<< Предыдущая

стр. 2
(из 8 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Это означает, что математическая основа для построения науки критериологии существует.
Природный критерий - это даваемое природной системе изначально, природно, знание, которое управляет движением ресурсов внутри системы и вне её при её оптимизации.
Действие критерия проявляется в доминировании того или иного процесса в любой системе, в том числе и в организме Человека. Это означает, что тайна доминанты раскрыта. В конечном итоге доминанта всегда приводит в образованию в системе нового смысла или к движению к старому смыслу.
Поэтому применительно к природным явлениям нельзя говорить лишь в информационном аспекте, ибо это определение пусто. Нужно говорить об информационно-смысловом.
И если бытовые критериально-оценочные действия человека дают возможность проявить его критериальный ум, то высшие критериальные действия восходят к духовным знаниям, даваемым в Духовных Учениях.
В этом состоит объединительный аспект критериологии под управление Глобальным Критерием Природы. Математическое доказательство существование Бога налицо.
Предложена новая практика жизни, основанная на философии, точнее, на мировоззрении, жизнеутверждения. Новая концепция болезни и лечения.
Новая духовная психология и жизнеутверждение дали возможность помочь многим людям в их неизлечимых заболеваниях.
Высшая критериология, прежде всего, изучает Сознание Природы в его иерархии: внутриклеточное, клеточное, надклеточное, организменное, животное, человеческое, общеклеточное, Жизненного Потока, Высшее.
В ней выделяется аурное пространство как прогностическое и душа Человека как высший орган организма. Модель души - солнечная система со всеми аналогичными выбросами вещества и радиации.
Критериология
Не надо жаловаться на то, что Бог не помогает нам. Это сущая неправда. Бог задает Истину, Законы Законов – критерии Духовности – и ждет, как мы сами, живя в соответствии с этими Критериями, будем следовать им своею душою и своею жизнью.
 
Благодаря широкой практике автора возникла новая обобщающая наука – критериология, изучающая критериальные, то есть оценочные в широком смысле, поля Природы и предлагающая пересмотреть наши приоритеты в сторону общечеловеческих духовных.
Частные науки всего лишь познают Критерии Природы как законы, законы законов, принципы и прочее. И хотя многие исследователи и философы мечтали об общей организующей науке, имеющей максимальное утилитарное значение, подходили они к ней с частных позиций отдельных наук, которые больше ограничивали, чем давали толчок к развитию. И лишь философское обобщение кибернетики дало искомую основу.
Сформулируем несколько положений критериологии и выводов обобщённого характера, обсуждение которых будет проводиться в разделах ниже.
Критерий – это мерило, дающее возможность оценивать то, о чём идёт речь или оценивать смыслы вообще в любой системе. Критерий – это такое математическое или физическое, качественное или любое другое языковое представление (в математике – функционал), которое при функционировании любой системы самоудовлетворяется путём его минимизации или максимизации. Поэтому справедливо представление критерия живого организма в виде отражения его самоудовлетворяющегося показателя.
Критерием можно назвать главную или обобщённую потребность организма или системы, если исходить из необходимости самоудовлетворения критерия.
Кроме главного, глобального, критерия существуют и локальные критерии подсистем, которые образуют критериальное дерево, вершиной которого является глобальный критерий.
Я выделяю, таким образом, критериальный уровень в иерархии уровней Сознания как высший природный уровень, формализованный уровень удовольствия или чувственности объектов Жизни. Этот уровень обладает свойством быть описанным математически через множество критериев, функциональных форм – функционалов.
Таким образом, чувство удовольствия в живых системах является отражением процесса удовлетворения, который можно поставить во главу устойчивого функционирования любой системы, не обязательно самоорганизующейся.
Самоорганизация как генерализованный процесс крупной системы, состоящей из более мелких систем и подсистем, чаще всего отражает процессы устойчивого усложнения и поддержания динамического равновесия в соответствии с глобальным критерием в системах любого происхождения и в условиях с существенно меняющейся динамикой среды существования и ресурсов.
Критерий является тем математическим представлением в цепи Природы, с которого начинается чувство, ощущение, страсть, желание, стимул, мотив, детерминанта, смысл и другие переменные состояния живого объекта, простые и обобщённые.
Фактически живое отличается от неживого тем, что в живом критериальность систем выражена более выпукло, более представимо, более динамично, более разнообразно, вплоть до крайних, пороговых значений и состояний, квалифицируемых как страдания и эйфория, экстаз. Удовлетворение потребности – это удовлетворение критериев.
Поскольку критерии оперируют смыслами, то и сами они выступают как высшие в относительном или абсолютном представлении смыслы.
Критерием может быть всё – любая идея, любая способность, любой принцип, любой закон, любая вера, любое соотношение, любое совпадение или несовпадение, любой элемент, – главное, чтобы этот элемент выступал бы мерой смысловой информации: количественной (больше-меньше), качественной (хорошо-плохо), моральной (добро-зло), чувственной (тепло-холодно), рациональной (порядок-хаос), ценностной (важно-неважно) или душевной (люблю-ненавижу) и других видов смысловой информации.
К сугубо критериальным понятиям следует отнести понятия веры, счастья, любви, хотя можно представить их в виде высших состояний. Это значит, что через состояния передаются нам голоса критериев.
Состояние – это внутренняя эмоция организма.
Работа критерия всегда предшествует образованию смысла в системе самоорганизации[2]. Смысл - это явное и концентрированное проявление доминирующего критерия по истечении времени самоорганизации в системе.
Действие критерия и смысла выражается через доминанту в состояниях организма, отражающихся в понятиях языка, главной характеристикой которых является их смысловая иерархическая многомерность.
Чтобы оценивать науки, знания, деяния, мысли, идеи, необходимо выделить Высшие Критерии Природы и привлечь к ним внимание учёных и неучёных. Ими на данном этапе являются, учитывая существование Духовного Максимума Вселенной[3], Критерии Духовной Этики, передаваемые человечеству через Великие Духовные Учения.
Необходимо в связи с этим сформулировать высший принцип природной адекватности, отражающийся в природном метаболизме: когда мы встраиваем свои личностные критерии, принятые человеком для повседневного руководства, в поле созидательных Критериев Природы непротиворечивым образом, то мы – созидатели положительного нового. Если же наши критерии противоречат созидательным природным, то мы – разрушители.
Известно, что глубина научности любой теории может быть проанализирована с точки зрения методологических критериев научности[4]: универсальности, согласованности (непротиворечивости), простоты, объяснительного потенциала и наличия предсказательной силы.
Универсальность критериологии обеспечивается применением универсального математического языка описания явлений и процессов в виде математических моделей систем (теория систем, теория оптимизации, теория управления, теории идентификации и другие) и представления их с включёнными в их состав и принятыми для их функционирования критериями. Любой критерий можно описать в виде математического функционала с разной глубиной детализации системы при выделении глобального её критерия.
Согласованность (непротиворечивость) критериологии достигается обязательным выполнением требования единства представления как природных систем, так и систем, создаваемых людьми, на основе принципов природной целостности, подразумевающей наличие согласованной работы подсистем под управлением природного критериального дерева. Особенно это важно для пограничных областей, когда согласованность зависит от степени развития общего оценочного поля.
Простота и наглядность критериологии проистекают из кибернетических представлений систем и их критериального дерева. Единая система Природы имеет свой Глобальный Критерий развития и глобальный критерий развития Человека как системы, включающей в себя все возможности самой Природы, для надстройки существующей иерархии живых систем новым уровнем интеллектуальных систем, естественным и непротиворечивым образом вписанных в Природу.
Объяснительный потенциал критериологии определяется качественной и количественной стороной её математической и кибернетической основы, а также объяснительным потенциалом любой другой отрасли знаний человечества, представляемой количественно и качественно как естественной части одной глобальной системы знаний, при выделении её оценочных полей в общем оценочном поле Природы.
Наличие предсказательной силы критериологии определяется непосредственно как целостностью и завершённостью формальных представлений, так и согласованностью применяемых критериев во всех подсистемах, природных и неприродных, а также простотой и наглядностью интерпретации таких важнейших для Человека этических понятий, как добро и зло на каждом уровне иерархии критериального дерева. То есть предсказания начинают наполняться нравственной сутью.
Знание глобального критерия, действующего в системе, позволяет определить уровень, к которому принадлежит система: духовный критерий выводит систему на духовный уровень, животный, материальный критерий – на материальный, критерий разума - на уровень логики языка.
Материализм никогда не поднимался выше критериев Жизненного Потока.
Диалектика никогда не поднималась выше критериев разума.
Ни то, ни другое не могли дать истинной цели развития Человека и человечества. Но мы можем не намечать цель нашего движения вообще, если мы в своём движении понимаем и видим, как и какой природный критерий удовлетворяется при этом, и осознаём его положительность для человечества.
Этот вывод является весьма важным, ибо явно выделить общую цель в сложном будущем природном развитии для Человека Сегодняшнего пока не представляется возможным. Ориентация же Человека на удовлетворение главных положительных природных критериев даёт основание иметь гарантию хотя бы неразрушающего воздействия Человека на Природу.
Принципы критериологии и законы примирения
Часто нами руководят крайние состояния: гнев, ненависть, мстительность. Сожаление, которое приходит потом, усугубляет чувство вины.
 
Насилие человека над человеком отражает действие критериев разрушительной части метаболизма Природы. Одной из задач Человека является не принимать эти критерии за главные.
1. Принцип определённости. Критериология - это наука о критериях и их влиянии на живые и неживые системы. Она впитала в себя несколько дисциплин: теорию функционалов, теорию оптимизации, теорию самоорганизующихся систем, философию, кибернетику, психологию и многое другое. Критериология может быть представлена своей математической частью и частью гуманитарной. Это единственная наука, которая подводит реальное детерминированное математическое основание под понятия психологии, философии, медицины и другие гуманитарные знания.
2. Принцип необходимости самоорганизации и устойчивости Природы. Природа иерархична, то есть она ранжируется по уровням, каждый из которых образует систему матрёшек, вложенных друг в друга, либо дерево уровней, в структуре которого подчинение осуществляется снизу вверх. Ранги уровней определяются действующими на них критериями, образующими дерево критериев. Иерархичность Природы полностью определяется критериями этого дерева.
3. Принцип достаточности самоорганизации в устойчивости Природы. Главный принцип: в Природе существует её глобальный критерий, обеспечивающий её самоорганизацию и устойчивость как главной суперсистемы, и критериальное дерево подчинённости и соподчинённости критериев систем, входящих в главную суперсистему, то есть её подсистем.
4. Принцип функционала. Критерий - это оценка, соотношение, количественное или качественное сравнение, мера тождественности некоторому эталону или расхождения от него, причём эта мера в общем случае является изменяемой во времени. В частном случае оценка или мера может быть неизменяемой во времени. Тогда она восходит к числу как к мере несвязанных субъектов. Математически критерий в устойчивых природных системах выражается через форму оптимизирующегося функционала.
5. Принцип вторичности доминанты. Выбранный критерий определяет доминанту сознания, которая, в свою очередь, придаёт смысл протекающему процессу самоорганизации. Доминанта существует благодаря напору Потоков из Бесконечных Источников Жизни, Разума, Любви, Духа и Критериев, проявляемой в человеке как воля.
6. Принцип перераспределения ресурсов. Фактически критерий перераспределяет процессы ресурсного обеспечения системы. В сознании работа критерия меняет напряжённость поля сознания. В виду того, что последнее анизотропию, при этом меняется кристаллическая динамическая структура поля сознания. Значения критерия во времени меняется в широких пределах. Максимальное его значение отражает наибольшую скорость процессов ресурсообеспечения.
7. Принцип двуполярности ресурсов. За ресурсы принимаются не только материальные потоки и запасы, но и информационно-смысловые поля. Ресурсами в общем случае могут быть любые воздействия других систем, в том числе как увеличивающие созидательный потенциал критерия, так и снижающий его.
8. Принцип смены критериев. В живых системах смена критериев происходит как в зависимости от изменений более высоких по рангу критериев, так и в зависимости от степени самостоятельности системы. Нулевые значения критерия означают выключение его действия на систему.
9. Принцип необходимости как справедливость. Справедливость есть отражение подчинения уровней иерархии критериального дерева. Критериология необходима там, где нужно обосновать принципы свободы или, по-другому, права и обязанности субъекта в отношении с объектом. Причём, соотношение прав и обязанностей может варьироваться в широких пределах, что естественно вызывает разные правила игры партнёров - от полного порабощения до полной разнузданности. И то, и другое является крайностями проявления свобод.
10. Принцип примирения. Говоря о законах примирения в самоорганизующейся Вселенной, хотелось бы выявить именно ту часть критериального знания, которая до сих пор сильно умалялась учёными и практиками применительно к сознанию человека. Законы примирения всегда касаются двух и более сторон, неважно как они выглядят в материальном мире. Это могут быть люди, семьи, общества в разных формах, человек и общество, даже разные субличности одного и того же человека. Но это всегда части Сознания Природы. Не только над Природой победа опасна, человек всегда остаётся в личном одиночестве, если становится победителем. Победа всегда разжигает негативные инстинкты: ненависть побеждённых и презрение победителя.
11. Из рассмотрения критериальных взаимоотношений разных живых и неживых природных систем можно выявить закон адекватного действия. Этот закон равносилен третьему закону Ньютона в физике: действие равно противодействию. Однако, речь идёт о действиях, наделённых смыслом, доминантой и критериями одного уровня сознания. Для человека действие этого закона проявляется в выделении смысла из любых информационных полей, и переводе их в поля информационно-смысловые.
Развитие двух и более взаимодействующих систем адекватно или справедливо, если выполняются принципы:
11. Принцип смысла. В отношении общего смысла действие обеих сторон обязано иметь одинаковое по уровню оправдание на более высоком уровне, чем уровень, на котором оно развивается.
12. Принцип доминанты. В отношении общей доминанты действие обеих сторон должно доминировать над другими действиями настолько, что обе стороны оперируют ресурсами одного порядка.
13. Принцип уровня. В отношении критериев, применяемых обеими сторонами при оценке и оптимизации своих действий и действий партнёра, уровень критериев должен быть одного порядка сложности и высоты организации и самоорганизации.
Если принципы, о которых идёт речь сейчас, нарушаются, то необходимо говорить о законе неадекватного действия: неадекватно друг другу то, что не имеет между собой критериального соответствия.
Может показаться, что наука критериология формулируется в виде некоей сверхфилософии, в которой объясняется, зачем существует сам мир и, естественно, сама критериология. Однако автору видится, что она, скорее всего, будет развиваться не сама по себе как наука академическая, а лишь в прикладном значении подобно кибернетике.
Сознание человека с позиций критериологии
И Бог и дьявол чаще и сильнее всего проявляется в самом близком и в самом любимом человеке. Через любимых людей им действовать легче всего. Через самое любимое дело – тоже.
 
Если мы попробуем вникнуть в суть научных определений понятия сознания, то ужаснёмся: совершенно неясно, что же это такое есть на самом деле. Какое-то эфемерное «облако в штанах». Прежде всего, поражает сугубо материалистическое понимание и сознания, и психики: то и другое представляется учёным как продукт производства какого-то абсолютно «чёрного ящика». Другой, похожий, взгляд на сознание рассматривает его как качество происходящих где-то количественных изменений.
Я же убеждён в том, что о сознании нужно говорить, как о системе или подсистеме самоорганизации, проявление деятельности которой, отражение, происходит во всех пластах, уровнях материи и нематерии. Конечно, можно заявлять, что сознание является лишь качеством материального мира, однако, ведь говорим же мы о виртуальном сознании безотносительно к ограничениям физического мира.
Трудно разобраться в том, насколько противоречиво понятие сознания, принятое в науке, ибо оно характеризует собой самый высший уровень человеческого знания. Категорию сознания определяют путём отождествления её с другими высшими категориями, находя таким образом общее при их пересечении с позиций выбранного критерия.
Гипотезы находят своё подтверждение или неподтверждение на практике. Учитывая, что практика не может дать один критерий для широкого диапазона условий, любая принятая для употребления в языке категория оказывается истинной лишь в определённом пространстве условий и критериев.
Сознание Человека всегда больше отождествлялось с психикой, чем с логикой, хотя иногда под сознанием понимают как раз язык, то есть его сугубо детерминированную часть природной логики, отбрасывая фактически его стохастическую наполняемость и богатство. На самом деле Природа стохастична, случайна в той мере, насколько Человек невежественен. Под покровом случайности лежат природные пласты и уровни, на соответствие законам и критериям которых Природа проверяет деяния Человека.
Религиозный взгляд на Человека известен: через Человека Бог проводит свою творческую волю.
Если же подходить к пониманию сознания с сугубо кибернетических позиций, то необходимо признаться, что религиозный подход намного ближе к разгадке этой тайны, чем классический психологический.
На самом деле, как кажется автору этих строк, к сознанию ближе скорее не столько логика, сколько как раз критериальная часть Природы, благодаря которой собственно и происходит оценивание, измерение, сравнение, отождествление, разделение и так далее любых одних проявлений от других. Ибо простое сравнение и выделение преобладающего параметра по какому-либо признаку характерно для любой системы и для любого языка.
Как в логике универсальной операцией является импликация «если… то…», так и в управлении, организации и самоорганизации основой управления является сравнение. Ведь измерение основано на сравнении. Детерминированность работы системы, а, значит, и выделение смысла, проявляется с появлением контроля, который полностью основан на сравнении.
Сравнение, существующее в Природе, предполагает наличие естественных эталонов сравнения, проявляющих себя через критерии. Критерии образуют пространство критериев, из которого работают в определённой системе и при определённых обстоятельствах не все его элементы, а лишь некоторые. Управление природным процессом отбора необходимых критериев осуществляется за счёт соответствующих весов, или коэффициентов. Веса отражают природную работу качественных критериев, приоритет которых выше количественных.
Чтобы проявить в поведении Человека его отношение к происходящему, то есть его критериальный уровень, Человеку даны эмоции как реакция его организма во внешнее пространство Жизни.
Зачатки сознания в системе управления – это её логические операции по восстановлению ею своего равновесия, устойчивости. Когда система начинает усложнять свою структуру, начиная от примитивной, то можно проследить некоторые тенденции по синтезу её регулятора, если на её движение наложены определённые глобальные ограничения. Такими глобальными ограничениями по отношению к Человеку является, например, требование не отрываться от поверхности Земли, то есть не летать.
Можно попытаться выделить сознание как качество регулятора. Ибо для чего ещё оно необходимо, кроме как для регулирования и выполнения возложенного на него долга? Следовательно, наличие сознания является главным требованием, предъявляемым к Человеку со стороны Природы.
Какие же требования ещё могут быть предъявлены к Человеку, кроме глобальных? Конечно, индивидуальное и коллективное творчество как создание того, что до него естественным образом не создаётся. Воспроизводство. Живучесть, иммунитет. Совершенствование.
Вторым глобальным требованием для Человека является его принадлежность Жизненному Потоку.
Третье глобальное требование – это прогноз как главное состояние его сознания. Ибо только среда прогноза способна подпитывать дух человека или, наоборот, его снижать, в соответствии со своей полярностью.
Когда Сознание Природы проходит сквозь Человека, оно выливается в проявленные для человеческого сознания процессы душевные (любовь-нелюбовь), психические (поведение безотносительно к содержанию), соматические (здоровье-болезни) и разумные (творческие устремления или полное подчинение), действие либидо.
Под умом можно подразумевать лишь ту его часть сознания человека, которая связывает его с критериальным природным пространством. Знание критерия даёт возможность во многом прогнозировать развитие там, где известны условия и структура системы, ибо критерий, в соответствии с математической теорией идентификации, определяет структуру регулятора и качество процессов.
Поэтому основной тенденцией в развитии наук будет накопление в них критериальных основ Жизни, что придаст дополнительный импульс росту синтетических систем самоорганизации. В этом смысле стремление людей науки преодолеть преграды в технологии клонирования можно рассматривать как процесс совершенствования человеческого начала, когда люди перестанут быть привязанными к животному состоянию в размножении.
Именно поэтому совершенно неясна причина возражений против клонирования и генных технологий как со стороны науки, так и религии. Не этикой можно объяснить этот факт, а влияние невежества масс, с одной стороны, и корыстными интересами, с другой. Ибо как раз этика диктует нам изменить природу Человека настолько, чтобы «первородный грех», грех прелюбодеяния полностью отпал.
Часть 3. ГЛАВНЫЕ ОТКРЫТИЯ КРИТЕРИОЛОГИИ
Открытие критериальности Природы 
(Из книги «Человек Будущего. Трактат о Любви и Этике. Новые открытия о Человеке»
Луч, который вышел из волшебной палочки, достиг зеркальной сферической вершины горы и осветил вокруг так далеко, как до того не смогла осветить ни одна свеча.
 
Эта книга, как и все другие книги автора, обобщила представления в области исследования Сознания Природы. Автор принадлежит к тем людям, кто считает, что пока что человечество искало подходы для познания Сознания.
Теория Критериальности Природы, сформулированная мною в моих книгах, даёт прекрасную возможность использовать её для прогнозирования и развития сложных иерархических природных и искусственных систем, неважно в какой области эти системы рассматриваются: в физико-технической, медицинской, в лингвистической, социологической, кибернетической, психологической, философской или в области изучения сознания в целом.
Укажу некоторые выводы, обосновывающие открытие критериальности Природы. Речь о них пойдёт далее на страницах этой книги.
Если мы говорим о структурах и системах, то нужно объяснить разницу между ними.
Структурой можно выразить практически всё в виде элементов и связей между ними.
Системой структура станет только тогда, когда вся она окажется погружённой в поле ресурсов и пронизанной деревом критериев, которым в соответствии с ними и согласно им будет подчиняться работа, функционирование каждого элемента и всей структуры в целом. Без такого согласованного взаимодействия системы быть не может.
Только так система становится способной сохранять целостность, выполнять задания, осуществлять свою функцию и существовать в динамике, то есть во времени.
Любая функция времени, любая система или любой процесс, если они характеризуются хоть в какой-то степени устойчивостью, взаимно однозначно отражаются в своём критерии, функционально задаваемым своим конечным значением и видом.
Критериальность Природы проявляется при проведении системного анализа. Она не является явной; психология, физиология, биология, физика и другие науки ею не оперируют. Лишь теория оптимальных систем и некоторые разделы математики используют понятие критерия как функционала.
Самым объективным является то, что Бесконечные Источники Любви, Разума и Жизни постоянно подпитывают всё материальное, даже неживое, накачивая их всеми необходимыми видами энергии-смысла.
Самоорганизация – процесс возникновения, укрепления и сохранения целостности системы.
Начало процессу самоорганизации будет положено, когда структура, ресурсы, «поле плодородия» – пространство существования, – будут «знать», что для этого делать. А это произойдёт, когда она станет пронизываться всем полем критериев, которые автоматически организовывают существование.
Только при таком процессе включения в «поле плодородия» критериев возникают условия для протекания автоматических процессов природного синтеза.
Критерий преобразуется в видимую, хорошо осязаемую по своему напору функциональную доминанту, обладающую не обычным магнетизмом, а скрытым, не обычным притяжением ресурсов, а высшим.
Так критерий становится обладателем и повелителем всех функциональных принадлежностей в организме для решения задачи оптимизации[1] – минимизации или максимизации – выделения, концентрации, «материализации» того, что мы называем смыслом.
Такая материализация критерия в смысл происходит в тонкоматериальном поле сознания в таком виде, что смысл становится доступен сознанию.
Доминанта всегда содержит ядро будущего смысла и поле притяжения. Доминанта – это устойчивая функциональная форма, отражающая самоорганизацию в системе, обладающая смыслом своего уровня, более высокого, чем уровень её проявления. Доминанта обладает разной степени силой, или потенциалом, своего поля притяжения.
Природа через работу физических полей, видимо, избрала Человека, чтобы на нём закончить первый этап создания своего Зеркала как отрицательной обратной связи. Этот этап завершился, когда Человек стал разговаривать, думать и творить.
Говорят, что с помощью Человека Природа познаёт самоё себя. Думаю, что не только в познании состоит миссия человечества на Земле. Ибо Человек и человечество являются частью громадной самоорганизующейся системы, преобразующей мир.
Физика не изучает сознание в его полноте. Она в принципе этого делать не будет, потому что она изучает лишь материю без мысли.
Когда материя наделяется мыслью, физики сводят её к немыслящей, случайно способной на неожиданности, неопределённости.
Вся квантовая механика, квантовая термодинамика, вообще всё направление квантовых и флюксовых исследований замечательно иллюстрируют обессмысленный подход науки прошлого к исследованию мыслящей материи.
Я предлагаю новое определение Жизни: Жизнью называется всё то, что обладает любой устойчивой формой сознания.
Сознание есть атрибут Природы и способность материальной структуры к самоконтролю, к самоорганизации, к самоопределению и к саморазвитию.
Проявленность сознания заключается в двух основных моментах: в замыкании обратных связей на любом природном уровне через себя и в сознательном оперировании критериями при выделении и наращивании новых смыслов, получаемых как из неопределённой, так и из определённой информации.
Объективное существование сознания, адекватного, то есть несвободного от ограничений материи, и виртуального, то есть свободного от ограничений материи, бесспорно, доказывает факт существования второго после Материи атрибута Мироздания – Критериального.
Сегодня можно достаточно чётко формулировать: в каждой точке Вселенной всегда действует одна и та же Критериальность Природы безотносительно к пространству и времени, которая и обуславливает самоорганизацию Природы на всех её уровнях.
Критериальность Природы организует смыслы в самостоятельно существующие объекты Жизни, как в виртуальные, так и в материальные, как в положительные, так и в отрицательные с точки зрения развития.
Критериальность Природы, как и время, является одной из форм Бесконечного Источника Жизни, форм, проявленных в адекватном сознании, то есть выделенных в материальном мире.
Я каждого человека является такой же, но только виртуальной, формой Критериальности Природы в проявленном сознании Человека.
Именно Критериальность Природы позволяет нам сохранять память и прогнозировать, самоопределяться и самосовершенствоваться в силу однозначности своей устойчивости.
Критерии и их самоудовлетворение
«Дух есть прежде всего способность человека различать высшие ценности: добро и зло, истину и ложь, красоту и уродство. Если выбор в этой области сделан, то дух стремится подчинить своему решению душу и тело. Через свой дух человек общается с Богом. Без общения с Богом дух человека не способен найти настоящий критерий для определения высших ценностей, так как только Бог, который Сам есть абсолютное благо, истина и красота, может верно указать решение человеку» (Православный Катехизис. Издание Московской Патриархии, 1990).
 
Наука критериология, предложенная автором, опирается на эти духовные истины. Главная задача нравственного воспитания изложена в этих словах.
В «Исповеди» Л.Н Толстого сформулировано его главное открытие, пришедшее к нему под занавес жизни - нравственное совершенствование[5]. Вспоминая себя и других, вступающих в жизнь, Толстой констатирует: «отпадение моё от веры…» произошло к 15 годам. «Теперь, вспоминая то время, я вижу ясно, что вера моя – то, что, кроме животных инстинктов, двигало моею жизнью – единственная истинная вера моя в то время в совершенствование. Но в чём было совершенствование и какая была цель его, я бы не мог сказать» (с. 7). Он совершенствовал в себе ум, тело, волю. Нравственное совершенствование «подменилось желанием стать сильнее других людей, т.е. славнее, важнее, богаче других». «Честолюбие, властолюбие, корыстолюбие, любострастие, гордость, гнев, лесть, – всё это уважалось» (с. 8) .
Толстой с позиций религии захотел нарисовать жизнь религиозного человека и вышел за рамки официальных церковных догм. Он захотел подменить церковную религиозность самодельной и потерпел неудачу, потому что не понял, что Церковь - это Институт Человека, который создавался веками и который несёт в себе Глобальный Критерий Природы. И никакой гений его не поколеблет. Ни Л.Н. Толстой, ни В.И. Ленин не смогли этого сделать. Чтобы изменить религиозные взгляды людей, нужно не отменять старое, а предложить сначала новое, которое и будет постепенно вытеснять старую организацию.
Меня же, например, всегда удивляла моя ранимость. Вначале, в молодости, я связывал её с обидчивостью, но к старости стал смотреть на происходящее со мною другими глазами и понял, что всё дело в душе, которая мне досталась. Точнее, всё дело в теле, которому достался я сам как душа. Ибо я всё больше и больше прихожу к выводу, что среда души и есть наше Я.
Я - это пространство присвоения личностью, то, что называют в последнее время душой человека. Индивидуальность больше связана с инстинктами, а душа - с сознанием.
Оценки нам навязаны не просто традиций и культурой, главное, они навязаны языком, на котором говорит человек. Поэтому часто бывает непросто приспособиться к другому языку как к другому этносу. В каждом нашем суждении можно выделить сразу несколько оценок.
В процессе оптимизации критерия (максимизации или минимизации с течением времени) Природа самоудовлетворяется. Именно этот процесс самоудовлетворения критериев в Природе и есть путь эволюционного природного движения. Выше этого процесса находится лишь Глобальный Критерий Природы, который первичен. Всё остальное уже потом: тонкая и грубая материя, поля, вакуум. Контроль процесса самоудовлетворения человека происходит в его душе, ибо она является хранительницей всех высших оценок личности, что пока нами плохо осознаётся.
Состояния организма - это вторая главная характеристика Жизни, которая связывает все части организма с природными критериями. Состояния организма прекрасно ощущаются самим человеком и управляются состояниями души. Фактически состояния души и есть основные обобщённые оценки личности, или её критерии, в соответствии с которыми человек и делает свой выбор, сознательный или нет.
Человеческий организм имеет глобальный критерий, который отражается в его духе. Личностный дух человека живёт в его душе. Он контролируется, а иногда и выбирается, самим человеком вполне сознательно. Глобальный критерий - это высший уровень духа человека на конкретный момент времени, который имеет состояние максимума при полном отождествлении с высшим смыслом Природы. От него настраиваются все остальные критерии и оценки, начиная от качеств души (совесть, вина, любовь, ответственность, долг), разума, тела, воли, органов до самих клеток.
Лестница состояний - это последовательность состояний души от суицида вверх, через апатию, депрессию, гнев, ревность, ненависть, враждебность, нейтральность, положительность, радость к состоянию любви, которое является высшим, если это любовь-благодарность.
Надбиологическая медицина
Биологическая медицина, как и вся биология, почему-то начисто отрицают влияние Сознания Природы на Жизнь.
Медицина перестала быть всего лишь врачебной. ибо жизнь врачей от такой медици:ны оказалась в опасности больше, чем жизнь их пациентов.
Задаёмся вопросом: «Почему врачи умирают раньше пациентов на 15 — 20 лет?».
Вот отрывок из моей книги: «Человек Будущего. Трактат о Любви и Этике. Новые открытия о Человеке»
«Хочу начать небольшой обзор причин ранней смертности врачей с разочарования в выборе профессии.
Вторая причина — это нездоровый образ жизни и вредные привычки и привязанности, которые во многом обусловлены разочарованием в жизни. Это всё – общие причины, то есть непрофессиональные.
К основным же профессиональным причинам я отношу отсутствие в науке и практике общей концепции Человека и, в частности, концепции человека-врача. В то же самое время отсутствует принятая в медицине и концепция болезни. А о том, что среди медиков широко принята какая-то позитивная философия жизни, и говорить не приходится. Её заменяет им корпоративная этика с клятвой Гиппократа, что с духовных позиций оценивается лишь отрицательно.
У врачей наблюдается ярко выраженная сверхвысокая чувствительность. Чувства врача профессионально погружены в экологически грязную информационно-смысловую среду. Слишком высокая у них степень прагматичности, «игры по правилам», со слишком большой регламентацией профессиональных действий.
Отсюда и гипнотический поток негативного смысла, заключающегося в ненужности и даже вредности исследовательского отношения к жизни и профессиональной деятельности. Так происходит детренировка интеллектуальной способности, сужение и деградация сознания и мозга. Возникает некая интеллектуальная лукавость профессионалов.
Врачи как спасатели, не понимая того, оказались меж двух природных огней: между огнём-болезнями, которые надо лечить, чтобы продлить жизнь роду человеческому, и огнём-учёбой Человека со стороны Природы. Хуже того, получается, что врачи и целители, не объясняя с духовных позиций причины заболеваний, уничтожают ростки совершенствования как в себе, так и в больных людях. А это уже совсем антидуховно.
Сегодня надо начинать кричать о том, что существует радиационная опасность болезни!
Многие читающие мои книги люди заметили, что они наталкивают их на раздумья о правильности нашего, человеческого, поведения. Они правы. Ибо, действительно, Духовная Этика открывает бесконечные и реальные горизонты для получения оценок о правильности нашего выбора, мышления, действия.
Самым значительным открытием, по моему мнению, из всего того, что я предложил нового, является открытие природной критериальности. Потому что много из нового просто выливается само собой, вследствие работы человеческого логического аппарата.
Единая критериальность Природы гарантирует всем нам, людям, всем живым существам в Природе бесконечную степень целостности, ибо эта целостность обеспечена единым критериальным природным деревом, на Вершине которого находится «Бог есть Любовь» и которое чисто кибернетически пронизывает всё-всё имеющееся в Природе.
Мы только-только стали понимать это и приходить к мысли, что живём-то мы очень неправильно, ибо правильно жить значит участвовать в Божественной Игре с Выигрышем для Всех. Иначе нам никогда не удастся жить с Богом. Оказывается, что мы даже не безбожники, мы – антидуховны и в этой своей антидуховности дико агрессивны.
Подобное переосмысливание происходит сейчас и в медицине, которая переживает один кризис за другим. Если профессионально оказывается, что врачи в целом имеют среднюю продолжительность жизни на 15 – 20 лет меньше своих пациентов, то разве же это явление нельзя назвать кризисом? Ведь врачи – это ведущие от Бога, сопровождающие нас, простых людей в сложности Жизни. Получается, что либо они не знают, куда ведут нас, либо они – подвижники и жертвы изначально.
Оказывается, мы с вами живём в постоянной суггестии абсурда, в этом удушливом тумане бессилия, страха, паники. И эта суггестия стала для нас самым большим наркотиком. Наука наркотизирована так, что ничего нового не замечает, для неё не стало новых фактов общечеловеческого характера.
Когда говорят о медицине, то всегда рассматривают биологию и медицину как единое научное и практическое направление и останавливаются на теле человека. Правильно ли это? Конечно, нет. С современных позиций оказывается, что этого недостаточно. Ибо рассматривает такая медицина человека как неразумное существо. И только. Она агрессивна в случаях проявления пациентом разума в отношении своей болезни. Но ведь уже есть и психотерапия, и трансперсональная терапия, и арттерапия! – воскликнет читатель. Да есть, но многое они взяли либо из грубого гипноза, либо из психиатрии, которая больше относится к починке разуме шокотерапией. Ведь шокотерапия – тоже терапия.
Но сделать что-то в рамках традиционной медицины нельзя. Ибо она превращена в религию со всеми вытекающими из неё последствиями. Она живёт своей религией, имя которой врачебная этика. Врачебная этика разрешает делать лишь то, что разрешено «Высшим Судьёй» и полностью запрещает делать то, что им не разрешено. Всё, что не разрешено – запретно! Хотя общество уже давно живёт по противоположному закону: «Всё, что не запрещено, разрешено!». Происходит этот юридический абсурд из-за бедности знаний, которыми владеют врачи. Вот где лежит ответ!
Оказывается, медицина не впитала в себя, в свои методы исследования достижения науки последних пятидесяти лет. Почему? Потому ли, что единственным мерилом правильности её методов стали оценки заблудившихся неучей о лженаучности. Оказывается, для медицины, для её практики истинно лженаучной является кибернетика и математика – до сих пор! Как генетика, парапсихология, душа и духовность.
Оказывается, с одной стороны, явное нежелание новых знаний, а, с другой, фанатичное религиозное мракобесие. Так легче живётся. Но ложь, которая витает, как тот же суггестивный туман, уже перелилась через край. Нельзя лгать себе, это страшно оттого, что эта ложь съедает ауру – и самого человека, и общества. И тогда мы теряем целостность, становимся рыхлыми телом, разумом, душой, духом. К Богу ли мы идём в таком случае?
Пора говорить о медицине как о практике помощи профессионалов человеку не только в отношении психики и тела. Тем более, что психика, как я доказал в своих книгах, является полностью лженаучным «облаком в штанах». Ибо пора уже признать, что рождена психика специально Сознанием Природы для того, чтобы в её стохастическом поле, в поле случайностей как в поле плодородия, появилось – родилось из семян Природы, набрало силу, зрелость сознание Человека, которое чисто кибернетически замыкает отрицательную обратную связь с Сознанием Природы. Вот этого открытия не заметили миллионы учёных.
Пора говорить о точно таких же ростках Природы, которые, вырастая, замыкают точно такие же отрицательные обратные связи с Разумом и Душой, Желаниями и Волей Природы. Но вырастают они как бы ниоткуда – из случайного, бушующего, спонтанного поля плодородия, что безоговорочно означает одно: именно так прорывается для нашего сознания Контакт с Сознанием Природы. Так существуют для нас необычные Энергии из Бесконечных Источников Жизни, Любви, Разума, Критериев.
Но, главное, всё же – надо говорить о духовности и о критериях, которыми пользуется человек в повседневной жизни. Наука и практика обязаны принять математическую кибернетичность устройства всей Природы. Только для этого нужно открыть глаза, прочистить уши и включить разум. Прекратить быть слепыми, спящими, ленивыми, равнодушными, злыми, эгоистичными.
Сегодня разум становится безумным, если он применяет критерии, например, агрессии. Но не только это определяет безумность Человека, человечества. С современных позиций правильным считается применение разума в действиях, результаты которых будут оценены лишь после их появления, то есть «по плодам». А правильно ли эта правильность? Мы привыкли считать, что другого пути нет, как нет механизма оценки, который бы наперёд, задолго до появления «плода», мог бы предсказать рождения зла.
Но ведь такой механизм есть и очень давно! Он заключён в Великих Духовных Учениях, лишь небольшие части из которых приспособили к своим нуждам религии.
Лишь Духовные Учения говорят о том, как эгоизм, лень, бездуховность, антидуховность, ложь в любом виде становится злом, несущем объективные характеристики зла. Но через ауру, психику и разум зло воздействует на тело, убивая клетки и органы, нарушая целостность организма. Оказывается, можно предсказать появление объективного зла во многих случаях, если руководствоваться Духовной Этикой, а не этикой какого-либо группового сообщества – врачей, адвокатов, чиновников и так далее.
Значит, необходимо говорить о медицине духовной как о целостной, которая бы учитывала весь сложный комплекс любого природного организма. С научных позиций это необходимо делать, говоря о критериально-оценочных природных нарушениях Духовной Этики, приводящих ко злу и к мировому, и личностному, и общественному.
Открытием поистине надбиологическим является наличие в человеческой (и животной тоже) ауре нервных окончаний и рецепторов, энергетических меридианов, подобных меридианам в теле человека и животных. Но, учитывая, что аура является «телом» психики, воли, желаний, разума и души одновременно, то нужно признать, что медицина, развивающая сегодня направление диагностики по ауре, идёт верной дорогой. Однако, опять применение разрешённых методов, основанных только лишь на приборной основе, точно так же ограничивает врачей, как и раньше. Они не становятся от этого более духовными, они превращаются в придаток машины. В этом – величайшая трагедия человечества.
Вторым важнейшим открытием биолого-энергетического целостности организма является возможность диагностировать состояния хронической усталости, иногда приводящие человека к быстрой потери жизненной энергии и крайне преждевременной смерти. В этом помогает сравнение резус-фактора крови и распределения Инь и Ян в левой и правой половинах человека. Этого ни восточная, ни западная медицина не знала.
Медицина не просто прочно становится на научный в широком смысле фундамент, она превращается в практику Жизни, имеющую множество ответвлений, но твёрдо чтящую целостность Природы, а, следовательно, всего живого в ней.
Духовность перестаёт быть сладкой сказкой для слабых и обиженных. Она становится дверью в Будущее. Именно для него и создан Человек».
Роковая ошибка познания
Сверхсознание
Роковой ошибкой я назвал заблуждения наук о Человеке, заблуждения психологического и философского плана, вытекающие из непонимания роли критериев как в Природе, так и в сознании Человека.
Оказалось, что человек недуховный даже не может понять, в чём состоит ошибка познания человечеством, которая привела его на край катастрофы.
Признание официальной наукой понятия сверхсознания (напр. Симонов П.В. Неосознаваемое психическое: подсознание и сверхсознание. В сборнике статей: Кибернетика живого; Человек в разных аспектах. – М.: Наука, 1985, с. 107-121.) вывело процессы создания, получения смысловой информации из плоскости психики как рефлектирующего поля материи в другое пространство. Оно оторвало сознание от приземлённости и показало то его начало, на которое, вообще говоря, науки не желали тратить время. Поэтому внимание академика Симонова, тем более, удивляет. К сожалению, даже З. Фрейд сводил сверхсознание к части «Оно».
Кибернетически Природа поставила наше сознание в причинную цепочку «Сознание Природы – психика – сознание Человека – отрицательная обратная связь – Сознание Природы».
Свести психику к следствиям внешнего воздействия на организм, конечно, можно легко, однако, сведение сознания Человека к следствиям психики, как и ограничение этим, оказывается как раз тем самым движением, когда с водой выплёскивают и ребёнка.
Генеральное качество
Если причиной возникновения психики являются внешние воздействия, то спрашивается, а каким образом организованы они, эти воздействия? Принять, что они случайны, означает оказаться в роли слепого, который не видит внешней по отношению к Человеку организованности Природы и силы, возбуждающей всё живое.
Поэтому пересмотр самого понятия сознания стал настолько актуальным, что дальше игнорировать генеральное качество сознания – его сущностную критериальность – может оказаться роковым для всего человечества.
Симонов П.В. пишет: «Поведение человека детерминировано его наследственными задатками и условиями окружающей среды, в первую очередь условиями социального воспитания. Науке не известен какой-либо третий фактор, способный повлиять на выбор совершаемого поступка» (с. 114).
Насколько противоречит Симонов сам себе, признавая одновременно с этим заявлением сверхсознание и существование автоматически и постоянно действующих потребностей, останется на его совести. Однако, наука требует определённости.
Когда потребности стали Богом
Читая упомянутую работу академика Симонова, невольно ловишь себя на мысли, что всё человеческое и общественное вертится вокруг потребности, ставшей не только Богом, но и другом, и братом, и даже самим человеком.
Вот пример: «Таким образом, не сознание само по себе и не воля сама по себе определяют тот или иной поступок, а их способность усилить или ослабить ту или иную из конкурирующих потребностей. Это усиление реализуется через механизмы эмоций, которые, как было показано нами ранее, зависят не только от силы потребности, но и от оценки вероятности (возможности) её удовлетворения. Ставшая доминирующей потребность (практическая доминанта) направит деятельность интуиции (сверхсознания) на поиск оптимального творческого решения проблемы, на поиск такого выхода из сложившейся ситуации, который бы соответствовал этой доминирующей потребности» (с. 115-116).
Это высказывание обожествило потребность, сделав её фактически живым существом, управляющим Человеком.
Психика и сознание
«Выбор совершаемого поступка» – вот место, на котором споткнулась вся наука вместе с академиком Симоновым. Почему-то выбор решения в науке отделился от выбора поступка Человека. Хотя в обоих случаях ясно, что для того, чтобы выбор всё-таки произошёл, необходимо иметь критерий выбора.
Наука, которая сформировалась к началу третьего тысячелетия, считала, что психика – это все проявления, скрытые и явные, присущие живому существу.
За сознание она принимала ту часть психики, которой существо может манипулировать. С позиций своего сознания, сознания Человека, учёные пытались определить как психику то, что существенно превышало их собственное сознание.
Но эти попытки были странными – определённость никак не находилась, а размытость и стохастичность, то есть случайность, не воспринимались, как знак к расширению поля исследования.
Науки никак не могли поменять местами Сознание, признав его всеобщность в Природе, и такую размытую психику. Поэтому психика и сознание было для исследователей одним и тем же.
Сознание и ядро Жизни
О сознании можно говорить лишь тогда, когда оно, кроме элементов психики, материи, поля, наделено именно критериями – выбора, количества, качества, – то есть мерой оценки, и процессами организации элементов в системы на основе постоянного изменения значения критерия так, чтобы оно всегда стремилось к его экстремуму – максимуму или минимуму. То есть сознание самоорганизуемо.
Сознание Человека реализует в себе не ситуативное, а критериальное управление и отличается от сознания Природы лишь тем, что у Человека оно значительно быстрее оперирует критериями.
Другими словами, критерий в системе ведёт себя так, как ведёт себя живая система, нам привычная, когда она адаптируется к условиям своего существования. Только система изменяет свои параметры, свою структуру, перераспределяет ресурсы в соответствии с законами Природы и данными ей возможностями.
Критерий и Жизнь
Критерий по-настоящему управляет всеми действующими в системе законами, включая одни и выключая другие. Фактически, критерий – это закон законов.
В любой системе критерий постоянно функционирует и обеспечивает её целостность за счёт природного самодвижения, идущего изнутри него.
В сознании Человека имеется поле критериев, которое обеспечивает ему возможность принимать решение или достигать цели в разных ситуациях. У разных людей это поле разное по ширине.
Критерий обладает способностью увеличивать или снижать своё воздействие на систему через законы Природы, перераспределяя, таким образом, её ресурсы. При этом он полностью подавляет действие другого критерия. В этом и состоит феномен доминанты, о котором писал А. Ухтомский.
Какие критерии мы выбираем
Часть критериев включается самим сознанием лишь ситуативно по образцу обратной связи, часть – сверхсознанием, той его сущностью, которая опекает данный критерий. В этом феномене пока что заложена самая большая тайна для Человека. Именно эта тайна и рождает религиозный взгляд. Если наука в лице её представителей не желает исследовать эту тайну, то от этого тайна сия нисколько не исчезает. Лишь отдаляется её явление, понятное людям.
Поэтому понятие Жизни нельзя ограничить лишь биологическими рамками, генетикой, физиологией, даже системностью, ибо последняя не проявляет суть живого, а лишь приближает к ней.
Объективное проявление процесса самоорганизации любой живой системы закономерно приводит к признанию в Природе эффекта матрёшки – вложения в систему живого критерия, а в него – живого ядра, сущности, которая является двигателем самого критерия.
Пока что наукой изучались лишь следствия действия этой внутренней силы, само наличие которой наукой при этом отрицалось.
Человек пока что в значительной степени игнорировал Критерии Природы и руководствовался в своей деятельности, в основном, критериями ситуативными, придуманными им самим. Более того, ситуативность управления и организации с лёгкой руки науки и под натиском частнособственнического олигархического подхода к экономике почти вытеснило из жизни общества его ориентацию на Будущее, сведя жизнь общества с высот целостной системы до проблем выживаемости отдельного человека. Так вопреки желаниям Природы и Бога в жизни людей победил животный дарвинизм.
Выбор и философия
Духовная Этика – это не изобретение Человека, а Вершина и задачи человечества и Человека, которые переданы в форме Духовной Этики от Сознания Природы. Если хотите, от Бога.
Когда ссылаются на Гегеля в том, что этика и, прежде всего, принцип личной ответственности базируются на безусловном признании абсолютно свободной воли, то лукавят, поскольку свобода воли не относится к социальным условиям и генетике, а тем более к физиологии.
Гегель не двузначно указывал на присутствие в жизни людей, кроме наследственности и среды, третьей силы – Божественной. Свобода выбора, которая понимается без неё, означает лишь незнание причин выбора. И не более. А свобода воли в таком случае есть ничто иное, как разнузданность, которая не наблюдается даже у животных.
Философия, исключив третью силу, оказывающую главное влияние на поведение Человека, окончательно запуталась в понимании свободы воли и выбора, зашла в тупик. Этого бы не было, если бы философы приняли бы понятие критерия за основную категорию. Тогда бы они увидели, что Человек наделён Природой той же особенностью самоорганизации, что и она в целом, – созданием своих критериев, которые автоматически самой Природой проверяются на совместимость с её Критериями.
Рок психологии
Психологические понятия доминанты, мотивации всегда требовали своего уточнения, ибо они слишком размыты. Понятие потребности вообще оказывается необоснованно расширенным за счёт сужения функций Человека, при котором способности сводимы к потребности. Последнее является настолько абсурдным, насколько с позиций природной оптимальности потребности минимизируются, а способности максимизируются.
Такое «научное» запутывание понятий привело к генеральной ошибке познания – к гипнотической вербализации языка и, соответственно, поведения людей нашей эпохи.
Психология, а вслед за неё и вся наука в целом, придала любой потребности организма любого вида статус природного закона, призванного её удовлетворять. То есть ввела понятие самоудовлетворения потребности, характерного для критерия лишь в кибернетическом понимании. При этом психологи совершенно не пожелали увидеть причину самоудовлетворения в кибернетической, целостной замкнутости Природы. Значит, не была введена иерархия критериев, восходящая к Глобальному Критерию Природы.
Анализ
Поэтому, во-первых, в научном знании источник как причина природных движений был искусственно отрезан от следствия, которое с большой натяжкой выдавалось за причину, а основные понятия и категории оказались неопределёнными, размытыми, тавтологично формулируемыми.
Во-вторых, наблюдая природную страсть способностей Человека к своей максимизации, последнее безо всякого на то основания перенесли и на потребности, и на инстинкты. Вот этот блеф и сыграл роковую роль в познании человечеством истин, когда даже наука, основывая свои гипотезы, в основном, на интуиции, во многом не приняла для проверки поток знаний из Сознания Природы.
При этом почему-то результаты работ Сеченова-Павлова в части подавления рефлексов и инстинктов за счёт сознательной деятельности Человека были фактически отброшены. Реакции защиты человеческого организма оказались вообще за бортом кибернетического понимания.
В-третьих, процессу самоудовлетворения критерия не был придан статус экстремального природного аутопроцесса и потому он не определялся своим минимальным или максимальным значением.
Гипноз
Кажется, для Человека нет более сильного гипнотического воздействия, чем языковое. По крайней мере, так говорят учебники о гипнозе. Новые, более мягкие виды гипноза лишь подтверждают это – НЛП, эриксонианский гипноз. Но есть ещё и гипноз традиций, движений, музыки, звуков вообще, образов зрительного ряда и так далее.
Общественный, или массовый, гипноз – это не такое уж редкое явление, подтверждаемое хотя бы модой на определённые образцы поведения. История человеческого общества не избежала даже крайних проявлений массового психоза хотя бы в виде национализма, фашизма, революционных переворотов, военных сражений и их разновидностей.
Как медитации любого вида, так и любой способ ухода от мира являет собой погружение в поле гипноза.
Опыт человеческого общения, вся культура направлены на то, чтобы только усилить общественный и языковый гипноз установлением традиций. И потому Природа, совершенно не доверяя внутренней убеждённости людей, через сверхсознание дала им способность непосредственного получения смысловой информации из поля Сознания Природы, минуя формально-логическую суть их сознания.
С другой стороны, парапсихологические феномены заставляют принять во внимание и гипнотические воздействие на людей через другие каналы воздействия – перцептивные, чувственные, внутренние, независимые от сознания Человека. При этом воздействия между людьми передаются через особые поля общеклеточного пространства Жизни.
Влияние гипноза
Человек легко впадает в гипноз, личный или общественный, если критериальная вершина его этики невысока, так как он контролирует лишь то, что находится ниже этой вершины. Всё, что превосходит вершину его понимания, этики, для него не существует реально, точнее для него оно перемещается в виртуальную реальность.
Для такого человека характерными являются два крайних состояния – самогипноза и агрессии, причём, он легко может переходить из одного в другое.
Люди, не имеющие своим главным критерием Вершину Духовной Этики, всегда представляют опасность для общества и даже для самих себя. Они принимают решения согласно своим внутренним убеждениям, как все, но их суженность в анализе и в понимании действительности не даёт им возможности избежать роковых ошибок, связанных с выбором действий с причинением неудобств другим людям.
Правилом жизни таких людей во многом, если не во всём, становится имитация поведения того человека, или того типа людей, которого они выбирают за эталон.
Особенно это характерно для тех профессий, которые призваны обществом, чтобы охранять его целостность, в первую очередь, для судей, прокуроров, чиновников, военных, для людей стоящих у власти в том или другом её виде. Такая принципиальная ограниченность сознания этих людей сильно тормозит процесс эволюции общества, снижает его духовность и наносит значительные разрушительные удары по его целостности.
При крайне низкой вершине личной этики и при отсутствии у него человеческого эталона поведения человек становится маргиналом с отрицательным качеством.
Роковое заблуждение
Как можно исказить действительность до неузнаваемости, до полного абсурда, показано в анализируемой работе нейрофизиолога академика Симонова.
Придав главенствующий статус потребности, он превратил Человека в ничтожество, которое оказалось по значимости в Природе меньше червяка. Ибо червяк тоже творит, но лишь полезное, а Человек чаще всего способен лишь на вред.
Направление движения ресурсов в сторону удовлетворения потребности застилает ум нашим учёным. Они забывают, что Человек, прежде всего, – это преобразователь природных закономерностей: из низких в высокие. Поэтому он – Созидатель, Излучатель положительного нового Ресурса – Энергии Духа Любви.
Не увидеть испускаемых Лучей Любви из Человека и не понять его предназначения – это типичное заблуждение учёных, впавших в самогипноз от своего суженного сознания.
Угроза безопасности
Уже традицией стало переводить любой разговор в плоскость безопасности государства. Я тоже не премину воспользоваться возможность, чтобы ни сказать об этом, только с уклоном в сторону всей Природы и человечества. Ибо Человек меня интересует всего лишь как клетка Разума, Души, Духа и Любви.
Я не верю тому, что люди живут в Боге. Я вижу как раз противоположное – они постоянно навязывают Богу свои критерии, насквозь пронизанные личностным или общественным эгоизмом.
Я рассматриваю безопасность шире, чем в отношении государства, Земли, отдельных людей. Поэтому я убеждён, что внутренняя убеждённость любого человека исходит из вершины его личной этики. И опасность его больше, чем ниже эта вершина.
К сожалению, каждый из нас является судьёй всему, что вокруг делается и что мы с вами замечаем. Перестать быть таким судьёй для Человека невозможно. И судим мы, каждый, со своей вершины.
Поэтому на вопрос о том, доверяет ли нам Бог, я даю отрицательный ответ. И добавляю: «Вот когда мы с вами, все, будем все свои мысли, поступки и решения основывать, исходя из Вершины «Бог есть Любовь», вот тогда и появится к нам доверие Бога».
А пока нам остаётся лишь мечтать о тех временах и трудиться своей душой.
Применение этого типа мышления вы найдёте, если прочитаете раздел: «Манифест Мира» или воспользуетесь книгами на сайте: Библиотека Геннадия Мира.
Критериальный тип мышления
Предикативность мышления
По определению философов, «мышление – это внутреннее, активное стремление овладеть своими собственными представлениями, понятиями, побуждениями чувств и воли, воспоминаниями, ожиданиями и т. д. с той целью, чтобы получить необходимую для овладения ситуацией директиву»[1] (с. 280).
В этом определении поражает факт отсутствия субъекта действия – кому принадлежит «стремление овладеть». Директива же, видимо, – это главный мотив мышления.
Мышление – это, по-другому, перефразируя философов, способность субъекта к овладению своим внутренним ресурсом.
Мышление предикативно, то есть в нём выражается то, что высказывается о субъекте с разных сторон. Но эти высказывания связаны целостностью самого субъекта. Значит, фактически предикативность – это управление ресурсом со стороны главного критерия, которому подчиняется субъект, явно или неявно. Следовательно, мышление всегда сущностно, то есть критериально.
Зачем нужна философия?
Философия – это наука о смыслах жизни, о мышлении, о сущности жизни, о целостности жизни, но, главное – это любовь к мудрости, или к истине, в которой заключено нечто целостное природное. Философский словарь настолько плохо и разочарованно говорит о философии как о науке, что остаётся только руками развести.
Философия – это форма всеобщего сознания – вот ещё одно определение. Однако, эта форма сознания почему-то оказалась совсем неразвитой, ибо она не восходит к Вершине Смысла.
Любовь к мудрости вполне могла бы объяснить, откуда эта самая мудрость проистекает. Или же наука о целостности, за которую себя выдавала философия, могла объяснить, за счёт чего же обеспечивается в Природе целостность форм.
Целостность в Природе обеспечивается критерием. Философия только приступает к анализу Природы с критериальных позиций.
Система этики
Система этики – это набор жизненных критериев, принципов, способов обоснования и достижения цели, с помощью которых производится, прежде всего, оценка и синтез ситуаций, состояний, ресурсов, этапов движения и прочее, а потом и их коррекция.
Систему этики можно определить по тому, от какой идейной вершины она начинается – с какой высшей оценки. Такая оценка просматривается всегда по направлению стремления в процессе мышления.
Типы мышления
Тип мышления – это система этики, которую человек создал для себя, опираясь на некую выбранную для этого вершину.
Тип мышления можно определить по тому, какую личностную этику навязывает человек окружающему его жизненному пространству. Ведь каждый представляет из себя некое пространство личности, хуже или лучше, и своё пространство встраивает в жизненное пространство.
Можно говорить, например, о таких типах мышления:
диалектический;
хаотический;
ближний целевой тактический;
стратегический;
этический;
религиозный;

<< Предыдущая

стр. 2
(из 8 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>