<< Предыдущая

стр. 4
(из 21 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

--------------------------------
<*> В доктрине германского права существует конструкция договора "смешанного дарения" (negotium mixtum cum donatione). К таковым договорам относится, например, продажа имущества за полцены с целью совершения благодеяния: отношения сторон в части имущества, за которую получаются деньги, признаются договором купли-продажи, а в остальной части - дарением.

Вместе с тем согласованная сторонами эквивалентность мировой сделки не должна переходить в совершенную несоразмерность, которая способна возбудить подозрение в мотивах, побудивших стороны к мировой сделке: притворная сделка, введение одной из сторон в заблуждение или ее обман другой стороной сделки, кабальная сделка, злонамеренное соглашение представителей обеих сторон и т.п. В любом из указанных случаев речь может идти о недействительности мировой сделки по основаниям, предусмотренным ст. ст. 168 - 179 ГК РФ, однако сама по себе несоразмерность встречного предоставления не служит препятствием для признания мировой сделки действительной <*>.
--------------------------------
<*> В.А. Рясенцев признает, что неэквивалентность взаимных уступок не является препятствием для признания мировой сделки действительной (Рясенцев В. Мировые сделки (соглашения) // Социалистическая законность. 1984. N 12. С. 27).

Эквивалентность в мировой сделке не обязательно должна выражаться в деньгах: это вытекает из терминологии ст. 423 ГК РФ, которая говорит о встречном предоставлении. В силу этого мировая сделка будет возмездной и в том случае, если по условиям договора стороны предоставляют имущество и уплачивают деньги, отказываются от осуществления права или подтверждают право, осуществляют работы или оказывают услуги, отказываются от произведения действий или, напротив, соглашаются совершить конкретные действия, влекущие правовые последствия, и т.д.
В развитие изложенного необходимо также некоторое внимание уделить теории неимущественных обязательств и, в частности, исследованию, проведенному Ф.О. Богатыревым <*>.
--------------------------------
<*> См.: Богатырев Ф.О. К вопросу о существовании обязательств с нематериальным интересом // Журнал российского права. 2004. N 1.

Опираясь на труды И.А. Покровского, Г.Ф. Шершеневича, В.И. Синайского и других выдающихся цивилистов, анализируя действующее гражданское законодательство, Ф.О. Богатырев делает вывод о допустимости обязательства, в котором кредитор имеет сугубо неимущественный интерес. Соглашаясь с Е.В. Пассеком, утверждавшим, что "действия, которые могут быть совершаемы человеком, разнообразны до бесконечности" <*>, Ф.О. Богатырев указывает, что это разнообразие может охватывать действия неимущественного характера <**>.
--------------------------------
<*> Пассек Е.В. Неимущественный интерес в обязательстве. Юрьев, 1893. С. 3.
<**> Очень интересным представляется замечание Ф.О. Богатырева о том, что противниками существования неимущественных обязательств зачастую смешиваются сферы юридических и моральных отношений. Автор, апеллируя к мнению И.А. Покровского, указывающего, что первым условием "для юридической силы всякого - даже имущественного - договора является наличность у договаривающихся воли придать своему соглашению юридический характер" (Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М.: Статут (Классика российской цивилистики), 1998. С. 137), делает вывод о том, что "не всякий интерес подлежит защите, а только тот, который основан на серьезности намерения вступить именно в юридические отношения" (Богатырев Ф.О. К вопросу о существовании обязательств с нематериальным интересом // Журнал российского права. 2004. N 1.).

С учетом сказанного мировая сделка допускает неимущественное предоставление с одной стороны, которое сопровождается имущественным предоставлением с другой стороны <*>.
--------------------------------
<*> В.А. Рясенцев приводит примеры мировой сделки, где стороны совершают только неимущественные предоставления: в случае установления долей творческого участия между автором романа и автором литературного сценария либо между соизобретателями (Рясенцев В. Мировые сделки (соглашения) // Социалистическая законность. 1984. N 12. С. 27).

Но для признания мировой сделки возмездной необходимо, чтобы действия одной стороны мировой сделки находились в зависимости от действий другой стороны. Для мировой сделки характерно то, что каждый из ее участников имеет как права, так и обязанности, выступая одновременно и в роли должника, и в роли кредитора. Таким образом, из мировой сделки возникают обязательства, именуемые взаимными (двусторонними) обязательствами <*>.
--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2001 (издание 3-е, стереотипное).

<*> О.С. Иоффе подчеркивает, что "взаимными называются обязательства, каждый из участников которых является кредитором и должником одновременно. Им могут быть противопоставлены односторонние обязательства, в которых одно лицо выступает только как кредитор, другое - только как должник" (Комментарий к ГК РСФСР / Под ред. Е.А. Флейшиц и О.С. Иоффе. 1970. С. 265 (цит. по кн.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. М.: Статут, 1998. С. 310)).

По мировой сделке взаимные обязательства могут подлежать и встречному исполнению, которое должно производиться одной из сторон лишь после того, как другая сторона исполнила свое обязательство (п. 1 ст. 328 ГК РФ). Синаллагматические договоры (от synallagma - обмен, меновое соглашение), то есть договоры, когда обязанность одной стороны находится в правовой зависимости от действий другой стороны, пожалуй, самые распространенные возмездные договоры (купля-продажа: продавец передает товар, а взамен получает плату; покупатель уплачивает деньги, а взамен получает товар). Синаллагматическая зависимость от действий стороны правоотношения - наиболее часто встречающаяся правовая зависимость в мировых сделках.
К возмездным договорам относятся также и договоры, в которых обязанность лица находится в условной зависимости от действий контрагента. Например, по мировой сделке одно лицо откажется от притязания на конкретное имущество, если противная сторона выплатит ему определенную денежную сумму. Возмездными будут действия обеих сторон по такой мировой сделке, хотя только одна сторона является обязанной произвести исполнение - лицо, обязанное передать деньги.
Другой пример условной зависимости: по условиям договора, опосредующего мировую сделку, средство массовой информации принимает на себя обязанность опубликовать опровержение порочащих лицо сведений, которые ранее были им распространены, взамен чего лицо, в отношении которого эти сведения были распространены, обязуется не заявлять требования о возмещении морального вреда.
Не будет синаллагматической зависимости и в том случае, если мировой сделкой подтверждаются обязанности должника по возмездному договору, обязанности из которого уже выполнены кредитором (то есть должник признает долг, соглашаясь удовлетворить требование кредитора). В такой ситуации обязанность должника находится в каузальной (причинной) зависимости от уже совершенного действия кредитора, выразившейся в исполнении обязательства <*>.
--------------------------------
<*> Именно примерами мировых сделок, в которых отсутствует встречное предоставление и при этом имеется каузальная правовая зависимость действий сторон, обосновывают многие современные авторы отсутствие необходимости "во взаимности уступок" по мировой сделке.

При отсутствии правовой зависимости (синаллагматической, условной или каузальной) сделка не может признаваться возмездной сделкой. Такая сделка будет безвозмездной и, следовательно, не может рассматриваться в качестве мировой сделки.
Мировая сделка - возмездная сделка; каждая из ее сторон связана обязанностью предоставления взаимного удовлетворения другой стороне, причем правовая зависимость действий сторон может быть синаллагматической, условной или каузальной.

§ 2.5. Понятие и значение мировой сделки

Гражданско-правовая сделка представляет собой действие, направленное на установление, изменение, прекращение гражданских прав и обязанностей (ст. 153 ГК РФ), то есть последствием гражданско-правовой сделки по общему правилу является движение гражданского правоотношения.
Мировая сделка обычно изменяет либо прекращает (в некоторых случаях - устанавливает новое) гражданское правоотношение. Однако иногда, как уже было сказано ранее, мировая сделка может, не оказывая влияния на движение гражданского правоотношения (преобразовательное действие), лишь подтверждать это правоотношение либо вытекающие из него отдельные гражданские права и обязанности (декларативное действие), о чем, в частности, пишет М.А. Гурвич <*>.
--------------------------------
<*> Рассматривая мировую сделку как гражданско-правовой договор, М.А. Гурвич признает, что она может быть направлена на изменение правоотношения или на его подтверждение; а ее стороны обязуются рассматривать существующее между ними правоотношение так, как это предусмотрено мировой сделкой (конститутивное действие), и руководствоваться этим в своем поведении (регулятивное действие) (см.: Советский гражданский процесс / Под ред. Гурвича М.А. М.: Высшая школа, 1975. С. 125).

При заключении мировой сделки по крайней мере одна из сторон вправе отказаться от использования предусмотренного законом способа защиты прав, имея возможность достигнуть цели защиты прав иным образом <*>. Рассмотрим это утверждение на примере.
--------------------------------
<*> Так, Г. Дернбург подчеркивал, что мировая сделка может совершаться, в частности, "через признание или немедленное осуществление части спорного права, одновременно с отказом от дальнейших претензий, иногда - путем отказа от известного притязания за определенное вознаграждение в деньгах или иных ценностях" (Дернбург Г. Пандекты. Том второй. Обязательственное право. М., 1911. С. 285).

Как правило, при заключении договора стороны оговаривают размер неустойки, подлежащей уплате в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства. Если нарушен договор одним из его участников, другой обладает правом требовать уплаты договорной неустойки. Но участники договорного обязательства могут заключить мировую сделку, в силу которой взамен выплаты суммы неустойки сторона-правонарушитель примет на себя обязанность уплатить денежные средства в согласованном сторонами размере. Таким образом, сторона-пострадавший отказывается от использования предусмотренного законом (и конкретизированного договором) способа защиты прав - взыскания неустойки в определенном размере; обязанность должника по выплате неустойки прекращается путем установления новой обязанности - по уплате конкретной денежной суммы.
Заключая мировую сделку, стороны вправе отказаться от использования конкретного способа защиты прав, предусмотренного законом или договором, и использовать иной способ защиты прав, допускаемый законом.
Надо отметить, что мировая сделка зачастую носит "локальный характер", то есть ликвидирует не весь спор (иную правовую неопределенность) в целом, а только часть его, в отношении которой стороны пришли к соглашению. На это свойство мировой сделки указывал Г. Дернбург. В частности, он писал, что мировая сделка устраняет лишь те спорные или сомнительные пункты, относительно которых стороны хотели прийти к соглашению; важно четко сформулировать, относительно чего стороны желают совершить мировую сделку и что находится вне области их соображений <*>.
--------------------------------
<*> Дернбург Г. Пандекты. Том второй. Обязательственное право. М., 1911. С. 287.

Со всей однозначностью можно говорить о невозможности распространения мировой сделки на те права, которые возникли после заключения мировой сделки или не были известны ее сторонам в момент заключения мировой сделки <*>.
--------------------------------
<*> Такая точка зрения нашла свое отражение в ст. 2579 проекта Гражданского уложения. Интересно, что И.М. Тютрюмов признавал, что предметом мировой сделки может быть всякое право, условное и даже будущее, лишь бы только оно было спорным или вообще сомнительным, утверждая, что такое правило разумеется само собой и вытекает из смысла ст. 2577 проекта Гражданского уложения (см.: Гражданское Уложение. Проект Высочайше учрежденной редакционной комиссии по составлению Гражданского Уложения / Под ред. И.М. Тютрюмова. Том второй. СПб., 1910. С. 1197).

В литературе досоветского периода значительное внимание уделялось значению мировой сделки не только для сторон спорного правоотношения, но и для государства. Так, К.И. Малышев признавал, что примирение сторон как нельзя более соответствует интересам судебной власти государства <*>.
--------------------------------
<*> См.: Малышев К.И. Курс гражданского судопроизводства. Санкт-Петербург, 1876. С. 399. Интересно следующее замечание К.И. Малышева: к мысли о том, что худой мир лучше доброй ссоры, приводит стороны столкновение с судом.

Д. Азаревич в развитие этой мысли писал, что мировая сделка "как нельзя более отвечает интересам государственной власти по установлению покоя и уверенности в гражданских правоотношениях, освобождая в то же время судебные установления от лишнего труда и ответственности по частным делам" <*>. При этом он подчеркивал значимость мировой сделки, состоящую, по его мнению, в освобождении от строгих предписаний положительного права, обязательных для суда, которая также экономит время и расходы, а кроме того, способствует установлению мирных отношений между сторонами, тогда как судебный процесс оставляет за собой "раздражение, из которого легко плодятся новые споры" <**>.
--------------------------------
<*> Азаревич Д. Судоустройство и судопроизводство по гражданским делам. Университетский курс. Том 3. Судопроизводство. Варшава: Типография Варшавского учебного округа, 1900. С. 94.
<**> Азаревич Д. Судоустройство и судопроизводство по гражданским делам. Университетский курс. Том 3. Судопроизводство. Варшава: Типография Варшавского учебного округа, 1900. С. 94.

Значению мировой сделки для ее участников уделял внимание и Е.А. Нефедьев. В своей работе "Склонение сторон к миру в гражданском процессе" он проводил детальный сопоставительный анализ мировой сделки с обычно используемым на практике способом окончания спора - судебным решением <*>. Результатом его исследования явились следующие выводы.
--------------------------------
<*> См.: Нефедьев Е.А. Склонение сторон к миру в гражданском процессе. Казань: Тип. Губернского Правления, 1890. С. 18 - 22.

Во-первых, как отмечал Е.А. Нефедьев, суд при вынесении решения по делу не может избирать способ удовлетворения требования: он связан исковыми требованиями и не может выйти за их пределы. В то же время весьма часто встречаются случаи, когда для удовлетворения интересов обеих сторон имеется иной (альтернативный) способ - им-то и могут воспользоваться сами стороны.
Во-вторых, ведя судебное дело, каждая из сторон рискует проиграть его по различным причинам: "от невозможности достать какой-либо документ, от того, что суд в данном вопросе держится взгляда, не выгодного для одной из сторон, даже от несоблюдения какого-либо срока и т.д." <*>. В случае проигрыша все последствия таких случайных обстоятельств ложатся на проигравшую сторону, тогда как при заключении мировой сделки последствия риска распределяются соразмерно тому, насколько для каждой из них было бы рискованно обращаться в суд.
--------------------------------
<*> Нефедьев Е.А. Склонение сторон к миру в гражданском процессе. Казань: Тип. Губернского Правления, 1890. С. 20.

В-третьих, суд не обладает достаточными средствами, чтобы выяснить материальную истину, поскольку он знакомится с делом на основании объяснений и доказательств, которые представляются тяжущимися. Всю подоплеку дела знают только сами стороны гражданского правоотношения, им известно истинное положение вещей. Вследствие этого, писал Е.А. Нефедьев, "суд не может достигать в своих решениях субъективной справедливости... Напротив того, стороны, хорошо зная истину в деле, знают и то, как должны быть улажены их противоположные интересы согласно со справедливостью, если, конечно, вражда и другие обстоятельства, неблагоприятные для заключения мировой сделки, не затемняют их рассудок" <*>.
--------------------------------
<*> Нефедьев Е.А. Склонение сторон к миру в гражданском процессе. Казань: Тип. Губернского Правления, 1890. С. 22.

Подводя итоги сказанному в настоящей главе, необходимо кратко обозначить признаки, характеризующие мировую сделку.
Во-первых, мировая сделка - это гражданско-правовая сделка.
Во-вторых, мировая сделка есть двух(много)сторонняя сделка (договор), которая совершается лицами, уже связанными гражданским правоотношением, а в некоторых случаях - также лицами, для которых из мировой сделки возникают конкретные обязанности.
В-третьих, мотивом, побуждающим стороны к заключению мировой сделки, являются неясность, неопределенность или спорность в правоотношении, которые повлекли (могут повлечь) возникновение между ними спора о праве либо возбуждают сомнения в возможности осуществления субъективного права.
В-четвертых, прекращение (предотвращение) спора, как и устранение препятствий к осуществлению права или неясности в правоотношении, есть социально-экономическая, но не правовая цель мировой сделки. Мировая сделка характеризуется наличием общей правовой цели, которая состоит в защите субъективных гражданских прав.
В-пятых, если общая правовая цель мировой сделки состоит в защите прав, то ее непосредственные правовые цели, к достижению которых стремятся ее участники (основание мировой сделки), могут быть самыми разнообразными. В силу этого мировая сделка не является особым типом и видом договора, и нельзя помещать нормы о ней в раздел IV "Отдельные виды обязательств" ГК РФ.
В-шестых, определяющим мировую сделку признаком является не взаимность уступок, а возмездность мировой сделки, имеющая особую (компромиссную) природу. Мировая сделка - возмездная сделка; каждая из ее сторон связана обязанностью предоставления взаимного удовлетворения другой стороне, причем правовая зависимость действий сторон может быть синаллагматической, условной или каузальной.
И наконец, в-седьмых, одна или обе стороны мировой сделки вправе отказаться от использования конкретного способа защиты прав, предусмотренного законом или договором, и использовать иной способ защиты прав, допускаемый законом.
Учитывая невозможность указания в определении мировой сделки всех его отличительных признаков, представляется целесообразным ограничиться указанием тех признаков, которые являются для мировой сделки отличительными, необходимыми и достаточными. С учетом вышесказанного можно определить мировую сделку как взаимный возмездный договор, который заключается сторонами гражданского правоотношения в целях защиты гражданских прав и служит основанием для подтверждения, изменения, прекращения и возникновения гражданских прав и обязанностей.

Глава 3. МИРОВОЕ СОГЛАШЕНИЕ КАК СУДЕБНАЯ МИРОВАЯ СДЕЛКА

§ 3.1. Соотношение терминов "мировая сделка" и
"мировое соглашение". Проблема принудительного
исполнения мирового соглашения

Как было сказано ранее, мировая сделка может быть заключена тогда, когда между сторонами гражданского правоотношения намечается или уже возник спор о праве (либо выявилась иная правовая неопределенность), однако ни одна из них не обратилась в судебный орган - суд, арбитражный суд, третейский суд.
После возбуждения производства по делу в суде или исполнительного производства в органе, осуществляющем принудительное исполнение решения, стороны могут заключить мировую сделку, обозначаемую в процессуальном законодательстве термином "мировое соглашение".
В советский период развития отечественного права (до принятия Гражданского процессуального кодекса РСФСР 1964 г.) в теории и судебной практике термины "мировая сделка" и "мировое соглашение" применяются в одном и том же значении. В современной литературе также можно встретить утверждение, что термины "мировая сделка" и "мировое соглашение" являются равнозначными, тождественными <*>.
--------------------------------
<*> См., например: Прохоренко В.В. Правовая природа мирового соглашения // Цивилистические записки: Межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 2. М.: Статут; Екатеринбург: Институт частного права, 2002. С. 332; Давыденко Д.Л. Некоторые теоретические аспекты мирового соглашения // Арбитражный и гражданский процесс. 2003. N 8. С. 34.

Но имеются и иные точки зрения. В частности, М.А. Гурвич отличает судебное мировое соглашение от мировой сделки, которая "фактически (хозяйственно) лежит в его основе" <*>. Полемизируя с Р.Е. Гукасяном, М.А. Гурвич указывает, что мировое соглашение является "не процессуальным договором, а юридическим составом более сложным, в который входят договор, в смысле сделки гражданского права, и ряд элементов процессуального значения" <**>.
--------------------------------
<*> Гурвич М.А. Гражданские процессуальные правоотношения и процессуальные действия // Труды ВЮЗИ, том III; Вопросы гражданского процессуального, гражданского и трудового права. М., 1965. С. 105 (цит. по кн.: Гукасян Р.Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве. Саратов: Приволжское книжное издательство, 1970. С. 132).
<**> Советский гражданский процесс / Под ред. Гурвича М.А. М.: Высшая школа, 1975. С. 125 (примеч.).

Разделяет вышеназванные понятия и М. Тупичев, подчеркивая, что мировая сделка имеет только материально-правовое содержание, тогда как мировое соглашение, являясь более широким понятием, включает в себя и материально-правовое, и процессуальное содержание <*>. Вслед за ним А.И. Зинченко указывает, что мировое соглашение - понятие более широкое, чем мировая сделка, поскольку последняя имеет только материально-правовое содержание <**>. Е.В. Пилехина также считает, что понятие "мировое соглашение" является более узким понятием, нежели "мировая сделка", поскольку последнее включает в себя не только судебные мировые сделки (мировые соглашения), но и внесудебные мировые сделки <***>.
--------------------------------
<*> См.: Тупичев М. Отказ от иска и мировое соглашение как основание прекращения производства по делу // Советская юстиция. 1963. N 23. С. 10. В обоснование своих выводов он, в частности, указывает на законодательное закрепление в Основах гражданского судопроизводства Союза ССР термина "мировое соглашение" вместо термина "мировая сделка", используемого в ГПК РСФСР.
<**> См.: Зинченко А.И. Мировые соглашения в гражданском судопроизводстве: Диссер. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1981. С. 26.
<***> См.: Пилехина Е.В. Мировое соглашение в практике арбитражного суда и суда общей юрисдикции: Диссер. ... канд. юрид. наук. СПб., 2001. С. 48.

В дореволюционной литературе термин "мировое соглашение" практически не встречается, но наряду с понятием "внесудебная мировая сделка" широко используется понятие "судебная мировая сделка" (реже - "процессуальная мировая сделка") - мировое соглашение в современном его значении. "Внесудебная мировая сделка" и "судебная мировая сделка" разграничивались, в частности, Е.В. Васьковским <1>, И.Е. Энгельманом <2>, Е.А. Нефедьевым <3>, Д. Азаревичем <4>.
--------------------------------
<1> См.: Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. М.: Издание Бр. Башмаковых, 1914. С. 457.
<2> См.: Энгельман И.Е. Курс русского гражданского судопроизводства. Юрьев, 1912. С. 449 - 450.
<3> См.: Нефедьев Е.А. Учебник русского гражданского судопроизводства (для студентов). М., 1909. С. 336.
<4> См.: Азаревич Д. Судоустройство и судопроизводство по гражданским делам. Университетский курс. Том 3. Судопроизводство. Варшава: Типография Варшавского учебного округа, 1900. С. 96.

Отличия внесудебной мировой сделки от судебной мировой сделки правоведы видят прежде всего в том, что:
1) судебная мировая сделка касается спорного правоотношения, ставшего предметом судебного процесса;
2) судебная мировая сделка совершается в присутствии суда и при его участии;
3) для судебной мировой сделки установлены особые формы заключения <*>.
--------------------------------
<*> См.: Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. М.: Издание Бр. Башмаковых, 1914. С. 457; Тютрюмов И.М. Устав гражданского судопроизводства с законодательными мотивами, разъяснениями правительствующего Сената и комментариями русских юристов. В 2-х томах. Т. 2. Петроград: Законоведение, 1916. С. 2030.

Однако гораздо большее значение имеет разграничение внесудебной мировой сделки и судебной мировой сделки в отношении возможности их принудительного исполнения.
В силу ст. 1364 Устава гражданского судопроизводства судебное мировое соглашение признавалось равносильным судебному решению, вступившему в законную силу и не подлежащему обжалованию. Ограничившись этим, Устав гражданского судопроизводства не содержал прямой нормы о принудительном исполнении судебных мировых сделок (посредством выдачи исполнительного листа). Вышеуказанное обстоятельство породило известные проблемы.
Так, Псковский Окружной Суд в 1867 г. на основании судебной мировой сделки выдал исполнительный лист. Кассационный департамент Правительствующего Сената в решении 1869 г. постановил, что на основании мировых сделок не может выдаваться исполнительный лист и что исполнение мировой сделки дает основание для нового иска.
Названное решение Правительствующего Сената имело очень широкий резонанс в научной литературе. Одни из ученых считали такую позицию Правительствующего Сената прямо противоречащей воле законодателя, придавшего судебному решению и судебной мировой сделке равную законную силу; другие, подчеркивая договорную природу всякой (судебной и внесудебной) мировой сделки, признавали такое решение Кассационного департамента Правительствующего Сената единственно верным.
Отмечая пагубность смешения понятий внесудебной и судебной мировых сделок, И.Е. Энгельман подчеркивал, что внесудебная мировая сделка есть договор, который "имеет свойство и действие всякого договора: в случае неисполнения она может быть осуществлена исковым порядком" <*>. В отличие от внесудебной мировой сделки, судебная мировая сделка не только прекращает навсегда спор и делает невозможным иск к тому же лицу, по тому же предмету и на том же основании, но и дает право требовать принудительного ее исполнения.
--------------------------------
<*> Энгельман И.Е. Курс русского гражданского судопроизводства. Юрьев, 1912. С. 447.

Иными словами, по мнению И.Е. Энгельмана, полемизировавшего с К.П. Победоносцевым, для принудительного исполнения внесудебной мировой сделки необходимо судебное решение; для принудительного исполнения судебной мировой сделки, утвержденной судом, должен выдаваться исполнительный лист. Аналогичной точки зрения придерживались Е.В. Васьковский <*>, К.И. Малышев <**>, но справедливости ради надо отметить, что далеко не все правоведы разделяли их взгляды.
--------------------------------
<*> См.: Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. М.: Издание Бр. Башмаковых, 1914. С. 459.
<**> См.: Малышев К.И. Курс гражданского судопроизводства. Санкт-Петербург, 1876. С. 402 - 403.

Напротив, господствующим было противоположное мнение, согласно которому судебная мировая сделка приравнивается к судебному решению только в том смысле, что "стороны не имеют права ни жаловаться, ни возобновлять дела на тех же основаниях,.. но во всех прочих отношениях мировое соглашение не имеет ничего общего с решением" <*>.
--------------------------------
<*> Исаченко В.Л. Русское гражданское судопроизводство. Практическое руководство для студентов и начинающих юристов. Том 1. Петроград, 1915. С. 281.

В силу сказанного принудительное исполнение судебной мировой сделки длительное время признавалось невозможным, а неисполнение судебной мировой сделки, по мнению большинства процессуалистов, давало основания для нового иска, по результатам рассмотрения которого - на основании последующего судебного решения - выдавался исполнительный лист. Этой позиции придерживались, в частности, К. Анненков <1>, В.Л. Исаченко <2>, Т.М. Яблочков <3>, Е.А. Нефедьев <4>, Д. Азаревич <5>.
--------------------------------
<1> См.: Анненков К. Опыт комментария к Уставу гражданского судопроизводства. Том VI. СПб., 1887. С. 242.
<2> См.: Исаченко В.Л. Русское гражданское судопроизводство. Практическое руководство для студентов и начинающих юристов. Том 1. Петроград, 1915. С. 281.
<3> См.: Яблочков Т.М. Учебник русского гражданского судопроизводства. Ярославль, 1912. С. 207.
<4> См.: Нефедьев Е.А. Учебник русского гражданского судопроизводства (для студентов). М., 1909. С. 340. По мнению Е.А. Нефедьева, если в Уставе гражданского судопроизводства мировая сделка не помещена в число актов, подлежащих исполнению (ст. 924), то всякое взыскание по ней должно быть предварительно рассмотрено судом.
<5> См.: Азаревич Д. Судоустройство и судопроизводство по гражданским делам. Университетский курс. Том 3. Судопроизводство. Варшава: Типография Варшавского учебного округа, 1900. С. 100.

Необходимо отметить, что критика позиции недопущения принудительного исполнения мировой сделки все же возымела свое действие. Ее следствием стало внесение изменений в Устав гражданского судопроизводства, в соответствии с которыми наиболее простые мировые сделки могли исполняться посредством возбуждения исполнительного производства. К таким мировым сделкам относились соглашения, по которым ответчик принимал на себя одностороннее обязательство денежного платежа либо возврата денежного имущества или юридического очищения и др. Такое исполнение осуществлялось по правилам производства по делам о бесспорных взысканиях <*>.
--------------------------------
<*> Подробнее об этом см., например: Демьяненко Ф. Мировое соглашение в российском праве (середина XIX - начало ХХ веков) // Законодательство и экономика. 2002. N 5. С. 68; Ясеновец И.А. Мировое соглашение в арбитражном процессе: актуальные проблемы теории и практики: Диссер. ... канд. юрид. наук. М., 2002. С. 55.

В послереволюционный период в отечественном праве не было твердо устоявшегося термина. Например, в ст. 18 Гражданского процессуального кодекса РСФСР 1923 г. речь шла о возможности "ОКОНЧАНИЯ ДЕЛА МИРОМ". В Постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 5 марта 1928 г. (прот. N 6) <*> допускается, что "стороны, невзирая на обращение их в суд, вправе в любой момент ПОКОНЧИТЬ ДЕЛО МИРОМ с тем, однако, чтобы эта МИРОВАЯ СДЕЛКА не ускользнула от контроля суда и им проверялась". Кроме того, в названном Постановлении говорится о том, что "ПРИМИРЕНИЕ СТОРОН должно допускаться в любой стадии производства, ибо присуждение это еще не есть полное взыскание, и иногда истцу выгоднее получить хотя бы и некоторую сумму, но реальную, чем иметь исполнительный лист на полную сумму и ничего не получить". При этом предусматривается, что "СОГЛАШЕНИЯ, СВЯЗАННЫЕ С ОТКАЗОМ ОТ ПРИСУЖДЕННОГО по решению суда, могут подлежать засвидетельствованию органов, имеющих право засвидетельствования совершения актов наравне с другими ДОГОВОРАМИ" (выделено мной. - М.Р.).
--------------------------------
<*> Постатейные материалы к статье 2 // Гражданский процессуальный кодекс РСФСР 1923 года (с постатейными материалами). М., 1961. С. 149 - 150.

Л.И. Фишман определяет мировую сделку как соглашение сторон об окончании дела миром и прекращении вследствие этого дела, подчеркивая, что циркуляр Верховного Суда РСФСР N 70 от 7 декабря 1923 года различает судебные и внесудебные мировые сделки. При этом внесудебные мировые сделки рассматриваются как обычное письменное доказательство; их достоверность и доказательность определялись судом в зависимости от содержания документа, способа его засвидетельствования, обстоятельств дела. В свою очередь, судебная мировая сделка, признанная судом, "приравнивается к бесспорным документам, на основании коих может быть выдан судебный приказ" <*>.
--------------------------------
<*> Фишман Л.И. Движение гражданского процесса. Харьков: Юридическое издательство НКЮ УССР, 1926. С. 141 - 142.

К. Анохин также отмечает принципиальные различия между мировыми сделками, совершенными вне суда, и судебными мировыми сделками. Мировые сделки, совершенные вне суда, он рассматривает как один из видов письменных доказательств, тогда как судебные мировые сделки, по его мнению, представляют собой "соглашения сторон о прекращении на определенных условиях спора, заключенные в суде, утвержденные судом и приобретающие после этого силу судебного решения" <*>.
--------------------------------
<*> Анохин К. Судебные мировые сделки // Советская юстиция. 1959. N 9. С. 52.

После принятия Гражданского процессуального кодекса РСФСР 1964 года, как пишет И.М. Пятилетов, от использования термина "мировая сделка" отказались и "прочно утвердился термин "мировое соглашение" <*>. В теории процессуального права мировое соглашение стали подразделять на внесудебное мировое соглашение и судебное мировое соглашение <**>.
--------------------------------
<*> Пятилетов И.М. Мировое соглашение как способ разрешения спора о праве без вынесения судебного решения // Актуальные проблемы защиты субъективных прав граждан и организаций. Сб. научных трудов. М.: ВЮЗИ. 1985. С. 55.
<**> Думается, данное утверждение верно лишь в отношении теории процессуального права. Цивилисты в тех редчайших работах, которые посвящались рассматриваемой тематике, используют наименование "мировые сделки", разграничивая их на внесудебные, то есть совершаемые без участия суда, как и любые иные сделки, и судебные мировые сделки, именуемые мировыми соглашениями (см., например: Рясенцев В. Мировые сделки (соглашения) // Социалистическая законность. 1984. N 12. С. 26).

Так, при разграничении судебных и внесудебных мировых соглашений отдельными авторами отмечается, что последние "характеризуются тем, что заключены не в связи с судебным спором" <*>. При этом подчеркивается, что гражданским процессуальным законодательством "регулируется только судебное мировое соглашение, представляющее собой договор об условиях прекращения судебного спора на взаимоприемлемых для сторон условиях,.. утверждается судом и приобретает силу судебного решения, служит основанием для принудительного исполнения обязанностей, установленных соглашением" <**>.
--------------------------------
<*> Гражданский процесс / Под общей ред. К.С. Юдельсона. М.: Юридическая литература, 1972. С. 159.
<**> Гражданский процесс / Под общей ред. К.С. Юдельсона. М.: Юридическая литература, 1972. С. 159 - 160.

И.М. Пятилетов отмечает, что некоторые авторы называют мировым соглашением внесудебное соглашение, прекратившее спор до обращения в суд, другие авторы отождествляют мировое соглашение с соглашением, заключенным после обращения в суд, но вне суда. По мнению И.М. Пятилетова, под внесудебным мировым соглашением следует понимать только соглашение, прекратившее спор до обращения в суд; под судебным мировым соглашением - мировое соглашение, утвержденное судом. В законе мировым соглашением, как он подчеркивает, называется судебное мировое соглашение <*>.
--------------------------------
<*> См.: Пятилетов И.М. Мировое соглашение как способ разрешения спора о праве без вынесения судебного решения // Актуальные проблемы защиты субъективных прав граждан и организаций. Сб. научных трудов. М.: ВЮЗИ. 1985. С. 54 - 55; Гражданское процессуальное право России / Под ред. Шакарян М.С. М.: Былина, 1998. С. 169.

Несмотря на бесспорность последнего утверждения, нельзя не отметить, что внесудебная мировая сделка и мировое соглашение при единстве их правовой природы имеют значительные различия (форма, порядок совершения, возможности принудительного исполнения и т.д. - им будет посвящена часть II настоящей работы). Обозначение их единым термином в гражданском и процессуальном праве <*> будет иметь последствием не только терминологическое смешение, но и правоприменительные ошибки.
--------------------------------
<*> В процессе разработки действующей редакции АПК РФ обсуждалась возможность закрепления в нем возможности заключения сторонами внесудебного мирового соглашения - мировой сделки (см. об этом, например: Орлова И.В. Материальные и процессуальные элементы в институте мирового соглашения // Актуальные проблемы теории и практики юридического образования на пороге XXI столетия. Хабаровск, 1999. С. 178).

С учетом всего вышесказанного предлагается сохранить понятие "мировая сделка" как видовое по отношению к родовым понятиям "внесудебная мировая сделка" и "мировое соглашение", то есть термин "внесудебная мировая сделка" использовать для обозначения мировых сделок, заключаемых до обращения в судебные органы и не требующих судебной формы; термин "мировое соглашение" использовать для обозначения судебных мировых сделок (то есть мировых сделок, для вступления которых в действие необходимо утверждение суда: общего, арбитражного, третейского).
Использование в настоящей работе термина "судебная мировая сделка" как синонима термина "мировое соглашение" основано на том, что мировая сделка, заключаемая как в период рассмотрения дела судом (общим, арбитражным, третейским), так и на стадии исполнения судебных актов - на стадии, не относящейся к судопроизводству, - в любом случае должна выступать предметом исследования и оценки суда. Утверждение мировой сделки определением государственного или "внутреннего" третейского суда представляет собой требование закона, предъявляемое к форме такой сделки (оформление мирового соглашения в арбитражном решении на согласованных условиях, предусмотренное ст. 30 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже", будет рассмотрено в § 5.4 настоящей работы). Следовательно, мировое соглашение есть мировая сделка, нуждающаяся в судебной форме.
В силу сказанного в качестве обобщающего понятия здесь и далее в некоторых случаях используется термин "судебные мировые сделки", охватывающий сделки, заключенные сторонами в процессе как рассмотрения судебного спора, так и на стадии принудительного исполнения судебных актов.
Использование различных терминов ("мировая сделка", "внесудебная мировая сделка", "мировое соглашение") представляется правильным и целесообразным не только с точки зрения законодательной техники. Думается, что и для целей доктринальных разработок эффективнее использовать различные термины. В силу сказанного далее в настоящей работе будут использоваться термины "мировая сделка", "внесудебная мировая сделка" и "мировое соглашение" в значениях, истолкованных выше.

§ 3.2. Соотношение понятий "мировое соглашение"
и "судебное решение"

В процессе определения существа мирового соглашения необходимо проанализировать имеющий широкое распространение в современной литературе тезис о том, что мировое соглашение есть способ разрешения спора. Причем в одних случаях речь идет о разрешении спора посредством мировой сделки судом <*>, а в других - самими спорящими сторонами <**>.
--------------------------------
<*> В частности, О. Степанова придерживается того взгляда, что "спор может быть разрешен и путем утверждения судом мировой сделки (соглашения)" (Степанова О. Судебная мировая сделка // Социалистическая законность. 1959. N 10. С. 30). С.В. Юрченко говорит о том, что мировое соглашение является актом судебной власти (см.: Юрченко С.В. К вопросу о юридической природе мирового соглашения // Юридический вестник. Ростов-на-Дону, 1999. N 1. С. 81).
<**> Утверждения о разрешении спора самими спорящими сторонами содержатся, например, в следующих работах: Анохин В.С., Незнамова Е.И. Мировое соглашение в арбитражном процессе: практика и перспективы // Арбитражная практика. 2002. N 11. С. 32; Никифорюк Е.О. Сущность спора и взаимные уступки при заключении мирового соглашения // Арбитражная практика. 2003. N 8. С. 63.

Так, Р.Е. Гукасян признает, что мировые соглашения представляют "собою способ разрешения спора самими спорящими сторонами на взаимоприемлемых для них условиях" <*>. Е. Овчинников и А. Зинченко определяют мировое соглашение как договор сторон об условиях разрешения гражданско-правового спора <**>.
--------------------------------
<*> Гукасян Р.Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве: Автореф. дисс. ... докт. юрид. наук. Саратов, 1971. С. 29.
<**> См.: Овчинников Е., Зинченко А. Мировые соглашения в судебной практике // Советская юстиция. 1978. N 13. С. 9.

В.М. Шерстюк вслед за Р.Е. Гукасяном рассматривает мировое соглашение как способ разрешения гражданско-правовых споров на взаимоприемлемых для сторон условиях <1>, отводя суду роль органа, проверяющего законность разрешения спора самими спорящими сторонами <2>. Встречаются утверждения о том, что заключение мирового соглашения является "самым оптимальным результатом разрешения спора не только для сторон, но и для суда" <3>. Иные авторы, рассматривая мировое соглашение как способ разрешения спора самими спорящими сторонами, считают, что таким образом "суд как бы снимает с себя ответственность за необоснованность судебного акта" <4>.
--------------------------------
<1> Арбитражный процесс. Учебник / Под ред. М.К. Треушникова. М.: Городец-издат, 2003. С. 345.
<2> См.: Шерстюк В.М. Новые положения проекта третьего Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. М.: Городец, 2001. С. 52. См. также: Латкин А.А. Процессуальная форма разрешения дел в арбитражном суде первой инстанции (исковое производство): Диссер. ... канд. юрид. наук. М., 2003. С. 156 - 157.
<3> Пшидаток В.Е. Мировое соглашение - оптимальный результат разрешения спора // Арбитражная практика. 2001. N 6 (сентябрь). С. 32.
<4> Сердюкова Н.В., Князев Д.В. Мировое соглашение в практике арбитражных судов // Арбитражная практика. 2003. N 4. С. 49.

Трактовка мирового соглашения, заключаемого в суде, как способа разрешения спора самими спорящими сторонами противоречит конституционному принципу организации правосудия, согласно которому правосудие осуществляется только судом (ст. 118 Конституции РФ).
Этот принцип находит свое отражение в нормах процессуального права: ч. 2 ст. 12 ГПК РФ, ч. 3 ст. 9 АПК РФ предусмотрено, что руководство процессом осуществляет суд. Аналогичную норму содержит п. 1 ст. 19 ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации". Основываясь на этих положениях, судья начинает, ведет и завершает процесс по делу; он направляет процесс и руководит им; все решения как по вопросам материального права, так и по вопросам процессуального права, принимаются только судьей (судом).
Таким образом, можно утверждать, что стороны не осуществляют направление и руководство процессом, не вправе выносить решения, что является прерогативой суда, и не могут разрешить спор о праве, но могут, достигнув соглашения между собой, прекратить этот спор.
Прекращение существования спора о праве - нормальное основание для прекращения производства по делу. В процессуальном праве предусматривается несколько такого рода обстоятельств, возникающих после возбуждения дела и свидетельствующих о том, что спора о праве как такового уже не существует. К ним относятся случаи, когда:
- истец отказался от иска, и такой отказ принят судом (ст. 220 ГПК РФ, п. 4 ч. 1 ст. 150 АПК РФ); для арбитража (третейского суда) в этом случае необходимо и отсутствие возражений ответчика против прекращения производства по делу (п. 2 ст. 32 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже", ст. 38 ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации");
- одной стороны спора уже нет: гражданин, являющийся стороной по делу, умер либо организация, являющаяся стороной по делу, ликвидирована (ст. 220 ГПК РФ, п. п. 5, 6 ч. 1 ст. 150 АПК РФ, ст. 38 ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации");
- стороны достигли соглашения о прекращении третейского разбирательства (п. 2 ст. 32 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже", ст. 38 ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации");
- стороны заключили мировое соглашение, которое суд утвердил (ст. 220 ГПК РФ, ч. 2 ст. 150 АПК РФ, ст. 38 ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации").
Заключая мировое соглашение и отказываясь тем самым от судебной защиты, стороны ликвидируют возникший правовой конфликт путем самостоятельного урегулирования имеющихся у них разногласий на взаимоприемлемых условиях <*>. В результате - за отсутствием спора о праве - судебный процесс по делу лишается предмета рассмотрения, что влечет за собой прекращение производства по делу.
--------------------------------
<*> Так, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 11.04.2000 г. N 1520/99 (Вестник ВАС РФ. 2000. N 7) указывалось, что суть мирового соглашения состоит в окончании процесса путем мирного урегулирования спора. Признавая незаконным условие мирового соглашения, согласно которому истец обязался отозвать заявление из прокуратуры и прекратить уголовное дело против руководства ответчика, Президиум, увы, не обосновал своего вывода. Собственно, сам вывод Президиума ВАС РФ является верным - исполнение указанного условия будет противоречить основам правопорядка, - но его обоснование в постановлении снимало бы определенные вопросы, связанные с недействительностью мирового соглашения.

Аналогичное следствие имеет и заключение мирового соглашения в арбитраже (третейском суде) - урегулирование спора самими сторонами лишает разбирательство предмета рассмотрения. Вместе с тем утрата предмета рассмотрения по причине заключения сторонами мирового соглашения имеет различные процессуальные последствия для разбирательства в международном коммерческом арбитраже и третейского разбирательства (о сопоставительном анализе последствий заключения мирового соглашения в международном коммерческом арбитраже и "внутреннем" третейском суде см. в § 5.4 настоящей работы).
Широко распространено в современной литературе мнение о том, что, предусмотрев принудительное исполнение мирового соглашения по правилам, установленным для судебного решения, законодатель тем самым придал мировому соглашению значение судебного акта <*>.
--------------------------------
<*> Статья 2052 Французского Гражданского кодекса содержит норму о том, что мировые сделки имеют для заключивших их сторон силу судебного решения последней инстанции.

В частности, отдельными авторами признается, что мировое соглашение, представляющее собой, по их мнению, соглашение о разрешении судебного спора, после утверждения судом "приобретает силу судебного решения" <*>. Другие говорят о том, что утверждение мирового соглашения присваивает ему статус судебного акта, снабженного силой принудительного исполнения <**>.
--------------------------------
<*> Сердюкова Н.В., Князев Д.В. Мировое соглашение в практике арбитражных судов // Арбитражная практика. 2003. N 4. С. 47.
<**> См.: Яцева Е. Общие условия действительности мирового соглашения по делу о банкротстве должника // Арбитражный и гражданский процесс. 2003. N 10. С. 26.

В развитие упомянутого тезиса некоторыми авторами предпринимаются попытки обосновать то, что "мировое соглашение является не просто актом договорного права, но актом, который возникает в результате деятельности суда" <*>. Имеют место утверждения о том, что в отличие от зарубежных стран, где мировое соглашение оформляется актом сторон, "в российском праве мировое соглашение оформляется актом судебной власти" <**>.
--------------------------------
<*> Рухтин С.А. Мировое соглашение: проблемы заключения и исполнения при банкротстве. Журнал российского права. 2001. N 7. С. 109.
<**> Давыденко Д.Л. Мировое соглашение как средство внесудебного урегулирования частноправовых вопросов (по праву России и некоторых зарубежных стран): Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2004. С. 25.

Таким образом, вывод о том, что мировому соглашению придано значение (или сила) судебного решения, ведет к отождествлению собственно мирового соглашения и утверждающего его судебного акта.
Тезис о наличии у мирового соглашения силы судебного решения сформировался достаточно давно - об этом писали еще дореволюционные авторы <*>; его "живучести" в какой-то мере способствует рассмотренное ранее смешение понятий "рассмотрение спора судом" и "прекращение спора сторонами". Между тем такой вывод не только сам по себе является неверным, но и влечет за собой неправильное применение отдельных положений процессуального законодательства <**>.
--------------------------------
<*> Например, А. Любавский писал, что мировая сделка заменяет собой судебное решение, которым был бы разрешен спор. При этом он признавал, что мировая сделка есть "как бы решение, постановленное сторонами по их собственному делу (Любавский А. О значении мировых сделок // Юридические монографии и исследования. Т. 1. СПб.: Типография Товарищества "Общественная польза", 1867. С. 352).
<**> Так, в некоторых случаях арбитражные суды принимали меры по обеспечению исполнения определения об утверждении мирового соглашения, указывая, что мировое соглашение имеет значение судебного решения (см., например: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 21.08.2000 г. по делу N А56-22822/99, Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 01.08.2001 г. по делу N А19-1701/01-7-Ф02-1745/2001-С2, Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 30.10.2000 г. по делу N А82-23/99-Г/14).

Для более выпуклого обозначения отличий мирового соглашения от судебного решения представляется необходимым рассмотреть последнее более подробно.
В процессе разбирательства спора, по мере возникновения различных текущих вопросов, требующих рассмотрения в силу заявленных сторонами ходатайств, суд выносит решение по каждому из них (решение по текущему вопросу). Например, принимает решение об удовлетворении заявления об увеличении исковых требований или ходатайства о вызове свидетеля либо выносит решение об отказе в принятии обеспечительных мер или проведении экспертизы и т.п. Решения суда по текущим вопросам оформляются специальным правоприменительным актом-документом - определением. Определение представляет собой судебный акт, который выносится во всех случаях, когда дело не разрешается по существу.
Процесс рассмотрения спора завершается подведением судом итога всему судебному разбирательству и принятием решения по существу спора (итогового решения). Принимая итоговое решение по существу спора, суд дает сторонам ответ по сути заявленных истцом материально-правовых требований. Такое итоговое решение суда, оканчивающее дело разрешением по существу, имеет форму иного правоприменительного акта-документа - решения. Решение представляет собой судебный акт, который оформляет ответ по существу заявленных материально-правовых требований.
В некоторых случаях суд при разбирательстве спора может прийти к выводу о том, что по объективным причинам он не может дать ответ по существу заявленных истцом требований. Например, в случае выявления обстоятельства, согласно которому дело не может быть рассмотрено этим судом по причине отсутствия у него компетенции на разрешение такого рода дел (ст. 220 ГПК РФ, п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК РФ, ст. 38 ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации"). В этом случае суд оканчивает дело, не дав ответа по существу заявленных истцом требований. Это решение суда о завершении судебного процесса по делу, являясь итоговым, фиксируется в форме такого правоприменительного акта-документа, как определение.
И разрешая текущие вопросы, возникающие в процессе рассмотрения спора по воле участвующих в деле лиц, и подводя итог всему судебному разбирательству, суд на основании норм материального и процессуального права совершает процессуальные действия - выносит решения по текущим вопросам или итоговые решения. При этом суд не только обладает правом выносить решения (по текущим вопросам и итоговые), более того, суд обязан выносить решения, причем с соблюдением специально предусмотренного порядка судопроизводства.
Вынесенные судом акты-документы оформляют процессуальные действия суда и имеют процессуальное значение - подтверждают, что судом были совершены все процессуальные действия, необходимые для разрешения текущего вопроса или подведения итога всему разбирательству. Кроме того, акты-документы, оформляющие итоговое решение суда по существу спора (решения), а в некоторых случаях иные акты-документы (например, определение арбитражного суда о применении обеспечительных мер или наложении штрафа за неисполнение такого определения государственным судом), безусловно, имеют материально-правовое значение для сторон судебного разбирательства.
Резюмируя вышесказанное, можно утверждать, что термин "решение" употребляется одновременно в трех смысловых значениях. Этот термин используется в смысле:
- действия суда, завершающего рассмотрение текущего вопроса или рассмотрение дела в целом (итоговое решение);
- результата правоприменительной деятельности по делу в целом, подразумевающего ответ суда по существу дела (то есть предписание суда, адресованное сторонам дела);
- акта-документа, фиксирующего результат правоприменительной деятельности в случае разрешения дела по существу.
Обозначение в законодательстве единым термином и результата правоприменительной деятельности, и действия, представляющего результат всей правоприменительной деятельности в целом (или ее части - при решении текущего вопроса), и акта-документа, оформляющего этот результат, несет в себе некоторый негативный потенциал, создает известные проблемы в понимании их правовой природы и применении на практике отдельных законоположений. Четкое разграничение указанных понятий позволило бы, к примеру, поставить точку в дискуссии об обоснованности признания законодателем судебного решения юридическим фактом материального права - в ст. 8 ГК РФ под судебным решением понимается результат правоприменительной деятельности суда, оформленный судебным актом-документом.
Основываясь на положениях ст. 8 ГК РФ, можно утверждать, что и мировое соглашение как гражданско-правовая сделка, форма которой "обременена" требованиями процессуального законодательства, и судебное решение являются юридическими фактами, порождающими гражданские права и обязанности. Но мировое соглашение нельзя приравнивать к судебному решению по причине различий в их правовой природе: мировое соглашение есть гражданско-правовая сделка, совершаемая сторонами в специально предусмотренной законом форме, которая обязательна лишь для участвующих в ней лиц; судебное решение - акт судебного органа, оформляющий результат правоприменительной деятельности суда и издаваемый в пределах предоставленных ему полномочий, имеющий общеобязательную силу (решения государственных судов) и обязательный для сторон (решения третейских судов) <*>. Кроме того, направленность мирового соглашения и направленность судебного решения различны: стороны, отказываясь от судебной защиты, заключают мировое соглашение, тогда как суд, осуществляя судебную защиту, выносит судебное решение.
--------------------------------
<*> Нельзя согласиться с умозаключением Р.Е. Гукасяна о том, что утверждение судом мирового соглашения придает ему общеобязательную силу (Гукасян Р.Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве. Саратов: Приволжское книжное издательство, 1970. С. 165). Это умозаключение названного ученого зиждется на его теории о процессуально-правовой сущности мирового соглашения и на отрицании за мировым соглашением гражданско-правовой природы. Автор настоящего исследования, утверждая, что мировое соглашение является гражданско-правовой сделкой, считает, что мировое соглашение, как и любая сделка, порождает обязанности только для лиц, участвующих в ней, но вовсе не является общеобязательной. Позиция автора настоящей работы относительно природы и сущности судебного акта подробно изложена в монографии: Рожкова М.А. Основные понятия арбитражного процессуального права. М.: Статут, 2003.

Таким образом, мировое соглашение и судебное решение есть равновеликие правовые явления, обладающие юридической силой и влекущие правовые последствия, соответствующие их правовой природе. Можно сопоставлять их, но не отождествлять <*>. Неверно утверждение, что мировое соглашение обладает силой, значением или статусом судебного решения - это различные юридические факты, ни один из которых не может подменять другой <**>.
--------------------------------
<*> В связи с изложенным представляются очень интересными замечания А.С. Парамонова, сетовавшего на то, что судебная практика и кассационные разъяснения в течение 35 лет с 1866 г. не были богаты развитием столь важного института, как мировая сделка. По его мнению, "мировая сделка есть закон для помирившихся", которая равносильна судебному решению (Парамонов А.С. Мировая сделка // Вестник права. 1900. N 3. С. 131, 137). А. Любавский подчеркивал, что мировая сделка "с формальной стороны и по своим практическим последствиям равносильна вошедшему в законную силу судебному решению" (Любавский А. О значении мировых сделок // Юридические монографии и исследования. Т. 1. СПб.: Типография Товарищества "Общественная польза", 1867. С. 353).
<**> В ст. 1364 Устава гражданского судопроизводства предусматривалось, что мировая сделка признается равносильной судебному решению, вступившему в законную силу и не подлежащему обжалованию. Неясность такой формулировки побудила составителей проекта Устава гражданского судопроизводства к признанию желательности оттенить различие, существовавшее между мировой сделкой и окончательным судебным решением, путем включения в проект специального правила о том, что к первым применимы общие положения гражданского законодательства о действительности договоров (см.: Объяснительная записка к проекту новой редакции Устава гражданского судопроизводства. Т. III. СПб., 1900. С. 132 - 133).

§ 3.3. Особенности мирового соглашения
по делам о несостоятельности

Сказанное в предыдущем параграфе распространяется не только на мировые соглашения в исковом производстве, но и на мировые соглашения, заключаемые в исполнительном производстве, и на мировые соглашения по делам о несостоятельности. Предвидя серьезные возражения высказываемой точке зрения, хотелось бы отметить следующее.

<< Предыдущая

стр. 4
(из 21 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>