<< Предыдущая

стр. 17
(из 19 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

_ 2. Содержание договора коммерческой концессии

1. Основные права и обязанности сторон договора коммерческой концессии
2. Коммерческая субконцессия
3. Ограничения прав сторон по договору коммерческой концессии

1. Основные права и обязанности сторон договора коммерческой концессии

Концессионный договор как предпринимательский всегда является возмездным. При этом он должен содержать конкретные условия определения и выплаты вознаграждения правообладателю. Закон допускает различные формы такого вознаграждения; разовые (паушальные) или периодические (роялти) платежи, отчисления (проценты) от выручки на оптовую цену товаров и т.п. (ст. 1030 ГК). Возможно и сочетание этих способов, обычно состоящее в единовременной выплате после заключения договора и в периодических выплатах оговоренной части прибыли (отчислений от выручки). Вместе с тем вознаграждение в рассматриваемом договоре не может устанавливаться в соответствии с общим правилом п. 3 ст. 424 ГК, а является его существенным условием, которое стороны обязаны согласовать.
Существенными условиями концессионного договора являются императивно сформулированные законом обязанности правообладателя (п. 1 ст. 1031 ГК). К ним относятся:
- обязанность передать пользователю документацию и иную информацию, необходимую для осуществления предоставленных ему прав;
- обязанность проинструктировать пользователя и его работников по вопросам, связанным с осуществлением этих прав;
- обязанность обеспечить оформление необходимых лицензий (т.е. регистрацию договора в патентном ведомстве) и передачу их пользователю.
На правообладателя возлагаются и другие обязанности, если, однако, иное прямо не предусмотрено соглашением сторон (п. 2 ст. 1031 ГК). В их число включены:
- обязанность обеспечить регистрацию договора (в органе, осуществляющем регистрацию юридических лиц);
- обязанность оказывать постоянное техническое и консультативное содействие пользователю;
- обязанность контролировать качество товаров и услуг, производимых или оказываемых пользователем на основании договора.
Перечисленные обязанности сформулированы диспозитивным правилом закона и не относятся к числу существенных условий договора. Они, следовательно, могут и отсутствовать в конкретном договоре, а регистрация договора (например, с иностранным правообладателем) может даже стать обязанностью пользователя*(562).
Императивно сформулированные законом обязанности пользователя также являются существенными условиями концессионного договора. В соответствии со ст. 1032 ГК к ним относятся:
- обязанность использования фирменного наименования и коммерческого обозначения правообладателя лишь строго определенным в договоре способом;
- обязанность неразглашения конфиденциальной коммерческой информации, полученной от правообладателя;
- обязанность обеспечить соответствие качества производимых товаров или оказываемых услуг качеству аналогичных товаров или услуг, производимых или оказываемых правообладателем;
- обязанность соблюдать инструкции и указания правообладателя, направленные на обеспечение такого соответствия;
- обязанность оказания потребителям дополнительных услуг, которые предоставляет своим потребителям правообладатель;
- обязанность информировать потребителей очевидным для них способом об использовании средств индивидуализации правообладателя в силу концессионного договора.
Кроме того, пользователь обязан уплачивать правообладателю обусловленное договором вознаграждение. По соглашению сторон на пользователя могут быть возложены и иные обязанности.
Концессионный договор может предусматривать определенный срок использования полученных от правообладателя прав либо заключаться без указания срока. Следовательно, срок не относится к числу его существенных условий.

2. Коммерческая субконцессия

По концессионному договору возможно установление обязанности пользователя по предоставлению оговоренному числу других предпринимателей разрешения на использование на определенных условиях полученного от правообладателя комплекса прав или его определенной части (субконцессия).
По условиям конкретного договора предоставление субконцессии может быть как обязанностью пользователя, так и его правом (п. 1 ст. 1029 ГК).
С помощью субконцессий правообладатель еще более расширяет свою сферу влияния на соответствующем рынке, создавая целые сети своих сбытовых или торговых организаций и управляя ими. Поэтому он может быть заинтересован в выдаче субконцессий. Первичный же пользователь в этом случае берет на себя дополнительные организационно-управленческие функции в отношении субконцессионеров и еще теснее связывается с первоначальным правообладателем.
К субконцессионному договору по общему правилу применяются нормы о договоре коммерческой концессии (п. 5 ст. 1029). Это касается прежде всего содержания (обязательных условий), оформления и регистрации такого договора. Договор субконцессии зависит от основного концессионного договора. Поэтому срок субконцессии не может превышать срока действия основного концессионного договора, а недействительность последнего влечет безусловную недействительность субконцессионного соглашения (абз. 2 п. 1 и 2 ст. 1029 ГК).
Вместе с тем традиционные правила о заключении субдоговоров в отношениях коммерческой концессии подвергаются некоторым изменениям. Во-первых, в случае досрочного прекращения концессионного договора (заключенного на срок) либо расторжения такого договора (заключенного без указания срока), в заключенном на его основе субконцессионном договоре возможна замена вторичного правообладателя (пользователя по основному концессионному договору) основным правообладателем (п. 3 ст. 1029 ГК). Ведь последний обычно заинтересован в сохранении концессионных отношений. Иначе говоря, здесь допускается замена участника (кредитора) по субдоговору участником (кредитором) по основному договору. Замена, разумеется, исключается в случае отказа самого правообладателя от принятия на себя прав и обязанностей стороны по такому договору либо в случае запрета такой замены основным концессионным договором.
Во-вторых, за вред, причиненный правообладателю действиями вторичных пользователей (по субконцессионным договорам), его контрагент-пользователь (по основному концессионному договору) по общему правилу отвечает субсидиарно с субконцессионерами (п. 4 ст. 1029 ГК), если только иное прямо не предусмотрено концессионным договором. В обычных субдоговорах (субаренды, субподряда и т.п.) первоначальный должник остается полностью ответственным перед кредитором за действия "субдолжников" - третьих лиц.
Это объясняется тем, что предметом концессионных договоров являются исключительные права, содержащие в себе как имущественные, так и неимущественные правомочия. Их ненадлежащее осуществление во многих случаях причиняет вред непосредственно первоначальному правообладателю, остающемуся неизменным субъектом этих прав. Речь, в частности, идет о ситуациях, когда в результате деятельности указанных пользователей причиняется вред деловой репутации правообладателя, сокращается спрос на его товары или услуги и т.п. Поэтому и пользователь, переуступивший право на использование исключительных прав, не исключается вовсе из общей цепочки правоотношений, о чем свидетельствует субсидиарный характер его ответственности.

3. Ограничения прав сторон по договору коммерческой концессии

Концессионный договор может предусматривать конкретный объем использования полученных пользователем от правообладателя исключительных прав и коммерческой информации (например, по стоимости или количеству произведенных товаров или оказанных услуг, использованию их на одном предприятии или на определенном их количестве и т.п.), причем с указанием или без указания территории использования (например, торговля определенным видом товаров или оказание соответствующих услуг только в данном регионе). Такого рода ограничения предпринимательской деятельности, вытекающие из договорных условий, будучи по сути ограничениями конкуренции на соответствующем рынке, не могут нарушать запреты антимонопольного законодательства*(563) и должны исключать цели монополизации определенного рынка или ограничения доступа определенных потребителей к товарам и услугам.
Вместе с тем по условиям концессионного договора допускаются известные ограничения (самоограничения) прав сторон (п. 1 ст. 1033 ГК). Правообладатель может взять на себя обязательство не предоставлять аналогичные комплексы исключительных прав для использования третьим лицам либо также самому воздерживаться от аналогичной деятельности на данной территории. В этом случае пользователь приобретает, по сути, монопольные возможности на соответствующем рынке, поскольку на нем уже не могут выступать с аналогичными товарами или услугами ни другие пользователи, ни даже сам правообладатель.
Со своей стороны, пользователь может принять на себя обязательства об отказе от конкуренции с правообладателем на территории, где действует концессионный договор, либо об отказе от получения аналогичных прав у конкурентов правообладателя (включая, например, отказ от приобретения значительных долей участия в их уставном капитале). Это гарантирует правообладателю возможность самостоятельного выступления на определенном рынке. К числу возможностей добровольного ограничения прав пользователя закон относит также его обязательство согласовывать с правообладателем место расположения и оформление коммерческих помещений, используемых при реализации предоставленных правообладателем исключительных прав.
Любые из перечисленных условий также не должны нарушать установленных законом антимонопольных запретов (под страхом признания их недействительными). Более того, два вида возможных ограничительных условий договора заранее объявлены ничтожными (п. 2 ст. 1033 ГК). К ним отнесены условия, по которым либо правообладатель получает право определять цену реализуемых пользователем товаров или услуг (как в виде конкретной цены, так и путем установления ее верхнего или нижнего предела), либо пользователь вправе каким-либо образом ограничивать круг своих потребителей-заказчиков (оказывая услуги лишь определенным их категориям либо лицам, имеющим место нахождения или жительства на данной территории).
В ином случае речь могла бы идти о попытке раздела рынка (путем фактического прикрепления потребителей к строго определенному изготовителю или услугодателю), условия сбыта на котором, по сути, диктовал бы не участвующий в нем правообладатель. Исключение территориальных ограничений для услугополучателей дает возможность выступать в этом качестве более широкому кругу потребителей, которым пользователь по концессионному договору не сможет отказать в предоставлении соответствующих товаров или услуг.

_ 3. Исполнение и прекращение договора коммерческой концессии

1. Исполнение договора коммерческой концессии

Правообладатель заинтересован в надлежащем исполнении пользователем его обязанностей по договору, прежде всего обязанностей по обеспечению качества предоставляемых потребителям товаров и услуг. Ведь последний выступает под его фирмой, поэтому недостатки в деятельности пользователя непосредственно сказываются на деловой репутации правообладателя. С другой стороны, потребители во многих случаях уверены, что приобретают товар или услугу у самого правообладателя.
Поэтому в соответствии с ч. 1 ст. 1034 ГК правообладатель несет субсидиарную с пользователем ответственность по требованиям, предъявляемым заказчиком (потребителем) к пользователю в связи с ненадлежащим качеством реализуемых им товаров или услуг. Если же пользователь выступает в роли изготовителя товаров правообладателя, используя его товарные знаки и другие фирменные обозначения (производственный франчайзинг), правообладатель отвечает за качество этих товаров солидарно с пользователем (ч. 2 ст. 1034 ГК). Ведь потребитель в этом случае не знает фактического изготовителя товара и правообладатель не может ссылаться на то, что товары изготовлены не им, а пользователем.
Во время действия договора правообладатель, остающийся субъектом комплекса исключительных прав, используемых пользователем, вправе передать эти права, их часть или отдельное право другому лицу. В такой ситуации концессионный договор сохраняется, однако его участником становится новый правообладатель (в части прав и обязанностей, относящихся к перешедшим к нему исключительным правам) (п. 1 ст. 1038 ГК). При этом возможно появление множественности лиц на стороне правообладателя (при частичном отчуждении принадлежавших первоначальному правообладателю исключительных прав).
Аналогичное положение складывается в случае смерти правообладателя - физического лица, на место которого по общему правилу встает его наследник (наследники) (либо реорганизации юридического лица, место которого в договоре занимает его правопреемник). При этом необходима регистрация наследника в качестве индивидуального предпринимателя в течение срока для принятия наследства (а правопреемник юридического лица должен быть коммерческой организацией). До этого момента или до принятия наследником наследства осуществление прав и обязанностей правообладателя возлагается на назначенного нотариусом управляющего (абз. 2 п. 2 ст. 1038 ГК), который действует по правилам о договоре доверительного управления. При отказе наследников или отсутствии их регистрации в качестве индивидуальных предпринимателей в установленный срок договор франчайзинга прекращается.
При прекращении использовавшегося по договору франчайзинга исключительного права, в том числе в связи с истечением установленного соответствующим законом срока его действия, договор сохраняет силу в отношении оставшихся прав, т.е. действует за исключением положений, относящихся к прекратившемуся праву (ч. 1 ст. 1040 ГК) (если только речь не идет о праве пользования фирменным наименованием или коммерческим обозначением). Однако пользователь вправе в этом случае потребовать от правообладателя соразмерного уменьшения вознаграждения (если только иное прямо не предусмотрено договором).
Поскольку договор коммерческой концессии является предпринимательским, взаимная ответственность сторон за его нарушение наступает независимо от их вины, если только иное прямо не установлено их договором (п. 3 ст. 401 ГК).

2. Изменение и прекращение договора коммерческой концессии

Концессионный договор может быть изменен сторонами в течение срока его действия по общим правилам об изменении гражданско-правовых договоров. Однако любые изменения этого договора подлежат обязательной государственной регистрации в том же порядке, что и его заключение. Лишь с момента такой регистрации соответствующие изменения приобретают силу для третьих лиц, в том числе для потребителей (контрагентов) пользователя (если, конечно, указанные лица ранее не знали и не должны были знать о таких изменениях).
При изменении или замене правообладателем своего фирменного наименования или коммерческого обозначения, используемых пользователем по концессионному договору (например, в случаях преобразования, изменения основного профиля деятельности и т.д.), договор сохраняет силу в отношении нового наименования (обозначения), но лишь при условии согласия на это пользователя (который в соответствии со ст. 1039 ГК вправе в этом случае потребовать расторжения договора и возмещения причиненных ему убытков). При этом договор должен быть соответствующим образом изменен и перерегистрирован (как и право пользования новым фирменным наименованием или обозначением) за счет правообладателя. Пользователь, кроме того, вправе требовать соразмерного уменьшения вознаграждения, причитающегося правообладателю, поскольку новое наименование последнего обычно не пользуется такой же коммерческой репутацией, как и прежнее.
Концессионный договор, заключенный без указания срока его действия, прекращается по заявлению одной из сторон при условии уведомления об этом контрагента не менее чем за шесть месяцев (договором может предусматриваться и более продолжительный срок). Концессионный договор, заключенный на срок, прекращается по общим основаниям прекращения договорных обязательств. При этом досрочное прекращение такого договора, как и расторжение договора, заключенного без указания срока, подлежит обязательной государственной регистрации.
Кроме того, договор коммерческой концессии прекращается:
- при прекращении принадлежащих правообладателю прав на фирменное наименование или коммерческое обозначение без замены их новыми аналогичными правами (в том числе в случаях ликвидации или реорганизации юридического лица либо неиспользования коммерческого обозначения в течение длительного срока) (п. 3 ст. 1037 ГК);
- при изменении правообладателем своего фирменного наименования или коммерческого обозначения и отсутствии согласия пользователя на продолжение действия договора в измененном виде (ст. 1039 ГК);
- при объявлении одного из участников договора банкротом (поскольку при этом такой участник лишается статуса предпринимателя) (п. 4 ст. 1037 ГК);
- в случае смерти правообладателя - физического лица при отказе его наследников от наследства или неполучении ими регистрации в качестве предпринимателя в течение срока для принятия наследства (абз. 1 п. 2 ст. 1038 ГК).
Добросовестный пользователь вправе добиваться заключения договора франчайзинга на новый срок на тех же условиях (п. 1 ст. 1035 ГК). Это правило защищает интересы пользователя как более слабой стороны договора, оказывающейся после его расторжения в весьма невыгодном положении: ему необходимо продолжать предпринимательскую деятельность, не имея более возможности пользоваться фирмой и коммерческим опытом правообладателя. Между тем место пользователя в коммерческой системе правообладателя сможет занять новый предприниматель, который получит необоснованные выгоды от созданного прежним пользователем положения, не говоря уже о том, что, по существу, за счет последнего и сам правообладатель расширил сферу свой деятельности. Кроме того, возобновление договора франчайзинга может служить интересам потребителей на устоявшемся рынке товаров или услуг.
С другой стороны, такое право пользователя не может быть безусловным, ибо это вредило бы законным интересам правообладателя, который, например, может утратить интерес к рынку, где работал пользователь. Поэтому возможность понуждения правообладателя к возобновлению договорных отношений с пользователем ограничивается законом. Разумеется, правообладатель может отказать в возобновлении договора пользователю, ненадлежащим образом исполнявшему свои обязанности по ранее действовавшему договору (п. 1 ст. 1035 ГК). Добросовестному пользователю правообладатель может отказать в заключении договора и без объяснения причин, если в течение трех лет он не будет заключать аналогичные договоры с другими пользователями (или соглашаться на заключение аналогичных договоров субконцессии) на территории, где действовал прежний договор (п. 2 ст. 1035 ГК).
В ином случае правообладатель обязан либо заключить такой договор с прежним пользователем (причем на не менее благоприятных для пользователя условиях, чем содержал прекратившийся договор), либо возместить ему все убытки, включая упущенную выгоду.

Дополнительная литература

Авилов Г.Е. Коммерческая концессия (гл. 54)//Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель/Под ред. О.М.Козырь, А.Л.Маковского, С.А.Хохлова. М., 1996. С. 550-560;
Авилов Г.Е. Коммерческая концессия//Гражданское право. Часть 2. Обязательственное право/Под ред. В.В.Залесского. М., 1998. С. 567-586;
Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный). Изд. 3-е/Под ред. О.Н.Садикова. М., 1998. С. 616-629;
Шмиттгофф К. Экспорт: право и практика международной торговли. М., 1993. С. 139-143.

——————————————————————————————
*(1) По традиции вслед за названными обязательствами рассматриваются отношения, возникающие в связи с организацией и проведением игр и пари, т.е. с заключением и исполнением алеаторных (рисковых) сделок, которые не всегда признаются законом (ст. 1062-1063 ГК) и тем самым не всегда порождают гражданско-правовые обязательства.
*(2) К семейно-правовым отношениям, в том числе алиментным или складывающимся на основе брачного договора, нормы обязательственного права могут применяться субсидиарно, если это не противоречит существу семейно-правового регулирования (ст. 4 СК). Что касается отношений, складывающихся на основе трудового договора, то их квалификация зависит от признания или отрицания частноправовой природы трудового права (см., например: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. М., 1997. С. 23-24).
*(3) Что касается искусственного конструирования так называемых хозяйственных (т.е. "частно-публичных") обязательств (см., например: Танчук И.А., Ефимочкин В.П., Абова Т.Е. Хозяйственные обязательства. М., 1970), то оно имеет те же пороки, что и составляющая их базу "хозяйственно-правовая концепция" в целом (подробнее об этом см. гл. 1 т. 1 настоящего учебника).
*(4) Интересные соображения в пользу признания обязательств с сугубо неимущественным содержанием высказывались И.А.Покровским (см.: Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права (по изданию 1917 г.). М., 1998. С. 134143). В дальнейшем они были также поддержаны И.Б.Новицким и Л.А.Лунцем (Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. М., 1950. С. 57-59), но пока не стали общепризнанными и не получили законодательного закрепления.
*(5) В литературе выдвигалась идея об особом, самостоятельном характере организационных гражданско-правовых отношений, в том числе существующих "в форме соответствующих организационных обязательств" (Красавчиков О.А. Гражданские организационно-правовые отношения//СГиП. 1966. N 10. С. 50-57). Однако эта идея, во многом основанная на особенностях прежнего правопорядка, оформлявшего планово-регулируемую экономику, была подвергнута убедительной критике (подробнее об этом см.: Советское гражданское право. Ч. 1. Л., 1982. С. 11, 321) и не получила большого распространения.
*(6) Встречающееся в литературе утверждение о производности отношений оборота (обмена) от отношений собственности (присвоения) представляется небесспорным, ибо сами классические отношения "товарной" собственности появляются как следствие формирования отношений товарообмена (см. об этом гл. 15 т. 1 настоящего учебника).
*(7) Не случайно в литературе их иногда вообще относят к числу неимущественных, с чем, конечно, нельзя согласиться (подробнее о корпоративных правоотношениях см. гл. 5 и 7 т. 1 настоящего учебника).
*(8) Такое мнение высказано, например, Н.Д.Егоровым (см.: Гражданское право. Учебник/Под ред. Ю.К.Толстого, А.П.Сергеева. Ч. 1. М., 1996. С. 418), основывающимся на мнении О.С.Иоффе о том, что "в реальной жизни не существует обязательств, обращенных лишь к пассивному поведению должника" (Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975. С. 6-8). Представляется, что данная позиция основывается на особенностях весьма обедненного ранее отечественного оборота. Между тем еще в дореволюционной цивилистике приводились случаи "обязательств с отрицательным содержанием" (например, договор о воздержании от конкуренции - см.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). М., 1995. С. 266), которые известны развитым правопорядкам (см., например, _ 241 Германского гражданского уложения).
*(9) Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Указ. соч. С. 66.
*(10) Мейер Д.И. Русское гражданское право. Ч. 2 (по изданию 1902 г.). М., 1997. С. 106. Подробнее об истории развития обязательств см.: Покровский И.А. Указ. соч. С. 236-244.
*(11) См., например: Гражданское право. Ч. 1. Учебник/Под ред. Ю.К.Толстого, А.П.Сергеева. С. 419-420.
*(12) Как известно, в некоторых правопорядках на этой основе в рамках частного права обособляется особое торговое, или коммерческое, право, которое традиционно отсутствует в отечественной правовой системе (подробнее об этом см. гл. 1 т. 1 настоящего учебника).
*(13) При этом договорному требованию, как основанному на специальном, а не общем правомочии, отдается предпочтение (lex specialis derogat lex generalis) (подробнее о "конкуренции исков" см. также т. 1 настоящего учебника, с. 435 и 613).
*(14) Смешанные (комплексные) обязательства иногда становятся основой для постепенного формирования единых (сложных) обязательств. Так, обязательство по перевозке груза в дореволюционном русском праве рассматривалось как совокупность обязательств подряда, найма, хранения, поручения и личного найма, т.е. как смешанное (см., например: Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права (по изданию 1914 г.). М., 1994. С. 212). В современном же праве единая природа этого обязательства не вызывает сомнений.
*(15) Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Указ. соч. С. 122.
*(16) См.: Лунц Л.А. Деньги и денежные обязательства в гражданском праве. М., 1999.
*(17) Так, по одному из уголовных дел за хищение государственного имущества были осуждены три лица. Одно из них, уплатившее большую сумму в возмещение ущерба, обратилось в суд с заявлением о прекращении взыскания с него, ссылаясь на то, что другой соучастник возместил гораздо меньшую сумму, а третий вообще отказался от возмещения. В удовлетворении требования было обоснованно отказано, ибо все соучастники остаются обязанными до полного возмещения ущерба, которой мог быть полностью взыскан и с одного заявителя. Но и в таком случае последний смог бы потребовать с других соучастников по 1/3 суммы долга, а при отказе одного из них - взыскать с другого еще лишь 1/6 общей суммы (БВС РСФСР. 1981. N 11. С. 6).
*(18) Подробнее о солидарной и долевой ответственности см. _ 1 гл. 13 т. 1 настоящего учебника.
*(19) Подробнее о субсидиарной ответственности и ее разновидностях см. _ 1 гл. 13 т. 1 настоящего учебника.
В современной литературе ответственность поручителя, в том числе и субсидиарная, прямо предусмотренная в этом качестве ст. 363 ГК, нередко рассматривается в качестве исполнения обязанности, возникшей для поручителя из заключенного им договора. При этом указывается, что при иной трактовке поручительства исключается возможность привлечения поручителя к ответственности перед кредитором за собственные упущения (например, за допущенную им самим просрочку) (cм.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 463-465). Вряд ли, однако, ответственность поручителя составляет исключение из числа других субсидиарных обязательств, тем более что и она возникает не только из договора, но и в случаях, предусмотренных законом (например, ч. 2 ст. 532 ГК), причем всегда лишь при наличии правонарушения (допущенного основным должником). Именно потому, что всякое субсидиарное обязательство является формой гражданско-правовой ответственности, любой субсидиарный должник, а не только поручитель отвечает перед кредитором и за собственные упущения. В противном случае субсидиарная ответственность как особая разновидность гражданско-правовой ответственности вообще исчезает.
*(20) О понятии третьего лица в гражданском праве подробнее см.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 290291.
*(21) См.: Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Указ. соч. С. 215.
*(22) Традиционно принято считать, что лишь с этого момента третье лицо приобретает право требования к должнику (см.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). С. 313-314). Об иных взглядах по этому вопросу см.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 294-296.
*(23) В качестве редкого исключения специальным законом иногда могут предусматриваться случаи, когда ответственность перед кредитором за нарушение обязательства несет третье лицо, являющееся непосредственным исполнителем. Так, в соответствии с транспортным законодательством ответственность за нарушение обязательств из грузовых перевозок несет железная дорога назначения, а не отправления.
Но и в таких ситуациях первоначальный должник также не устраняется из обязательства, ибо не происходит перевода долга на третье лицо - исполнителя, а кредитор тем самым получает право по своему выбору требовать исполнения от одного из них (см.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 303-304).
*(24) См.: Шмиттгофф К. Экспорт: право и практика международной торговли. М., 1993. С. 231. С этим, разумеется, ничего общего не имеют абсурдные попытки организовать по нормам гражданского права "оборот" публично-правовых обязанностей, например задолженностей по налоговым, таможенным и тому подобным платежам, в том числе путем выпуска органами самой публичной власти различных документов типа "казначейских налоговых освобождений", проведения "взаимозачетов" по недоимкам и т.п.
*(25) См.: Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Указ. соч. С. 223-224. В германском праве цессия обычно признается абстрактной сделкой, в принципе не зависящей от основного обязательства (см., например: Jauernig O. u. a. Burgerliches Gesetzbuch mit Gesetz zur Regelung des Rechts der Allgemeinen Geschaftsbedingungen. 6. Aufl. Munchen, 1991. S. 410-411).
М.И.Брагинский отрицает самостоятельность договора цессии, убедительно доказывая, что договор цедента с цессионарием является не особым гражданско-правовым договором, а договором купли-продажи прав либо их мены, дарения, факторинга и т.д. (см.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 373-374).
*(26) Подробнее об этом см. _ 3 гл. 9 т. 1 настоящего учебника.
*(27) Занимаемая современной судебно-арбитражной практикой иная позиция подвергается убедительной критике (см.: Научно-практический комментарий к части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. 2-е изд. М., 1999. С. 476 (автор комментария - В.В.Витрянский)).
*(28) Такой переход права не следует смешивать с регрессным требованием, возникающим у третьего лица после исполнения им обязательства. В отличие от суброгации (и от цессии в целом) регресс является следствием прекращения обязательства (по причине его исполнения), а не замены участвовавшего в нем кредитора, в связи с чем к нему неприменимы правила о цессии (абз. 2 п. 1 ст. 382 ГК).
*(29) О понятии и значении обычая см. _ 1 гл. 4 т. 1 настоящего учебника. В развитом предпринимательском, в том числе в международном коммерческом, обороте важное значение неизменно придается соответствию исполнения договорных обязательств торговым обычаям и сложившейся практике взаимоотношений сторон ("заведенному порядку") (см.: Принципы международных коммерческих договоров/Пер. с англ. А.С.Комарова. М., 1996. С. 21-24).
*(30) В литературе высказано мнение, что исполнение обязательства представляет собой не сделку, а юридический поступок, поскольку здесь "юридический эффект наступает независимо от субъективного момента" (Советское гражданское право. Т. 1/Под ред. О.А.Красавчикова. М., 1985. С. 471; Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 360-361). В основе такого подхода лежит смешение цели и мотивов сделки, поскольку поведение должника во исполнение обязательства всегда имеет целевую направленность независимо от мотивов, которыми он при этом руководствуется.
*(31) В международном коммерческом обороте этот принцип обычно именуется принципом обязательности договора ("pacta sunt servanda" - "договоры должны соблюдаться", хотя, как известно, в римском праве пакты в отличие от контрактов не были снабжены исковой защитой). См.: Принципы международных коммерческих договоров. М., 1996. С. 10-11.
*(32) Как писал И.А.Покровский, "теоретически наиболее идеальным средством было бы такое, которое доставляло бы кредитору именно то, что составляет содержание обязательства, и там, где это технически возможно: праву нет никаких оснований отказываться от исполнения in naturа" (Покровский И.А. Указ. соч. С. 242).
*(33) См.: Принципы международных коммерческих договоров. С. 18-21. Согласно ст. 5.3 названных Принципов "каждая сторона должна сотрудничать с другой стороной, если такое сотрудничество можно разумно ожидать в связи с исполнением обязательств этой стороны" (там же. С. 117-118).
*(34) В международных коммерческих отношениях кредитор по общему правилу вправе отказаться от досрочного исполнения (см.: Принципы международных коммерческих договоров. С. 136-138).
*(35) О сущности и правовых формах личного и реального кредита см.: Хвостов В.М. Система римского права. Учебник. М., 1996. С. 326-327.
*(36) О понятии и признаках мер оперативного воздействия см. с. 418-420 т. 1 настоящего учебника.
*(37) Предложения о включении мер оперативного воздействия в законодательный перечень специальных способов обеспечения исполнения обязательств высказывались еще задолго до принятия нового ГК учениками профессора В.П.Грибанова - основоположника учения о мерах оперативного воздействия (см.: Ем В.С. Категория обязанности в советском гражданском праве (вопросы теории). Автореф. дис. канд. юрид. наук. М., 1981. С. 21).
*(38) О разграничении права удержания на общегражданское и предпринимательское или торговое (используемое в коммерческом обороте) см. _ 8 настоящей главы.
*(39) Подробнее об этом см.: Гражданское и торговое право капиталистических стран. М., 1980. С. 196.
*(40) См: Единообразный торговый кодекс США. М., 1996. С. 78-79.
*(41) Об экономической сущности и видах договоров peпo см.: Авалиади В. Операции peпo: международные стандарты и российские особенности//Рынок ценных бумаг. N 2. 1997. С. 14-18.
*(42) См., например: постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 6 октября 1998 г. N 6212/97//Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1999. N 1.
*(43) О понятии и видах условных сделок см. с. 338-342 т. 1 настоящего учебника.
*(44) Главный вопрос при оценке правомерности подобных сделок состоит в том, можно ли рассматривать в качестве условия действие (бездействие) самих участников сделки. Как было показано на с. 338 т. 1 настоящего учебника, в российском законодательстве препятствий к этому нет. Более подробно о сделках с отлагательным условием как средстве обеспечения исполнения обязательств см.: Ем В.С., Синельников А.М. Ипотечное кредитование в России. Вып 1. М., 1995. С. 57-63.
*(45) См.: Райхер В.К. Правовые вопросы договорной дисциплины в СССР. М., 1958. С. 171 (сноска 58).
*(46) См.: Германское право. Ч. 1. М., 1996. С. 76.
*(47) См.: Годеме Е. Общая теория обязательств. М., 1948. С. 395.
*(48) См.: Вильям Р. Ансон. Основы договорного права. М., 1947. С. 321-325; Гражданское и торговое право капиталистических стран. Ч. 2/Под ред. Р.Л.Нарышкиной. М., 1984. С. 68-69.
*(49) О классификации неустоек по их соотношению с убытками см. с. 454-456 т. 1 настоящего учебника. Хотелось бы отметить, что четырехчленная классификация неустоек по признаку соотношения с убытками, приведенная в п. 1 ст. 394 ГК, первоначально была закреплена в ч. 2 и 3 ст. 36 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 г., когда законодатель просто воспроизвел классификацию, разработанную и обоснованную в работе профессора В.К.Райхера "Правовые вопросы договорной дисциплины в СССР" (С. 160 и след.).
*(50) К.П.Победоносцев, касаясь этой проблемы, писал: "Неустойка имеет ли значение самостоятельного договора? Не думаю. Неустойка всегда состоит в связи с главным исполнением, имея целью его обеспечение, следовательно, состоит в прямой от него зависимости. Едва ли она теряет это свойство потому только, что условие о неустойке составляет предмет отдельного акта, а условие о том действии или исполнении, с коим неустойка связана, постановлено в другом акте" (Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Ч. 3. Договоры и обязательства. СПб., 1890. С. 288).
*(51) СЗ РФ. 1997. N 11. Ст. 1238.
*(52) См.: Иоффе О.С. Указ. соч. С. 166. В.К.Райхер доказывал, что всякая неустойка имеет штрафной характер (см.: Райхер В.К. Указ. соч. С. 174-185).
*(53) См.: Иоффе О.С. Указ. соч. С. 168.
*(54) Дигесты Юстиниана. Избранные фрагменты/Пер. и прим. И.С.Перетерского. М., 1984. С. 291. И.С.Розенталь, приводя высказывание Гая: "То, что дается в виде задатка, является доказательством заключенного договора купли-продажи", в комментарии к нему говорит: "Это не значит, пишет Гай в другом месте (D.18.1.35), что без дачи задатка договор не имеет силы, но задаток дается для того, чтобы было наглядное доказательство состоявшегося договора" (см.: Римское частное право/Под ред. И.Б.Новицкого и И.С.Перетерского. М., 1994. С. 336).
*(55) См., например: Комментарий к Гражданскому кодексу РСФСР/Под ред. С.Н.Братуся и О.Н.Садикова. М., 1982. С. 256; Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 486-487; Гонгало Б.М. Обеспечение исполнения обязательств. М., 1999. С. 128.
*(56) См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). С. 291.
*(57) По мнению Гонгало Б.М., "если основное обязательство возникает из сделки, совершаемой в письменной форме, то обеспечить такое обязательство задатком нельзя, поскольку факт заключения договора не нуждается в доказательстве" (Гонгало Б.М. Указ. соч. С. 128).
*(58) Данный пример приобрел характер хрестоматийного, ср.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). С. 292; Гражданский кодекс советских республик. Текст и практический комментарий/Под ред. А.Малицкого. Харьков, 1927. С. 241.
*(59) См.: Римское частное право/Под ред. И.Б.Новицкого и И.С.Перетерского. С. 377.
*(60) "Даже нет необходимости в том, чтобы сам должник участвовал своей волей в установлении поручительства: поручитель обязывается не перед ним, но за него перед кредитором", - писал К.П.Победоносцев (Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Ч. 3. Обязательственное право. Сделки. Изд. 2-е. СПб., 1890. С. 296-297).
*(61) См.: Комментарий к Гражданскому кодексу РСФСР/Под ред. С.Н.Братуся и О.Н.Садикова. С. 250 (автор комментария - Маковский А.Л.).
*(62) См.: Новицкий И.Б. Гражданский кодекс: практический комментарий. Поручительство. Комментированное издание ст. 236-250 и ст. 127 ГК. М., 1924. С. 15.
*(63) См.: Комментарий к Гражданскому кодексу РСФСР/Под ред. С.Н.Братуся и О.Н.Садикова. С. 250 (автор комментария - А.Л.Маковский).
*(64) В связи с этим профессор И.Б.Новицкий писал: "Получается как бы два слоя обязательственных отношений: первый слой - основное обязательство между кредитором и главным должником и, в качестве придатка к этому основному обязательству, второй слой - обязательство из договора поручительства (между тем же кредитором и поручителем)" (Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Указ. соч. С. 256).
*(65) См.: Белов В.А. Поручительство. Опыт теоретической конструкции и обобщения арбитражной практики. М., 1998. С. 89-90.
*(66) См.: п. 30-33, 45-47, 55, 67, 68, 77 Положения о переводном и простом векселе, введенного в действие Постановлением Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров СССР от 7 августа 1937 г. N 104/1341//Собрание законов и распоряжений Рабоче-Крестьянского Правительства СССР. 1937. N 52. Ст. 221; ст. 881, 884, 885 ГК.
*(67) См.: Мейер Д.И. Русское гражданское право. Ч. 2. М., 1997. С. 187, 190. Созвучно определению Д.И.Мейера и определение поручительства, содержащееся в ст. 2448 проекта Гражданского Уложения, где писалось: "По договору поручительства поручитель обязуется перед другим лицом исполнить обязательство его должника, если последний сам этого обязательства не исполнит" (подробнее об этом см.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 452-453). Справедливости ради необходимо отметить, что некоторые дореволюционные юристы трактовали поручительство исключительно как денежное обязательство (см., например: Гуляев А.М. Русское гражданское право: Обзор действующего законодательства, кассационной политики Правительствующего Сената и проекта Гражданского Уложения. СПб., 1913. С. 348).
*(68) См.: Гражданский кодекс советских республик. Текст и практический комментарий/Под ред. А.Малицкого. С. 378 (автор комментария - А.В.Ходжаш).
*(69) Понятие, содержание интерцессии, обзор спорных позиций относительно интерцессии детально проанализированы в работе А.Нолькена "Учение о поручительстве по римскому и новейшим законодательствам" (СПб., 1881. С. 61-80).
*(70) Следует иметь в виду, что многие европейские правовые системы в качестве общего правила устанавливают субсидиарную ответственность поручителя. См.: Гражданское и торговое право капиталистических государств: Учебник/Под ред. Е.А.Васильева. М., 1992. С. 307.
*(71) СЗ РФ. 1998. N 2. Ст. 222.
*(72) См.: Обзор практики разрешения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о поручительстве, приложение к Информационному письму Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 января 1998 г. N 28, п. 12//Вестник ВАС РФ. 1998. N 3.
*(73) См.: Обзор практики разрешения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о поручительстве, приложение к Информационному письму Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 января 1998 г. N 28, п. 10.
*(74) ВВС РФ. 1992. N 10. Ст. 357.
*(75) Подробнее об этом см.: Годеме Е. Указ. соч. С. 471-473.
*(76) Объясняя причины применения законодателем подобной конструкции, Р.Саватье писал: "Для того чтобы поощрять платеж, закон предоставляет или разрешает предоставлять лицу, уплатив ему долг, все права, которыми обладал кредитор по обязательству" (Саватье Р. Теория обязательств. М., 1972. С. 382).
*(77) Следует отметить, что, несмотря на изложенную позицию законодателя, в современной литературе имеют место теоретические конструкции, относящие обязательство между должником и поручителем, исполнившим основное обязательство за должника, к регрессным. См., например: Белов В.А. Указ. соч. С. 60-65.
*(78) См.: Обзор практики разрешения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о поручительстве, приложение к Информационному письму Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 января 1993 г. N 28, п. 10.
*(79) Вследствие этого исключается сама возможность перехода к поручителю от кредитора права требования к должнику, не обеспеченного сроком исковой давности, которую допускают некоторые авторы. См., например: Белов В.А. Указ. соч. С. 61.
*(80) Публикация МТП N 458/Пер. Н.Ю.Ерпылевой//Законодательство и экономика. 1994. N 5-6.
*(81) См.: Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая. Научно-практический комментарий/Отв. ред. Т.Е.Абова, А.Ю.Кабалкин, В.П.Мозолин. М., 1996. С. 570, 573-574.
*(82) См.: Гражданское право. Учебник/Под ред. Ю.К.Толстого и А.П.Сергеева. Ч. 1. С. 531.
*(83) Павлодский Е.А. Обеспечение исполнения обязательств поручительством//Закон. 1995. N 5. С. 25.
*(84) Критический анализ изложенных мнений дан В.В.Витрянским (см.: Витрянский В.В. Банковская гарантия//Хозяйство и право. 1998. N 10. С. 3-4).
*(85) Необходимо отметить, что в литературе имеет место иное мнение, согласно которому банковская гарантия является двусторонним соглашением между гарантом и бенефициаром (подробнее об этом см.: Ерпылева Н.Ю. Международное банковское право. М., 1998. С. 90).
*(86) См.: п. 3 Информационного письма Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 января 1998 г. "Обзор практики разрешения споров, связанных с применением норм Гражданского кодекса РФ о банковской гарантии"//Вестник ВАС РФ. 1998. N 3.
*(87) Позицию, аналогичную изложенной, занимает и судебная практика. См.: Вестник ВАС РФ. 1997. N 6. С. 81-83.
*(88) Подробнее о существенных признаках приведенных видов гарантий см.: Ерпылева Н.Ю. Указ. соч. С. 91-92.
*(89) См.: Информационное письмо Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 января 1998 г. "Обзор практики разрешения споров, связанных с применением норм Гражданского кодекса РФ о банковской гарантии"//Вестник ВАС РФ. 1998. N 3; с. 392-393 т. 1 настоящего учебника.
*(90) Cм.: Римское частное право/Под. ред. И.Б.Новицкого и И.С.Перетерского.С. 339 (автор главы - И.С.Розенталь). Иная трактовка - см.: Покровский И.А. История римского права//СПб., 1998. С. 331; Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права (по изданию 1917 г.). С. 213.
*(91) Cм.: Римское частное право/Под. ред. И.Б.Новицкого и И.С.Перетерского. С. 340 (автор главы - И.С.Розенталь).
*(92) Брокгауз Ф.А., Ефрон И.А. Энциклопедический словарь. Т. XIII (ст. "Ипотечная система"), XXX (ст. "Солон"). СПб., 1894, 1900.
*(93) История развития института залога в российском гражданском праве наиболее полно представлена в работах Л.А.Кассо и А.С.Звоницкого (см.: Кассо Л.А. Понятие о залоге в современном праве (по изданию 1898 г.). М., 1999 (гл. 5-8); Звоницкий А.С. О залоге по русскому праву. Киев, 1912. С. 244).
*(94) ВВС РФ. 1992. N 23. Ст. 1239.
*(95) См.: Мейер Д.И. Русское гражданское право. В 2 ч.ч. 1. (по исправленному и дополненному 8-му изданию 1902 г.). М., 1997. С. 198.
*(96) См.: Гуляев А.М. Русское гражданское право. Киев, 1907. С. 175.
*(97) В литературе по залоговому праву обеспечиваемое (основное) обязательство зачастую именуют личным обязательством.
*(98) См.: Германское право. Ч. I. Германское уложение/Под ред. В.В.Залесского. М., 1996. С. 261-262.
*(99) О сущности правовой конструкции Grundschuld см.: Кассо Л.А. Указ. соч. С. 163-175; Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. С. 218-219.
*(100) См.: ст. 4 Федерального закона "Об ипотеке (залоге недвижимости)"//СЗ РФ. 1998. N 29. Ст. 3400. (Далее - Закон об ипотеке.)
*(101) См.: Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Ч. 3. Обязательственное право. Сделки. Изд. 2-е. С. 606; Крючковский В.Я. Залог имущества. Общедоступное изложение основных начал действующего права. СПб., 1914. С. 3, и др.
*(102) См.: Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Ч. 3. Обязательственное право. Сделки. С. 580.
*(103) Там же. С. 608.
*(104) ВВС РФ. 1992. N 23. Ст. 1239.
*(105) Следует заметить, что до этого российское законодательство давало иное определение твердого залога. Так, в соответствии с п. 2 ст. 49 Закона о залоге по соглашению залогодержателя с залогодателем "предмет заклада может быть оставлен у залогодателя под замком и печатью залогодержателя (твердый залог)". Индивидуально-определенная вещь может быть оставлена у залогодателя с наложением знаков, свидетельствующих о закладе.
*(106) СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 16.
*(107) В действующем законодательстве, и частности в п. 1 ст. 298 ГК, содержатся предписания, которые породили дискуссию о том, могут ли выступать в роли залогодателей учреждения, занимающиеся в установленном законом порядке коммерческой деятельностью. Подробнее об этом см.: Гонгало Б.М. Указ. соч. С. 79-82.
*(108) См.: ст. 147 КТМ РФ и п. 64 Положения о переводном и простом векселе от 7 августа 1937 г. N 104/1341 (Собрание законов и распоряжений Рабоче-Крестьянского Правительства СССР. 1937. N 52. Ст. 221).
*(109) См.: Маковская А.А. Залог денежных средств и ценных бумаг. М., 1999. С. 34.
*(110) См.: Маковская А.А. Указ. соч. С. 26-27.
*(111) См., например: ст. 33 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. (в ред. от 31 июля 1998 г.) "О банках и банковской деятельности"//СЗ РФ. 1996. N 6. Ст. 492.
*(112) См. с. 314 т. 1 настоящего учебника.
*(113) См.: Брагинский М.И. Обязательства и способы их обеспечения: неустойка, залог, поручительство, банковская гарантия (комментарий к новому ГК)//Правовые нормы о предпринимательстве. Вып. 1. М., 1995. С. 55.
*(114) См.: Струкгов В. О закладе долговых требований (De pignore nominum). СПб., 1890. С. 90.
*(115) Судебная практика в вопросе толкования нормы п. 6 ст. 340 ГК заняла далеко не бесспорную позицию. Так, по конкретному делу было указано, что по договору о залоге, заключенному на основании п. 6 ст. 340 ГК, право залога возникает у залогодержателя только с момента приобретения залогодателем соответствующего имущества (см.: п. 4 Информационного письма Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 января 1998 г. N 26 "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о залоге"//Вестник ВАС РФ. 1998. N 3). Подобное утверждение оставляет открытым вопрос о том, как вообще можно говорить о возникновении права залога с момента приобретения залогодателем соответствующего имущества, если залогодателем может быть по закону лишь субъект, обладающий на момент заключения договора залога на соответствующем титуле имуществом, передаваемым в залог.
*(116) То, что традиционно именуется залогом денежной суммы, есть не что иное, как резервирование источника исполнения денежного обязательства. Вопрос о том, могут или не могут деньги быть предметом залога, весьма дискуссионен (подробнее об этом см.: Гонгало Б.М. Указ. соч. С. 82-84).
*(117) См.: ст. 12 Лесного кодекса РФ от 19 января 1997 г.//СЗ РФ. 1997. N 5. Ст. 610.
*(118) См.: п. 4 Указа Президента РФ от 16 ноября 1992 г. N 1322 "О мерах по реализации промышленной политики при приватизации государственных предприятий"//ВВС РФ. 1992. N 47. Ст. 2722.
*(119) См.: п. 5 ст. 21 Федерального закона "О свободе совести и религиозных объединениях"//СЗ РФ. 1997. N 39. Ст. 4465.
*(120) См.: Приложение N 1 к ГПК РСФСР 1964 г.
*(121) См., например: постановление Правительства РФ от 30 июня 1994 г. N 756 "Об утверждении Положения о совершении сделок с драгоценными металлами на территории Российской Федерации" (с изм. и доп. от 1 декабря 1998 г.)//СЗ РФ. 1994. N 11. Ст. 1291.
*(122) Такой же позиции придерживается и судебная практика (см.: п. 45 постановления Пленума Верховного Суда РФ и ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации"//Вестник ВАС РФ. 1996. N 9; БВС РФ. 1996. N 9).
*(123) См.: Федеральный закон от 17 декабря 1998 г. "О присоединении Российской Федерации к Международной конвенции о морских залогах и ипотеках 1993 года"//СЗ РФ. 1998. N 51. Ст. 6266.
*(124) См.: п. 42 постановления Пленума Верховного Суда РФ и ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации"//Вестник ВАС РФ. 1996. N 9; БВС РФ. 1996. N 9.
*(125) Здесь идет речь о документах, о которых говорится при анализе договора продажи недвижимости на с. 257 настоящего учебника.
*(126) См.: Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права (по изданию 1917 г.). С. 215. Принцип специальности залога имеет свои особенности при ипотеке (залоге недвижимости) (подробнее об этом см.: Мейер Д.И. Русское гражданское право. Ч. 2. С. 200-201; Ем В.С., Рогова Е.С. Новый закон об ипотеке и его место в системе российского законодательства//Законодательство. 1999. N 3. С. 8-17).
*(127) В предпринимательском обороте оценка предмета залога осуществляется, как правило, на основе заключения профессиональных оценщиков (см.: Федеральный закон от 29 июля 1998 г. "Об оценочной деятельности в Российской Федерации"//СЗ РФ. 1998. N 31. Ст. 3813).
*(128) СЗ РФ. 1997. N 30. Ст. 3594.
*(129) Здесь мы сталкиваемся еще с одним пониманием ипотеки. В дореволюционной России под ипотечной системой понималась вся система регистрации прав на недвижимое имущество в поземельных книгах. Обозначение системы регистрации различных прав на недвижимое имущество через слово "ипотечная" объяснимо тем, что регистрация прав изначально родилась как регистрация права залога на недвижимость в поземельные книги.
*(130) Подробнее о принципах ипотечной системы см.: Мейер Д.И. Русское гражданское право. Ч. 2. С. 200-201.
*(131) См.: п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 15 января 1998 г. N 26 "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о залоге".
*(132) Подробнее об этом см.: Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Ч. 3. Обязательственное право. Сделки. Изд. 2-е. С. 607.
*(133) О существе залоговых свидетельств, об основаниях и порядке их выдачи см.: Дрожжин П.Т. Залоговые свидетельства и порядок их получения. Пг., 1915.
*(134) Современной закладной посвящены ст. 13-18 Закона об ипотеке.
*(135) См.: Кассо Л.А. Указ. соч. С. 260-261.
*(136) См.: Бобриков А.И. По вопросу о передаче закладных крепостей//Журнал Министерства юстиции. 1898. Июнь. С. 81113.
*(137) См.: Кассо Л.А. Указ. соч. С. 265.
*(138) Подробнее о различии между современной закладной и дореволюционной закладной крепостью (закладной), о сущности закладных листов см.: Правовые проблемы организации рынка ипотечного кредитования в России/Под ред. Ема В.С. М., 1999. С. 79-82. В этой же книге на с. 187-197 приведены образцы закладных листов и закладных крепостей, залоговых свидетельств.
*(139) См.: ст. 106 Федерального закона от 8 января 1998 г. "О несостоятельности (банкротстве)"//СЗ РФ. 1998. N 2. Ст. 222.
*(140) СЗ РФ. 1997. N 30. Ст. 3591.
*(141) Подробнее об этом см.: Ем В.С., Рогова Е.С. Указ. соч. С. 8-17.
*(142) Вопрос о том, носит право залога обязательственный или вещный характер, давно относится к числу дискуссионных. См.: Анненков К.С. Система русского гражданского права. СПб., 1901. С. 390-410; Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 396-404; Звоницкий А.С. Указ. соч. С. 173-249; Кассо Л.А. Указ. соч. С. 168-175; Хвостов В.М. Указ. соч. С. 326-340.
*(143) См.: Римское частное право/Под ред. И.Б. Новицкого и И.С. Перетерского. С. 344.
*(144) В п. 3 ст. 55 Закона об ипотеке после слов о договоре купли-продажи следует: "...а в случае приобретения имущества залогодержателем для третьих лиц - также и о договоре комиссии". Данное положение Закона представляет собой досадное недоразумение. Комиссионная продажа недвижимости невозможна в силу того, что переход права собственности на недвижимые объекты подлежит государственной регистрации (п. 1 ст. 551 ГК). Поэтому комиссионер не может от своего имени купить чужую недвижимость для третьего лица. Это он может сделать только в качестве поверенного.
*(145) См.: п. 46 постановления Пленума Верховного Суда РФ и ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации".
*(146) См.: Дигесты Юстиниана. Избранные фрагменты/Пер. и прим. И.С.Перетерского. С. 332.
*(147) Сам термин "залог товаров в обороте" был заимствован из страхового права. Предметом договора страхования мог быть товар, страхуемый как "капитал в обороте", т.е. как совокупность товаров изменяющегося состава. Индивидуализация предмета страхования достигалась путем определения помещения, где хранится товар, и запретом смешивать его с другими, незастрахованными товарами.
*(148) См.: Дмитриев-Мамонов В.А., Евзин З.П. Теория и практика коммерческого банка. Пг., 1916. С. 307.
*(149) СУ. 1928. N 4. Ст. 33.
*(150) См.: Венедиктов А.В. Залог товаров в обороте и переработке в Западной Европе и в СССР//Известия экономического факультета ЛПИ им. М.И.Калинина. 1928. Вып. 1 (XXV).
*(151) См.: Агарков М.М. Основы банковского права. Учение о ценных бумагах. М., 1994. С. 109.
*(152) См.: Положение о лицензировании деятельности ломбардов, утвержденное постановлением Правительства РФ от 9 октября 1995 г. N 984//СЗ РФ. 1995. N 42. Ст. 3985. Данное постановление применяется в части, не противоречащей Федеральному закону от 25 сентября 1998 г. "О лицензировании отдельных видов деятельности"//СЗ РФ. 1998. N 39. Ст. 4857.
*(153) Подробнее об особенностях залога вещей в ломбарде см.: Брагинский М.И. Деятельность ломбардов по Гражданскому кодексу//Право и экономика. 1998. N 1. С. 126-129.
*(154) См.: Катков М.М. Понятие права удержания в римском праве. Киев, 1910; Удинцев В.А. Понятие права удержания в римском праве (исследование Каткова). Киев, 1910.
*(155) Исторический и сравнительно-правовой анализ применения института права удержания содержится в монографии С.В.Сарбаша (см.: Сарбаш С.В. Право удержания как способ обеспечения исполнения обязательств. М., 1998).
*(156) Подробнее об этом см. с. 418-420 т. 1 настоящего учебника. Против квалификации права удержания в качестве меры оперативного воздействия высказывается С.В. Сарбаш (см.: Сарбаш С.В. Указ. соч. С. 192-195), утверждающий, что до появления нового ГК вполне оправданно было относить удержание к мерам оперативного воздействия, ибо другого места в законодательстве на тот период праву удержания не нашлось (см.: там же. С. 194). В связи с этим следует отметить, что понятие меры оперативного воздействия - это категория научная, неизвестная до сих пор законодательству.
*(157) Подробнее об этом см.: Сарбаш С.В. Указ. соч. С. 151-152.
*(158) Б.М.Гонгало полагает, что о возникновении права собственности кредитора на удерживаемую вещь можно говорить, только применяя по аналогии нормы о приобретательной давности (см.: Гонгало Б.М. Указ. соч. С. 40).
*(159) См., например: _ 369 Германского Торгового уложения//Германское право. Ч. 2. Гражданское Торговое уложение и другие законы. М., 1996. С. 134.
*(160) См.: Гражданский кодекс Нидерландов. Новая кодификация/Отв. ред. Ф.Й.М.Фельдбрюгге. Лейден, 1996. С. 267. Указанная норма породила немало проблем в гражданском праве Голландии, и сейчас ведутся дискуссии о введении регистрации этого права арендатора (см.: Сарбаш С.В. Указ. соч. С. 157).
*(161) См.: п. 1 ст. 2 Закона РФ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним"//CЗ РФ. 1997. N 30. Ст. 3594.
*(162) См.: ст. 1 Закона РФ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним".
*(163) Регистрация права удержания вполне соответствует правилам п. 43-61 Правил ведения Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним, утвержденных 18 февраля 1998 г. Правительством РФ//СЗ РФ. 1998. N 8. Ст. 963.
*(164) См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 449.
*(165) СЗ РФ. 1998. N 2. Ст. 218.
*(166) СЗ РФ. 1998. N 2. Ст. 222.
*(167) Кодекс торгового мореплавания РФ от 30 апреля 1999 г.//РГ. 1999. 1-5 мая.
*(168) Лишь при уступке требования должник может зачесть против нового кредитора свое требование к прежнему кредитору, т.е. применить зачет к лицу, не участвовавшему в первоначальном обязательстве, но только если срок такого требования наступил до получения должником уведомления о состоявшейся уступке либо вообще не был указан или был определен моментом востребования (ст. 412 ГК).
*(169) Нетрудно видеть, что гражданско-правовой институт зачета не имеет ничего общего с периодически проводимыми у нас по решению федерального правительства или иных органов публичной власти, т.е. в сугубо административном порядке, "взаимозачетами", в том числе по налоговым (публично-правовым) требованиям.
*(170) В современной литературе представлены доводы в пользу признания соглашения об отступном консенсуальной сделкой, прекращающей обязательство фактом своего заключения и одновременно порождающей новое обязательство - по предоставлению отступного, в том числе в виде результата работ, услуги и т.п. (см.: Шилохвост О.Ю. Отступное - способ прекращения обязательства//Российская юстиция. 1998. N 11. С. 7-9). Но при таком подходе отступное утрачивает принципиальные отличия от другого способа прекращения обязательств - новации.
*(171) Иногда прощение долга рассматривается и в качестве совершаемой кредитором односторонней сделки. Отсутствие по этому поводу единства взглядов (ср., например: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой. М., 1995. С. 404 (автор комментария - О.Н.Садиков) и Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный). М., 1996. С. 666 (автор комментария - М.И.Брагинский)) имеет давнюю историю, до конца не решенную и современным законодательством (см. об этом: Шилохвост О.Ю. О прекращении обязательств прощением долга//Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика. Сборник памяти С.А.Хохлова/Отв. ред. А.Л.Маковский. М., 1998).
*(172) Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). С. 302.
*(173) См.: Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Указ. соч. С. 348; Принципы международных коммерческих договоров. С. 198.
*(174) Понятие договора используется и за рамками гражданского права. К договорам в сфере семейного права (например, к брачному контракту) и природоресурсного права (об использовании различных природных объектов) обычно применяются нормы гражданского (договорного) права, ибо сами эти договоры по сути остаются гражданско-правовыми (частноправовыми). Трудовые договоры и "контракты" имеют частноправовую основу, которая, видимо, будет укрепляться по мере усиления частноправовой природы трудового права. Публично-правовые договоры (например, международноправовые) имеют свою, особую природу, обусловленную спецификой публично-правового регулирования.
*(175) Диспозитивные нормы закона, превалирующие в договорно-правовом регулировании, в большинстве случаев, по сути, представляют собой некоторую "подсказку" участникам имущественных отношений со стороны законодателя, обычно не требующуюся в развитом обороте, но намеренно сохраненную в отечественном правопорядке (см.: Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. М., 1995. С. 335).
*(176) Так, согласно ст. 6 Федерального закона "О естественных монополиях" (СЗ РФ. 1995. N 34. Ст. 3426) органы регулирования естественных монополий вправе определять потребителей, подлежащих обязательному обслуживанию, а также устанавливать цены (тарифы) или их предельный уровень на продукцию таких монополий, т.е. определять контрагентов и некоторые существенные условия соответствующих договоров.
*(177) См.: Закон РФ "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" (ВВС РФ. 1991. N 16. Ст. 499; 1992. N 34. Ст. 1966; СЗ РФ. 1995. N 22. Ст. 1977; 1998. N 19. Ст. 2066).
*(178) См.: Закон РФ "О защите прав потребителей" (ВВС РФ. 1992. N 15. Ст. 766; 1993. N 29. Ст. 1111; СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 140).
*(179) Подробнее об истории таких ограничений см.: Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. С. 251-275.
*(180) Подробнее о видах сделок см. _ 2 гл. 10 т. 1 настоящего учебника.
*(181) Что также свидетельствует об искусственности попыток обособления "предпринимательского права" даже в сфере договорных отношений.
*(182) См.: Брагинский М.И. К вопросу о соотношении вещных и обязательственных правоотношений//Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика. Сборник памяти С.А.Хохлова/Отв. ред. А.Л.Маковский. М., 1998. С. 117-121.
*(183) См.: п. 55 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8//Вестник ВАС РФ. 1996. N 9. С. 18.
*(184) Действующий ГК в результате неудачной редакторской правки текста абз. 2 п. 1 ст. 432 говорит о признании существенными лишь тех условий договора, которые прямо названы "необходимыми" законом или иными правовыми актами. В действительности имелись в виду условия, необходимые для договоров данного вида, независимо от признания их таковыми по закону (см.: Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. С. 347).
*(185) См., например: Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Указ. соч. С. 148.
*(186) Данный подход основан на правилах, принятых в современном международном коммерческом обороте, где названные условия также не считаются существенными (см.: Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров. Комментарий. М., 1994. С. 94-96, 146-147).
*(187) К этим случаям относится и правило п. 54 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8, имеющее в виду также ситуации, когда одна из сторон настаивала на согласовании условия о цене или на включении такого условия в договор.
*(188) Иногда предусмотренные такими нормами условия (не согласованные сторонами) также называют существенными (см.: Научно-практический комментарий к части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. 2-е изд. М., 1999. С. 560-563 (автор комментария - В.В.Витрянский)).

<< Предыдущая

стр. 17
(из 19 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>