<< Предыдущая

стр. 5
(из 21 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Юридическая наука всегда стремилась к разграничению "общегражданских" мировых соглашений и мировых соглашений по делам о несостоятельности. Г.Ф. Шершеневич считал, что под общегражданской (судебной) мировой сделкой следует понимать "соглашение, посредством которого две стороны устраняют существующее между ними спорное отношение путем взаимных уступок. Между тем в конкурсной мировой сделке нет спорности, требования кредиторов совершенно определенны и признаны; нет также и взаимности уступок, потому что уступка производится только в пользу должника, а не кредиторов, и с точки зрения гражданской мировой сделки подобная односторонняя уступка представляет лишь форму дарения" <*>.
--------------------------------
<*> Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. IV. М.: Издание Бр. Башмаковых, 1912. С. 555.

Современные правоведы следуют данному выводу, подтверждая его правильность тем, что в отличие от мирового соглашения по делам искового производства, которое является, по сути, гражданско-правовой сделкой, мировое соглашение по делу о банкротстве "представляет собой юридическое отношение совершенно иного рода... Термин "мировое соглашение" в рамках российского правового института несостоятельности должен восприниматься по меньшей мере в двух значениях: как процедура банкротства и как гражданско-правовая сделка, договор" <*>. Отдельными авторами признается, что при "применении мирового соглашения (о банкротстве) следует исходить из того, что последнее не имеет ничего общего с соглашением между сторонами, возможность которого предусмотрена... АПК" <**>.
--------------------------------
<*> Дубинчин А. Мировое соглашение в деле о банкротстве: проблемы теории и практики // Хозяйство и право. 2000. N 7. С. 16.
<**> Белых В.С. Правовые основы банкротства юридических лиц: Учебное пособие. Екатеринбург, 1996. С. 31. Аналогичное мнение высказывается в работе: Коробов О.А. Мировое соглашение в процедурах несостоятельности (банкротства): Диссер. ... канд. юрид. наук. Волгоград, 2003. С. 66.

В подтверждение самостоятельности институтов мирового соглашения в исковом производстве и мирового соглашения по делам о несостоятельности указывается, что при заключении мирового соглашения по делам о несостоятельности нет собственно спора между сторонами, отсутствует встречность волеизъявления, игнорируется воля отдельных кредиторов; подчеркивается, что исполнение "общегражданского" мирового соглашения по правилам исполнения судебного акта принципиально разграничивает его с мировым соглашением по делам о несостоятельности, где, как известно, предусмотрено повторное обращение с иском в случае отсутствия добровольного исполнения должником обязанностей, вытекающих из такого мирового соглашения, и т.д. <*> Более того, в литературе имеют место и утверждения о том, что соглашения, достигнутые в ходе производства по делу о несостоятельности (как, впрочем, и в процессе исполнительного производства), вовсе не являются мировыми соглашениями <**>.
--------------------------------
<*> См., например: Федоров С.И. Некоторые особенности рассмотрения арбитражными судами дел о несостоятельности (банкротстве): Диссер. ... канд. юрид. наук. М., 2001. С. 195; Коробов О.А. Мировое соглашение в процедурах несостоятельности (банкротства): Диссер. ... канд. юрид. наук. Волгоград, 2003. С. 63; Синякина А.М. Мировое соглашение в делах о несостоятельности (банкротстве) // Арбитражный и гражданский процесс. 2003. N 5. С. 27; Особенности регулирования института мирового соглашения Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)". (Юридическое агентство "Авар консалтинг") // Юрист. 2003. N 3. С. 50 - 53.
<**> См.: Давыденко Д.Л. Мировое соглашение как средство внесудебного урегулирования частноправовых вопросов (по праву России и некоторых зарубежных стран): Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2004. С. 12. Справедливости ради надо отметить, что данный вывод автора зиждется на стремлении - с учетом целей его исследования - как можно более выпукло выделить черты мирового соглашения, заключаемого именно при разрешении спора, что им подчеркивалось в диссертации (Давыденко Д.Л. Мировое соглашение как средство внесудебного урегулирования частноправовых вопросов (по праву России и некоторых зарубежных стран): Диссер. ... канд. юрид. наук. М., 2004. С. 29).

Вопросу понимания мирового соглашения как процедуры банкротства будет уделено внимание далее (см. § 12.1 настоящей работы), здесь же хотелось бы отметить, что в современной литературе можно встретить и обратное вышеизложенному утверждение о единой природе мировых соглашений по делам о несостоятельности и мировых соглашений "общегражданских" <*>.
--------------------------------
<*> Например, объединяет эти сделки А. Штейнберг (см.: Штейнберг А. Мировые сделки // Советская юстиция. 1940. N 10. С. 8).

В частности, В.Ф. Попондопуло полагает, что мировое соглашение, предусмотренное законодательством о банкротстве, является разновидностью института мирового соглашения вообще <*>. В.В. Ярков признает мировое соглашение юридическим инструментом и институтом, используемым в гражданском и арбитражном процессах, в конкурсном производстве, третейском или арбитражном разбирательстве и т.д., понимая под мировым соглашением "гражданско-правовой договор, заключаемый сторонами спора на взаимосогласованных ими условиях и подлежащий обязательному утверждению судом" <**>. Н.Г. Лившиц также не разделяет на самостоятельные правовые явления мировое соглашение в исковом производстве и мировое соглашение по делу о банкротстве <***>.
--------------------------------
<*> См.: Попондопуло В.Ф. Конкурсное право: Правовое регулирование несостоятельности (банкротства) предпринимателей: Учебное пособие. М.: Юристъ, 2001. С. 251.
<**> Ярков В.В. Мировое соглашение в конкурсном производстве // Юрист. 2002. N 11.
<***> См.: Лившиц Н.Г. Мировое соглашение в деле о банкротстве // Вестник ВАС РФ. 1999. N 1. С. 101; Лившиц Н.Г. Мировое соглашение в деле о банкротстве // Бизнес-адвокат. 1998. N 22.

Обратившись к предыдущей главе настоящей работы и взяв за основу выявленные в ней признаки мировой сделки, можно сделать вывод о том, что мировое соглашение по делам о несостоятельности (банкротстве):
1. Прежде всего должно рассматриваться в качестве гражданско-правовой сделки.
2. Обычно это договор, совершаемый лицами, уже связанными гражданским правоотношением, а в некоторых случаях - также иными (третьими) лицами, на которых по условиям мирового соглашения возлагаются конкретные обязанности <*>.
--------------------------------
<*> Участие в мировом соглашении третьих лиц определяется ст. 157 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)".

Кроме того, в отношении участников мирового соглашения по делам о банкротстве необходимо отметить "новорожденную" особенность Закона. Ранее действовавшим законодательством о банкротстве (1998) прямо не предусматривалась возможность участия налоговых и иных уполномоченных органов в заключении мирового соглашения. Специалистами в области банкротства признавалось, что названные органы не могут участвовать в заключении мирового соглашения и не вправе принимать участие в голосовании по данному вопросу. Объяснялось это по-разному: одни авторы говорили о том, что в соответствии с Конституцией РФ каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы, в силу чего никто не может быть освобожден от этой обязанности по соглашению <*>, другие придерживались той точки зрения, что неучастие налоговых органов в заключении мирового соглашения объясняется исключительно тем, что участниками мирового соглашения могут быть только кредиторы особого рода - конкурсные кредиторы, к каковым налоговые органы в силу положений ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (1998) не относились <**>. Но в любом случае условия мирового соглашения не распространялись на уполномоченные органы, обладающие правом требовать исполнения должником обязанности по уплате обязательных платежей сразу после окончания производства по делу о банкротстве <***>.
--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Статья Н.Г. Лившиц "Мировое соглашение в деле о банкротстве" включена в информационный банк согласно публикации - "Бизнес-адвокат", N 22, 1998.

<*> См.: Лившиц Н.Г. Мировое соглашение в деле о банкротстве // Вестник ВАС РФ. 1999. N 1. С. 102.
<**> См.: Дубинчин А. Мировое соглашение в деле о банкротстве: проблемы теории и практики // Хозяйство и право. 2000. N 7. С. 20.
<***> Пункт 17 приложения к информационному письму Президиума ВАС РФ от 14.06.2001 г. N 64 "О некоторых вопросах применения в судебной практике Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" // Вестник ВАС РФ. 2001. N 9.

Новеллой действующего ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" является наделение уполномоченных органов правомочиями, которыми они до сих пор не обладали: разделяя понятия "денежные обязательства" и "обязательные платежи", данный Закон в числе кредиторов называет субъектов, имеющих права требования по уплате обязательных платежей, которые кредиторами в гражданско-правовом смысле не являются (ст. 2 Закона). Иными словами, уполномоченные органы действующим законодательством о банкротстве отнесены к кредиторам. Учеными отмечается непоследовательность данного законодательного решения, которым по существу смешиваются частноправовые и публично-правовые требования <*>.
--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Комментарий к Федеральному закону от 26.10.2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" М.В. Телюкиной включен в информационный банк.

<*> См.: Телюкина М.В. Комментарий к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве)". М.: Юрайт-Издат, 2003. С. 15.

Пунктом 1 ст. 150 действующего ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" предусматривается участие в заключении мирового соглашения должника и его кредиторов (конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, то есть публичных органов, заявляющих требование об исполнении должником обязанностей по уплате обязательных платежей).
Допущение участия в мировом соглашении по делу о банкротстве публичных органов, по сути, изменяет его правовую природу <*>. В условиях действующего законодательства мировое соглашение по делу о банкротстве сложно рассматривать как гражданско-правовую сделку, каковой оно всегда являлось. Мировое соглашение по делу о банкротстве в случае участия в нем уполномоченных органов является уже не гражданско-правовой сделкой, а сложным правовым образованием, включающим в себя две составляющие:
--------------------------------
<*> Гражданско-правовые сделки направлены на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, то есть на создание правовых последствий в сфере гражданского оборота (ст. 153 ГК РФ), заключение мировой сделки возможно лишь в частных (гражданско-правовых) отношениях. Субъектами гражданско-правовых сделок могут выступать лишь юридически равные субъекты - граждане, юридические лица, государственные и муниципальные образования, когда они вступают в гражданский оборот. Поскольку участники административных, финансовых, налоговых и иных публичных отношений юридически не равны, находятся в отношениях власти и подчинения, гражданско-правовая сделка недопустима между субъектами публичных отношений; ее совершение противоречит самой природе этих отношений.

во-первых, гражданско-правовую сделку с участием кредиторов по денежным обязательствам (собственно мировую сделку);
во-вторых, публично-правовое соглашение с участием уполномоченных органов (соглашение, обладающее всеми признаками соглашения по спору из публичных правоотношений, - о нем см. § 1.4 настоящей работы).
Строго говоря, такое своеобразие правовой природы соглашений по делам о банкротстве сегодня не позволяет относить их целиком к судебным мировым сделкам - этому "мешает" та их часть, в которой содержатся условия, касающиеся выплаты должником обязательных платежей. Вместе с тем нельзя не учитывать, что, несмотря на "дуализм" правовой природы такого рода соглашений, они не могут рассматриваться иначе как мировые соглашения по делу о несостоятельности.
3. В своих действиях, как подчеркивает А.В. Егоров, кредиторы могут руководствоваться различного рода интересами, например, интересом в сохранении производства должника, но кредиторы вовсе не преследуют цель облагодетельствовать должника, идя ему на уступки <*>. В любом случае мотивом, побуждающим кредиторов к заключению мирового соглашения по делу о банкротстве (несостоятельности) должника, являются сомнения в возможности осуществления субъективного права, реализации права требования, то есть мотивом мирового соглашения в деле о банкротстве выступает та же правовая неопределенность.
--------------------------------
<*> См.: Денисов С.А., Егоров А.В., Сарбаш С.В. Реабилитационные процедуры в деле о банкротстве: Постатейный комментарий к главам V, VI, VIII Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)". М.: Статут, 2003. С. 290.

4. Как уже говорилось, прекращение (предотвращение) спора о праве есть социально-экономическая, но не правовая цель мировой сделки. Следовательно, наличие у мирового соглашения по делу о несостоятельности иной социально-экономической цели (обычно цель кредиторов - избежать имущественных потерь или по возможности уменьшить их, а цель должника - не допустить ликвидации) никоим образом не влияет на правовую квалификацию: общая правовая цель мирового соглашения по делу о несостоятельности, как и любой мировой сделки, состоит в защите прав.
5. Если общая правовая цель мирового соглашения по делу о несостоятельности заключена в защите прав, то его непосредственные правовые цели, к достижению которых стремятся его участники, могут быть самыми разнообразными. Мировое соглашение по делу о несостоятельности может выступать основанием для возникновения права - вещного, обязательственного и т.п.
Мировое соглашение по делу о несостоятельности не является особым типом и видом договора. Согласно ст. 156 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" мировое соглашение должно содержать положения о порядке и сроках исполнения обязательств должника в денежной форме и может включать условия о прекращении обязательств путем предоставления отступного, обмена требования на доли в уставном капитале должника, акции, конвертируемые в облигации или в иные ценные бумаги, новации обязательства и т.д.
6. Как уже было сказано, определяющим мировую сделку признаком является не взаимность уступок, а возмездность мировой сделки, имеющая особую (компромиссную) природу. Мировое соглашение по делу о банкротстве можно рассматривать в этом качестве, поскольку принимаемые по данному соглашению обязанности обычно находятся в условной или каузальной правовой зависимости.
7. Мировым соглашением участники процесса по делу о несостоятельности устанавливают, изменяют, прекращают или подтверждают гражданские права и обязанности. Они вправе отказаться от использования конкретного способа защиты прав, предусмотренного законом или договором, и использовать иной способ защиты прав, допускаемый законом.
В силу сказанного можно сделать вывод, что мировое соглашение по делам о несостоятельности (банкротстве), бесспорно обладая своеобразием правовой природы, все же является одной из разновидностей мирового соглашения (судебной мировой сделки).

§ 3.4. Мировое соглашение как предпосылка прекращения
производства по делу или исполнительного производства.
Соотношение правовых категорий "мировое соглашение"
и "определение об утверждении мирового соглашения"

В современной литературе в отношении мирового соглашения высказываются различные точки зрения. При этом в одних случаях авторы наибольшее внимание уделяют процедуре заключения мирового соглашения, понимая под ней примирительную процедуру; в других - на первый план выносится прекращение производства по делу как процессуальное последствие мирового соглашения, а само мировое соглашение рассматривается в качестве "процессуального соглашения". Некоторые авторы рассматривают мировое соглашение как объект смешанной правовой природы, подчеркивая ее двойственность. Для целей настоящей работы представляется необходимым проанализировать высказываемые различными авторами суждения.
Сегодня в литературе немалое внимание уделяется примирительным процедурам. Первые шаги в сфере регламентации примирительных процедур сделаны законодателем. В частности, в действующий АПК РФ включена гл. 15 "Примирительные процедуры. Мировое соглашение".
Часть 2 ст. 138, содержащейся в названной главе АПК РФ, предусматривает, что стороны могут урегулировать спор, заключив мировое соглашение или используя другие примирительные процедуры. Тем самым законодатель признал мировое соглашение одной из примирительных процедур <*>, что представляется не совсем точным.
--------------------------------
<*> Такое законодательное решение послужило основанием для некоторых авторов сделать вывод о том, что гл. 15 АПК РФ регулирует "примирительные процедуры в форме мирового соглашения" (см., например: Амосов С.М. Арбитражный процессуальный кодекс РФ и вопросы альтернативного правосудия // Третейский суд. 2004. N 1. С. 109).

Достижению взаимовыгодного компромисса обычно предшествуют переговоры сторон (в отдельных случаях - с участием посредника), которые при благополучном стечении обстоятельств заканчиваются совершением мировой сделки. Но в некоторых случаях переговоры сторон могут иметь иной результат (например, их результатом станет одностороннее действие стороны: истец откажется от иска, ответчик признает заявленные исковые требования, взыскатель откажется от взыскания) либо вовсе не принесут положительного результата. В силу этого мировая сделка, в том числе судебная мировая сделка, может рассматриваться как результат примирительной процедуры, но ни в коей мере не отождествляться с самой процедурой.
В связи с изложенным определенный интерес представляют суждения Д.Л. Давыденко о том, что и саму процедуру заключения мирового соглашения "некорректно ставить в один ряд с такими примирительными процедурами, как переговоры, примирение, посредничество, т.к. в противном случае получается ошибочное впечатление необходимости альтернативы: можно подумать, что стороны спора могут либо заключить мировое соглашение, либо применить иную процедуру, например посредничество" <*>.
--------------------------------
<*> Давыденко Д.Л. Мировое соглашение как средство внесудебного урегулирования частноправовых вопросов (по праву России и некоторых зарубежных стран): Дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2004. С. 45. Автор названной диссертационной работы разграничивает процедуру заключения мирового соглашения и примирительные процедуры, однако его исследование посвящено больше вопросам процедурного характера и, в частности, вопросам процедуры посредничества, нежели материально-правовым вопросам собственно мирового соглашения.

Мировое соглашение как гражданско-правовая сделка является прежде всего юридическим фактом гражданского права, лежащим в основе обязательства, связывающего стороны спорного гражданско-правового отношения. Термином "мировое соглашение" обозначается также документ, фиксирующий акт возникновения обязательства (оформляющий права и обязанности его сторон). Кроме того, мировое соглашение, надлежащим образом заключенное и утвержденное арбитражным судом, прекращает гражданско-правовой спор между сторонами гражданского правоотношения.
В силу сказанного юридически значимым фактом для судебного процесса или исполнительной процедуры выступает не само мировое соглашение, а последствия его заключения - урегулирование спора, иной правовой неопределенности либо соглашение о "полюбовном" исполнении судебного акта. Отсутствие гражданско-правового спора между сторонами либо правовой неопределенности в правоотношении лишает суд права продолжать судебный процесс; отсутствие надобности в принуждении к исполнению лишает судебного пристава-исполнителя возможности продолжать исполнительные действия <*>.
--------------------------------
<*> В.А. Рясенцев пишет, что последствием утверждения мирового соглашения является признание судом отсутствия необходимости в произведении исполнительных действий и, как следствие, прекращение исполнительного производства (Рясенцев В. Мировые сделки (соглашения) // Социалистическая законность. 1984. N 12. С. 28).

Процедурные (процессуальные) последствия ликвидации спора либо правовой неопределенности, как и последствия отпадения надобности в принуждении к исполнению, по сути, едины. Такими последствиями выступают прекращение:
1. производства по делу (ст. 220 ГПК РФ, ч. 2 ст. 150 АПК РФ, п. 4 ст. 150 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", ст. 38 ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации") <*>;
--------------------------------
<*> Закон РФ "О международном коммерческом арбитраже" предусматривает иные последствия (см. об этом § 5.4 настоящей работы).

2. исполнительного производства (п. 2 ст. 23 ФЗ "Об исполнительном производстве").
Прекращение производства по делу отдельные ученые рассматривают в качестве сущностного признака мирового соглашения, признавая мировое соглашение "процессуальным соглашением", цель которого состоит в прекращении процесса <*>.
--------------------------------
<*> Например, А.И. Зинченко определяет мировое соглашение как "волеизъявление сторон, направленное на достижение определенности в отношениях между ними, в целях окончания процесса путем самоурегулирования правового конфликта", отмечая, что оно заключается в виде договора об условиях разрешения гражданско-правового спора (Зинченко А.И. Мировые соглашения в гражданском судопроизводстве: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1981. С. 25). Е.В. Пилехина рассматривает мировое соглашение как судебную сделку, влекущую прекращение процесса на взаимоприемлемых для спорящих условиях (см.: Пилехина Е.В. Мировое соглашение в практике арбитражного суда и суда общей юрисдикции: Диссер. ... канд. юрид. наук. СПб., 2001. С. 48). Е.Е. Бондарева понимает мировое соглашение как договор сторон, являющийся "результатом проявления (путем совершения процессуальных действий) их согласованной воли, направленной на прекращение процесса в силу самостоятельного устранения спорного характера правоотношений" (Бондарева Е.Е. Реализация распорядительных прав сторон в арбитражном процессе (в суде первой инстанции): Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. Самара, 2003. С. 26).

Основоположником данной позиции выступает Р.Е. Гукасян, который утверждает следующее: "Процессуально-правовое значение мировых соглашений заключается в том, что они являются актами разрешения гражданско-правового спора. В этом сходство их содержания с содержанием судебного решения. Одновременно мировое соглашение служит одним из оснований (в совокупности с определением суда) прекращения производства по делу" <1>. Современными авторами высказывается точка зрения, согласно которой "системная интерпретация действующего законодательства о мировых соглашениях предполагает их квалификацию как процессуальных действий с присущими такой квалификации ограничениями" <2>. К процессуальным институтам относят мировую сделку А.И. Зинченко <3> и Е.В. Пилехина <4>.
--------------------------------
<1> Гукасян Р.Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве. Саратов: Приволжское книжное издательство, 1970. С. 131. Ученым признается, что волеизъявление на заключение мировой сделки есть процессуальные действия, а не гражданско-правовые.
<2> Ясеновец И.А. Институт судебных мировых соглашений в современном арбитражном процессе. Правомерность исторических параллелей // Некоторые вопросы договорного права России и зарубежных стран. Сборник статей аспирантов и молодых ученых. М.: МЗ-Пресс, 2003. С. 54.
<3> См.: Зинченко А.И. Мировые соглашения в гражданском судопроизводстве: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1981. С. 7.
<4> См.: Пилехина Е.В. Мировое соглашение в практике арбитражного суда и суда общей юрисдикции: Диссер. ... канд. юрид. наук. СПб., 2001. С. 47.

Рассмотрение позиции ученых, признающих мировое соглашение исключительно процессуальным институтом, думается, необходимо предварить анализом понятия "процессуальное соглашение". Указанный термин достаточно часто встречается в литературе, однако до сих пор его содержание не выявлено.
Разграничивая соглашения на "материальные соглашения" и "процессуальные соглашения", необходимо прежде всего обозначить отличия материальных правоотношений (под которыми в целях данной работы понимаются гражданские правоотношения) от процессуальных отношений <*>.
--------------------------------
<*> Н.Б. Зейдер, разграничивая процессуальные и материальные правоотношения, по поводу которых возникло судебное производство, подчеркивает, что они "представляют собой отдельно, самостоятельно существующие ряды отношений", ссылаясь при этом на работу известных болгарских ученых Д. Силяновски и Ж. Сталева (Зейдер Н.Б. Гражданские процессуальные правоотношения. Саратов: Издание Саратовского университета, 1965. С. 19).

Материальные (гражданские) правоотношения - это горизонтальные отношения, которые характеризуются равенством участников; в большинстве случаев эти правоотношения устанавливаются по воле участвующих в них лиц.
Классическая теория гражданского процесса отвергает существование процессуальных отношений между сторонами, то есть процессуальные отношения (разновидность процедурных правоотношений, обязательным участником которых выступает судебный орган) - это властеотношения, вертикальные отношения. Суд как уполномоченный орган занимает соответствующее положение: он руководит процессом по каждому конкретному делу и обладает властными полномочиями в отношении всех участников этого процесса.
Следовательно, субъектный состав материальных и процессуальных отношений различен: субъекты материального правоотношения - равные субъекты права, тогда как субъекты процессуального правоотношения (суд и участники процесса) находятся в отношении власти и подчинения. Участники конкретного процесса связаны между собой материальным правоотношением; каждый из них связан процессуальным правоотношением с судом, но относительно друг друга они не имеют процессуальных прав и обязанностей.
Традиционно к "процессуальным соглашениям" относят соглашения, заключаемые сторонами в период реального существования процесса по конкретному делу. Стороны такого соглашения - это стороны материального отношения, поскольку закон не предусматривает возможности заключения соглашения между участниками процессуальных отношений - судом и участниками процесса.
Вследствие этого провести границу между "материальными" и "процессуальными" соглашениями, руководствуясь таким критерием, как субъектный состав соглашения, невозможно. Так, соглашение по фактическим обстоятельствам, допускаемое ст. 70 АПК РФ, являясь "процессуальным соглашением", заключается не субъектами процессуального правоотношения, а субъектами отношения материального (подробно о соглашении по фактическим обстоятельствам см. § 1.4 настоящей работы).
Думается, в качестве критерия, позволяющего разграничить "процессуальные" и "материальные" соглашения, выступает прежде всего предмет:
- если предметом является поведение сторон в области, регулируемой гражданским правом, такое соглашение относится к "материальным соглашениям";
- если предметом выступают процессуальные действия участников процесса, заключение соглашения способствует течению процесса и осуществлению судопроизводства, и такое соглашение регламентируется нормами процедурного (процессуального) законодательства, то его следует относить к "процессуальным соглашениям".
Анализ норм российского законодательства о судопроизводстве в государственных судах (суде общей юрисдикции и арбитражном суде) позволил отнести к "процессуальным соглашениям" те, которые:
- во-первых, заключаются в период реального производства по делу (то есть с момента возбуждения производства по делу до момента окончания рассмотрения дела);
- во-вторых, определены процессуальными кодексами (АПК РФ или ГПК РФ);
- в-третьих, обязывают суд проверять только процессуальную правосубъектность их участников;
- в-четвертых, не могут создавать или уничтожать процессуальные права и обязанности участников процесса <*>, но способствуют осуществлению задач судопроизводства <**>;
--------------------------------
<*> В частности, Н.Б. Зейдер отмечает, что стороны процесса принимают на себя обязанности и становятся носителями прав не в области процесса, а в области того материального права, из которого возник спор (см.: Зейдер Н.Б. Гражданские процессуальные правоотношения. Саратов: Издание Саратовского университета, 1965. С. 17).
<**> К задачам судопроизводства относят правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов граждан и организаций, укрепление законности и правопорядка, предупреждение правонарушений, формирование уважительного отношения к закону и суду (ст. 2 ГПК РФ; ст. 2 АПК РФ).

- в-пятых, не допускают их изменения или расторжения по воле сторон, признания недействительными по основаниям, предусмотренным гражданским законодательством.
Названные выше критерии дают основание для вывода о том, что "процессуальное соглашение" - явление исключительное. Бесспорно, к "процессуальным соглашениям" можно отнести упоминаемое выше соглашение по фактическим обстоятельствам, соглашение о распределении судебных расходов (см. о них §§ 4.3, 4.4 настоящей работы) <*>. Вместе с тем указанные критерии не позволяют относить к "процессуальным соглашениям" мировое соглашение.
--------------------------------
<*> Примечательно, что термин "соглашение", который используется в ст. 107 АПК РФ, устанавливающей порядок определения размера денежных сумм, подлежащих выплате экспертам, свидетелям и переводчикам, употребляется в значении "согласие". Согласие само по себе не порождает обычных для юридического факта последствий, оно представляет собой лишь условие, при котором законодательство предоставляет определенному лицу возможность совершить конкретные действия. Согласие, выражаемое экспертом и переводчиком в отношении определенного судом размера вознаграждения, представляет собой непременное условие для возложения публичной обязанности по уплате этого вознаграждения на лицо, заявившее соответствующее ходатайство.

Рассматривать мировое соглашение исключительно как "процессуальное соглашение" представляется ошибочным по той причине, что утвержденное судом мировое соглашение не имеет целью оказание содействия осуществлению задач судопроизводства, а оказывает влияние на гражданские права и обязанности сторон.
Вывод о том, что, заключая мировое соглашение, стороны стремятся лишь к наступлению процессуального (процедурного) последствия - прекращению производства по делу, представляется необоснованным <*>. Для сторон важно урегулировать вопрос их частноправовых отношений, и в случае разрешения этого вопроса "к взаимной выгоде" стороны утрачивают интерес в продолжении государственной процедуры принуждения (судебном процессе или исполнительном производстве), а сама процедура - предмет.
--------------------------------
<*> Мнение о том, что мировое соглашение - особая процессуальная сделка, основной целью которой является прекращение по делу, высказывает, в частности, Ф.А. Демьяненко (см.: Демьяненко Ф.А. Мировое соглашение как способ прекращения спора в римском праве и современные проблемы арбитражного процесса // Адвокат. 2001. N 3. С. 82).

В случае заключения мирового соглашения и утверждения его судом производство по делу подлежит прекращению по причине отсутствия спора о праве <*>. Судебное разбирательство в случае утверждения мирового соглашения лишается цели, поскольку спора между сторонами уже не существует <**>. Иными словами, установив отсутствие предмета судебного разбирательства (спор самостоятельно урегулирован сторонами), суд утрачивает возможность продолжать процесс и вынужден прекратить производство по делу без вынесения решения по существу дела.
--------------------------------
<*> Определяя спор о праве, Н.Б. Зейдер указывает, что для него необходимо два элемента: 1) утверждение одного из участников спора о наличии материального правоотношения между спорящими; 2) заявление участника спора о том, что другим спорящим субъектом нарушено или оспорено право заявителя (Зейдер Н.Б. Гражданские процессуальные правоотношения. Саратов: Издание Саратовского университета, 1965. С. 20).
<**> В этой связи очень точно высказывание И.Е. Энгельмана, который утверждал, что если мировая сделка "относится ко всему спору, то ее действие таково, что... прекращает спор навсегда" (Энгельман И.Е. Курс русского гражданского судопроизводства. Юрьев, 1912. С. 447).

Таким образом, мировое соглашение, утвержденное судом, лишает процедуру государственного принуждения предмета, что влечет за собой прекращение производства <*>. По сути, основанием прекращения производства по делу выступает ликвидация спора или иной правовой неопределенности.
--------------------------------
<*> Е.А. Нефедьев писал, что суд прекращает производство по делу, так как заключением мировой сделки "уничтожается основание для дальнейшей судебной деятельности" (Нефедьев Е.А. Учебник русского гражданского судопроизводства (для студентов). М., 1909. С. 339).

Достаточно часто понятие "мировое соглашение" подменяется понятием "определение об утверждении мирового соглашения". Особенно четко это прослеживается при исполнении мировых соглашений, заключенных в арбитражном суде: исполнительный лист зачастую выдается на исполнение определения суда (об утверждении мирового соглашения и прекращении производства по делу).
Такое смешение встречается и в литературе. Отдельные авторы, рассматривая мировое соглашение как объект смешанной правовой природы, понимают под мировым соглашением не что иное, как определение суда, содержащее в себе условия мирового соглашения <*>. При этом предпринимаются попытки обосновать умозаключение о том, что мировое соглашение "не есть гражданско-правовая сделка в обычном ее понимании,.. не является исключительно и судебным актом" <**>.
--------------------------------
<*> В.В. Прохоренко признает мировое соглашение "сложным правовым образованием, объектом смешанной правовой природы (sui generis), где материально-правовой порядок согласования условий урегулирования спора в сочетании с процессуальным порядком утверждения этих условий представляют собой единый юридико-фактический состав, имеющий как материальное, так и процессуальное значение" (Прохоренко В.В. Правовая природа мирового соглашения // Цивилистические записки: Межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 2. М.: Статут; Екатеринбург: Институт частного права, 2002. С. 345).
<**> Прохоренко В.В. Правовая природа мирового соглашения // Цивилистические записки: Межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 2. М.: Статут; Екатеринбург: Институт частного права, 2002. С. 340, 345.

Первопричиной такого смешения служит, вероятно, сложившееся правило отечественного процессуального права, согласно которому условия мирового соглашения должны быть отражены непременно в резолютивной части определения об утверждении мирового соглашения <*>, то есть содержание мирового соглашения надлежит излагать в той части судебного акта, которая обычно содержит властные предписания суда, подлежащие соблюдению или исполнению.
--------------------------------
<*> На это правило имеется ссылка в большинстве работ по процессуальному праву. См., в частности: Гукасян Р.Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве. Саратов: Приволжское книжное издательство, 1970. С. 175.

Такой подход нередко приводит к казусам. Например, кассационная инстанция арбитражного суда отменила определение об утверждении мирового соглашения по причине отсутствия в его резолютивной части оспариваемого определения полного текста мирового соглашения, которое было изложено на 73 (!) листах <*>.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 21.01.2003 г. по делу N А56-9806/02.

Сформировавшееся в современном процессуальном праве требование о необходимости изложения содержания мирового соглашения в резолютивной части определения представляется неверным в силу нижеследующего.
В том случае, если суд не нашел препятствий к утверждению мирового соглашения, он принимает решение об утверждении мирового соглашения, которое представляет собой решение по текущему вопросу (о решениях по текущим вопросам говорилось в § 3.2 настоящей работы). Судебное утверждение мирового соглашения введено законодателем как форма судебной мировой сделки, и оформляющее это судебное решение определение необходимо для признания упомянутого соглашения действующим.
Значение прекращения спора самими спорящими сторонами состоит в том, что судебное разбирательство лишается предмета и суд не вправе вынести решение по существу. Вследствие этого суд выносит итоговое решение, не давая ответа по существу заявленных требований: определением прекращает производство по делу <*>.
--------------------------------
<*> Представляется обоснованным отказ от закрепленной в первоначальном проекте АПК РФ позиции, согласно которой утверждение мирового соглашения (отказ в утверждении мирового соглашения) должно было производиться путем принятия решения. Поскольку решение выносится только по результатам рассмотрения дела по существу, думается, не нуждается в корректировке изначально содержащееся в АПК РФ 1995 г. и закрепленное в действующем АПК РФ правило об утверждении мирового соглашения и прекращения производства по делу путем вынесения судом определения.

Практика пошла по пути объединения в едином судебном акте (акте-документе) одновременно двух определений: определения об утверждении мирового соглашения, оформляющего решение по текущему вопросу, и определение о прекращении производства по делу, оформляющего итоговое решение (вследствие отсутствия предмета разбирательства - ликвидации спора).
Е.В. Васьковский писал, что окончание процесса без разрешения дела по существу осуществляется путем вынесения определения об оставлении иска без рассмотрения или определения о прекращении производства. Такие определения он обозначал как пресекательные определения <*>, которые "обладают только формальной законной силой и не имеют материальной, потому что, не разрешая дела по существу, не определяют гражданско-правовых требований и отношений сторон" <**>.
--------------------------------
<*> В теории гражданского процессуального права определения, которыми дело завершается без рассмотрения по существу, сегодня подразделяют на две группы. Первая группа - это "пресекательные" определения, которые выносятся в случае отсутствия оснований для возбуждения процесса и судебного разбирательства (например, если дело не подлежит рассмотрению в суде или в арбитражном суде; имеется вступивший в законную силу судебный акт, принятый по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям и т.д.). Вторая - это "заключительные" определения, которые выносятся в том случае, если спора о праве как такового уже не существует (в случае отказа истца от иска, утверждения мирового соглашения, смерти гражданина или ликвидации организации - сторон спора). Между тем принципиальных различий, имеющих значение для практики, между указанными группами определений выявить не удалось; различие состоит в основаниях их вынесения (см. об этом, например: Воронков Г. В. Определение суда первой инстанции в советском гражданском процессе. Учебное пособие. Саратов: Издание Саратовского юридического института, 1967. С. 51).
<**> Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. М.: Издание Бр. Башмаковых, 1914. С. 456.

Таким образом, собственно определение об утверждении мирового соглашения и прекращении производства в связи с утверждением мирового соглашения:
- выступает необходимым юридическим фактом, в силу которого мировое соглашение считается заключенным (соблюдение формы судебной мировой сделки) и вступает в действие;
- порождает только процессуальные последствия (в частности, суд прекращает производство по делу и решает вопрос распределения судебных расходов (при отсутствии соглашения сторон о распределении судебных расходов суд решает этот вопрос в общем порядке));
- само по себе не влечет материально-правовых последствий для сторон.
Следовательно, рассматриваемое определение не может включать в резолютивную часть, предусмотренную для изложения властных предписаний суда, условий мирового соглашения, влекущего материально-правовые последствия для сторон. Этот вывод основан, кроме прочего, на мнении К.П. Победоносцева, писавшего, что в прекращении дела на основании судебной мировой сделки необязательны условия, на которых состоялось примирение; ее условия должны выражаться в мировой сделке или в особом акте о примирении <*>.
--------------------------------
<*> См.: Победоносцев К.П. Курс гражданского права: В трех томах. Том 3 / Под ред. В.А. Томсинова. М.: Зерцало (Русское юридическое наследие), 2003. С. 184.

Представляется, что для фиксации волеизъявления сторон, образующего мировое соглашение, содержание последнего допустимо излагать в определении суда, однако не в резолютивной его части, а в мотивировочной. С учетом этого ч. 1 ст. 225 ГПК РФ, ч. 1 ст. 185 АПК РФ необходимо дополнить следующей нормой: "В случае заключения сторонами мирового соглашения в мотивировочной части определения должно быть изложено содержание мирового соглашения и указано на утверждение его судом".
Отсутствие в резолютивной части определения о прекращении производства в связи с утверждением судом мирового соглашения самого текста мирового соглашения вовсе не исключает возможность его исполнения.
По общему правилу исполнение мирового соглашения лицами, его заключившими, должно осуществляться в добровольном порядке. При отсутствии добровольного исполнения мирового соглашения, заключенного в суде общей юрисдикции и арбитражном суде (вопрос исполнения мировых соглашений, заключенных в третейском суде, будет рассматриваться в § 5.4 настоящей работы), принудительное исполнение мирового соглашения производится на основании исполнительного листа, выданного соответствующим судом. Такой исполнительный лист выдается:
- на исполнение собственно мирового соглашения, но не определения об утверждении мирового соглашения и прекращении производства по делу <*>;
--------------------------------
<*> Немецкое гражданское процессуальное законодательство относит мировое соглашение к исполнительным документам (см.: Давтян А.Г. Гражданское процессуальное право Германии. М.: Городец-издат, 2000. С. 160). Примечательно, что и ранее действовавший ГПК РСФСР в ст. 338 прямо предусматривал, что по правилам, изложенным в разделе V, подлежат исполнению непосредственно мировые соглашения, утвержденные судом. На факт придания мировым соглашениям свойства исполнимости обращает внимание А.И. Зинченко. Им, в частности, подчеркивается, что включение мирового соглашения в перечень актов, подлежащих принудительному исполнению, позволяет говорить о том, что исполнению подлежит именно мировое соглашение, а не определение о его утверждении (Зинченко А.И. Мировые соглашения в гражданском судопроизводстве: Диссер. и автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1981. С. 32).

- как лицу, выступавшему истцом по делу, так и лицу, выступавшему ответчиком по делу;
- на исполнение тех условий мирового соглашения, по которым ходатайствующее о выдаче исполнительного листа лицо является управомоченным требовать исполнения (взыскателем).
Таким образом, необходимо отметить, что как правовой институт мировая сделка (в том числе судебная мировая сделка - мировое соглашение) обладает целым рядом свойств и признаков, выделяющих ее из прочих правовых институтов. Вместе с тем рассматривать мировую сделку как своеобразный институт смешанной правовой природы, думается, нет оснований.
В современной литературе можно обнаружить тенденцию к тому, что вопросы юридической природы сложных правовых явлений решаются путем признания их институтом sui generis. Такая участь постигла и мировое соглашение.
Сторонники теории, признающей мировое соглашение как институт sui generis, содержащий в своем составе одновременно как материально-правовые, так и процессуальные элементы, рассматривают мировое соглашение как гражданско-правовую сделку с определенными в законодательстве процессуальными последствиями <*>.
--------------------------------
<*> См., например: Ясеновец И.А. Мировое соглашение в арбитражном процессе: актуальные проблемы теории и практики: Диссер. ... канд. юрид. наук. М., 2002. С. 57.

Между тем непосредственно мировое соглашение, утвержденное судом, не влечет процессуальных последствий.
Как уже говорилось выше, в случае заключения мирового соглашения спор между сторонами гражданского правоотношения ликвидируется. В связи с отсутствием (ликвидацией) спора судебный процесс по делу лишается предмета рассмотрения, что влечет за собой прекращение производства по делу (исполнительного производства). Указанный факт выпадает из цепи рассуждений, предшествовавших выводу о процессуальных последствиях мирового соглашения.
Прекращение производства является процессуальным последствием ликвидации спора между сторонами, имеющей место вследствие заключения ими мирового соглашения; прекращение производства не есть последствие непосредственно мирового соглашения. Следовательно, мировое соглашение следует рассматривать как предпосылку для прекращения производства, а в качестве непосредственного основания для прекращения производства, как было указано выше, выступает отсутствие спора между сторонами.
Вывод о том, что непосредственным основанием прекращения производства по делу является не мировое соглашение, а прекращение спора между сторонами, имеет очень важное теоретическое значение, поскольку лишает базиса как теорию о процессуальной природе мирового соглашения, так и теорию о смешанной правовой природе мирового соглашения.
Вместе с тем нельзя не учитывать, что в процессуальном законодательстве мировое соглашение традиционно обозначается в качестве основания прекращения производства по делу (ст. 220 ГПК РФ, ст. 150 АПК РФ) и исполнительного производства (ст. 23 ФЗ "Об исполнительном производстве"), и вряд ли можно ожидать изменений законодательства в этой части <*>.
--------------------------------
<*> Примечательно, что ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации" по-иному формулирует положение о прекращении третейского разбирательства. В нем не говорится об основаниях прекращения разбирательства, а используется достаточно гибкая формулировка о вынесении определения о прекращении третейского разбирательства "в случаях".

В силу этого указанный вывод, думается, должен найти свое отражение в разъяснениях высших судебных органов, поскольку участники мирового соглашения далеко не во всех случаях адекватно оценивают факт заключения мирового соглашения. Рассматривая мировое соглашение только в качестве приемлемого варианта для прекращения производства по делу, стороны нередко "возвращаются" к прежнему правоотношению, которое было прекращено мировым соглашением, а в случае повторного возникновения спора вновь заявляют иск, тождественный исковому требованию, прекращенному в связи с заключением мирового соглашения, и т.п.

§ 3.5. Понятие мирового соглашения

Представляется правильным рассматривать мировое соглашение как разновидность мировой сделки, заключаемой с соблюдением предусмотренных процессуальным законодательством требований к ее форме, выступающей предпосылкой для прекращения производства по делу (или исполнительного производства) и в специально предусмотренных законом случаях подлежащей принудительному исполнению. Такой вывод основан на следующем.
Мировое соглашение должно быть утверждено судом, в противном случае оно не влечет правовых последствий. Правовые последствия могут иметь место только при наличии всего фактического состава: "мировая сделка плюс определение суда об утверждении". Неким подтверждением этой позиции является содержащийся в судебном акте арбитражного суда по конкретному делу вывод о том, что придание гражданско-правовой сделке статуса мирового соглашения возможно с соблюдением норм арбитражного процессуального законодательства <*>.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 16.10.2002 г. по делу N А58-5191/01-Ф02-3102/02-С2.

Если мировая сделка совершена сторонами в период реального судебного процесса по делу и сокрыта сторонами от арбитражного суда, то риск негативных последствий ее совершения и исполнения несут сами стороны <*>.
--------------------------------
<*> Аналогичные последствия наступят и в том случае, если суд был уведомлен о состоявшейся между сторонами внесудебной мировой сделке, но не утверждал ее. Так, при рассмотрении одного из дел Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа (дело N Ф04/1975-339/А70-2002) прекратил производство по кассационной жалобе, указав, что сторонами было заявлено письменное ходатайство об оставлении без рассмотрения кассационной жалобы по причине достижения сторонами мирового соглашения, согласно которому ответчик выплачивает истцу определенную сумму, а истец, в свою очередь, отказывается от заявленных исковых требований в полном объеме. С учетом того что стороны не заявляли об утверждении мирового соглашения, суд признал ходатайство отказом от кассационной жалобы и прекратил производство по ней в кассационной инстанции.

Предположим, что после возбуждения дела стороны заключили мировую сделку, которая не была утверждена судом и согласно которой истец обязался отказаться от иска, а ответчик - передать взамен конкретное имущество. Истец исполнил принятое обязательство и отказался от иска, но ответчик повел себя недобросовестно и не передал истцу обусловленное договором имущество.
В таких обстоятельствах истец, во-первых, утратил возможность вторичного обращения в суд за защитой субъективного гражданского права и, во-вторых, не вправе требовать от ответчика исполнения по не утвержденному судом мировому соглашению, поскольку такой договор в отсутствие надлежащей формы не может рассматриваться как заключенный (о форме мировой сделки см. § 5.3 настоящей работы). Следовательно, совершая сделку, предметом которой является отказ от иска (признание иска), стороны с целью обезопасить себя от недобросовестности контрагентов должны заключать мировое соглашение в предусмотренной законом форме.
Обобщая все ранее сказанное, нельзя не отметить многоаспектность мирового соглашения. Мировое соглашение является:
во-первых, средством защиты прав, реализуемым в порядке, установленном нормами процессуального (процедурного) законодательства. К таким нормам можно отнести нормы ГПК РФ, АПК РФ, ФЗ "Об исполнительном производстве", ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже", ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации". Конечная цель использования данного средства защиты состоит в беспрепятственном осуществлении сторонами их субъективных гражданских прав;
во-вторых, двух(много)сторонней сделкой (договором), заключаемой сторонами в предусмотренной процессуальным законодательством форме при наличии возбужденного судебного процесса (либо процедуры исполнения судебного акта арбитражного суда) и подлежащей утверждению судом;
в-третьих, добровольным отказом сторон от публичной процедуры - судебного процесса (по делу искового производства, производству по делу о банкротстве) или исполнительной процедуры. Под сторонами понимаются:
- стороны процесса (по делам искового производства);
- должник, кредиторы и уполномоченные органы (по делам о банкротстве);
- взыскатель и должник (по исполнительному производству);
в-четвертых, юридическим фактом гражданского права - сделкой, которая движет гражданское правоотношение, подтверждает гражданские права и обязанности, изменяет способ защиты прав, также выступает предпосылкой для прекращения производства (по делу искового производства, по делу о несостоятельности, исполнительному производству), легально признаваемой нормами процессуального (процедурного) права в качестве основания для прекращения производства.
Отличия мирового соглашения от мировой сделки состоят прежде всего в том, что мировое соглашение <*>:
--------------------------------
<*> Мировое соглашение имеет и иные отличия от мировой сделки. Подробнее о них было сказано в гл. 3 настоящей работы.

- заключается с момента возбуждения производства по делу (исполнительного производства) до момента его окончания (прекращения), то есть в период реального производства по делу (реального исполнительного производства);
- подлежит утверждению судом путем вынесения предусмотренного процессуальным законодательством определения (требования судебной формы);
- в специально предусмотренных законом случаях исполняется по правилам исполнения судебного акта.
Для целей настоящей работы представляется необходимым сформулировать общее определение мирового соглашения. Думается, можно определить мировое соглашение как взаимную возмездную гражданско-правовую сделку (мировую сделку) сторон судебного процесса (либо процедуры исполнения), которая вступает в действие после ее утверждения судом и порождает для ее участников гражданско-правовые последствия.

Глава 4. ИНСТИТУТЫ, СМЕЖНЫЕ И СХОДНЫЕ С ИНСТИТУТОМ
МИРОВОЙ СДЕЛКИ

§ 4.1. Арбитраж и примирительные процедуры

Для российских частных лиц традиционным способом разрешения возникающих споров является обращение в государственный суд (суд общей юрисдикции или арбитражный суд). Вместе с тем существует немало иных возможностей разрешения или урегулирования возникшего спора - путем использования различных процедур, которые в литературе сегодня принято обозначать единым термином "альтернативное разрешение споров" (или аббревиатурой АРС).
Термин "альтернативное разрешение споров" является переводом термина "Alternative Dispute Resolution" (официальная аббревиатура - ADR), используемого в теории права и в законодательстве США. Этот термин стал применяться в США для обозначения неформальных и более гибких процедур урегулирования конфликтов, которые возникли как альтернатива сложному и тяжеловесному государственному правосудию <*>. К таким процедурам относят мини-процесс, посредничество, доарбитражное производство, независимое заключение эксперта, арбитраж, примирительное производство, переговоры (медиацию) и т.п. В США таких процедур насчитывается более 20, но в России АРС не отличается подобным разнообразием.
--------------------------------
<*> Подробнее об этом см.: Носырева Е.И. Альтернативное разрешение гражданско-правовых споров в США: Автореф. дисс. ... докт. юрид. наук. Воронеж, 2001. С. 3; Она же. Альтернативное разрешение гражданско-правовых споров в США. Воронеж, 1999.

Более того, заимствованный из американской доктрины термин "альтернативное разрешение споров", думается, не совсем точно отражает суть процедур, направленных на урегулирование и разрешение споров.
Во-первых, нельзя не подчеркнуть, что разрешение спора - прерогатива "нейтрального лица", которое не является участником конфликта, а рассматривает возникший спор с позиции судьи. В таком качестве обычно выступает арбитраж, решения которого обязательны для сторон третейского разбирательства.
В то же время термином "альтернативное разрешение споров" не могут охватываться процедуры, которые предусматривают не разрешение споров, а его урегулирование. Урегулирование спора, как известно, достигается самими спорящими сторонами (в том числе с помощью других лиц - посредников, медиаторов), когда в результате переговоров спорящие стороны приходят к взаимовыгодному соглашению, удовлетворяющему их обоих, и спор вследствие этого ликвидируется.
Во-вторых, далеко не во всех случаях процедуры, предусматривающие урегулирование спора, представляют собой альтернативу государственному правосудию. Напротив, во многих случаях эти процедуры могут "соседствовать" с государственным судебным разбирательством, являясь предпосылкой к динамике судебного процесса в государственном суде. Это, в частности, подтверждено положениями ст. 138 АПК РФ, которая прямо предусматривает возможность сторон использовать различные примирительные процедуры с целью достигнуть урегулирования спора; урегулирование спора посредством мирового соглашения в силу ч. 2 ст. 150 АПК РФ выступает основанием прекращения процедуры судебного разбирательства в арбитражном суде.
Таким образом, более точно было бы обозначить рассматриваемые процедуры термином "внегосударственное разрешение и урегулирование споров". К таковым процедурам, в той или иной степени используемым российскими частными лицами, сегодня относятся арбитраж и примирение.
Арбитраж является сегодня наиболее известной в России разновидностью рассматриваемых процедур <*>. Термин "арбитраж" используют в нескольких значениях, обозначая:
--------------------------------
<*> Здесь нельзя не вспомнить имевшие место в начале 90-х гг. прошлого столетия сетования отечественных правоведов по поводу наименования государственного суда, разрешающего коммерческие споры, как "арбитражного суда". Такое смешение нередко порождало и курьезы: например, в одной из работ проводился сопоставительный анализ английского законодательства об арбитраже с арбитражным процессуальным законодательства России (см.: Воробьев А.А., Воробьев А.Б. Арбитражный суд в Лондоне. М., 2000), в другой - арбитражные суды рассматривались как "феномен государственного арбитража", который, к недоумению автора, входит в судебную систему РФ (см.: Мата О.В. Арбитражное соглашение и разрешение споров в международных коммерческих арбитражных судах М.: Права человека, 2004. С. 8). Несмотря на критику упомянутого законодательного решения со ссылками на законодательство иностранных государств, в котором этим термином обозначают третейский суд, то есть суд негосударственный (не входящий в судебную систему государства), это наименование не было изменено, прижилось и стало для российских юристов привычным.

1) орган, созданный для рассмотрения споров;
2) собственно процедуру разрешения споров.
Нельзя не отметить существование определенных отличий между арбитражными органами - международным коммерческим арбитражем и арбитражем, который является национальным и традиционно обозначается как "внутренний" третейский суд, - что породило необходимость разработки самостоятельных законов.
Порядок деятельности международных коммерческих арбитражей регулируется Законом РФ "О международном коммерческом арбитраже" 1993 г., в основу которого положен Типовой закон о международном коммерческом арбитраже, принятый в 1985 г. Комиссией ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ). Согласно этому Закону в международный коммерческий арбитраж могут быть переданы споры, возникающие из внешнеторговых договоров (контрактов), если коммерческое предприятие одной из сторон находится за границей, а также споры предприятий с иностранными инвестициями и международных организаций, созданных на территории России, между собой, споры между их участниками и т.д.
Порядок формирования и деятельности "внутренних" (национальных) третейских судов регулируется ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации", принятым в 2002 г. В третейский суд могут быть переданы любые споры, вытекающие из гражданских правоотношений, если иное не установлено федеральным законом.
Арбитраж как процедура разрешения спора представляет собой деятельность арбитражных судей по разрешению переданного на их рассмотрение спора. По окончании рассмотрения такого спора третейский суд (арбитраж) принимает решение, которое является обязательным для сторон третейского разбирательства.
Как уже было сказано выше, к процедурам внегосударственного разрешения и урегулирования споров следует относить также и примирение (примирительные процедуры) <*>.
--------------------------------
<*> Подробное исследование примирительных процедур проведено Д.Л. Давыденко (см.: Давыденко Д.Л. Мировое соглашение как средство внесудебного урегулирования частноправовых вопросов (по праву России и некоторых зарубежных стран): Диссер. ... канд. юрид. наук. М., 2004).

Любая примирительная процедура имеет целью способствовать достижению между сторонами взаимоприемлемого соглашения об урегулировании спора. Иными словами, в отличие от процедуры арбитража, которая нацелена на выявление правой и неправой стороны и разрешение спора, примирительные процедуры направлены на устранение противоречий, ликвидацию конфликтов и споров о праве, как правило, без определения правой и неправой стороны <*>.
--------------------------------
<*> Одним из важнейших качеств любой примирительной процедуры признается конфиденциальность: стороны не вправе представлять куда бы то ни было в качестве доказательства любые предложения и уступки противной стороны, сделанные в процессе примирения, оглашать позицию сторон в отношении возможного урегулирования спора, каким-либо образом использовать тот факт, что другая сторона заявляла о своем желании принять предложение об урегулировании спора.

Примирительное производство предусматривает определение примирителя (арбитра-примирителя), которого стороны знакомят со своими аргументами, касающимися конфликта или спора о праве между ними. Примиритель не выносит обязательного для сторон решения. Но если ему удалось "склонить стороны к миру", в результате чего ими заключается соглашение об урегулировании (это соглашение предусмотрено для случаев отсутствия между сторонами спора о праве) или мировая сделка (это будет внесудебная мировая сделка, заключаемая по спору о праве), то цель примирительного производства считается достигнутой, а само производство - оконченным.
Ни Закон РФ "О международном коммерческом арбитраже", ни ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации" не содержат ни одного положения о примирительной функции третейского судьи. Но примирение может осуществляться третейскими судами (арбитражами), если такая процедура предусмотрена согласительным регламентом соответствующего арбитража <*> либо входит в качестве составной части в регламент арбитража <**> (примирительное производство в рамках арбитража).

<< Предыдущая

стр. 5
(из 21 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>