<< Предыдущая

стр. 6
(из 14 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Поэтому при залоге недвижимости как ипотеке последняя остается у залогодателя, а самый залог неразрывно связывается с обязательственным требованием, служа ему обеспечением.
2. Обеспечительная ипотека как залог недвижимости а) возникает и б) прекращается в крепостном порядке.
а. 1) Для возникновения обеспечительной ипотеки необходимо, прежде всего, основание (кауза), так как наше право не знает абстрактного возникновения залогового права (вотчинного долга, см. I). Таким основанием служит у нас определенное добровольное соглашение сторон – конкретный договор (добровольная ипотека). Что же касается завещания, то хотя оно и может повести к установлению залога, но лишь в том случае, если наследник исполнит волю завещателя. Вернее поэтому назначать душеприказчика для установления залога[см. сноску 166]. Судебное решение, а равно распоряжение правительственного установления не служит также основанием возникновения залога (принудительная ипотека, иначе Проект, ст. 44)[см. сноску 167]. Самый договор совершается нотариальным порядком и через утверждение его старшим нотариусом становится крепостным актом (см. стр. 173). Крепостной акт именуется закладной крепостью, называемой обыкновенно (так же и в практике Сената) кратко «закладной» (79/128). Кредитные учреждения не совершают, однако, закладных крепостей, а ограничиваются принятием: акта укрепления, залогового свидетельства и страхового полиса. Залоговым свидетельством, выдаваемым старшим нотариусом, удостоверяется свободность имения от запрещений или наличность их (Нот. Пол., ст. 1922–3). По выдаче свидетельства о свободности имения старший нотариус делает о том надлежащую отметку в реестре крепостных дел и сообщает для припечатания в Сенатскую типографию (Нот. Пол., ст. 1923). По принятии имения в залог на имение налагается запрещение (Нот. Пол., ст. 1924). Залог в кредитном обществе совершается особым порядком, согласно уставу этого общества (94/4 и 51)[см. сноску 168]. Следует еще заметить, что вообще кредитные установления принимают имущество в залог не иначе, как выговорив себе право на преимущественное удовлетворение перед всеми прочими залогодержателями. 2) Так как залог недвижимостей совершается крепостным порядком, то залогодателем может быть только собственник, точнее – тот, кто имеет право отчуждать имущество продажей (ст. 1627)[см. сноску 169]. Исключение из этого правила делается для пожизненного владельца (§ 22). Напротив, составляет лишь видимое исключение залог чужого имущества по надлежащему к тому законному уполномочию (п. 1 ст. 1629 т. X ч. 1 и ст. 69 Полож. о каз. подряд.), так как в этом случае залогодателем остается собственник. Равным образом и залогопринимателем может быть лишь тот, кто имеет право по своему состоянию приобрести закладываемую вещь в собственность (ст. 1628)[см. сноску 170]. Требование особой правоспособности субъектов залогового права объясняется не только тем, что залог, в случае неуспешности торгов, может повести к возникновению права собственности у залогопринимателя, но исторической связью русского залогового права с куплей-продажей, так как оба эти акта были сделками отчуждения. 3) Отсюда вследствие вышеуказанной связи залога с продажей в виде общего правила постановляется, что закладывать можно только те вещи, которые могут быть проданы (ст. 1627). В силу той же связи залога с куплей-продажей, закон требует, чтобы закладываемое имущество было свободным. Поэтому не может быть предметом залога имущество, состоящее под запрещением, или уже заложенное (ст. 1630). Лишь в виде исключения дозволяется залог недвижимостей, заложенных в государственных кредитных установлениях и в тех частных банковых обществах, в коих это разрешено уставами. Таким образом, по нашему праву, за вышеупомянутым исключением, не возможен залог во вторые и третьи руки. Однако практика наша обходит данное постановление закона и, вследствие этого, допускает дальнейший залог вещей, заложенных и частным лицам (89/88, 93/14). В этом случае практика основывается на ст. 1215 Уст. гр. суд., в которой действительно говорится о старшинстве закладных. Ввиду той же связи залога с продажей разрешается залог имуществ, состоящих в споре, с напоминанием «в отношении к очисткам, как и при купчих. Посему, если по спору имение будет отчуждено, то вследствие таковых очисток залог на оное уничтожается, а заимодавцу предоставляется требовать у должника или другого залога, или возвращения займа с понесенными убытками» (ст. 1631). В частности следует заметить, что недвижимое имущество, состоящее в общем владении, не может быть отдано в залог иначе, как по согласию всех участвующих в нем владельцев (ст. 1632), но каждый из участников может заложить свою часть (ст. 555). Нераздробляемые имущества, как напр., дворы, заводы, фабрики, мануфактуры и лавки, не могут быть отдаваемы в залог по частям (ст. 1633). Но возможен залог недвижимости без ее принадлежностей (80/48, 90/52, ср. 78/216). Что касается имений заповедных, временно-заповедных, майоратных, то залог их не возможен и лишь в строго определенных случаях разрешается занимать денежные суммы под залог доходов с заповедного имения (ст. 1641). Наконец, следует подчеркнуть, что наше право признает неделимость объекта залога. Под этим разумеется право залогопринимателя на всю заложенную вещь, хотя бы лишь оставалась незначительная часть долга, в обеспечение которого был сделан залог. Иными словами, предмет залога не может быть уменьшаем при погашении долга частями, так как залог не может быть прикреплен к  одной качественно определенной доле вещи или ценности вещи, а охватывает ее всю целиком[см. сноску 171]. Однако неделимость залога не означает еще того, что залог не может быть прикреплен к определенному старшинству залогопринимателей и что невозможно установление свободного места для будущего залога (Ш. У., ст. 813 п. 2), или сохранение старшинства для предстоящего залога (Г. У., ст. 881). Система сохранения места наиболее удобна для залогодателя: он, не вступая в соглашение с залогопринимателем о сохранении старшинства за последующим залогопринимателем, может прямо искать себе залогопринимателя на то или другое место в вотчинной книге. Проект признает, однако, не швейцарскую систему сохранения места, а систему сохранения старшинства по соглашению с кредитором, вследствие чего вносится в вотчинную книгу отметка о предстоящем залоге с показанием суммы его (ст. 64 и сл.)[см. сноску 172].
б. Так как, по нашему праву, залог недвижимости есть обеспечительная ипотека, то залоговое право прекращается нормально исполнением в срок обязательства, обеспечением которого служит заложенная недвижимость. Исполнение возможно, однако, и до срока (ст. 1649, 2023)[см. сноску 173]. Закладная представляется старшему нотариусу, ее утвердившему, для уничтожения отметки о залоге, или такая отметка делается по заявлению залогопринимателя о полном удовлетворении (ст. 1650)[см. сноску 174]. Впрочем, в доказательство платежа по закладной можно представить и платежную расписку (78/95, 71/390). В случае же неудовлетворения по обязательству, обеспеченному залогом, залоговое право прекращается удовлетворением залогопринимателя из вырученной суммы от продажи имения с публичных торгов или, при неуспешности их, удержанием имущества за собой[см. сноску 175]. При этом наше право в отношении залога недвижимостей знает предметную, а не личную ответственность залогодателя. Это значит, что залогоприниматель не может обратить взыскания на другое имущество залогодателя, если вырученная на торгах сумма не покрыла всего долга (ст. 16491 т. X ч. 1 08/34)[см. сноску 176], разве бы только было заключено особое соглашение о дополнительной ответственности должника (01/74, 84/5).
3. Содержание залога недвижимости может быть понимаемо двояко:
Или так, что залог есть самостоятельное обременение недвижимости, хотя бы и поставленное в зависимость от обязательственного требования, или так, что залогодатель является лицом, обязанным и по залогу, а не только по обязательственному требованию[см. сноску 177]. То или другое понимание залога весьма существенно для определения взаимных отношений залогопринимателя и залогодателя. При залоге как самостоятельном обременении недвижимости залогодатель не обязан совершать уплату, а имеет лишь право это сделать; при залоге как несамостоятельном обременении недвижимости залогодатель, напротив, обязан совершить уплату. Современное передовое право стремится к первому пониманию содержания залога, проект же не дает ответа, хотя в нем встречается термин: «залоговое требование»[см. сноску 178]. В наших законах, при предметной ответственности залогодателя (ст. 16491) и при непосредственном обращении истцом взыскания на недвижимое имение (ст. 1095 У. Г. С.), казалось бы правильным признавать залогодателя лишь имеющим право совершить уплату по закладной, с какой целью он уведомляется повесткою и ему дается для уплаты двухмесячный срок со дня ее вручения (ст. 1095 У. Г. С.). Однако в наших законах закладная крепость причисляется и к обязательствам (ст. 568 и 1649)[см. сноску 179]. Что касается прав залогопринимателя в отношении заложенного имущества, соответственно обязанностей залогодателя, то наши законы слабо обеспечивают залогопринимателя. Залогодатель легко может понизить ценность заложенной недвижимой вещи. 1) Так, напр., залогодатель легко может обесценить имение рубкой леса, разрушением и отчуждением принадлежностей имения, как равным образом заключением обесценивающих имение договоров[см. сноску 180]. Лишь со времени получение повестки об исполнении, 1) должнику воспрещается под опасением личной имущественной ответственности по закону рубить лес, за исключением количества, необходимого для поддержания хозяйства, и вообще отчуждать или разрушать такие предметы, которые считаются по закону принадлежностью имения (ст. 1097 У. Г. С.). 2) Договоры по имению, заключенные залогодателем после получения повестки об исполнении, могут быть уничтожены судом по просьбе взыскателя (с. 1100 У. Г. С.). Что касается других прав залогопринимателя (о праве пользования имением вместо % см. I), то наши законы не дозволяют уступки закладной крепости по передаточной надписи (ст. 1553). Между тем современное право признает такую уступку (цессию) и этим дает возможность залогопринимателю использовать свое залоговое право в любой момент, не ожидая наступления срока. Сенат, принимая во внимание, что запрещение передачи закладных по надписям имеет в виду интерес залогодателя, разрешает с согласия последнего передачу закладных по особому акту (98/20, ср. 73/1668). Такое толкование сената не вводить, однако, принципа уступки закладных в строгом смысле этого слова, раз требует согласие законодателя. Между тем сенат требует согласия законодателя для передачи третьему лицу даже исполнительного листа на взыскание по закладной крепости (08/82). Данное направление в сенатской практике несколько ослаблено тем, что предоставленное залогопринимателю со стороны залогодателя право передать закладную крепость другому лицу дает право всем последующим залогодержателям передавать от себя закладную, не испрашивая на то согласия залогодателя (09/74)[см. сноску 181]. Особого внимания заслуживает, наконец, вопрос о правах залогопринимателя при множественности залогопринимателей. Залогоприниматели имеют право в  порядке старшинства получать удовлетворение. В частности, старший залогодержатель в случае неуспешности первых торгов может удержать имение за собою. Однако каждый последующий залогодержатель имеет право просить о назначении вторых торгов (90/72). В сравнительно недавнее время сенат признал право удержания заложенного имущества за любым из последующих залогопринимателей, при условии полного расчета по старшим закладным (06/51), и даже за каждым из личных кредиторов, обративших свое взыскание на заложенное имение, при условии удовлетворения всех закладных и удержания имения не ниже оценки его (12/36).
III. Залог (заклад) движимости, ипотека движимости и залог права
1. Залог, или заклад движимости резко отличается от залога недвижимости, как а) в понятии о нем, так б) и в его возникновении и прекращении, и в) самом содержании.
а. Залог, или заклад движимости, по нашим законам, не есть ипотека в каком бы то ни было смысле.
б. Он совершается поэтому не записью в книги (у нас в крепостные книги) с оставлением заложенного имущества в руках залогодателя, а изъятием его из обладания залогодателя, передачей его залогодержателю (кредитору, ст. 1671). Передача эта составляет самый существенный признак залога движимости, так как такой передачей укрепляется самое залоговое право. Поэтому, хотя без передачи залоговое право само по себе действительно, но оно не имеет силы в отношении третьих добросовестных лиц: приобретателя имущества и залогопринимателя, коему передано имущество (72/891, 75/321 и др.). Равным образом кредитор по залогу не может пользоваться предпочтительным удовлетворением из заложенного имущества перед другими кредиторами, претензии которых не обеспечены залогом, в частности, при несостоятельности должника (75/321, 76/462, 78/117). Следовательно, передача составляет вещный момент залогового права. Иными словами, залог движимостей как вещное право обеспечен у нас в форме ручного заклада. Исключения сделаны Сенатом для построек, возведенных на чужой земле (01/6), и законом в ст. 8 Уст. Гос. Банка. Последнему предоставляется оставлять в пользование или на хранение заемщикам принимаемые от них, в обеспечение обязательств, движимые имущества с тем, «чтобы на оные были налагаемы видимые знаки приема их в заклад (печати, пломбы, клейма и т.п.), если сие по роду имущества окажется возможным». При этом сенат разъяснил, что третьи лица, вступившие в сделки с заемщиком банка, не зная о состоявшемся закладе, не могут, тем не менее, нарушить залогового права банка, хотя бы знаки на заложенных вещах и были уничтожены (07/99). Таким образом, интерес добросовестных приобретателей приносится здесь в жертву интересам банка. Некоторым исключением (правда, спорным)[см. сноску 182] является также залог при продаже в розницу с рассрочкой платежа машин, орудий, инструментов и вообще движимого имущества, составляющих предмет домашней обстановки либо оборудования сельского хозяйства (кроме живого инвентаря), мастерства или промысла (ст. 15091 и ст. 15098 т. X ч. 1). Проданное в рассрочку имущество передается покупателю и «в то же время служит обеспечением требований продавца… преимущественно пред другими, обращенными к покупщику требованиями (с. 15098). Отчуждение или заклад такого имущества признается, однако, действительными, если купивший или принявший в заклад действовали добросовестно (та же статья). – Что касается основания (каузы) залога движимости, то, за исключением только что изложенного спорного случая залога по закону, таким правооснованием является, как и при залоге недвижимости, договор, но совершаемый не только нотариальным или явочным порядком, а и домашним (ст. 1667 и 1674). Причем самый акт залога движимости именуется: 1) закладной на движимое имущество, если акт о закладе составлен порядком нотариальным (ст. 1668) и 2) домовым заемным письмом с закладом движимого имущества, если акт о закладе составлен домашним порядком (ст. 1672). К тому же при совершении договора о залоге движимости, наш закон требует описи и оценки закладываемых вещей за печатями сторон, в двух экземплярах, из которых один экземпляр отдается кредитору, а другой оставляется должнику (ст. 1671). Самая опись и оценка составляются при свидетелях, которые также прикладывают к ней свои печати (ст. 1670); причем опись может быть включена и в самую закладную (75/94). Свидетели прилагают свои печати и к вещам, которые потом отдаются залогодержателю (ст. 1671). Впрочем, это наложение печатей на вещи, как и передача самих вещей не относятся уже к самому совершению акта о залоге (75/658), как это было уже выяснено, ибо передача служит моментом укрепления, подобно утверждению акта о залоге недвижимости старшим нотариусом. Закладывать движимое имущество может только собственник его (ст. 1663), но принимать в заклад движимое имущество может всякий, кто вправе отдавать взаймы деньги (ст. 1665). Поэтому, напр., церкви не вправе раздавать своих капиталов под заклады (та же статья), так как они лишь могут отсылать свои капиталы для приращения процентов в кредитные установления (ст. 44 т. IX). – Закладывать нельзя имущество чужое и свое, состоящее в описи или секвестре; казенное оружие, мундир и вообще амуничные вещи не могут быть закладываемы нижними воинскими чинами (ст. 1664). Залог движимости прекращается теми же способами, как и залог недвижимости. Причем по получении платежа (возможно и до срока, ст. 2023), заложенное имущество (заклад) возвращается должнику в целости (ст. 1676). При обращении взыскания на заложенное имущество[см. сноску 183] возможно, однако, по разъяснению Сената довзыскание недовырученной от публичной продажи суммы залога с остального имущества залогодателя (89/2, 03/98). Таким образом, в отношении залога движимых вещей допущена личная ответственность, а не только предметная (ср. ст. 297).
в. Содержание залога движимости гораздо шире содержания залога недвижимости. Залогодатель теряет владение и пользование заложенной вещью, хотя залогоприниматель также не может у нас пользоваться вещью[см. сноску 184]. Передача по надписям закладных на движимое имущество, а равно и заемных писем с закладом движимого имущества, невозможна так же, как и передача по надписям крепостей.
2. Наши законы не знают ипотеки движимости, но она известна западноевропейскому праву.
Ипотека движимости совершается без передачи заклада путем записи в ипотечные книги, т.е. таким же путем, каким устанавливается залог недвижимости. Дело в том, что передача вещи представляется иногда для должника совершенно нецелесообразной. Например, чтобы получить определенную сумму денег для поддержки этого предприятия, то, очевидно, передача предприятия кредитору по залогу делает бессмысленным и самый заем. Сюда же следует подвести и все случаи заклада машин, домашней обстановки и т.п. Некоторые законодательства допускают, поэтому, в особых случаях залог движимости путем записи (Ш. У., ст. 884; Г. У., ст. 1260). По сенатской практике возможен также залог движимых вещей без передачи их, путем регистрации, как-то, мореходных судов (12/53) и горных отводов (стр. 253). В русской литературе вопрос о целесообразности ипотеки движимости спорен[см. сноску 185]. Проект не вводит ипотеки движимости.
3. Напротив, наши законы знают а) залог прав, б) несмотря на всю спорность этого рода залога в литературе.
а. О закладе прав (точнее, прав требования) говорится в положении о казенных подрядах и поставках (ст. 77 по прод. 1906 г.), в Уставе государственного банка (ст. 127, 134) и в других банковых уставах. По гражданским законам возможен заклад таких прав требования, осуществление которых не связано с определенной личностью должника, как-то акций и процентных бумаг (ст. 1674 1, 89/2). Возможен также залог вещного права застройки (ст. 24), а равно авторского права (ст. 10, ср. ст. 67, см. ниже § 25,3)[см. сноску 186] и права на недра земли, а также горного отвода, который не должен быть под запрещением (13/28).
б. В литературе возражают против залога прав, главным образом, потому, что залог есть право на вещь, а не на требование и вообще на какое-либо право. Поэтому одни отрицают вещный характер залога права (Зом, Бремер, Кассо, Звоницкий), признавая объектом залога не вещь, а ценность, другие в сущности отрицают залоговой характер залога прав (Дернбург и др., у нас Васьковский), признавая залог требований в несобственном смысле как цессию (цессионная теория) или как сингулярное преемство (Гельвиг и др.)[см. сноску 187]. По-видимому воззрение на залог прав как на абсолютное право получить удовлетворение из меновой ценности наиболее отвечает природе залога прав (Кассо, Гуляев, Звоницкий)[см. сноску 188]. Исходя из данного воззрения, легко подвести залог под общее понятие о залоге как абсолютном праве[см. сноску 189] присвоения меновой ценности, количественно и качественно определенной для каждого залогопринимателя.
IV. Права присвоения
Правами присвоения, как было выяснено (стр. 261), будут право выкупа и право преимущественной покупки. Как то, так и другое известно нашему законодательству. Причем, право выкупа возможно 1) в отношении экспроприированной недвижимости (§ 20 2 б) и 2) в отношении родовых имуществ, перешедших по продаже в чужой род[см. сноску 190] (1).
1. Наш закон определяет выкуп родовых имуществ, как а) право б) родственников на обращение к себе в) родовых имуществ, г) отчужденных по продаже во владение чужеродцам (ст. 1346).
а. Право это имеет несколько своеобразный вещный характер. Оно направлено лишь на возврат родового имущества в род, в чьих бы руках имущество ни находилось. В сущности, данное право есть поэтому вещное право присвоения.
б. Право выкупа принадлежит только кровным родственникам и именно тем, «которые продавцу имения суть ближайшие наследники» (ст. 1355). При этом дети и, по смерти неотделенных детей, внуки не имеют права выкупа при жизни продавца (ст. 1356), а равно не допускаются к выкупу родственники, которые, вместо продавцов, к купчим или при записи в крепостных книгах руку приложили, или же во свидетельстве подписались (ст. 1355)[см. сноску 191]. Если ближайшие родственники, имеющие право выкупа, не хотят им воспользоваться, то они могут передать право дальним родственникам через письменное дозволение на выкуп (ст. 1357). Этого письменного дозволения, называемого также позволительным письмом, не требуется в том случае, когда один из родственников, равно близкий к продавцу, пожелает выкупить все имение (ст. 1359).
Связью выкупа с правом ближайших наследников по крови на выкуп объясняется место изложения самого института в конце раздела 2-го т. X. ч. 1, вслед за изложением норм о разделе наследства.
в. Имуществом, подлежащим выкупу, может быть только имущество родовое. Не могут быть выкупаемы, поэтому, недвижимости благоприобретенные (ст. 1351). Но и родовые имущества не все подлежат выкупу. Не подлежат выкупу: 1) родовое имущество, когда оно перешло продажею в тот же род, хотя бы приобретатель его происходил от общего родоначальника по женскому колену и носил другую фамилию; или 2) когда родовое имущество будет добровольно возвращено продавцу или наследникам его со стороны покупщика или его наследников, или 3) когда родовое имущество будет продано с публичного торга, как равно за неуспешностью этого торга останется за частными кредиторами или казною (ст. 1347). При этом следует заметить, что 4) родовое имущество, перешедшее в чужой род, а потом снова возвратившееся в свой род покупкой, делается благоприобретенным и, как таковое, при вторичной продаже в чужой род, не может подлежать выкупу (ст. 1348). 5) При продаже родового имения юридическому лицу право выкупа не имеет места (11/40). Не подлежат, наконец, 6) выкупу все родовые имущества в губерниях Черниговской и Полтавской (ст. 1354).
г. Отчужденное по продаже чужеродцам, родовое имущество во всех других случаях, кроме указанных (в), обращается по выкупу в род, при соблюдении условий о сроке выкупа и цене выкупа. Срок выкупа ограничивается тремя годами со времени совершения (утверждения) купчей крепости (ст. 1363), причем приостановка течения исковой давности на время малолетства истца не имеет здесь места. Цена же выкупа определяется ценой проданного имения, означенной в последнем крепостном акте, издержками, употребленными покупщиком на поддержание и улучшение имения (по оценке) и крепостными пошлинами (ст. 1367–1369)[см. сноску 192]. К тому же выкупщик, сверх возвращения пошлин покупщику, уплаченных последним в свое время за совершение акта, несет расходы и по уплате крепостных пошлин в казну (ст. 1371). Лишь при выкупе потомственными дворянами родовых земельных имуществ, крепостные пошлины не взимаются в пользу казны (прим. к той же ст.)[см. сноску 193].
2. Право преимущественной покупки также знает наше законодательство.
1) Это право присвоения имеет место в отношении экспроприированной недвижимости (§ 20 2б); оно предоставляется 2) еще собственником в общей собственности (§ 18. V 1б); 3) оно возможно также по условию в отношении права застройки (ст. 26). Однако вещный характер данного права присвоения более чем сомнителен.
3. Право присвоения возможно, наконец, в отношении недр земли.
Оно осуществляется как самим собственником, так и лицом посторонним, имеющим право на разработку недр земли (стр. 280).
4. Наконец, к правам присвоения можно отнести вещные повинности как обязанности, которые несет всякий собственник известной недвижимости в пользу какого-либо определенного лица.
1) Основным видом указанных повинностей являются вотчинные выдачи как реальные обременения недвижимости (Г. У., ст. 1105; Ш. У., ст. 791 п. 1, ст. 847). Проект вотчинного устава признает вотчинными выдачами лежащие на имении выдачи деньгами или натурой в пользу известного лица или (?) учреждения (ст. 24 п. 4)[см. сноску 194]. Наши законы упоминают мимоходом о вотчинных выдачах[см. сноску 195], в частности, о них идет речь и в новом законе о расширении права завещать родовые имущества (ст. 10681). Вообще сделки о вещных повинностях нередко вносятся у нас в реестры крепостных дел. Таким образом, наш гражданский оборот знает вещные повинности. Это косвенно признается и сенатом, который запрещает обременять имение обязательством производства повременных платежей на вечные времена в пользу богоугодных и благотворительных заведений и вообще на предметы общественной пользы (91/112, ср. 01/110 и 13/95). Это запрещение, едва ли целесообразное само по себе, показывает нам, что Сенат в принципе допускает существование у нас вещных повинностей. Русская жизнь знает также вещные повинности и в виде обязанности всякого владельца имения ремонтировать, напр., церковь, школу, плотину и т.д. [см. сноску 196]. 2) Вещные повинности возникают по договору (в крепостном порядке, ст. 159 п. 2 Пол. о нот., ср. ст. 1328 т. X ч. 1). Что касается возникновения их по завещанию, то это сомнительно[см. сноску 197]. Прекращаются денежные выдачи смертью лица, в пользу коего они установлены, так как наш закон знает лишь пожизненные денежные выдачи. Но, вообще, существование вещной повинности может быть не ограничено существованием лица. Проект гражданского уложения для этих случаев предусматривает выкуп вещных повинностей (ст. 1037 и сл.)[см. сноску 198].
Глава III. Авторские права и права на изобретения
§ 25. Авторские права
Авторское право есть право на нематериальную вещь (§ 9 I 4) и в этом смысле может быть названо вещным правом. Но авторское право можно рассматривать прямо, как одно из абсолютных прав, и данная конструкция будет может быть ближе отвечать истинной природе авторского права. До издания закона 20 марта 1911 г. авторское право конструировалось как право собственности особого рода. Эта конструкция, во всяком случае, неправильна, ибо понятие об авторском праве, несомненно, шире понятия права собственности. Авторское право к тому же есть и личное право (§ 9 I 4. а)[см. сноску 199]. Что касается авторских прав, точнее, отдельных видов авторского права, то в этом отношении различают:
1. Авторские права на произведения а) литературные, б) музыкальные, в) художественные, г) фотографические и т.п.
а. Литературные произведения, как письменные, так и изустные, не исключая импровизаций, речи, лекции, рефераты и т.п. В частности, к литературным произведениям закон относит:
1) Издание древних рукописей (ст. 13), сборников народных песен, мелодий и т.п. (ст. 30). Таким образом, наш закон знает так называемую editio princeps, оставленную новыми законодательствами.
2) Газеты, журналы и прочие повременные издания[см. сноску 200], а равно сборные издания, альманахи и пр. Допускается, однако, перепечатывать из чужих повременных изданий известия о текущих событиях и новостях дня, а равно иногородние сообщения по телеграфу и телефону, хотя бы получаемые от собственных корреспондентов. Однако иногородние сообщения по телеграфу и телефону не дозволяется воспроизводить в местных газетах в течение 18 часов со времени их опубликования, если они снабжены запретительною оговоркою (ст. 40). Другие статьи повременных изданий могут быть также перепечатаны в тех случаях, когда по отношению к ним не последовало запрещения автора (запретительная оговорка). Впрочем, следует заметить, что во всяком случае воспрещаются постоянные перепечатки из одного и того же издания.
3) Издание географических, топографических и других карт, атласов, чертежей и т.п., если только по главной цели своей и назначению такие произведения не относятся к числу художественных (ст. 41).
4) Частные письма, дневники и всякие частные записки. Письма, не предназначавшиеся автором к напечатанию, могут быть изданы лишь с обоюдного согласия автора и адресата. В случае же смерти одного из них и отсутствия особого с их стороны распоряжения, требуется согласие лиц, имеющих право наследования по закону (ст. 28). Дневники же и всякие частные записки, не предназначавшиеся к напечатанию, требуют также согласия лиц, имеющих право наследования по закону, если умершим не было сделано особого распоряжения (ст. 29). По истечении же 50 лет со времени смерти последнего из лиц, ведших между собой переписку, или смерти автора дневника и частных записок, требуется лишь согласие переживших супругов и детей названных лиц (ст. 28 и 29).
5) Переводы, в частности параллельные, т.е. такие, которые печатаются одновременно на нескольких языках. Так, напр., русский перевод с английского, изданный одновременно с подлинником в Англии, будет считаться у нас подлинником и уже защищаться согласно авторскому праву (ст. 34). Это постановление ослабляет действие нашего закона, по которому не пользуются правом перевода иностранцы, издавшие свои сочинения за границей, если только не заключены соответствующие о том конвенции (ст. 35). За указанным исключением, все авторы, как иностранцы, так и русские, имеют право на перевод (ст. 33).
6) Переделки из одной литературной формы в другую (ст. 31). – Напротив, в русском законодательстве прямо исключены из действия авторского права законы, правительственные распоряжения, постановления законодательных и общественных собраний с относящимися сюда материалами, судебные решения и речи, произнесенные в публичных собраниях (см. ст. 37 и 38). За авторами публичных речей сохраняется, однако, исключительное право на издание как отдельных речей, так и сборников их.
б. Музыкальные произведения, в том числе и музыкальные импровизации (ст. 1 п. 2). В частности, автору принадлежит право переложения музыкальных произведений (так сказать, переводы) на голоса, инструменты, оркестр и на всякого рода механические ноты, предназначенные для исполнения произведений посредством граммофонов, фонографов, пианол и т.п. инструментов (ст. 42). Следовательно, переложение на механические инструменты с неподвижными валиками, напр., на шарманки и т.п., не требует согласия автора.
в. Художественные произведения: живопись, гравирование и другие виды графического искусства, ваяние и зодчество (ст. 1 п. 3). К правам автора закон относит: 1) художественные воспроизведения творений автора всеми способами, относящимися к тому же роду искусства. Поэтому автор не имеет права на воспроизведение своих художественных творений путем перевода их из области живописи в область ваяния и наоборот (ст. 56 п. 1). 2). Произведения, созданные автором по заказу (стр. 314–315). 3) Планы, чертежи и рисунки для архитектурных строений, если сделана автором запретительная оговорка (ст. 57). При этом закон постановляет, что продажа планов, чертежей и рисунков предполагает право покупателей производить сооружения и постройки (та же ст.). 4) Готовые произведения архитектурного искусства, хотя закон буквально говорит о зодчестве, т.е. о производстве всяких строений (ст. 1 п. 3, ср. ст. 57).
г. Фотографические и подобные им произведения (ст. 1 п. 4), под условием означения на каждом экземпляре фирмы или имени, фамилии и места жительства фотографа или издателя фотографии и года выпуска в свет фотографического произведения (ст. 60).
Наше законодательство оставляет, однако, без внимания воспроизведение авторских произведений путем кинематографов[см. сноску 201].
2. Авторские права а) возникают и б) прекращаются отлично от других вещных прав.
а. 1) Субъектами авторского права признаются русские подданные и, с некоторыми существенными ограничениями, иностранцы. За русскими подданными авторское право признается в отношении всех произведений, как не появившихся, так и появившихся в свете, безразлично где – за границей или в России. За иностранцами же в отношении лишь произведений, не появившихся в свете, где бы то ни было, и появившихся в свете только в России. Таким образом, по русскому законодательству иностранцы не считаются субъектами русского права в том случае, если они опубликовали свои произведения за границей (ст. 4). Впрочем, и в этом случае наше законодательство, в виде исключения, охраняет их произведения от перепечатки (ст. 32, 44). Автором произведения может быть одно или несколько лиц. Если произведение нескольких авторов образует одно нераздельное целое, то такое произведение принадлежит всем авторам, по правилам об общей ответственности (ст. 5). – Однако музыкальные произведения, написанные на чужой текст, принадлежат исключительно композитору (ст. 46, ср. ст. 45). Для признания за автором права нет необходимости, чтобы он опубликовал свое имя; следовательно, признаются субъектами и авторы анонимных и псевдоанонимных произведений (ст. 17). Авторское право возникает, однако, не только первоначальным способом[см. сноску 202], но и производными. Поэтому субъектами авторского права могут быть те лица, коим автор передал свое право по письменному договору (также издатели) и те лица, к коим авторское право перешло по наследству (по закону или по завещанию)[см. сноску 203]. Но авторское право не может быть без согласия автора или его наследников (ст. 10) приобретено путем взыскания по их долгам или переуступлено издателем другому лицу. Закон допускает, однако, возможность перехода издательского предприятия из одних рук в другие по долгам издателя в пределах договора (ст. 10). В частности, добровольное отчуждение автором своих будущих произведений сохраняет силу на срок не свыше пяти лет, хотя бы в договоре была условлена и большая его продолжительность или бессрочность (ст. 9). Наконец, считаются субъектами авторского права лица, изображенные на портретах и в виде бюстов по заказу этих лиц[см. сноску 204].
2) Объектом авторского права не могут быть самые произведения (см. § 9. I 4). Поэтому следует подчеркнуть неточность закона об авторском праве, когда он говорит, что не составляют предмета авторского права: «законы и правительственные распоряжения, постановления законодательных учреждений, земских, городских, сословных и других общественных собраний и материалы, на коих эти законы, распоряжения и постановления основаны, а также решения судебных установлений» (ст. 37). Очевидно, здесь речь идет лишь о праве каждого печатать обнародованные надлежащим порядком законы и т.д.
б. Авторское право прекращается с истечением установленного в законе времени и в этом смысле оно является срочным правом (§ 16 II 1), в противоположность праву собственности и многим вещным правам на чужую вещь. Сроки существования авторского права различны. 1) Для литературных, музыкальных и художественных произведений сроком авторского права будет 50 лет со времени смерти автора, хотя бы произведение впервые появилось в свете по смерти автора (ст. 11)[см. сноску 205]. При соавторстве указанный пятидесятилетний срок исчисляется для произведения, образующего одно нераздельное целое, со времени смерти последнего автора, пережившего всех остальных (ср. 12, ср. ст. 15). Однако пятидесятилетний срок в двух случаях исчисляется со дня появления в свете произведения. Во-первых, если произведение появилось в свете без означения фамилии автора (анонимно) или под вымышленным именем (псевдонимно) и если до истечения этого срока автором либо его правоопреемниками не будет заявлено авторское право на произведение (ст. 17). Во-вторых, если будут изданы сборники произведений народного творчества, сохранившихся в изустном предании, и произведений народного искусства (ст. 13 п. 1)[см. сноску 206]. 2) В отношении повременных и сборных изданий, составленных из отдельных произведений различных авторов, авторское право издателей ограничивается двадцатью пятью годами со времени появления в свете изданий; сотрудники же имеют авторское право на свое отдельное произведение, если противное не оговорено в договоре (ст. 14). 3) Авторское право на фотографические произведения признается за фотографами в течение десяти лет со времени появления в свете произведения (ст. 61 п. 1, ср. ст. 59). Но из этого срока сделаны два исключения в сторону удлинения его. Во-первых, – до двадцати пяти лет, если фотографические произведения изданы в виде сборников или серий снимков, представляющих самостоятельный художественный, исторический или научный интерес (ст. 61 п. 2). Во-вторых, срок авторского права на фотографические произведения уравнивается со сроком на литературные произведения, если фотографические произведения являются составной частью их, хотя бы и в виде приложения (ст. 62 п. 3). 4) Что касается, наконец, авторского права на переводы, то право это ограничивается десятилетним сроком со времени издания подлинника, под условием напечатания перевода в течение пяти лет со времени издания подлинника (ст. 33 п. 2). В связи с вопросом о срочности авторского права возникают два основных вопроса: о прекращении личных прав автора и об отречении от авторского права. В нашем законе личные права причислены к авторскому праву, поэтому, приходится признать, что и эти права прекращаются с истечением сроков авторского права (Бар. А. Симолин). Вывод этот, однако, противоречит существу дела, ибо нельзя допустить, чтобы доброе имя и вообще память автора, по истечении сроков защиты авторского права, подвергались опорочению и эксплуатации, так как это противоречило бы общественному порядку и благочинию (ст. 1528). Что касается отречения от авторского права, то под ним следует разуметь отказ автора или его наследников от авторской защиты, пока она существует для данного произведения. Хотя наш закон и не говорит об отречении, но нет основания не признавать его, так как каждый волен отказываться от своего имущественного гражданского права (ст. 1547). Сложнее вопрос об отречении от личных прав автора. В этом случае отречение столкнулось бы в некоторых случаях с требованиями публично-правового порядка (ст. 1528), в частности с нормами уголовного права[см. сноску 207]. Наконец, что касается прекращения авторского права принудительным его отчуждением, то оно невозможно без согласия автора при жизни его и согласия наследников после смерти его (ст. 10), как равным образом не может быть приобретено авторское право с публичных торгов (ст. 1040 У. Г. С.). Постановление это продиктовано желанием защитить личное право автора от кредиторов[см. сноску 208]. Недавно Сенат решительно подчеркнул недопустимость обращения взыскания по долгам автора и его наследников на авторское право (13/17, 13/12)[см. сноску 209]. Вопроса об экспроприации и наш закон не касается. Между тем, легко может случиться, что по каким-либо основаниям автор или его наследники не желают издавать или переиздавать произведение, имеющее большой общественный интерес. Наш закон в данном случае отдает предпочтение индивидуальному интересу (против этого бар. А. Симолин).
3. Содержание авторского права неодинаково, в зависимости а) от авторского права в тесном смысле и б) личных прав автора.
а. 1) Содержание авторского права проявляется прежде всего в исключительном праве всеми возможными способами воспроизводить, опубликовывать и распространять свое произведение. В частности, под «всеми возможными способами» разумеются все способы техники с помощью которых возможно распространение[см. сноску 210] произведений автора. Однако закон не говорит о воспроизведении и распространении произведений автора путем кинематографа[см. сноску 211]. Спрашивается поэтому, может ли автор литературного или художественного произведения запретить воспроизведение своего произведения кинематографическим путем, и далее – может ли автор кинематографического произведения запретить кинематографическое воспроизведение своего творения. Первый из этих вопросов решается утвердительно в конвенциях с Германией и Францией о защите литературных и художественных произведений (ст. 13). Но нет основания не признавать защиты авторов литературных и художественных произведений от самовольного воспроизведения их произведений путем кинематографа и в тех случаях, когда этим путем не создается новое произведение (ср. ст. 3)[см. сноску 212]. Второй вопрос решается не менее утвердительно (та же ст. 13 п. 2 конвенций). Закон говорит о защите авторского права на «фотографические и подобные им произведения» (ст. 1 п. 4). Кинематографические же произведения, в сущности, представляют собой лишь ряд фотографических произведений и потому могут быть отнесены к подобным произведением фотографии[см. сноску 213].
2) Авторы и их правопреемники могут передать осуществление своего права другим лицам путем издательского договора. Договор этот (ст. 65–75) по своему содержанию представляется в высшей степени своеобразным. Во-первых, закон признает за самим издателем авторское право, поскольку это необходимо для ограждения прав его по издательскому договору (ст. 66) и, вместе с тем (за отсутствием соглашения) положительно обязывает издателя по отношению к автору или его правопреемникам. Именно издатель обязан выпустить в свет произведение в трехлетний срок (срок быть может долгий) или и раньше, если то вызывается особыми (?) обстоятельствами. В противном случае договор прекращается (ст. 68). Он обязан, далее, принять все обычно соблюдаемые меры к распространению издания (ст. 65). Причем издатель обязан сам использовать приобретенное им право издания; переуступка его возможна не иначе, как с согласия автора или его правопреемников (ст. 67)[см. сноску 214]. Причем, за отсутствием иного соглашения в договоре, издатель имеет право на одно издание в количестве не свыше 1200 экземпляров литературного или художественного произведения и не свыше 200 экземпляров нот (ст. 69). Наконец, закон постановляет, что уступка права на издание литературное не заключает в себе уступки права на перевод его на другие языки и на переделку повествовательной формы в драматическую и наоборот (ст. 75), как равно и уступка права на издание драматического, музыкального или музыкально-драматического произведения не заключает в себе уступки права на публичное его исполнение и на переложение музыкальных произведений на инструменты, воспроизводящие их механически (ст. 74). Во-вторых, закон, в интересах охраны личных прав автора, стремится ограничить права издателя. Именно, хотя автор не может приступить к новому изданию раньше пяти лет (разве бы издание было прежде распродано) или стольких пятилетий, насколько изданий уступлено право (ст. 71), но автор может и не соблюсти ограничивающих его сроков. Так, автор имеет право издать и раньше свое произведение, если он его переработал в новое произведение (ст. 3), или если издал его в полном собрании своих сочинений (ст. 72). В последнем случае все же – не ранее трех лет, а в отношении музыкальных и художественных произведений – не ранее десяти лет (ст. 72). Само собою понятно, что автор может выпустить новое издание скупив в любое время оставшиеся экземпляры (ст. 71 п. 1). Закон представляет, наконец, автору право прекратить договор по уважительным причинам, под условием возмещения издержек издателю по изданию (ст. 68 п. 2). Таковы отношения автора (его правопреемников) и издателя. Поскольку эти отношения не изменены соглашением, они регулированы в интересах авторов (их правопреемников, а не издателей), в особенности в области охраны личных прав автора. Впрочем, в одном отношении закон ограничивает автора. Он предоставляет издателю право вносить изменения в произведение автора, когда автор или его наследники не могли бы по доброй совести отказать в этом издателю (ст. 70, ср. ст. 20)[см. сноску 215].
3) Автор и его наследники могут не только уступить право на издание произведений, но и отчуждать его (о продаже см. стр. 279, ср. 13/12). В частности, следует заметить, что отчуждение художником своего произведения не переносит тем самым авторского права на это произведение (ст. 51, ср. ст. 55). Что касается отчуждения авторского права по залогу, то оно возможно лишь в том случае, если автор или его наследники, устанавливая залог на авторское право, согласились на отчуждение авторского права (ст. 10, ср. 13/12). Напротив, право на издание может быть предметом взыскания за долги издателя (ст. 10).
4) Особого рассмотрения заслуживает, наконец, вопрос о правах автора на частные письма. Именно частные письма, не предназначавшиеся автором к напечатанию, могут быть изданы лишь с обоюдного согласия автора и адресата (стр. 275). В литературе спорно, что служит критерием для признания писем, «не предназначавшимися» автором к напечатанию. Одни (бар. А. Симолин) считают таким критерием желание автора, когда бы ни было оно выражено; другие (Б. Попов), по-видимому, более правильно, защищают объективный критерий – именно, определенно распознаваемую для адресата волю автора в начале переписки[см. сноску 216].
б. Что касается личных прав автора, то содержание их довольно различно. Эти права могут состоять: 1) в так называемом праве на авторство, т.е. возможности для автора запрещать всем и каждому выдавать целиком или в части его произведения за свои (ст. 19 зак. об авт. пр. и ст. 620 Уг. Ул. 1903 г.) или другого лица (ср. ст. 70): или 2) в приписывании авторства лицу на произведение, ему не принадлежащее (см. ст. 3 конец и ст. 620 Уг. Ул. 1903 г.). 3) Автор имеет также право на то, чтобы без его согласия не опубликовывали его произведения (ст. 27, 43, 55–57)[см. сноску 217] и не раскрывали его анонима или псевдонима (ср. ст. 20 и 70). 4) О личных правах автора на переделку своего произведения, изменения в нем и т.д. было упомянуто при изложении издательского договора (см. б. 2)[см. сноску 218]. 5) Несколько своеобразный характер носит право лица на собственное изображение в художественных и фотографических произведениях, которое следует относить к правам на собственную личность. Дело в том, что авторское право на фотографический портрет признано у нас за заказчиком, которым может быть и не лицо с которого снят портрет (ст. 59 п. 2). Кроме того, фотографические произведения вообще слабо защищены (см. ст. 62). Следовательно, слабо защищена и личность сфотографированного лица. Напротив, лучше защищена личность в художественных произведениях. Авторское право на портрет и бюст прямо признано за лицом, с которого снят портрет или сделан бюст, либо за его наследниками (ст. 52).
4. Признавая, однако, то или другое содержание за авторскими правами (3), закон вместе с тем а) ограничивает эти права в публичных интересах и, в частности, б) ограничивает самих авторов.
а. Так, в интересах всех и каждого признано 1) пользование чужим произведением для создания нового произведения, существенно от него отличающегося (ст. 3)[см. сноску 219]. Это право в особенности широко признано в отношении фотографических произведений. Они могут быть воспроизведены в самостоятельном научном исследовании или же в книге, предназначенной для учебных целей, и притом исключительно для пояснения текста (ст. 62 п. 3), а равно в изделиях промышленности заводской, фабричной и ремесленной (ст. 62, п. 4). Равным образом, широкие ограничения установлены и в отношении художественных произведений, – приобретенных непосредственно от художника в собственность для храмов Божиих, Императорских дворцов, музеев и вообще правительственных и общественных установлений (ст. 54), или произведений, находящихся в публичных местах (п. 3 ст. 56). Художник не может воспретить снятия копий[см. сноску 220] и повторения его произведений (в последнем случае в иной отрасли того же рода искусства (п. 3 ст. 56). Дозволяется также помещение художественных произведений на публичной выставке (п. 4 ст. 56) и в изделиях прикладного искусства (п. 4 ст. 56). Что касается музыкальных произведений, то в отношении их дозволяется публичное исполнение, не преследующее целей наживы, во время народных празднеств и ради благотворительности (ст. 50).
б. Что касается ограничений самих авторов произведений, то в особенности ограничены художники и композиторы. Художники не имеют права доступа к проданным для воспроизведения их каким-либо способом, напр., путем фотографии (ст. 53). Композитор ограничен так называемым правом лиценций (ст. 42 п. 2).
§ 26. Права на промышленные изобретения и открытия, на модели и рисунки, товарные знаки и фирму
I. Право на промышленные изобретения и открытия
Право на промышленные изобретения и открытия, охраняемое прежде с помощью привилегий, получило в прошлом столетии, – эпоху капиталистического хозяйства, общую защиту в виде патентного права. В отличие от авторского права на литературные и иные произведения (зак. 20 марта 1911 г.), защита здесь дается не той или иной форме выражения вовне идеи, о самой идее изобретателя, в области ли открытия новых благ и изобретения новых способов производства существующих благ, имеющих существенное промышленное значение, или даже в области усовершенствования уже известных способов.
1. Таким образом, право на промышленные изобретения и открытия есть исключительное право изобретателя или его правопреемников на создание в области промышленности новых благ и на использование новых способов и усовершенствований известных способов производства уже существующих благ.
Право на промышленные изобретения и открытия, регулируемое у нас законом 20 мая 1896 г., отнесено прямо к исключительному праву (пользованию, ст. 1981 по прод. 1912 г.).
2. Как патентное право оно а) возникает и б) прекращается отлично от авторского права на литературные и иные произведения.
а. Именно, оно возникает с момента выдачи охранительного свидетельства (ст. 1988 и 19810 Уст. о пром.); одного творчества здесь недостаточно. Охранительное свидетельство выдается по просьбе, поданной в Отдел Промышленности[см. сноску 221], с приложением полного описания[см. сноску 222] изобретения или усовершенствования на русском языке и квитанции казначейства во взносе 30 руб. на расходы по рассмотрению прошения и на публикации; если проситель проживает за границей, то прошение должно быть подано через поверенного, проживающего в России (ст. 1985). О выдаче охранительного свидетельства публикуется (ст. 1988), разве бы изобретение или усовершенствование подлежало сохранению в тайне по государственной необходимости (1989). Охранительное свидетельство, с момента получения которого проситель может приводить в исполнение изобретение или усовершенствование (ст. 19810), имеет временный характер; оно или уничтожается совсем, если производство дела о привилегии прекращается без выдачи патента (ст. 19811 и 19816 и 19), или заменяется патентом[см. сноску 223] по разрешении выдачи привилегии и взносе просителем пошлин (ст. 19822). Самое разрешение дается соответствующим Отделом Комитета по техническим делам (ст. 19813–16), но возможно и обжаловать это решение подачей прошения в Отдел промышленности (ст. 19820–21). В законе перечислены основания, по коим не могут быть выдаваемы привилегии на изобретателя и усовершенствования в частности: на не заключающие в себе существенной новизны (с. 1983–4), противные общественному порядку и нравственности, не относящиеся к области промышленности, известные за границей (ст. 1984). Кроме того, привилегии не выдаются на химические, пищевые и вкусовые вещества и на составные лекарства, а также на способы и аппараты, служащие для изготовления последних (ст. 1984 п. 5). Привилегия выдается первому лицу, заявившему о том ходатайство (ст. 19817), хотя бы изобретатель был иностранец (ст. 1982), а равно и их правопреемником (ст. 1982). Следовательно, нет необходимости и в особых конвенциях, как это имеет место в отношении литературных и иных произведений (зак. 20 марта 1911 г.)[см. сноску 224] и промышленной собственности[см. сноску 225].
б. Прекращается патентное право на промышленные изобретения и усовершенствования по истечении срока, который определяется по желанию просителя, но не долее 15 лет, считая со дня подписания патента Министром Торговли и Промышленности (ст. 19818 и 22), а если изобретение уже патентовано в другом государстве, то не свыше срока иностранной привилегии (ст. 19818 и 32). Но привилегия может прекратиться и ранее срока, на который выдан патент, если он не приведен в действие в течение первых 5 лет со дня его подписания (ст. 19827). Далее, привилегия прекращается, если она не может быть приведена в действие без помощи изобретателя в силу недостаточности описания привилегии (ст. 19832 п. 5). Далее, привилегия может прекратиться и по истечении каждого года, в случае невнесения пошлины за следующий год вперед (ст. 19832 п. 2). Третье лицо может также оспорить судом правильность выдачи патента в течение 2 лет со дня обнародования патента (ст. 19829). Наконец, возможно и принудительное отчуждение привилегий на промышленное изобретение или усовершенствование (см. § 20 3).
3. Содержание права на промышленные изобретения аналогично содержанию авторского права.
Изобретатель и его правопреемники могут исключительно осуществлять его сами, передавать возмездно или безвозмездно (нотариальным порядком с сообщением о том министерству торговли и промышленности)[см. сноску 226], а также передавать лишь пользование изобретением, сохраняя за собой самое право на него, и могут также завещать его (ст. 19825). Привидение в действие привилегии на дополнение или изменение изобретения или усовершенствования другого лица требует согласия последнего (ст. 19822 п. 7).
II. Право на фабричные рисунки и модели (прикладное искусство), на товарные знаки и фирму
Право на фабричные рисунки и модели, или право промышленной собственности (ст. 201 прим. 2 Уст. о пром.), регулируемое у нас законом 11 июля 1864 г., есть также исключительное право изобретателя и его правопреемников (ст. 199 Уст. о пром.). По своему содержанию оно аналогично праву на промышленные изобретения и усовершенствования.
1. Но несколько отличается от него по способу возникновения и прекращения.
Именно, для рисунков и моделей установлена система явки их в Отдел Промышленности в двух экземплярах при прошении (ст. 201 прим. 2)[см. сноску 227]. По явке их, они заносятся, по времени поступления, без всякой предварительной проверки их новизны в особую книгу (ст. 202), куда вносятся потом отметки о переходе прав на рисунки и модели к другим лицам (ст. 206). Прекращается же право на рисунки и модели с истечением срока его действия (от одного года до десяти, по желанию, со дня предъявления, ст. 207).
В литературе весьма спорно отношение права на художественно-промышленные произведения (рисунки и модели) к авторскому праву на чисто художественные произведения. В частности, и у нас вопрос сводится к тому, возможно ли к художественным произведениям прикладного искусства применять положение о чистом искусстве (зак. 20 марта 1911 г.); короче, возможна ли двойственная защита художника или скульптора. Французское законодательство (законы 11 марта 1902 г., 14 июля 1909 г.) признает двойную защиту; германское же законодательство (зак. 9 янв. 1907 г.) хотя уничтожает противоположение между произведениями чистого и прикладного искусства, но тем не менее в практике для обеспечения приоритета делается явка образцов (зак. 11 янв. 1876 г.). Наши законы вопроса о двойной защите художника и скульптора на решают[см. сноску 228].
2. Существуют также особые права на товарные знаки и фирму (фирменный знак).
Права эти, регулируемые законом 26 февр. 1896 г., суть исключительные права хозяина предприятия на пользование товарным знаком или фирменным знаком. Для товарного знака, по желанию просителя, возможна заявка Отделу Промышленности (ст. 1644 Уст. о пром. по прод. 1912 г.) и, по признании его соответствующим условиям закона, регистрация. Для исключительного же права на фирменный знак заявки не надо (ст. 1615). Заявивший товарный знак получает свидетельство (ст. 1619), сроком от одного года до десяти лет, по желанию просителя, со дня выдачи свидетельства (ст. 16112). Прекращается право на товарный знак, в отличие от промышленной собственности, с прекращением существования предприятия и передачей товарного знака (только с предприятием) без регистрации (ст. 16116 и 17). Содержание права на товарный знак сводится к исключительному выставлению его на товарах предприятия, в переписке и т.д. (ст. 16110).
печатается по: проф. В.И. Синайский.
Русское гражданское право. выпуск I.
Общая часть и вещное право.
Киев: Типография Р.К. Лубковского, 1914.

[1] Понятие вещных отношений уже понятия абсолютных отношений (§ 2 IV 2. б); поэтому первое понятие не покрывает последнее.
[2] Отсюда и понятие абсолютности вещного права не совсем точно.
[3] Книга вторая, по мысли Сперанского, должна была составлять общую часть вещного и обязательственного права. Поэтому глава пятая того же раздела посвящена обязательственному праву.
[4] См. Ельяшевич в П. Т. К. II, стр. 156 и сл.
[5] Неудивительно поэтому, что до сих пор спорно, есть ли владение факт или право. В современном гражданском праве владение все более приобретает характер права. Так, владение переходит к наследнику (ст. 857 Г. У.), может быть перенесено на другое лицо (ст. 870 Г. У.), владение движимой вещью предполагается в обороте собственностью. Однако, несмотря на все это, нельзя владение как регулируемый правом факт относить к вещным правам.
[6] Ст. 854 и 855 Г. У., ср. ст. 868 и 872 Г. У. – Ст. 919 и сл. Ш. У.
[7] Обладание вещью для себя, как своею, имеет лишь значение для приобретения вещи давностью владения (ст. 941 Ш. У.).
[8] Владение в виде собственности не прекращается со смертью владельца, но переходит к его наследникам (accessio temporis).
[9] Было сказано выше (стр. 207 прим. 3), что и швейцарское законодательство оговаривает специально владение в виде собственности для приобретения вещи по давности.
[10] Это распределение вещей в обороте некоторые сводят к распределению фактической силы (Митюков-отец) или экономической силы, т.е. реально-экономической власти между классами общества, почему самое распределение владения понимают как обращенную к неимущим классам сторону распределения собственности (Ант. Менгер).
[11] Сенат разъяснил, однако, что владение защищается и в том случае, когда нет ни насилия, ни самоуправства. Например, если квартирант не оставляет нанятого помещения (73/1258).
[12] См. ст. 920 Ш. У. Она различает самостоятельных и несамостоятельных владельцев (держателей). Подробнее Fr. Ostertag (в Kommentar von Gmur Bd. IV Abth. III стр. 18 и сл.). Точно так же ст. 868 Г. У. признает посредственных и непосредственных владельцев (держателей).
[13] Ссылки на уложение и указы подтверждают, что правительство принимает меры охраны всякого владения (недвижимостей) от самоуправства и насилия. Против защиты держания Шершеневич, Попов, Анненков.
[14] Например, в доме, в предприятии другого лица (см. ст. 855 Г. У.).
[15] Ст. 855 Г. У. и ст. 919 Ш. У.
[16] См. ст. 919 Ш. У. Владение вещными сервитутами признавало также римское право. Впрочем, германское уложение обходит данный вопрос молчанием.
[17] Fr. Ostertag, 1. с., стр. 9. Ср. 84/107 и др.
[18] Иначе проект ст. 877; здесь же мотивы.
[19] Точно так же и проект; см. мотивы к ст. 877.
[20] В. Ельяшевич (Вест. Гр. Пр. 1913, № 3 и 1914, № 2) считает, что комиссия не достигла своей цели: право участия частного и ныне не подлежит владельческой защите; такого же мнения держится Догадов (Право, 1912, стр. 2868 и сл.). Владельческую защиту права участия частного допускает Исаченко (Вест. Гр. Пр. 1913, № 8, ср. № 1, стр. 27).
[21] Ст. 922 Ш. У. Подробнее Fr. Ostertag, 1. с., стр. 9.
[22] Fr. Ostertag, 1. с., стр. 9 и сл.
[23] Точнее было бы сказать «вопреки праву», тем более, что наши законы говорят о неправости владения (ст. 610, 622 и 626).
[24] О видах владения в передовом законодательстве см. стр. 201 прим. 2.
[25] Одни (Савиньи) оправдывают защиту фактического владения необходимостью охранять личные права от правонарушений (деликтная теория), другие (Иеринг) – необходимостью быстрой защиты права собственности, так как владельцы большей частью есть собственники; третье (у нас Митюков, Покровский) – необходимостью сохранить социальный мир. Последняя теория (социального мира) усвоена передовым законодательством, но проводится или не безусловно, ибо допускается возражение о лучшем праве.
[26] Не без основания, поэтому, проводят полную параллель между системой укрепления недвижимостей (Grundbuch) – и владением как системою укрепления движимостей. См. Fr. Ostertag, 1 с., стр. 10.
[27] Французский кодекс определяет право собственности как право пользоваться и распоряжаться вещами самым неограниченным образом (§ 544).
[28] Так, германское уложение (ст. 755 и 903) признает право собственности, насколько оно «не ограничено законом и правами третьих лиц». Ср. Ш. У., ст. 641. См. еще бар. А. Нольде, Новейшие учения о праве собственности (в Вест. Пр. 1904, № 7).
[29] Другие (гр. Пининский, бар. А. Нольде) понимают эксклюзивное отношение не абстрактно, а в смысле эксклюзивной хозяйственной эксплуатации вещи.
[30] П. Т. К. II, стр. 278 и сл.
[31] Вопрос о том, может ли быть отделено от права собственности право распоряжения решен ныне утвердительно (11/26). Закон также признает существование права распоряжения отдельного от права собственности (см. название отделения 7-го, главы 2-й, раздела 2-го, книги 2-й, а также 541 и 542 ст.).
[32] Таким образом, у нас, вопреки системе так называемой горной свободы на Западе, собственник может воспретить искать, а тем более разрабатывать недра его земли. Впрочем, горная свобода признана у нас в отношении казенных земель для важнейших ископаемых (П. Т. К. II, стр. 296 и сл.). Заслуживает также внимания, что в отношении личных участков бывшей надельной земли право на недра земли оставлено за сельским обществом. Исключения сделаны для незначительных ископаемых: песку, торфа и т.п. (П. Т. К. II, 298).
[33] Указанное воззрение развито Удинцевым, Русское горнозаводское право, 1909, стр. 37. См. также Ельяшевич (П. Т. К. II, 301). См. § 22 IV 4.
[34] См. Право, 1914, № 21, стр. 1703 и сл.
[35] Ельяшевич, П. Т. К. II, стр. 310.
[36] О различии между ограничениями права собственности и сервитутами см. Б. Попов, Право участия частного и новый закон о праве застройки (Вест. Гр. Пр. 1914, № 3).
[37] Об ограничениях права собственности говорится, однако, в Нотар. Положении (ст. 159), причем к ограничениям права собственности прямо отнесены сервитуты.
[38] Так называемый легальный сервитут есть, в сущности, ограничение права собственности, а не сервитут, так как принудительно установленный силою закона, он ограничивает собственника, хотя бы и таким образом, что в результате создается право лица на чужой участок, аналогичное сервитуту (ст. 448–451).
[39] Ельяшевич, Право участия частного и его защита (Вест. Гр. Пр. 1914, № 2, стр. 21, 23). Причем, по мнению Ельяшевича, общим для сервитутов и ограничений права собственности будет момент отрицательный – ограничение недвижимой собственности (ср. 10/9, П. Т. К. II, стр. 336). Быть может, правильнее было бы объяснить место сервитутов среди прав участия частного в смысле дозволенности отмены ограничений права собственности путем сервитутов. Отмена эта тем более возможна, что в сущности, в данных случаях (напр., ст. 442 п. 2) речь идет о мнимых ограничениях права собственности (см. Гуляев, Русск. гр. пр., стр. 117). Впрочем, эти мнимые ограничения могут быть еще объяснены грубыми представлениями о правах собственника (Б. Попов, Право участия частного и новый закон о праве застройки, в Вест. Гр. Пр. 1914, № 3, стр. 41).
[40] Ст. 2 и 24 Зак. о праве застройки (§ 22 II). – В литературе защитником понимания права участия частного в смысле сервитутов является А. Гуляев, Право участия частного в практике Г. К. Д. Прав. Сената, в Вопросах права, 1912, кн. X. Против Попов (Вест. Гр. Пр. 1914, № 3, у него же литература). Ср. Курдиновский, К учению о легальных ограничениях права собственности на недвижимости в России (Записки Новоросс. Унив., т. 78, 1889 г.).
[41] Против Винавер (в Вест. Гр. Пр. 1913, № 3).
[42] Реш. от 7 ноября 1912 г. по делу Синефлагской отмели. Ср. 88/43.
[43] В силу недопустимости распространительного толкования 10-саженная береговая полоса не может быть предоставлена в общее пользование по берегам Черного и Азовского морей (П. Т. К. II, 381).
[44] 87/10, 02/7 ср. 02/114 (о железных дорогах), 81/173 (о дворовых и вообще городских местах). Правильнее поступает Шв. Ул., которое предоставляет право за полное вознаграждение требовать удовлетворительной дороги (ст. 694).
[45] Такое же право признает Сенат за нижним владельцем (96/17). Высота подъема определяется исключительно по моменту возникновения права участия частного, напр., при устройстве мельницы (09/76, 13/80). О повышении уровня улицы см. 02/126.
[46] См. стр. 220 прим. 4 (мнимое ограничение).
[47] Мнимое ограничение.
[48] Сенат недавно преподал недостаточно правильное разъяснение об убытках от тени ветвей (12/51) и вместе с тем установил пределы применения принципа: qui sui iure utitur, neminem laedit. Оценку новой сенатской практики дает М. Винавер (в Вест. Гр. Пр. 1913, № 3).
[49] Литературу о соседском праве, его конструкцию вообще и в нашем праве в частности, см. у Попова (Вест. Гр. Пр. 1914, № 3; и Право, 1914, стр. 973 и сл.). См. также Ельяшевич (Вест. Гр. Пр. № 2).
[50] Возможен, однако, заранее отказ от данного права (75/254).
[51] Но не в надельной земле (О. С. 11/31). См. Петерсон (в Праве, 1914, № 23).
[52] «Действие настоящей (1) статьи не распространяется на общества и селения, наделенные землей после 1 января 1887 г.» (прим. к ст. 1).
[53] Общинную собственность следует отличать также от общественной крестьянской земли, как приобретенной в собственность крестьянским обществом на основании общих законов, так и крестьянской земли, приобретенной в собственность товариществами при содействии Крестьянского Поземельного Банка. Законы о крестьянском землевладении изложены в Положении о сельском состоянии (прилож. к т. IX св. зак. Новый закон 14 июня 1910 г. (ук. 9 ноября 1906 г.) комментирован Тютрюмовым (СПб. 1911 г.), а тот же закон, землеустройство и Уст. Крест. Поз. Банка комментированы К. Волковым (новые законы о землеустройстве СПб. 1912). Лучшим сборником по аграрному законодательству является «Сборник узаконений и распоряжений по землеустройству и землевладению крестьян» В. Дена (СПб. 1912), см. рецензию А. Вормса (в Юрид. Вест. 1913, кн. II, стр. 305). Литературу см. П. Т. К. II, 235.
[54] Об общественной собственности сельских обывателей (ст. 414 п. 3) см. V 2 а.
[55] Отдел. ук. от 30 янв. 1908 г. № 535 по делу г. Киева. См. П. Т. К. II, 225 и сл.
[56] Полож. о земск. учрежд. изд. 1892 г., ст. 4.
[57] Ст. 778, 984 и 1420; 82/50.
[58] 10/47, 90/20, 79/51; ср. 77/246, 10/72; П. Т. К. II, 211.
[59] П. Т. К. II, 204 и сл.
[60] Об изъятиях из этого правили см. ниже III.
[61] § 925 Г. У.
[62] Ст. 1424 и 1426 У. Г. С. в новой редакции.
[63] Наследование по закону не требует для перехода права собственности на недвижимость даже утверждения в правах наследства (71/1150, 80/101, 86/15 и др.). О соединении вещей см. § 21.
[64] Сенат разъяснил, что прерывает течение давности спор, возбужденный и в административных установлениях, которым закон присвоил судебные обязанности. К таким установлениям принадлежат крестьянские мировые учреждения (03/138).
[65] Лангер, К толкованию 567 ст. 1 ч. X т. Св. Зак. (Право, 1910, № 42).
[66] Решение это неправильно: оно противоречит институту давности владения и не основано на законе.
[67] Приобретение по давности владения возможно у нас в отношении только вещей (движимых и недвижимых), но не прав (03/31), в частности, прав участия частного (79/281); см. §18 IV.
[68] Закон прямо говорит: «Спокойное, бесспорное и непрерывное владение в виде собственности превращается в право собственности, когда оно продолжается в течение установленной законом давности» (ст. 533).
[69] П. Попович, Приобретательная давность, Варшава. 1913 (у него же литература). А.К. Бутовский, Давность владения, СПб. 1911. В частности, вопрос о давности владения поземельных границ (ст. 563 т. X ч. 1 и ст. 63 Полож. о землеустройстве) см. В. Мартынов, Новый закон о давности владения (в Ж. М. Ю. 1914, № 4). Автор дает критику сенатской практики (у него же литература, стр. 51), признающей давность на земли, прилегающие к генеральным межам (74/471, 78/99 и др.).
[70] Бар. А. Фрейтаг-Лоринговен, Материальное право Проекта Вотчинного Устава, Т. I. Юрьев. 1914, стр. 76 (здесь же литература). В частности, Кассо, Понятие о залоге, стр. 109 и сл.; Базанов, Происхождение современной ипотеки, стр. 70 и сл.; Ельяшевич, Очерки развития форм поземельного оборота на Западе, стр. 37 и сл.
[71] Обыкновенно он имеет применение настолько, насколько возникновение, изменение и прекращение вотчинных прав основывается на договоре. О давности см. стр. 226.
[72] Принцип специальности требует поэтому, чтобы каждое право относилось к определенной недвижимости и чтобы объем и содержание права были вполне определенными.
[73] Подробный разбор данного проекта и историю его возникновения см. бар. А. Фрейтаг-Лоринговен, Материальное право Проекта Вотчинного Устава. Т. I–II. Юрьев. 1914.
[74] Вотчинную систему называют обыкновенно ипотечною системой в обширном смысле слова.
[75] Васьковский, Учеб. гражд. права. СПб. 1896, II, стр. 67.
[76] Улож. о нак. ст. 255 изд. 1885 г. (за участие в бунте или заговоре против Власти Верховной или в государственной измене при особых обстоятельствах государственной жизни).
[77] По совершении оценки дело поступает через местного губернатора в соответствующее министерство или главное управление с приложением мнения губернатора (ст. 587).
[78] Ближайшим образом данный институт относится к области торгового права. – Шалфеев, Об экспроприации, 1871; Венецианов, Экспроприация с точки зрения гражданского права, 1891; Кутыловский (Ж. М. Ю. 1903, VII); В. Выдрин, Отчуждение недвижимых имуществ. Изд. 2. СПб. 1914.
[79] О попытках создать ипотеку движимостей см. § 24.
[80] Ш. У. ст. 930 и сл.; Fr. Ostertag, l. с., стр. 10.
[81] Швейцарское уложение в данном вопросе построено, в сущности, на германистическом учении о Gewere. Eug. Huber, Die Bedeutung der Gewere im deutschen Sachenrecht. Berner Festschrift fur Halle, 1894. См. Fr. Ostertag, l. с., стр. 3.
[82] И. Трепицын, Приобретение движимостей в собственность от лиц, не имеющих права на их отчуждение. Варш. 1907.
[83] См., напр., Ш. У.; ст. 934.
[84] Ст. 752 Проекта. Правило это сомнительно, иначе И. Трепицын, 1. с., стр. 544.
[85] Ш. У., ст. 933; Проект, ст. 751 п. 2 («право собственности или иное вотчинное право»).
[86] Проект, ст. 843.
[87] 80/291, 80/303, 84/6, О. С. 96/31; иначе 73/1583, 76/431, 85/27, 87/34. Подробнее И. Трепицын, стр. 416 и сл.
[88] О. С. 96/31 и 06/26; К. Д. 97/73, 02/22, 08/85.
[89] 82/16; ст. 1061 У. Г. С. не распространяется, однако, на случай покупки с аукционного торга в частном ломбарде (96/70).
[90] По вопросу о моменте возникновения обязательства, выраженного в бумаге на предъявителя, ныне существуют разные теории, в частности договорная.
[91] Указ. 1-го Д. Прав. Сен. 5 дек. 1908 г. № 16042; 85/27, 86/33, О. С. 92/18; о безымянных процентных бумагах см. 80/302, О. С. 84/24 и 92/18; о выигрышных билетах см. 98/15.
[92] Ср. реш. 11 февр. 1911 г. по делу Цыценковых; о билетах государственных учреждений 84/6, 80/303. Проект не допускает возвращения от добросовестного приобретателя не только денег и бумаг на предъявителя, но и заменимых вещей (ст. 776).
[93] Вопрос об абстрактной передаче недостаточно выяснен.
[94] Ср. ст. 416 и 707, 993, 1380, 1510, 1737 и 1744. См. еще ст. 420, 1513 и 1514.
[95] 72/897, 77/206, 79/283, 98/85; независимо от того, состоялась ли фактическая передача имущества или нет (77/206, 79/283).
[96] Точнее, когда проданное имущество определяется «родом и качеством или условленным образцом» (ст. 1516).
[97] Субъективная неизвестность хозяина недостаточна (12/44 ср. 11/19).
[98] За найденные старые монеты или другие древности, представленные (закон не обязывает представлять) подлежащему начальству, уплачивается вся настоящая цена золота, серебра или иного вещества, из коего они сделаны (5391). Об особом порядке вознаграждения за пригульный скот (одна шестая часть) см. приложение к ст. 539.
[99] Сенат говорит об обязанности находчика вернуть найденную вещь, и что вещь не должна служить для него источником обогащения (12/44).
[100] Кассо, Неизвестность хозяина найденной вещи. Москва.
[101] Ср. ст. 174 Уст. сельск. хоз.
[102] См. М. Винавер (в Вестн. Гр. Пр. 1913, № 1, стр. 119); В. Ельяшевич, Еще о спецификации по русскому праву (в жур. Право, 1913, стр. 541 и сл.).
[103] Однако при резком количественном перевесе вещи одного собственника над вещью другого, возможно признание главной вещи, напр., мешка муки, в который попала горсть чужой муки (П. Т. К. II, стр. 141).
[104] В статьях 364 и 370 т. X ч. 1 изд. 1832 г. прямо было признано право собственности земельного собственника на застроенное и засаженное другим лицом без позволения хозяина земли. Хотя обе статьи были отменены законом 1851 г., но из других статей (386, 611, 622 и 628) и сенатской практики (73/1180 и др., 82/60 и относительно засева 74/826) явствует, что право собственности на застроенное и засеянное кем бы то ни было возникает в лице собственника участка в момент соединения. Вопрос о вознаграждении за соединенные движимые вещи решается на основании ст. 574, 622, 628 и 633 (П. Т. К. II, стр. 62).
[105] Возникший остров и обнажившееся дно (ст. 626, 428) принадлежат собственнику по береговому праву. Под береговым же правом разумеется право собственности на землю: на берег реки и на земельное пространство под водой от берега до середины реки. Это право на указанную землю называется береговым в отношении пользования водами реки (00/76), которые сами по себе не составляют самостоятельного предмета права собственности (79/281 и 01/73). Соответственно сказанному, возникший остров, обнажившееся и вообще высохшее русло реки будут делиться между соседними собственниками по береговому праву (ст. 428).
[106] Спорный вопрос об обрыве см. у Левина (в П. Т. К. II, стр. 325 и сл.), здесь же литература.
[107] Юзефович, О праве приращения к недвижимостям, 1875; А Борзенко, О праве на обсохшую в пруде землю (в Юрид. Вест. 1882, IX, стр. 126 и сл.); Н. Рейнке, Наши законы о примыве и выпрямлении реки (в Журн. СПб. Юрид. Общ. 1894, стр. 81 и сл.); Виктор Юшкевич, Учение пандект о намыве и т.д. (Яросл. 1897); Левин (в П. Т. К. II, стр. 315 и сл.).
[108] Наши законы не говорят о плодах как способе приобретения права собственности (Победоносцев).
[109] Петражицкий, Право добросовестного владельца на доходы. СПб. 1902. См. еще Гейне (в Вест. Пр. 1900. VIII), Ельяшевич (в П. Т. К. II, стр. 311 и сл.).
[110] Право собственности на доходы купивший на публичных торгах имение получает со дня публичной продажи (81/114 и др. 92/71), см. § 21 II 9.
[111] Вопрос о публичной продаже подробно излагается в процессуальном праве.
[112] Ср. Huber, Die Eigentumerdienstbarkeit (Festschrift. Bern, 1902).
[113] К сожалению, закон смешивает права участия частного с сервитутами. См. Попов (в Вест. Гр. Пр. 1914, № 3).
[114] Закон не указывает, однако, цели возмездности застройки. Спрашивается поэтому, будет ли действительна застройка, если вознаграждение определено явно несоразмерно, напр., в 1 рубль. Если вознаграждение имеет значение доказательства права застройки, то в приведенном примере застройку придется признать действительной.
[115] По завещанию может возникнуть лишь обязанность наследника установить право застройки, а не самое вещное право застройки.
[116] Именно в отношении собственников земель надельных, городских, церковных и вообще духовных установлений, казенных, заповедных, временнозаповедных и майоратных, ленных, поиезуитских и иных (ст. 7 и 8).
[117] В том же порядке могут последовать добровольное отчуждение и залог права застройки (ст. 11).
[118] А равно и для разведки (Митилино, Право застройки. К. 1913, стр. 95).
[119] Право это не имеет достаточно санкций. В интересах третьих лиц нельзя согласиться (Митилино), что неисполнение данной обязанности прекращает право застройки.
[120] Наш закон не знает права застройки на застроенный участок (иначе Гер. Ул., § 1012; Ш. У., ст. 779; австр. зак. 26 апр. 1912 г., ст. 1). См. Митилино (стр. 58 прим.).
[121] Спорно. См. Б. Мартынов (в Ж. М. Ю. 1913, № 10, стр. 11 и сл.), который отстаивает в отношении строений принцип: «superficies solo cedit» (у него же литература).
[122] Слабые стороны права застройки в нашем праве как экономического института и недостатки юридической техники в разработке его достаточно отмечены в литературе. См. в особенности Бар. А. Симолин, Закон о праве застройки и Б. Мартынов (в Ж. М. Ю. 1913, № 10, стр. 182 и сл.); Митилино, Право застройки. К. 1914 (у него же литература).
[123] Критику этих правил дают Бар. А. Симолин в указ. соч., В. Л. Исаченко (Вест. Пр. 1914 г. № 25 и сл.).
[124] А. Андриевский, Чиншевое право (в Ж. М. Ю. 1912, № 6, стр. 69 и сл.).
[125] Так понимает чинш и Сенат (04/54 и др.). Возможно, однако, безвозмездное чиншевое право (чиншевики – грациалисты на юго-западе), как и увеличение чинша, если оно было выговорено владельцем земли (80/147).
[126] Полож. о сельск. сост. Кн. IV, разд. VII посвящен Положению о поземельном устройстве сельских вечных чиншевиков в губерниях Западных и Белорусских: см. ст. 680 и сл.
[127] В губерниях Белорусских – в 1831 г.
[128] Полож. о сельском состоянии. Кн. IV, ст. 669.
[129] Вопрос этот недостаточно выяснен в литературе. См. Шершеневич, Учебн., § 28.
[130] Чиншевое владение не чуждо и нашему законодательству в специальных случаях, см., напр., ст. 59 Полож. о каз. подр. и поставках (другие случаи указаны в решении Сената 89/131). Проект вводит институт наследственного оброчного владения (ст. 927 и сл.) и притом свободно отчуждаемого (ст. 930).
[131] А. Бутовский, Прекращение чиншевых правоотношений (в Ж. М. Ю. 1912, № 6, стр. 86).
[132] Положение о сельском состоянии говорит, помимо чиншевого владения, еще о других видах зависимого владения в губерниях Северо-Западных и Белорусских, Вологодской, подлежащего также выкупу при содействии правительства (см. ст. 721 и сл. кн. IV).
[133] Например, процентами с капитала по займу в силу ст. 402 и 418 т. X ч. 1, так как долговые имущества отнесены у нас к движимым вещам (ср. также Проект, ст. 982 и сл.).
[134] Владение как вещное право может быть вообще срочным, а не только пожизненным (см. ст. 514); Победоносцев, Курс гражданского права. Ч. I (СПб. 1896), стр. 492.
[135] В частности, в отношении пережившего супруга право пожизненного владения может прекратиться по недействительности брака или его расторжимости (ст. 53313).
[136] Уступка осуществления права владения возможна, конечно, и безвозмездно (Победоносцев).
[137] В отношении фабрик посессионное владение прекращено в 1863 г. См. подробнее Победоносцев, I, стр. 506, 525.
[138] Вс. Удинцев, Русское горнозаводское право, 1909, стр. 235 и сл.
[139] Ср. Удинцев, Право на разработку недр земли (в Юрид. Изв. 1913, № 2, стр. 50 и сл.).
[140] Удинцев, Право на недра земли (в Юрид. Изв. 1913, № 2, стр. 54). О праве общества на недра в участках, укрепленных в личную собственность, см. Г. Кибальчич (в Юрид. Изв. 1913, № 14). Сжатый очерк происхождения норм горного права и их неопределенности см. у Р. Штейн, Право разработки недр (в журн. Право, 1914, № 23 и сл.).
[141] П. Т. К. II, стр. 98, 149 и сл.
[142] Арендным правом будет аренда из выстройки (02/62, 95/92) и  срочное содержание казенных оброчных статей. П. Т. К. II, стр. 144.
[143] Постановления о праве въезда в казенные леса изложены отдельно в Уставе лесном (изд. 1905 г., ст. 675–680). Права же въезда в чужие леса в губерниях и уездах Закавказья предусмотрены ст. 454, 457 и 462 т. X ч. 1.
[144] В настоящее время разрабатываются проекты о принудительном уничтожении лесных и пастбищных сервитутов в Юго-западном крае. Аннин, Ликвидация крестьянских сервитутов (Право, 1914 № 17).
[145] Ст. 770 Уст. лесн. (в т. VIII ч. 1) указывает и размер выдела в казенных въезжих лесах: 20 десятин на 100 четвертей, владеемых помещиками по «писцовым книгам и дачам земель».
[146] Закон подробно регламентирует размер пользования правом промыслов в губерниях Черниговской и Полтавской.
[147] Ст. 465 т. X ч. 1: В казенных лесах пользование плодами и семенами деревьев и кустарников, также травой и другими естественными произведениями, произрастающими как в самых лесах, так и на их полянах, определяется правилами, изложенными в Уставе Лесном (изд. 1905 г., ст. 274–277, 279, 329–332, 334 и 337–342).
[148] Напр., не застраивать вида соседу.
[149] Такого отступления не знает наше право (см. § 22 I).
[150] Отрицательное отношение к лесным и пастбищным крестьянским сервитутам имеет свои особые причины, не затрагивающие экономического значения сервитутов вообще. В особенности важно сервитутное право при орошении и осушении больших пространств местностей России, в частности на Кавказе.
[151] См. стр. 245, прим. 1.
[152] См. стр. 209, прим. 3.
[153] Римское и современное право прямо различают пользование вещью с извлечением всех или некоторых ее плодов (пользование, или узуфрукт) и пользование только вещью без извлечения плодов (пользование, узус). Победоносцев неточно называет поэтому полное пользование узуфруктом. Узуфруктом же будет у нас и неполное пользование.
[154] Проект гр. уложения выделил из сервитутов пожизненное пользование под именем: «права пользовладения» (ст. 951 и сл.). Проект считает пользовладение правом на все доходы и выгоды, следовательно, правом, отличным от сервитутов, так как последние предоставляют субъекту пользование чужою вещью в каком-либо одном или нескольких отношениях (см. мотивы к ст. 951 Проекта). С Проектом нельзя согласиться: во-первых, полльзовладение может простираться и не на все плоды, а во-вторых, пользовладение ограничивается сохранением существа и назначения вещи, следовательно, есть пользование не во всех отношениях.
[155] Тривус (Журн. Гр. и Уг. Пр. 1892, № 3) и Гусаков (там же, 1884, № 8 и 9).
[156] Спор о том, есть ли залог вещное право или право требования, потерял ныне свою остроту. Сущность этого спора, доводы за и против, см. у Звоницкого, 1. с., стр. 175 и сл.
[157] См. Бар. Фрейтаг-Лоринговен, Материальное право Пр. Вотч. Устава. Т. II (Ю. 1914, стр. 2), здесь же литература.
[158] См. стр. 196, прим. 1. См. также Бар. Фрейтаг-Лоринговен, l. с., стр. 4, прим. 2.
[159] Защитником указанного воззрения является в русской литературе бар. Фрейтаг-Лоринговен, l. с., стр. 7.
[160] Сенат обязывает второго залогодержателя доказать недостаточность получения им % в случае продажи с торгов имения и тем самым причинения убытков (13/1).
[161] Бар. Фрейтаг-Лоринговен, l. с., стр. 153 и сл.
[162] Чаще, однако, личное требование прекращается вследствие совпадения, в лице собственника, с правом ипотеки (конфузия), а ипотека превращается в вотчинный долг собственника (Бар. Фрейтаг-Лоринговен, l. с., стр. 179).
[163] Бар. Фрейтаг-Лоринговен, l. с., стр. 181.
[164] Оборотная ипотека тесно связана с передаваемостью залогового права; см. стр. 267.
[165] Залоговая гарантия исполнимости права требования.
[166] Бар. Фрейтаг-Лоринговен, Завещательный залог (Вестн. Гр. Пр. 1914, № 5, стр. 30); у него же литература по данному спорному вопросу. Проект вводит завещательный залог (ст. 44).
[167] Однако принудительный залог, по крайней мере для частных взысканий, едва ли следует вводить в русскую жизнь. наш проект к тому же не определяет минимума взыскания для установления принудительного залога и этим открывает широкий простор для обременения недвижимостей мелкими залоговыми правами.
[168] Как особые виды залогового права в зависимости от того, является ли залогопринимателем казна, кредитные установления и ссудные кассы, различают: 1) залоговое право по обеспечению казенных подрядов (ст. 38 Полож.), 2) залоговое право кредитных установлений (Государственного Дворянского Банка, городских общественных банков, городских кредитных обществ и акционерных поземельных банков) и 3) залоговое право ссудных касс. Особенности всех этих видов залогового права выражаются в некоторых привилегиях кредиторов по залогу: казны (ст. 44–79 Полож.) и кредитных установлений (Уст. кред. в т. XI ч. 2, ст. 55, 68, 85 VI разд., ст. 140 и 149 разд. XI и ст. 16301 т. X ч. 1) или в особом надзоре за правильностью осуществления залоговых прав: ссудных касс (ст. 1663 прим., прил. т. X ч. 1).
[169] Собственником считается наличный наследник, заложивший имение, хотя бы впоследствии он оказался недействительным наследником (ст. 1300–1303); Розенблюм (в Вест. Пр. 1914, № 23, стр. 713 и сл.).
[170] См. § 7. IV и § 8. IV.
[171] В. Богров, Нераздельность залога по толкованию Прав. Сената (Право, 1913, № 33).
[172] Подробнее см. Бар. Фрейтаг-Лоринговен, l. с., стр. 189 и сл.
[173] Досрочное исполнение может быть отменено по договору (97/3).
[174] Практика погашения сводится к засвидетельствованию у нотариуса подлинности подписи кредитора на надписи, изображаемой на самой закладной, в том, что по ней долг получен и залогодержатель изъявляет согласие на снятие с имения запрещения и на уничтожение отметки о залоге. О погашении закладной явочным порядком (см. Вест. Пр. 1914, № 20, стр. 621 и сл.).
[175] В той сумме, с которой начался первый торг (ст. 1171 У. Г. С., ср. ст. 1347 т. X ч. 1), или в сумме залога при несостоявшихся вторых торгах (ст. 1175 У. Г. С; 97/13 и др.; ст. 1649 1 т. X ч. 1). Причем, залогодатель уже не может внести долга залогопринимателю, хотя бы данная еще и не была выдана (реш. Сен. 7 нояб. 1912 г. См. Право, 1912 г., стр. 2564 и ср. 12/36). Спорный вопрос о переторжке, см. Исаченко, Право залогодержателя на удержание имения в сумме залога (Право, 1912, № 12) и Ратнер, О праве залогодержателя на укрепление за собой заложенного имущества (Право, 1912, № 5).
[176] Явление это едва ли желательно для должника, так как залогоприниматели дают под залог меньшую сумму и таким образом лишают залогодателя возможности иметь больший кредит. Кроме того, отсутствие личной ответственности должника по залогу ставит залогопринимателя в худшее положение по сравнению с прочими кредиторами. Иначе смотрит бар. Фрейтаг-Лоринговен, l. с., стр. 421 и сл. – О праве Госуд. Банка на личную ответственность должника по % бумагам см. 13/27.
[177] Литературу см. у бар. Фрейтаг-Лоринговен, l. с., стр. 5.
[178] Ст. 50, 65 и др. См. Кассо, Понятие о залоге, стр. 409 и сл. Против бар. Фрейтаг-Лоринговен, l. с., стр. 34.
[179] Анализ этих статей см. Звоницкий, О залоге по русскому праву, Киев. 1912, стр. 240 и сл., ср. стр. 180. За самостоятельность залога высказались Гантовер, Змирлов, Звоницкий (l. с., стр. 238 и сл.).
[180] В наших законах не дается правил об обязанности залогодателя страховать имущество и о судьбе страхового полиса. Иначе проект, который вообще подробно останавливается на обесценивающих договорах собственника заложенного имения и на фактических его распоряжениях. В литературе (Тютрюмов, Тарасов) высказано даже мнение о «порабощении собственника», если бы проект сделался законом. Против бар. Фрейтаг-Лоринговен, l. с., стр. 307 и сл.
[181] Напротив, проект допускает прямо цессию (как книжную, так и актовую); причем проект требует совершения актовой цессии нотариальным порядком, чем затрудняет обращаемость закладного акта.
[182] См. Ельяшевич, Купля-продажа в рассрочку. СПб. 1913.
[183] Право удержать имущество в случае несостоявшихся торгов имеет и залогоприниматель движимой вещи (07/42).
[184] Даже и временно вместо %.
[185] Вс. Удинцев, Оставление заклада в пользовании должника. СПб. 1913 (у него же литература, стр. 1 и сл.).
[186] Не признают залога прав в наших законах Анненков и Шершеневич.
[187] Подробно А. Звоницкий, О залоге по русскому праву. Киев. 1912, стр. 201, 204, 209.
[188] Звоницкий, l. с., стр. 245.
[189] Кассо (Понятие о залоге, стр. 240) считает, что деление прав на вещные и личные должно вообще исчезнуть.
[190] В Закавказье помещикам принадлежит право выкупа садов, промышленных и торговых заведений, уступленных крестьянином посторонним лицам всякого сословия (прим. 2 ст. 297 кн. IV Полож. о сельск. состоянии).

<< Предыдущая

стр. 6
(из 14 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>