ОГЛАВЛЕНИЕ

В. И .Михайлов, кандидат юридических наук
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО И БОРЬБА С ПРЕСТУПНОСТЬЮ: ПРОБЛЕМЫ И ПРЕДЛОЖЕНИЯ
Задачу сдерживания преступности решают все отрасли законодательства. При этом самым серьезный фактором, определяющим формы и методы деятельности спецслужб и правоохранительных органов, выступает состояние и динамика раэвшвия преступности.
Преступники рассматривают территории государств, входящих в СНГ, как пространство чрезвычайно удобное не только для незаконного транзита наркотиков, оружия, отмывания преступно нажитых доходов, но и для укрытия от правоохранительных органов на территории одного государства лиц, совершивших преступления на территории другого. Новые границы нисколько не сковывают деятельность межрегиональных и международных криминальных группировок. Отсутствие согласованности в деятельности правоохранительных органов и спецслужб , низкий уровень обмена оперативно-значимой информацией ставят криминальные структуры в заведомо выгодные условия в сравнении с государственными органами.
Консолидация и координация усилий государств в рамках СНГ должны осуществляться как в сфере законотворчества, так и в сфере практической деятельности правоохранительных органов.
Но здесь необходимо подчеркнуть, что успех борьбы с преступностью коркнится, наряду с повышением организованности и технической оснащенности правоохранительных органов, усилением профессионализма их сотрудников, прежде всего в сужении ее экономической базы. Это предполагает прежде всего наведение должного порядка в сфере экономических отношений, установления единых экономических правил во всех странах СНГ. И в этом смысле следует приветствовать унификацию гражданского законодательства стран Содружества.
В то же время важным средством в борьбе с преступностью выступает и сближение уголовного законодательства. Причем анализ соответствующих положений как уже действующих уголовных законов, так и готовящихся показывает, что преступлениями в государствах СНГ признается примерно один и тот же круг "экономических деяний".
В то же время диспозиции ряда статей Уголовных кодексов с точки зрения возможности их д оказывания весьма неудовлетворительны.
Так, в ст. 176 нового УК России под обманом при получении кредита понимается предоставление банку заведомо ложных сведений о хозяйственном положении либо финансовом состоянии индивидуального предпринимателя или организации. Исходя из этого, обманом, наказуемым в уголовном порядке, является предоставление сведений, заве-домо ложных для предоставляющего. При этих условиях, исходя из су-дебно-следственной практики, у преступника появляется возможность ссылаться на ошибки в сведениях, допущенные случайно или по причинам, от него не зависящим, на иные, оправдывающие его обстоятель-
и .1 на , которые следствие не всегда может опровергнуть . Кроме того , при такой редакции предоставление достоверных сведений, сопровождаемых подложными гарантийными обязательствами третьих лиц, состава обмана не образует. Кстати, все перечисленные недостатки относятся и к содержанию ст. 164-2 УК Казахстана "предоставление заведомо ложных сведений о банковских операциях", а также ст. 148-5 УК Украины "мошенничество с финансовыми ресурсами".
Наиболее уязвимой составной частью организованной преступности выступает так называемое "ошмывание" или легализация преступных доходов. В странах, где системы мер борьбы с организованной преступностью наиболее развиты, давно поняли, что надо прежде всего искать и отсекать деньги преступной организации, которые составляют финансовую основу ее деятельности, "отмываются" и идут на воспроизводство преступного бизнеса. Поиск нужно вести как от преступной организации, так и от оборота незаконно нажитых денежных средств. Но борьба с "отмыванием" является эффективным рычагом противодействия организованной преступности в целом только при детальной регламентации фи н ансово-банк овен их операций , закреплении в законодательстве обязанности для банковских служащих сообщать о всех подозрительных сделках с одновременным нормативным определением признаков таких подозрительных операций - Сведение всего многообразного комплекса мер борьбы с отмыванием преступно нажитых доходов лишь к установлению уголовной ответственности за действия по приданию этим средствам видимости законных - неэффективно. И доступный для анализа опыт тех стран, где такие уголовные нормы существуют (например, ст. 243 УК Республики Узбекистан), подтверждает этот вывод.
Взятые на себя Россией международные обязательства требуют ее активного участия в качестве равноправного члена мирового сооб щества в решении данной проблемы, тем более что ситуация характеризуется как объективно благоприятствующая легализации доходов от преступной деятельности. Такое положение, на наш взгляд, обусловлено иелым рядом факторов, в том числе разрывом единого экономического, финансового и правового пространства бывшего СССР, "прозрачностью" границ и другими обстоятельствами.
Анализ информации, добытой органами безопасности России в процессе осуществления оперативно-розыскной деятельности по отдельным конкретным делам, подтверждает, что сейчас в стране активизируются
процессы, которые условно ( в связи с отсутствием соответствующих правовых норм ) можно квалифицировать как "отмывание" преступных доходов криминальными структурами. У нас имеется информация относительно механизмов, позволяющих логализовывать преступные доходы, в первую очередь с использованием недостатков в функционировании финансово-банковской системы. В тех случаях, когда указанные факты подпадают под действующее уголовное законодательство, правоохранительными органами, в том числе ФСБ России, принимаются по ним соответствующие меры. Однако непоследовательность экономической реформы , неразвитость и непоследовательность законодательства в финансово-банковской сфере, отсутствие практически применимых критериев разграничения "чистого" и "грязного" капиталов, несогласованность проводимой прежде всего государствами Содружества политики противодействия обороту "преступных денег" и другие обстоятельства не позволяют в настоящее время вести с ним борьбу эффективно и в полном объеме.
Серьезный сдерживающим фактором, по нашему мнению, является отсутствие в странах СНГ практически действующей всеобъемлющей системы законодательно-нормативных актов, комплексно определяющих финансовые, организационные и правовые меры борьбы с легализацией преступных доходов. Хотя в Российской Федерации соответствующий проект созданной по распоряжению Президента Российской Федерации межведомственной рабочей группой уже давно подготовлен.
В этой сфере, в связи со свободным межгосударственным обращением капиталов, чрезвычайно важны скоординированные усилия всех государств Сообщества как на уровне законодательства, прежде всего в сфере финансово-банковского обращения, так и на уровне практической деятельности правоохранительных органов. Правовые основы такого взаимодействия правоохранительных органов государств-участников СНГ уже заложены как в Минской конвенции, так и в ряде межправительственных и межведомственных документов. Полагаем, что в силу различных причин присоединение государств СНГ к Европейской конвенции "О борьбе с "отмыванием" денег" может затянуться. Поэтому , учитывая рост интеграционных процессов, решение данного вопроса возможно путем заключения соответствующего многостороннего договора (соглашения) "О борьбе с "отмыванием" преступных доходов "на региональной уровне, в рамках Содружества Независимых Государств. Это позволило бы наиболее полно отразить специфику этих стран и
повысить эффективность принимаемых мер.
В этом контексте следует признать плодотворным предложение о подготовке Межпарламентской Ассамблеей государств-участников Содружества Независимых Государств комплекса законов, направленных на борьбу с организованной преступностью, в том числе и о противодействии преступно нажитым доходам.Механическое внесение в действующее уголовное законодательство дополнений, квалифицирующих те или иные деяния как совершенные "организованной группой", не поз-воляет активно пресекать деятельность криминальных лидеров и организаторов группировок, которые напрямую не связаны с осуществлением конкретных преступных действий.
Закрепление в законодательстве России, Казахстана и некоторых других стран таких оперативных мероприятий, как "проникновение (оперативное внедрение)"^ "контролируемая поставка" и "оперативный эксперимент", ставят вопрос о целесообразности дополнения законодательства юридическими нормами, обеспечивающими правовую и социальную защиту субъектов оперативного проникновения в структуры организованной преступности и действующих в экстремальных ситуациях, а также участников уголовного судопроизводства по делам об организованной преступности и коррупции. По нашему мнению, это возможно путем включения в уголовное законодательство (в контексте международного сотрудничества в сфере борьбы с преступностью, в том числе и в кодексы государств СНГ ) нормы о признании непрсступным причинение вреда, совершенное с соблюдением определенных условий при выполнении должностных обязанностей или общественного долга. тем более, что практика применения этих острых оперативных мероприятий в силу их эффективности расширяется.
Основные положения использования метода "контролируемой поставки" при выявлении лиц, участвующих в незаконном обороте наркотических средств, определены в Венской конвенции ООН "О борьбе против незаконного оборота наркотических и психотропных средств" 1988 г. В ряде других международно-правовых актах, регулирующих взаимодействие государств по борьбе с преступностью, декларируется возможность применения этого метода в целях пресечения не только незаконного оборота наркотиков, но и оружия, культурных ценностей. Практическая реализация этих положений должна осуществляться в соответствии с национальным законодательством. Российская нормативная база по данному вопросу сводится к положениям п, 15 ст. б Фе-
дерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности", вступившего в действие с 18 августа 1995г., и главы 37 Таможенного кодекса Российской Федерации (далее - ТК России). В последнем определено, что в целях пресечения международного незаконного оборота наркотических средств и .выявления лиц, участвующих в таком обороте, таможенные органы России в каждом отдельном случае в соответствии с договоренностями с таможенными и иными компетентными органами иностранных государств или на основе международных договоров используют метод контролируемой поставки, т.е. допускают под своим контролем ввоз в Российскую Федерацию, вывоз из Российской Федерации или транзит через ее территорию наркотических средств. Решение об использовании метода контролируемой поставки принимается ГТК России. В случае принятия положительного решения, если страной назначения наркотических средств является иностранное государство, уголовное дело в Российской Федерации не возбуждается, а о принятом решении таможенный орган Российской Федерации немедленно уведомляет прокурора в установленном порядке.
ТК России также определяет, что метод контролируемой поставки в таком же порядке используется и в отношении других предметов, являющихся орудием или средством совершения преступления, либо предметов, добытых преступным путем, либо предметов, противоправные деяния с которыми являются контрабандой. Учитывая положения п. 13 ст. б Закона "Об оперативно-розыскной деятельности" следует признать, что метод контролируемой поставки является универсальным и может применяться всеми субъектами оперативно-розыскной деятельности для пресечения незаконного оборота любых предметов. Такое оперативное мероприятие, как "внедрение" закреплено не только в законе "Об оперативно-розыскной деятельности", но в законах, определяющих деятельность конкретных ведомств :"0 федеральных органах налоговой полиции" и "Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации". Кстати, названные оперативные мероприятия нашли свое отражение и в ст. II Закона республики Казахстан "об оперативно-розыскной деятельности",
Однако действующее российское законодательство не дает ответов на многие вопросы, возникающие в практической деятельности правоохранительных органов, например: как быть с привлечением к уголовной ответственности лица, которое, сотрудничая с правоохранительными органами на конфиденциальной основе, доставляет партию нарко-
тиков на территорию России и тем самым способствует ликвидации устойчивого канала распространения наркотических средств? Каковы уголовно-правовые основания невозбуждения уголовного дела при транспортировке их за границу?
С учетом изложенного целесообразно давать развернутое определение а т их оперативных методов в национальных законах, регламентирующих оперативно-розыскную деятельность.
"Проникновение ( оперативное внедрение ) " , "контролируемая поставка" и "оперативный эксперимент" должного отражения в законе еще не нашли - Хотя именно в законе, а не в ведомственных нормативных актах, должны содержаться развернутые нормы, определяющие основания и порядок их проведения. Это обусловливается следующим: при проведении оперативно-розыскных мероприятий режим законности приобретает особую значимость; возможное ограничение прав и свобод граждан при их осуществлении допустимо, в соответствии со ст. 55 Конституции Российской Федерации, только Федеральным законом в це-.••1йх защиты конституционного строя, законных интересов граждан и обеспечения обороноспособности и безопасности государства.
В этих нормах должны содержаться общие основания, порядок сно-^ени^ с органами других государств, взаимодействия с органами прокуратуры, гарантии безопасности. На наш взгляд, законодательное определение возможности проведения этих мероприятий с разрешения руководителей соответствующих федеральных ведомств и с санкции прокурора явится гарантией обоснованности их применения и безопасности для лиц, внедренных в преступные группы или осуществляющих контролируемую поставку и вынуждснно нанесших ущерб правоохраняе-мым интеросам.
Пределы, основания и порядок применения "проникновения (оперативного внедрения ) " . "контролируемой поставки" и "оперативного эксперимента" каждым из специальных или правоохранительных органов должны определяться законами, регулирующими их деятельность, такими, как: Таможенный кодекс, законы об органах федеральной службы о е ^ о пас н ости , налоговой полиции . Организация и тактика, а также ^руг должностных лиц, имеющих право применять решение об использовании этих методов • ведомственными нормативными актами.
Однако практика показывает, что эффективное применение названных мероприятии возможно лишь при комплексной правовом регулировании, так как их проведение зачастую не только имеет внешние приз-
наки преступления, но и реально причиняет вред правоотношениям. Следователи и судьи при оценке таких ситуаций исходят прежде всего из отсутствия в уголовном законе конкретной нормы, позволяющей признавать правомерными такие действия. Хотя применяемые оперативные мероприятия апробированы общественной практикой, социально допустимы и закрепляются в нормах различных отраслей законодательства. чаще всего обязывающих и предписывающих.
Здесь необходимо особо подчеркнуть, что случаи правомерного причинения вреда встречаются во всех сферах социальной жизни: управлении, медицине, пожарном деле и т.д.
В рамках действующего законодательства такие случаи возможно рассматривать на основании норм уголовного закона об изменении обстановки или отпадении общественной опасности (ст.50 УК РСФСР), а также крайней необходимости (ст. 14 УК РСФСР). Но предназначение нормы о крайней необходимости, закрепленной вот. 14 УК РСФСР, иное: она регулирует поведение субъектов в случаях непосредственно возникающей опасности, когда избежать ее в данных обстоятельствах невозможно. Проведенные нами исследования показывают, что судебно-следственная практика, как правило, распространяет нормы о крайней необходимости лишь на случаи устранения непосредственной опасности и только гражданами. При рассмотрении таких случаев оценка обычно дается только причиненному вреду, а предотвращенный ущерб, зачастую гораздо значительнее разрушенного блага, необоснованно игнорируется.
В оперативной деятельности очень часто возникают хотя и экстремальные , но все же предвиденные ситуации, когда опасность еще не проявилась, но вероятность этого чрезвычайно велика. Причем часто она носит не конкретный и не личностный характер, а общий и социальный.
Например, были признаны преступными действия оперативного работника, который в целях выявления сбытчика фальшивых денежных купюр "распускал" среди причастных к нарушениям валютного законодательства лиц слух о своем желании их приобрести. А когда, после контакта с ним, фальшивомонетчики были задержаны, то эти действия первоначально оценивались как преступные.
Случаи такой квалификации действий оперативных работников или лиц, содействовавших правоохранительным органам на конфиденциальной основе, хотя и имеющих признаки преступления, но являющихся в
243 -
сложившихся обстоятельствах единственной практической возможностью пресечь реальное тяжкое преступление, являются не единичными.
Такое положение заставляет изыскивать иные, менее эффективные пути пресечения представляющих повышенную общественную опасность преступлений.
Однако бытует мнение, в том числе среди некоторых законодателей, что в оперативной деятельности могут применяться любые мероприятия, за исключением, может быть, лишения жизни и причинения тяжких телесных повреждений, но сотрудникам, их проводившим, нельзя давать повода общественности для обвинений в нарушении закона при их проведении. Однако в подавляющем своем большинстве оперативные сотрудники считают необходимым в своей профессиональной деятельности , особенно при осуществлении острых оперативных мероприятий, опираться на закон, четко знать, в каких пределах, в каких обстоятельствах, какие меры и с чей санкции они могут применять, а также кто в иерархии субъектов оперативной деятельности и за что отвечает, в том числе в случае неудачи.
Анализ различных вариантов проектов уголовных законов показывает, что развитие института обстоятельств, исключающих преступность деяния, идет по пути конкретизации в отдельных статьях общих положений о крайней необходимости. Тем более что эта норма выступает своеобразным "эмбрионом", из которой вырастают все другие обстоятельства, исключающие преступность деяния. Такой вывод очень наглядно подтверждается и нормами нового УК России о задержании лица, совершившего преступление, а также об обоснованном риске. Эту тенденцию, на наш взгляд, необходимо распространить и на рассматриваемую нами сферу социальной жизни. Полагаем, что это возможно путем закрепления в Уголовном кодексе в качестве самостоятельного обстоятельства, исключающего преступность деяния, выполнение служебных обязанностей или общественного долга.
Выполнение должностных обязанностей как обстоятельство, исключающее преступность деяния, известно и теории уголовного права, и законодательству. О нем писал виднейший русский правовед Н.С. Та-ганцев; анализ этого обстоятельства, исключающего преступность деяния, также проведен А.А.Пионтковским и А.И.Санталовым в двух фундаментальных Курсах уголовного права.
В ст. 122 - 4 УК Франции (1992г.) указывается, что не подлежит уголовной ответственности лицо, совершившее действия, предпи-
сываемые или разрешаемые положениями законов или подзаконных актов . Условиями правомерности этого обстоятельства являются: а) вред был причинен при строгом соблюдении всех предписаний, относящихся к профессиональной или служебной деятельности; б) профессиональная или служебная деятельность должна осуществляться в целях, санкционированных законом. Исполнение юридической обязанности как обстоятельство, исключающие противоправность, так же признается уголовным законодательством Испании. О его наличии можно говорить в тех случаях, когда обязанность действовать непосредственно вытекает из нормы закона и исполнение этой обязанности не должно выходить за пределы, установленные этой нормой.
В ст. 40 Уголовного кодекса Республики Узбекистан (1994г.) определено, что не является преступлением причинение вреда при правомерном исполнении лицом ... должностных обязанностей.
Практика судебно-следственных органов показывает, что правомерное причинение вреда оперативными сотрудниками в процессе осуществления своих профессиональных функций оценивается в рамках выполнения должностных обязанностей.Так при проведении операции по задержании нескольких лиц, вымогающих с применением насилия и демонстрацией угроз применения огнестрельного оружия крупную сумму денег, при невыполнении требований сотрудников органов безопасности, оказании физического сопротивления и наличии угрозы применения огнестрельного оружия, в двух из задерживаемых были произведены выстрелы из пистолета. Учитывая обстоятельства задержания, степень общественной опасности вымогателей, а также то, что вред им был причинен при защите правоохраняемых интересов, органы прокуратуры оценивали действия оперативных работников на основании лишь требований законов "О федеральных органах государственной безопасности" , "О милиции" и "Об оперативно-розыскной деятельности", т. е. в рамках выполнения должностных обязанностей, без ссылки на нормы У К РСФСР.
Упреждая возможные упреки в обосновании "условий для произвола правоохранительных органов", опираясь на знание дел, полагаем воз-ножным отметим, что наличие правовой нормы является наиболее серьезным сдерживающим фактором от злоупотреблений и позволяет гласно, в судебном порядке определитья правомерность нанесения ущерба в конкретной обстановке. Основания допустимости применения действий, связанных с причинением вреда в различных сферах человеческой дея-
тельности, в том числе в оперативно-розыскной , как отмечал Т . В -Церетели, не только содержатся в различных отраслях права, но и могут корениться в писаных и неписаных правилах, вырабатываемых отдельными отраслями науки и техники, в нормах, регулирующих деятельность различных профессий, и т.п. Их количество постепенно возрастает и настоятельно требует своего признания и регулирования - Оперативно-розыскные мероприятия апробированы общественной практикой, социально допустимы и закреплены в нормах различных отраслей законодательства, чаще всего обязывающих и предписывающих.
По нашему мнению, наличие таких законодательных положений улучшит нормативное регулирование различных видов человеческой деятельности, связанной с причинением вреда, в том числе в оперативной деятельности, что, бесспорно, усилит эффективность борьбы с преступностью. Но вместе с тем наличие таких законодательных норм влечет необходимость качественного повышения профессиональной подготовки , и в частности юридической, сотрудников всех специальных и правоохранительных органов. Именно это обстоятельство, по нашему мнению, является главенствующим в системе мер, направленных на повышение экономической безопасности страны.
В юридической литературе отмечалось, что если какая-нибудь отрасль права предписывает или только допускает совершение определенных действий, то их исполнение в рамках допустимого соответствующей правовой нормой, подчеркивал Н. И . Ковалев, - не может считаться уголовно наказуемым деянием. Совершая их, лицо тем самым причиняет правомерный вред. Но коль скоро Уголовный кодекс определяет, в каких случаях причинение вреда является преступлением, то здесь и место такой "оговорке" в виде специальной нормы. В ней в обобщенном виде закрепляются признаки ситуаций, в которых выполнение профессиональных функций возможно лишь способами, связанными с нанесением ущерба, а также указываются условия, при которых вред признается правомерным. На наш взгляд, своеобразным механизмом стграничения преступных от непреступных случаев причинения вреда является уголовно-правовой институт обстоятельств, исключающих преступность вреда. Причем правомерность причинения вреда является свойством, определяющим как его сущность в целом, так и сущность каждого из входящих в него обстоятельств. Необходимость причинения ущерба одним каким-то социально значимым благам в целях спасения других диктуется невозможностью в конкретных общественных условиях
разрешать различные по социальной значимости задачи иным образом. Количество таких ситуаций во всех сферах человеческой активности постепенно возрастает и настоятельно требует своего признания и регулирования -
Изложенное, а также проведенный нами анализ практики не только оперативных подразделений правоохранительных органов, но и других г-осу даре таенных ведомств, связанных с причинением вреда, и нормативной базы, определяющей их деятельность, позволяет предложить дополнить Главу 8 У К РСФСР "Обстоятельства, исключающие преступность деяния .следующей нормой: "Статья .... Выполнение служебных обязанностей или общественного долга.
Не является преступлением вынужденное причинение вреда право-охраняемым интересам лицом, правомерно выполняющим свои служебные обязанности или общественный долг, совершенное при защите жизни и здоровья граждан, их конституционных прав и законных интересов, а также Эля_ обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств.
Умышленное лишение жизни человека или причинение ему тяжких телесных повреждений не является преступлением только о случаях, когда эти деяния были совершены в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости.
Правомерным признается выполнение уполномоченным на то лицом предусмотренных федеральными законами служебных обязанностей или общественного долга в соответствии с требованиями действующего законодательства и с соблюдением правил, их регламентирующих".
Такая редакция, являясь более общей и универсальной для всех видов общественно значимой деятельности, позволяет применять эту норму и к случаям причинения вреда в процессе осуществления оперативных мероприятий, в частности внедрения и контролируемой поставки , в целях борьбы с преступностью.
Можно назвать следующие признаки, при наличии которых причинение вреда в процессе осуществления должностных обязанностей признается правомерным:
общественная признанность и допустимость конкретных действий в ранках социально необходимой и полезной деятельности;
наличие закона или иного нормативного акта, регламентирующего этот вид профессиональной или иной общественно значимой деятельности и содержащего указание на возможность совершения конкретных
действий при определенных обстоятельствах;
невозможность иными, без причинения ущерба правоохраняемым отношениям, средствами выполнить служебные обязанности или общественный долг в конкретной обстановке;
выполнение действий, составляющих должностную функцию или общественную обязанность, в конкретной обстановке специально уполномоченным законом или иным нормативным актом на то лицом;
соблюдение всех необходимых для конкретного случая правил, закрепленных в нормативном акте, регулирующем данный вид служебных обязанностей, деятельности или общественного долга;
причинение вреда значительно менее важным интересам, чем те, которые бы пострадали при невыполнении профессиональной функции или иной другой юридической обязанности.
Термин "выполнение служебных обязанностей" определяет основное предназначение и характер профессиональной деятельности,для реализации которой лицо наделено определенной компетенцией. "Общественный долг" связан, как правило,с выполнением определенных действий.
Одновременно с этим необходимо законодательно определить, что "совершение преступления при защите от общественно опасного посягательства или устранении угрозы правоохраняемым интересам, хотя и с превышением пределов необходимой обороны или крайней необходимости" , являются смягчающим ответственность обстоятельством. В уголовно-процессуальном законе в качестве самостоятельного, отдельного основания, исключающего производство по уголовному делу, наряду с "отсутствием события преступления" и "отсутствием состава преступления" следует указать и такое, как "наличие обстоятельств, исключающих преступность деяния".
Как представляется, наличие в законодательстве, регулирующем оперативно-розыскную деятельность, обозначенных положений, позволит, с одной стороны, эффективно применять острые оперативно-розыскные мероприятия в целях борьбы с преступностью, а с другой -правомерно причинять в качестве крайней, вынужденной меры минимально допустимый для каждого конкретного случая вред.
Требует срочного совершенствования законодательство об использовании данных, полученных оперативно-розыскным путем, в качестве доказательств по уголовным делам, особенно когда такие данные получены спецслужбами другого государства .Настоятельно необходимо в самое ближайшее время создать механизмы реализации предусмотренно-
го Минской конвенцией порядка исполнения запросов в реальные, с оперативной и уголовно-процессуальной точек зрения,сроки.
В целях повышения эффективности взаимодействия правоохранительных органов и спецслужб стран СНГ в борьбе с преступностью считаем целесообразным вести совместную работу в следующих направлениях :
совершенствование законодательства, имея в виду разработку на основе общепринятых и реально осуществимых положений о правах человека унифицированных законов, обеспечивающих установление в государстве, в частности, эффективного финансового и экономического механизмов, а также деятельность правоохранительных органов, и становления оперативно-розыскного законодательства, "увязывая" его с развитием всей законодательной базы;
повышения уровня практического взаимодействия правоохранительных органов и спецслужб с соответствующими структурами других государств и между собой, включая помощь в подготовке специалистов, в методике проведения оперативно-технических мероприятий,т.д.
В значительной степени этому способствовало бы создание многосторонней межведомственной программы совместных мер борьбы с организованной преступностью. Полагаем, что такая программа в обязательном порядке должна корреспондироваться с соответствующими национальными программами, и в ее подготовке должны принимать учас тие представители всех заинтересованных ведомств.
Основные условия снижения остроты криминогенной обстановки, на наш взгляд, будут создаваться на путях скорейшего выхода из кри з и са, у крепления государственности, достижения стабилизации в политической, экономической, социальной и иных сферах жизни.



ОГЛАВЛЕНИЕ