<< Предыдущая

стр. 7
(из 21 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>


Сторонники понимания арбитражного соглашения как обычного гражданско-правового договора признают, что оно порождает для сторон гражданско-правовые обязанности, в том числе обязанность подчиниться решению, вынесенному арбитражем.
Приверженцы процессуальной теории рассматривают арбитражное соглашение в качестве соглашения процессуального характера, направленного на исключение юрисдикции государственного суда.
Концепция смешанной природы арбитражных соглашений признается более привлекательной по той причине, что позволяет учитывать как материально-правовые, так и процессуальные элементы <*>. Согласно этой теории арбитражное соглашение рассматривается как гражданско-правовой договор, порождающий в том числе процессуальные последствия.
--------------------------------
<*> Сторонники смешанной теории (относительно юридической природы арбитража) считают, что арбитраж является сложным комбинированным явлением, берущим свое начало в гражданско-правовом договоре и влекущим процессуальные последствия. Однако некоторые авторы отмечают, что ничего специфичного именно для третейского разбирательства эта теория не содержит, а лишь отражает сложный правоприменительный механизм разрешения спора, возникающего из гражданских правоотношений (см.: Цыганова Е.М. Проблемы правового регулирования и деятельности коммерческих третейских судов в Российской Федерации: Диссер. ... канд. юрид. наук. Омск, 2001. С. 117 - 124).

Сторонники автономной теории, напротив, не признают арбитражное соглашение гражданско-правовым договором, поскольку ни один гражданско-правовой договор (даже sui generis) сам по себе не может порождать процессуальные последствия. С другой стороны, арбитражное соглашение не рассматривается и как соглашение в области процесса, поскольку арбитраж выходит за рамки государственной юрисдикции.
Нельзя не согласиться с тем, что арбитражное соглашение обладает качественным своеобразием, однако, думается, положения отечественной доктрины позволяют рассматривать его в качестве гражданско-правовой сделки, направленной на защиту прав. В подтверждение обоснованности данного утверждения можно указать следующее.
Для целей настоящей работы важным представляется право сторон закрепить в договоре положение, согласно которому возникающие из данного договора споры подлежат совместному рассмотрению сторонами, а при недостижении согласия по вопросу урегулирования спора - передаче в компетентный суд. Такое положение не противоречит ст. 9 ГК РФ, устанавливающей, что гражданские права (в том числе и право на защиту) осуществляются гражданами и юридическими лицами по своему усмотрению. По существу названным положением стороны закрепляют возможность использования неюрисдикционной формы защиты прав, а при недостижении положительного результата - юрисдикционной формы защиты прав (о форме защиты прав см. § 1.3 настоящей работы).
Как уже было сказано, ГК РФ наделил субъектов гражданского правоотношения правом самостоятельно определять, в какой суд - государственный или третейский - они обратятся за защитой нарушенного субъективного гражданского права (ст. 11 ГК РФ). Иными словами, право выбора между юрисдикционными органами в рамках, допускаемых законом, принадлежит сторонам гражданского правоотношения.
В силу этого своим соглашением стороны могут не только установить форму защиты прав (неюрисдикционная или юрисдикционная); они вправе допускаемым законом образом конкретизировать (уточнить) юрисдикционную форму защиты прав. Положения арбитражного соглашения, как и само право на защиту, "активизируются" лишь в случае нарушения (оспаривания) субъективных гражданских прав или законных интересов стороны - участника гражданского правоотношения <*>. Сказанное позволяет относить арбитражное соглашение к гражданско-правовым сделкам, направленным на защиту прав.
--------------------------------
<*> Поскольку арбитражное соглашение не устанавливает права и обязанности, вытекающие из гражданско-правовой сделки, а конкретизирует (уточняет) форму защиты прав, вытекающих из договорного обязательства, это соглашение не находится в прямой зависимости от наличия самого гражданского правоотношения. Иными словами, арбитражное соглашение является самостоятельным по отношению к основному контракту и в том случае, если оно вошло в содержание основного контракта (договора-документа). Самостоятельность арбитражного соглашения проявляется в том, что отсутствие между сторонами гражданского правоотношения (например, по причине недействительности сделки) не влечет автоматически недействительность арбитражного соглашения. Точно так же недействительность арбитражного соглашения не влечет за собой недействительность основного контракта. Один из примеров, когда недействительность арбитражного соглашения, не влияющая на действительность основного контракта, повлекла отказ суда в направлении сторон в арбитраж, описан Б.Р. Карабельниковым. Он указывает, что физическое лицо при подписании контракта, направленного на удовлетворение "некоммерческих" потребностей, согласилось на рассмотрение споров в арбитраже, что, по мнению автора, следует рассматривать как совершение сделки под влиянием заблуждения: это лицо не подозревало, насколько дорогим и неэффективным является международный арбитраж в контексте "бытовой" сделки (см.: Карабельников Б.Р. Признание и приведение в исполнение иностранных арбитражных решений: научно-практический комментарий к Нью-Йоркской конвенции 1958 года. М.: Юстицинформ, 2001. С. 72).

О.Ю. Скворцов высказывает мнение, согласно которому отсутствие воздействия арбитражного соглашения на права и обязанности сторон не позволяет рассматривать эффект, производимый этим соглашением, как относящийся к гражданскому праву, а само арбитражное соглашение - как имеющее гражданско-правовой характер <*>. Однако по изложенным выше соображениям о допустимости сделок, не порождающих движение правоотношения (см. об этом § 1.4 настоящей работы), с ним трудно согласиться.
--------------------------------
<*> См.: Скворцов О.Ю. Комментарий к Федеральному закону "О третейских судах в Российской Федерации": научно-практический. М.: Омега-Л, 2003. С. 96.

Точка зрения автора настоящей работы, вероятно, в чем-то близка к позиции, обозначенной в курсе А.В. Дайси и выражающей интересы английской судебной и арбитражной практики, согласно которой арбитражное соглашение направлено не на установление взаимных прав и обязанностей сторон, а на регулирование метода, которым эти права и обязанности могут быть определены. Однако в указанном курсе арбитражное соглашение признается процессуальным соглашением. При этом, как подчеркивает А.И. Минаков, критикуя английскую доктрину, считается, что суды должны рассматривать вопросы, связанные с действительностью, юридической силой и толкованием арбитражного соглашения, не как процессуальные, а как материально-правовые <*>.
--------------------------------
<*> См.: Минаков А.И. Арбитражные соглашения и практика рассмотрения внешнеэкономических споров. М.: Юридическая литература, 1985. С. 82.

Арбитражное соглашение не является "процессуальным соглашением", и признаки, присущие "процессуальным соглашениям" (см. о них § 3.4 настоящей работы), не характеризуют арбитражное соглашение.
Арбитражное соглашение упоминается в процессуальных кодексах (АПК РФ и ГПК РФ), однако они не регламентируют ни порядок и форму его заключения, ни последствия несоблюдения формы арбитражного соглашения. Иными словами, арбитражное соглашение не отвечает второму признаку "процессуальных соглашений".
Закон РФ "О международном коммерческом арбитраже" воспроизводит норму ст. 7 Типового закона ЮНСИТРАЛ "О международном коммерческом арбитраже", согласно которой арбитражное соглашение должно быть облечено в письменную форму <*>. Аналогичное требование к форме арбитражного соглашения содержится и в п. 1 ст. 7 ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации". Пункт 2 этой статьи названного Закона устанавливает, что несоблюдение простой письменной формы арбитражного соглашения влечет за собой признание его незаключенным. Такое правило целиком согласуется с положениями ст. 162 ГК РФ, определяющей последствия несоблюдения простой письменной формы гражданско-правовых сделок <**>.
--------------------------------
<*> Примечательно, что принципиальное отличие шведского Закона об арбитраже 1999 г., состоит в том, что для действительного арбитражного соглашения не требуется выполнения условия о письменной форме. Но, как подчеркивает К. Содерлунд, такой либеральный подход на практике не имеет значения - сторонам рекомендуется закрепить соглашение в письменной форме (см.: Содерлунд К. Законы об арбитраже Швеции, Англии и России: сравнительный обзор // Законодательство и экономика. 2004. N 4).
<**> Законодательство России о международном коммерческом арбитраже не содержит прямого указания на то, что арбитражное соглашение, заключенное с нарушением письменной формы, недействительно. Т.С. Киселева делает вывод о том, что последствия нарушения формы определяются по общим правилам гражданского законодательства (см.: Киселева Т.С. Форма и порядок заключения арбитражного соглашения: сравнительно-правовой анализ // Третейский суд. 2002. N 1/2. С. 78).

Проверяя арбитражное соглашение, суд должен установить, что арбитражное соглашение действительно не утратило силу и может быть исполнено. Б.Р. Карабельников, комментируя Нью-Йоркскую конвенцию "О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений" 1958 г., отмечает, что "под "недействительностью" обычно имеется в виду очевидный дефект воли или безусловное отсутствие полномочий на представление стороны при подписании арбитражного соглашения, под "утратой силы" - прекращение действия арбитражного соглашения, до этого действительного, по воле его сторон, под "неисполнимостью" - слишком неясная формулировка арбитражного соглашения, не позволяющая осуществить его на практике" <*>.
--------------------------------
<*> Карабельников Б.Р. Признание и приведение в исполнение иностранных арбитражных решений: научно-практический комментарий к Нью-Йоркской конвенции 1958 года. М.: Юстицинформ, 2001. С. 66.

Нельзя не согласиться с позицией А.А. Костина, полагающего, что при определенных условиях недействительность арбитражного соглашения может быть предметом рассмотрения в государственном или третейском суде <*>. Не вызывает возражений допустимость изменения или расторжения арбитражного соглашения по воле обеих его сторон (по общим правилам изменения/расторжения обычного гражданско-правового договора).
--------------------------------
<*> Комментарий к Федеральному закону "О третейских судах в Российской Федерации" / Отв. ред. А.Л. Маковский, Е.А. Суханов. М.: Статут, 2003. С. 39.

Рассмотрение арбитражного соглашения в качестве "процессуального соглашения" представляется ошибочным и по той причине, что, заключенное сторонами, оно отвечает только их интересам (интересам защиты субъективных прав в случае их нарушения), поскольку для сторон важно обеспечить возможность защиты их прав наиболее быстрым и эффективным, с их точки зрения, образом <*>. Не имея целью оказание содействия осуществлению задач судопроизводства, арбитражное соглашение не отвечает и четвертому из указанных признаков "процессуальных соглашений".
--------------------------------
<*> Как пишет Н.Г. Елисеев, стороны избирают тот суд, в котором они получат оптимальные юридические и фактические условия защиты своих интересов, подобно тому как покупатель приобретает товар там, где качество, цена продукции и прочие условия продажи являются для него оптимальными (см.: Елисеев Н.Г. Гражданское процессуальное право зарубежных стран: Источники, судоустройство, подсудность: Учебное пособие. М.: Статут, 2000. С. 64).

В большинстве случаев арбитражное соглашение заключается сторонами до обращения с иском в государственный суд, то есть до момента возбуждения производства по делу. А при отсутствии нарушений прав контрагентами и нормальном исполнении обязанностей из основного контракта спор вовсе не будет иметь место, вследствие чего не возникнут ни судебный процесс, ни процессуальные правоотношения. Таким образом, арбитражное соглашение не отвечает первому упомянутому признаку "процессуальных соглашений".
Исключением из общего правила о заключении арбитражного соглашения в период до возникновения гражданско-правового спора между сторонами признается третейская запись (компромисс) <*> - соглашение о передаче уже возникшего спора на рассмотрение третейского суда (арбитража).
--------------------------------
<*> Необходимо отметить отсутствие единства мнений относительно видов арбитражных соглашений. Одни авторы выделяют: во-первых, арбитражный договор как самостоятельное соглашение о передаче возникшего или могущего возникнуть спора на рассмотрение арбитража; во-вторых, арбитражную оговорку как соглашение об арбитражном порядке разрешения споров, прямо включенное в контракт; в-третьих, третейскую запись как отдельное соглашение, заключенное сторонами после возникновения спора (см., например: Федоров А.Г. Международный коммерческий арбитраж. М.: Дашков и К, 2000. С. 38; Сергеева М.В. Некоторые теоретические и практические вопросы арбитражного соглашения // Арбитражный и гражданский процесс. 2003. N 1. С. 30). Другие авторы делят арбитражные соглашения на третейские записи (компромиссы), совершаемые отдельно от основного контракта, и арбитражные оговорки - соглашения, включаемые в текст основных контрактов (см., например: Саушкин Д.В. Содержание арбитражной оговорки во внешнеторговых контрактах // Правоведение. 1994. N 1; Шелкопляс Н. Арбитражное соглашение: теоретические вопросы, имеющие практическое значение // Белорусский журнал международного права и международных отношений. 1998. N 3. С. 38).

В силу положений новейшего процессуального законодательства Российской Федерации совершить компромисс стороны вправе в ходе судебного разбирательства в государственном суде до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу (ч. 3 ст. 3, ст. 222 ГПК РФ, п. 6 ст. 148 АПК РФ, п. 4 ст. 5 ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации").
Несмотря на это, третейская запись не может рассматриваться в качестве "процессуального соглашения", поскольку третейская запись, как и иные виды арбитражного соглашения, не способствует осуществлению задач судопроизводства, а изменяет (устанавливает, конкретизирует) форму защиты прав.
Являясь одним из видов арбитражных соглашений, компромисс не может рассматриваться в качестве мирового соглашения. Этот вывод подтверждается тем, что в отличие от мирового соглашения компромисс определяет или изменяет форму защиты прав, что "не в силах совершить" мировая сделка. То обстоятельство, что компромисс заключается в период после возникновения спора между сторонами гражданского правоотношения, не меняет его сущности.
Вопрос о том, влечет ли арбитражное соглашение (в том числе и компромисс) за собой процессуальные последствия, до сих пор не решен правоведами однозначно.
Мыслится, что непосредственно арбитражное соглашение не влечет процессуальные последствия, как и непосредственно мировое соглашение (см. об этом § 3.4 настоящей работы). Наличие арбитражного соглашения дает основание ответчику (по АПК РФ - любой стороне) заявить возражение относительно рассмотрения и разрешения конкретного спора в государственном суде. Установив действительность арбитражного соглашения, которое не утратило силу и может быть исполнено, государственный суд, по сути, признает отсутствие у него компетенции на рассмотрение этого спора. Отсутствие в этом случае у государственного суда полномочий на рассмотрение и разрешение спора влечет за собой процессуальные последствия в виде оставления искового заявления без рассмотрения (ст. 222 ГПК РФ, ч. 5 ст. 148 АПК РФ).

ЧАСТЬ II. СОВЕРШЕНИЕ МИРОВОЙ СДЕЛКИ В КОММЕРЧЕСКОМ ОБОРОТЕ.
ОТЛИЧИЯ ВНЕСУДЕБНЫХ И СУДЕБНЫХ МИРОВЫХ СДЕЛОК

Глава 5. ЗНАЧЕНИЕ МИРОВОЙ СДЕЛКИ В КОММЕРЧЕСКОМ ОБОРОТЕ.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ ДОГОВОРА, ОПОСРЕДУЮЩЕГО МИРОВУЮ СДЕЛКУ

§ 5.1. Содержание понятия "коммерческий оборот"

Е.А. Нефедьев подчеркивал, что всякий спор о праве в любом случае вызывает вражду между сторонами, и эта вражда только увеличивается после постановления судом решения, поскольку обстоятельства, послужившие основанием для спора, остаются и после решения. И напротив, если стороны заключают мировую сделку, это будет ручательством за то, что спор окончился обоюдной выгодой и вражда между сторонами прекратилась <*>.
--------------------------------
<*> См.: Нефедьев Е.А. Склонение сторон к миру в гражданском процессе. Казань: Тип. Губернского Правления, 1890. С. 22.

Общеизвестно, что сфера коммерческого оборота существенно отличается от сферы отношений бытовых, повседневных, которые специально не урегулированы правом. Специфика, присущая каждой из обозначенных областей отношений, просматривается при совершении сторонами мировых сделок; отличия между названными сферами имеют реальное отражение в значении совершаемых мировых сделок.
Указанный выше психологический аспект - сохранение "мирных" отношений, устранение вражды между сторонами - бесспорно, важен для отношений обычных, межличностных. Мировые сделки, заключаемые гражданами в процессе удовлетворения их бытовых потребностей, в большинстве случаев направлены на ликвидацию спора и именно на примирение противников. Так, по мнению германских ученых Баура и Грунского, значимость мировой сделки заключается в том, что в таком случае нет победителей и побежденных, и это обстоятельство становится более важным, когда стороны, например, являются соседями, членами одного общества или семьи, то есть должны жить дальше совместной жизнью <*>.
--------------------------------
<*> См.: Давтян А.Г. Гражданское процессуальное право Германии. М.: Городец-издат, 2000. С. 159.

Можно ли говорить о таком психологическом аспекте, как примирение сторон, в отношениях коммерческого оборота, которые существенно отличаются от "бесконечного разнообразия житейских отношений" <*>, связанных с повседневными потребностями граждан?
--------------------------------
<*> Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М.: Статут (Классика российской цивилистики), 1998. С. 94.

Прежде чем однозначно ответить на поставленный вопрос, необходимо, вероятно, уделить внимание анализу понятия "коммерческий оборот" <*>, рассмотрев его через призму взаимосвязанных понятий, таких как "гражданский оборот", "предпринимательская деятельность", "коммерческие организации", "некоммерческие организации".
--------------------------------
<*> Надо отметить, что во многих работах понятие "коммерческий оборот" отождествляется с понятиями "хозяйственный оборот", "экономический оборот", "коммерческая практика" и т.д. (см., например: Комаров А.С. Ответственность в коммерческом обороте. М.: Юридическая литература, 1991; Новоселова Л.А. Сделки уступки права (требования) в коммерческой практике. Факторинг. М.: Статут, 2003). Думается, что объективных препятствий для замены одного из названных понятий другим не имеется. Однако исключительно для целей настоящей работы автор считает необходимым определить понятие "коммерческий оборот".

Правовая категория "гражданский оборот", широко применяемая в юридической литературе, в сущности, как пишет С.С. Алексеев, используется для обозначения сферы действия гражданского права; назвать какое-либо лицо "участником гражданского оборота" - значит признать его субъектом гражданского права <*>.
--------------------------------
<*> См.: Алексеев С.С. Выражение особенностей предмета советского гражданского права в методе гражданско-правового регулирования. Виды гражданских правоотношений и метод гражданско-правового регулирования // Антология уральской цивилистики. 1925 - 1989: Сборник статей. М.: Статут, 2001. С. 30.

Гражданский оборот состоит из совокупности актов возмездного обмена, то есть движения меновых ценностей от одного лица к другому, основанного на началах взаимности (внутренней связи между изменениями в имущественной сфере обоих контрагентов) и встречном предоставлении <*>. В качестве меновых ценностей следует рассматривать поименованные в ст. 128 ГК РФ объекты гражданских прав, которые могут находиться в обороте с учетом положений ст. 129 ГК РФ.
--------------------------------
<*> См.: Бару М.И. Возмездность и безвозмездность в советском гражданском праве: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1957. С. 7 - 8.

Легальное (законодательное) определение предпринимательской деятельности содержится в п. 1 ст. 2 ГК РФ, согласно которому к предпринимательской деятельности относится самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке. Таким образом, ст. 2 ГК РФ определяет предпринимателей как субъектов гражданского права, которые осуществляют обращение объектов гражданских прав с целью неоднократного (постоянного) получения прибыли <*> и зарегистрированы в соответствующем качестве (индивидуальные предприниматели и юридические лица).
--------------------------------
<*> Так как извлечение прибыли - цель предпринимательской деятельности, а не ее обязательный результат, само по себе отсутствие прибыли не служит основанием для вывода о том, что такая деятельность не является предпринимательской (Из практики судов общей юрисдикции // Вестник ВАС РФ. 1998. N 2. С. 97).

ГК РФ создал необходимую предпосылку для формирования в необходимых случаях специального, рассчитанного именно на предпринимательскую деятельность режима в рамках общего режима, действующего в пределах единого гражданского оборота <*>, то есть для субъектов гражданского права, когда они вступают в отношения в связи с осуществлением ими предпринимательской деятельности, законодательством предусмотрен особый правовой режим.
--------------------------------
<*> См.: Брагинский М.И. О месте гражданского права в системе "право публичное - право частное" // Проблемы современного гражданского права. Сборник статей. М.: Городец, 2000. С. 72.

Согласно п. 1 ст. 50 ГК РФ организации, преследующие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности, признаются коммерческими организациями. В силу положений названной статьи организации, которые не имеют упомянутой цели в качестве основной цели деятельности и не распределяют полученную прибыль между своими участниками, являются некоммерческими организациями - это субъекты гражданского права, эпизодически осуществляющие необходимую для их функционирования предпринимательскую (хозяйственную) деятельность <*> в рамках, установленных законом.
--------------------------------
<*> По мнению А.Я. Курбатова, "правовое регулирование хозяйственной и предпринимательской деятельности строится на одинаковых принципах, т.е. то, что установлено законодательством в отношении предпринимательской деятельности, распространяется и на хозяйственную" (Курбатов А.Я. Сочетание частных и публичных интересов при правовом регулировании предпринимательской деятельности. М.: Центр ЮрИнфоР, 2001. С. 122).

Обобщая изложенное, под понятием "коммерческий оборот" следует понимать совокупность актов возмездного обмена не запрещенных к обращению объектов гражданских прав, систематически осуществляемого между предпринимателями либо между предпринимателями и иными субъектами гражданского права в случаях, когда последние целенаправленно осуществляют необходимую для их функционирования хозяйственную деятельность.
В качестве участников коммерческого оборота рассматриваются граждане-предприниматели без образования юридического лица, юридические лица - коммерческие организации, а также некоммерческие организации и органы государственной власти, когда они целенаправленно вступают в гражданский оборот. Участником коммерческого оборота в любом случае не может быть гражданин. Таким образом, понятие "коммерческий оборот" является по сравнению с понятием "гражданский оборот" значительно более узким.
Исходя из того, что настоящая работа посвящена проблемам мировой сделки, совершаемой в коммерческом обороте, она опирается в основном на судебно-арбитражную практику (в отдельных случаях - на практику арбитражей (третейских судов)). Иными словами, для целей настоящего исследования используются судебные акты судов, рассматривающих и разрешающих коммерческие споры <*>. Обращение к судебной практике судов общей юрисдикции осуществляется лишь в той мере, в которой это необходимо для целей данного исследования.
--------------------------------
<*> Вызывает серьезные возражения используемое отдельными авторами обозначение порядка судопроизводства по рассмотрению коммерческих споров как "рыночного судопроизводства" (см.: Амосов С.М. Арбитражный процессуальный кодекс РФ и вопросы альтернативного правосудия // Третейский суд. 2004. N 1. С. 110).

Возвращаясь к вопросу значения для участников коммерческого оборота такого последствия мировой сделки, как "примирение", необходимо отметить следующее.
Безусловно, очень условно можно говорить о "примирении" двух коммерческих организаций, конфликтующих, например, по поводу ненадлежащего исполнения договорного обязательства, то есть в период, когда нарушаются их экономические интересы. В отличие от бытовых отношений, где важным является именно сам факт достижения мира между противниками, в сфере коммерческого оборота акцент несколько смещен. Целесообразно было бы говорить о том, что мировая сделка направлена не на примирение сторон, а на нормализацию имущественного оборота, сохранение хозяйственных связей и деловой репутации, стабилизацию имущественного состояния участников коммерческого оборота.
Вместе с тем понятия "примирение", "примирительные процедуры" глубоко укоренились в юридической литературе, используются в законодательных актах. Под примирительными процедурами сегодня понимают процесс достижения взаимоприемлемого, взаимовыгодного варианта урегулирования сторонами возникшего спора либо иной правовой неопределенности в правоотношении как путем непосредственных переговоров сторон, так и с привлечением третьей (нейтральной) стороны - примирителя (посредника, медиатора). Как уже отмечалось выше, собственно мировая сделка есть не сама примирительная процедура, но ее результат.

§ 5.2. Предмет и объект договора,
опосредующего мировую сделку

Мировая сделка совершается путем заключения сторонами гражданско-правового договора, которым спор о праве или иная правовая неопределенность ликвидируются. Гражданско-правовой договор, посредством которого совершается мировая сделка, считается заключенным при соблюдении двух необходимых условий, поименованных в ст. 432 ГК РФ.
Первым из обязательных условий признается достижение сторонами соглашения по всем существенным условиям договора <*> (п. 1 ст. 432 ГК РФ). К числу существенных условий законом отнесены: условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или в иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.
--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2001 (издание 3-е, стереотипное).

<*> В.В. Витрянский пишет о том, что оснований для выделения как обычных, так и случайных договорных условий не имеется: как условия, содержащие вариант, отличный от диспозитивной нормы либо основанный на нормах факультативных, так и сконструированные самими сторонами в связи с конкретными нормами условия обладают признаками существенных условий. По мнению ученого, никаких других условий, кроме существенных, в договоре быть не может: одни из условий "становятся существенными в силу обязательной для сторон императивной формы, требующей согласования, другие - в силу того, что сторона воспользовалась предоставленной диспозитивной нормой возможностью, третьи - в силу самого характера соответствующей договорной модели, а четвертые - благодаря признанной одной из сторон необходимости включения их в договор" (Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М.: Статут, 1998. С. 243).

Таким образом, предмет договора, опосредующего мировую сделку, как и любого гражданско-правового договора, бесспорно является его существенным условием.
Нельзя не отметить, что предмет договора как юридическое понятие не имеет однозначного определения в теории гражданского права <*>. Зачастую в цивилистических работах смешивают предмет договора и объект договора либо подменяют одно понятие другим и т.п. <**>.
--------------------------------
<*> На этот факт совершенно справедливо обращается внимание в литературе (см., например: Обыденнов А.Н. Предмет и объект как существенные условия гражданско-правового договора. // Журнал российского права. 2003. N 8; Мурзин Д.В., Мурзина Н.Ю. Новация в российском договорном праве // Актуальные проблемы гражданского права: Сб. статей / Под ред. С.С. Алексеева. М.: Статут, 2000. С. 149).
<**> О.С. Иоффе, например, выделяет юридический объект обязательства, под которым он понимает определенное поведение обязанного лица, и материальный объект обязательственного правоотношения, который отсутствует в ряде обязательств, таких как договорные обязательства по выполнению работ и оказанию услуг (см.: Иоффе О.С. Советское гражданское право. Курс лекций. Ленинград, Издательство Ленинградского университета, 1958. С. 376 - 377).

Ф.И. Гавзе подразумевает под предметом всякого гражданско-правового договора действия, которые должен совершить должник, и объект, на который эти действия направлены <*>. Р.О. Халфина исключает действия из ряда объектов правоотношений, относя к последним предметы материального мира <**>.
--------------------------------
<*> См.: Гавзе Ф.И. Обязательственное право (общие положения). Минск, 1968. С. 26.
<**> См.: Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. М.: Юридическая литература, 1974. С. 214.

Мыслится, что предмет договора включает в себя не только действия обязанных лиц, но и в некоторых случаях - бездействие. В силу этого предметом договора является поведение обязанных лиц, непосредственно связанное с тем, по поводу чего заключен договор. Предметом договора, в частности, выступает передача различных вещей, определенных не только индивидуальными, но и родовыми признаками, производство работ, оказание услуг материального и нематериального характера; в отдельных случаях предметом может быть и воздержание от конкретных действий.
Понятием объекта договора охватываются все виды объектов гражданского оборота, поименованные в ст. 128 ГК РФ: вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права; работы и услуги, информацию, результаты интеллектуальной деятельности и права на них. Объект входит в предмет договора в качестве обязательной составляющей, а иногда играет и самостоятельную роль: например, в силу п. 3 ст. 607 ГК РФ при отсутствии данных об объекте, подлежащем передаче в аренду (объекте договора), договор не считается заключенным.
Современными авторами, высказывающими идеи признания мировой сделки особым видом договора, в качестве предмета такого договора рассматривается прекращение (предотвращение) спора сторонами <*>.
--------------------------------
<*> См., например: Штейнберг А. Мировые сделки // Советская юстиция. 1940. N 10. С. 9. Другими авторами внесудебная мировая сделка рассматривается в качестве договора о разрешении спора о праве гражданском (см.: Зинченко А.И. Мировые соглашения в гражданском судопроизводстве: Диссер. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1981. С. 67).

С такой позицией нельзя согласиться, поскольку в этом случае предмет договора сводился бы к определению поведения лиц по прекращению спора между ними.
Учитывая общую правовую цель мировой сделки (защита прав), результатом ее совершения являются прекращение спора или ликвидация иной правовой неопределенности; возникший в случае неисполнения мировой сделки спор будет новым спором. Однако непосредственная целевая направленность любой мировой сделки состоит в беспрепятственном осуществлении конкретных субъективных гражданских прав, а не в абстрактном прекращении спора (см. § 2.3 настоящей работы).
Учитывая, что мировая сделка не является особым типом или видом договора (см. об этом § 2.3 настоящей работы), нельзя обще обозначить ее предмет - в каждом конкретном случае он будет индивидуальным и будет зависеть от типа (вида) договора, который опосредует мировую сделку. Так, например, если по условиям мировой сделки будет передаваться конкретное имущество, предметом договора станет передача имущества, объектом - конкретное имущество; если по условиям мировой сделки будут выплачиваться деньги, то предметом договора станет уплата денежных средств, объектом - сумма денег и т.п.
Предмет договора, опосредующего мировую сделку (поведение ее участников), должен соответствовать как требованиям закона, так и требованиям разумности и добросовестности <*>. Эти требования должны соблюдаться как при совершении внесудебной мировой сделки, так и при заключении мирового соглашения. В случае несоответствия предмета мировой сделки (судебной или внесудебной) требованиям закона, разумности и добросовестности будут нарушаться права и законные интересы других лиц. Рассмотрим это утверждение на примерах.
--------------------------------
<*> Известное ограничение принципа свободы договора представляют собой вводимые законодателем положения о необходимости соответствия договоров тем или иным требованиям. Но, как отмечал И.А. Покровский, свобода договора не может быть безграничной - право не может санкционировать, например, договор об убийстве, о возбуждении бунта против властей и т.д., - и признавал уместным использовать понятие "эластичность договорной свободы", предусматривая оценку каждого устанавливаемого законом ограничения с точки зрения желательности и целесообразности (см.: Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М.: Статут (Классика российской цивилистики), 1998. С. 251).

Акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к совхозу-колледжу и администрации города о понуждении последних исполнить обязательства по договору в части предоставления истцу двухкомнатной квартиры <*>. В процессе рассмотрения спора стороны заключили мировое соглашение, в соответствии с которым совхоз-колледж обязался передать акционерному обществу конкретную двухкомнатную квартиру.
--------------------------------
<*> Постановление Президиума ВАС РФ от 04.09.2001 г. N 10551/00 // Вестник ВАС РФ. 2001. N 12.

Между тем упомянутая квартира совместными решениями администрации и профсоюзного комитета совхоза-колледжа ранее была выделена физическому лицу, которое на момент рассмотрения спора в ней проживало. В итоге данное лицо фактически лишилось квартиры и было вынуждено обратиться в суд общей юрисдикции с требованием о восстановлении его в списках очередников на получение жилья. Таким образом, заключение указанного мирового соглашения, предметом которого стали действия по передаче квартиры, нарушило права физического лица.
В ином случае акционерное общество обратилось к индивидуальному предпринимателю с требованием о взыскании задолженности за электроэнергию и процентов за пользование чужими денежными средствами <*>. До принятия решения по делу стороны заключили мировое соглашение, по условиям которого ответчик обязался удовлетворить требования истца путем перевода долга на иных лиц - частное предприятие и иного индивидуального предпринимателя; истец согласился с переводом долга на упомянутых лиц.
--------------------------------
<*> Постановление Президиума ВАС РФ от 04.09.2001 г. N 10592/00 // Вестник ВАС РФ. 2001. N 12.

Суд утвердил мировое соглашение, оставив без внимания тот факт, что мировым соглашением возложены обязанности на лиц, которые не привлекались к участию в деле и не являлись участниками мирового соглашения. Таким образом, мировое соглашение прямо нарушало права и законные интересы указанных лиц.
В Постановлении по настоящему делу Президиум ВАС РФ отмечал, что индивидуальный предприниматель, не привлеченный к участию в деле, узнал о мировом соглашении почти через три года, когда истец по рассматриваемому делу предъявил к нему иск о взыскании денежных средств в соответствии с заключенным мировым соглашением (факт подписания договора о переводе долга предприниматель отрицал) <*>.
--------------------------------
<*> В пересмотре об утверждении мирового соглашения по вновь открывшимся обстоятельствам предпринимателю было отказано на том основании, что он не являлся лицом, участвующим в деле.

И еще один пример. При рассмотрении иска банка о взыскании с акционерного общества задолженности по кредиту, процентов за пользование кредитом, повышенных процентов, начисленных за пользование кредитом сверх установленного срока, и пеней за просрочку уплаты процентов стороны обратились к суду с ходатайством об утверждении мирового соглашения <*>. Суд утвердил представленное мировое соглашение, по условиям которого ответчик обязался уплатить основной долг, а истец отказался от взыскания процентов и пеней в сумме, почти в 10 раз превышающей основной долг.
--------------------------------
<*> Постановление Президиума ВАС РФ от 17.03.1998 г. N 7431/97 // Вестник ВАС. 1998. N 6.

Рассмотрев упомянутое дело в порядке надзора, Президиум ВАС РФ отменил определение суда об утверждении мирового соглашения. При этом он указал, что суд не оценил факта введения в отношении банка (истца) внешнего управления с целью восстановления его платежеспособности и погашения долгов перед бюджетом и кредиторами и не дал оценки тому обстоятельству, что утверждение в таких условиях мирового соглашения ущемляет интересы кредиторов банка.
В качестве объектов мировой сделки, как уже было сказано ранее, допустимо рассматривать объекты гражданских правоотношений (объекты гражданского оборота). Объект мировой сделки также требует определенного внимания.
Во-первых, объектом любой мировой сделки, в том числе и мирового соглашения, не может быть имущество, изъятое из оборота, равно как и имущество, в отношении которого существуют установленные законом ограничения <*>. Это общее требование гражданского права.
--------------------------------
<*> На это обстоятельство указывали дореволюционные правоведы (см., например: Победоносцев К.П. Курс гражданского права: В трех томах. Том 3 / Под ред. В.А. Томсинова. М.: Зерцало (Русское юридическое наследие), 2003. С. 185) и современные ученые. Так, К. Анохин, обозначая объект мировой сделки термином "предмет", писал, что не может быть объектом мировой сделки имущество, изъятое из оборота, и имущество, в отношении которого законом установлены ограничения или специальный порядок и пределы его отчуждения (см.: Анохин К. Судебные мировые сделки // Советская юстиция. 1959. N 9. С. 52). Аналогичной точки зрения придерживался В. Рясенцев (см.: Рясенцев В. Мировые сделки (соглашения) // Социалистическая законность. 1984. N 12. С. 27).

Во-вторых, объектом мировой сделки может выступать то имущество, правом распоряжения которым обладает участник (участники) мировой сделки <*>.
--------------------------------
<*> Об этом писали, в частности, К.П. Победоносцев (см.: Победоносцев К.П. Курс гражданского права: В трех томах. Том 3 / Под ред. В.А. Томсинова. М.: Зерцало (Русское юридическое наследие), 2003. С. 183), Е.А. Нефедьев (см.: Нефедьев Е.А. Учебник русского гражданского судопроизводства (для студентов). М., 1909. С. 336).

Примечательно, что ст. 2045 Французского Гражданского кодекса прямо устанавливает, что стороны мировой сделки должны обладать способностью распоряжаться объектами, в отношении которых совершается мировая сделка. Аналогичные правила закреплены в ст. 1966 Гражданского кодекса Италии, именуемой "Способность заключать мировое соглашение и отчуждаемость прав" и предусматривающей недействительность не соответствующей данному требованию мировой сделки.
В случае отсутствия у участника мировой сделки права распоряжения имуществом мировая сделка не порождает правовых последствий <*>. С учетом сказанного суд не вправе утверждать мировое соглашение, если, распоряжаясь конкретными объектами гражданских прав, стороны не представили суду надлежащие доказательства наличия у них полномочий на осуществление такого распоряжения.
--------------------------------
<*> В частности, Е. Пушкар отмечает необходимость установления в отношении объекта мирового соглашения, во-первых, не изъято ли передаваемое имущество из гражданского оборота, а во-вторых, не кроется ли за мировым соглашением попытка узаконения несуществующего права (см.: Пушкар Е. Мировое соглашение в судебной практике // Советская юстиция. 1973. N 10. С. 8 - 9).

Так, Президиум ВАС РФ отменил определение об утверждении мирового соглашения и направил дело на новое рассмотрение, указав, что, утверждая мировое соглашение, по которому ответчик обязался в счет погашения долга передать истцу в собственность 17 грузовых автомобилей, 14 прицепов, а также пристроенные нежилые помещения, суд не выяснил вопрос о том, является ли ответчик собственником передаваемого имущества <*>.
--------------------------------
<*> Постановление Президиума ВАС РФ от 24.07.2001 г. N 921/01 // Вестник ВАС РФ. 2001. N 11. В Постановлении от 11.11.1997 г. N 3243/97 (Вестник ВАС РФ. 1998. N 3) Президиум ВАС РФ также указал, что при утверждении мирового соглашения суду належало установить, являлся ли ответчик собственником имущества, которым он распорядился по мировому соглашению.

Рассматривая другое дело, Президиум ВАС РФ установил: общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к финансовому отделу администрации города о взыскании основного долга по договору и процентов за пользование чужими денежными средствами <*>. Из условий заключенного по делу мирового соглашения следовало, что администрация города признает задолженность перед обществом, а общество уменьшает исковые требования до суммы основного долга, отказываясь от взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами; администрация города в счет погашения долга обязалась передать в собственность общества находящиеся в муниципальной собственности объекты недвижимости.
--------------------------------
<*> Постановление Президиума ВАС РФ от 18.12.2001 г. N 8527/01 // Вестник ВАС РФ. 2002. N 5.

Президиум ВАС РФ признал неправомерным утверждение судом названного мирового соглашения, поскольку продажа (передача) кредиторам права собственности на государственное или муниципальное имущество в зачет внутренних и внешних долговых обязательств Российской Федерации, субъектов Российской Федерации или муниципальных образований, а равно обмен государственного или муниципального имущества на иное имущество не допускаются, за исключением отчуждения находящихся в государственной или муниципальной собственности акций открытых акционерных обществ владельцам ценных бумаг, удостоверяющих право приобретения таких акций (п. 3 ст. 16 и ст. 24 ФЗ "О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации").
В ином случае Президиум ВАС РФ признал неправомерным заключение мирового соглашения в силу следующего <*>. Упомянутое мировое соглашение было заключено по иску о взыскании долга за выполненные работы и пеней за просрочку платежа между акционерным обществом (истцом) и государственным предприятием (ответчиком). По условиям мирового соглашения государственное предприятие обязалось передать обществу объекты недвижимости.
--------------------------------
<*> Постановление Президиума ВАС РФ от 15.03.2002 г. N 2276/01 // Вестник ВАС РФ. 2002. N 6. Аналогичная позиция была высказана Президиумом ВАС РФ в Постановлении от 15.05.2001 г. N 402/01 // Вестник ВАС РФ. 2001. N 11.

В силу ст. ст. 295, 296 ГК РФ предприятие, обладающее недвижимым имуществом на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, не вправе им распоряжаться без согласия собственника. По причине отсутствия в материалах дела устава государственного предприятия невозможно было сделать вывод о том, на каком праве ему принадлежит недвижимое имущество, переданное обществу по мировому соглашению, а кроме того, письменное согласие собственника на отчуждение этого имущества представлено не было.
Ненадлежащее исследование арбитражными судами вопроса о наличии у субъекта мирового соглашения вещного права на имущество, являющегося объектом мирового соглашения, - наиболее распространенная ошибка <*>.
--------------------------------
<*> См., например: Постановления Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 19.02.2001 г. по делу N Ф08-315/2001, от 11.03.1999 г. по делу N Ф08-338/99, Постановления Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 17.01.2003 г. по делу N А43-10706/01-15-366, Федерального арбитражного суда Уральского округа от 21.08.2003 г. по делу N Ф09-2253/03-ГК.

Отменяя определение об утверждении мирового соглашения по конкретному делу (по иску общества с ограниченной ответственностью о понуждении комитета по управлению городским имуществом заключить договор купли-продажи недвижимого имущества), Президиум ВАС РФ указал, что объектом данного мирового соглашения выступило недвижимое имущество, принадлежащее на праве собственности третьему лицу, то есть по мировому соглашению имущество было отчуждено лицом, которое не являлось его правообладателем <*>.
--------------------------------
<*> Постановление Президиума ВАС РФ от 06.08.2002 г. N 5607/02 // Вестник ВАС РФ. 2002. N 11.

В п. 19 Обзора практики разрешения споров, связанных с применением ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" <*> (далее - Закон о государственной регистрации), было разъяснено, что при утверждении мирового соглашения, по которому одна сторона передает другой стороне в собственность недвижимое имущество, арбитражный суд обязан проверить, принадлежит ли недвижимое имущество соответствующему лицу на праве собственности. Согласно ч. 2 п. 1 ст. 2 названного Закона регистрация является единственным доказательством существования права. При утверждении мирового соглашения о передаче в собственность квартир арбитражный суд должен убедиться в том, что права на жилые помещения зарегистрированы в соответствии с требованиями Закона о государственной регистрации <**>.
--------------------------------
<*> Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 16.02.2001 г. N 59 // Вестник ВАС РФ. 2001. N 4.
<**> В рассматриваемом в Обзоре примере право собственности ответчика на жилые помещения не было зарегистрировано, следовательно, он не мог распорядиться ими, в том числе и путем заключения мирового соглашения.

В том случае, если объект недвижимости еще не сдан в эксплуатацию и право собственности на жилые помещения еще не зарегистрировано, такое имущество не выпускается в гражданский оборот и не может выступать объектом мирового соглашения <*>. В противном случае мировое соглашение будет неисполнимым (не будет соответствовать критерию исполнимости).
--------------------------------
<*> См., например: Постановление Президиума ВАС РФ от 15.09.1998 г. N 739/98 // Вестник ВАС РФ. 1998. N 12; Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 28.12.1999 г. по делу N 1667/7.

В-третьих, объектом мировой сделки может быть имущество, которое не состоит под арестом и в отношении которого отсутствует спор с иными лицами.
Данное суждение можно обосновать следующим образом. Мировое соглашение, утвержденное судом, не может вызывать впоследствии никаких споров при исполнении <*>, вследствие чего объекты мирового соглашения должны отвечать упомянутому требованию в обязательном порядке.
--------------------------------
<*> Такую точку зрения высказывают, в частности, Е. Пушкар (см.: Пушкар Е. Мировое соглашение в судебной практике // Советская юстиция. 1973. N 10. С. 9); И.М. Пятилетов (см.: Пятилетов И.М. Мировое соглашение как способ разрешения спора о праве без вынесения судебного решения // Актуальные проблемы защиты субъективных прав граждан и организаций. Сб. научных трудов. М.: ВЮЗИ. 1985. С. 57).

К примеру, в Постановлении Президиума ВАС РФ по конкретному делу содержалось указание на то, что одним из оснований для признания не соответствующим требованиям закона мирового соглашения, заключенного при исполнении судебного акта, послужило условие, согласно которому должник обязался передать кредитору имущество, состоящее под арестом судебного пристава-исполнителя (для целей погашения задолженности этого должника перед другими взыскателями) <*>.
--------------------------------
<*> Постановление Президиума ВАС РФ от 18.09.2001 г. N 610/01.

Установив, что мировое соглашение не отвечает обозначенному требованию, суд не вправе утверждать его. Но далеко не во всех случаях такого рода обстоятельства, не позволяющие суду утвердить мировое соглашение, выявляются на стадии судебного разбирательства. Как правило, они обнаруживают себя гораздо позднее - нередко это происходит уже после того, как мировое соглашение утверждено судом и начался процесс исполнения. Заинтересованное лицо, права и интересы которого нарушило данное мировое соглашение, обращается в суд с соответствующим требованием <*>.
--------------------------------
<*> См., например: Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 28.08.2000 г. по делу N А14-1455-00/73/21; от 22.08.2000 г. по делу N А14-1463-00/79/21; от 22.08.2000 г. по делу А14-1459-00/75/21.

Так, на рассмотрении арбитражного суда находилось дело по иску общества с ограниченной ответственностью к акционерному обществу и жилищно-строительному кооперативу о взыскании стоимости подрядных работ и процентов за пользование чужими денежными средствами <*>. В судебном заседании истец заявил ходатайство об исключении из числа ответчиков кооператива, которое было удовлетворено судом.
--------------------------------
<*> Постановление Президиума ВАС РФ от 20.08.2002 г. N 12305/01 // Вестник ВАС РФ. 2002. N 12.

Определением суда производство по делу прекращено в связи с утверждением мирового соглашения, заключенного между обществом с ограниченной ответственностью и акционерным обществом. Из условий мирового соглашения следовало, что ответчик передает в собственность истцу в счет оплаты долга по предъявленному иску конкретные квартиры в определенном доме.
Между тем на момент обращения общества с настоящим иском в производстве районного суда находилось дело по иску граждан к жилищно-строительному кооперативу о понуждении его к исполнению обязательства по предоставлению квартир в упомянутом доме, и в целях обеспечения исковых требований районным судом был наложен арест на спорные квартиры, то есть объектом мирового соглашения выступило имущество, в отношении которого имелся спор. Арбитражный суд был не вправе утверждать такое мировое соглашение, тем более что впоследствии районный суд своим решением подтвердил права граждан на спорные квартиры.
В ином случае арбитражный суд утвердил мировое соглашение, по условиям которого ответчик признал право собственности истца на спорное имущество и обязался возвратить его последнему в срок, предусмотренный соглашением сторон <*>. При рассмотрении кассационной жалобы суд установил, что на момент утверждения мирового соглашения часть имущества, которое выступало объектом мирового соглашения, была конфискована за нарушение природоохранного законодательства для дальнейшей реализации и перечисления средств в экономический фонд. О данном факте участники мирового соглашения не сообщили суду, и он не был предметом оценки. При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции обоснованно признал мировое соглашение не соответствующим требованиям закона.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 21.08.2001 г. по делу N Ф03-А51/01-1/1605.

Наиболее "популярными" являются случаи утверждения мирового соглашения в период, когда на объект мирового соглашения наложен арест в целях обеспечения исковых требований иных лиц и действует запрет на отчуждение этого имущества. Сторона (зачастую обе стороны), зная о запрете на отчуждение имущества, не сообщает об этом арбитражному суду <*>. Такие действия сторон нельзя признать добросовестными, а мировое соглашение - заключенным в соответствии с требованиями закона.
--------------------------------
<*> См.: Постановления Президиума ВАС РФ от 10.08.1999 г. N 1867/99, от 15.12.1998 г. N 5574/98 // Вестник ВАС РФ. 1999. N 3; Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 13.04.2000 г. по делу N Ф09-333/2000-ГК, от 23.04.2003 г. по делу N Ф09-986/03-ГК.

Необходимо особо подчеркнуть, что стороны внесудебной мировой сделки вправе отступить от вышеназванного требования в том случае, если одна из сторон этой сделки согласна принять имущество, на которое наложен арест или в отношении которого возник спор, и они достигли договоренности об этом, что специально указано в договоре <*>. Например, кредитор может согласиться принять в погашение долга имущество, в отношении которого имеется спор.
--------------------------------
<*> При отсутствии такой договоренности заинтересованная сторона внесудебной мировой сделки вправе обжаловать совершенную мировую сделку.

§ 5.3. Форма договора, опосредующего мировую сделку

При том, что первым обязательным условием заключения договора, опосредующего мировую сделку, как и любого договора, признается достижение сторонами соглашения по всем существенным условиям договора, вторым обязательным условием выступает то, что достигнутое сторонами соглашение по своей форме должно соответствовать требованиям, предъявляемым к такого рода договорам (п. 1 ст. 432 ГК РФ).
Под формой сделки понимается способ фиксации волеизъявления участников данной сделки. Обратившись к статьям гл. 9 "Сделки" ГК РФ, можно установить, что там предусматривается возможность заключения сделок в устной или письменной форме (ст. 158).
В соответствии с п. 1 ст. 434 ГК РФ договор может быть заключен в любой форме, предусмотренной для совершения сделок, если законом для договоров данного вида не установлена определенная форма <*>. Если стороны договорились заключить договор в определенной форме, он считается заключенным после придания ему условленной формы, хотя бы законом для договоров данного вида такая форма не требовалась.
--------------------------------
<*> Нормы, регулирующие форму договора, находятся в ГК РФ в гл. 9 "Сделки", гл. 28 "Заключение договора", а также в различных главах, посвященных отдельным видам (типам) договоров.

Следовательно, требования к форме договора могут быть установлены, во-первых, законом, во-вторых, соглашением сторон. Требование к форме договора означает недопустимость выбора более простой формы по сравнению с предусмотренной законом, тогда как использование более сложной формы зависит от усмотрения сторон <*>.
--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2001 (издание 3-е, стереотипное).

<*> См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М.: Статут, 1998. С. 275.

Закрепляя возможность совершения сделок в устной форме, законодатель стремился к упрощению оформления сделок, в особенности мелких бытовых сделок, не связанных с коммерческой деятельностью <*>. В то же время сделки юридических лиц между собой и с гражданами должны совершаться в простой письменной форме, то есть для юридических лиц простая письменная форма сделки признается имеющей универсальное значение (п. 1 ст. 161 ГК РФ).
--------------------------------
<*> Так, Е. Русинова пишет о том, что для мировых соглашений в суде общей юрисдикции (в первой и апелляционной инстанции) не предусмотрена письменная форма, тогда как в суде кассационной инстанции закон прямо требует письменную форму мирового соглашения (ст. 346 ГПК РФ). По мнению названного автора, несоблюдение формы мирового соглашения в суде кассационной инстанции должно быть причиной, по которой суд должен отказать в его заключении (см.: Русинова Е. Контроль суда за мировым соглашением // Эж-Юрист. 2004. N 6).

Например, И. Матвеев называет письменную форму коммерческой сделки основной формой сделки, объясняя это, во-первых, малой степенью доверия между участниками такого рода сделок, во-вторых, возможностью более четкой формулировки основных условий юридических действий контрагентов. Упомянутый автор подчеркивает, что именно при заключении договора-сделки в письменной форме возможен отход контрагентов от диспозитивных норм гражданского законодательства, а кроме того, необходимость письменного оформления договорных отношений способствует правильной хозяйственной отчетности субъектов предпринимательской деятельности и одновременно - надлежащему осуществлению фискальной функции налоговых органов <*>.
--------------------------------
<*> См.: Матвеев И. Юридическое значение формы сделки и ответственность за ее нарушение // Хозяйство и право. 2001. N 12. С. 91.

Соблюдение требования к письменной форме сделки предполагает составление документа, который определяет содержание договора, и подписание его лицом, совершившим сделку, или тем, кто действует по уполномочию такого лица.
Разновидность письменной формы сделки - нотариальное удостоверение - требует совершения на документе удостоверительной надписи нотариуса (ст. 163 ГК РФ). В силу п. 2 ст. 163 ГК РФ нотариальное удостоверение сделок обязательно, во-первых, в случаях, указанных в законе; во-вторых, в случаях, предусмотренных соглашением сторон, хотя бы по закону для сделок данного вида эта форма не требовалась. Несоблюдение нотариальной формы сделки и/или требований о регистрации сделки влечет ее недействительность - такая сделка признается ничтожной (п. 1 ст. 165 ГК РФ).
В соответствии со ст. 164 ГК РФ сделки с землей и другим недвижимым имуществом подлежат государственной регистрации в случаях и в порядке, предусмотренных ст. 131 ГК РФ и Законом о государственной регистрации прав. Государственная регистрация сделок рассматривается обычно не как самостоятельная разновидность формы сделок, но как дополнительный, юридически значимый элемент, относящийся к надлежащему соблюдению письменной формы сделки <*>. Несоблюдение требования о государственной регистрации сделки, как и требования о ее нотариальном оформлении, влечет за собой недействительность сделки (ст. 165 ГК РФ).
--------------------------------
<*> Регистрация вещных прав на недвижимое имущество, их ограничений (обременений), сделок в отношении недвижимости удостоверяется штампом регистрационной надписи, который учиняется на оригинале правоустанавливающего документа; правообладателю выдается свидетельство, подтверждающее его право.

В соответствии с абз. 3 п. 1 ст. 160 ГК РФ законом, иными правовыми актами и соглашением сторон могут устанавливаться дополнительные требования, которым должна соответствовать форма сделки (совершение на бланке определенной формы, скрепление печатью и т.п.), и предусматриваться последствия несоблюдения этих требований. Если такие последствия не предусмотрены, применяются последствия несоблюдения простой письменной формы сделки, указанные в п. 1 ст. 162 ГК РФ.

<< Предыдущая

стр. 7
(из 21 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>