<< Предыдущая

стр. 3
(из 21 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>


В проекте Гражданского уложения Российской империи (как указывалось в комментариях к нему - по примеру большинства законодательств) было уделено значительное внимание регламентации мировой сделки. В ст. 2575 проекта Гражданского уложения предусматривалось, что мировой сделкой договаривающиеся стороны посредством взаимных уступок прекращают возникший или предупреждают могущий возникнуть спор о праве гражданском <*>.
--------------------------------
<*> Решением 1881 года Правительствующий Сенат по конкретному делу определил мировые сделки как "такой договор, которым стороны прекращают или спор уже возникший, или могущий возникнуть в будущем, с целью предупреждения его возбуждения" (Анненков К. Опыт комментария к Уставу гражданского судопроизводства. Том VI. СПб., 1887. С. 226).

Обратившись к работам по гражданскому праву дореволюционных русских цивилистов, можно обнаружить, что за редким исключением в них не встречается определение мировой сделки. Те из ученых, кто формулировал понятие мировой сделки, подчеркивали прежде всего ее нацеленность на прекращение спора.
Так, Г.Ф. Шершеневич описывал мировую сделку как договор, в силу которого контрагенты обязуются "ко взаимным уступкам ввиду сомнительности принадлежащих им в отношении друг друга прав. Цель мировой сделки состоит в том, чтобы ценой обоюдных жертв устранить или предупредить споры, процессы, памятуя, что худой мир лучше доброй ссоры" <*>. Д.И. Мейер рассматривал мировую сделку как договор, в силу которого тяжущиеся прекращают существующий между ними судебный спор <**>. А.С. Парамонов определял мировую сделку как "письменный договор, нотариальный или домашний или на суде при судоговорении составленный, коим одно лицо или одна из сторон, истец или ответчик, окончательно уступают другому лицу или другой стороне какое-либо вещное, имущественное или личное право (в смысле услуг или работ по личному найму), уступают до суда, во время суда и после решения дела, до исполнения сего решения, то есть пока постановленное до мировой сделки судебное решение не приведено в исполнение установленною для сего исполнительною властью" <***>.
--------------------------------
<*> Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Тула: Автограф, 2001. С. 446.
<**> См.: Мейер Д.И. Русское гражданское право (в 2-х частях). М.: Статут (Классика российской цивилистики), 2003. С. 306.
<***> А.С. Парамонов здесь же отмечает, что прибавление слов "не приведено в исполнение исполнительною властью" означает то, что "стороны иногда спорят и считают решение приведенным в исполнение, если только уже выдан от суда исполнительный лист, говорят, что судом приведено уже в исполнение решение, хотя оно приведено в исполнение только юридически, а не фактически" (Парамонов А.С. Мировая сделка // Вестник права. 1900. N 3. С. 136).

Как уже было сказано выше, современное гражданское законодательство России не содержит в себе положений, регламентирующих мировую сделку. Отсутствие специальной конструкции мировой сделки несколько затрудняет применение данного средства защиты прав, но вовсе не лишает ее правового базиса: в силу ст. 421 ГК РФ стороны могут заключить договор как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами.
Анализируя возможности заключения (внесудебной) мировой сделки, автор настоящего исследования опиралась в основном на научную литературу, тогда как использование для этой цели судебно-арбитражной практики было существенно ограниченно. И на это имеются свои причины.
Отсутствие в гражданском законодательстве даже упоминания о мировой сделке сдерживает коммерсантов в использовании столь важного инструмента защиты прав. С учетом этого судебная практика в отношении мировой сделки (внесудебной мировой сделки) крайне бедна, если не сказать ничтожна. В судебной практике практически не встречаются случаи, когда заключенная сторонами сделка рассматривалась бы судом в качестве мировой сделки.
Приступая к исследованию собственно мировой сделки, необходимо раскрыть ее содержание и проанализировать признаки, которые ранее рассматривались правоведами, а также выявить и исследовать другие значимые признаки, раскрывающие ее внутреннюю сущность, дать определение ее понятия.
Итак, что собой представляет мировая сделка?
Первый и наиболее общий признак, характеризующий мировую сделку, состоит в том, что она является гражданско-правовой сделкой, то есть правомерным действием. Но этот признак носит слишком общий характер, для того чтобы с его помощью можно было сформулировать понятие мировой сделки. Вследствие этого необходимо выявить присущие ей специфические признаки.
Мировая сделка совершается лицами, уже связанными гражданским правоотношением, то есть для заключения мировой сделки необходимым условием является наличие между сторонами гражданских прав и обязанностей, возникших, в частности, из гражданско-правового договора, причинения вреда, неосновательного обогащения и т.д. Большинство юридических фактов, служащих основанием возникновения гражданских правоотношений, поименовано в ст. 8 ГК РФ <*>.
--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (части первой) (под ред. О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации - М.: Юридическая фирма "КОНТРАКТ", Издательский Дом ИНФРА-М, 1997.

<*> Статья 8 ГК РФ содержит детальный перечень юридических фактов - оснований возникновения гражданских прав и обязанностей. Вместе с тем он не является замкнутым и включает лишь наиболее часто встречающиеся основания. Как и ст. 4 ГК РСФСР (1964 г.), ст. 8 действующего ГК, по мнению Н.И. Клейн, "допускает возможность возникновения гражданских прав и обязанностей из юридических фактов, хотя и не предусмотренных правовыми актами, но соответствующих общим началам и смыслу гражданского законодательства (принципам диспозитивности, свободы договора, равенства сторон и др.)" (Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Отв. ред. Садиков О.Н. М.: Юринформцентр, 1995. С. 25).

Участники гражданского правоотношения заключают мировую сделку, стремясь, как правило, устранить имеющуюся (или потенциальную) угрозу своим правам и законным интересам, проистекающую для каждого из них со стороны другого участника связывающего их правоотношения, то есть, как и всякая сделка, направленная к защите прав, мировая сделка требует согласования воли двух или более лиц, участвующих в гражданском правоотношении (каждая из сторон мировой сделки может быть представлена как одним, так и несколькими участниками).
Двусторонность мировой сделки подчеркивалась, в частности, Г.Ф. Шершеневичем <1>, И.М. Тютрюмовым <2>, А. Любавским <3>. В публикациях "Судебного вестника" отмечалось, что "по внутреннему своему значению мировая сделка (независимо от причин, побудивших стороны к ее заключению) равносильна всякому иному договору сторон" <4>.
--------------------------------
<1> См.: Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Тула: Автограф, 2001. С. 446.
<2> Гражданское Уложение. Проект Высочайше учрежденной редакционной комиссии по составлению Гражданского Уложения / Под ред. И.М. Тютрюмова. Том второй. СПб., 1910. С. 1196.
<3> См.: Любавский А. О значении мировых сделок // Юридические монографии и исследования. Т. 1. СПб.: Типография Товарищества "Общественная польза", 1867. С. 351.
<4> Практические заметки. О значении мировых сделок // Судебный вестник. СПб., 1867. N 55.

Следовательно, не могут рассматриваться в качестве мировой сделки односторонние акты, такие как, например, односторонний акт прощения долга (ст. 415 ГК РФ).
В отечественном праве вот уже два столетия ведется дискуссия цивилистов о необходимости согласия должника для действительности прощения долга <*>. Исследования, проведенные О.Ю. Шилохвостом, позволили ему сделать вывод о том, что "наряду с односторонним освобождением должника кредитором от обязанности перед последним (прощение долга), законодатель предусмотрел возможность прекращения обязательства по обоюдному согласию сторон (договор дарения). Прекращение обязательства вследствие "дарения имущественной обязанности"... может иметь место лишь при соблюдении правил главы 32 ГК о договоре дарения" <**>.
--------------------------------
<*> Подробно об этом см.: Шилохвост О.Ю. О прекращении обязательств прощением долга // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика: Сборник памяти С.А. Хохлова / Отв. ред. А.Л. Маковский; Исследовательский центр частного права. М.: Международный центр финансово-экономического развития, 1998. С. 353 - 372.
<**> Шилохвост О.Ю. О прекращении обязательств прощением долга // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика: Сборник памяти С.А. Хохлова / Отв. ред. А.Л. Маковский; Исследовательский центр частного права. М.: Международный центр финансово-экономического развития, 1998. С. 369.

Таким образом, прощение долга как одностороннее освобождение должника кредитором от обязанностей, совершенное без какого-либо волеизъявления со стороны должника, не может рассматриваться в качестве мировой сделки.
Вместе с тем полное или частичное освобождение должника от исполнения его обязанностей при наличии волеизъявления одной стороны и согласия на это другой стороны может включаться в договор, опосредующий мировую сделку, с обязательным условием соблюдения правил гл. 32 "Дарение" ГК РФ.
Одним из важнейших положений гл. 32 ГК РФ выступает условие о запрещении дарения в отношениях между коммерческими организациями (п. 4 ст. 575 ГК РФ). Учитывая это, в случае если мировая сделка заключается между коммерческими организациями, содержание опосредующего ее договора не может исчерпываться одним лишь условием об освобождении должника от исполнения его обязанности перед кредитором и согласием на это должника <*>. В этом случае необходимо встречное предоставление (о встречном предоставлении см. далее).
--------------------------------
<*> Интересно, что в послереволюционный период в судебной практике РСФСР в отношении допустимости мировых соглашений между государственными органами поочередно использовались различные подходы. Как пишет Л.И. Фишман, вначале совершение мировых соглашений госучреждениями и госпредприятиями не допускалось вне зависимости от того, с кем совершены эти сделки - с госорганами или с частными лицами. Затем подход изменился, и в соответствии со ст. ст. 28 и 35 Декрета о трестах мировые соглашения стали допускаться в отношении имущества, которое не отнесено к основному капиталу трестов. Затем последовало разъяснение о возможности заключения мировых соглашений не только госорганами на хозрасчете, но и госорганами на госбюджете. В следующем разъяснении по этому поводу указывалось: "Мировая сделка между госорганами является двусторонним договором, имеющим целью... установить наиболее безболезненный способ ликвидации взаимных претензий заключающих сделку госорганов и сохранить за каждым из них возможность продолжения работы в соответствии с возложенными на него государственными заданиями и не может быть рассматриваема, вопреки утверждению НКЮ, как противоречащая закону своеобразная форма дарения госимущества одним госорганом другому" (Фишман Л.И. Движение гражданского процесса. Харьков: Юридическое издательство НКЮ УССР, 1926. С. 146).

Но не только непосредственные участники гражданского правоотношения могут выступать сторонами мировой сделки. Стороной мировой сделки может быть и иное лицо, если по условиям договора, опосредующего мировую сделку, на него возлагаются какие-либо конкретные обязанности <*>. Данное утверждение основано на положении п. 3 ст. 308 ГК РФ, согласно которому из договорного обязательства (здесь - на основании мировой сделки) не могут возникнуть обязанности для третьих лиц, то есть для лиц, не являющихся сторонами данного обязательства.
--------------------------------
<*> Указанное обстоятельство - невозможность возложения обязанности из мировой сделки на третьих лиц, не участвующих в ее заключении, - подчеркивает и В.А. Рясенцев (см.: Рясенцев В. Мировые сделки (соглашения) // Социалистическая законность. 1984. N 12. С. 26).

Таким образом, мировая сделка - двух(много)сторонняя сделка (договор), которая совершается лицами, уже связанными гражданским правоотношением, а в некоторых случаях - также лицами, для которых из мировой сделки возникают конкретные обязанности.

§ 2.2. Мотивы заключения мировой сделки

Как уже говорилось в предыдущей главе, необходимость в защите прав обычно обнаруживается, когда кто-либо оспаривает, нарушает это право или посягает на него. Следовательно, нужда в мировой сделке возникает прежде всего при наличии спорности права, на что, в частности, указывалось в цивилистических трудах дооктябрьского периода.
Но в отдельных случаях не спорность права (само субъективное право может представляться участникам правоотношения вполне определенным), а сомнения в осуществимости бесспорного права или неясность являются "движущей силой" совершения мировой сделки.
Так, заключение мировой сделки может последовать в случае, если:
а) были допущены нарушения с одной (или с обеих) стороны.
Например, предпринимателями был заключен договор поставки сезонной продукции. Покупатель, обязанный осуществить предоплату товара, в полном объеме свою обязанность не исполнил. В свою очередь поставщик не осуществил поставку товара в срок, установленный договором.
В целях снижения негативных последствий сложившейся ситуации стороны совершили мировую сделку, которой расторгли договор поставки (прекращение обязательственного правоотношения), предусмотрев в договоре, опосредующем мировую сделку, возврат поставщиком денежных сумм, полученных от покупателя с учетом процентов, начисленных по правилам ст. 395 ГК РФ, и взаимное отсутствие иных имущественных претензий;
б) субъективное право лица не нарушено, но оспаривается другим лицом.
Такой спор может иметь место, например, при установлении объема творческого участия между автором романа и автором телевизионного сценария.
Стороны могут заключить соответствующую мировую сделку, в которой согласуют этот вопрос;
в) нарушений допущено не было, но преобразование существующего между сторонами правоотношения создало неопределенность в их имущественном состоянии.
Заказчик, воспользовавшись правом, предоставленным ему ст. 717 ГК РФ, отказался от исполнения договора подряда. Закон не рассматривает такой отказ как нарушение прав подрядчика, но при этом обязанностью заказчика является не только уплата подрядчику части установленной цены пропорционально части работы, но и возмещение последнему убытков, причиненных прекращением договора.
И заказчик, и подрядчик, желая уберечься от возможного в дальнейшем спора и снизить вероятные для них имущественные потери, заключили мировую сделку, определив последствия прекращения между ними правоотношения - размер подлежащих уплате подрядчику сумм и отсутствие со стороны последнего иных финансовых претензий.
Перечень приведенных случаев не является исчерпывающим - бесконечное разнообразие реальных ситуаций не позволит составить даже их примерный список. В своих действиях стороны могут руководствоваться различного рода побуждениями: боязнью потерять все либо стремлением получить хотя бы часть, желанием возобновить партнерские отношения либо сохранить хозяйственные связи и т.п.
Однако общим выводом будет такой: потребность в заключении мировой сделки обнаруживается в тех случаях, когда возник спор о праве <*> и налицо угроза предъявления искового требования в суд либо при бесспорности права требования существует большая вероятность невозможности его реализации кредитором.
--------------------------------
<*> По меткому определению Е.А. Нефедьева, "гражданско-правовые споры суть плод недоразумения, неясного представления спорящих сторон о пределах взаимных прав и обязанностей" (Нефедьев Е.А. Склонение сторон к миру в гражданском процессе. Казань: Тип. Губернского Правления, 1890. С. 27 - 28).

Следовательно, любые сомнения, неясность, спорность, неопределенность в возможности беспрепятственной реализации субъективных гражданских прав могут послужить мотивом к совершению мировой сделки. Например, убежденность кредитора в отсутствии у должника денежных средств для погашения задолженности в полном объеме, весьма вероятно, побудит его к заключению мировой сделки, по которой кредитор получит иное имущество, может быть, и меньшей стоимости.
Анализ норм зарубежного права позволяет сделать вывод о том, что гражданское законодательство различных государств по-разному определяет мотивы для заключения мировой сделки. Если, как было указано выше, французское и итальянское гражданское законодательство прямо предусматривает возможность заключения мировой сделки при наличии спора или в его преддверии, то германское гражданское законодательство говорит о возможности заключения мировой сделки и при наличии сомнений в реализации (осуществлении) права <*>.
--------------------------------
<*> Так, ст. 779 Гражданского уложения Германии 1896 г. содержит норму, согласно которой под мировым соглашением понимается договор, по которому посредством взаимных уступок улаживается спор или устраняется сомнение сторон относительно правоотношений между ними; к сомнениям сторон относительно правоотношений приравнивается случай, когда стороны не уверены в возможности удовлетворения каких-либо требований (см.: Германское право. Часть 1. Гражданское уложение. Пер. с нем. М.: Международный центр финансово-экономического развития, 1996. С. 181 - 182).

В современных исследованиях высказывается точка зрения о необходимости разграничения на два самостоятельных института мировых сделок, заключаемых при наличии спора, и мировых сделок, заключаемых при отсутствии спора (в случае сомнений в реализации права) <*>. Однако отечественная доктрина не позволяет согласиться с этим.
--------------------------------
<*> См.: Давыденко Д.Л. Мировое соглашение как средство внесудебного урегулирования частноправовых вопросов (по праву России и некоторых зарубежных стран): Диссер. ... канд. юрид. наук. М., 2004. С. 27.

В подтверждение такой позиции можно сослаться на мнения русских цивилистов. В частности, К.П. Победоносцев признавал, что мировая сделка может преобразовать "спорные или неясные и сомнительные отношения" <*>. И.М. Тютрюмов подчеркивал, что спорность правоотношения должна пониматься в самом широком смысле, то есть мировая сделка может касаться "таких требований, которые сами по себе бесспорны и несомненны, но лишь исполнимость или объем которых представляются неопределенными, а потому и сомнительными" <**>. В.И. Синайский писал о том, что мировая сделка может быть нацелена не только на устранение спорности правоотношения, но и на достижение осуществимости правоотношения, хотя бы и бесспорного <***>.
--------------------------------
<*> Победоносцев К.П. Курс гражданского права: В трех томах. Том 3 / Под ред. В.А. Томсинова. М.: Зерцало (Русское юридическое наследие), 2003. С. 184.
<**> Гражданское Уложение. Проект Высочайше учрежденной редакционной комиссии по составлению Гражданского Уложения / Под ред. И.М. Тютрюмова. Том второй. СПб., 1910. С. 1196.
<***> См.: Синайский В.И. Русское гражданское право. М.: Статут (Классика российской цивилистики), 2002. С. 365 - 366.

Неопределенность, неясность, сомнительность, спорность прав - критерий субъективный <*>, а не объективный. Иными словами, нужно, чтобы сами стороны полагали неопределенным (спорным, сомнительным) правоотношение полностью или в части, не были уверены в осуществимости своих прав в силу их спорности или неясности. Вместе с тем, как отмечал Г.Ф. Шершеневич, эта субъективность "не должна переходить в совершенную безосновательность, которая способна возбудить подозрение в мотивах, побудивших стороны к мировой сделке, например, если сторона выставляет сомнительность бесспорного векселя" <**>.
--------------------------------
<*> Очень интересным представляется замечание Е.А. Нефедьева, который полагал, что от степени сомнительности притязаний стороны (и, следовательно, риска проиграть возможное дело) зависит размер уступок, делаемых каждой стороной (Нефедьев Е.А. Склонение сторон к миру в гражданском процессе. Казань: Тип. Губернского Правления, 1890. С. 12).
<**> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М.: Спарк, 1995. С. 343.

Т.М. Яблочков писал, что для мировой сделки вовсе не обязательно, чтобы стороны поступались непременно своими "проблематическими" (спорными) правами. Он полагал, что сомнительность прав - достаточный мотив для совершения судебной мировой сделки, но вовсе не обязательна сомнительность в исходе судебного процесса: стороны могут прекрасно предвидеть итоги процесса. Напротив, по его мнению, часто именно предвидение исхода процесса толкает сторону согласиться на мировую сделку, в связи с чем он писал: "И это - вовсе не в смысле сознания своей неправоты или сознания невозможности доказать свою правоту! Часто опыт жизни и знание несовершенства нашего судоотправления предсказывают провал самого правого дела" <*>.
--------------------------------
<*> Яблочков Т.М. Нормативная сила судебного решения // Вестник гражданского права. Петроград, 1916. N 1. С. 47.

С учетом вышесказанного мотивами, побуждающими стороны к совершению мировой сделки, являются неясность, неопределенность или спорность в правоотношении, которые повлекли (могут повлечь) возникновение между ними спора о праве либо возбудили сомнения в возможности осуществления субъективного права. Вероятно, указанные мотивы могут быть объединены термином "правовая неопределенность".

§ 2.3. Общая и непосредственная цели мировой сделки

Прекращение возникшего или предупреждение могущего возникнуть спора, "как выражается французский закон" <*>, устанавливает германское право <**>, а следом - проект Гражданского уложения (ст. 2575) <***>, обычно рассматривались в качестве цели мировой сделки.
--------------------------------
<*> Победоносцев К.П. Курс гражданского права: В трех томах. Том 3 / Под ред. В.А. Томсинова. М.: Зерцало (Русское юридическое наследие), 2003. С. 183.
<**> Г. Дернбург писал, что по германскому уставу гражданского судопроизводства мировые соглашения, заключенные перед судом, подлежат принудительному исполнению наравне с судебными решениями, с которыми первые имеют одну цель, которая была направлена на окончание спора (см.: Дернбург Г. Пандекты. Том второй. Обязательственное право. М., 1911. С. 287).
<***> См.: Гражданское Уложение. Проект Высочайше учрежденной редакционной комиссии по составлению Гражданского Уложения / Под ред. И.М. Тютрюмова. Том второй. СПб., 1910. С. 1196.

Думается, такая формулировка цели мировой сделки не отражает ее существо.
В цивилистических трудах обычно подчеркивается необходимость дифференциации социально-экономической цели и правовой цели субъектов сделки, поскольку одна и та же социально-экономическая цель может быть достигнута путем реализации различных (непосредственных) правовых целей. К примеру, социально-экономическая цель пользования недвижимым имуществом может быть достигнута через реализацию таких правовых целей, как: во-первых, приобретение права собственности на недвижимость; во-вторых, приобретение права аренды названного имущества; в-третьих, приобретение права пользования по договору безвозмездного найма. Обобщая, можно объединить упомянутые непосредственные правовые цели в единую группу, обозначив их как цели реализации права.
Такие социально-экономические цели, как прекращение (предотвращение) спора, устранение препятствий к осуществлению права или неясности в правоотношении, могут быть также достигнуты посредством реализации различных (непосредственных) правовых целей. Эти непосредственные правовые цели будут объединяться общей целью защиты прав.
Так, имея целями устранение неясности в правоотношении и прекращение спора (социально-экономическая цель), стороны могут достигнуть их путем реализации таких непосредственных правовых целей, как: во-первых, прощение долга кредитором; во-вторых, признание долга должником; в-третьих, проведение сверки расчетов и согласование на ее основе действительного объема взаимных прав и обязанностей; в-четвертых, отказ кредитора от требований взамен какого-либо предоставления со стороны должника.
Взаимовыгодными для сторон являются два последних варианта, содержание которых составляет мировую сделку.
С учетом изложенного цель прекращения (предотвращения) спора, как и устранения препятствий к осуществлению права или неясности в правоотношении, является социально-экономической, но не правовой целью мировой сделки.
Как было сказано в предыдущей главе, в отличие от обычной гражданско-правовой сделки, нацеленной на реализацию прав в нормальных условиях, мировая сделка направлена на защиту прав. Мировая сделка, в частности, может быть направлена на: изменение или ограничение способов защиты прав, подтверждение объема прав и обязанностей, изменение, прекращение и установление новых гражданских прав и обязанностей и т.д.
Мировая сделка является сделкой, имеющей самостоятельную правовую цель - защиту прав <*>. Способы достижения цели мировой сделки, как и любой гражданско-правовой сделки, должны быть законными.
--------------------------------
<*> Правовую цель сделки следует отличать от мотива сделки. Мотив как осознанная потребность (осознанное побуждение) есть тот фундамент, на котором возникают цели - социально-экономическая и правовая. В силу этого мотив лишь побуждает субъектов к совершению сделки. Ошибочность мотива не может повлиять на действительность сделки. Мотивом мировой сделки, как было сказано выше, выступают сомнения в возможности осуществления субъективного права либо неясности в правоотношении, которые повлекли (могут повлечь) возникновение между ними спора о праве либо возбудили сомнения в возможности осуществления субъективного права.

В силу вышеизложенного можно утверждать, что мировая сделка характеризуется наличием общей правовой цели, которая состоит в защите субъективных гражданских прав.
В теории гражданского права традиционно выделяют основание сделки (causa), понимая под ним тот непосредственный правовой результат, ради которого она совершается; ту непосредственную правовую цель, которую стороны имели в виду, совершая сделку (В.А. Рясенцев <1>, Ф.С. Хейфец <2>, В.С. Ем <3>, М.В. Телюкина <4>).
--------------------------------
<1> См.: Советское гражданское право. Том 1. М., 1965. С. 184 - 185.
<2> См.: Хейфец Ф.С. Недействительность сделок по российскому гражданскому праву. М.: Юрайт, 1999. С. 18.
<3> См.: Гражданское право. Том 1 / Под редакцией Суханова Е.А. М.: БЕК, 1998. С. 331.
<4> См.: Телюкина М.В. Понятие сделки: теоретический и практический аспекты // Адвокат. 2002. N 8.

Ф.С. Хейфец высказывает мнение о том, что вообще понятия "цель" и "основание" не являются тождественными, но в сделке они означают одно и то же <*>.
--------------------------------
<*> См.: Хейфец Ф.С. Недействительность сделок по российскому гражданскому праву. М.: Юрайт, 1999. С. 18.

Думается, что данное суждение не совсем точно, поскольку понятие "цель сделки" - понятие более широкое, нежели понятие "основание сделки". Следует различать общую цель сделки (реализацию прав или защиту прав) и основание сделки, то есть непосредственную правовую цель сделки.
Так, желая пользоваться торговыми площадями (социально-экономическая цель), коммерсант заключает с собственником этого недвижимого имущества договор аренды - сделку, общая правовая цель которой состоит в реализации права, непосредственная правовая цель - в возникновении у коммерсанта права аренды.
Общая правовая цель мировой сделки состоит в защите прав; основания мировой сделки (или непосредственные правовые цели, к достижению которых стремятся ее участники) могут быть самыми разнообразными. Обоснованность данного вывода можно подтвердить догмой римского права.
В частности, в классическом римском праве мировая сделка не рассматривалась в качестве самостоятельного вида договора, но признавалась основанием различных обязательств <*>, то есть предоставления, которые по заключении мировой сделки стороны совершали друг другу, могли иметь следующее содержание: имущественный эквивалент, предоставляемый ими, мог состоять в установлении, прекращении или изменении какого-либо вещного или обязательственного права; или сторона могла полностью или отчасти отказаться от своего притязания, получив за это имущественный эквивалент, либо вполне или в части признать притязание другой стороны, получив за это соответствующее предоставление, и т.п. <**>.
--------------------------------
<*> Так, она осуществлялась при "новации" предыдущих обязательств посредством stipulatio Aquiliana (§ 235) с последующим прекращением нового обязательства, возникшего из stipulatio, с помощью acceptilatio (§ 203). В Юстиниановом праве контрагент, который отказался от части собственных притязаний, получал защиту от другого, не желавшего принимать во внимание совершенную transactio, с помощью actio praescriptis verbis, что оправдывало включение этой схемы в число безымянных контрактов (см.: Санфилиппо Ч. Курс римского частного права: Учебник / Под ред. Дождева Д.В. М.: БЕК, 2000. С. 257).
<**> См.: Хвостов В.М. Система римского права. Учебник. М.: Спарк, 1996. С. 210 - 211.

А.М. Гуляев отмечал, что содержание мировой сделки, как и содержание нового договора, отменяющего прежнее обязательство, может быть весьма разнообразным <*>. А. Любавский писал, что делать "общую характеристику мировых сделок, (то есть, признавать, что ВСЕ сделки составляют отчуждение собственности, или что ВСЕ сделки представляют лишь утверждение существующих прав), не вникнув в те различные условия, которые могут заключаться в сделке, значит умышленно впадать в односторонность, с целью установить по сему предмету единство принципа, вовсе не существующего на практике" <**> (пунктуация и курсив автора сохранены. - М.Р.).
--------------------------------
<*> См.: Гуляев А.М. Русское гражданское право. СПб., 1912. С. 291.
<**> Любавский А. О значении мировых сделок // Юридические монографии и исследования. Т. 1. СПб.: Типография Товарищества "Общественная польза", 1867. С. 350.

Свойства мировой сделки, способной породить разнородные обязательства, относящиеся к разным типам договоров, по мнению В.А. Рясенцева, во многих случаях позволяют относить эти сделки к смешанным договорам <*>.
--------------------------------
<*> См.: Рясенцев В. Мировые сделки (соглашения) // Социалистическая законность. 1984. N 12. С. 27.

Думается, что в указанных случаях - когда сделка порождает разнородные обязательства - опосредующий ее договор необходимо относить к смешанным договорам. Но отнесение к смешанным договорам не является общим правилом и не распространяется на все без исключения договоры, которыми опосредуются мировые сделки.
Собственно мировая сделка, как было указано выше, может вовсе не влечь возникновение, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей; мировая сделка, преследуя цель защиты прав, может состоять только в подтверждении прав и обязанностей.
Иногда мировая сделка прекращает одно правоотношение и "основывает" другое - обязательственное. К примеру, по условиям договора лицо может отказаться от притязания на выдел своей доли (части) из общего имущества, согласившись на получение денежной компенсации от субъекта, которому уступит эту долю <*>.
--------------------------------
<*> В.М. Хвостов в качестве примера мировой сделки рассматривал ситуацию, когда стороны соглашаются на то, чтобы право, на которое претендует одна из них, было признано за ней, с тем чтобы другая сторона получила определенное вознаграждение за это (см.: Хвостов В.М. Система римского права. Учебник. М.: Спарк, 1996. С. 210). Г. Дернбург говорил о совершении мировой сделки в некоторых случаях "путем отказа от известного притязания за определенное вознаграждение в деньгах или иных ценностях" (Дернбург Г. Пандекты. Том второй. Обязательственное право. М., 1911. С. 285 - 286). И.М. Тютрюмов указывал, что предметом мировой сделки может выступить всякое право, условное и даже будущее (см.: Гражданское Уложение. Проект Высочайше учрежденной редакционной комиссии по составлению Гражданского Уложения / Под ред. И.М. Тютрюмова. Том второй. СПб., 1910. С. 1197).

Достаточно часто содержание мировой сделки заключается в том, что вместо прежнего договорного обязательства, связывающего стороны, устанавливается новое договорное обязательство либо прежнее обязательство прекращается.
В качестве примеров можно предложить следующие.
Банк на основании заключенного с торговой фирмой кредитного договора выдал последней кредит <*>. Поскольку сумма кредита заемщиком не возвращалась, стороны неоднократно продлевали срок возврата кредита. Впоследствии стороны заключили мировую сделку, договорившись о том, что погашение задолженности производится заемщиком путем передачи кредитору товаров по цене закупки (по актам приема-передачи); банк, в свою очередь, с момента заключения данного соглашения не начислял проценты на сумму задолженности.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 17.06.1999 г. по делу N Ф04/1221-289/А03-99.

Иной случай. При разбирательстве дела в третейском суде стороны урегулировали спор путем заключения мирового соглашения <*>. При этом стороны договорились о том, что истец соглашается уменьшить размер задолженности ответчика до конкретной денежной суммы, а ответчик погашает долг путем передачи в собственность истца имущества на эту сумму (движимое и недвижимое имущество: здание мельницы и ее оборудование, транспорт, сельскохозяйственная техника, зерносклад, весовая, гараж).
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 11.10.2001 г. по делу N Ф09-1877/01-ГК.

То обстоятельство, что в отдельных случаях содержание договора, опосредующего мировую сделку, исчерпывается условиями об установлении нового обязательства и прекращении прежнего обязательства путем новации либо только о прекращении прежнего обязательства предоставлением отступного, породило в литературе дискуссию о соотношении мировой сделки с новацией и отступным. Мыслится, что основой для их разграничения выступает цель.
В том случае, если стороны, осуществляя предоставленное законом право в своем интересе, обоюдным соглашением прекращают полностью или в части связывающее их обязательство, то это будет обычное основание для прекращения обязательства, поименованное в гл. 26 ГК РФ.
Так, по одному из дел, рассмотренных Президиумом ВАС РФ <*>, индивидуальное частное предприятие обратилось в арбитражный суд с иском к акционерному обществу о признании права истца на использование судна по договору аренды и о понуждении ответчика возвратить истцу арендованное имущество. Исковые требования были мотивированы тем, что акционерное общество неправомерно в одностороннем порядке расторгло договор на аренду судна и по акту приема-передачи, составленному сторонами, изъяло у арендатора указанное имущество.
--------------------------------
<*> Постановление Президиума ВАС РФ от 13.05.1997 г. N 3607/96 // Вестник ВАС РФ. 1997. N 8.

При рассмотрении данного дела было установлено, что существующее между сторонами обязательство по договору аренды было прекращено новацией, выразившейся в замене договора аренды судна договором купли-продажи этого имущества (ст. 414 ГК РФ).
Впоследствии истец (покупатель) в письме отказался от исполнения обязательств по договору купли-продажи и просил продавца считать этот договор аннулированным. Продавец также в письме подтвердил факт прекращения с покупателем договорных отношений и потребовал возврата судна. Сторонами был подписан двусторонний акт приема-передачи, по которому судно было возвращено покупателем продавцу.
Суд пришел к выводу, что сторонами было достигнуто соглашение о расторжении договора купли-продажи. При этом, учитывая, что первоначально существовавшие арендные обязательства, прекращенные сторонами, не могли быть возобновлены в одностороннем порядке, суд надзорной инстанции признал, что оснований для удовлетворения данного иска не имелось.
Преследуя цель правомерным способом получить для себя пользу (выгоду), стороны вначале прекратили существующее между ними правоотношение новацией, а затем расторгли связывающее их новое обязательство. В обоих случаях стороны использовали сделку в качестве средства реализации прав (но не средства защиты прав).
Отличие мировой сделки от обычных гражданско-правовых сделок, направленных на прекращение (полностью или в части <*>) обязательств, состоит именно в нацеленности всякой мировой сделки на защиту субъективных гражданских прав.
--------------------------------
<*> Позиция автора настоящей работы, касающаяся соотношения понятий "изменение обязательств" и "прекращение обязательств", подробно изложена в кн.: Рожкова М.А. Судебный акт и динамика обязательства. М.: Статут, 2003.

Так, из материалов дела, рассмотренного арбитражным судом, следовало, что двумя акционерными обществами был заключен договор, в соответствии с которым исполнитель принял на себя обязанность изготовить и поставить заказчику в обусловленный договором срок мельничный комплекс, а заказчик - произвести оплату <*>. Затем стороны заключили договор на производство монтажа, наладки, пуска комплекса и сдачи его в эксплуатацию в соответствии с паспортными данными и инструкцией.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 01.06.2000 по делу N А49-102/00-31/15.

Исполнитель выполнил принятые обязательства. Заказчик принял мельничный комплекс по акту без каких-либо замечаний. Но в процессе эксплуатации мельничного комплекса была установлена поломка деталей и несоответствие технических параметров комплекса параметрам, гарантированным заводом-изготовителем. Заказчик, руководствуясь ст. 475 ГК РФ, предъявил исполнителю претензию о возврате стоимости имущества и возмещении понесенных им убытков.
Впоследствии стороны заключили мировую сделку, в силу которой заказчик отказался от "предъявления каких-либо претензий", взамен получив по договору лизинга имущество - два мельничных комплекса.
Таким образом, стороны могут совершить мировую сделку посредством новации - заменой первоначального обязательства, существовавшего между ними, другим обязательством с иным предметом или способом исполнения (ст. 414 ГК РФ); путем предоставления взамен исполнения отступного - уплатой денег, передачей имущества и т.п. (ст. 409 ГК РФ); зачетом (ст. 410 ГК РФ) и т.д.
Как уже говорилось в предыдущем параграфе, любой гражданско-правовой договор может включать в себя условия, определяющие модель защиты прав.
Аналогичным образом договор, опосредующий мировую сделку, может содержать условия, определяющие защиту прав, которые будут "соседствовать" с другими условиями, определяющими дальнейшее поведение сторон обязательства после достижения цели защиты прав. Совершая мировую сделку, стороны прежде всего должны решить вопрос защиты прав, но ничто не мешает им закрепить в договоре, опосредующем мировую сделку, модель их поведения в дальнейшем (с учетом мировой сделки).
Так, в силу мировой сделки лицо отказывается от требования о возмещении убытков, причиненных ненадлежащим исполнением договора, принимая взамен от должника конкретное имущество. Таким образом, мировой сделкой изменен способ защиты прав - и цель защиты прав в данном случае достигнута: спор о возмещении убытков ликвидирован. При этом стороны в том же договоре могут помимо порядка и сроков передачи указанного имущества предусмотреть и санкции за несвоевременное исполнение обязанности по передаче имущества и т.д. (определить модель защиты прав в случае нарушения обязанностей из мировой сделки). В случае неисполнения в добровольном порядке обязанностей из мировой сделки кредитор вправе реализовать свое право на защиту исходя из условий договора, опосредующего мировую сделку, и, в частности, обратиться в суд с иском об истребовании имущества в натуре.
Необходимо отметить, что еще цивилисты XIX в. подчеркивали самостоятельный характер обязательства, проистекающего из мировой сделки, которое влечет за собой отпадение прежнего основания права и придание значения новому основанию, возникшему из мировой сделки <*>. Как подчеркивал Г. Дернбург, сделки, посредством которых осуществляется мировая сделка, могут быть самыми разнообразными и касаться всякого рода прав, поскольку ими вправе распоряжаться лица, ее заключающие <**>.
--------------------------------
<*> См., например: Мейер Д.И. Русское гражданское право (в 2-х частях). М.: Статут (Классика российской цивилистики), 2003. С. 269.
<**> См.: Дернбург Г. Пандекты. Том второй. Обязательственное право. М., 1911. С. 285 - 286.

Таким образом, мировая сделка может быть опосредована различными договорами (направленными на передачу имущества в собственность, на предоставление имущества в пользование, на производство работ, оказание услуг и т.д.) либо договором, сочетающим в себе элементы различных договоров (смешанным договором). Договор, посредством которого осуществляется сделка, может содержать условия об изменении и прекращении обязательств, а также возникновении новых прав и обязанностей для сторон мировой сделки либо только подтверждать существующие права и обязанности, то есть содержание договора, опосредующего мировую сделку, может быть самым разнообразным.
В силу вышеизложенного можно сделать один существенный вывод: мировая сделка не является особым типом и видом договора, и неверно было бы помещать нормы о ней в раздел IV "Отдельные виды обязательств" ГК РФ. В литературе существует и противоположное мнение, высказываемое, в частности, А. Штейнбергом, согласно которому мировая сделка есть особый тип договора, не входящий в типовой состав поименованных в гражданском кодексе договоров <*>. Однако по приведенным выше соображениям с ним трудно согласиться.
--------------------------------
<*> См.: Штейнберг А. Мировые сделки // Советская юстиция. 1940. N 10. С. 9. Вслед за ним Д.Л. Давыденко обосновывает позицию о необходимости формирования специальной главы, посвященной мировым соглашениям, в разделе IV "Отдельные виды обязательств" ГК РФ (см.: Давыденко Д.Л. Мировое соглашение как средство внесудебного урегулирования частноправовых вопросов (по праву России и некоторых зарубежных стран): Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2004).

§ 2.4. Возмездность и взаимность мировой сделки.
Эквивалентность взаимных предоставлений;
синаллагматическая, условная и каузальная правовая
зависимость действий сторон по мировой сделке

Взаимность уступок называют обычно одним из основных признаков мировой сделки <*> или, как ее обозначил В.И. Синайский, существенной принадлежностью мировой сделки <**>.
--------------------------------
<*> Дискуссия о необходимости взаимных уступок длительное время ведется специалистами в области процессуального права. Дореволюционные ученые-процессуалисты в большинстве своем придерживались позиции об обязательности взаимных уступок. В частности, Е.А. Нефедьев писал: "Обоюдность уступок есть необходимое условие мировой сделки и является последствием того, что опасение проиграть дело существует для обеих сторон" (Нефедьев Е.А. Учебник русского гражданского судопроизводства (для студентов). М., 1909. С. 336); о взаимности уступок говорил также Т.М. Яблочков (см.: Яблочков Т.М. Учебник русского гражданского судопроизводства. Ярославль, 1912. С. 206).
<**> См.: Синайский В.И. Русское гражданское право. М.: Статут (Классика российской цивилистики), 2002. С. 365.

К.П. Победоносцев определял взаимность уступок как средство к соглашению в мировой сделке и подчеркивал обязательность взаимности уступок, признавая, что нельзя причислять к таким уступкам "одностороннее только сознание противного права или оставление своего права" <*>.
--------------------------------
<*> Победоносцев К.П. Курс гражданского права: В трех томах. Том 3 / Под ред. В.А. Томсинова. М.: Зерцало (Русское юридическое наследие), 2003. С. 183.

"Где нет взаимности, там нет мировой сделки, а есть только дарение, - писал Г.Ф. Шершеневич. - Поэтому неправильным представляется выражение "окончить дело миром", когда истец уменьшает на суде свои требования, которые ответчик соглашается удовлетворить, не дожидаясь судебного решения. Уступки могут состоять или в уменьшении объема существующего требования, или в замене большего другим, меньшим, требованием" <*>.
--------------------------------
<*> Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Тула: Автограф, 2001. С. 446.

По мнению И.М. Тютрюмова, взаимность уступок заключается в том, что каждый контрагент должен отступиться в части от своего спорного права ввиду такого же отступления с другой стороны. Но если одна из сторон отказывается полностью от своего права, другая сторона должна предоставить ей какое-либо вознаграждение <*>.
--------------------------------
<*> Гражданское Уложение. Проект Высочайше учрежденной редакционной комиссии по составлению Гражданского Уложения / Под ред. И.М. Тютрюмова. Том второй. СПб., 1910. С. 1196.

Между тем анализ содержания мировой сделки позволил сделать вывод о том, что определяющим мировую сделку признаком является не взаимность уступок, а возмездность мировой сделки, имеющая особую (компромиссную) природу.
Совершая обычную возмездную сделку (реализация субъективных прав), ее субъекты приобретают блага (в широком смысле); при этом обязанности одной стороны совершить определенные действия соответствует взаимная обязанность другой стороны по предоставлению материального или другого блага. При совершении мировой сделки каждая из сторон защищает принадлежащее ей благо, соглашаясь что-то уступить или предоставляя что-то друг другу <*>.
--------------------------------
<*> "Transactio, или мировая сделка, являлась безымянным реальным договором, устанавливаемым отказом от какого-либо требования в пользу должника, который на этом основании обещал, что и сам откажется от чего-либо, и сделает что-либо другое" (Пухан И., Поленак-Акимовская М. Римское право (базовый учебник). Перевод с македонского В.А. Томсинова и Ю.В. Филиппова / Под ред. В.А. Томсинова. М.: Зерцалов, 2003. С. 253).

Так, при рассмотрении одного из дел арбитражный суд установил следующее <*>. Между товариществом и банком были заключены кредитный договор и в обеспечение исполнения обязательств по кредитному договору - договор залога, в соответствии с которым товарищество (заемщик) заложило принадлежащее ему на праве собственности недвижимое имущество.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 23.07.1997 г. по делу N Ф09-466/97-ГК.

Заемщиком не были исполнены обязанности по возврату кредита и уплате процентов за пользование им. С учетом этого стороны заключили соглашение о передаче банку взамен непогашенной суммы задолженности по кредитному договору недвижимого имущества, служившего ранее предметом залога. В этом договоре стороны предусмотрели порядок передачи имущества и момент прекращения залога.
Упомянутая сделка, представляется, является типичным примером мировой сделки, в силу которой банк приобрел недвижимое имущество, отказавшись от права требования суммы кредита и процентов; а заемщик погасил задолженность, передав банку имущество в собственность.
Особая (компромиссная) природа возмездности мировой сделки не выделяет мировую сделку из ряда прочих возмездных сделок <*>.
--------------------------------
<*> Г.Ф. Шершеневич указывал, что мировой сделке свойственна возмездность (см.: Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Тула: Автограф, 2001. С. 446).

Переходя к рассмотрению одного из важнейших признаков мировой сделки - возмездности, нельзя не отметить, что попытка разграничить понятия возмездности и безвозмездности договоров осуществлена в ст. 423 действующего ГК РФ. Пункт 1 названной статьи гласит, что договор, по которому сторона должна получить плату или иное встречное предоставление за исполнение своих обязанностей, является возмездным. В силу п. 2 упомянутой статьи безвозмездным признается договор, по которому одна сторона обязуется предоставить что-либо другой стороне без получения от нее платы или иного встречного предоставления.
Вместе с тем формулировка ст. 423 ГК РФ не позволяет со всей четкостью разграничивать понятия возмездности и безвозмездности. В литературе подчеркивается, что "понятия возмездности и безвозмездности употребляются как само собой разумеющееся, без каких-либо пояснений" <*>, тогда как отсутствие четкого критерия, по которому можно было бы различать понятия возмездности и безвозмездности, серьезно сказывается на практике применения норм гражданского законодательства.
--------------------------------
<*> Максоцкий Р.А. Возмездность и безвозмездность в современном гражданском праве. Учебное пособие / Научн. ред. М.В. Кротов. М.: ТК Велби, 2002. С. 7.

Как известно, безвозмездное предоставление в собственность предмета одним лицом другому лицу признается дарением; если дарению корреспондирует встречное предоставление, то договор в силу п. 1 ст. 572 ГК РФ не признается дарением. Вместе с тем, пишет А.Л. Маковский, "не делает договор возмездным встречное предоставление, которое носит СИМВОЛИЧЕСКИЙ ХАРАКТЕР,.. ВОЗМЕЩЕНИЕ ДАРИТЕЛЮ РАСХОДОВ, понесенных в связи с дарением, если они по условиям договора не входят в ценность предмета дарения" (выделено автором. - М.Р.) <*>.
--------------------------------
<*> Маковский А.Л. Дарение // Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель / Под ред. Козырь О.М., Маковского А.Л., Хохлова С.А. М.: Международный центр финансово-экономического развития, 1996. С. 305 - 306.

С другой стороны, как подчеркивает А.Л. Маковский, "неэквивалентность взаимных предоставлений по договору, даже совершенно очевидная (например, добровольная или даже намеренная переплата цены), не делает возмездный договор... безвозмездным" <*>. М.И. Брагинский отмечает, что возмездность "не означает и даже не предполагает в виде общего правила непременно эквивалентного предоставления обеих сторон" <**>.
--------------------------------
<*> Маковский А.Л. Дарение // Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель / Под ред. Козырь О.М., Маковского А.Л., Хохлова С.А. М.: Международный центр финансово-экономического развития, 1996. С. 306.

КонсультантПлюс: примечание.
Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2001 (издание 3-е, стереотипное).

<**> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. М.: Статут, 1998. С. 314.

Таким образом, со всей очевидностью встает вопрос соотношения понятий "возмездность" и "эквивалентность", которые, как отмечает М.И. Бару, перекрещиваются, но не перекрывают друг друга, относятся друг к другу, как род к виду. С его точки зрения, эквивалентность - это "ось, вокруг которой вращается возмездность" <*>.
--------------------------------
<*> Бару М.И. Возмездность и безвозмездность в советском гражданском праве: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1957. С. 6.

Примечательно, что далеко не во всех энциклопедических изданиях содержится определение понятия "эквивалентность". Например, в Малой советской энциклопедии под эквивалентностью понимаются все объекты, которые могут заменять друг друга в каком-нибудь отношении <*>. А в словаре русского языка слово "эквивалентность" определяется следующим образом: "...являющийся эквивалентом, равноценный, равнозначный, равносильный, полностью заменяющий что-либо в каком-либо отношении" <**>.
--------------------------------
<*> Малая Советская Энциклопедия. Том 10. М.: Советская энциклопедия, 1931. С. 159.
<**> Словарь русского языка: В 4-х т. / АН СССР, ин-т русского языка / Под ред. А.П. Евгеньевой. М.: Русский язык, 1981.

Вместе с тем еще в дореволюционной литературе подчеркивалось, что понятие "эквивалент" не тождественно понятию "эквивалентность" <*> (в частности, об этом писал А.А. Симолин <**>), что эти понятия пересекаются, но не совпадают.
--------------------------------
<*> Еще в XIX в. сменяли друг друга теории объективной и субъективной эквивалентности. Теория объективной эквивалентности представляла собой теорию, согласно которой для признания сделки возмездной требовалось, чтобы действия контрагентов были объективно равны (например, для признания сделки возмездной куплей-продажей необходимо, чтобы лицо уплатило цену вещи, равную ее стоимости). По теории субъективной эквивалентности возмездной можно считать такую сделку, по которой каждая сторона считает, что получает столько же, сколько дает противной стороне (например, приобретая на аукционе вещь, лицо осознает, что уплачивает за нее цену, превышающую ее стоимость). Впоследствии теория субъективной эквивалентности трансформировалась: для признания сделки возмездной требовалось, чтобы каждая сторона субъективно считала, что получает больше, нежели дает противной стороне.
<**> См.: Симолин А.А. Влияние момента безвозмездности в гражданском праве. Казань, 1916. С. 34 (цит. по кн.: Максоцкий Р.А. Возмездность и безвозмездность в современном гражданском праве. Учебное пособие / Научн. ред. М.В. Кротов. М.: ТК Велби, 2002. С. 11).

Под эквивалентом (от латинского aequivalens - равнозначный, равноценный) понимается обычно предмет или определенная мера чего-либо, равноценные, равнозначные или соответствующие в каком-либо отношении другим и могущие служить им выражением или заменой. Эквивалент определяется по объективным критериям.
Думается, что для целей настоящего исследования под эквивалентностью следует понимать мерило, на основе которого стороны мировой сделки определяют (оценивают) взаимные предоставления исходя из позиций разумности и добросовестности. Эквивалентность - критерий субъективный, а не объективный. Иными словами, нужно, чтобы сами стороны признавали эквивалентность производимого ими взаимного предоставления, причем нет необходимости, чтобы эти предоставления были объективно равноценны (равнозначны, соразмерны) <*>. Эквивалентность мировой сделки целиком зависит от усмотрения ее сторон.
--------------------------------
<*> И.М. Тютрюмов подчеркивал отсутствие надобности в том, чтобы "делаемые взаимно договаривающимися сторонами уступки были равноценны" (Гражданское Уложение. Проект Высочайше учрежденной редакционной комиссии по составлению Гражданского Уложения / Под ред. И.М. Тютрюмова. Том второй. СПб., 1910. С. 1196).

Так, если в погашение имеющейся задолженности должник предлагает передать кредитору в собственность имущество, стоимость которого составляет 1/4 от величины долга, и кредитор согласен на получение такого предоставления взамен получения денежных средств (долга большей суммы), тем самым стороны соглашаются с эквивалентностью такого предоставления. Говорить о неэквивалентности такой мировой сделки было бы неправильно, тем более неверно утверждать о дарении части имущества кредитором должнику <*>.

<< Предыдущая

стр. 3
(из 21 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>