<< Предыдущая

стр. 17
(из 21 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

<**> См., например: Олевинский Э.Ю. Мировое соглашение как процедура банкротства: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2002; Коробов О.А. Мировое соглашение в процедурах несостоятельности (банкротства): Диссер. ... канд. юрид. наук. Волгоград, 2003.

Рассмотрение мирового соглашения, заключаемого по делу о банкротстве, следует начать с анализа правовой природы этого соглашения, которая вызывала и продолжает вызывать острые дискуссии в среде современных ученых <*>.
--------------------------------
<*> По мнению большинства правоведов, мировая сделка в процедуре несостоятельности по своей правовой природе представляет договорное отношение, однако она принципиально отличается от общегражданской сделки. Тем самым они безапелляционно поддерживают точку зрения Г.Ф. Шершеневича, который писал, что "конкурсная мировая сделка не имеет ни одного признака договорной мировой сделки: 1) она не может быть признана основанной на договоре, потому что меньшинство кредиторов принуждено подчиниться решению большинства; 2) нет здесь сомнительности прав, потому что требования могут быть уже признаны конкурсным управлением подлежащими удовлетворению; 3) наконец, отсутствует и взаимность уступок, потому что несостоятельный должник не делает никаких уступок, а только пользуется уступками со стороны кредиторов" (Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Тула: Автограф, 2001. С. 446).

Ранее в рамках настоящей работы (см. об этом § 3.3) уже обосновывалась позиция, согласно которой мировое соглашение по делу о банкротстве необходимо рассматривать как гражданско-правовую сделку.
Между тем российское законодательство о несостоятельности начиная с 90-х гг. прошлого столетия по-иному определяет правовую природу мирового соглашения.
Закон РФ "О несостоятельности (банкротстве) предприятий" 1992 г. делил процедуры банкротства на реорганизационные (внешнее управление и санация), ликвидационные (конкурсное производство) и мировое соглашение <*>. Таким образом, мировое соглашение рассматривалось как самостоятельная процедура, которая могла быть осуществлена в отношении должника наряду с реорганизационными и ликвидационными процедурами. Мировому соглашению посвящался раздел V, в котором подробно решались многие имеющие существенное значение вопросы: о сроках и условиях заключения мирового соглашения, о вступлении его в законную силу, о порядке его рассмотрения и утверждения арбитражным судом, о недействительности мирового соглашения и т.д.
--------------------------------
<*> Преамбула Закона содержала понятие мирового соглашения, под которым понималась процедура достижения договоренности между должником и кредиторами относительно отсрочки и (или) рассрочки причитающихся кредиторам платежей или скидок с долгов.

ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" <*> 1998 г. не употреблял термины "реорганизация" и "ликвидация". Статья 23 данного Закона содержала указание на четыре процедуры банкротства для юридических лиц и две - для должников-граждан. Общими являлись конкурсное производство и мировое соглашение; для юридических лиц им предшествовали наблюдение и внешнее управление. Нормы, предусматривающие положения о мировом соглашении, были объединены в гл. VII: форма и содержание мирового соглашения, условия утверждения мирового соглашения арбитражным судом и последствия этого утверждения, отказ в утверждении мирового соглашения и последствия отказа, недействительность мирового соглашения, расторжение мирового соглашения и т.д.
--------------------------------
<*> 25 февраля 1999 г. был принят ФЗ "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций", который устанавливал особенности оснований и процедур признания кредитных организаций несостоятельными, их ликвидации в порядке конкурсного производства.

Действующий ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" во многом изменил существовавшее правовое регулирование конкурсных отношений, но, как отмечается специалистами, имеет целый ряд пробелов и внутренних противоречий, которые не могут быть устранены на уровне подзаконных актов и практики. Наличием существенных недостатков характеризуются и нормы, регламентирующие, в частности, мировое соглашение <*>.
--------------------------------
<*> Действующий ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" исключил возможность расторжения мирового соглашения в отношении отдельного кредитора по заявлению последнего. Вместе с тем в п. 3 ст. 165 этого Закона сохранился "атавизм" - норма, устанавливающая порядок рассмотрения заявления о расторжении мирового соглашения в отношении отдельного кредитора.

В действующем ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" предусмотрено, что в отношении должника - юридического лица применяются такие процедуры банкротства, как наблюдение, финансовое оздоровление, внешнее управление, конкурсное производство, мировое соглашение; в отношении должника-гражданина - конкурсное производство, мировое соглашение (ст. 27 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)"). Мировому соглашению посвящена гл. VIII, в которой подробно регламентируются порядок заключения мирового соглашения и утверждения его арбитражным судом, последствия утверждения мирового соглашения и отказа в его утверждении, порядок расторжения мирового соглашения и последствия его расторжения и т.д.
Анализ норм действующего законодательства о банкротстве позволяет сделать вывод, что понятием "мировое соглашение по делу о банкротстве" обозначаются одновременно три правовых явления:
1) процедура банкротства;
2) сделка, заключенная должником, сообществом кредиторов и уполномоченными органами (в случаях, предусмотренных законом, - с участием третьих лиц);
3) основание прекращения производства по делу о несостоятельности.
Рассмотрим поочередно указанные явления.
Как доктриной, так и отечественным законодательством о банкротстве мировое соглашение традиционно признается самостоятельной процедурой банкротства наряду с процедурами наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления, конкурсного производства (ст. 27 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)").
Статья 2 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" прямо закрепляет различную целевую направленность наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления, конкурсного производства и мирового соглашения:
- для наблюдения это обеспечение сохранности имущества должника, проведение анализа его финансового состояния, составление реестра требований кредитора <*>;
--------------------------------
<*> Смысл установления данной процедуры специалисты видят в том, что на момент принятия арбитражным судом к производству заявления о банкротстве должника еще не ясно, является ли он фактически несостоятельным (в состоянии ли он удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей в полном объеме). Введение наблюдения и ограничение полномочий руководителя должника позволяют определить состояние платежеспособности должника, сохранить его имущество и, кроме того, являются разумным компромиссом между соблюдением интересов предприятия-должника и кредиторов (см.: Никитина О.А. Процедура наблюдения // Вестник ВАС РФ. 1998. Специальное приложение к N 2 (февраль). С. 107).

- для финансового оздоровления и внешнего управления - восстановление платежеспособности должника;
- для конкурсного производства - соразмерное удовлетворение требований кредиторов должника, признанного арбитражным судом банкротом;
- для мирового соглашения - прекращение производства по делу о банкротстве путем достижения соглашения между должником и кредитором.
Таким образом, ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" разделяет целевую направленность мирового соглашения, которое, согласно норме Закона, направлено на создание процессуальных последствий и состоит в прекращении производства по делу о банкротстве и процедур банкротства - наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления, общая цель которых состоит в выводе должника из экономического кризиса и удовлетворении требований кредиторов (для конкурсного производства - только последняя из указанных целей).
Указанная в ст. 2 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" цель мирового соглашения не является его действительной целью. Это утверждение можно обосновать следующим образом.
Любые сомнения, неясность, спорность, неопределенность в возможности беспрепятственной реализации субъективных гражданских прав могут стать мотивом к совершению мировой сделки (см. о мотиве мировой сделки § 2.2 настоящей работы). Вследствие этого заключение мирового соглашения в деле о банкротстве, осуществляемое по причине невозможности беспрепятственного осуществления кредитором принадлежащих ему (бесспорных) прав, имеет мотив, обычный для мировой сделки.
Отсутствие у мирового соглашения по делу о несостоятельности такой цели, как прекращение (предотвращение) спора о праве, на что обычно опираются правоведы в попытке выделить мировое соглашение по делу о банкротстве из "семьи" гражданских мировых сделок <*>, не является основанием для определения мирового соглашения по делу о несостоятельности как обособленного правового института. Не преследуя цели прекращения спора о праве (при отсутствии такового), мировое соглашение по делу о несостоятельности имеет иную социально-экономическую цель, которая для кредиторов состоит обычно в том, чтобы избежать более крупных имущественных потерь, а для должника - не допустить его ликвидации. Но это в целом не влияет на правовую квалификацию рассматриваемого мирового соглашения: общая правовая цель мирового соглашения по делу о несостоятельности, как и любой мировой сделки, состоит в защите прав (см. об этом § 2.3 настоящей работы) <**>.
--------------------------------
<*> Г.Ф. Шершеневич подчеркивал, что, в отличие от судебного мирового соглашения, конкурсным мировым соглашением не решается вопрос спора о праве, в нем "нет спорности, требования кредиторов совершенно определены и признаны" (Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. IV. М.: Издание Бр. Башмаковых, 1912. С. 555).
<**> С этим выводом автора настоящей работы не согласен О.А. Коробов, обосновывая это тем, что, отказываясь от части своих требований, кредиторы тем самым отказываются от защиты права (см.: Коробов О.А. Мировое соглашение в процедурах несостоятельности (банкротства): Диссер. ... канд. юрид. наук. Волгоград, 2003. С. 61 - 62).

В то же время непосредственные правовые цели, к достижению которых стремятся участники мирового соглашения по делу о несостоятельности, могут быть самыми разнообразными. В силу этого мировое соглашение о несостоятельности может сочетать в себе элементы различных договоров, содержать условия об изменении и прекращении обязательств, а также возникновении новых прав и обязанностей для его сторон, то есть содержание договора, опосредующего мировое соглашение по делу о банкротстве, может быть самым разнообразным, что подтверждено, в частности, ст. 156 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", предусматривающей, что мировое соглашение должно содержать положения о порядке и сроках исполнения обязательств должника в денежной форме и может включать условия о прекращении обязательств путем предоставления отступного, обмена требования на доли в уставном капитале должника, акции, конвертируемые в облигации, или иные ценные бумаги, новации обязательства и т.д. В силу вышеизложенного мировое соглашение по делу о несостоятельности не является особым типом (видом) договора.
Ученые обычно отказывают мировому соглашению по делу о несостоятельности в признаке взаимности, упирая на то, что уступки производятся только со стороны кредиторов <*>.
--------------------------------
<*> Самой существенной уступкой должнику С.И. Федоров признает сохранение деятельности его предприятия и сохранение должника как самостоятельного субъекта общественных и правовых отношений вследствие прекращения производства по делу о несостоятельности после утверждения судом мирового соглашения (см.: Федоров С.И. Некоторые особенности рассмотрения арбитражными судами дел о несостоятельности (банкротстве): Диссер. ... канд. юрид. наук. М., 2001. С. 194).

В настоящей работе обосновывается позиция, согласно которой определяющим любую мировую сделку признаком является не взаимность уступок, а возмездность мировой сделки, имеющая особую (компромиссную) природу (см. об этом § 2.4 настоящей работы). Мировое соглашение по делу о банкротстве можно рассматривать в этом качестве, поскольку принимаемые по данному соглашению обязанности обычно находятся в условной и/или каузальной правовой зависимости. Вследствие сказанного допустимо включение в мировое соглашение по делу о несостоятельности условия о прощении долга со стороны кредиторов, при том что со стороны должника предполагается встречное предоставление (о прощении долга, эквивалентности взаимных предоставлений, а также различных видах правовой зависимости действий сторон см. подробнее § 2.4 настоящей работы).
Соглашаясь на определенные уступки при заключении мирового соглашения по делу о несостоятельности, кредиторы вовсе не занимаются благотворительностью - таким образом они содействуют восстановлению платежеспособности должника, что, в свою очередь, даст им возможность осуществить принадлежащее бесспорное право. В этой связи Г.Ф. Шершеневич отмечал, что мировая сделка как способ окончания конкурсного процесса предоставляет выгоды не только для самого несостоятельного должника, восстанавливая его во всех правах, возвращая ему свободу управления и распоряжения имуществом, но и для кредиторов, когда ликвидация обещает затянуться на долгое время и поглотить значительную часть имущества <*>.
--------------------------------
<*> См.: Шершеневич Г.Ф. Конкурсный процесс. М.: Статут (Классика российской цивилистики), 2000. С. 438.

В силу изложенного можно утверждать, что целевая направленность (социально-экономическая цель) мирового соглашения по делу о несостоятельности состоит в удовлетворении требований кредиторов и восстановлении экономического равновесия и деятельности должника.
Совпадение целевой направленности (социально-экономической цели) процедур банкротства и мирового соглашения по делу о несостоятельности (о чем было сказано выше) вместе с тем не позволяет рассматривать мировое соглашение по делу о несостоятельности в качестве процедуры банкротства. Думается, тезис о принадлежности мирового соглашения к процедурам банкротства нуждается в серьезном обсуждении, а законодательство о банкротстве в части причисления мирового соглашения к процедуре банкротства - в изменении. Причины этого кроются в следующем.
Прежде всего это утверждение автора настоящей работы основано на предусмотренном в п. 1 ст. 150, п. 1 ст. 159 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" положении, согласно которому должник, его конкурсные кредиторы и уполномоченные органы вправе заключить мировое соглашение на любой стадии рассмотрения арбитражным судом дела о банкротстве, в ходе любой процедуры банкротства - наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления или конкурсного производства (эта норма корреспондирует ч. 1 ст. 139 АПК РФ, согласно которой стороны могут окончить дело мировым соглашением на любой стадии арбитражного процесса). Введение иных процедур банкротства не может осуществляться столь произвольно - они применяются в определенном законом порядке <*>.
--------------------------------
<*> См.: Свит Ю.П. Мировое соглашение при банкротстве // Закон. 2003. N 8. С. 96.

То обстоятельство, что мировое соглашение не включено в общую схему введения процедур банкротства и влечет за собой прекращение любой из процедур банкротства, не позволяет причислять его к группе процедур банкротства <*>.
--------------------------------
<*> Вывод о том, что мировое соглашение является одним из способов прекращения процедуры банкротства, но само по себе особой процедурой банкротства не является, сделан А.Н. Семиной. В обоснование она указывает на тот факт, что мировое соглашение не применяется судом и может быть заключено во время применения судом любой процедуры банкротства (см.: Семина А.Н. Банкротство: вопросы правоспособности должника - юридического лица. Научно-практическое издание. М.: Экзамен, 2003. С. 97 - 98).

Далее, характеризуя процедуры банкротства, можно утверждать, что:
во-первых, каждая из них представляет собой законодательно предписанные упорядоченно осуществляемые действия, направленные к выводу должника из экономического кризиса и удовлетворению требований кредиторов (для конкурсного производства - только последнее) <*>;
--------------------------------
<*> Н.В. Рубцовой сделан вывод о том, что понятием "процедура банкротства" охватывается официально установленная законодательством о несостоятельности (банкротстве) последовательность действий, применяемых к должнику, имеющему признаки банкротства или официально объявленному несостоятельным, с целью удовлетворения требований кредиторов и вывода организации из экономического кризиса. Под мерами она понимает совокупность действий и средств для реализации определенных частных задач, которые ставятся при проведении процедур банкротства. А категория "мероприятия", с ее точки зрения, является общей по отношению к процедурам банкротства и мерам, поскольку объединяет указанные понятия в одну группу действий, осуществляемых в процессе несостоятельности (см.: Рубцова Н.В. Процедуры банкротства юридических лиц: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2001).

во-вторых, решение о введении такой процедуры принимается судебным органом - арбитражным судом - с соблюдением специально предусмотренного порядка (порядок введения наблюдения (ст. 62 Закона), порядок введения финансового оздоровления (ст. 80 Закона), порядок введения внешнего управления (ст. 93 Закона), порядок признания должника банкротом и открытия конкурсного производства (ст. 53 Закона));
в-третьих, каждая процедура банкротства подлежит применению к должнику на основании судебного акта арбитражного суда, то есть возникает в силу волеизъявления органа публичной власти;
в-четвертых, проведение любой процедуры банкротства предусматривает рассмотрение арбитражным судом результатов проведения этой процедуры, то есть обязательный судебный контроль.
Основываясь на указанных признаках процедур банкротства, можно отграничить их от мирового соглашения.
Как уже говорилось ранее, предшествующие совершению любой мировой сделки переговоры сторон обычно рассматривают как примирительные (или согласительные) процедуры, которые могут осуществляться как самими сторонами (их представителями), так и с привлечением иных лиц: примирителей, посредников, медиаторов. Термином "мировое соглашение" обозначают как саму гражданско-правовую мировую сделку, заключенную сторонами (юридический факт), так и договор-документ, ее оформляющий и подлежащий утверждению судом.
Все примирительные (согласительные) процедуры, разработка мирового соглашения, процесс переговоров, обсуждений, согласований и иные предшествующие совершению мирового соглашения процедуры не есть процедуры банкротства. Это нормальный рабочий процесс выработки наиболее приемлемых для сторон условий удовлетворения их интересов и закрепление их в едином акте (договоре-документе) с соблюдением предусмотренных законом правил. Рассматривать этот процесс в качестве мероприятия в рамках производства по делу о банкротстве нельзя.
В работе Ю.П. Свит содержится вывод о допустимости отнесения мирового соглашения, заключенного до принятия решения о признании должника несостоятельным, к процедурам, предотвращающим банкротство <*>.
--------------------------------
<*> См.: Свит Ю.П. Процедуры, предотвращающие банкротство юридических лиц: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М., 1999. С. 8, 22.

Думается, по своей сути заключение мирового соглашения очень близко к мерам по предупреждению банкротства. В сущности, как и меры по предупреждению банкротства, мировое соглашение в широком смысле направлено на предупреждение признания должника несостоятельным. Однако из содержания гл. II действующего ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" следует, что меры по предупреждению банкротства допустимо применять в период возникновения финансовых проблем у должника, но до подачи заявления о признании должника несостоятельным (банкротом). В отличие от любых досудебных мероприятий <*>, мировое соглашение требует судебной формы и подлежит обязательному утверждению арбитражным судом (п. 4 ст. 150 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", ст. 225 АПК РФ).
--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Комментарий к Федеральному закону от 26.10.2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" М.В. Телюкиной включен в информационный банк.

<*> М.В. Телюкина разделяет меры по предупреждению банкротства организаций на экономические (модернизация, перепрофилирование производства, изменение управленческой политики и т.д.) и юридические (получение кредитов, заключение соглашений о новации, отступном либо прекращении обязательств иным способом, ликвидация обособленных подразделений, истребование своего имущества из чужого незаконного владения, взыскание дебиторской задолженности и др.) (см.: Телюкина М.В. Комментарий к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве)". М.: Юрайт-Издат, 2003. С. 110).

В отличие от любой процедуры банкротства (наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления), применяемой арбитражным судом в отношении должника, совершение мирового соглашения по делу о банкротстве целиком зависит от лиц, обладающих в силу закона правом его заключения, - только в результате волеизъявления указанных в законе лиц может возникнуть мировое соглашение.
Учитывая, что мировое соглашение является предметом свободного волеизъявления сторон <*>, суд не может применить мировое соглашение, он вправе утвердить или отказать в его утверждении, из-за чего указание ст. 27 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" на "применение мирового соглашения" (наряду с упомянутыми процедурами банкротства) представляется некорректным.
--------------------------------
<*> Постатейный комментарий к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве)" / Под общ. ред. В.В. Витрянского. М., 1998. С. 20.

В качестве одной из отличительных черт процедуры банкротства выше была названа необходимость судебного контроля за результатами ее непосредственного применения. В отличие от этого исполнение мирового соглашения по делу о банкротстве "выходит за рамки конкурсных отношений, осуществляется вне контроля суда и не допускает судебного вмешательства" <*>. Иными словами, суд, утвердив мировое соглашение по делу о несостоятельности, утрачивает возможность осуществления судебного контроля за его результатами.
--------------------------------
<*> Телюкина М.В. Конкурсное право: Теория и практика несостоятельности (банкротства). М.: Дело, 2002. С. 348.

По смыслу ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" любая процедура банкротства вводится арбитражным судом для того, чтобы, создав определенные механизмы, предписанные законом для каждой из процедур, достичь поставленной для этой конкретной процедуры цели и в целом всего производства о несостоятельности <*>. Например, введением наблюдения, цель которого состоит в обеспечении сохранности имущества должника, проведении анализа его финансового состояния, составлении реестра требований кредитора, пресекаются возможные злоупотребления со стороны руководства должника.
--------------------------------
<*> Современные авторы видят цели процедур банкротства в следующем: вывод хозяйствующего субъекта из экономического кризиса, переход к устойчивой работе путем повышения эффективности управления и использования ресурсов, обеспечение защиты интересов собственников и кредиторов, создание условий для активных инновационно-инвестиционных процессов (см., например: Рубцова Н.В. Процедуры банкротства юридических лиц: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2001).

В силу этого и с учетом отличий в целях различных процедур банкротства (ст. 2 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)") для каждой из них вышеназванный Закон предусматривает собственный порядок и условия проведения, определяет допустимые в этом случае ограничения должника, регламентирует обязанности соответствующего арбитражного управляющего (временного, административного, внешнего, конкурсного) и т.д., то есть регламентирует отношения, возникающие при осуществлении мероприятий банкротства.
В главе VIII ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", определяющей мировое соглашение, содержатся положения, которые:
- упорядочивают действия, предшествующие заключению мирового соглашения (порядок принятия решения конкурсными кредиторами по вопросу заключения мирового соглашения, необходимость согласования его с определенными лицами);
- определяют субъектов, обладающих правом участия в мировом соглашении по делу о несостоятельности;
- устанавливают форму, содержание мирового соглашения и указывают момент вступления его в действие;
- обозначают особенности мировых соглашений, заключаемых в каждой из процедур банкротства;
- устанавливают условия утверждения мирового соглашения арбитражным судом;
- регламентируют основания, порядок и последствия расторжения мирового соглашения;
- определяют последствия неисполнения мирового соглашения и др.
Иными словами, гл. VIII ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" не решает вопросы мероприятий по восстановлению платежеспособности должника и удовлетворению требований кредитора, а регламентирует отдельные действия, связанные с заключением сторонами мирового соглашения, порядок утверждения арбитражным судом мирового соглашения, его расторжения и отмену утверждающего мировое соглашения определения арбитражного суда <*>.
--------------------------------
<*> Близок к этому выводу В.Ф. Попондопуло, когда утверждает, что мировое соглашение по делу о несостоятельности представляет собой процедуру достижения договоренности между должником и кредиторами (см.: Попондопуло В.Ф. Правовое регулирование несостоятельности (банкротства) предпринимателей. СПб., 2001. С. 175 - 176). Однако умозаключение названного ученого представляется не совсем точным, поскольку процедуру достижения мирового соглашения нельзя отождествлять с самим мировым соглашением, являющимся положительным результатом такой процедуры. Думается, что можно говорить о том, что заключение мирового соглашения есть процедура достижения договоренности между должником и кредиторами.

Однако ни деятельность участников мирового соглашению по его заключению, ни деятельность суда по утверждению (расторжению) мирового соглашения по делу о несостоятельности нельзя рассматривать как процедуру банкротства.
Все вышесказанное позволяет сделать единственно верный в сложившейся ситуации вывод о том, что мировое соглашение нельзя рассматривать как процедуру банкротства.

§ 12.2. Мировое соглашение по делу о несостоятельности
как предпосылка прекращения производства
по делу о банкротстве

Как и любая другая судебная мировая сделка, мировое соглашение по делу о несостоятельности непосредственно не влечет процессуальных последствий. Мировое соглашение ликвидирует правовую неопределенность (которая в делах о несостоятельности состоит прежде всего в невозможности осуществления кредиторами бесспорных прав), что в итоге лишает судебную процедуру предмета рассмотрения. Ликвидация в результате заключения мирового соглашения правовой неопределенности исключает возможность продолжения судебного процесса по делу о банкротстве, и производство по делу вследствие этого подлежит прекращению. Таким образом, мировое соглашение по делу о несостоятельности выступает предпосылкой, но не основанием прекращения производства по этому делу и, следовательно, процессуальных последствий не порождает.
Изложенное выше не позволяет согласиться с мнением тех авторов, которые, уповая на факт наличия у рассматриваемого мирового соглашения процессуальных последствий (при отсутствии таковых), настаивают на процессуальной природе мирового соглашения по делу о несостоятельности <*>.
--------------------------------
<*> См., например: Свит Ю.П. Мировое соглашение при банкротстве // Закон. 2003. N 8. С. 96; Пустовалова Е.Ю. Судьба требований кредиторов при банкротстве должника. М.: Статут, 2003. С. 230, 256; Оленин А. Мировое соглашение в процессе о банкротстве // Адвокат. 2000. N 12. С. 3; Бартош В.М. Правовая природа мирового соглашения, заключаемого при банкротстве должника и при реструктуризации кредитной организации // Юридический мир. 2001. N 5. С. 34; Синякина А.М. Мировое соглашение в делах о несостоятельности (банкротстве) // Арбитражный и гражданский процесс. 2003. N 5. С. 25 - 26; Яцева Е. Общие условия действительности мирового соглашения по делу о банкротстве должника // Арбитражный и гражданский процесс. 2003. N 10. С. 23.

В комментариях к Уставу судопроизводства торгового отмечалось, что окончание дела о несостоятельности может иметь место вследствие, во-первых, отказа кредиторов от своих претензий <*>, во-вторых, решения коммерческого суда о свойстве несостоятельности (то есть признание судом несостоятельности несчастной, неосторожной (простое банкротство) или злостной (злонамеренное банкротство) <**>), в-третьих, утверждения мировой сделки.
--------------------------------
<*> Отказ кредиторов от претензий мог иметь место в результате "молчаливой мировой сделки", когда все кредиторы, получив в том или ином виде удовлетворение своих требований от самого должника или от близких ему лиц, отзывали свои требования, в результате чего не оставалось ни одного кредитора (см.: Исаченко В.Л. Русское гражданское судопроизводство. Том II. Книга 6. СПб., 1911. С. 563). В условиях действующего законодательства такого рода сделка не допускается.
<**> См.: Добровольский А. Устав судопроизводства торгового. В 2-х выпусках. СПб.: Законоведение, 1909. Выпуск 2. С. 142. Аналогичное указание содержится в кн.: Васьковский Е.В. Учебник гражданского права. М.: Статут (Классика российской цивилистики), 2003. С. 424.

Несколько способов окончания дела предусмотрено и в действующем российском законодательстве о банкротстве.
Общим правилом является то, что дело может быть окончено рассмотрением по существу путем вынесения арбитражным судом решения о признании должника банкротом (и открытии конкурсного производства) либо об отказе в признании должника банкротом (ст. ст. 53, 55 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)").
Одновременно ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" предусматривает возможность окончания рассмотрения дела без вынесения решения по существу - путем прекращения производства по делу. Случаи прекращения производства по делу (неисчерпывающим образом) перечислены в п. 1 ст. 57 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)". К ним относятся:
- восстановление платежеспособности должника в ходе финансового оздоровления или внешнего управления;
- заключение мирового соглашения;
- отказ всех кредиторов, участвующих в деле о банкротстве, от заявленных требований или требования о признании должника банкротом;
- удовлетворение всех требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, в ходе любой процедуры банкротства;
- завершение конкурсного производства;
- признание в ходе наблюдения требований заявителя, послуживших основанием для возбуждения дела о банкротстве, необоснованными при отсутствии заявленных и признанных в порядке, установленном ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", иных соответствующих положениям ст. 6 Закона требований кредиторов;
- иные случаи, предусмотренные ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)".
Примечательно, что в ч. 1 ст. 52 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" содержится положение, согласно которому по результатам рассмотрения дела о банкротстве арбитражный суд вправе принять один из названных в этой статье актов. К таким актам указанная статья относит:
- решение о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства;
- решение об отказе в признании должника банкротом;
- определение о введении финансового оздоровления;
- определение о введении внешнего управления;
- определение о прекращении производства по делу о банкротстве;
- определение об оставлении заявления о признании должника банкротом без рассмотрения;
- определение об утверждении мирового соглашения.
Применение арбитражным судом в отношении должника процедур наблюдения, финансового оздоровления или внешнего управления направлено на сохранение имущества должника или восстановление его платежеспособности. Вынесение арбитражным судом определения о применении к должнику одной из указанных процедур есть конкретный этап рассмотрения дела, но введение любой из названных процедур вовсе не означает окончания рассмотрения дела.
В связи с этим дает повод для серьезного обсуждения закрепленный в Постановлении Пленума ВАС РФ от 8 апреля 2003 г. N 4 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" вывод о том, что указанными в п. 1 ст. 52 названного Закона судебными актами дела о банкротстве заканчиваются по существу (п. 14 Постановления).
Классическая теория гражданского процесса допускает возможность окончания рассмотрения дела по существу только путем вынесения судебного решения, тогда как невозможность разрешения дела по существу констатируется в определении (об оставлении заявления без рассмотрения или о прекращении производства по делу). В рассматриваемом случае (при введении в отношении должника упомянутых процедур банкротства) дело по существу вовсе не рассматривается. Здесь по аналогии применима норма ч. 1 ст. 184 АПК РФ, допускающая вынесение иных определений по вопросу, требующему разрешения в ходе судебного разбирательства (в рассматриваемом случае - по вопросу введения процедуры банкротства); вынесение такого рода определения не признается рассмотрением дела по существу.
Утверждение мирового соглашения нельзя рассматривать как разрешение арбитражным судом дела по существу. Как и любое другое мировое соглашение, мировое соглашение по делу о несостоятельности представляет собой ликвидацию правовой неопределенности самими сторонами. Ликвидировав имеющую место правовую неопределенность, стороны тем самым лишают судебное разбирательство предмета рассмотрения, что, в свою очередь, влечет за собой прекращение производства по делу (см. об этом подробнее § 1.3 настоящей работы). Таким образом, мировое соглашение по делу о несостоятельности является "нормальным способом окончания дела о банкротстве" <*>, но не может приравниваться к рассмотрению дела по существу.
--------------------------------
<*> Витрянский В.В. Реформа законодательства о несостоятельности (банкротстве) // Вестник ВАС РФ. 1998. Специальное приложение к N 2 (февраль). С. 90.

§ 12.3. Субъектный состав: должник, кредиторы, третьи лица.
Особенности принятия решения о заключении
мирового соглашения

Отличительная особенность мирового соглашения по делам о несостоятельности, как и по делам искового производства, - это строго определенный законом круг лиц, имеющих право выступать в качестве субъектов мирового соглашения.
Субъектный состав участников мирового соглашения по делам о несостоятельности существенно уже состава лиц, участвующих в деле о банкротстве <*>. В соответствии с п. 1 ст. 150, п. 1 ст. 158 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" мировое соглашение может заключаться между должником <**>, конкурсными кредиторами третьей очереди <***> и уполномоченными органами. Кроме того, Законом прямо допускается возможность участия в мировом соглашении третьих лиц, которые принимают на себя права и обязанности, предусмотренные мировым соглашением, если такое участие не нарушает права и законные интересы кредиторов (п. 3 ст. 150, п. 1 ст. 157 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)").
--------------------------------
<*> ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" делит участников рассмотрения дела о банкротстве на две группы. В первую группу - группу лиц, участвующих в деле о банкротстве (ст. 34 Закона), - включены должник, арбитражный управляющий, конкурсный кредитор, уполномоченный орган и федеральный орган исполнительной власти, а также органы исполнительной власти субъектов Федерации и органы местного самоуправления по месту нахождения должника, лицо, предоставившее обеспечение для проведения финансового оздоровления; во вторую группу - группу лиц, участвующих в арбитражном процессе по делу о банкротстве (ст. 35 Закона), - представители работников должника, представители собственника имущества должника - унитарного предприятия; представители учредителей (участников) должника; представители собрания или комитета кредиторов; иных лиц в случаях, предусмотренных, например, ст. 54 АПК РФ, п. 1 ст. 183, п. 1 ст. 187 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (см.: Филиппова Л.В. Применение Закона о банкротстве 2002 г. // Арбитражная практика. 2004. N 1. С. 4).
<**> В силу ст. 5 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций" кредитная организация, выступающая в качестве должника, не вправе заключать мировое соглашение.
<***> Действующий ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" устанавливает три очереди удовлетворения требований кредиторов, тогда как ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" 1998 г. закреплял пять очередей. Учитывая, что кредиторы первой и второй очереди не участвуют в заключении мирового соглашения - их требования должны быть погашены в полном объеме до утверждения мирового соглашения (п. 1 ст. 158 действующего ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)"), субъектами мирового соглашения по делу о несостоятельности могут выступать лишь кредиторы третьей очереди.

Таким образом, в мировом соглашении не участвуют граждане, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, морального вреда или имеет обязательства по выплате вознаграждения по авторским договорам (кредиторы первой и второй очереди), а также учредители (участники) должника по обязательствам, возникшим из такого участия. Не участвуют в мировом соглашении кредиторы по текущим платежам (ст. 5 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)"), кредиторы, которые могли бы быть отнесены к числу конкурсных кредиторов, но чьи требования не заявлены в установленном порядке и не включены в реестр требований. Не могут участвовать в мировом соглашении арбитражные управляющие; в случае если арбитражный управляющий уполномочен принять решение заключить и подписать мировое соглашение, он действует не от имени должника, а как арбитражный управляющий.
Как уже указывалось ранее, новеллой действующего ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" является допуск к участию в мировом соглашении уполномоченных органов <*>. Необходимо отметить, что в период действия прежнего законодательства о банкротстве специалистами высказывалось предложение о внесении в законодательство нормы, устанавливающей, что заключение мирового соглашения является основанием для обязательной реструктуризации задолженности должника по обязательным платежам, которая должна осуществляться в порядке, предусмотренном соответствующим законодательством <**>. Законодатель, как следует из положений действующего ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", избрал другой путь <***>.
--------------------------------
<*> В силу ст. 2 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" под уполномоченными органами для целей настоящего Закона понимаются федеральные органы исполнительной власти, уполномоченные Правительством Российской Федерации представлять в деле о банкротстве и в процедурах банкротства требования об уплате обязательных платежей и требования Российской Федерации по денежным обязательствам, а также органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления, уполномоченные представлять в деле о банкротстве и в процедурах банкротства требования по денежным обязательствам соответственно субъектов Российской Федерации и муниципальных образований.
<**> См.: Витрянский В.В. Пути совершенствования законодательства о банкротстве // Вестник ВАС РФ. 2001. N 3. С. 3 - 4.
<***> В литературе это нововведение уже подверглось жесткой критике. В частности, В.В. Витрянский пишет о недопустимости участия государства в голосовании по мировому соглашению, имея в виду различную правовую природу требований по обязательным бюджетным платежам и по гражданско-правовым договорам (см.: Витрянский В.В. Юридический анализ новых положений Закона о банкротстве, принятого Государственной Думой // Антикризисное управление. 2002. N 7 - 8. С. 17).

Допущение участия в мировом соглашении по делу о банкротстве публичных органов, по сути, изменило его правовую природу: в условиях действующего законодательства о несостоятельности мировое соглашение по делу о банкротстве нельзя рассматривать как чисто гражданско-правовую сделку, которой оно всегда являлось (см. об этом § 3.3 настоящей работы).
Вместе с тем участие уполномоченных органов в мировом соглашении по делу о несостоятельности признается сегодня экономически оправданным и вполне обоснованным по причине обеспечения таким участием интересов бюджета. При этом отмечается, что участие в мировом соглашении уполномоченного органа допустимо в рамках, установленных законодательством: это участие допускается в форме отсрочки, рассрочки, налогового кредита, инвестиционного налогового кредита, но уполномоченный орган не вправе заключить мировое соглашение с условием о прощении долга или о получении вместо налогового платежа отступного <*>. Думается, что речь здесь идет именно о тех ограничениях, которые применимы ко всем без исключения соглашениям, заключаемым по спорам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений (о требованиях, предъявляемых к соглашениям по спору из публичных правоотношений, см. § 4.5 настоящей работы).
--------------------------------
<*> См.: Свит Ю.П. Мировое соглашение при банкротстве // Закон. 2003. N 8. С. 97.

Особого внимания заслуживает категория третьих лиц, которых, как было сказано выше, ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" прямо наделяет правом участвовать в мировом соглашении (п. 3 ст. 150, п. 1 ст. 157 Закона).
Анализ литературы, посвященной проблемам мирового соглашения по делу о несостоятельности, свидетельствует о том, что некоторые авторы, исследующие эту проблематику, не различают категорию третьих лиц (третье лицо, заявляющее самостоятельные требования относительно предмета спора, третье лицо, не заявляющее самостоятельные требования относительно предмета спора), используемую процессуальным законодательством, и понятие "третьи лица", используемое в ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" <*>.
--------------------------------
<*> См., например: Синякина А.М. Мировое соглашение в делах о несостоятельности (банкротстве) // Арбитражный и гражданский процесс. 2003. N 5. С. 28.

Третьи лица, упоминаемые в ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", не имеют ничего общего с третьими лицами, участвующими в делах искового производства в соответствии с АПК РФ (см. о категории третьих лиц в § 10.2 настоящей работы). Под третьими лицами в ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" понимаются лица, не участвующие в конкурсных отношениях и в деле о банкротстве, - "посторонние лица" <*>. Иными словами, термин "третье лицо" используется в ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" в гражданско-правовом смысле <**>.
--------------------------------
<*> Шершеневич Г.Ф. Конкурсный процесс. М.: Статут (Классика российской цивилистики), 2000. С. 439.
<**> Такой смысл придается этому термину в нормах ГК РФ, дозволяющих должнику возложить исполнение своего обязательства на третье лицо (ст. 313 ГК РФ), устанавливающих ответственность должника перед кредитором по основному обязательству за действия третьего лица (ст. 403 ГК РФ) и т.п.

Ирония заключается в том, что, приняв на себя обязанности из мирового соглашения (договора), третье лицо становится участником этого договора и после утверждения арбитражным судом мирового соглашения (и вступления его в действие) сообразно правилу п. 3 ст. 308 ГК РФ становится уже стороной возникших договорных обязательств, утрачивая статус третьего лица. Вместе с тем ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" не предусматривает изменения наименования такого лица, выступающего, по сути, самостоятельной стороной договора (мирового соглашения).
Третьи лица могут участвовать в погашении долгов должника, и, приняв на себя такую обязанность, они становятся самостоятельными участниками мирового соглашения. Следовательно, в случае неисполнения третьим лицом обязанности из мирового соглашения кредитор вправе обратиться с требованиями о ее исполнении к третьему лицу, принявшему конкретное обязательство, но не к должнику.
Закон допускает и иной вид участия третьих лиц в мировом соглашении, который заключается в предоставлении третьим лицом поручительства или гарантии исполнения должником обязательств из мирового соглашения либо иного рода обеспечении их надлежащего исполнения (п. 2 ст. 157 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)").
Весьма вероятно участие в мировом соглашении одновременно двух названных категорий третьих лиц (и принимающих на себя обязанности должника, и обеспечивающих их исполнение должником). Более того, это может быть один и тот же субъект <*>.
--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Комментарий к Федеральному закону от 26.10.2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" М.В. Телюкиной включен в информационный банк.

<*> Особые правила установлены законом для ситуаций, когда мировое соглашение заключается с участием третьих лиц, являющихся заинтересованными по отношению к должнику, временному управляющему, административному управляющему, внешнему управляющему, конкурсному управляющему или любому из конкурсных кредиторов (п. 4 ст. 151, п. 4 ст. 152, п. 3 ст. 153, п. 3 ст. 154 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)"). В этом случае, во-первых, собрание кредиторов должно быть проинформировано о наличии и характере заинтересованности в совершении данной сделки; во-вторых, текст мирового соглашения должен содержать информацию о том, что данное мировое соглашение - сделка с заинтересованностью и указание на характер этой заинтересованности. М.В. Телюкина считает, что совершение сделки с нарушением этих правил не делает сделку ничтожной как заключенную с нарушением требований Закона. Здесь необходимо применять ограничительное толкование, "в рамках которого следует считать, что мировое соглашение - оспоримая сделка и может быть признано недействительным, только если доказано, что, во-первых, кредиторы не были осведомлены о заинтересованности; во-вторых, из характера заинтересованности следует, что при наличии соответствующей информации собрание не проголосовало бы за заключение такого мирового соглашения" (Телюкина М.В. Комментарий к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве)". М.: Юрайт-Издат, 2003. С. 372).

Вопросы процедуры заключения мирового соглашения урегулированы ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" достаточно подробно, но не исчерпывающе; в некоторых случаях нормативного материала недостаточно для решения возникающих на практике вопросов.
Для таких случаев Устав судопроизводства торгового предусматривал, что при недостаточности в нем правил подлежат применению общие постановления Устава гражданского судопроизводства <*>.
--------------------------------
<*> См.: Васьковский Е.В. Учебник гражданского права. М.: Статут (Классика российской цивилистики), 2003. С. 417.

Аналогичным образом решается эта проблема и действующим российским законодательством: в силу ч. 1 ст. 223 АПК РФ, ч. 1 ст. 32 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" дела о банкротстве рассматриваются арбитражными судами по правилам, предусмотренным АПК РФ, с особенностями, установленными ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)". Это означает, что при рассмотрении дел о банкротстве арбитражные суды и лица, участвующие в арбитражном процессе, руководствуются нормами АПК РФ лишь по вопросам, которые не урегулированы законодательством о банкротстве. Данное правило распространяется и на мировое соглашение, заключаемое по делу о несостоятельности.
Так, некоторыми авторами отмечается отсутствие в ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" положений, предусматривающих возможность обжалования определений арбитражных судов об утверждении и об отказе в утверждении мирового соглашения <*>. Возможность обжалования определения об утверждении мирового соглашения не установлена ст. 150 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", но предусмотрена в ст. 162 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)". В отношении обжалования определения об отказе в утверждении мирового соглашения, бесспорно, подлежат применению положения ч. 9 ст. 141 АПК РФ, регулирующие вопросы обжалования этих определений <**>.
--------------------------------
<*> На это указывает, в частности, Колташев Г.В. (см.: Проблемы заключения мирового соглашения по делам о банкротстве (дискуссия) // Арбитражная практика. 2004. N 4).
<**> Об обжаловании отказа в утверждении мирового соглашения см., например: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 18.09.2003 г. по делу N Ф08-3182/2003, Определение Арбитражного суда Саратовской области от 27.03.2003 г. по делу N А57-260Б/00-32.

В случае коллизии норм ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" и норм АПК РФ применяется норма специального закона - ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)".
Например, в силу того, что исполнение мирового соглашения по делу о банкротстве выходит за рамки дела о банкротстве, о чем уже говорилось выше, мировое соглашение по делу о несостоятельности не подлежит принудительному исполнению. Это правило прямо следует из ст. 167 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", которая предусматривает, что в случае неисполнения мирового соглашения должником кредиторы вправе предъявить свои требования в размере, предусмотренном мировым соглашением, в общем порядке, установленном процессуальным законодательством (то есть в порядке искового производства). Иными словами, правило ч. 2 ст. 142 АПК РФ о принудительном исполнении мирового соглашения не применимо в отношении мирового соглашения по делу о банкротстве <*>. Именно таким образом толкуется это правило и судами.
--------------------------------
<*> Интересно, что ст. 41 Закона "О несостоятельности (банкротстве) предприятий" 1992 г. предусматривала утверждение мирового соглашения арбитражным судом, однако не уточняла форму судебного акта. Это обстоятельство позволило Р.Е. Гукасяну сделать вывод о том, что такое соглашение в силу ст. 108 АПК РФ 1992 г. утверждается решением суда (см.: Гукасян Р.Э. Как кончить дело миром // Закон. 1993. N 7. С. 27). При этом, как подчеркивает ученый, мировое соглашение, не исполненное добровольно, не предусматривает его принудительное исполнение.

Так, суд кассационной инстанции отменил определение о выдаче исполнительного листа, указав, что ни нормы АПК РФ, ни ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" не предусматривают порядок выдачи исполнительных листов при заключении мирового соглашения по делам о несостоятельности (банкротстве) <*>.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 04.03.2004 г. по делу N Ф09-467/04-ГК.

Из смысла ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" следует, что, если должник не исполняет свои обязательства, предусмотренные мировым соглашением, кредитор, являющийся стороной мирового соглашения, вправе подать в арбитражный суд заявление о взыскании с должника причитающихся кредитору денежных сумм. В отличие от мирового соглашения, заключенного при рассмотрении спора в исковом производстве, к мировому соглашению, заключенному в деле о банкротстве, не могут применяться правила раздела VII АПК РФ о выдаче арбитражным судом исполнительного листа по ходатайству лица, заключившего мировое соглашение.
В этой связи вызывают, по крайней мере, недоумение выводы ряда авторов о возможности в условиях действующего законодательства принудительно исполнить мировое соглашение по делу о банкротстве <*> и сетования на факты отказов арбитражных судов в выдаче исполнительных листов по мировым соглашениям, заключаемым по делам о несостоятельности <**>.
--------------------------------
<*> См.: Яцева Е. Общие условия действительности мирового соглашения по делу о банкротстве должника // Арбитражный и гражданский процесс. 2003. N 10. С. 29.
<**> Об этом говорит, в частности, Колташев Г.В. (см.: Проблемы заключения мирового соглашения по делам о банкротстве (дискуссия) // Арбитражная практика. 2004. N 4).

Вместе с тем следует весьма положительно оценить высказывания А.В. Егорова, который, характеризуя различия в правовых последствиях мировых соглашений по делам искового производства и делам о несостоятельности, признает их неоправданными и указывает на отсутствие таких особенностей производства по делам о несостоятельности, которые могли бы быть положены в основу отличия в подходах к принудительному исполнению мировых соглашений <*>.
--------------------------------
<*> См.: Денисов С.А., Егоров А.В., Сарбаш С.В. Реабилитационные процедуры в деле о банкротстве: Постатейный комментарий к главам V, VI, VIII Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)". М.: Статут, 2003. С. 374.

Одной из самых "заметных" особенностей мирового соглашения по делу о банкротстве признается порядок принятия решения о его заключении.
В отличие от искового производства, где решение о мировом соглашении принимают сами стороны (см. об этом подробнее в § 10.2 настоящей работы), решение по вопросу заключения мирового соглашения по делу о несостоятельности со стороны должника принимается должником-гражданином или руководителем должника - юридического лица, лицом, исполняющим обязанности руководителя должника, внешним управляющим или конкурсным управляющим (ч. 3 п. 2 ст. 150, п. 1 ст. 151, п. 1 ст. 152, п. 1 ст. 153, п. 1 ст. 154 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)") <*>.
--------------------------------
<*> В том случае, если для должника мировое соглашение является сделкой, которая в силу федерального закона и (или) учредительных документов должна совершаться на основании решения органов управления должника или подлежит согласованию (одобрению) с органами управления должника, решение о заключении мирового соглашения от имени должника может быть принято после соответствующего решения органов управления должника или получения соответствующего согласования (одобрения) (п. 2 ст. 151, п. 2 ст. 152, п. 2 ст. 153, п. 1 ст. 154 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)"). Так, согласие органов управления должника может потребоваться при заключении сделки, считающейся для должника крупной, или сделки с заинтересованным лицом (ст. ст. 78, 81 ФЗ "Об акционерных обществах"; ст. ст. 45, 46 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью"). ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" предусмотрено, что мировое соглашение не подлежит согласованию с временным управляющим (п. 3 ст. 151), с административным управляющим (п. 3 ст. 152).

Со стороны кредиторов решение о заключении мирового соглашения принимается собранием кредиторов с соблюдением целого ряда требований (п. 2 ст. 150 "О несостоятельности (банкротстве)"). <*>. Это решение принимается большинством голосов конкурсных кредиторов и уполномоченных органов в соответствии с реестром требований кредиторов <**>; решение о заключении мирового соглашения считается принятым при условии, если за него проголосовали все кредиторы по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника.
--------------------------------
<*> Полномочия представителя конкурсного кредитора и представителя уполномоченного органа на голосование по вопросу заключения мирового соглашения должны быть подтверждены доверенностью. Часть 2 п. 2 ст. 150 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" предусматривает, что доверенность представителя должна специально предусматривать полномочия на голосование по вопросу заключения мирового соглашения.
<**> Одно из отличий действующего ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" от ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" 1998 г. состоит в том, что согласно первому все решения по вопросу заключения мирового соглашения принимаются простым большинством голосов конкурсных кредиторов, определяемых для каждого пропорционально сумме его требований от общего числа требований. Ранее действовавший Закон предусматривал иное (достаточно "размытое") правило, по которому решение собрания кредиторов о заключении мирового соглашения принималось большинством голосов от общего числа конкурсных кредиторов.

Особенностью мирового соглашения по делу о несостоятельности как договора признается то, что при решении вопроса о заключении мирового соглашения на стороне кредиторов ограничивается принцип свободы договора, предусмотренный ст. 421 ГК РФ: мировое соглашение распространяется не только на кредиторов, проголосовавших за его заключение, но и на тех, кто высказывался против <*>.
--------------------------------
<*> Несмотря на то что мировое соглашение от имени кредиторов подписывает одно лицо (представитель собрания кредиторов), это не позволяет рассматривать возникающие из мирового соглашения обязательства как обязательства со множественностью лиц на стороне кредитора. В обязательствах из мирового соглашения по делу о несостоятельности должник является обязанным лицом в отношении каждого из кредиторов.

Таким образом, абсолютно нормальным развитием ситуации признается игнорирование воли меньшинства кредиторов со стороны большинства путем включения первых в число участников мирового соглашения вопреки их воле <*>. Но справедливости ради надо отметить, что условия мирового соглашения для кредиторов, голосовавших против мирового соглашения, не могут быть хуже, чем для тех, кто голосовал за его заключение. Это общее правило о недопустимости преимущественного удовлетворения требований одних кредиторов перед другими.
--------------------------------
<*> На эту особенность мирового соглашения по делам о банкротстве указывал, в частности, Конституционный Суд РФ. В Определении от 1 октября 2002 г. N 228-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью "Калле Нало Рос Трейдинг" на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 5 статьи 120 и пунктом 3 статьи 122 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" Конституционный Суд РФ отмечал, что по своей юридической природе мировые соглашения по делам о банкротстве значительно отличаются от мирового соглашения, заключаемого в исковом производстве, в частности, тем, что отношения между их участниками основываются, как правило, в силу основных законов рыночной экономики и имманентных им правовых принципов регулирования, вытекающих из смысла и духа Конституции РФ, на принуждении меньшинства кредиторов большинством, поскольку значительное число участвующих в процессе банкротства кредиторов делает невозможным получение согласия с условиями мирового соглашения каждого отдельного кредитора.

В частности, Президиум ВАС РФ Постановлением по конкретному делу отменил определение об утверждении мирового соглашения, которое содержало условие об удовлетворении требований двух кредиторов должника предпочтительно перед требованиями других кредиторов <*>.
--------------------------------
<*> Постановление Президиума ВАС РФ от 06.07.1999 г. N 1149/99 // Вестник ВАС РФ. 1999. N 10.

Вышеназванная особенность мирового соглашения по делу о банкротстве - понуждение большинством контрагентов меньшинства вопреки явно выраженной воле последних, - как отмечал Г.Ф. Шершеневич, позволила Шульце прийти к убеждению, что мировая сделка - вовсе не договор, но судебное решение, которое признает конкурсное требование под определенными в нем самом условиями. Центр сделки, таким образом, был перенесен с момента решения вопроса в общем собрании на момент судебного утверждения (постановление общего собрания кредиторов рассматривается в этом случае как материал для решения суда) <*>.
--------------------------------
<*> См.: Шершеневич Г.Ф. Конкурсный процесс. М.: Статут (Классика российской цивилистики), 2000. С. 440.

Далее, отметив, что такой вывод Шульце встретил возражения Эткера, Г.Ф. Шершеневич проанализировал позицию последнего, согласно которой мировая сделка представляет собой сложное отношение, складываясь из предложения должника, согласия общего собрания кредиторов и утверждения суда. Эткер определял мировую сделку как сложную юридическую сделку, создаваемую волеизъявлением должника, общего собрания и суда.
Указывая, что позиция Шульце встретила возражения и со стороны Фиттинга, и других, Г.Ф. Шершеневич писал: основанием для этих возражений послужил вывод о том, что факт понуждения большинством меньшинства не составляет вовсе особенности заключения мировой сделки, но встречается во всех постановлениях общего собрания. Это обоснование не встретило поддержки у Г.Ф. Шершеневича: он считал неправильным такое сравнение, поскольку другие виды общего собрания "не имеют целью создания договора как то собрание, которое постановляет мировую сделку, признаваемую договором. Пока нет мировой сделки, решения общего собрания не возбуждают сомнения" <*>.
--------------------------------
<*> Шершеневич Г.Ф. Конкурсный процесс. М.: Статут (Классика российской цивилистики), 2000. С. 441.

С последним тезисом достаточно трудно согласиться, если исходить из посылки, что мировая сделка есть обычная гражданско-правовая сделка, выделяющаяся из прочих сделок лишь своей целью (защита прав).
Проводя аналогию с собранием акционеров, можно сделать вывод о том, что акционеры, голосуя на общем собрании, действуют каждый по своему усмотрению, но принятое большинством решение есть воля всего собрания, связывающая каждого акционера (по вопросам, например, об одобрении крупной сделки или сделки с заинтересованностью, о выплате дивидендов по результатам определенного периода и распределении прибыли, о приобретении размещенных акций, о принятии участия в компаниях, ассоциациях и иных объединениях коммерческих организаций и т.п.). В аналогичном порядке решаются вопросы, поставленные на общем собрании участников общества (в частности, о распределении чистой прибыли или о размещении обществом облигаций и иных эмиссионных ценных бумаг и т.п.). Иными словами, режим работы любого общего собрания таков, что допускает принуждение меньшинства решением большинства, но это не рассматривается в качестве особенности такого решения.
Более того, если исходить из посылки, что сделка, для решения о заключении которой требуется принуждение меньшинства большинством, не может рассматриваться в качестве гражданско-правовой сделки, то все сделки, в силу действующего федерального законодательства (или учредительных документов хозяйственных обществ) нуждающиеся в согласии (одобрении) общего собрания, не могли бы рассматриваться как гражданско-правовые, а имели бы иную (какую?) природу.
В силу сказанного не имеется серьезных оснований для выделения решения собрания кредиторов по вопросу о заключении гражданско-правовой сделки (мировой сделки) из ряда подобных решений общих собраний. В этой связи весьма спорной представляется позиция А.В. Егорова, который, признавая мировое соглашение сделкой, "напоминающей" договор, в котором присутствуют две стороны (должник и сообщество кредиторов), отвергает за мировым соглашением значение договора, ссылаясь при этом на отсутствие на стороне кредиторов единства волеизъявления <*>.
--------------------------------
<*> См.: Денисов С.А., Егоров А.В., Сарбаш С.В. Реабилитационные процедуры в деле о банкротстве: Постатейный комментарий к главам V, VI, VIII Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)". М.: Статут, 2003. С. 289.

§ 12.4. Содержание договора, опосредующего мировое
соглашение по делу о несостоятельности

Исследование проблем заключения мирового соглашения по делу о несостоятельности требует и рассмотрения вопроса инициативы его предложения.

<< Предыдущая

стр. 17
(из 21 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>