ОГЛАВЛЕНИЕ

С.И. Иншаков, кандидат юридических наук
ПРЕСТУПНОСТЬ В АРМИИ: ИЛЛЮЗИИ И РЕАЛЬНОСТЬ
Ежегодное увеличение числа убийств, насилий, хищений и других преступлений стало норкой в большинстве стран нира. За последние несколько лет преступность в мире удвоилась и ее развитие идет по
нарастающей. После грандиозных социальных перемен, происшедших в нашей стране в конце 80-х - начале 90-х гг -, криминальные процессы в России стали бурно развиваться. Стремительный рост преступности, тотальное коррумпирование государственного аппарата, контролирова-ние ряда областей общественной жизни мафиозными структурами - вот те горькие плоды, которые вызрели на древе реформ. Непомерно разросшийся криминальный феномен оказался едва ли не единственнным прижившимся на нашей земле ростком того западного образа жизни, который так хотели привнести в наше общество реформаторы. На фоне крайне высокого уровня преступности во многих странах Европы и Америки криминальная ситуация в нашей стране не кажется столь драматичной: в США, например, ежегодно регистрируется более 30 млн. преступлений - так что у нашего четырехмиллионного криминалитета немалые перспективы роста. Однако за высокими коэффициентами преступности в гражданском обществе Запада не следует упускать из виду весьма низкий уровень преступности в Вооруженных Силах развитых капиталистических стран. В этих странах удалось устранить корреляцию между преступностью в стране и армии. Например, на фоне роста преступности в США уровень преступности в американской армии стабилен, рост ее на доли процента становится предметом серьезного разбирательства в Пентагоне, Администрации Президента, парламенте. И это имеет глубокий политический смысл, ибо разрушение государственности , как правило, начинается с развала армии (падения дисциплины, роста числа уклонений от военной службы, снижения уровня управляемости воинскими частями, подразделениями отдельными военнослужащими) . Боеготовность войск важна не только как фактор защиты от внешнего врага, она оказывается очень значимым показателем национального здоровья и внутренней устойчивости государства - при разложении армии начинается процесс государственного саморазрушения . Примерами подобной взаимосвязи изобилует и мировая, и отечественная история (Древний Рим, Византия, Царская Россия, СССР).
Длительный период высшие воинские и государственные должностные лица успокаивали себя благоприятными статистическими показателями преступности в войсках. При этом предполагалось, что официально зарегистрированные показатели преступности адекватны ее реальному состоянию. Однако даже элементарный анализ показывает, что есть серьезные основания сомневаться в объективности статистических данных о числе преступлений, совершаемых в Вооруженных Силах.
Официальные статистические данные о преступности в армии за 1992 г. показали, что радикальное реформирование нашего общества благоприятно сказалось на войсковых процессах: преступность снизилась на 5,3%. К сожалению, есть немало оснований сомневаться в достоверности этой цифры. Любого специалиста в области статистического анализа не может не насторожить то, что это снижение было зарегистрировано в абсолютных показателях. В 1992 г. армия была значительно сокращена. Точных цифр о том, насколько уменьшились наши Вооруженные Силы после распада СССР, обнародовано не было, однако ни у кого не вызывает сомнений, что численность личного состава была сокращена более чем на 5,3%. Логично предположить, что в этих условиях следовало констатировать не снижение, а рост преступности. Косвенным подтверждением данного предположения можно считать тот факт, что даже по абсолютным статистическим данным в некоторых видах Вооруженных Сил и родах войск, ряде военных округов, на всех флотах преступность возросла. Возросло число нарушений правил несения специальных служб. Поползла вверх кривая общеуголовных преступлений военнослужащих. В 2,3 раза в войсках вырос уровень хищений государственного и военного имущества. В 1992 г. военнослужащими было похищено 4489 стволов огнестрельного оружия (это на 77% больше, чем в 1991 г.). На 41% увеличилось количество грабежей и разбоев, на 65% возросло взяточничество среди воинских должностных лиц (взятки брались в основном за освобождение от военной службы, отсрочки от призыва, за продажу устаревшей военной техники). Изменился и сам контингент преступников в погонах: все больший удельный вес среди них стали занимать офицеры, в том числе старшие (командиры частей, их заместители, офицеры штабов).
Официальная статистика о динамике преступности в армии в 1993 г. также преподнесла больше загадок, нежели разгадок об истиной криминальной обстановке в войсках: по всем силовым министерствам зарегистрированная преступность снизилась на 28%, по армии и флоту - на 25%.
Сомнения в достоверности этих данных возникают по ряду причин, Во-первых, в 1993 г. Вооруженные Силы продолжали сокращаться. Велик был и некомплект в воинских частях: штатные должности солдат и матросов заполнены почти наполовину. А в таких условиях анализировать динамику криминала в абсолютных показателях некорректно. Во-вторых, при оценке достоверности данных о динамике социальных
процессов не следует забывать закон, открытый учениками А.Кетле -основоположниками криминальной статистики Маури и Полетти. в соответствии с которым ежегодное колебание цифры преступности не может превысить 10^ .
По официальным данным, в 1993 г. погибло 2572 военнослужащих. При этом в том же году было расследовано 4191 уголовное дело о гибели военнослужащих. Среди причин гибели военнослужащих самоубийства - 17^; нарушение мер безопасности (в том числе обращения с оружием) - 14,8%;дорожно-транспортные происшествия - \\%, несчастные случаи - 9,6%; убийства - 2,9%; неуставные взаимоотношения -2,3%; гибель в зонах конфликтов - 36%.
Косвенным подтверждением гипотезы о том, что снижение преступности имело место лишь в официальных отчетах, а не в действительности, является следующее: в 1993 г. по сравнению с предыдущим годом военные прокуроры выявили в 2,5 раза больше фактов сокрытия командирами преступлений подчиненных. В 1993 г. на 53% возросло количество хищений огнестрельного оружия военнослужащими, причем похищались не только пистолеты, автоматы и гранаты, но также противотанковые и зенитные ракеты, установки залпового огня "Град". В этом же году были зарегистрированы десятки тысяч нападений на воинские склады со стороны гражданских лиц.
Снижение уровня преступности среди военнослужащих в период сокращения Вооруженных Сил - статистический факт, противоречащий мировому и отечественному опыту. Во всех странах мира в период сокращения армейских штатов воинское рвение среди офицеров, обреченных на увольнение, становится редкостью. Как следствие падает дисциплина, растет преступность. Например, сокращение Вооруженных Сил СССР в период так называемых хрущевских реформ (1956-1961 гг.) ознаменовалось самым интенсивным ростом преступности в войсках за послевоенное время.
Этот анализ подготавливает нас к достаточно спокойному восприятию информации о том, что в 1995 г. преступность в войсках "внезапно" выросла на 24%. За 9 месяцев 1995 г. в Министерстве обороны и других ведомствах, имеющих войска, зарегистрировано 18208 преступлений ( в среднем в месяц совершалось чуть более 2 тыс. преступлений). Так, 58% всех зарегистрированных преступлений
См.: Ферри Э. Уголовная социология, М., 1908. С.212.
учтено за воинскими частями Министерства обороны, II %-за Пограничными войсками, 8,7 % - за Внутренними войсками МВД.
Проведенный анализ свидетельствует о том, что преступность в Вооруженных Силах России в первой половине 90-х гг. стабильно росла. Снижение ее имело место лишь в документах официальной отчетности. Всплеск криминала в 1995 г. - лишь свидетельство того, что резервы приукрашивания действительности к этому времени были исчерпаны .
Механизм лакировки криминальной ситуации прост. Реальный криминальный феномен состоит как бы из двух сообщающихся сосудов: зарегистрированной и латентной преступности. Когда преступность начинает снижаться вопреки всем криминологическим закономерностям (на фоне неблагоприятных объективных условий и имитации борьбы с негативными социальными процессами), это есть лишь перелив криминала из "видимого сосуда" в "невидимый". Некоторые тайны данного механизма уголовной политики приоткрыл В. Ерин в бытность его министром внутренних дел:"Я, конечно, знаю, как манипулировать статистикой, знаю, как можно воздействовать на Президента, как сделать так, что преступность начнет "падать" у нас в государстве -правда, только на бумаге" .
К несчастью, для таких горе-политиков бесконечно манипулировать цифрами невозможно, ибо латентная преступность является мощнейшим криминогенным фактором, ведь за ней стоит безнаказанность и вседозволенность, поэтому рост латентной преступности неминуемо влечет за собой интенсивный рост всего криминального феномена и скрыть это уже не удается.
Аналогичную ситуацию мы наблюдали в Вооруженных Силах во второй половине 80-х гг. В этот период документы официальной отчетности фиксировали не поддающееся никакому рациональному объяснению снижение преступность в армии на фоне интенсивного роста преступности в стране. Единственным объяснением было постановление ЦК КПСС 1985 г. "О мерах по укреплению воинской дисциплины в советской Армии и Военно-Морском Флоте". А Главный военный прокурор генерал-полковник юстиции а.Г.Горный на одном из совещаний торжественно пообещал "переломить хребет преступности" в войсках к февра лю 1986 г. - моменту начала работы очередного съезда КПСС. Через
^Ерин В. Не только детектив...// Аргументы и факты, 1994, Ы 6.
- 336 -
несколько лет статистика зафиксировала криминальный взрыв в войсках. В действительности же, вероятно, не было ни снижения, ни взрыва - в период перестройки преступность в армии стабильно росла .
Все это - убедительное свидетельство того, что антикрининаль-ная кампанейщина рождает лишь иллюзию активного воздействия на преступность. На деле мнимые успехи оборачиваются непомерным социальным ущербом: гибелью людей, травмами и искалеченными душами граждан, расхищением национального достояния.
Достаточно нерадужные выводы можно сделать и из анализа структуры преступности военнослужащих, самый распространенный вид преступления в войсках - уклонение от военной службы. За 9 месяцев 1995 г. зарегистрировано 8437 этих преступлений, что составляет 46,3% от всего криминального массива. Корыстные мотивы просматриваются в основе каждого третьего учтенного преступления. Хищения в особо крупных размерах в структуре армейской преступности составляют 1,6%, 1% - убийства.
В начале 80-х гг., в период так называемой "андроповской чистки", интенсивно шел процесс выявления и регистрации криминала в различных областях нашей жизни. В эти годы тенденция к сокрытию негатива в стране и армии была наименьшей, а статистика в наибольшей степени приблизилась к отражению реальной социальной картины. В эти годы около 40°й всех преступлений военнослужащих составляли насильственные, в основном "казарменное хулиганство" - такой термин тогда был в ходу для обозначения нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими. Структура преступности, конечно, может меняться, но так не бывает, чтобы острейшая проблема неуставных взаимоотношений решилась как бы сама собой - в соответствии с современными данными официальной отчетности ее не разглядеть и под микроскопом.
Хрестоматийной уже стала нехитрая армейская премудрость: если в структуре преступности в отдельной воинской части доминируют уклонения от военной службы (самовольные оставления части, дезертирства, членовредительство), а нарушений уставных правил взаимоотношений между военнослужащими или воинских должностных преступлений не регистрируется - это первый признак неблагополучия. От хорошей жизни солдат из воинской части не побежит, и если причины побегов (а чаще всего это именно "неуставщина", рукоприкладство
или отсутствие заботы о подчиненных) не получают должной оценки командования, о части необходимо проводить основательную проверку. Такие проверки.. как правило, заканчиваются выявлением скрытых насильственных преступлений. Сейчас мы наблюдаем аналогичную картину в масштабах всех Вооруженных Сил.
Если официальную статистику взять за основу, то вероятность стать жертвой преступления в Вооруженных Силах ниже, чем в гражданском обществе, в 5-10 раз. Однако рассказы возвратившихся домой вчерашних военнослужащих не вызывают оптимизма у призывников. Оп росы показывают, что почти все они уверены: избежать издевательства и неуставщины им не удастся. Реагируют на такое "математическое ожидание" призывники по-разному: одни уклоняются от призыва, Другие - учатся убивать. Вот строки из письма призывника в газету "Комсомольская правда" : "Держитесь , деды ! Занимаюсь каратэ , убью не меньше, чем пятерых".
Да и статистический анализ низколатентных преступлений не свидетельствует о пониженной виктимности военнослужащих. Например, доля такого низколатентного вида преступлений, как убийство, в структуре армейской преступности практически в 5 раз больше, чем аналогичная цифры применительно к структуре преступности в стране, а следовательно, и соответствующая виктимность не ниже, а выше в 5 раз,
Загадочным феноменом остается организованная преступность. Многие исследователи по праву считают ее теневой империей ( годовой доход глобальной транснациональной мафии достигает одного триллиона долларов - цифра соразмерна годовому бюджету такой супердержавы, как США). В последние годы Россия и бывшие республики СССР оказались в центре мафиозных интересов. Отечественная организованная преступность в период реформ быстро встала на ноги, ее масштабы давно перешагнули национальные границы. Все новые и новые аспекты деятельности мафиозных структур в России из тайных становятся явными, однако грани азаимодействия организованной преступности и армии остаются окутанными глубокой тайной. Углубленных исследований в данной области не проводится, специальных органов по анализу криминальных процессов в этой сложной сфере не создано. В то же время есть основания предполагать: отсутствие информации об активности мафиозных структур в столь значимой социальной сфере не означает, что армия надежна защищена от криминальных акций органи-
зованной преступности. В 1992 г. на конференции, посвященной проблемам организованной преступности, автор этих строк высказал ряд гипотез о возможных гранях соприкосновения Вооруженных Сил и мафии. В сферу интересов различных структур организованной преступности в первую очередь попали оружие и военные кадры ( огневые средства поражения с воинских складов постепенно переходили в руки преступников; наиболее подготовленных в боевом отношении военнослужащих заманивали в свои сети преступные сообщества). Особую тревогу вызывает интерес преступных кругов к оружию массового поражения, радиоактивным и иным материалам, утечка которых представляет серьезную угрозу общественной безопасности. Немалый интерес для криминальных предпринимателей представляет и воинский транспорт ( в основном транспортная авиация), воинское движимое и недвижимое имущество, международная торговля лучшими образцами отечественной военной техники. Бойцы мафиозных "армий" нуждаются в освобождении от призыва в армию государственную - это повод для коррумпирования работников военных комиссариатов. Наконец, вожделенным объектом, над которым почти во всех странах мафия пыталась установить контроль , - охрана государственной границы. В целях обеспечения незаконного перемещения через границу наркотиков, оружия и других товаров преступные структуры используют все средства: от подкупа должностных лиц до организации массовых беспорядков и вооруженных конфликтов.
Факты, ставшие сегодня достоянием гласности, практически полностью подтвердили указанные гипотезы. По обвинению в коррупции и незаконной торговле военной техникой в Дальневосточном военном' округе в 1993 г. была арестована группа старших офицеров и генералов . В том же военном округе был арестован начальник Воздвиженского авиагарни зона, который за взятки переправлял военными самолетами японские автонобили на подмосковные аэродромы Чкаловский и Кубинка. При выводе российских войск из Германии под видом воинских грузов в Россию и Польшу незаконно перемещалось огромное количество различных товаров. Командование Тихоокеанского погранокруга продало малому предприятию запасной командный пункт.
Во Владивостоке при вербовке бойцов спецназа в карательные подразделения региональной структуры организованной преступности тем предлагали крупную сумму денег, автомобиль, квартиру. Из разведки флота в разведку мафии перешел бывший начальник оператив-
но-аналитического отдела управления разведки Тихоокеанского флота капитан первого ранга Полубояринов В.в. (в рамках мафиозной структуры он создал аналитический центр, который сам и возглавил). Заместитель начальника разведцентра того же управления инструктировал преступников о методах конспирации и агентурной работы. В качестве руководства при организации операций бандиты использовали совершенно секретное военное наставление для диверсантов.
В 1995 г. представители прокуратуры Удмурдии сделали заявление о стремлении криминальных кругов захватить власть в республике и установить контроль над сбытом оружия, производимого на Ижевской заводе - крупнейшем оружейным центре России. Когда один из самолетов с "левым" оружием, направлявшийся в Слепцовск (Ингушетия), был перехвачен российскими войсками противовоздушной обороны, корреспондент "Литературной газеты" С .Смирнов задался целью установить, каким образом оружие, произведенное для российских солдат, попадает к тем, с кем им приходится сражаться. Из этого оружия преступники убивают наших сограждан. Вот что он пишет: "Ответ на этот вопрос мне помог найти хорошо осведомленный офицер военной разведки. С началом перестройки спецслужбы бывшего СССР стали активно внедрять своих людей в коммерческие структуры. Заодно с агентами они внедряли и своих родственников. Параллельно шла "разработка" авторитетов преступного мира. В один прекрасный момент две линии, силовая и криминальная, пересеклись. . . Криминал получил доступ к секретным объектам. Силовые структуры - к криминалу"^.
Аналогичными вопросами задаются и генералы, командовавшие войсками в Чечне, однако найти ответы на них не просто. Приведен мнение Л.Рохлина: "До сих пор1 ведь так и не выяснено, почему в 91-м году из Чечни не было вывезено оружие, хотя такая возможность была. Не выяснено, почему до последнего дня туда качалась нефть" .
Побывавший в Чечне Ю.Щекочихин свидетельствует: "По словам одного из высших офицеров, дудаевская армия использует на вооружении автомат АКМС 94-го года выпуска с восемью магазинами, оптический и ночным прицелами. Эти автоматы производятся в Туле и Ижевске и до
^Смирнов С. Такой вот бизнес: стрельба по своим // Литературная газета, 1995, М 16).
^Личный враг Дудаева (интервью Л.Рохлина)// Московский ком сомолец, 1995, 25 нояб.
-340-
сей поры так и не поступили ни в армию, ни во внутренние войска". "Одни проливают кровь, другие на этой крови обогащаются",- делает печальный вывод журналист^.
Л вот какую информацию обнародовал аналитический центр "Аргументов и фактов": "Среди подпольных бизнесменов существует такое объяснение периодических обострений ситуации. Террористические акты, по их мнению, - ловкое прикрытие, дымовая завеса. В это время в Чечню провозятся большие партии оружия и денег, которые обычным способом не провезти. При этом не исключена даже некая договоренность с отдельными официальными структурами; мы получаем оружие, вы стреляете, мы уходим"^ .
Как видим, для предположения о значительности масштабов деятельности организованной преступности в военной среде есть немало фактических оснований. Высокую латентность организованной преступ ности можно считать сущностной характеристикой этого феномена. При разработке мер воздействия на этот феномен необходимо учитывать, что это высшее криминальное сословие постоянно ищет различные экономические ниши, лазейки в правовом регулировании и бреши в сети социального контроля. Принятие мер после того, как тайное становится явным, может не оказать серьезного эффекта, поскольку преступная активность перемещается в иные сферы. Необходимо учитывать также особую законспирированность преступных деяний организованных преступных сообществ. Эта законспирированность подчас просто исключает возможность выявления и доказывання. Реконструирование на основе отдельной фрагментарной информации возможного образа преступной деятельности и принятие энергичных мер для того, чтобы^сде-лать ее невозможной или экономически невыгодной, могут оказаться единстненным достаточно эффективным способом позитивного социального реагирования на организованную преступность. Сложность дока-зывания совершенных преступлений такого рода и особая система защищенности основных фигур организованной преступности делают устранение причин и условий возможного преступления одним из основных и едва ли не самым перспективным направлением борьбы с преступ-
^Щекочихин Ю- За родину ?! За мафию ?!/./ Литературная газета, 1995, Н 6.
"Чеченский узел. истоки и перспективы //'Аргументы и факты, 1996, ^ 6.
341 -
ностью этого вида. Указанные обстоятельства показывают особую значимость криминологического прогноза в области борьбы с организованной преступностью - лишь на его основе можно выделить наиболее уязвимые для поражения преступным "спрутом" сферы жизни и принимать эффективные превентивные блокирующие меры. Конечно, такой подход требует создания специальных информационно-аналитических центров, поскольку для проведения аналитических разработок в сфере проблем организованной преступности необходима весьма обширная и достаточно надежная информация.
Итак, наш анализ показал, что социальные реформы отрицательно повлияли на криминальную ситуацию в войсках. Да иначе и не могло быть: исследования причин преступности свидетельствуют о росте интенсивности и масштабов криминогенных факторов, обусловливающих преступность в армии. К числу таких факторов в первую очередь следует отнести идеологическую неопределенность. Какие идеалы призваны защищать Вооруженные Силы? Центральные газеты печатают передовицы с деморализующими сознание солдата заголовками: "За родину ?! За мафию ?!" или "За Родину, за Клинтона ?" (и среди авторов такие уважаемые в военной среде лица, как генерал Б.Громов). В одной из газет описали метаморфозу "армии воюющей" в "армию ворующую", в другой - рассказали о "богатых генералах бедной армии". Не удивительно, что за столь сомнительные идеалы молодые люди не желают не только отдавать свои жизни, но и претерпевать трудности и лишения военной службы. В то же время уклоняющиеся от военной службы получают солидную идеологическую поддержку от многих средств массовой информации и некоторых политических деятелей. Уполномоченный по правам человека при Президенте России С. Ковалев посещал воинские части и призывал солдат не выполнять приказы командиров и дезертировать . Некто Дудник в форме генерал-майора заявил по общероссийскому телеканалу, что он не допустит призыва его внуков в нашу армию и всеми способами будет содействовать их уклонению от призыва . Председатель одной из президентских комиссий А . Приставкин' в самой популярной российской газете обратился к военнослужащим с таким призывом: "Дедовщина - это скрытое убийство солдатиков. А Чечня - открытое насилие. Меня спрашивают: убегать из армии или нет ? Конечно, убегать. Не потому, что ты трус, а потому, что у
^Приставкин А.Чечня - отдушина для военных // Аргументы и факты. 1996, Ы 4.
- 342 -
тебя есть нравственная правота не участвовать во лжи".
Одним из главных козырей демократических сил в борьбе за сласть была военная реформа. Все в обществе были согласны: нам не нукна армия, основным занятием которой являются, хозяйственные работы и уборка урожая. Нашей стране нужна армия профессионалов, основным занятием воинов должна стать боевая подготовка - Парадоксально, что, придя к власти, они не смогли перевести на профессиональную основу даже младше командирский (сержантский ) состав, не говоря уже об оснащении ее в достаточном количестве современным вооружением и боевой техникой. Государство оказалось не в состоянии обеспечить оптимального финансирования боевой подготовки, а также регулярных выплат денежного содержания военнослужащим (месяцами они не получают денег). Излишне задаваться вопросом, как может относиться к служебным обязанностям командир, если у него дома голодные дети. Молодые, наиболее энергичные и дееспособные офицеры увольняются из войск (при этом нередко становятся функционерами криминальных структур); среди тех, кто остается в армии, многие не служат, а дослуживают до пенсии, имитируя выполнение должностных обязанностей. Скудность материального обеспечения сказывается и на убогом быте воинов, является причиной необеспечения их полностью по различным нормам довольствия. Спор из-за куска сахара или из-за нового обмундирования, в котором не стыдно появиться дома после "дембеля", подчас становится поводом к нарушению уставных правил взаимоотношений. Даже при проведении боевой операции по освобождению заложников в станице Первомайской (Дагестан), которой руководили высшие должностные лица силовых ведомств, которую контролировал Президент и за которой следила вся страна, бойцы не были долж-нын образом обеспечены питанием .Военнослужащих срочной службы продолжают отвлекать от боевой подготовки на хозяйственные работы. Вот как оценивают эту сторону военной службы генерал А.Лебедь: "Кто таскает рельсы,перевозит мебель,строит дачи? Рабы в погонах...Сейчас армию просто добивают. Это суть проблемы. Я 26 лет прослужил в армии, и я знаю, что там происходит. Сухопутных войск сейчас по сути дела нет.Остался штаб на Фрунзенской набережной - и больше ничего"^ .
1992 год ознаменовался радикальным изменением многих условий общественной жизни России. Корысть "расправила крылья" в душах "бывших советских" людей. Начался период накопления первичного капитала - во всех социальных системах этот этап развития сопровождался резким падением нравственности, хаосом в правовом регулировании и правосознании - Французский ученый Э . Дюркгейм назвал такое состояние аномией, или социальной дезорганизацией: " Прежняя иерархия нарушена, а новая не может сразу установиться. Никто не знает точно, что возможно и что не возможно, что справедливо и что не справедливо; нельзя указать границы между законными и чрезмерными требованиями и надеждами, а потому все считают себя вправе претендовать на все. -. Общественное мнение не в силах своим авторитетом сдержать индивидуальных аппетитов; эти последние не знают более такой границы, перед которой они вынуждены были бы остановиться • .
Не осталась в стороне от этих процессов и армия. Недостатки материального обеспечения военнослужащих (офицеров, прапорщиков, сержантов и рядовых) в условиях "мутной воды", созданных конверсией и разоружением, приводят к расхищению и разбазариванию вооружения, боеприпасов и военного имущества. Происходящие в обществе процессы приватизации, носящие криминальный оттенок, не могут не инициировать аналогичные процессы в войсках.
Афоризмом стало высказывание немецкого военного теоретика Мольтке о том, что войны выигрывает школьный учитель. Воспитание подрастающего поколения - будущих призывников - одно из слабых мест в деятельности нашего государства. Проблемы в этой сфере аналогичны армейским - месяцами не получающие зарплаты учителя выходят на забастовки, объявляют голодовки (в то время как некоторые губернаторы "прокручивают" в коммерческих структурах выделенные педагогам бюджетные средства). Спортивные площадки в запустении, стадионы превращены в массовые "барахолки". Да подростки уже и не стремятся попасть в спортивные секции. Исключением являются превращенные в "качалки" подвалы - кузницы солдат для мафиозных "армий". Нытье машин, торговля гамбургерами на улицах - вот основное занятие многих подростков. Стоит ли удивляться, что четверть призывников оказываются негодными к военной службе по состоянию здо-
Страсти по ВДВ (интервью А.Лебедя) // Московский комсомолец, 1996, 30 янв.
^Дюркгейм Э. О разделении общественного труда (этюд об организации высших обществ). Одесса, 1900. С.334-336).
ровья. Д о нравственных качествах сейчас говорить не принято -иначе армия вообще останется без солдат -
Серьезной проблемой армии является компетентность и воинская пригодность офицерского и сержантского корпуса. Признаком здоровой государственности является функционирование социальных механизмов отбора лучших общественных сил в офицерский корпус. Сейчас можно констатировать отсутствие у нас таких механизмов. Обстановка в стране и в войсках не только не способствует поступлению боевых, интеллектуально и физически развитых молодых людей в военные училища, но, напротив, стимулирует уход из армии наиболее энергичных офицеров, которые, с одной стороны, не могут в полной мере реализовать своих способностей в войсках (нередко им приходится с автоматом в руках нести службу часового по охране склада с военным имуществом), а с другой - их труд не получает должной материальной и социальной оценки.
Уровень подготовки офицеров также нельзя признать оптимальным: из училищ в войска порой приходят офицеры, которые не способны управлять подчиненными, поддерживать во взводе и роте твердый порядок, пресекать правонарушения. Исследования показывают, что менее четверти офицеров вызывают у подчиненных желание подражать. А ведь пример в армии всегда был основным методом воспитания. Многие преступления можно предупредить в воинском коллективе на уровне роты с помощью мер, разрабатываемых микрокриминологией: правильная организация охраны объектов, введение патрулирования в местах наиболее вероятного совершения преступлений, организация специальных дежурных служб и нацеливание их на выявление и пресечение преступлений, криминологический прогноз и принятие воспитательных мер предупреждения правонарушений, сплочение коллектива и использование сил общественности для пресечения преступлений. Однако зачастую эти организационные меры не принимаются из-за неумения командного состава проводить криминологический анализ обстановки , выявлять причины преступлений и устранять их, делать прогнозы преступности и индивидуального преступного поведения, выявлять скрытые преступления и правонарушения, вырабатывать меры про дупреждения преступлений. И нет оснований упрекать офицеров в этом - ведь ни в военных училищах, ни в академиях учебными программами не предусмотрено изучение курса криминологии. Для четкого функционирования любого специалиста, в том числе
военнослужащего, наряду с профессиональной подготовкой необходима четкая регламентация его прав и обязанностей. Недостаток прав может повлечь бездеятельность. Нежелателен и избыток обязанностей. Если командир отвечает за все, в том числе за любой проступок подчиненного, - это влечет неврозы, апатию, с одной стороны, и сокрытие недостатков - с другой. Командир не заинтересован выявлять негативные факты в воинской части или подразделении - ведь в результате он будет признан виновным и привлечен к ответственности. В итоге - замкнутый круг: без выявления криминогенных факторов их невозможно устранить. Помимо командира, в отдельных случаях, их вообще никто не сможет вскрыть. Отсюда можно сделать вывод: сложившееся сейчас положение стимулирует сокрытие командованием негативных фактов и, таким образом, приводит к их накоплению в войсках .
Обязанности командиров достаточно четко регламентированы уставом. Однако буквальное следование уставу невозможно (нет ни желания, ни сил). Например, согласно уставу командир в любом случае ответствен за проступок подчиненного: либо он не знал о склонности того к преступлению (а обязан знать все качества подчиненных), либо, если знал, не воспитывал его должный образом и не принимал мер к предотвращению преступления. Включение указанных норм в воинский устав было продиктовано стремлением охватить контролем все зоны армейской жизни соответствующей формулировкой обязанностей того или иного должностного лица. При всей внешней привлекательности такого подхода на деле это приводит к отрицательному результату: сокрытию негатива, обману вышестоящих командиров, попустительству правонарушителям, скептическому отношению к должностным обязанностям (а иногда и к службе в целом).
Социальный, правовой и материальный статус сержанта не соответствует той стержневой роли, которую он призван играть. Поэтому и должности сержантов часто замещаются лицами, не пригодными к выполнению командных функций, соответственно авторитет сержанта ни зок. Сержант порой не только не способен навести порядок среди подчиненных, пресечь правонарушения, но и сам оказывается объектом преступных посягательств -
Серьезным криминогенным фактором являются недостатки в право вом регулировании воинской жизни. Нуждается в изменениях воен но-уголовное и военно-административное законодательство. Проект
- 346 -
уголовного кодекса, утвержденный Государственной Думой, икеет немало огрех, в ччстности в главе о воинских преступлениях. Необходимо внести ряя поправок в закон "О воинской обязанности и военной службе", в воинские уставы, подзаконные акты военного ведомства. Как верно заметил Л.Рохлин: "В принципе должны быть изменены критерии оценок воинской дисциплины... Нужно ввести уставы, которые позволили бы эффективно конандовать не только сильным личностям, но и людям средних способностей"^.
На эти базовые криминогенные факторы наслаиваются вторичные. Например, военные неудачи в Чечне - следствие того, что государство не заботилось должным образом об армии. В то же время вызванная этими неудачами деморализация части личного состава, подобно метастазам при раковой опухоли, отрицательно действует на дисциплину в войсках. Вот как описывается этот процесс в одной из центральных газет: "Разложение армейских частей и подразделений в Чечне столь значительно, что вся группировка с каждым днем становится все более социально опасной. Дух анархизма, партизанщины, недисциплинированности, насилия в процессе ротации личного состава распространяется по всей армии"^ .
Определенный интерес представляют данные о преступлениях, зарегистрированных в 1995 г. в воинской группировке Министерства обороны в Чечне. В 1995 г. свыше 2,5 тыс. солдат отказались участвовать в боевых действиях в Чечне. Всего в группировке за истекший год было зарегистрировано 307 преступлений военнослужащих. Структура их преступности такова: умышленные убийства - 15; покушенияяна умышленное убийство - 1; умышленное причинение тяжких телесных повреждений - 1; бесчинства в отношении местного населения - 13; грабеж - 1; вымогательство взятки - 1; самовольное оставление части - 103 (в том числе с оружием - 30); добровольная сдача в плен -19; самовольное оставление части в боевой обстановке - 1; насильственные действия в отношении начальника - 1; нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими - 8; растрата или утрата военного имущества - 10; хищение и утрата огнестрельного оружия и боеприпасов - 72; нарушение правил обращения с оружием, повиличный враг Дудаева (интервью Л.Рохлина)// Московский комсомолец , 1995, 25 нояб. От дезертирства до бесчинств //Московские новости ,1996,Н1.
лекшее гибель людей, - 24; нарушение правил обращения с оружием, повлекшее причинение телесных повреждений, - 37; неосторожные причинение тяжких телесных повреждений - 1; нарушение правил вождения боевых или транспортных машин - 20.
По мнению некоторых участников чеченских событий, латентность преступлений здесь очень велика - регистрируется примерно 1 из 15 преступлений -
Интересны и факты, собранные журналистами. Так, солдаты и сержанты контрактной службы, прибывшие в Чечню из разных военных округов, не получают зарплату с января прошлого года; многим семьям контрактников отказано в финансировании на местах постоянной дислокации. В прошлом году из-за невыплаты зарплаты не вернулись из отпусков 332 военнослужащих контрактной службы. 68^ офицеров, откомандированных в Чечню, не имеют квартир. А это значит, что в случае их гибели семьи окажутся на улице без средств к существованию. Многие офицеры обмануты сроком командировки: при командировании в район боевых действий им обещали замену через три месяца, а реально срок командировки увеличен как минимум в несколько раз. Вчерашних студентов, не имеющих никакого армейского опыта, назначают на должность командиров взводов, а между тем в случае активизации боевых действий именно им предстоит руководить подчиненными
1 Ј в бою. Это неминуемо приведет к колоссальным потерям
В целях устранения указанных криминогенных факторов воинской жизни можно предложить ряд ключевых мер. Наше общество особенно остро нуждается в четком формулировании национальных идеалов на самом высоком государственном уровне, Аналогичным образом должна быть сформулирована концепция национальной безопасности и закреплена в законодательном порядке. Идеологическое обеспеччние государством повышения престижности военной службы - необходимое условие оздоровления армии. Патриотизм, любовь к Родине, земле предков - чувство, характерное для любой здоровой нации. В россии сложилась достаточно непростая ситуация, при которой термин "патриотизм" приобрел ярко выраженные отрицательные тона; правилом "хорошего тона" стало ругать патриотов; ярлык патриота превратился в одну из форм оскорбления человека. Навяяывание такого отношения к
^ См.: От дезертирства до бесчинств // Московские новости, 1996, Ы 1.
- 348 -
Родине, которую также нередко наделяют нелестными эпитетами, без преувеличения можно считать национальной драмой.
Особо следует подчеркнуть, что россиянам, независимо от их национальности, всегда было присуще глубинное чувство любви к родине. И попытка сделать им прививку национальной деградации обречена на неудачу. Однако в любом случае эту практику унижения национального достоинства необходимо решительно пресечь. Следует выработать четкую почвенническую концепцию российского патриотизма, и активно утверждать ее в качестве важнейшего элемента государственной идеологии.
Обеспечение высокой боевой готовности войск должно стать главной составляющей государственной политики. Ссылки на недостаточность материальных средств не оправданы (афоризм: "Тому, кто не хоччт содержать свою армию, придется содержать чужую" - вполне актуален и в наше время). Да и ничто так дорого не обходится обществу, как "дешевая" армия. "Сэкономив" на боевой подготовке войск, наше общество потеряло тысячч солдат в Чечне. Какой ценой измерить эти потери? В 1ЭЭ6 г. государство отказалось финансировать проведение операции "Путина", которую ежегодно проводил Дальневосточный погранокруг. Ни у кого не вызывает сомнения, что эта "экономия" обернется не одним триллионом рублей ущерба, причиненного иностранными браконьерами (а как измерить ущерб, причиняемый государству, которое в мировом общественном мнении может предстать неспособным защитить свое национальное достояние).
Государственным деятелям и общественности необходимо осознать истину: без необходимого минимума материального обеспечения войск нет и не может быть нормальной боеспособной армии, сохраняется лишь иллюзия таковой. За эту иллюзию народу всегда приходится платить очень дорого. К сожалению, наше общество оказалось не способным оценить не только печальный опыт далекой русско-японской компании 1905 года, драму начального периода Великой отечественной войны, но и трагедию, которую продемонстрировал "театр" военных действий в Чечне.
Демократическое государственное устройство предполагает действенный контроль гражданского общества над армией. Для нас это серьезная научная и политическая проблема, и лучшие силы общества должны быть направлены на ее решение. В свое время создание президентской комиссии, представители которой на постоянной основе на-
чали свою деятельность в каждой воинской части, позволило в короткий срок избавить американскую армию от неуставных взаимоотношений . К сожалению, в России зачатки аналогичной комиссии, независимой от военного ведомства, были ликвидированы несколько лет назад.
Наше государство должно не только возродить, но и укрепить социальную систему воспитания и обучения подрастающего поколения. Физическое и нравственное здоровье молодежи в структуре социальных ценностей должно занять одно из первых мест. Определенный интерес в этой области представляет зарубежный опыт. Во многих западных государствах весьма эффективно функционируют службы молодежи, включающие департаменты организации досуга и отдыха, социальной помощи, медико-педагогическую службу и службу опекунства. В некоторых европейских странах возникли оригинальные педагогические службы, состоявшие из уличных воспитателей, которые работают по ночам в общественных местах. Немало трудных подростков удалось ин удержать от скатывания на криминальный путь. Вооруженные Силы также должны активно участвовать в этом процессе. Формы подготовки будущих призывников к военной службе могут быть различными: от проведения начальной военной подготовки на уроках в школе до организации спортивных секций для подростков в войсковых частях и привлечения школьников к военным играм на воинских полигонах.
Одним из радикальных способов оздоровления обстановки в войсках может быть определение функциональной специализации воинских частей. Под функциональной специализацией воинских единиц подразумевается четкое разделение боевых, производственно-хозяйственных и исправительно-дисциплинарных функций. В настоящее время каждая воинская часть (вплоть до самых элитарных) выполняют все три эти функции одновременно. Впервые на пагубность этого в отношении французской армии в 1812 г. обратил внимание Л.Н.Толстой, который образно сравнил проникновение в боевую армию хозяйственных функций со смешением земли и воды, в результате чего и то и другое превращается в грязь.
Сейчас военнослужащие так называемых боевых частей занимаются обычно всем, чем угодно, кроме боевой подготовки: это работа на полях по сбору урожая, строительство, ремонт, уборка мусора и масса иных хозяйственных функций.
Командир боевого подразделения должен учить солдата воевать, формировать у него мужество и боевые нравственные качества, но не
должен заниматься пенитенциарной деятельностью по исправлению воров и истязателей.
Отрицательный эффект такой многофункциональности очевиден. Когда в ходе военных действий проявляются недостатки боевой подготовки войск, авторитет армии падает многократно, престиж военной службы, и без того невысокий, опускается до критического уровня. Родители, ошеломленные боевыми потерями, готовы прятать призывников, перевести их на нелегальный образ жизни, лишь бы не допустить отправки детей в армию.
Многофункциональность оказывается причиной отрицательного отношения к военной службе. Большинство молодых людей относятся к выполнению в армии хозяйственных функций презрительно, считают это унизительным, некоторые же, напротив, отказываются от военной службы с боевыми функциями, не желают по этическим и иным соображениям брать в руки оружие.
Стремящиеся стать воинами юноши, попадая в части, где основная деятельность заключается в уборке, строительстве, ремонте, подчас реализуют свои чистые романтические помыслы в общественно опасных деяниях.
Устранишь эти и многие другие отрицательные последствия такого смешения функций позволит разделение всех воинских частей на группы: гвардейские ;боевъ1е;хозяйственно-производственные ^дисциплинарные. подходы к организации военной службы в войсковых частях каждой из указанных групп должны быть различными.
Гвардейские части - воинская элита - именно они должны в кратчайшие сроки решать наиболее сложные боевые задачи. Срок службы в таких частях целесообразно установить наименьший (наиболее оптимально сохранить двухгодичный). Призывник, чтобы попасть в эти части, должен успешно сдать экзамен по начальной военной и физической подготовке, а также положительно характеризоваться.
Боевые части могут комплектоваться из призывников, сдавших экзамен меньшего уровня сложности. Срок службы в таких частях более длительный (трехгодичный).
Части произЕодственно-хозяйственно г о назначения комплектуются лицами, не сдавшими призывного экзамена, а также лицами, переведенными из боевых частей как несоответствующие по физическим и нравственным качествам требованиям, предъявляемый к военнослужащим боевых частей. Срок службы в таких частях - четыре года.
Дисциплинарные части - места исполнения уголовных и наиболее строгих дисциплинарных наказаний различных сроков (от одного месяца до четырех лет).
Такая градация позволит без серьезных материальных затрат избавиться от ряда проблем, которые общество и армия безуспешно пытаются решить многие годы. Боевые части будут заниматься лишь тен, чем положено заниматься воинам. Автоматически устранится наиболее негативный фактор военной службы - отвлечение военнослужащих от боевой подготовки на хозяйственные работы.
Если установить ответственность командиров только за невыявленные правонарушения подчиненных, то удастся искоренить самую стойкую армейскую болезнь - сокрытие преступлений. За серьезные проступки военнослужащие из боевых частей будут подлежать переводу в хозяйственные, за преступления - в дисциплинарные. Это позволит практически избавить ядро вооруженных сил - боевые части от преступников.
Различие в сроках службы военнослужащих в частях различных категорий создаст дополнительные стимулы к допризывной подготовке и адекватному поведению военнослужащих боевых частей (во избежание перевода их в хозяйственные).
В целях создания правовой основы для указанных реформаций необходимо внести указанные ниже поправки в Закон РФ "О воинской обязанности и военной службе":
1. Ст.27-1 "Экзамены и аттестация индивидуальной подготовленности призывников к военной службе" изложить в следующей редакции: "Гражданин, подлежащий призыву на военную службу, проходит экзаме-нацию для определения его индивидуальной подготовки к службе в оп ределенных условиях. Критерии уровня подготовки разрабатывает Министерство обороны. По результатам экзаменов комиссия дает заключение о годности призывника к военной службе по следующим катего-риям:первая категория - гвардейские части;вторая категория - строевые части;третья категория - части хозяйственного назначения".
2. Часть 1 ст. 37 "Сроки военной службы" изложить в следующей редакции: "Сроки военной службы военнослужащих устанавливаются: для проходящих военную службу по призыву в войсковых частях
первой категории - 24 месяца; для проходящих военную службу по призыву в войсковых частях
второй категории - 36 месяцев;
для проходящих военную службу по призыву в войсковых частях третьей категории - 48 месяцев".
Важнейшее звено военной реформы - укрепление статуса сержанта. Сержантский состав в любой армии является основой ее боевой мощи. жизнеспособности, управляемости. Неприемлемым является современное состояние наших войск, при котором абсолютное большинство сержантов не имеют достаточной подготовки, опыта, физических сил для управления солдатами, многие из которых имеют больший опыт во-еннай службы и превосходят физически. Это подчас приводит к драматический ситуациям, когда командир перестает контролировать ситуацию в подразделении либо сам становится объектом издевательств со стороны старослужащих.
Сержантские должности должны комплектоваться из лиц, полностью прошедших военную службу, окончивших специальные учебные заведения для подготовки младших командиров и сдавшие соответствующие экзамены. Для того чтобы эти должности кто-то захотел занять, необходимо создать соответствующие стимулы к добросовестной службе, а именно: обеспечение служебным жильем при воинской части, высокий должностной оклад (в большинстве развитых стран мира денежное содержание сержантов превосходит должностные оклады младших офицеров).
Создание военной полиции - давно назревшая армейская потребность. Отсутствие в войсках специальных органов дознания (их обязанности исполняет военное командование) - проявление все той же пресловутой многофункциональности. Необходимость создания этого органа настолько очевидна, что никакого разумного объяснения вывода такой огромной сферы социальной жизни из зоны действия криминальной милиции и соответствующих служб по организованной преступности нет. Материальные затраты на создание в войсках указанной структуры давно бы уже многократно окупились пресечением беспрецедентного разворовывания армии.
Законодательная база борьбы с преступностью в войсках далека от совершенства. Не вселяет особых надежд на ее улучшение и принятый в 1996 году новый уголовный кодекс, полагаем, что некоторые законодательные новеллы могли бы сыграть положительную роль в воздействии на преступность. В связи с распространенностью фактов сокрытия воинскими должностными лицами преступлений и правонарушений подчиненных целесообразно криминализировать эти дея-
ния. В этих целях возможно введение специального состава "непринятие мер пресечения преступлений либо их сокрытие" в следующей редакции :
"Умышленное или по неосторожности непринятие воинским должностным лицом мер пресечения преступлений, совершаемых подчиненными им военнослужащими, а равно сокрытие ставшего известным преступления подчиненного,
наказывается лишением свободы на срок до одного года. Те же действия, совершенные неоднократно либо повлекшие тяжкие последствия
наказываются лишением свободы на срок до трех лет". В примечании к ст. 338 Уголовного кодекса Российской Федерации неудачным является использование в качестве обстоятельства, освобождающего от ответственности, предельно широкого понятия "стечение тяжелых обстоятельств", поскольку без такого стечения обстоятельств воинская служба немыслима. Это понятие целесообразно конкретизировать и ограничить одним чрезвычайным обстоятельством, которое может и должно устранить государство, - нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими.
Из того же примечания целесообразно убрать упоминание о явке с повинной как об обстоятельстве, исключающем ответственность. Эта новелла противоречит принципам, заложенным в Общей части У К (рассмотрение явки с повинной как смягчающего вину обстоятельства и, кроне того, будет формировать надежду на безнаказанность при уклонении от военной службы.
В ст.331 УК РФ введены формулировки, не ограничивающие субъекта данного состава лишь военнослужащими, проходящими военную службу по призыву. Во всех странах мира "контрактники" старше тех, кто призван, инеют больше воинского опыта и им поручают более ответственные задания. Аналогичная ситуация в перспективе сложится и в наших Вооруженных Силах. С учетом этой перспективы дезертирство, совершенное "контрактником", - более общественно опасно, поэтому нет никаких оснований декриминализировать этой деяние,
В серьезном улучшении нуждается научная база борьбы с преступностью в армии. Для информационного обеспечения этой деятельности должен быть создан специальный криминологический центр, научные подразделения которого должны системно решать комплекс проб-
лен:
исследовать армейскую преступность (выявить реальное состояние и структуру криминального феномена в войсках), регулярно отслеживать ее динамику;
сопоставлять изменения преступности с развитием социальных процессов для того, чтобы выявлять криминогенные и антикрининоген-ные факторы, анализировать закономерности армейского криминального феномена, вскрывать взаимозависимости криминальных и иных социальных процессов;
разрабатывать эффективные и экономичные меры воздействия на преступность, проводить их экспериментальную проверку, доводку и способствовать внедрению в войсковую жизнь;
изучать и распространять передовой отечественный и зарубежный опыт борьбы с преступностью в Вооруженных Силах.
Проводящиеся в Вооруженных Силах криминологические иследова-ния не носят системного характера. Вырабатываемые на их основе рекомендации имеют подчас абстрактный характер, не проходят экпери-ментальной проверки с соответствующей доводкой, абсолютное большинство из них не внедряется в практику. Эффективность такой несистемной научной деятельности весьма низкая. Объединение и рест-руктуризация существующих научных сил позволили бы без значительных материальных затрат получить весьма заметный положительный эффект .
Указанные меры требуют материальных затрат, политической воли , социальной поддержки. Однако откладывание их недопустимо, поскольку каждый день промедления чреват утратой национальной безопасности и инициированием процессов развала государственности. Мы приближаемся к рубежу, за которым могут начаться необратимые процессы. Потребностями текущего момента являются трезвые оценки, радикальные решения и решительные действия.



ОГЛАВЛЕНИЕ