<< Предыдущая

стр. 9
(из 21 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Так, по одному из дел стороны в качестве условия мирового соглашения установили иной срок оплаты выполненных работ <*>, по другому - согласовали размер процентов за пользование кредитом и установили срок перечисления соответствующей суммы <**>, в третьем случае предусмотрели, что обязанность по выплате основного долга производится должником определенными частями ежемесячно в течение семи месяцев <***>.
--------------------------------
<*> См., например: Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 09.02.2001 г. по делу N Ф09-77/01-ГК.
<**> См., например: Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 30.11.1999 г. по делу N 4478/99-1.
<***> См., например: Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 30.11.1999 г. по делу N А19-1528/99-37-Ф02-2975/99-С2.

В результате прежнее обязательство прекращается в целом или в части (изменяется), а отношения сторон регламентируются новым договором - мировой сделкой <*>, то есть стороны, заключая мировую сделку, взамен прежних прав и обязанностей принимают на себя новые права и обязанности, в результате чего устраняется спорность в правоотношении либо иная правовая неопределенность. Возврат к исполнению прежних обязанностей допустим только в случае недействительности мировой сделки либо в случае отмены определения арбитражного суда, утверждающего мировое соглашение, по процессуальным основаниям (см. об этом подробнее гл. 7 настоящей работы).
--------------------------------
<*> О невозможности возвращения к прежнему - уничтоженному - договору говорил К.П. Победоносцев, ссылаясь на решение Кассационного департамента Правительствующего Сената 1875 г. N 894 (см.: Победоносцев К.П. Курс гражданского права: В трех томах. Том 3 / Под ред. В.А. Томсинова. М.: Зерцало (Русское юридическое наследие), 2003. С. 185).

Под подтверждающими условиями договора, опосредующего мировую сделку, следует понимать условия иного свойства - это те условия, которые, не воздействуя на связывающее стороны гражданское правоотношение, лишь подтверждают существующие права и обязанности, делая их бесспорными (подробнее об эквивалентности взаимных предоставлений, а также синаллагматической, условной и каузальной правовой зависимости действий сторон см. § 2.4 настоящей работы).
К подтверждающим условиям можно отнести:
- признание долга, иной обязанности;
- признание права и т.д.
Так, районное потребительское общество признало себя обязанным выплатить муниципальному предприятию сумму основного долга, а также проценты за пользование чужими денежными средствами с конкретной даты исходя из учетной ставки Банка России, действовавшей на момент предъявления иска <*>.
--------------------------------
<*> См., например: Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 11.03.1998 г. по делу N А19-6801/97-24-Ф02-164/98-С2-13/10.

В ином случае при рассмотрении иска о взыскании долга за выполненные работы и процентов годовых сторонами было заключено мировое соглашение, в силу которого ответчик принял на себя обязанность по уплате имеющейся задолженности и процентов годовых за конкретный период <*>. Таким образом, обязательство из прежнего договора в части уплаты суммы долга, установленной мировым соглашением, продолжало действовать, но утратило спорность.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 06.05.2002 г. по делу N Ф09-833/02-ГК.

Достижение определенности в отношениях сторон достигается путем признания, то есть стороны не привносят ничего нового в связывающее их отношение, но оно перестает быть спорным в подтвержденной части либо сомнения в осуществимости права устраняются. Впоследствии в своем поведении стороны руководствуются прежним договором, но те обязанности сторон, которые подтверждены договором, опосредующим мировую сделку, признаются бесспорными. В случае если это договор, опосредующий мировое соглашение, подтверждающие условия, которые составляют его содержание, могут быть принудительно исполнены.
Достаточно часто стороны в договоре, опосредующем мировую сделку, закрепляют, например, условие об отказе от предъявления в суд искового требования или требования о признании должника банкротом (внесудебная мировая сделка) либо об отзыве искового заявления из суда, отказе от обжалования состоявшегося судебного решения в вышестоящую судебную инстанцию (мировое соглашение). Возможность закрепления таких условий в договоре, опосредующем мировую сделку, вызывала и продолжает вызывать бурные дискуссии правоведов.
Дореволюционная литература содержит выводы о недопустимости распоряжения правом на обжалование судебных актов. Эти выводы обосновывались, во-первых, материально-правовой природой мировой сделки и недопустимостью определения в ней процессуальных прав сторон (К. Анненков) <*>, во-вторых, невозможностью распоряжения правоспособностью сторон и обязанностью суда возбуждать свою деятельность (Е.А. Нефедьев) <**>. Вместе с тем вразрез с доктринальными положениями Правительствующий Сенат признавал, что "тяжущиеся могут заключать мировую, по которой отказываются от права на обжалование в кассационном порядке имеющего состояться решения апелляционного суда" <***>.
--------------------------------
<*> См.: Анненков К. Опыт комментария к Уставу гражданского судопроизводства. Том VI. СПб., 1887. С. 226.
<**> См.: Нефедьев Е.А. Учебник русского гражданского судопроизводства (для студентов). М., 1909. С. 337. Позиции Е.А. Нефедьева можно противопоставить выводы Б.В. Попова: "Юстиция не нуждается в уполномочиях со стороны частных лиц: она получает свои полномочия от государства" (Попов Б.В. Право ответчика на судебное решение // Вестник права. 1916. N 47. С. 1130).
<***> Исаченко В.Л. Свод кассационных положений по вопросам русского гражданского процессуального права за 1866 - 1913 года. СПб., 1914. С. 440.

Современные исследователи придерживаются схожей с выводами дореволюционных ученых точки зрения: во многих работах по теории процессуального права говорится о невозможности распоряжения процессуальными правами - правом на подачу иска или правом обжалования вынесенного судебного акта.
Мыслится, что не имеется препятствий для закрепления в договоре, опосредующем мировую сделку, условия об отказе от предъявления иска по данному конкретному спору либо условия об отказе от обжалования конкретного судебного акта, равно как и условия об отказе либо о признании определенного иска (подробнее об отказе от иска и о признании иска см. § 10.3 настоящей работы).
Это обусловлено прежде всего тем, что и предъявление иска, и обжалование вынесенного судебного акта, и отказ от иска, и признание иска, по сути, есть действия подобные. Все они по своей юридической природе не являются "чистыми" процессуальными действиями, а имеют двойственную правовую природу. Закрепив в законе возможность совершения таких действий, как отказ от иска или признание иска (ч. ч. 2 и 3 ст. 49 АПК РФ), законодатель тем самым допустил для частных лиц возможность самостоятельно распоряжаться правом на защиту, что по аналогии может быть распространено и на отказ от подачи иска, отказ от обжалования судебного акта.
Вследствие сказанного отказ от совершения (или обязанность совершения) определенного действия по защите прав вполне допустимо рассматривать в качестве предмета договора, опосредующего мировую сделку, это не противоречит правовой природе последней.
Вместе с тем по условиям договора, опосредующего мировую сделку, недопустимо вовсе отказаться от права предъявлять в будущем друг к другу требования материального характера, либо отказаться от всех заявленных к данному лицу исков, либо, напротив, признать все заявленные исковые требования. Соглашение возможно лишь в отношении конкретного спора или конкретной правовой неопределенности. Будущие споры не могут быть предопределяемы мировой сделкой. Наличие такого рода условий будет рассматриваться как общий отказ от защиты субъективных прав, что недопустимо <*>.
--------------------------------
<*> На недопустимость заключения мировых сделок, содержащих в себе отказ от защиты прав, указывает В. Рясенцев (см.: Рясенцев В. Мировые сделки (соглашения) // Социалистическая законность. 1984. N 12. С. 27).

§ 6.3. Объем содержания договора, опосредующего
мировую сделку

Стороны свободны в определении условий связывающего их договора, опосредующего мировую сделку. Но нельзя оставить без внимания такой важный вопрос, как допустимое ограничение объема содержания договора, который опосредует мировую сделку.
В объяснениях к проекту Гражданского уложения указывалось, что "пространство действия мировой сделки" ограничено теми спорами, о которых в ней прямо сказано, а в случае сомнения относительно предмета мировой сделки надлежит ее толковать в строго ограничительном смысле, "что соответствует цели и существу рассматриваемого института" <*>. Такого рода ограничение содержится, в частности, в ст. 2048 Французского Гражданского кодекса, которая предусматривает, что мировые сделки ограничивают свое действие указанным в них предметом; выраженный в мировой сделке отказ от всех прав, исков и претензий понимается лишь в смысле того, что относится к спору, вызвавшему мировую сделку <**>.
--------------------------------
<*> Гражданское Уложение. Книга V. Обязательства. Проект Высочайше учрежденной редакционной комиссии по составлению Гражданского Уложения. Том пятый. С объяснениями. СПб.: Государственная типография, 1899. С. 309.
<**> Статья 2049 ФГК говорит о том, что мировые сделки регулируют лишь спорные вопросы, включенные в эти сделки, вне зависимости от того, выразили ли стороны свое намерение в специальных или в общих выражениях или же это намерение может быть с необходимостью выведено из того, что выражено.

Отсутствие аналогичных правил в действующем российском гражданском праве не лишает их актуальности. Думается, что при толковании условий договора, опосредующего мировую сделку (как внесудебную, так и судебную), необходимо исходить из того, что при ее заключении стороны определяли права и обязанности, связанные только с конкретным спором (иной правовой неопределенностью), не выходя за его рамки, то есть при отсутствии прямого указания в договоре на иное отказ от прав (или признание прав) следует понимать в узком смысле - как относящийся к тем правам, в отношении которых имелся спор (иная правовая неопределенность).
Как уже говорилось ранее (см. § 2.3 настоящей работы), любой гражданско-правовой договор, опосредующий мировую сделку, может содержать не только условия, определяющие защиту прав, но и иные условия, которые регулируют дальнейшее поведение сторон обязательства после достижения цели защиты прав. Следовательно, ничто не мешает сторонам внесудебной мировой сделки закрепить в договоре-документе, ее оформляющем, также и условия их дальнейшего сотрудничества, условия, определяющие модель защиты прав на случай неисполнения обязанностей из мировой сделки, обеспечить исполнение мировой сделки залогом и т.д. Таким образом, объем содержания договора, опосредующего внесудебную мировую сделку, целиком зависит от усмотрения сторон.
Объем содержания договора, опосредующего внесудебную мировую сделку, существенно отличается от объема содержания договора, опосредующего мировое соглашение.
В частности, А.Г. Гойхбарг пишет о том, что суд должен следить, чтобы в форму мирового соглашения не облекался договор, не связанный с предметом иска <*>. П. Елисейкин отмечает, что мировое соглашение должно "ликвидировать спорное отношение и находиться с ним в определенной связи - иначе соглашение нельзя расценивать в качестве мирового... Мировые соглашения в суде могут быть заключены лишь по поводу тех отношений, в связи с которыми был заявлен иск. В противном случае суд займется рассмотрением и утверждением обычной сделки (что не относится к компетенции судебных органов)" <**>.
--------------------------------
<*> См.: Гойхбарг А.Г. Курс гражданского процесса. М.-Л., Госиздат, 1928. С. 206.
<**> Елисейкин П. Судебные мировые соглашения // Советская юстиция. 1968. N 7. С. 17.

С учетом сказанного можно утверждать: объем содержания мирового соглашения является довольно узким, что определяется, во-первых, назначением мирового соглашения, которое состоит в ликвидации между сторонами конкретного спора, переданного на разрешение суда, а во-вторых, судебной формой мирового соглашения. Иными словами, мировое соглашение как договор должно содержать в себе только условия, которые непосредственно определяют порядок урегулирования судебного спора между сторонами и порядок добровольного исполнения условий такого урегулирования; мировое соглашение не может включать в себя иные условия.
Так, муниципальное производственное предприятие обратилось в арбитражный суд с иском к индивидуальному предпринимателю о расторжении договора на оказание юридических и иных услуг <*>. Решением суда иск был удовлетворен: договор расторгнут. Постановлением апелляционной инстанции решение было отменено, в иске отказано.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 01.04.1998 г. по делу N Ф03-А51/98-1/187.

В суд кассационной инстанции сторонами было представлено мировое соглашение, по условиям которого истец принял на себя обязанность выплатить ответчику определенную денежную сумму.
Отказывая в утверждении данного мирового соглашения, суд кассационной инстанции указал, что предметом иска, заявленного истцом, являлось требование о расторжении конкретного договора. Однако из представленного сторонами мирового соглашения не усматривалось, что сторонами урегулирован спор по предмету иска. При таких обстоятельствах, а также с учетом того, что истец не отказался от кассационной жалобы, последняя была обоснованно рассмотрена судом по существу.
В другом случае по иску о расторжении договора купли-продажи сторонами было заключено мировое соглашение, по которому стороны договорились расторгнуть договор, а ответчик обязался передать истцу недвижимое имущество <*>. Признавая неправомерным утверждение такого мирового соглашения, суд кассационной инстанции основывался на том, что оно включало в себя условия, требования по которым истцом не заявлялись.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 13.04.2004 г. по делу N Ф09-979/04-ГК.

Судебно-арбитражная практика в большинстве своем исходит из того, что стороны не вправе включать в мировое соглашение условия, которыми решаются иные вопросы, не входившие в предмет иска.
Так, суд признал не соответствующим требованиям закона мировое соглашение, по условиям которого ответчик принял на себя обязанности по погашению задолженности не только по спорному договору, но и по иному договору, о взыскании долга по которому истец исковых требований не заявлял <*>. В другом случае суд также признал незаконным мировое соглашение, указав, что в нем имеются ссылки на погашение задолженности по нескольким кредитным договорам, тогда как иск был заявлен о взыскании задолженности только по одному из них <**>.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 28.09.1999 г. по делу N А56-17882/98.
<**> Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 29.05.1998 г. по делу N Ф09-393/98-ГК.

Вообще, условия, содержащиеся в тексте судебных мировых сделок (мировых соглашений), требуют особого внимания.
Как уже отмечалось ранее, достаточно часто понятие "мировое соглашение" подменяется понятием "определение об утверждении мирового соглашения" (см. об этом § 3.4 настоящей работы). Отдельные авторы прямо называют определение об утверждении мирового соглашения процессуальной формой мирового соглашения <*>. Такое отождествление во многом связано с тем, что условия мирового соглашения надлежит излагать в резолютивной части судебного акта.
--------------------------------
<*> См., например: Серегина Н.М. Исправление недостатков в определении об утверждении мирового соглашения и прекращении производства по делу // Юрист. 2000. N 9. С. 8.

В частности, указание на необходимость изложения условий мирового соглашения в резолютивной части определения арбитражного суда содержалось в п. 12 Постановления Пленума ВАС РФ от 31 октября 1996 г. N 13 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в суде первой инстанции" <*>. Результатом такого требования явилось смешение понятий собственно мирового соглашения и определения суда - судебного акта, которым утверждается мировое соглашение.
--------------------------------
<*> Вестник ВАС РФ. 1997. N 1.

Так, в Постановлении суда кассационной инстанции указывается, что суд, утверждая мировое соглашение, выносит определение, которое является судебным актом о взыскании денежных средств <*>. В другом случае в Постановлении содержатся выводы о том, что "в резолютивной части определения об утверждении мирового соглашения должны быть подробно и четко изложены все его условия и указано, какая сумма (с раздельным определением оснований задолженности, убытков, неустойки), с какого лица и в чью пользу подлежит взысканию" <**>. Анализ судебной практики показал, что в отдельных случаях судами делается вывод о том, что отсутствие условий мирового соглашения в резолютивной части определения "делает невозможным оформление и выдачу исполнительного листа" <***>.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 10.10.2002 г. по делу N А33-6772/02-С2-Ф02-3002/02-С2.
<**> Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 01.12.1998 г. по делу N А78-1/164-Ф02-1455/98-С2.
<***> Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 04.06.2002 г. по делу N Ф08-1890/2002.

Более того, в п. 19 Обзора практики разрешения споров, связанных с применением ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", содержится указание на то, что "определение арбитражного суда об утверждении мирового соглашения о передаче в собственность недвижимого имущества представляет собой судебный акт, определяющий условия и содержание гражданско-правовой сделки с этим имуществом" <*>.
--------------------------------
<*> Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 16.02.2001 г. N 59 // Вестник ВАС РФ. 2001. N 4.

Такой подход следует признать ошибочным.
Часть 7 ст. 141 АПК РФ устанавливает, что условия мирового соглашения указываются в определении об утверждении мирового соглашения, но без конкретизации, в какой именно из частей названного судебного акта должны излагаться эти условия. При этом, в частности, ст. 142 АПК РФ достаточно четко определяет, что исполнению подлежит именно мировое соглашение, утвержденное определением арбитражного суда <*>.
--------------------------------
<*> Как уже отмечалось, изменения, внесенные в Устав гражданского судопроизводства, позволили исполнять посредством возбуждения исполнительного производства наиболее простые мировые сделки, совершаемые у мирового судьи. При этом основанием для возбуждения исполнительного производства являлся не судебный акт, в котором отражалось принятие судом мировой сделки, а само мировое соглашение с особой исполнительной надписью (см. об этом: Ясеновец И.А. Законодательство и процессуальная литература об институте мировых соглашений по Уставу гражданского судопроизводства 1864 года // Право: теория и практика. 2002. N 1. С. 15).

В § 3.4 настоящей работы обосновывается вывод о необходимости изложения условий договора, опосредующего судебную мировую сделку, в мотивировочной части утверждающего эту сделку определения. Данная точка зрения основана в том числе и на том, что определение об утверждении мирового соглашения и прекращении производства по делу не может влечь для сторон материально-правовых последствий - материально-правовые последствия возникают из самого мирового соглашения.
Материально-правовое значение определения об утверждении мирового соглашения состоит в том, что оно выступает необходимым замыкающим юридическим фактом, в силу которого мировое соглашение считается заключенным и, следовательно, вступает в действие.
Частью 8 ст. 141 АПК РФ предусмотрено, что определение об утверждении мирового соглашения подлежит немедленному исполнению.
Отождествление собственно мирового соглашения и определения о его утверждении привело некоторых авторов к выводу о том, что указанное законоположение предусматривает немедленное исполнение обязанностей, вытекающих из мирового соглашения, в силу чего это правило "неудачно и не способствует укреплению диспозитивных начал в арбитражном судопроизводстве" <*>. Более того, иные авторы делают вывод о том, что в случае, если взыскатель по мировому соглашению сразу же после вынесения определения о его утверждении не подал ходатайства о выдаче исполнительного листа ("для того, чтобы продемонстрировать другой стороне свое доверие и достигнутую дружественность отношений"), то впоследствии он уже не сможет добиться принудительного исполнения мирового соглашения <**>.
--------------------------------
<*> Арбитражный процесс. Учебник / Под ред. М.К. Треушникова. М.: Городец-издат, 2003. С. 345.
<**> См.: Давыденко Д.Л. Мировое соглашение и примирительные процедуры в арбитражном, гражданском и третейском процессе // Арбитражный и гражданский процесс. 2003. N 10 С. 31.

Между тем положения ч. 8 ст. 141 АПК РФ, предусматривающие немедленное исполнение определения об утверждении мирового соглашения, не распространяются на собственно мировое соглашение: в мировом соглашении устанавливается тот срок исполнения обязанностей, который согласован сторонами мирового соглашения. Таким образом, названная норма АПК РФ не ограничивает свободу договора - стороны по своему усмотрению определяют условия связывающего их договора, в том числе и в отношении сроков исполнения обязанностей из мирового соглашения.
Немедленное исполнение определения об утверждении мирового соглашения нацелено на создание процессуальных последствий.
1. Оно формально оканчивает процедуру: производство по делу прекращается без вынесения решения по существу дела, исполнительное производство также прекращается.
2. Арбитражный суд вправе выдать исполнительный лист на взыскание государственной пошлины и иных судебных расходов вне зависимости от того, решен ли этот вопрос соглашением сторон (относительно соглашения о судебных расходах см. § 4.4 настоящей работы) или в общем порядке арбитражным судом. Данное положение основано на том, что уплата судебных расходов является публичной обязанностью сторон судебного процесса в государственном суде.
Ранее исполнительный лист на принудительное исполнение мирового соглашения выдавался сразу после вынесения определения об утверждении мирового соглашения. Действующее законодательство отказалось от этого правила: ст. 142 АПК РФ исключает необходимость выдачи исполнительного листа одновременно с определением, утверждающим мировое соглашение.
Сегодня, напротив, законодательство предусматривает в качестве общего правила добровольное исполнение мирового соглашения лицами, его заключившими (ч. 1 ст. 142 АПК РФ) <*>. Часть 2 ст. 142 АПК РФ прямо предусматривает, что только при отсутствии добровольного исполнения мировое соглашение подлежит принудительному исполнению с соблюдением общих правил, регулирующих исполнение актов арбитражного суда, на основании исполнительного листа, выдаваемого арбитражным судом по ходатайству лица, заключившего мировое соглашение. Это подтверждает тезис о том, что принудительному исполнению подлежит непосредственно само мировое соглашение при отсутствии его добровольного исполнения на основании исполнительного документа.
--------------------------------
<*> По мнению многих авторов, суть мирового соглашения состоит в том, что стороны урегулировали спор, добровольно пришли к компромиссу, который их устраивает. С учетом этого мировое соглашение должно быть обязательным для сторон "не столько в силу его утверждения судом, сколько в силу доброй воли и желания лиц, его заключивших, в силу полюбовного урегулирования ими спора на взаимоприемлемых условиях" (Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / Под редакцией В.Ф. Яковлева, М.К. Юкова. М.: Городец-издат, 2003. С. 416 - 417).

§ 6.4. Принятие судом мер в целях содействия
примирению сторон

Прежнее арбитражное процессуальное законодательство допускало возможность примирения сторон, однако идее окончания дела миром не придавалось значение положения концептуального характера.
В п. 12 Постановления от 31 октября 1996 г. N 13 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в суде первой инстанции" <*> Пленум ВАС РФ подчеркивал необходимость принятия арбитражным судом мер, направленных на примирение сторон, возлагая на суд обязанность содействия окончанию дела путем заключения сторонами мирового соглашения. Рекомендации об оказании сторонам содействия в достижении ими мирового соглашения содержатся и в некоторых постановлениях Президиума ВАС РФ по конкретным делам <**>.
--------------------------------
<*> Вестник ВАС РФ. 1997. N 1. С. 27.
<**> См., например: Постановление Президиума ВАС РФ от 26.05.1998 г. N 465/98, от 26.05.1998 г. N 466/98.

Сегодня АПК РФ прямо закрепляет обязанность арбитражного суда по принятию мер для примирения сторон, содействию им в урегулировании спора (ч. 1 ст. 138 АПК РФ). Вместе с тем ст. 138 АПК РФ не определяет, каким конкретно образом суд должен способствовать примирению сторон.
Дореволюционный Устав гражданского судопроизводства предусматривал обязанность склонения сторон к миру судьей (при единоличном рассмотрении дела) или председателем суда (при коллегиальном рассмотрении дела). Однако дореволюционные правоведы не соглашались с предоставлением сторонам возможности обжаловать отсутствие со стороны судьи предложения о примирении и требовать на этом основании отмены вынесенного решения <*>, а допустимость "соединения в одном лице обязанностей судьи и примирителя" вызывала серьезные возражения таких ученых, как Е.А. Нефедьев <**> и Д. Азаревич <***>.
--------------------------------
<*> См. об этом: Малышев К.И. Курс гражданского судопроизводства. Санкт-Петербург, 1876. С. 403. К.И. Малышев в указанной работе писал, что каноническое право по своим религиозным понятиям должно относиться с особенным сочувствием к примирению сторон. Действительно, в средние века во Франции склонение сторон спора к примирению считалось главной обязанностью церковных судов. И сегодня в Книге VII "О процессах" Кодекса канонического права, который был обнародован властью папы Иоанна Павла II 25 января 1983 г., закреплено положение о том, что всякий раз, когда в начале тяжбы, а также в любое другое время судья усмотрит хоть какую-то надежду на благополучный исход, пусть он не упускает возможность склонить стороны к поиску справедливого решения спора по обоюдному согласию и помочь им в этом, указав подходящие пути к этому и прибегнув к посредничеству уважаемых лиц (канон 1446 § 2). В случае если тяжба касается частного блага сторон, то судье следует подумать о том, можно ли с пользой для дела завершить спор мировой сделкой или посредничеством третейских судей по нормам канонов 1713 - 1716 (канон 1446 § 3). Канон 1713 предусматривает, что с целью избежать судебных конфликтов применяется, в частности, мировая сделка, а решение спора допустимо поручить одному или нескольким третейским судьям.
<**> См.: Нефедьев Е.А. Учебник русского гражданского судопроизводства (для студентов). М., 1909. С. 341.
<***> См.: Азаревич Д. Судоустройство и судопроизводство по гражданским делам. Университетский курс. Том 3. Судопроизводство. Варшава: Типография Варшавского учебного округа, 1900. С. 95.

Е.А. Нефедьев в работе "Склонение сторон к миру в гражданском процессе" писал, что судья может лишь предложить окончить дело миром, не делая никакой попытки содействовать их примирению. Аналогичное положение существует, в частности, в немецком процессе: миссия судьи состоит лишь в предложении, а не в принуждении сторон к заключению мирового соглашения <*>. По мнению Е.А. Нефедьева, судья вправе сказать примерно следующее: "Уговаривая вас окончить дело миром, я все могу (опечатка, следует читать: "я не могу". - М.Р.) объяснить вам, насколько каждый из вас, по моему мнению, рискует, ведя процесс; я не могу рассчитывать на то, чтобы вы откровенно объяснили мне истинные обстоятельства дела, а потому я знаком с ним только по тем доказательствам, которые вами представлены; я не могу поэтому указать вам условий примирения, которые соответствовали бы истинным обстоятельствам вашего дела и на которых могло бы действительно произойти соглашение между вами, тем не менее я советую вам окончить дело миром" <**>.
--------------------------------
<*> См.: Давтян А.Г. Гражданское процессуальное право Германии. М.: Городец-издат, 2000. С. 160.
<**> Нефедьев Е.А. Склонение сторон к миру в гражданском процессе. Казань: Тип. Губернского Правления, 1890. С. 81.

Вывод о том, что судья не должен выступать посредником между сторонами с целью содействия их примирению, и теперь поддерживается далеко не всеми <1>. Например, П. Елисейкин считает целесообразным рекомендовать судьям еще до начала судебного разбирательства "продумать возможность окончания дела мировым соглашением и его приемлемые варианты" <2>. Э. Мурадьян, обосновывая введение согласительных процедур, пишет, что процедура мирного урегулирования спора требует от судьи наладить контакт между участниками спора, показать им преимущества мирного урегулирования, проработать возможные варианты, выяснить условия, предпочитаемые каждой стороной, и, исходя из сути дела, найти взаимоприемлемый для сторон вариант <3>. По мнению Ф.А. Демьяненко, суд при утверждении мирового соглашения выступает в роли арбитра, посредника или даже нотариуса <4>. Е.И. Носырева считает необходимым установление специального примирительного производства в государственных судах, которое должно предшествовать стадии судебного разбирательства <5>. Высказанные мнения представляются весьма спорными.
--------------------------------
<1> В зарубежной литературе указывается на расширение практики примирения сторон, что активно поддерживается судьями из-за стремления путем упрощенного завершения процесса разгрузить судебные органы от чрезмерного количества дел, уменьшить волокиту. Сами судьи нередко делают попытки примирить стороны, давая понять, что возможны неблагоприятные последствия для того, кто уклоняется от заключения соглашения. Таким образом, растет угроза появления соглашений, когда одна из сторон идет на сделку только в силу боязни "возмездия за несговорчивость" со стороны судьи. В силу этого, как отмечают некоторые авторы, небесспорна способность судей эффективно добиваться примирения сторон (подробнее см. об этом: Кудрявцева Е.В. Судебное решение в английском гражданском процессе. М.: Городец, 1998. С. 41).
<2> Елисейкин П. Судебные мировые соглашения // Советская юстиция. 1968. N 7. С. 18.
<3> См.: Мурадьян Э. О судебных процедурах // Советская юстиция. 1988. N 9. С. 11.
<4> См.: Демьяненко Ф.А. Мировое соглашение как способ прекращения спора в римском праве и современные проблемы арбитражного процесса // Адвокат. 2001. N 3. С. 82.
<5> См.: Носырева Е.И. Альтернативное разрешение гражданско-правовых споров в США: Автореф. дисс. ... докт. юрид. наук. Воронеж, 2001. С. 63.

Думается, суждения Е.А. Нефедьева о том, что суд не должен выступать посредником между сторонами, но обязан предпринять допускаемые процессуальным законодательством действия с целью содействия урегулированию дела путем мирового соглашения, являются верными и сегодня, они не утратили своей значимости.
В силу этого следует согласиться с мнением тех авторов, которые утверждают, что проявление судом инициативы в обсуждении условий будущего мирового соглашения, высказывание судом точки зрения относительно сильных и слабых сторон позиций спорящих, пояснения суда относительно обоснованности либо необоснованности исковых требований и т.д. могут повлечь за собой крайне неблагоприятные последствия <*>. Такие действия суда могут, в частности, вызвать сомнения в его беспристрастности или помешать свободному волеизъявлению сторон, что повлечет за собой заключение мирового соглашения под давлением суда <**>.
--------------------------------
<*> См., например: Глазырин В.Ф. Из практики применения мировых соглашений в арбитражном процессе // Арбитражный и гражданский процесс. 2000. N 3. С. 44.
<**> Жалобы стороны на заключение мирового соглашения под давлением суда имели место по конкретному делу (см.: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 13.02.2001 г. по делу N Ф08-205/2001).

Представляется, что содействие суда прекращению спора путем заключения сторонами мирового соглашения должно проявляться прежде всего в разъяснении сторонам их права заключить мировое соглашение, смысла заключения мирового соглашения и правовых последствий его заключения. Кроме того, суд должен разъяснить требования, предъявляемые законом к мировому соглашению, порядок его заключения и утверждения судом, возможности принудительного исполнения.
В качестве содействия в урегулировании спора можно рассматривать, вероятно, отложение судом судебного разбирательства с целью предоставления сторонам времени для заключения мирового соглашения на основании ходатайства обеих сторон, что допускается ч. 2 ст. 158 АПК РФ. В литературе высказывается мнение, что в тех случаях, когда сторонам требуется время для обсуждения условий мирового соглашения, допустимо объявить как перерыв по делу, так и отложение судебного разбирательства <*>.
--------------------------------
<*> См.: Степанова О. Мировая сделка в суде второй инстанции // Социалистическая законность. 1961. N 9. С. 50.

Учитывая, что мировое соглашение, заключенное в третейском суде, не подлежит принудительному исполнению (подробнее об этом см. § 5.4 настоящей работы), думается, третейский суд, прежде чем утвердить заключенное мировое соглашение, должен обязательно указать сторонам на невозможность его принудительного исполнения и необходимость последующего обращения с новым иском в случае неисполнения его условий стороной (сторонами).

§ 6.5. Критерий исполнимости судебной мировой сделки

Частью 3 ст. 139 АПК РФ установлено положение о том, что мировое соглашение подлежит утверждению арбитражным судом в том случае, если оно не нарушает права и законные интересы других лиц и не противоречит закону <*>, то есть обязанностью суда является проверка заключенного мирового соглашения на предмет соответствия требованию законности.
--------------------------------
<*> Требования, предъявляемые к мировому соглашению, заключаемому в процессе третейского разбирательства, законодатель сформулировал несколько шире: в силу п. 3 ст. 32 ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации" мировое соглашение не должно нарушать права и законные интересы других лиц и не может противоречить законам и иным нормативным правовым актам.

Закрепленная законом обязанность суда проверять мировое соглашение на предмет его соответствия требованиям закона и отсутствия нарушения прав и законных интересов иных лиц и возможность отказать в утверждении мирового соглашения в случае его несоответствия предъявляемым требованиям вызывают возражения отдельных авторов; выводы о необходимости отказа от проверки законности мирового соглашения подкрепляются ссылкой на принципиально иной подход к урегулированию судебных споров, сформировавшийся, в частности, в английском праве.
Одну из форм урегулирования судебного спора в Англии называют "Tomlin Order" (по фамилии судьи, изложившего ее содержание). Разработанные сторонами условия урегулирования спора оформляются как приложение к судебному акту, которым прекращается производство. Такие приложения по общему правилу не требуют какой-либо официальной проверки судей. Последние их не читают, но должны убедиться в том, что документ подписан действительно сторонами и согласие на урегулирование дано добровольно. Такие приложения не подлежат огласке, что, бесспорно, очень привлекательно с точки зрения сохранения коммерческой тайны предпринимателей, а кроме того, могут возлагать на участников обязанности, выходящие за рамки иска. В случае если одна из сторон не выполняет принятых обязанностей, то другая сторона вправе ходатайствовать о вынесении судом определения, которым стороне-нарушителю предлагается выполнить обязанности из этого соглашения. В случае неисполнения этого определения пострадавшая сторона может просить об обращении взыскания на имущество должника <*>.
--------------------------------
<*> См. об этом: Кудрявцева Е.В. Судебное решение в английском гражданском процессе. М.: Городец, 1998. С. 39 - 41.

Кроме того, по английскому праву дела допустимо закончить перемирием и без какого-либо уведомления судей - в этом случае бумаги с выработанными условиями сохраняются у сторон (их адвокатов) и в суд вовсе не попадают. В случае неисполнения таких соглашений заинтересованной стороне надлежит предъявить новый иск, в обоснование которого будет положено это соглашение <*>.
--------------------------------
<*> См.: Авдюков М.Г., Клейнман А.Ф., Треушников М.К. Основные черты буржуазного гражданского процессуального права. М.: Издательство Московского университета, 1978. С. 25; Кудрявцева Е.В. Судебное решение в английском гражданском процессе. М.: Городец, 1998. С. 41.

Основание такого подхода лежит в правовых традициях и особенностях юридического мышления Англии как страны общего права.
В отличие от немецкого, французского, российского права, которое наделяет участников договора правом на предъявление иска об исполнении договора в натуре, английское право при невыполнении договорных обязательств ограничивает право пострадавшей стороны иском из нарушения договора, который, как отмечается правоведами, исторически восходит к средствам защиты от правонарушений, в первую очередь, в связи с возмещением ущерба исключительно деньгами <*>. Представление о том, что заключение договора служит основанием для наделения его участников правом требования принудительного исполнения взятых ими на себя обязательств, чуждо общему праву, в силу чего требования об исполнении договоров в натуре являются исключением. Иск об исполнении договора в натуре может быть удовлетворен в том случае, когда выразить в деньгах заинтересованность истца невозможно или сопряжено с непреодолимыми трудностями <**>.
--------------------------------
<*> Английское право исходит из принципа, согласно которому основное, на что может претендовать кредитор в случае нарушения договорного обязательства, - возмещение причиненного ему ущерба путем выплаты денежной компенсации (см.: Гражданское и торговое право капиталистических государств / Под редакцией Васильева Е.А. М.: Международные отношения, 1993. С. 280).
<**> См.: Цвайгерт К., Кетц Х. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права: в 2-х т. Том 2. Договор. Неосновательное обогащение. Деликт. Перевод с немецкого. М.: Международные отношения, 1998. С. 210 - 211. В указанной работе приводится высказывание O.W. Holms о том, что "единственным универсальным правовым последствием обязательства, связывающего стороны, является то, что закон предписывает должнику заплатить за убытки, если действие, связанное с выполнением этого обязательства, не совершено".

Вообще английское право характеризуется сохранением приверженности различным группам и отдельным типам деликтов, каждый из которых рассматривается в качестве самостоятельного и требует собственного искового обоснования; общим принципом деликтного права является обязанность лица, виновного в причинении вреда, возместить его. Многие договорные по природе явления включены в область защиты деликтного права <*>.
--------------------------------
<*> См.: Бекленищева И.В. Понятие договора: основные подходы в современном правоведении // Цивилистические записки: Межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 2. М.: Статут Екатеринбург: Институт частного права, 2002. С. 309. Интересно замечание И.В. Бекленищевой, отметившей, что английское право поражает именно деликтами, на долю которых приходится большая часть всей системы того, что в Европе принято называть частным правом. В частности, она пишет, что "в континентальном праве мы мыслим в терминах прав требования (имею ли я право), а в английском мыслят в терминах исков (могу ли я предъявить иск в суд), в континентальном праве мы имеем дело с должником и кредитором (creditor/debtor), а в английском - с истцом и ответчиком (plaintiff/defendant)".

В силу сказанного добровольное урегулирование спора в английском суде зачастую оформляется документом, где сторонами оговаривается размер суммы убытков, подлежащих возмещению пострадавшей стороне, взамен чего последняя отказывается от продолжения судебного процесса. Такого рода документы являются безусловными, конкретно-определенными, исполнимыми и не нуждаются в проверке судом.
Закрепленной в действующем российском законодательстве обязанности суда проверять представленное мировое соглашение соответствует право суда отказать в его утверждении в случае несоответствия указанного соглашения установленным в законе требованиям. Надо отметить, что в дореволюционном законодательстве отсутствовала норма, прямо закрепляющая возможность суда отказать в утверждении мирового соглашения, что рассматривалось дореволюционными российскими правоведами как недостаток закона <*>. И, напротив, для современной отечественной литературы не редкостью является негативная характеристика решения законодателя о предоставлении суду возможности отказать в утверждении мирового соглашения.
--------------------------------
<*> В частности, К. Анненков, критикуя норму, содержащуюся в ст. 1366 Устава гражданского судопроизводства, говорил о том, что она сформулирована таким образом, что позволяет сделать вывод о том, что все без исключения мировые сделки "безусловно и во всех случаях" должны подлежать принятию со стороны суда. Далее он писал о том, что на суде должна лежать обязанность проверять условия допустимости мировой сделки, в силу чего суду должна принадлежать также и обязанность отвергать мировые сделки, совершенные с нарушением этих условий (см.: Анненков К. Опыт комментария к Уставу гражданского судопроизводства. Том VI. СПб., 1887. С. 243).

Так, можно встретить утверждения о том, что проверка мирового соглашения судом и возможность отказа в его судебном утверждении в определенной мере ограничивают свободу договора. Последствием такого вывода являются возражения относительно допустимости и необходимости судебной проверки со ссылкой на отказ сторон от государственной процедуры принуждения и ликвидацию спора собственными силами.
Опровергая утверждение об ограничении свободы договора проверкой суда мирового соглашения, нужно подчеркнуть, что свобода договора не может быть ограничена требованиями о соответствии его закону и об отсутствии нарушений прав и законных интересов других лиц (требование законности), равно как не ограничивается свобода договора требованиями о соответствии его иным условиям действительности сделки.
Итак, обязательным условием мирового соглашения признается соответствие его требованиям закона и отсутствие нарушений прав и законных интересов других лиц, а также соответствие его иным условиям действительности гражданско-правовых сделок, что в целом составляет критерий действительности мировой сделки.
Вопросам действительности и недействительности мировой сделки посвящена гл. 7 настоящей работы. Здесь подчеркивается лишь то, что условия действительности гражданско-правовой сделки не излагаются и не должны излагаться в процессуальном законодательстве, поскольку они содержатся в гражданском законодательстве. Решая вопрос об утверждении мирового соглашения, суд прежде всего анализирует мировое соглашение на предмет действительности сделки.
Сегодня некоторые авторы утверждают, что отказ суда в утверждении мирового соглашения на том основании, что оно содержит условия, не исполнимые в порядке исполнительного производства, является неоправданным ограничением свободы сторон выбирать условия урегулирования спора. Вследствие этого отказ суда в утверждении такого мирового соглашения рассматривается как формальное препятствие и предлагается предусмотреть право сторон обеспечивать принудительное исполнение мирового соглашения путем подачи нового иска из него в случае, если мировое соглашение содержит условия, не исполнимые в порядке исполнительного производства <*>.
--------------------------------
<*> См.: Давыденко Д.Л. Мировое соглашение как средство внесудебного урегулирования частноправовых вопросов (по праву России и некоторых зарубежных стран): Диссер. ... канд. юрид. наук. М., 2004. С. 17, 180; Он же. Мировое соглашение и примирительные процедуры в арбитражном, гражданском и третейском процессе // Арбитражный и гражданский процесс. 2003. N 10. С. 31.

Данное суждение представляется необоснованным в силу следующего.
Прежде всего нельзя не отметить, что предусмотренная законом возможность принудительного исполнения мирового соглашения признается очень привлекательной для сторон. В цивилистической литературе неоднократно отмечалось "неудобство" исполнения мирового соглашения посредством возбуждения нового дела в таком же порядке, как и по неисполненному договору, - такой порядок фактически лишает значения мировое соглашение, осложняет положение пострадавшей стороны, увеличивая количество судебных процедур для получения искомого <*>.
--------------------------------
<*> В.Л. Исаченко говорил о том, что новый иск о понуждении к исполнению договора "служит большим тормозом в деле прекращения споров посредством мирового соглашения, так как никому нежелательно вести одно и то же дело два раза и отдалять исполнение на неопределенное время" (Исаченко В.Л. Русское гражданское судопроизводство. Практическое руководство для студентов и начинающих юристов. Том 1. Петроград, 1915. С. 281). См. об этом также: Парамонов А.С. Мировая сделка // Вестник права. 1900. N 3. С. 132.

Оставлено без внимания и то обстоятельство, что договорное условие, которое невозможно исполнить в порядке исполнительного производства, не приобретет свойства исполнимости даже в том случае, если о его принудительном исполнении суд вынесет решение. Так, если стороны предусмотрят в договоре, опосредующем мировую сделку, что все последующие договоры на сбыт продукции они будут заключать только между собой, не обращаясь к иным лицам, то принудить к исполнению такого условия было бы невозможно ни в порядке исполнительного производства, ни путем вынесения решения по соответствующему иску из мирового соглашения. Такого рода решение было бы неисполнимым, а потому не соответствующим требованиям закона.
Общим требованием к договору, опосредующему мировую сделку (внесудебную и судебную), является недопустимость включения в его содержание невыполнимых условий, поскольку, как подчеркивает В. Рясенцев, спор в таком случае не будет ликвидирован <*>. Наличие в таком договоре неисполнимых условий не ликвидирует спор, но только видоизменяет его, спор получает временную "отсрочку".
--------------------------------
<*> См.: Рясенцев В. Мировые сделки (соглашения) // Социалистическая законность. 1984. N 12. С. 27.

Вследствие этого, помимо требования законности, условия мирового соглашения должны отвечать и некоторым иным требованиям. Например, мировое соглашение должно быть проверено судом на предмет понимания сторонами условий опосредующего его договора и последствий его заключения (требование ясности), в противном случае добровольное исполнение мирового соглашения будет вовсе исключено.
Процессуальное законодательство прямо не закрепляет подобных требований, но специалистами в области процессуального права подчеркивается необходимость установления судом соответствия мирового соглашения этим требованиям. В частности, Р.Е. Гукасян отмечает, что утверждение судом мирового соглашения делает его годным к принудительному осуществлению, в силу чего мировое соглашение должно удовлетворять многим требованиям, предъявляемым к судебному решению <*>.
--------------------------------
<*> См.: Гукасян Р.Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве. Саратов: Приволжское книжное издательство, 1970. С. 165.

К требованиям, предъявляемым к судебным актам, помимо требования законности сегодня отнесены обоснованность, мотивированность, полнота, безусловность, определенность (категоричность). Рассмотрим эти требования применительно к мировому соглашению.
Требования обоснованности и мотивированности, являясь специфическими требованиями, предъявляемыми к судебному акту (ч. 3 ст. 15 АПК РФ), не распространяются на мировое соглашение.
В некоторых случаях мировое соглашение отвечает требованию полноты. Это означает, что в мировом соглашении решена судьба всех требований, которые были заявлены. Например, требованию полноты должны отвечать мировые соглашения по делам о несостоятельности и мировые соглашения, заключаемые в период принудительного исполнения (см. о них подробнее гл. 11 и 12 настоящей работы).
Вместе с тем, следуя традициям гражданского процессуального права, действующий АПК РФ допускает заключение мирового соглашения как в отношении всего иска, так и в отношении его части <*>. Следовательно, требование полноты не носит характера обязательного требования, предъявляемого ко всем без исключения мировым соглашениям.
--------------------------------
<*> В частности, в ч. 4 ст. 160 АПК РФ прямо закреплено, что в том случае, если в судебном заседании объявлялся перерыв, во время которого стороны урегулировали спор в части требований о применении мер ответственности, арбитражный суд не рассматривает эти требования и прекращает производство по делу в части требований о применении мер ответственности при условии, что стороны заключили мировое соглашение в этой части требований и мировое соглашение утверждено судом, на что указывается в судебном акте арбитражного суда.

Требование безусловности, которому в обязательном порядке должно отвечать мировое соглашение, означает, что мировое соглашение должно быть свободным от каких-либо условий, от которых зависит исполнение мирового соглашения. Включение в мировое соглашение подобных условий при обращении к исполнению вызвало бы необходимость устанавливать, наступило это условие или не наступило; для этого требовалось бы новое судебное исследование и, следовательно, новое судебное разбирательство, что недопустимо. Соблюдение требования безусловности позволит принудительно исполнить заключенное мировое соглашение в случае отказа одной из сторон от добровольного его исполнения.
Данная точка зрения нашла свое отражение в постановлении Президиума ВАС РФ по конкретному делу, который, установив из содержания мирового соглашения, что сторонами исполнение принятых на себя обязательств поставлено в зависимость от обстоятельств, которые на момент подписания мирового соглашения не наступили, признал неправомерным утверждение указанного мирового соглашения <*>.
--------------------------------
<*> Постановление Президиума ВАС РФ от 10.11.1998 г. N 1828/98 // Вестник ВАС РФ. 1999. N 2.

В аналогичном случае суд кассационной инстанции, подтверждая правильность отмены судом апелляционной инстанции утверждающего мировое соглашение определения, указал следующее <*>. Условия мирового соглашения не носят четкого и определенного характера и вызывают сомнения при толковании его содержания и возможности его исполнения; содержание мирового соглашения свидетельствует о том, что сторонами исполнение взятых на себя обязательств поставлено в зависимость от обстоятельств, которые не наступили; о невозможности исполнения мирового соглашения свидетельствует тот факт, что в определение об утверждении мирового соглашения судом дважды вносилось дополнение.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 28.04.1999 г. по делу N Ф09-416/99-ГК.

Требование безусловности тесно связано с требованием определенности (или категоричности), также присущем судебному акту. В отношении мирового соглашения можно отметить, что оно должно содержать в себе такие условия, которые позволят сделать однозначный вывод о его содержании. В силу этого не вызывают возражений утверждение Е. Пушкар о том, что суд должен следить за тем, чтобы условия мирового соглашения были ясны, определенны и не допускали дальнейших споров <*>, и вывод В. Рясенцева о необходимости изложения его содержания полно, точно и определенно, чтобы существо установленных прав и обязанностей или отказа от притязаний не вызывало сомнений и исключало двоякое толкование <**>.
--------------------------------
<*> См.: Пушкар Е. Мировое соглашение в судебной практике // Советская юстиция. 1973. N 10. С. 9.
<**> См.: Рясенцев В. Мировые сделки (соглашения) // Социалистическая законность. 1984. N 12. С. 28.

Требование определенности означает также невозможность формулировки условий мирового соглашения альтернативным способом (не может быть установлено альтернативное право стороны или альтернативное право выбора порядка исполнения мирового соглашения). Например, недопустимо включать в мировое соглашение условие о том, что сторона передает конкретное имущество, а при его отсутствии уплачивает денежные средства или оказывает услуги. Нарушение требования определенности затрудняет принудительное исполнение мирового соглашения, а иногда приводит к невозможности его принудительного исполнения <*>.
--------------------------------
<*> Например, в Постановлении Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 04.06.2002 г. по делу N Ф08-1890/2002 указывалось, что суть мирового соглашения состоит в окончании процесса путем мирного урегулирования спора, то есть достижения определенности в отношениях между сторонами на основе волеизъявления самих сторон. В силу этого условия мирового соглашения, заключенного сторонами, должны излагаться четко и определенно, с тем чтобы не было неясностей и споров по поводу его содержания при исполнении.

По конкретному делу стороны заключили мировое соглашение, согласно которому истцы (администрация города и комитет по земельным ресурсам) отказались от иска о взыскании денежных средств с ответчика, взамен чего ответчик обязался добровольно перечислить половину отыскиваемой суммы непосредственно истцам, а другую половину вложить в рекультивацию земель района (п. 5 соглашения) <*>.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 08.02.2002 г. по делу N А-08-4554/00-4.

Отказывая в утверждении мирового соглашения, арбитражный суд ссылался на следующее. Мировое соглашение, утвержденное надлежащим образом, исполняется по общим правилам, регулирующим исполнение актов арбитражного суда. В связи с этим условия мирового соглашения, заключенного сторонами, должны быть изложены четко и определенно, с тем чтобы не было неясностей и споров по поводу его содержания при исполнении. Поскольку п. 5 рассматриваемого мирового соглашения не соответствует названным требованиям (из его содержания невозможно установить обязанности ответчика в случае необходимости принудительного исполнения этой части соглашения), мировое соглашение не подлежит утверждению.
Отказывая в утверждении мирового соглашения по другому делу, арбитражный суд, в частности, указал на то, что представленное сторонами мировое соглашение не может быть утверждено, поскольку не носит конкретного характера; его содержание и порядок его исполнения не подлежат однозначному толкованию; формулировка условий мирового соглашения исключает возможность его последующего принудительного исполнения <*>.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 01.10.2002 г. по делу N Ф09-2384/02-ГК.

Иной пример. Мировое соглашение, утвержденное арбитражным судом по конкретному делу, как указал суд, не внесло определенность в отношения сторон. Неопределенность условий мирового соглашения - текст соглашения не содержал наименование, количество и стоимость подлежащей передаче продукции - не позволяла осуществить его принудительное исполнение <*>. При таких обстоятельствах утверждение мирового соглашения было неправомерным.
--------------------------------
<*> См. также: Постановление Президиума ВАС РФ от 11.04.2000 г. N 1520/99 // Вестник ВАС РФ. 2000. N 7.

В другом случае суд ссылался на тот факт, что в тексте мирового соглашения его условия изложены неопределенно, одни пункты противоречат другим <*>. Более того, истец оставил за собой право обратиться в арбитражный суд для принудительного исполнения мирового соглашения с учетом первоначальных исковых требований. При таких обстоятельствах обоснован вывод суда о том, что сторонами не было достигнуто мировое соглашение (спор не был урегулирован).
--------------------------------
<*> Постановление Президиума ВАС РФ от 08.07.1997 г. N 2324/97 // Вестник ВАС РФ. 1997. N 11. Такого рода случаи не редкость в судебной практике. Обычно арбитражные суды отказывают в утверждении мирового соглашения по причине недостижения определенности в отношениях сторон, невозможности исполнения мирового соглашения в соответствии с его условиями (см., например: Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 31.01.2003 г. по делу N А08-937/02-1).

С учетом всего сказанного мировое соглашение должно отвечать требованиям ясности, безусловности и определенности, которые в целом составляют критерий исполнимости мирового соглашения <*>. Соответствие критерию исполнимости позволяет осуществить принудительное исполнение мирового соглашения (см. об этом подробнее § 9.3 настоящей работы).
--------------------------------
<*> На необходимость четкости в формулировании условий мирового соглашения указывал Пленум ВАС РФ в Постановлении от 31.10.1996 г. N 13 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в суде первой инстанции" (Вестник ВАС РФ. 1997. N 1), отмечая, что "условия мирового соглашения... должны быть изложены четко и определенно, с тем чтобы не было неясностей и споров по поводу его содержания при исполнении".

Так, при утверждении мирового соглашения суд проверил полномочия представителей сторон на право подписания мирового соглашения, установил, что мировое соглашение не противоречит действующему законодательству и не нарушает права и законные интересы других лиц. По результатам рассмотрения кассационной жалобы суд кассационной инстанции оставил определение без изменения, признав, что условия мирового соглашения носят четкий и определенный характер, не вызывают сомнения при толковании его содержания и возможности его исполнения <*>.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 23.04.2003 г. по делу N Ф09-886/03-ГК.

Р.Е. Гукасян пишет, что задачами суда при утверждении мирового соглашения являются не только проверка законности мирового соглашения, но и проверка дееспособности и свободы волеизъявления сторон мирового соглашения, а кроме того - отсутствие недостатков, препятствующих принудительному исполнению мирового соглашения <*>.
--------------------------------
<*> См.: Гукасян Р.Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве. Саратов: Приволжское книжное издательство, 1970. С. 165.

Таким образом, проверка соответствия мирового соглашения критериям действительности и исполнимости, а также требованиям, обусловленным судебной формой мирового соглашения, необходима по причине обеспечения его принудительной силой.
Статья 142 АПК РФ устанавливает общее правило, в силу которого мировое соглашение при отсутствии добровольного исполнения подлежит принудительному исполнению с соблюдением общих правил, регулирующих исполнение актов арбитражного суда, на основании исполнительного листа, выдаваемого арбитражным судом по ходатайству лица, заключившего мировое соглашение, то есть принудительное исполнение мирового соглашения осуществляется по правилам, предусмотренным для судебного акта, - в случае неисполнения стороной обязанностей из мирового соглашения другая сторона вправе обратиться за принудительным исполнением к службе судебных приставов-исполнителей (данное правило не распространяется на мировые соглашения по делам о банкротстве, мировые соглашения, заключенные в третейском суде).
Вследствие сказанного нельзя не согласиться и с выводом П. Елисейкина о том, что неясность в вопросах соответствия мирового соглашения требованиям законности, действительной воли сторон и формулировки его условий влечет либо к утверждению незаконного мирового соглашения, либо к невозможности его принудительного исполнения <*>, то есть ненадлежащая проверка арбитражным судом мирового соглашения или утверждение мирового соглашения, не отвечающего критериям действительности и исполнительности, лишает государственное принуждение законного основания (по сути, оно будет осуществляться на незаконном основании) либо делает невозможным принудительное исполнение.
--------------------------------
<*> См.: Елисейкин П. Судебные мировые соглашения // Советская юстиция. 1968. N 7. С. 18.

§ 6.6. Проблема частичного утверждения мирового соглашения

<< Предыдущая

стр. 9
(из 21 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>