуждение вопроса об утверждении мирового соглашения возможно в рамках того дела, по которому рассматривался спор, вынесено решение и выдан исполнительный лист, и только по результатам оценки судом такого мирового соглашения на предмет соответствия требованиям гражданского законодательства.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 16.10.2002 г. по делу N А58-5191/01-Ф02-3102/02-С2.

Л. Грось, рассматривая проблемы исполнительного мирового соглашения, задается вопросом: что должен проверять арбитражный суд при утверждении мирового соглашения? Учитывая, что ФЗ "Об исполнительном производстве" не дает прямого ответа на этот вопрос, названный автор считает верным обратиться к положениям АПК РФ <*>, что представляется вполне обоснованным.
--------------------------------
<*> См.: Грось Л.А. Мировое соглашение в исполнительном производстве: спорная ситуация // Российская юстиция. 2002. N 5.

В силу ч. 6 ст. 141 АПК РФ обязанностью суда является проверка исполнительного мирового соглашения на предмет его соответствия требованиям закона и отсутствия нарушений прав и законных интересов других лиц. Таким образом, утверждению арбитражным судом исполнительного мирового соглашения должна предшествовать проверка его содержания на соответствие критериям действительности и исполнимости. При положительном выводе по результатам рассмотрения этого вопроса суд определением утверждает исполнительное мировое соглашение. Затем определением арбитражный суд прекращает исполнительное производство.
Учитывая, что в данном случае дело не рассматривается по существу и не пересматривается, суд не вправе давать оценку доказательствам и доводам сторон; не вправе устанавливать какие-либо обстоятельства, имеющие значение для дела, оценивать вынесенный судебный акт на предмет законности и обоснованности и т.д. Поскольку спор между сторонами разрешен судом, признать вынесенный судебный акт не соответствующим требованиям закона может только вышестоящая судебная инстанция в установленном законом порядке. Проверяя исполнительное мировое соглашение, суд должен дать правовую оценку лишь самому мировому соглашению без оценки "сопутствующих" этому соглашению обстоятельств.
Участники мировой сделки не вправе в исполнительном мировом соглашении давать оценку вынесенному судебному акту на предмет его обоснованности, законности, мотивированности - это возможно только в порядке обжалования судебного акта по общим правилам. Недопустимо включать в исполнительное мировое соглашение условия, связанные с оценкой судебного акта.
Так, по одному из дел стороны мирового соглашения в одном из пунктов соглашения признали необоснованным иск о взыскании конкретной суммы с истца в пользу ответчика, рассмотренный арбитражным судом, тем самым подвергнув сомнению законность вынесенного решения <*>.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 07.10.2002 г. по делу N Ф09-2413/02-ГК.

В ином случае суд кассационной инстанции прямо указал в постановлении, что в содержании мирового соглашения не должны излагаться позиции участников по делу, которые являлись бы опровержением выводов суда, отраженных в судебных актах, то есть решаться вопросы права <*>.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 24.11.2003 г. по делу N Ф03-А51/03-1/2154.

Аналогичные выводы были высказаны судом кассационной инстанции при рассмотрении конкретного дела <*>. В частности, им было указано, что в мировом соглашении не должны содержаться положения, которые могут быть истолкованы как опровергающие ранее состоявшиеся и вступившие в законную силу судебные акты.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 05.02.2004 г. по делу N КГ-А40/8960-02.

В случае несоответствия исполнительного мирового соглашения критериям действительности и исполнимости арбитражный суд отказывает в его утверждении. Подписанный сторонами договор в этом случае считается незаключенным - его форма не отвечает требованиям закона (о форме договора, опосредующего судебную мировую сделку, см. § 2.1 настоящей работы). Аналогичным образом не отвечает требованиям закона, предъявляемым к форме договора, и подписанный сторонами договор, опосредующий мировую сделку, который вовсе не передавался на утверждение арбитражного суда.
Отсюда можно сделать вывод о недопустимости заключения сторонами внесудебной мировой сделки ни в период, предназначенный для добровольного исполнения судебного акта, ни на стадии его принудительного исполнения - законодательством предусмотрено совершение мировой сделки только в специально установленной судебной форме.
Судебно-арбитражной практике известны случаи, когда стороны после возбуждения исполнительного производства договариваются "полюбовно" исполнить судебный акт и не обращаются в арбитражный суд за утверждением совершенной ими мировой сделки. Обычно такого рода внесудебная мировая сделка оформляется как отступное, новация и т.д.
Если мировая сделка совершена сторонами при наличии реального исполнительного производства (в период с момента возбуждения исполнительного производства до момента его окончания) и сокрыта сторонами от арбитражного суда и судебного пристава-исполнителя, то риск негативных последствий ее совершения и исполнения несут сами стороны. Не изменит ситуацию и уведомление судебного пристава-исполнителя о состоявшейся между сторонами внесудебной мировой сделке.
Предположим, что после возбуждения исполнительного производства взыскатель и должник заключили мировую сделку, которая не была представлена на утверждение арбитражного суда (внесудебная мировая сделка). По условиям договора, опосредующего эту сделку, взыскатель обязался отказаться от взыскания, а должник - передать взамен конкретное имущество. Взыскатель исполнил принятую обязанность и отказался от взыскания, что в силу п. 1 ст. 23 ФЗ "Об исполнительном производстве" является самостоятельным основанием для прекращения исполнительного производства. Исполнительное производство было прекращено, однако должник повел себя не в соответствии с условиями обязательства и не передал взыскателю обусловленное договором имущество.
При таких обстоятельствах взыскатель утратил возможность повторного обращения за взысканием присужденного судебным актом, поскольку прекращение исполнительного производства есть прекращение всех исполнительных действий по данному производству без права их возобновления - согласно п. 2 ст. 24 ФЗ "Об исполнительном производстве" по прекращенному исполнительному производству никакие исполнительные действия не допускаются <*>. При этом взыскатель не вправе требовать от должника исполнения по не утвержденной судом мировой сделке, поскольку такой договор не соответствует требованиям закона, предъявляемым к его форме (обязательное утверждение арбитражным судом), и не может рассматриваться как заключенный и действующий <**>.
--------------------------------
<*> На такое последствие прекращения исполнительного производства как невозможность повторного предъявления исполнительного листа ко взысканию указывают специалисты (см. об этом: Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / А.Т. Боннер, В.В. Блажеев и др.; отв. ред. М.С. Шакарян. М.: ТК Велби, Проспект, 2003. С. 711; Комментарий к Федеральному закону "Об исполнительном производстве" / Под ред. М.К. Юкова, В.М. Шерстюка. М.: Городец, 2000. С. 67).
<**> Рассмотренная ситуация основана на конкретном примере из практики. Так, по одному из дел в пользу ОАО с администрации была взыскана задолженность за выполненные строительные работы, выдан исполнительный лист, возбуждено исполнительное производство, которое было окончено по заявлению взыскателя. Впоследствии взыскатель и должник заключили внесудебную мировую сделку, которая не представлялась на утверждение арбитражного суда. По условиям этой сделки взыскатель обязался отказаться от части взыскания, а должник - выплатить оставшуюся часть суммы. Администрация свою обязанность не выполнила. Арбитражный суд отказал в принятии иска ОАО о взыскании указанной суммы с администрации (Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 31.10.2002 г. по делу N А29-3987/02-1э).

Взыскатель обратился в арбитражный суд с заявлением об утверждении исполнительного мирового соглашения <*>. Суд первой инстанции отказал в утверждении мирового соглашения по причине непредъявления взыскателем исполнительного листа к исполнению. Постановлением суда апелляционной инстанции определение об отказе в утверждении мирового соглашения было отменено, мировое соглашение утверждено. Постановлением суда кассационной инстанции определение и постановление были отменены, дело направлено на новое рассмотрение. При новом рассмотрении мировое соглашение признано судом первой инстанции законным, с чем согласился суд апелляционной инстанции.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 26.09.2000 г. по делу N Ф04/2451-500/А75-2000.

Рассматривая кассационную жалобу по настоящему делу, суд кассационной инстанции установил следующее. В марте 1998 года арбитражный суд взыскал с ответчика в пользу истца задолженность в конкретной сумме, истцу был выдан исполнительный лист. В мае того же года взыскатель и должник заключили мировое соглашение, в соответствии с которым должник (ответчик) в этот же день передал взыскателю (истцу) в погашение задолженности имущество, о чем стороны составили акт приема-передачи. В 2000 году упомянутое мировое соглашение было представлено на утверждение арбитражного суда.
Отменяя ранее состоявшиеся судебные акты по данному делу, суд кассационной инстанции отметил, что АПК РФ не содержит нормы, запрещающие на стадии исполнительного производства заключать мировое соглашение, следовательно, взыскатель и должник по настоящему делу вправе были окончить исполнительное производство заключением мирового соглашения. Первая и апелляционная инстанции арбитражного суда посчитали доказанным факт предъявления исполнительного листа в службу судебных приставов. Однако документы, которые арбитражный суд принял в качестве доказательств возбуждения исполнительного производства, не соответствуют требованиям АПК РФ, предъявляемым к письменным доказательствам, и содержат противоречивые сведения. Таким образом, взыскатель, не доказав факт предъявления исполнительного листа к исполнению, не доказал и свое право на заключение мирового соглашения с должником на стадии исполнительного производства.
Кроме того, как указал суд кассационной инстанции, нормы АПК РФ не содержат положения о возможности заключения мирового соглашения по решению арбитражного суда вне пределов исполнительного производства; мировое соглашение приобретает силу только после утверждения его арбитражным судом. В данном случае стороны исполняли мировое соглашение, которое не было утверждено арбитражным судом, что, по мнению суда, свидетельствовало о незаконности поведения сторон по исполнению решения арбитражного суда.
Судебная форма исполнительного мирового соглашения, как и в случае мирового соглашения в исковом производстве, исключает возможность его изменения или дополнения. Судебно-арбитражная практика обнаруживает случаи обращения стороны исполнительного производства в суд с подобными заявлениями.
Так, взыскатель обратился в арбитражный суд с ходатайством об утверждении дополнительного соглашения к мировому соглашению <*>. Суд установил, что между взыскателем и должником на стадии исполнения вступившего в законную силу судебного акта было заключено мировое соглашение, которое впоследствии стороны решили изменить. Указав, что утверждение арбитражным судом дополнительного мирового соглашения не предусмотрено нормами АПК РФ и ФЗ "Об исполнительном производстве", суд обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 17.12.1999 г. по делу N КГ-А40/4330-99.

Предусмотренное законом правило о необходимости соблюдения судебной формы исполнительного мирового соглашения направлено на ограничение возможности злоупотреблений со стороны злонамеренного участника этого соглашения (как в отношении другой стороны исполнительного мирового соглашения, так и в отношении иных лиц, не участвующих в данной сделке). Поскольку исполнительное мировое соглашение при отсутствии его добровольного исполнения подлежит принудительному исполнению, прежде чем обеспечивать названное мировое соглашение силой государственного принуждения, арбитражный суд должен убедиться в его соответствии требованиям закона и в отсутствии нарушений прав и законных интересов третьих лиц. С учетом сказанного представляется обоснованным требование закона о подчинении исполнительного мирового соглашения судебно-арбитражному контролю с целью избежать возможности злоупотреблений со стороны участвующих в мировой сделке лиц.
Кроме того, предусмотренная законом форма мирового соглашения - его утверждение судом - делает невозможным совершение исполнительных мировых соглашений "по недоразумению", то есть судебных мировых сделок, участники которой не знали о состоявшемся судебном решении по спору между ними <*>. Поскольку процедура рассмотрения и утверждения мирового соглашения производится арбитражным судом в рамках того дела, которое возбуждено на основании спора между сторонами мирового соглашения, это позволяет как суду, так и самим спорящим сторонам контролировать состояние дела. Иными словами, обязательность утверждения судом мирового соглашения исключает ситуацию, при которой спор будет одновременно и разрешен судом, и урегулирован самими спорящими сторонами.
--------------------------------
<*> Пример такой сделки со ссылкой на суждения Oertmann излагал в свое время Б.В. Попов: стороны судебного процесса дали инструкции своим адвокатам не выступать на суде в назначенный срок, поскольку между сторонами состоялась мировая сделка. Адвокаты, по причине то ли забывчивости, то ли недоразумения, явились на суд, и было вынесено решение, о котором ничего не было известно самим тяжущимся (см.: Попов Б.В. Мировая сделка, прекращение дела и судебное решение // Вестник права. 1915. N 29. С. 842).

§ 11.5. Содержание договора, опосредующего
исполнительное мировое соглашение.
Проблемы взимания исполнительского сбора в случае
заключения исполнительного мирового соглашения

В настоящей главе нельзя не затронуть вопрос содержания договора, опосредующего исполнительное мировое соглашение.
Прежде всего можно утверждать, что исполнительное мировое соглашение предусматривает единовременное решение судьбы всего присужденного по иску <*> в отличие от мирового соглашения на стадии искового производства, которое допускает мировое соглашение в отношении лишь части составного иска, а в остальной - рассмотрение по существу (об этом говорилось в § 6.3 настоящей работы).
--------------------------------
<*> С такой точкой зрения выражает согласие А.Х. Агеев, никак ее не обосновывая (см.: Агеев А.Х. Правовая природа мирового соглашения в исполнительном производстве // Арбитражный и гражданский процесс. 2003. N 12. С. 41).

Это правило не означает, что истец (взыскатель) должен полностью отказываться от бесспорных прав, подтвержденных судебным решением, или передавать их в полном объеме иному лицу. В исполнительном мировом соглашении может быть установлен отказ от части принадлежащих взыскателю прав с обязательным указанием на урегулирование сторонами вопроса в отношении оставшейся части. Например, стороны могут закрепить в исполнительном мировом соглашении, что взыскатель отказывается от взыскания в отношении конкретной денежной суммы (из общей суммы, подлежащей взысканию), взамен чего должник обязуется исполнить свое денежное обязательство в трехдневный срок в остальной части.
Такое правило обусловлено тем, что реальное исполнительное производство, возбужденное во исполнение судебного акта, в случае заключения исполнительного мирового соглашения будет прекращено (без права его возобновления), а исполнительный документ, на основании которого возбуждалось исполнительное производство, возвращается в арбитражный суд (ст. 25 ФЗ "Об исполнительном производстве"). Таким образом, после заключения исполнительного мирового соглашения стороны лишаются права вернуться к принудительному исполнению судебного акта, а при отсутствии добровольного исполнения исполнительного мирового соглашения взыскатель получит новый исполнительный лист, имеющий иное содержание.
Следовательно, если стороны не договорились в отношении какой-либо части присужденного по иску и эта часть имущества "потерялась" при заключении исполнительного мирового соглашения, взыскатель не сможет требовать принудительного исполнения в отношении нее, поскольку выданный на принудительное исполнение судебного акта исполнительный лист возвращен в арбитражный суд.
Так, по одному из дел суд кассационной инстанции отказал в утверждении мирового соглашения, указав, что в мировом соглашении стороны указали меньшую сумму задолженности, нежели было указано в иске на день принятия решения о взыскании задолженности, при том что доказательств исполнения должником судебного решения представлено не было <*>.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 13.12.2001 г. по делу N А56-19835/00.

Выбор вариантов условий договора по сравнению с договором, опосредующим мировое соглашение на стадии исполнительного производства, еще более ограничен. Анализируя условия, включаемые в содержание любого договора, опосредующего исполнительное мировое соглашение, можно заметить, что для него не характерны подтверждающие условия (см. о них в § 6.2 настоящей работы). В закреплении в исполнительном мировом соглашении такого рода условий отсутствует необходимость в силу того, что в судебном акте, вступившем в законную силу, находят свое подтверждение спорные моменты, послужившие основанием для возникновения спора между сторонами и нуждающиеся в соответствующей констатации их судебным органом.
Так, если сторонами был заявлен составной иск (1) о признании права собственности и (2) об истребовании имущества из чужого незаконного владения, в случае удовлетворения его в полном объеме мировое соглашение вовсе не требует включения в него резолютивного вывода суда о принадлежности истцу права собственности. Этот вывод суда содержится в судебном акте, обладающем законной силой и соответственно общеобязательностью (об этом см. выше).
Обычными для договора, опосредующего исполнительное мировое соглашение, являются преобразовательные условия, причем, как показывает практика, в основном они касаются:
- сроков исполнения (стороны договариваются об отсрочке или рассрочке исполнения обязанности, исполнении обязанности по частям);
- изменения (уменьшения) подлежащей взысканию суммы;
- изменения (замены) объекта.
В тех случаях, когда исполнительным мировым соглашением стороны заменяют объект (это происходит тогда, когда судебная мировая сделка опосредует отступное, например, по соглашению сторон взамен присужденного имущества должник уплачивает денежные средства) либо изменяют размер взыскания (если исполнительным мировым соглашением уменьшается подлежащая уплате денежная сумма по сравнению с суммой, присужденной судебным решением), на первый взгляд, происходит изменение резолюции суда, содержащейся в судебном акте, при исполнении которого заключается это соглашение. Однако такое понимание последствий действий сторон было бы неверным. Как уже было сказано ранее, в данном случае истец (взыскатель) не изменяет резолюцию суда, но осуществляет по мировой сделке распоряжение своим имуществом, что основано на трактовке прав, подтвержденных судебным решением, в качестве имущества истца (взыскателя).
Названное обстоятельство - получение взысканного по решению суда в меньшей сумме либо получение иного вместо первоначально взыскиваемого - не наделяет истца (взыскателя) правом обратиться с самостоятельным требованием о взыскании недополученного либо вновь заявить иск, тождественный тому, по результатам рассмотрения которого стороны заключили исполнительное мировое соглашение. Руководствуясь ч. 2 ст. 150 АПК РФ, арбитражный суд должен прекратить производство по такому делу, это правило распространяется на все случаи без исключения. Ведь суд уже рассмотрел иск и вынес по нему решение, вступившее в законную силу, а сам истец (взыскатель) реализовал свое право распорядиться подтвержденными судебным решением правами - бесспорными и подлежащими принудительному исполнению (своим имуществом).
Последствия неисполнения исполнительного мирового соглашения будут такими же, как и при неисполнении мирового соглашения по делу исполнительного производства, - законодательно закреплено принудительное исполнение такого мирового соглашения по правилам раздела VII АПК РФ на основании исполнительного листа, выдаваемого арбитражным судом по ходатайству лица, заключившего мировое соглашение (ч. 2 ст. 142 АПК РФ).
В том случае, если во время искового производства было заключено мировое соглашение, на стадии принудительного исполнения которого стороны сочли возможным заключить исполнительное мировое соглашение (о допустимости такой ситуации говорилось в § 8.2 настоящей работы), утверждение нового мирового соглашения послужит основанием для прекращения исполнительного производства по исполнению прежнего мирового соглашения.
В том случае, если новое (исполнительное) мировое соглашение не исполняется заключившими его лицами <*> добровольно, сторона, не получившая исполнения, вправе ходатайствовать о выдаче арбитражным судом исполнительного листа, на основании которого будет возбуждено исполнительное производство с целью принудительного исполнения исполнительного мирового соглашения (ст. 142 АПК РФ). Иными словами, на основании исполнительного листа, выданного с целью принудительного исполнения исполнительного мирового соглашения, будет возбуждено новое исполнительное производство.
--------------------------------
<*> Следует подчеркнуть, что, заключив исполнительное мировое соглашение, стороны не могут "вернуться" к исполнению судебного акта (акта иного органа или прежнего мирового соглашения). "Возврат в прежнее состояние" возможен только в случае отмены утверждающего мировое соглашение определения арбитражного суда либо признания недействительным собственно мирового соглашения.

Несмотря на очевидность последнего вывода, судебно-арбитражная практика в некоторых случаях свидетельствует о непонимании цели и последствий заключения исполнительного мирового соглашения.
Так, должник обратился в арбитражный суд с заявлением о приостановлении исполнительного производства, ссылаясь на то, что выдача исполнительного листа допустима только на основании судебного акта, тогда как заключение сторонами мирового соглашения, напротив, обязывает прекратить исполнительное производство <*>.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 14.04.1999 г. по делу N 473/982000.

Прекращение исполнительного производства, как уже указывалось выше, является последствием отпадения надобности в процедуре государственного принуждения, а не вытекает непосредственно из самого исполнительного мирового соглашения (об этом говорилось также в § 3.4, § 7.4 настоящей работы). Вследствие этого арбитражный суд должен решать вопросы прекращения исполнительного производства, что закреплено в ст. 24 ФЗ "Об исполнительном производстве". Указанная статья в п. 1 предусматривает, что прекращение исполнительного производства, возбужденного на основании исполнительного документа, выданного арбитражным судом, производится тем же арбитражным судом или арбитражным судом по месту нахождения судебного пристава-исполнителя.
Учитывая, что решение вопросов прекращения исполнительного производства отнесено к компетенции судебных органов, вызывают по меньшей мере недоумение выводы, содержащиеся в отдельных судебных актах арбитражных судов, о том, что в мировом соглашении должен решаться вопрос прекращения исполнительного производства.
Так, по одному из дел при рассмотрении утвержденного судом первой инстанции исполнительного мирового соглашения суд кассационной инстанции сделал вывод о том, что мировое соглашение на стадии исполнительного производства - это соглашение между взыскателем и должником о прекращении исполнительного производства на основе взаимных уступок, то есть стороны исполнительного производства договариваются об окончании исполнительных действий, в то время как из текста исполнительного мирового соглашения не следовало, что стороны намереваются прекратить исполнительное производство <*>.
--------------------------------
<*> Постановления Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 11.12.2001 г. по делу N А33-1561/99-С1, N А33-1781/99-С1, N А33-1976/97-С1, N А33-1977/99-С1, N А33-1978/99-С1-Ф02-2999/01-С2.

Условие о прекращении исполнительного производства не должно содержаться в договоре, опосредующем исполнительное мировое соглашение. Требование арбитражного суда об обязательности включения такого рода условий в договор не основано на законе, поскольку обязанность прекращения исполнительного производства прямо возложена законом на арбитражный суд и не зависит от волеизъявления сторон мирового соглашения.
Неоднозначно решается на практике вопрос о взыскании исполнительского сбора при заключении исполнительного мирового соглашения. В одних случаях арбитражные суды признавали, что утверждение судом исполнительного мирового соглашения и прекращение исполнительного производства по исполнительному листу не лишает службу судебных приставов права на взыскание исполнительского сбора <*>, в других - указывали на необходимость дифференцированного подхода к решению данного вопроса <**>.
--------------------------------
<*> См., например: Постановления Федерального арбитражного суда Уральского округа от 19.01.2001 г. по делу N Ф09-1518/2000-ГК, от 16.03.2001 г. по делу N Ф09-304/01-ГК, Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 29.01.2002 г. по делу N 201ж/01-4640/99-8.
<**> См., например: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 19.12.2000 г. по делу N А26-04-01-07/37.

Так, признавая недействительным постановление судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора, суд исходил из наличия уважительных причин для неисполнения должником исполнительного документа в предложенный судебным приставом-исполнителем пятидневный срок <*>. Кроме того, суд, руководствуясь принципом справедливости, принял во внимание то обстоятельство, что никакие исполнительные действия, за исключением возбуждения исполнительного производства и некоторых мер по установлению имущества должника, судебным приставом-исполнителем в рамках исполнительного производства не производились, а исполнительное производство прекращено в связи с утверждением между сторонами мирового соглашения.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 19.12.2000 г. по делу N А26-04-01-07/37.

В Постановлении Конституционного Суда РФ от 30 июля 2001 г. N 13-П сделан вывод о том, что п. 1 ст. 81 ФЗ "Об исполнительном производстве" содержит, по сути, специальную норму об административной ответственности за нарушение законодательства об исполнительном производстве; это санкция штрафного характера, то есть возложение на должника обязанности произвести определенную дополнительную выплату в качестве меры его публично-правовой ответственности, возникающей в связи с совершенным им правонарушением в процессе исполнительного производства. Установленный в данной статье размер взыскания (семь процентов от взыскиваемой суммы) представляет собой лишь допустимый его максимум, верхнюю границу, и с учетом характера совершенного правонарушения, размера причиненного вреда, степени вины правонарушителя, его имущественного положения и иных существенных обстоятельств может быть снижен правоприменителем.
В названном Постановлении Конституционного Суда РФ определено, что постановление судебного пристава-исполнителя может быть вынесено лишь по истечении срока, установленного им для добровольного исполнения исполнительного документа. Взыскание с должника исполнительского сбора на основании п. 1 ст. 81 ФЗ "Об исполнительном производстве" производится, если исполнительный документ в установленный срок не исполнен им без уважительных причин; при наличии уважительных причин должник не может быть подвергнут взысканию.
В силу изложенного заключение исполнительного мирового соглашения в период, который установлен судебным приставом-исполнителем для добровольного исполнения исполнительного документа, безусловно освобождает должника от уплаты исполнительского сбора.
По истечении срока, установленного судебным приставом-исполнителем для добровольного исполнения исполнительного документа, заключение исполнительного мирового соглашения само по себе не лишает судебного пристава-исполнителя возможности взыскать с должника исполнительский сбор. Этот вывод автора настоящей работы нашел свое подтверждение в п. 31 Обзора практики рассмотрения дел, связанных с исполнением судебными приставами-исполнителями судебных актов арбитражных судов <*>.
--------------------------------
<*> Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 21.06.2004 г. N 77.

Вместе с тем нельзя не учитывать, что факт заключения сторонами исполнительного мирового соглашения может быть учтен судебным приставом-исполнителем при определении размера взыскания.

Глава 12. СУДЕБНЫЕ МИРОВЫЕ СДЕЛКИ
ПО ДЕЛАМ О НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВЕ)

§ 12.1. Правовая природа мирового соглашения по делу
о несостоятельности и проблема ее определения в условиях
действующего законодательства о банкротстве

Вопросы мирового соглашения, заключаемого по делу о банкротстве <*>, вызывают повышенный интерес у современных ученых; проблематика мирового соглашения по делам о несостоятельности - предмет самостоятельных диссертационных исследований <**>.
--------------------------------
<*> Термин "несостоятельность" исторически вошел в оборот как состояние недостаточности имущества должника для удовлетворения требований кредиторов. От него по содержанию заметно отличался термин "банкротство", который использовался для обозначения виновного поведения несостоятельного коммерсанта, укрывающего свое имущество от взыскания со стороны кредитора, то есть "уголовная сторона того гражданского отношения, которое называется несостоятельностью" (Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. IV. М.: Изд. Бр. Башмаковых, 1912. С. 148, 580). Современное российское законодательство и доктрина отождествляют понятия несостоятельности и банкротства. В современной юридической лексике зарубежных стран в равной степени используются и термин "банкротство", и термин "несостоятельность" (см.: Гражданское и торговое право зарубежных стран: Учебное пособие / Под ред. В.В. Безбаха и В.К. Пучинского М.: МЦФЭР, 2004. С. 469; Гражданское право. Том 1 / Под редакцией Суханова Е.А. М.: БЕК, 1998. С. 207).

<< Предыдущая

стр. 16
(из 21 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>