<< Предыдущая

стр. 9
(из 14 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Так, 1) вышеупомянутый закон 2 июня 1903 г. (см. прилож. к ст. 15619 Уст. пром. по прод. 1906 г.) прямо говорит об ответственности за несчастный случай, разве бы хозяин предприятия доказал злой умысел или грубую неосторожность потерпевшего рабочего (служащего), не оправдываемую условиями и обстановкой производства работ (ст. 2)[см. сноску 434]. Ныне данный закон, с введением закона об обязательном страховании 23 июня 1912 г., имеет ограниченное применение (см. ст. 1 и сл. Полож. о страховании рабочих от несчастн. случаев). Еще дальше пошел закон 28 июня. Уже в самом заголовке его: «О вознаграждении пострадавших вследствие несчастных случаев служащих, мастеровых и рабочих на железных дорогах, открытых для общего пользования, а равно членов сих семейств лиц» – подчеркнут момент ответственности не за вину, а за профессиональный риск[см. сноску 435]. Причем, железная дорога освобождается от ответственности, если она докажет, что причиной несчастного случая был злой умысел самого пострадавшего (Полож., ст. 5).
2) Признав легальную ответственность железной дороги, шире взглянул новый закон 28 июня 1912 г. и на условия, определяющие ответственность дороги. В нем нет указания на эксплуатацию, в том или другом смысле, а прямо указано, что железная дорога ответственна за несчастный случай, происшедший при работах или вследствие работ, широко перечисленных в ст. 1 Положения (ст. 2 Полож.). Таким образом, право на вознаграждение имеют все железнодорожные служащие, мастеровые и рабочие, а не только те, которые принимают участие в технической эксплуатации предприятия. Но, положив в основу ответственности дороги закон, а не вину, законодатель естественно должен был придать всей ответственности дороги страховой характер. Отсюда, вознаграждение потерпевших определяется не в полной мере, как по ст. 683, а по строго определенной схеме в известном отношении к заработку потерпевшего, который он имел в течение года, предшествовавшего несчастному случаю[см. сноску 436], и в зависимости от принадлежности к одной из трех групп, установленных в законе[см. сноску 437]. Именно, при постоянной утрате трудоспособности, вознаграждение потерпевшему или пенсия семье дается в размере 3/4 для 1-й группы и 2/3 для последних двух (ст. 14, 27)[см. сноску 438]. В частности, вдова лица 1-й группы имеет право на 3/8 годового заработка[см. сноску 439], и вдова лица 2-й и 3-й групп – на 1/3 (ст. 22). Если пострадавшее лицо получало само пенсию, принадлежало к 1-й группе и умерло после 2 лет со дня несчастного случая или и раньше, но смерть последовала не вследствие несчастного случая, то вдова пожизненно или впредь до замужества получает 1/2 пенсии умершего (наследственная пенсия, ст. 23)[см. сноску 440]. Вообще же, если вдова вступит в брак, то пенсия ей заменяется единовременной выдачей в размере тройного оклада ее пенсии (ст. 24). Каждому из детей, не исключая внебрачных, воспитанников, приемышей, пенсия определяется до достижения ими 18 лет в размере 1/6, а круглому сироте 1/4 (ст. 22); при наследственной пенсии, доли детей лица, принадлежащего только к 1-й группе, те же самые (1/6 и 1/4), но в общей сложности не свыше 1/2 пенсии умершего при наличности вдовы и 3/4 той же пенсии при отсутствии вдовы (ст. 23). Родственникам по прямой восходящей линии пожизненно, а братьям и сестрам до достижения 15 лет каждому по 1/6 (ст. 22). Однако, те и другие получают пенсии, если они находились на иждивении умершего (ст. 22, п. 2), и если останется сумма за удовлетворением пенсиями вдовы и детей (ст. 28, 27). На наследственные же пенсии они не имеют права. Наглядно права на пенсии членов семейства могут быть изображены в следующей схеме:
 
Пенсия каждого
Вдове
Каждому из детей (также внебрачных, воспитанников, приемышей) до достижения 18 лет
Им же, но круглым сиротам
Братьям и сестрам до достижения 15 лет (условно)
Родственникам по прямой восход. линии (условно)
Из годового заработка по 1-й группе
3/8
по 1/6
по 1/4
по 1/6
 
По 2-й и 3-й группам
1/3
по 1/6
по 1/4
по 1/6
 
Наследственные пенсии только по 1-й группе
1/2
по 1/6 (в общей сложности не выше 1/2)
по 1/4 (в общей сложности не выше 3/4)
 
 
 
Пенсии как членов семьи, так и самого пострадавшего не могут быть (в противоположность ст. 683) заменяемы выдачей единовременной суммы (ст. 39). Исключение, как было замечено, сделано лишь для вдовы, в случае ее замужества. В отличие также от ст. 683, право на вознаграждение ограничено более длительным сроком – двухгодовой давностью; но право на изменение пенсий ограничено тремя годами (ст. 71)[см. сноску 441].
Все изложенное с достаточной ясностью показывает, что ответственность за личный вред, основываясь у нас на принципе виновности (ст. 657 и сл.), правильно восходит в новом законодательстве до ответственности сложных предприятий за профессиональный риск с характерными для нее началами страхования. Поэтому, строго говоря, место изложения ответственности за профессиональный риск есть отдел «обязательств по закону», а не обязательств из правонарушений[см. сноску 442].
Все изложенные случаи специальной ответственности за личный вред лишь исключают действие общих законов об ответственности за личный вред. Но т.к. эти законы – ст. 684 и др. – не различают личного вреда от материального, то ближайший анализ ст. 684 и др. естественно дается – в связи с ответственностью за имущественный вред (III).
III. Общая ответственность за вред
1. Статья 684 т. Х. ч. 1 есть общий закон об ответственности за вред и убытки.
По принятому в литературе и практике мнению, основанием ответственности за вред по ст. 684 служит вина правонарушителя – его деяние или упущение, хотя бы это деяние и упущение не составляли ни преступления, ни проступка. Это значит, что невозможна ответственность по ст. 684 за случай, по принципу причинности (Вып. I, стр. 176)[см. сноску 443]. Причем вина правонарушителя не предполагается по закону, поэтому потерпевший в противоположность ст. 683, не освобождается от обязанности доказывать вину правонарушителя[см. сноску 444]. Количество вреда и убытков определяется судом гражданским (ст. 689), но на основании правил, изложенных в законах о вознаграждении за вред и убытки, причиненные преступлениями или проступками (ст. 685)[см. сноску 445]. Неясен вопрос о том, как должны быть определяемы убытки, если виновным оказался также потерпевший (смешанная вина): следует ли в этом случае принимать во внимание степень вины или причинную связь? Наши законы, в случае причинения убытков несколькими лицами, постановляют, что каждый из виновных обязан вознаградить за те убытки и вред, которые причинены его действиями (ст. 650). Если этого установить нельзя, то все виновные отвечают поровну (ст. 650, ср. ст. 649). Следовательно, не принимается во внимание степень виновности. На этом же основании – причинной связи, по-видимому, правильно решать и распределение убытков при смешанной вине[см. сноску 446]. Любопытно, однако, заметить, что иногда принимается во внимание степень вины. Так, если рабочий не виновен в злом умысле или грубой неосторожности, то, несмотря на смешанную вину, вознаграждение рабочему не может быть уменьшено (по зак. 2 июня 1903 г. ст. 4, прил. к ст. 15619 Уст. пром., 11/7). Наконец, следует заметить, что ответственность по ст. 684 вовсе исключается, если причинивший вред принужден был к тому требованиями закона или правительства, или необходимой личной обороной (конец ст. 684). Так, напр., очевидно, промышленные заведения, занимающиеся производством предметов, необходимых для снабжения армии и флота, освобождаются от всякой перед заказчиком, кроме военного и морского ведомств, ответственности, в случае невозможности исполнения в срок заказов, вызванной необходимостью удовлетворения потребностей этих ведомств (Ук. 1914 г. сент., в порядке ст. 87 Осн. Зак.)[см. сноску 447]. Равным образом исключается ответственность по ст. 684 и в том случае, когда кто-либо причиняет ущерб или убытки другому, действуя в пределах своего права (91/22, 94/63 и др.). Положение это, однако, на практике вызывает споры. Поэтому сенат ограничил это положение: никто не свободен пользоваться своим правом так, чтобы лишать другого возможности пользоваться его правом (02/126, ср. 06/82, 12/II 1903 г.), но и в таком виде положение это вызывает возражения[см. сноску 448].
2. В частности, на основании общего же закона (ст. 684), можно обосновать ответственность за отрицательный договорный интерес.
Под отрицательным договорным интересом разумеется вознаграждение за вред, виновно причиненный одной стороной другой заключением с ней недействительного договора. Так, напр., заключен был договор одной стороной несерьезно, в шутку, или действие договора было невозможно, или не было надлежащего полномочия и т.п.[см. сноску 449] Во всех этих и многих других случаях невиновная сторона, которая могла рассчитывать на исполнение недействительного договора, вправе потребовать от виновной стороны возмещения причиненного ею вреда. Этот вред мог выразиться, напр., в том, что стороне, рассчитывавшей на исполнение недействительного договора, пришлось заключить потом менее выгодный для нее договор, или потратиться на какие-либо приготовления в ожидании исполнения недействительного договора. Правда, согласно одному сенатскому решению, родители, отказавшие жениху после данного с их стороны согласия на брак, не отвечают за убытки, понесенные женихом на приготовления к свадьбе (89/124, ср. 13/76). Но здесь, очевидно, имеется в виду исключительный случай, продиктованный необходимостью строгого охранения свободы брака. В других же случаях сенат правильно признает обязанность возмещения ущерба, причиненного сделкой, недействительной, напр., вследствие обмана другой стороны (83/78). Правда, в ст. 684 не говорится прямо о возмещении отрицательного договорного интереса (также в ст. 574), но смысл ст. 684 не оставляет сомнения в допустимости такого возмещения. Проект прямо предусматривает данное обязательство, ограничивая ответственность размером положительного вреда, а не потерянной прибыли (ст. 21, п. 2)[см. сноску 450].
3. Кроме общего постановления ст. 684, в наших законах предусмотрены и отдельные случаи возмещения имущественного вреда.
1) Так, дается целый ряд статей (609–643), посвященных вознаграждению имущественного вреда, виновно[см. сноску 451] причиненного неправым владением чужим имуществом. Причем искать вознаграждение за вред вправе не только собственник, но и лицо, владеющее имуществом по праву владения (76/348, 85/836 и др.; ср. 03/74)[см. сноску 452]. Обязанность же вознаграждения лежит на всяком неправом (незаконном) владельце, независимо от того, добросовестно или недобросовестно было его владение (ст. 609). Но на размер вознаграждения, как было уже выяснено, недобросовестность неправового владельца оказывает существенное влияние (§ 17, III, 1 в). В частности, при возвращении имущества движимого – денежных капиталов, недобросовестный владелец уплачивает 6% и неустойки 3% (ст. 641). Следует еще заметить, что наш закон довольно грубо определяет недобросовестность как достоверно известную владельцу неправость его владения (ст. 610, 611, ср. ст. 626: «не зная о праве другого»). Сенат требует для добросовестности сознания своего права (92/91), а решение вопроса о добросовестности владельца относит к существу дела (02/87 и др.).
2) Наши законы посвящают также несколько статей ответственности за имущественный вред, причиненный присвоением и похищением чужого имущества, а равно его повреждением и истреблением (ст. 671 и сл.)[см. сноску 453]. Причем, в этих случаях вознаграждение, по желанию потерпевшего, определяется по стоимости имущества в момент утраты, повреждения имущества или в момент постановления решения.
3) Известна нашим законам и ответственность за имущественный вред, причиняемый возведением тех или других сооружений (ст. 685), в частности железных дорог (02/111); но лишь проект более подробно регулирует этот важный вопрос для современного права (ст. 1204). В частности, проект правильно предусматривает опасность вреда от неисправного содержания сооружения, или обусловленного недостатками в постройке этих сооружений (ст. 1205). – Нельзя не подчеркнуть, что наши законы, излагая отдельные случаи причинения имущественного вреда, оставили без нормировки вопрос большей важности – ответственность за недобросовестную конкуренцию. Удачно разрешает этот вопрос швейцарское уложение. Оно отличает в данном вопросе право требовать прекращения деяний, противных правилам доброй совести, в частности, ложных публикаций, от права возмещения убытков. Эти убытки образуются от уменьшения числа клиентов и подлежат возмещению при условии виновности лица. Право же требовать прекращения недобросовестной конкуренции возможно и в том случае, когда нет убытков, а есть опасность потерять клиентов (ст. 48)[см. сноску 454].
IV. Возмещение вреда в связи с особым положением ответственного за него лица
Наши гражданские законы знают, наконец, особые случаи возмещения вреда в связи с особым положением лица, ответственного за этот вред.
1. Так, прежде всего, может идти речь об ответственности: а) должностных лиц и б) казны.
а. Материально-правовым основанием ответственности должностных лиц является ныне не постановление ст. 677 (ср. ст. 678) т. Х ч. 1, а постановления наших процессуальных законов (ст. 1316, 13301, 1331 У. Г. С.). Именно, имущественная ответственность должностных лиц (кроме чинов судебного ведомства) устанавливается не за всякую вину, а лишь за неосмотрительность, нерадение, медленность[см. сноску 455]. Чины же судебного ведомства несут ответственность за убытки, причиненные «неправильными или пристрастными» их действиями (ст. 1331 У. Г. С.). Причем, как было уже замечено (стр. 459, прим. 3), неправильное действие будет в том случае, когда допущено явно неправильное толкование или применение закона, ясно изложенного (85/76, ср. 07/167)[см. сноску 456]. К имущественной ответственности привлекаются должностные лица в особом должностном порядке предъявления гражданских исков об убытках, причиненных их служебными действиями (ст. 1317 и сл., 1331 и сл. У. Г. С.). В частности, в отношении чинов судебного ведомства необходима особая просьба о разрешении отыскивать убытки (ст. 1331 У. Г. С.). Спрашивается, однако, исключает ли особый порядок судопроизводства общий порядок в тех случаях, когда должностные лица совершат такие деяния или упущения, которые подойдут под общие законы (ст. 574, 684, 693). Одни (Лазаревский) безусловно отвергают применимость общего порядка, другие (Мыш) условно его допускают: именно, при том условии, если начальство должностного лица признает его действия или упущения неправильными[см. сноску 457]. Вопрос этот нельзя не признать открытым.
б. Возбуждает сомнения и вопрос об имущественной ответственности казны за чиновников, вследствие отсутствия в нашем законодательстве соответственных материально-правовых норм. Однако на практике применяют ст. 684 и 687 (78/162, 89/69, 00/56)[см. сноску 458]. В теории же имущественная ответственность казны может быть конструирована как ответственность юридических лиц за действия их органов и представителей (Лазаревский, Горенберг)[см. сноску 459]. Отсюда понятно, почему эта ответственность казны погашается общей земской давностью[см. сноску 460]. Но само собой ясно, что ответственность за выборных должностных лиц падает не на казну, а на избравшие их общества (О. С., 98/10).
2. Далее, особая ответственность возложена на лиц в силу их положения: а) как господ и верителей и б) как лиц, обязанных иметь надзор за другими лицами, животными и опасными предметами.
а. Господа и верители в силу своего особого положения, как хозяев, представляемых, отвечают за вред и убытки, причиненные их слугами и поверенными в пределах поручения при его исполнении (73/1020, 79/252, 03/22). Однако ответственность эта, в сущности, покоится на законной презумпции вины хозяев и верителей за ненадлежащий надзор и выбор слуг, поверенных. Презумпция эта усвоена передовым законодательством[см. сноску 461] и нашим сенатом[см. сноску 462]. Именно, сенат, толкуя ст. 687, признал, что хозяин отвечает за своего слугу, который причинил вред при исполнении поручения, если со стороны хозяина была допущена крайняя небрежность или неосмотрительность в выборе слуги, или не было проявлено никакого надзора за правильным исполнением его поручения (06/31). Причем отсутствие указанной вины хозяина должно быть им доказано (06/31). К сожалению, законная презумпция вины хотя бы и в столь ограниченных пределах оставлена ныне сенатом в новом решении: вина хозяина должна быть всякий раз установлена судом (12/98). Решением этим сенат нарушил смысл ст. 687, отбросил наше право далеко назад не только от французского законодательства с его законной ответственностью хозяев и верителей[см. сноску 463], но и от современного права (также проекта, ст. 1182, п. 1), признающего законную презумпцию вины этих лиц. Впрочем, новое сенатское решение все же сделало один шаг вперед. Им признана ныне имущественная ответственность хозяина и верителя за преступные деяния слуги и поверенного (12/98), вопреки прежней неправильной сенатской практике (99/50)[см. сноску 464]. Нельзя не пожалеть, что проект прямо не предусматривает данной ответственности за преступные деяния, а главное, вопреки сенатской практике, ограничивает ответственность хозяина за действия и упущения его служащих, рабочих или прислуги по исполнению возложенных на них обязанностей, а не вообще при исполнении этих обязанностей[см. сноску 465].
б. 1) За убытки, причиненные малолетними, живущими у родителей своих, отвечают последние (отец или мать, или оба вместе, по усмотрению суда)[см. сноску 466], если не докажут, что не имели никаких средств к предупреждению причинившего убытки деяния (ст. 686, 653). На стороне потерпевшего лежит, однако, обязанность доказать, что родители имели все средства предупредить деяние, и что они не приняли надлежащих мер по явной с их стороны небрежности (ст. 686, 653). Отсюда следует, что в нашем законе не вполне проведен в данном случае принцип законной презумпции виновности родителей. То же самое правило об ответственности родителей распространено и на всех тех лиц, которые имеют надзор за малолетними, не находящимися при родителях, а равно и душевнобольными (ст. 686, 654). Последовательно, однако, по аналогии распространять данное правило и на другие случаи, в которых существует обязанность по закону одних лиц иметь надзор за другими лицами. Проект правильно идет еще дальше и устанавливает ответственность лиц, обязанных иметь надзор по договору, напр., наставников, мастеров и т.д. (ст. 1180)[см. сноску 467]. Следует еще заметить, что ответственность лиц, обязанных надзором, является основной; ответственность же лиц, состоящих под надзором, имеет субсидиарный характер (ст. 686, Пр., ст. 1181)[см. сноску 468]. 2) Точно так же наш закон (ст. 688) не устанавливает законной презумпции вины владельца[см. сноску 469] диких (также домашних – 75/628) и других опасных животных, как это правильно делает современное право, также проект (ст. 1211, п. 2). Причем швейцарское уложение, в противоположность Проекту (ст. 1211, п. 4), целесообразно не признает совокупной ответственности лица, содержащего животное, и виновного постороннего лица, а предоставляет лицу, содержащему животное, право обратного требования к виновному постороннему лицу (ст. 56). По нашему же закону, владелец животного вовсе не несет ответственности за вред, причиненный животным, если в раздражении животного виновно постороннее лицо. 3) Наши законы не устанавливают также в виде общего правила законной презумпции вина лица, обязанного надсмотром за опасными предметами. Иначе Проект (ст. 1211): каждый отвечает за вред, происшедший от находящихся в его заведовании машин, паровых котлов и других опасных предметов, если не докажет, что им были приняты необходимые меры предосторожности. Не знают наши законы и специальных постановлений об ответственности лица, занимающего строение, за выброшенное или вылитое в сад, на улицу, двор или иное общедоступное или вообще не огороженное место, как равно – и за падение недостаточно прикрепленных предметов, если действительный виновник неизвестен (Пр., ст. 1206 и 1209)[см. сноску 470]. – Короче, наши гражданские законы, в области ответственности за правонарушения, далеко не соответствуют современным требованиям жизни, с ее развитым движением, неумолкаемой суетой, сложностью предприятий. Век пара и электричества грозит людям повсюду опасностью. Современное право стремится, поэтому, оградить интересы населения созданием институтов: обязательного страхования, профессионального риска, законной презумпции виновности лица, причинившего вред. Заставлять потерпевшего всегда доказывать вину лица, причинившего ему личный или имущественный вред, это значит во многих случаях нарушать основные принципы справедливости и общественного порядка.
§ 40. Обязательства по закону
I. Общее понятие
Как было выяснено (стр. 306), все обязательства основаны на законе, точнее, на правовой норме, но среди них выделяются обязательства, которые возникают непосредственно из закона, а не из договора или правонарушения. Эти обязательства по закону (ex lege) в собственном смысле так же не поддаются классификации, как и обязательства, основанные на договоре или правонарушении. Между тем, значение обязательств по закону довольно большое, вследствие того, что с помощью их закон может непосредственно воздействовать и влиять на гражданский оборот. Идеи наказания и награды, идеи справедливости, воспитания населения могут лежать в основе обязательств по закону. Поэтому и все право, которое познается из «правды» (with rights, правил) и «неправды» (wrongs, правонарушений)[см. сноску 471] требует для полного своего познания и той «правды», которую непосредственно устанавливает сам закон в виде обязательств по закону. Эти обязательства удерживают лицо от «неправды» с помощью угрозы штрафом (штрафные обязательства)[см. сноску 472], побуждают лицо к «правде», награждая его[см. сноску 473], заставляют выполнить нравственные обязанности[см. сноску 474], охраняют чувство взаимной помощи (ведение чужих дел без поручения, II) и чувство справедливости (неосновательное обогащение, III).
II. Ведение чужих дел без поручения
1. Ведение чужих дел без поручения есть вполне добровольная деятельность одного лица (распорядителя, гестора) в пользу другого лица (хозяина).
Уже одно определение само по себе достаточно показывает, какое большое этическое значение имеет институт ведения чужих дел без поручения. Весьма понятно, поэтому, что и законодательство должно особенно тщательно регулировать данный институт, с одной стороны, способствуя развитию в общежитии начал альтруизма, с другой – не поощряя, без надлежащей нужды в том, вмешательства в чужие дела, охраняя свободу самоопределения человеческой личности. К сожалению, нашим законом вовсе не известен институт ведения чужих дел без поручения, а сенат смешивает его с другим институтом – неосновательного обогащения (87/13, 89/23, см. III).
2. И только Проект впервые предлагает ввести у нас институт ведения чужих дел без поручения, формулируя: а) как существенные его принадлежности, так б) и отношения сторон.
а. Существенные принадлежности ведения чужих дел без поручения, фактического или юридического характера, прежде всего, составляют: 1) намерение лица совершить действие в чужом интересе и 2) отсутствие у лица полномочия (безразлично, по договору или по закону) на совершение действия. Поэтому, в первом случае, не будет ведения чужих дел без поручения, если распорядитель (гестор) желал одарить хозяина (ст. 1162) или совершить действие в его пользу, хотя бы не исключительно (мотивы к ст. 2586=1152 законопроекта, 2595=1164) или в ошибочном предположении (ст. 1164). Во втором случае, не будет ведения чужих дел без поручения, если имеется поручение или полномочие, хотя бы по закону, или если хозяин впоследствии одобрит действия распорядителя (ст. 1163), т.к. одобрение имеет здесь обратную силу. Указанными двумя принадлежностями ведение чужих дел без поручения резко отличается от дарения, поручения и доверенности, т.к. ведение чужих дел без поручения есть особый акт альтруизма в обороте. Отсюда же следуют и дальнейшие две существенные принадлежности ведения чужих дел без поручения. Распорядитель признается только тогда ведущим чужие дела, когда его вмешательство в чужую правовую сферу оправдывается: 1) очевидной выгодой (объективный критерий) и 2) действительным или вероятным намерением хозяина (субъективный критерий, ст. 1153). Отсюда, в первом случае, не будет ведения чужих дел без поручения, если распорядитель действует, руководствуясь лишь предположительно более или менее вероятной выгодой, во втором случае, – вопреки намерению, запрещению хозяина. В последнем случае распорядитель совершает недозволенное деяние (правонарушение, ст. 1160–1161) и даже отвечает за случай (ст. 1158). Распорядителю дозволяется, однако, взять обратно все им сделанное в имуществе хозяина, насколько это возможно без вреда для имущества (ст. 1159, ср. ст. 1158, 1160). Объявляя недозволенным деянием вмешательство в чужую сферу вопреки воле хозяина ее, современное право, также проект (ст. 1154, см. Объясн. Зап.) делают из этого правила исключения. Они признают ведением чужих дел без поручения такие действия вопреки воле хозяина, которые были обязанностью хозяина, не терпящей отлагательства в общественном интересе, или были обязанностью, основанной на законе, доставить кому-либо содержание (ст. 1154, п. 1). Указанные исключения, совершенно целесообразные, показывают, что ведение чужих дел без поручения должно быть институтом, наиболее тонким по своей организации.
б. Отношения сторон складываются аналогично отношениям при поручении и доверенности, но имеются здесь и свои особенности. Распорядитель обязан: 1) по возможности немедленно уведомить хозяина и выждать его решения, разве бы дело не терпело отлагательства (ст. 1155), и 2) окончить чужое дело или вести его до тех пор, пока хозяин или его наследники не будут в состоянии сами заботиться о нем (ст. 1156). Хозяин, в свою очередь, обязан: 1) возместить издержки распорядителю, как поверенному, и 2) освободить его от всех обязательств, принятых им на себя в пользу хозяина (ст. 1157, ср. ст. 1158). Последняя обязанность вытекает прямо из отношения распорядителя к третьим лицам, с которыми он вступает в обязательства от своего имени и за свой счет, а не от имени и за счет хозяина[см. сноску 475].
3. Область применения ведения чужих дел без поручения широка.
По проекту в эту область войдут: попечение о личности или имуществе другого, исполнение чужих обязательств и вообще ведение чужих дел, фактических и юридических (ср. ст. 1152). Следует, однако, заметить, что институт ведения чужих дел без поручения и в законодательстве, и в литературе далеко еще не разработан, и его надлежащая организация, как обязательства по закону, дело будущего[см. сноску 476].
III. Неосновательное обогащение
Регулируя добровольную деятельность лица в чужом интересе, современное гражданское право строго различает ведение чужих дел от неосновательного обогащения (II). Неосновательное обогащение есть, в сущности, льготное правило закона, по коему в интересах материальной правды, торжества права над формальной правдой, лицо, обогатившее без основания (sine causa) другое, вправе потребовать от обогащенного полученное им или стоимость в размере сохранившегося обогащения, сделанного сбережения (ср. Пр., ст. 1165 и сл.).
1. Отсюда, провозглашается в законе принцип, что никто не имеет права обогащаться на чужой счет без основания.
Принцип этот усвоен и проектом (ст. 1165, см. Объясн. Зап.). Сенатская же практика выводит его из ст. 574 (91/22 и др., 93/73 и др., 09/85), основываясь на том, что всякий ущерб в имуществе должен быть вознагражден тем, кто без законного основания получил от такого ущерба выгоду (91/18 и др.), и что безмездный переход ценностей не предполагается (07/81). Такое основание показывает, однако, что сенат возмещение ущерба смешивает с неосновательным обогащением, между тем как юридическая природа того и другого института совершенно различна, как это видно из следующих существенных принадлежностей неосновательного обогащения[см. сноску 477]. 1) Необходимо, чтобы одно лицо обогатилось за счет другого; возмещение же ущерба не предполагает обогащения. 2) Возвращению подлежит имущество или имущественная выгода в размере лишь сохранившегося обогащения или сделанного сбережения; возмещение же ущерба происходит в полном размере из какого бы то ни было имущества лица, причинившего ущерб. 3) Право на возвращение обогащения предполагает целый ряд особых субъективных условий и отсутствие основания для обогащения, что указывает на льготный, исключительный характер института неосновательного обогащения в противоположность общему институту возмещения вреда. Субъективным условием на стороне обогатившегося будет его добросовестность, потому что недобросовестно получивший обогащение, как совершивший недозволенное деяние, отвечает по всем правилам возмещения вреда (ср. Пр., ст. 1170, п. 2)[см. сноску 478]. Субъективным условием на стороне обогатившего будет его ошибка, или действие постороннего лица, сил природы, повлекшие обогащение другого лица (ср. Пр., ст. 1167, 1172). Поэтому, если данных условий нет налицо и обогащавший знал, что он совершает обогащение без основания, то не может быть и права на возвращение обогащения. Наконец, самое основание, которое должно отсутствовать, не должно быть только юридическим (законным)[см. сноску 479], оно может быть и нравственным, требованием приличия, или даже прямо незаконным, но ставшим законным впоследствии (Пр., ст. 1167; Ш. У., ст. 63). Все изложенное достаточно показывает, что неосновательное обогащение уходит своими корнями в область этических требований общества, принимает во внимание интересы обеих сторон, стараясь примирить их на средней линии – возвращении того, что еще имеется налицо, как обогащение, полученное без достаточного основания по воззрениям права и самого общества. Причем, в исключительных случаях право идет так далеко, что оно обязывает возвратить обогащение даже третье лицо, которое безвозмездно получило имущество от обогатившегося (Г. У., ст. 822; Пр., ст. 1169)[см. сноску 480].
2. Из изложенного следует, что область неосновательного обогащения довольно широка.
Сюда подойдут: возврат полученного в исполнение обязательства, несуществующего или недействительного (Пр., ст. 1167 и сл.), вознаграждение за пользование чужим имуществом или чужими услугами по несуществующему или недействительному обязательству (ст. 1170, п. 1, ср. п. 2), вообще возвращение в прежнее положение при изменении, установлении и прекращении каких-либо прав, обогативших без основания другое лицо (ср. Пр., ст. 1171, 1168). Создать же какую-либо классификацию видов неосновательного обогащения очень трудно, ибо едва ли возможно предусмотреть такой классификацией все жизненные отношения[см. сноску 481]. Дело суда, применяя в жизни институт неосновательного обогащения, установить его действие в каждом конкретном случае[см. сноску 482]. Вообще же следует заметить, что институт неосновательного обогащения принадлежит до настоящего времени, несмотря на всю его важность в гражданском обороте, к числу институтов, наименее разработанных, как в римском, так, к сожалению, в современном праве[см. сноску 483].
IV. Обязательства вознаграждения личного вреда по закону
Бросая общий взгляд на развитие в современном праве обязательств по закону, нельзя не заметить также общей в нем тенденции обеспечить личные блага человека. Как было выяснено выше, ответственность за профессиональный риск, обязательное страхование основаны на законе (стр. 469, 466). В частности, следует упомянуть еще о нашем законе 25 июня 1912 г. о пенсиях и пособиях нижним воинским чинам и их семействам. Этим законом установлена обязанность государства обеспечить лиц, потерявших трудоспособность в мирное или военное время, хотя бы и вследствие болезни. Органы государства обязаны сами, в порядке личной инициативы, удовлетворять нижних чинов и их семейства пенсиями и пособиями. Впрочем, удовлетворяются семейства только тех низших чинов, которые находятся на действительной службе в мобилизованных частях армии и флота, в государственном ополчении или в военных дружинах. Установлен в законе единый источник средств (казна), откуда черпается вознаграждение. Все пенсии разделены на пять разрядов[см. сноску 484].

[ 1] Точнее – передать имущество и вообще что-либо делать или чего-либо не делать.
[ 2] Проект обязательственного права, внесенный в Г.Д. 14 окт. 1913 г., понимает обязательство как отношение лиц (?, а не сторон) в смысле обязанности одного лица перед другим (ст. 1). Такое сведение обязательства к одному элементу его, обязанности должника – несомненно узко. См.: М. Винавер, Из области цивилистики. Спб. 1908, стр. 180; Синайский, Первые страницы законопроекта (Юрид. Вест., 1914, кн. 1, стр. 223 и сл.). Иначе: А. Винавер, Понятие обязательства по проекту (Юрид. Вест., 1914, кн. 1, стр. 250 и сл.).
[ 3] Могут быть и несколько должников на одной стороне обязательства.
[ 4] Обязательство как право относительное может быть выражено в формуле К–Д (К=кредитор; Д=должник); вещное же право в формуле Л–Л n+1 (Л=управомоченное лицо; Л n+1 = все лица гражданского оборота).
[ 5] Указанный принцип терпит в современном праве некоторые ограничения в интересах большей обеспеченности прав кредиторов (см., напр., ст. 887 и 888 С.Р.О). Прямое принуждение против должника допускается в самых тесных границах (ст. 888 С.Р.О), и если оно осталось безрезультатным, то никакое другое, дальнейшее принуждение не может иметь место. См. Crome, System des deutschen Burgerlichen Rechts. II S. 3 прим. 10. Гораздо дальше пошел проект, допустив принудительное по суду отобрание вещи от должника (ст. 133), чего нельзя одобрить. Против также Трепицын (Гражд. право губерний Царства Польского и русское в связи с проектом гражд. ул. Общ. ч. Варш., 1914, стр. 7) и А. Винавер (1. с., стр. 272 и сл.).
[ 6] Crome, 1. c. S. 8.
[ 7] Подробнее см. виды обязательства, IV (стр. 302).
[ 8] Вообще же следует заметить, что действие в праве, с одной стороны, yже обыденного понятия о действии, потому что не всякое действие может служить предметом права, а с другой – шире, т.к. под понятие действия в праве подойдет и бездействие. Например: лицо А может обязаться перед лицом Б чего-либо не делать. В этом случае неделание лица А, его бездействие, и будет действием в праве. Отсюда различают действие положительное и отрицательное, понимая под последним именно бездействие.
[ 9] О субъективной невозможности см. Вып. I, стр. 178, прим. 3.
[ 10] Проект признает определимость размера вознаграждения по усмотрению одной из сторон или третьего лица. Причем, в случаях отказа от такого определения, допущения медленности или несоразмерности в определении вознаграждения, размер его определяется судом по справедливому усмотрению, основанному на соображении всех обстоятельств дела (ст. 25). Правила эти имеют место только в том случае, если стороны условились в договоре определить вознаграждение по усмотрению одной из сторон или третьего лица. Поэтому, если такого условия не было, то не может быть и речи о действительности договора, в котором вознаграждение не определено.
[ 11] Важно лишь, чтобы цель не была противна благочинию и общественному порядку. См. О. П. К. = Опыт практического комментария русских гражданских законов т. I. (Общая часть обязательств по договорам. В.Л. Исаченко и В.В. Исаченко (СПб., 1914)), стр. 229 и сл.
[ 12] Сомнительное толкование. Обязательство, само по себе недействительное, не может быть действительным в зависимости от добросовестности одной стороны.
[ 13] Мотивировка сената неправильна (О. П. К., I, стр. 245). Сложный вопрос о возвращении сторон в прежнее положение по договору, уничтоженному административной властью см. О. П. К., I, стр. 245 и сл.; ср. 02/87.
[ 14] Что касается возмещения убытков, причиненных исполнением запрещенного действия, то оно возможно лишь для добросовестной стороны (ср. 70/66 и 885), см.: О. П. К., I, стр. 249 и сл. Проект ограничивает возмещение убытков размером отрицательного интереса (ст. 21, п. 2; см.: Объясн. Зап., стр. 21). Напротив, германское уложение (ст. 307) допускает ответственность и за потерянную выгоду, что правильнее (Синайский, 1. с., стр. 246 и сл.).
[ 15] Одни видят действие обязательства в деловом характере общения (Кроме), другие исключают лишь те действия, которые лишены всякого интереса для кредитора (Иеринг), третьи просто считают возможным довериться юридическому такту судьи (Виндшейд и Барон) и т.д. (см.: А. Винавер, 1. с., стр. 255). См. еще у нас § 14, I, 2 (стр. 181 и сл.).
[ 16] против М. Винавер, 1. с., стр. 186 и сл.
[ 17] Отрицательное отношение, очень сильное в данном вопросе в прежнее время, ныне значительно ослабло. У нас противником неимущественного предмета обязательства является Шершеневич; защитником А. Винавер (1. с., стр. 252 и сл.). Отрицательно высказался Трепицын, 1. с., стр. 19 и сл.
[ 18] См. подробнее О. П. К. I, стр. 400 и сл.
[ 19] Равенство долей предполагается (71/1218 и др.), если только доли не определены иначе законом (ст. 1558, п. 5, 642/650, 1259), договором (ст. 1530 т. Х. ч. 1 и ст. 634, 1996, т. ХI ч. 2), или судебным решением (ст. 1558, п. 5 и ст. 648–650, 684).
[ 20] Долевые обязательства предусмотрены ст. 1548 (при договоре), 1558, п. 5 (при поручительстве), 648–650 (при ответственности за вред и убытки, происшедшие от учинения многими преступления или проступка), 224 Пол. о каз. пост. и подр. (при договоре товарищества на паях) и 1259, п. 1 (при переходе наследства). Перечисленные постановления русского законодательства вполне подтверждают существование у нас долевых обязательств. На этой же точке зрения стоит и сенат (71/1218 и др.).
[ 21] Следовательно, неделимое обязательство имеет лишь внешний вид солидарного обязательства.
[ 22] Гражданские законы знают выражения: «каждый за всех и все за каждого» вместо термина «солидарно» (ст. 1548), или еще «друг за друга» (т. ХI, ч. 2, ст. 634) и «совокупно» (ст. 1558, п. 5). Сенат же употребляет такие выражения: «вообще», «нераздельно», а сами обязательства называет совокупными (71/1218 и др.). Эту терминологию усвоил и проект, называя совокупными обязательствами пассивно-солидарные обязательства (ст. 180 и сл.) и совокупными требованиями – активно-солидарные обязательства (ст. 194 и сл.).
[ 23] Так же: Проект, ст. 180, п. 2 и Ш. У. ст. 143. Иначе: Гер. Ул. ст. 427. Спорно, может ли возникнуть солидарность обязательства «из существа юридических отношений» (86/24), напр., при поставке (72/405), при продаже (75/974 и др.), независимо от договора; за – Трепицын, против – Гуляев, что более соответствует смыслу ст. 1548.
[ 24] По завещанию солидарное обязательство может возникнуть, если будет на то направлена воля завещателя. Так, завещатель может обязать своих наследников солидарной ответственностью перед теми лицами (отказопринимателями), которым он что-либо отказал (ст. 1010 и 1086).
[ 25] По закону солидарная ответственность установлена в товариществе полном (ст. 2134, 70/1866), при праве застройки (ст. 16) и в некоторых других случаях.
[ 26] Гольмстен, Опыт построения общего учения о праве регресса (см. Ж. М. Ю. за 1911 г., № 9). Вообще право регресса при солидарном обязательстве определяется теми взаимными отношениями, которые существуют между должниками или между кредиторами. Трепицын, 1. с., стр. 75.
[ 27] См. ст. 648, 1558, 69/724 и 86/24; ст. 2198 19-20.
[ 28] Одностороннее обещание, обращаемое к неопределенным лицам (публичный оферт), считается источником обязательств (71/114, ср. 68/269). Как источник возникновения обязательств признается в наших гражданских законах и завещание. В силу ст. 1086: «завещатель может обязывать своих наследников, впрочем, лишь на время жизни их, денежными выдачами, когда делает распоряжение о своем благоприобретенном имени» (92/112 ср. 81/62); см. 10861.
[ 29] Так, напр., обязанность мужа содержать жену (ст. 106), обязанности родителей и детей содержать друг друга (ст. 172 и 194), обязанность вознаградить за временное принудительное занятие недвижимых имуществ (ст. 594), обязанность вознаградить опекуна (ст. 284) – имеют своим источником непосредственное повеление закона.
[ 30] Сенат выводит неосновательное обогащение, в качестве источника возникновения обязательств, из ст. 574. Правильнее, однако, основывать неосновательное обогащение, как источник возникновения обязательств, на ст. 691: «Каждый имеет право отыскивать свое имущество из чужого неправильного владения судом».
[ 31] Проект (ст. 2) слишком упрощает классификацию обязательств, когда говорит, что они возникают из договоров и других указанных в законе оснований.
[ 32] С экономической точки зрения имеются также свои возражения против современной классификации. В обязательствах, возникающих из преступлений и проступков, более заинтересованы несостоятельные классы. Их же интересы лучше обеспечивает уголовный закон. Так, напр., гражданский иск из изнасилования проще может быть удовлетворен в порядке уголовного суда, чем гражданского. Отсюда делается тот вывод, что необходимо выделить из гражданского права все правонарушения, основанные на преступлениях и проступках. Тем более, что связь этих правонарушений с гражданским правом чисто внешняя, выражающаяся в имущественном взыскании (Менгер).
[ 33] Само собою понятно, что невозможно предъявить иска о возмещении вреда и убытков, причиненных неисполнением натурального обязательства.
* Так в оригинале. – Ред.
[ 34] Проект говорит, поэтому, в общей части обязательственного права только о договоре. Иначе поступило швейцарское уложение.
[ 35] Договор может быть направлен не только на возникновение обязательств, но и на их изменение и прекращение.
[ 36] О взаимном согласии говорится в ст. 1528 т. Х. ч. 1 и просто о согласии договаривающихся сторон в проекте, ст. 6.
[ 37] Hedemann, Die Fortschritte des Zivilrechts im ХIХ Jarhundert. Erster Teil. Berlin, 1910. S. 16 и сл.
[ 38] Общее учение о договоре, его составлении и совершении изложено в кн. IV т. Х. ч. 1, ст. 1528 и сл.
[ 39] В наших гражданских законах не имеется, конечно, постановлений об элементах договора, но современное право совершенно правильно указывает на них; также Проект, ст. 7 и сл.
[ 40] Подробнее: Синайский, Первые страницы (Юрид. Вестн., 1914, кн. I), стр. 232 и сл.
[ 41] Остзейское право (ст. 3136–3138) относит заключение договора к моменту выражения воли, но под условием доведения о том до сведения оферента.
[ 42] Постановления Проекта, основанные на подражании Германскому уложению, не достаточно ясны и точны. См.: Синайский, 1. с., стр. 234 и сл.
[ 43] 75/6 по делу Паули с Гизе; см. сборник Носенко № 272, 1874 г., по делу Нейль с Видеманом, см. также № 397.
[ 44] Ст. 10. Договор, состоявшийся между отсутствующими, вступает в силу с того времени, когда сдано к отправлению заявление о принятии предложения.
Если не требуется положительного принятия предложения, то договор вступает в силу со времени получения предложения.
[ 45] Ст. 12. Такая точка зрения на момент заключения договора, несомненно, узкая. Она может быть оправдана только в одном случае, именно, если оферент требует немедленного исполнения договора. Подробнее: Синайский, 1. с., стр. 236.
[ 46] Смерть оферента при договоре между отсутствующими сама по себе не прекращает идущую к акцептанту оферту. Такое правило, принятое Общегер. уложением, оправдывается, конечно, интересами гражданского оборота (ст. 153).
[ 47] Точно так же решает данный случай и Швейцарское уложение (ст. 5, п. 3). Напротив, проект не считает договор заключенным, а обязывает оферента возместить акцептанту убытки, за исключением из них потерянной выгоды (ст. 10 п. 2., Объясн. Зап., стр. 16 и сл.), с чем нельзя согласиться. Подробнее: Синайский, 1. с., стр. 235 и сл.
[ 48] Gabriele Faggella, Dei Periodi preconrtattuali e della loro vera ed essata construzione scientifica (в «Studi giuridici in onire di Carlo Fadda», 1906, Vol. III), M. R. Saleilles, De la responsabilite precontractuelle. Теория Фаджелы изложена в журнале «Право» (1912 г., № 43), в статье А. Гиршбандта. Проблема преддоговорной ответственности. Автор этой статьи подчеркивает крайности нового учения и здоровую основу его. «Никто не вправе прервать начатые с договаривающейся стороной переговоры, если к этому не побудили его соображения экономического свойства». См. следующее примечание.
[ 49] Фаджелла и Салейль говорят об ответственности за перерыв переговоров по чисто личным соображениям, а не по мотивам экономического свойства. А. Гиршбандт правильно указывает, что в обороте трудно отличать чисто личные мотивы от экономических, насколько тесно те и другие переплетаются (1. с., стр. 2292 и сл.). Но и формулировка Гиршбандта по этой же причине возбуждает сомнение в своей правильности. Экономические мотивы могут быть налицо при явно выраженном перевесе чисто личных мотивов. Поэтому в столь сложном вопросе было бы правильнее держаться критерия серьезности мотивов личного или экономического характера.
[ 50] Подробнее: Синайский, 1. с., стр. 237 и сл.
[ 51] Словесная форма допускается в следующих главных случаях: при купле-продаже движимости на наличные деньги (ст. 711), мене движимых вещей (ст. 1380), найме земли крестьянами у помещиков и друг у друга (ст. 1700), найме слуг и рабочих, исключая фабричных (ст. 2226), и вообще при личном найме (12/26), ссуде имуществ (ст. 2064) и в некоторых других немногих случаях. См. зак. 15 мар. 1911 г.
[ 52] Однако это выражение ст. 1531 не совсем точно и до некоторой степени противоречит ст. 571: полная воля сторон, о которой говорит названная статья, при совершении словесного договора, может заключаться в безмолвном выражении согласия: посредством жестов, мимики и т.д. Неточен также и Проект (ст. 13).
[ 53] См. § 12, I, 1, прим.
[ 54] В интересах третьих лиц дополнительный договор может, однако, в виде исключения существовать (оборотная ипотека, § 24).
[ 55] Это ст. 36 и сл. Устава госуд. сберег. кассы в т. ХI ч. 2. В них говорится о том, что распоряжение вкладами не может быть выговорено себе лицами, внесшими вклад на имя другого лица или учреждения (ст. 36). Исключение сделано для вкладов, внесенных родителями на имя их малолетних и несовершеннолетних детей, каковыми вкладами могут распоряжаться родители до совершеннолетия детей (ст. 39). См.: Нолькен, Договоры в пользу третьих лиц. – Примерами таких договоров могут быть договоры страхования и вклады в пользу третьих лиц. А. Милютин, Условные вклады по уставу государственных сберегательных касс, как договоры в пользу третьих лиц (Право, 1911, № 2).
[ 56] Право выражения воли (или присоединения) следует признать и за наследниками третьего лица, если оно умерло, не успев высказать своей воли. Проект не предусматривает данного вопроса, но на него следует дать положительный ответ (08/77 и ср. 77/372), т.к. право третьего лица на изъявление воли должно быть отнесено к имущественным правам, а все имущественные права переходят к наследникам.
[ 57] Подробнее см.: Таль (в Вестн. Гражд. Пр., 1914, № 1). О нерегулированных и смешанных договорах см. ниже, в гл. II (§ 32).
[ 58] К сожалению, начала эти возбуждают споры в их понимании. См.: Таль, Положительное право и нерегулированные договоры. Яр., 1912, стр. 18 и сл. 48.
[ 59] Проект, по-видимому, не вносит существенных улучшений в правила о толковании договор, повторяя во многом правила т. Х ч. 1 (ст. 74–77). Вместе с тем, в проекте замечается спутанность представлений. С одной стороны, проект, отрицая буквальное толкование договора, говорит рядом о точном смысле договоров, доброй совести и намерении лиц, их заключающих (ст. 72); с другой – повторяет правило т. Х ч. 1 о толковании договора «по разуму всего» договора (ст. 75). Наконец, несомненно опасно толкование договоров по прежним договорам тех же лиц (ст. 75).
[ 60] К тому же предварительные договоры (§ 29, I, 1 б) не могут быть обеспечены поручительством и залогом, как, напр., запродажа.
[ 61] Правда, гражданское право (в том числе и наше право) принимает свои меры против недобросовестности. Оно понимает, что недобросовестность – главное зло, которое губит оборот, что это зло необходимо искоренить. Однако, сложность современного оборота, построенного к тому же на принципах свободной борьбы за право и уважение к свободной человеческой личности, препятствует до сих пор создать какие-либо более действительные средства для борьбы с недобросовестностью.
[ 62] В древнем праве задаток имел преимущественно значение знака (доказательства) заключения договора, или даже требовался для действительности договора в тех случаях, когда одно простое соглашение не могло связать воли сторон (см. ст. 1177 У. Г. С.). Быть может, задаток употреблялся также в значении пополнения цены при купле-продаже, с целью побудить продавца исполнить договор, ради получения дополнительного вознаграждения, так сказать, премии. Это значение задатка не сохранилось в современном праве, но имеются указания на эту прежнюю роль задатка: быть может, пополнок или пополнка – в истории нашего права, и могорыч – еще в настоящее время.
[ 63] Против В. Эрштрем, О задатке (в Ж. М. Ю., 1912, № 8, стр. 139 и сл.). Роль задатка, как средства обеспечения договора, выиграет, однако, при двустороннем его значении.
[ 64] Ст. 1686, 68/544, 71/984, ср., однако, 05/65 и др.; см. еще ст. 1687 и 1689.
[ 65] Годовая давность имеет место и в том случае, когда стороны взаимно согласились прекратить действие задаточной расписки (реш. Г. К. Д. 28 окт. 1909 г. по делу Кононова).
[ 66] Подробнее: В. Эрштрем, 1. с., стр. 108 и сл.
[ 67] Так, первоначально сенат признавал за задатком штрафное значение (67/72, 68/727, 70/1598), потом отверг это (75/625, 76/169, 77/219) и, наконец, снова вернулся к первоначальной точке зрения (88/33, 92/40, 92/12).
[ 68] Впрочем, проект одновременно рассматривает задаток и как доказательство заключения договора (ст. 58).
[ 69] Также и Г. У., ст. 336, 338, 346 и 359. Напротив, во французском кодексе нет предположения в пользу укрепляющей функции задатка. Теоретически трудно, конечно, решить вопрос о целесообразности предположения в пользу задатка, как укрепления, а не отступного. Так, напр., уважение к обязательности договора во Франции не понизилось от того, что задатку не придано там значение предположения укрепляющей функции. Тем не менее, практически желательно установить презумцию укрепляющей функции задатка в таких странах, в коих соблюдение договорных обязательств, как, напр., у нас, не пользуется достаточным уважением.
[ 70] Эрштрем, 1. с., стр. 133 и сл.
[ 71] Эрштрем, 1. с., стр. 140 и сл.: у него же литература. В частности, см.: Исаченко, О задатке (в Юрид. Вестн., 1881, № 9), Кассо, Запродажа и задаток. Москва, 1904.
[ 72] Пестржецкий, Змирлов и в особенности Пергамент, Договорная неустойка и интерес в римском и современном гражданском праве, изд. 1889 г., стр. 244 и сл., 263 и сл., и изд. 1905 г., стр. 230 и сл. (см. еще: Право, 1900, № 22 и Юрид. Записки, 1908, II, стр. 276 и сл.).
[ 73] Доказательства ограниченной кумуляции видят в буквальном тексте ст. 1585 т. Х ч. 1 и в источниках западноевропейского права, откуда заимствована ст. 1585. Доказательства эти не убедительны и продиктованы желанием ввести в наше право т.н. оценочную неустойку, отвечающую более современному правосознанию, чем русская штрафная неустойка. Однако, при развитой у нас недобросовестности, кумулятивная неустойка, едва ли, не более отвечает нашему обороту, чем так называемая оценочная неустойка. Проект взял средний путь: он признает кумулятивную неустойку лишь на случай неисполнения в срок, или вообще ненадлежащего исполнения должником обязательства (ст. 69, п. 2, ср. ст. 69, п. 1). Против этого Пергамент (в Юрид. Зап., II, стр. 270 и сл.).
[ 74] Пергамент, К вопросу о договорной неустойке по действующему русскому праву (в журн. Право, 1907, № 8, стр. 584 и сл.). Также Проект, ст. 67.
[ 75] См. еще ст. 208, 212, 218 и сл.
[ 76] Также Проект, ст. 71, ср. ст. 65.
[ 77] В Проекте (ст. 1114) сказано: «сам этого обязательства не исполнит». Выражение это едва ли удачно, ибо должник может исполнить обязательство и через поверенного. Ср. Проект, ст. 82.
[ 78] Проект подводит сюда и тот случай, когда поручитель заведомо знает о недееспособности должника (ст. 1116).
[ 79] Имеются отдельные правила о поручительстве по векселям, изложенные в Уст. о векс., и особые правила о поручительстве по договорам с казной (ст. 1563 т. Х ч. 1).
[ 80] Поручительство срочное относится к обязательствам только денежным (78/66), не исключая поручительства и по закладным (реш. Г. К. Д. 6 февр. 1908 г. по делу Сысоева).
[ 81] См. еще ст. 569, 570, 574, 693, 1531; см. также 68/506.
[ 82] Смешение обязательства с договором до известной степени оправдывается, впрочем, тем, что обязательства возникают главным образом из договоров. Поэтому, хотя и неточно, называют иногда обязательственное право договорным правом. Понятие о договоре, как основании обязательства, не чуждо, однако, и нашему законодательству (ст. 1548 и 568). Ср.: Винавер, 1. с., стр. 19.
[ 83] На самом деле всякий договор двусторонний. Следовательно, выражение: односторонний договор, не совсем удачно и его надо понимать технически.
[ 84] Дернбург, Пандекты. Вып. III. Изд. 3-е. М., 1911, стр. 52 и сл.; Барон, Система римского гражданского права. СПб., 1899, § 215 (стр. 24 и сл.).
[ 85] Хотя бы наследники и были путативные, т.е. оказавшиеся потом недействительными наследниками (ср. ст. 87 Пр.).
[ 86] По проекту досрочное исполнение возможно, если должник не представит условленного по договору обеспечения (ст. 94).
[ 87] Также Проект, ст. 90.
[ 88] Проект, ст. 91. Но если веритель переменил свое место жительства, то увеличившиеся вследствие этого издержки и страх по пересылке верителю денег падают на него (ст. 90, п. 2 Пр.).
[ 89] Подробнее: Трепицын, 1. с., стр. 252 и сл.
[ 90] Об этом прямо говорит проект, добавляя, что обязательство должно быть исполнено согласно принятому в деловых отношениях обычаю (ст. 78). В частности, заменимые (генерические) вещи должны быть средних качеств (ст. 101 Пр.).
[ 91] По требованиям и обязательствам, обеспеченным запрещениями на недвижимом имении, предмет обязательства вносится в окружной суд по месту нахождения имения (ст. 146029 У. Г. С.).
[ 92] В случае внесения денег нотариусу или в полицию (72/277 и др.), кредитор не вправе отказаться от приема денег, но поступление этих денег кредитору лежит на ответственности должника (75/835).
[ 93] До издания этих правил многие вопросы были спорны: как-то, можно ли отдавать на хранение только деньги или и другие предметы, вправе ли должник получить внесенное обратно и т.д. Ср. ст. 118 Проекта, которая регулирует вопрос о хранении предмета обязательства шире и целесообразнее, чем ст. 146030 У. Г. С. Еще лучше Ш. У., ст. 92 и сл. и ст. 96, которой предоставляется должнику право отступиться от договора.
[ 94] Возвращение документа в специальном случае прямо предусмотрено новыми правилами о местном суде (ст. 146034).
[ 95] Некоторые цивилисты думают, что должник может заставить кредитора выдать долговой документ, отказываясь на законном основании (ст. 1651 и 1652) от непосредственного исполнения обязательства кредитору (Исаченко, в О. П. К., I, стр. 333 и сл.). Такой косвенный путь, сомнительный прежде, возможен ныне при существовании новой статьи (146034 У. Г. С.).
[ 96] Наддрание заемного письма не служит безусловным доказательством платежа, хотя бы оно находилось в руках должника (68/35 и др. 84/119). – Подробнее о доказательствах платежа см. О. П. К., I, стр. 325 и сл.
[ 97] Ш. У. представляет стороне право отказаться от договора, если другая сторона сделается несостоятельной и не дает обеспечения (ст. 83).
[ 98] Также и проект, который прямо обязывает другую сторону возвратить уже полученное (ст. 137, п. 1).
[ 99] Объяснительная записка умалчивает об этом столь важном нововведении проекта. Между тем, ст. 933 У. Г. С., насколько можно судить по законодательным мотивам к ст. 934, не имеет в виду исполнения договоров.
[ 100] Проект не допускает соглашения о сложении ответственности с должника на случай умышленного им неисполнения обязательства (ст. 126).
[ 101] Подробные правила об ответственности должника при невозможности исполнения дает Проект (ст. 123 и сл., ст. 137 и сл). – Гуссаковский, Ответственность за неисполнение договоров (в Ж. М. Ю., 1913, № 8). См. Вып. I, стр. 178, прим. 3.
[ 102] Вина должника всегда предполагается. По соглашению возможна просрочка и без вины.
[ 103] Напоминание не лишено юридического значения. Так, в силу ст. 2105 поклажеприниматель отвечает за случай после отказа на первое требование о возврате поклажи.
[ 104] Возможна по закону отсрочка взыскания и мер понудительного исполнения (мораторий). Формы моратория см.: Вормс (Вестн. Пр., 1914, № 31); Каминка (Право, 1914, № 31).
[ 105] Проект признает в данном случае право отступления силою закона. Поэтому, веритель, предпочитающий требовать исполнения, обязан заявить об этом должнику немедленно по наступлении срока (ст. 144, п. 2).
[ 106] Стороны в таком случае должны возвратить друг другу все полученное (ст. 146).
[ 107] В итоге, просрочка должника является в русском законодательстве институтом мало разработанным и не выполняет той роли, которую она могла бы иметь в русском гражданском обороте, страдающем от недобросовестности должников. В этом отношении, постановления проекта целесообразны.
[ 108] Впадает ли кредитор в просрочку, если он отказывается законным образом удостоверить исполнение обязательства, – не достаточно выяснено. Ср. стр. 59, прим. 2.
[ 109] Ср.: Трепицын, 1. с., стр. 280. Неопределенно говорят ст. 293 Г. У. и ст. 91 Ш. У. Указания ст. 79 и 81 Общ. уст. росс. жел. дорог (02/115) имеют специальное значение.
[ 110] Иначе Проект, ст. 151; Г. У., ст. 300.
[ 111] Также Проект, иначе Швейц. ул. в тех случаях, в коих предметом обязательства не является выдача вещи, а какое-либо иное удовлетворение (ст. 95).
[ 112] См. § 21, I, 2 (стр. 251).
[ 113] Подробнее см. куплю-продажу (§ 33, III).
[ 114] Разве бы даритель действовал в этом случае умышленно (ст. 523 и сл. Г. У.). Также и Проект, ст. 269 и сл.
[ 115] Ст. 192–196 и 197–210 Ш. У.; ст. 434 и сл., 459 и сл. Г. У.
[ 116] Унгер против, за – Рабель. Самый спор и литературу см.: А. Бугаевский (в Праве, 1912, № 37, стр. 1997 и сл.), И. Новицкий, Обязателство очистки по проекту Гражд. ул. (Вестн. Гр. Пр., 1914, № 3, стр. 110 и сл.).
[ 117] Новицкий, 1. с., стр. 115 и сл.; Die Menschen sind keine Scnablonen (Кроме).
[ 118] Подробнее см. куплю-продажу (§ 33, III).
[ 119] Так, изменение может касаться места, времени исполнения, превращения альтернативного обязательства в простое и т.д.
[ 120] Перемена кредитора или должника в обязательстве возможна, конечно, в лице наследников, в которых, по воззрениям римлян, воплощались и продолжали жить первоначальные субъекты обязательства.
[ 121] См. также Проект, ст. 153.
[ 122] Шв. У., ст. 164, п. 1. Повторяя в общем постановление германского уложения, проект поясняет, что не подлежат уступке требования, неразрывно связанные с личностью верителя, или такие, в которых личность верителя имеет существенное значение для должника, а также требования, на которые по закону не может быть обращено взыскание (ст. 154).
[ 123] См. У. Г. С., ст. 1613. Ср. ст. 530 У. С. Т. и ст. 400 Учрежд. Суд. Устан. Возможна передача векселей, накладных и т.д.
[ 124] Напротив, Победоносцев (Курс III, 1896, стр. 235 и сл.) признает цессию в нашем праве в виде исключения.
[ 125] По соглашению возможно принять ответственность не только за настоящую, но и будущую несостоятельность должника.
[ 126] Если цессионарий знает о недействительности права требования, то в таком случае едва ли можно говорить о дарении, ибо дарить то, чего нет, едва ли возможно (иначе Трепицын, 1. с., стр. 212).
[ 127] Разумеется, личные элементы обязательства не переходят к цессионарию.
[ 128] Подробно различие между цессией и суброгацией изложено у Трепицына, 1. с., стр. 225 и сл.
[ 129] Crome (1.c. Bd. II. S. 343) определяет суброгацию, как «Erwerb eines Forderungsrechts durch Abfindung des Glaubigers». Римляне сравнивали суброгацию с продажей долга; суброгация не была удовлетворением кредитора. Non enim in solutum accipit, sed quodammodo nomen debitoris vendidit et ideo habet actiones, quia tenetur ad id ipsum ut praestet actiones (D. 46, 1, 36; ср. 46, 3, 76).
[ 130] О суброгации см.: Трепицын, 1. с. стр. 217 и сл. Crome, 1. с. Bd. II. S. 343 и сл., 385 и сл., 884 и сл. (у него же литература). Stammler (Recht der Schuldverhaltnisse in seinen allgemeinen Lehren. 1897. S. 203) неправильно высказал взгляд на суброгацию, как на возникновение нового требования с прежним содержанием.
[ 131] Шире, но менее определенно формулирован данный вопрос в кодексе Наполеона (ст. 1166). См.: Трепицын, 1. с., стр. 229 и сл.
[ 132] То есть наряду с одним должником станет другой.
[ 133] Римское право знало еще активную делегацию в смысле перевода права требования (Дернбург, 1. с., стр. 158), но очевидно также, что и эта делегация не была изменением обязательства, так как требовалось обещание должника новому верителю.
[ 134] Ст. 2329, 1428 т. Х ч. 1; ст. 222 Полож. о казен. подр. и пост. ст. 24 Полож. о Госуд. Двор. зем. банке. Возможность уступить свой наем другому признает сенат (76/403, 79/256).
[ 135] Имеется также отдельное постановление о переводе долгов при слиянии и преобразовании отдельных деловых предприятий (ст. 182).
[ 136] Трепицын, 1. с., стр. 303 (у него же здесь литература). Также Герм. ул., ст. 397, иначе Проект, ст. 179; Ш. У. говорит о договоре (ст. 115).
[ 137] Проект допускает зачет в отношении денег и заменимых вещей (ст. 115).
[ 138] Проект допускает возможность зачета по обязательствам, подлежащим исполнению в разных местах с возмещением издержек за исполнение не в надлежащем месте (ст. 173).
[ 139] Требования должны быть предъявлены своевременно (78/171, ср., однако, 99/63). Но, во всяком случае, необходима взаимность предъявленных требований (07/6, 13/46).
[ 140] Проект допускает внесудебный зачет по воле должника, причем требования считаются погашенными с того дня, когда наступила возможность зачета (ср. ст. 169, п. 2, и 170, п. 2).
[ 141] Хотя бы и вне суда (Проект, ст. 169, п. 2).
[ 142] А именно, сенат дозволяет зачесть закладную, хотя бы не наступил ей срок и не состоялось решения о взыскании (непредъявленная закладная).
[ 143] Эта статья устанавливает несправедливое правило о зачете сполна долга, когда одно лицо представляет займодавца и должника. – Вавин, Зачет обязательств. 2-е изд. М., 1914.
[ 144] Но нет основания не признавать слияния как способа прекращения обязательств вообще, т.к. это вытекает из самого понятия обязательства как отношения двух сторон. Слияние не должно быть, однако, направлено на нарушение прав третьих лиц (ст. 1547 по аналогии).
[ 145] Что касается исковой давности, то она может погашать только иск, а не само право (04/101, см. § 15, II). При ином взгляде на силу давности, она должна быть отнесена к способам прекращения обязательств.
[ 146] В статьях этих определены те условия, при наличности которых имущество признается безденежно отчужденным и подлежащим возврату в конкурсную массу. Различие в применимости этих условий в области торгового и гражданского права сводится лишь к тому, что в силу п. 2 ст. 1529 кредитор обязывается доказать вред, тогда как в силу ст. 460 и сл. безденежность акта признается самим законом, и истец, имея за собой это законное предположение, вызывает ответчика на опровержение его. Следовательно, бремя доказательства, ввиду родственных отношений несостоятельного должника с своими кредиторами, переносится на этих последних (78/5, 80/105, 90/117).
[ 147] О теории т.н. смешанных договоров см.: Л. Таль, Положительное право и нерегулированные договоры. Ярославль, 1912 (у него же литература, стр. 30, прим. 2). Иногда соглашение обнимает даже несколько договоров, как одно неразрывное целое, иногда из различных договоров берутся лишь отдельные типичные элементы и объединяются в один договор. Само распределение этих элементов между сторонами может быть различно (Л. Таль, 1. с., стр. 31). – Бар. А. Симолин, Смешанные договоры и учение об отдельных обязанностях (речь на магистерском диспуте. Право, 1911 г., № 47). Его же, Договор промыслового ученичества. Каз., 1910, стр. 260 и сл. Ср. Петражицкий, О незаконном обогащении (Вест. Пр., 1909 г., № 4 и 5). Рюмелин разобрал, в частности, отдельные основные элементы, входящие в договоры личного найма и подряда (в своей книге Dienstvertrag und Werkvertrag). Hoeniger, Die gemischten Vertage in ihren Grundformen (1910), и его же, Vorstudien zum Problem der gemischten Vertrage (1906), Blociszewsky, Die Vermengung von Vertagstypen (Leipz. diss., 1905). Две работы появились также в Jahrb. fur Dogm: Регельсбергера (Bd. 48, 1904) и Шрейбера (Bd. 60, 1911). Подробнее см.: Л. Таль, 1. с., стр. 30.
[ 148] См.: Л. Таль, 1. с., стр. 38.
[ 149] При разрешении этого вопроса создано несколько теорий: 1) теория о преобладающем типе, или поглощении одних элементов (побочных) другими (главными); 2) теория комбинирования относящихся к различным договорным типам положений закона, т.е. подчинения их единому принципу (Генигер). Причем, комбинируя законодательные нормы, касающиеся разнотипных элементов договора, выдвигают теорию соизмерения этих норм с тем значением, какое в составе договора имеет предусмотренный ими элемент («по соразмерности»; против, не без основания, Таль, 1. с., стр. 39 и сл.). Наконец, пытаются к разбираемому вопросу подойти с точки зрения решения проблемы о нерегулированных договорах и толкования закона. Причем, и здесь одни исходят из того, что постановления закона рассчитаны на «известное состояние интересов» (Jnteressenlage), что поэтому судьей должны применяться общие начала обязательственного права и особые постановления, относящиеся до отдельных типов по аналогии (Шрейбер). Другие считают возможным предоставить судье отыскание наиболее целесообразных норм, руководствуясь не частными интересами лиц, а правовыми воззрениями народа в данное время (Таль, 1. с., стр. 48). В сущности, последнее решение есть уже решение вопроса о правотворческой роли судьи (§ 4, I, 2).
[ 150] Записка напечатана М. Винавером, Из области цивилистики (СПб., 1908), стр. 79 и сл.
[ 151] Записка, стр. 85.
[ 152] В данном случае сказалось влияние французского кодекса, а вместе с тем римского права с его институционной системой. Помещение в один раздел дарения и завещания объясняется также влиянием французского кодекса. Ср.: М. Винавер, 1. с., стр. 97 и сл.
[ 153] И. Табашников, Юридическое значение обещания подарить (Судебн. Вестн., 1876, № 193, стр. 1 и сл.).
[ 154] Также высказался сенат в Общем Собрании первых трех Департаментов и Департамента Герольдии 6 июля 1849 г.
[ 155] Он относит дарение к способам приобретения права собственности.
[ 156] Ограничения в дарении родовых имуществ не распространяется на губернии Черниговскую и Полтавскую (ст. 970).
[ 157] Совершение дарственных записей подробно излагается в ст. 987 и сл.
[ 158] При этом сенат для обращения духовного завещания в дарственную запись требует ввода во владение (71/333, 73/865, 01/97). Ввод во владение должен иметь здесь место в смысле фактического обладания подаренным (Змирлов), т.к. право собственности возникает ныне не вводом во владение, а крепостным актом (Вып. I, стр. 235). Анализ ст. 991 дан у М. Винавера, 1. с., стр. 132 и сл. (дарение по завещанию).
[ 159] Льготы эти сводятся к платежу % со времени предъявления иска одаряемого (ст. 268 Проекта), к освобождению ответственности за недостатки в праве и в самой вещи, если не было умысла или грубой неосторожности (ст. 269 и сл.). Германское уложение признает еще т.н. право бедности (ст. 519).
[ 160] Против отменительного условия при дарении – составители проекта, которые, ссылаясь на Уложение царя Алексея Михайловича, указывают, что в ст. 976 речь идет об условии в смысле возложения обязательства на одаренного, а не об отменительном условии (Гражд. ул., кн. V, т. I, стр. 585; также Анненков, Любавский).
[ 161] Необходимо Высочайшее соизволение (ст. 985).
[ 162] См.: Змирлов, О недостатках наших гражданских законов (Журн. гражд. и угол. права, 1883, кн. 9, стр. 41 и сл.).
[ 163] Несколько иначе Победоносцев (Курс, I, стр. 394 и сл.).
[ 164] За возможность выдела боковыми родственниками Оршанский, Исследования по русскому праву, стр. 200 (против Шершеневич).
[ 165] Поэтому выделенный отвечает за долги наследства; и самый выдел может быть недействителен, если выделенный не мог быть на самом деле наследником (также Анненков).
[ 166] Что касается общего законодательства, то ст. 1142 редактирована не совсем ясно и узко. В ней идет речь о возвращении родителям имущества, уступленного ими детям «в виде дара». Не ясно, разумеется ли здесь дарение или выдел и приданое (ср. 67/279: «в виде дара приданое»). Выражение закона «в виде дара», а не по дарению, говорит скорее всего за возможность возвращения родителям выдела и приданого. Причем, в таком случае, было бы правильно ст. 1142 не ограничивать правом только родителей, а и восходящих (также Шершеневич).
[ 167] Место изложения мировой сделки не установлено. Ее излагают также в общей части гражданского права, в связи с осуществлением гражданских прав.
[ 168] Незасвидетельствованная мировая сделка не може быть принята судом, как основание для прекращения производящегося дела (76/470). Мировое прошение, если оно не подается лично, должно быть также засвидетельствовано у нотариуса или мирового судьи (ст. 1361 У. Г. С.).
[ 169] Некоторые другие постановления см. ст. 188, 563, 564, 574 Проекта.
[ 170] Проект понимает мировую сделку, как договор о прекращении, путем взаимных уступок, возникшего спора или могущего возникнуть о праве гражданском (ст. 1141).
[ 171] Постановления эти, в особенности последнее, вполне понятны, ибо мировая сделка есть юридическая сделка. Поэтому пороки воли делают мировую сделку оспоримой.
[ 172] Т. V. Св. Зак. Полож. о пошлинах, ст. 2, п. 4. Ср. т. ХI ч. 2, Уст. Кред., ст. 41 и 167.
[ 173] Возможен также обмен права въезда в казенные леса на выдел лесного участка в собственность (ст. 766–771 Уст. лесн.).
[ 174] Законы Межевые, ст. 632, прим., прил. 1; Уст. Иностр. Испов., ст. 118, 715, 1550, 1664; Закон. о состоян., ст. 765, 863; Уст. лесн., ст. 766–771; Уст. каз. имущ., ст. 1 прим., прил. 3.
[ 175] Дело в том, что закон запрещает мену недвижимых имуществ, а при мене на движимость все же для одного из контрагентов налицо мена недвижимого имущества.
[ 176] Дело в том, что договор запродажи не устанавливает ни права собственности, ни какого-либо другого права на запроданное имущество (79/228, 80/288). Вследствие этого не требуется, чтобы запроданное имущество принадлежало запродающему в момент заключения договора, как это необходимо при купле-продаже (80/94).
[ 177] Так, в обеспечение совершения договора купли-продажи стороны вправе включать в запродажную всякие условия (73/1207), напр., неустойку, задаток. Причем, сами последствия, связанные с обеспечением запродажи, если они не указаны сторонами (ст. 1681), не определяются законом.
[ 178] Ст. 1680 (доказательство от противного), по-видимому, против ст. 1690. Сенат допускает возможность словесного заключения запродажи (69/1132). Письменная форма необходима, однако, в тех случаях, когда запродажа движимости обеспечивается неустойкой, а не задатком (76/221).
[ 179] Прежде сенат считал куплю-продажу договором односторонним. Сенат исходил из того предположения, что продавец не обязан передать движимую вещь в собственность покупателя, ибо право собственности на переданную вещь переходит в момент соглашения. Вследствие этого, купля-продажа порождает обязательство лишь покупщика: уплатить условленную цену за вещь, приобретенную от продавца в собственность. Однако, если право собственности на проданную движимую вещь и переходит к покупателю в момент соглашения, то все же на продавце лежит еще обязательство очистки. След., обязанной стороною является также продавец. Поэтому позже сенат пришел к признанию купли-продажи договором двусторонним. Двусторонность купли-продажи подчеркивает Общегерм. ул. (ст. 433); но этого не делает Проект (ст. 198), что нельзя признать действительным.
[ 180] Однако, возможна, напр., продажа авторского права (Вып. I, стр. 322), продажа права застройки (Вып. I, стр. 272); см. также ст. 1401 и 14011 т. Х ч. 1.
[ 181] Продажа имения, состоящего в споре и затем отчужденного от продавца, безусловно недействительна (13/88).
[ 182] В литературе правильно замечено, что особые постановления об определимой и истинной цене не нужны; постановления эти вытекают из общих условий действительности юридической сделки (Дернбург).
[ 183] Передача составляет здесь момент приобретения права собственности в отступление от общего правила сенатской практики, что право собственности на движимость приобретается в момент соглашения (Вып. I, стр. 255).
[ 184] То же самое правило применяется и при купле-продаже с публичного торга в отношении данных крепостей (95/40).
[ 185] Разве бы продавец положительно устранил себя от этой обязанности в самой купчей крепости (71/1121, 92/61). – Следует, однако, заметить, что ссылка сената на ст. 574 и 684 не может устранить прямого постановления закона о произвольной принадлежности очистки. То же приходится сказать и о ст. 1392. См.: Новицкий, 1. с., стр. 106, прим. 1.
[ 186] Проект говорит еще определеннее: вещь должна быть отобрана от покупщика во исполнение вошедшего в законную силу судебного решения (ст. 215).
[ 187] Такими вступщиками будут, конечно, прежде всего лица, предъявляющие иск о праве собственности, но ими могут быть и другие лица, даже арендаторы (97/9, 74/848, иначе 78/21), но не жильцы и квартиранты (78/21).
[ 188] См. Ж. М. Ю., 1914, № 5, стр. 258 и сл. Об ответственности в размере заплаченных денег говорит и ст. 1512.
[ 189] При добровольной продаже обязанность платежа поземельных недоимок переносится на покупщика (13/51).
[ 190] Земельный банк не отвечает также за недостающее количество земли в имении, продаваемом с торгов за долг банка (77/337).
[ 191] Критику этих постановлений см. у Новицкого, 1. с., стр. 115 и сл.
[ 192] Принимая вещь, покупщик должен сделать оговорку о недостатках или, если недостатки могли быть замечены позже, то немедленно уведомить о том продавца (ст. 222).
[ 193] В гражданских законах изложены постановления «о приобретении имуществ куплею с публичных торгов», в ст. 1467 и сл. (также горных отводов, 13/28), и о продаже в розницу с рассрочкою платежа машин и пр., в ст. 15091–6. В частности, заслуживает внимания, что сенат считает условием, противным закону, если при продаже в рассрочку, продавец выговорил в отмену ст. 15094 право требовать от покупщика всю сумму полностью, в случае невзноса им срочных платежей (13/30).
[ 194] А. Леонтьев, Крестьянское право. Изд. 2-е. СПб., 1914.
[ 195] Поскольку возможно отделение составной части от почвы без передачи части самого участка в длительное владение покупщика (Ельяшевич в П. Т. К., II, стр. 38).
[ 196] О казенных постав. и подр. см. особое положение.
[ 197] Это отличие договоров пользования от передаточных договоров существенно. Так, перенесение права собственности предполагает: 1) особую правоспособность сторон к приобретению имущества и предмет, годный к отчуждению, 2) особую форму – крепостную – для отчуждения недвижимостей, и устанавливает 3) также особое право приобретателя на очистку (эвикция). Ничего этого не требуют по общему правилу договоры о пользовании чужой вещью. 1) Не требуется особой правоспособности в лице контрагентов, и вообще достаточно общей правоспособности; исключения и здесь возможны. 2) Нет необходимости в крепостной форме, и, только по исключению, возможна отметка в крепостном реестре (см. стр. 133). 3) Нет ответственности по очистке (в праве собственности), существует лишь ответственность за недостатки в самой вещи, препятствующие пользованию чужой вещью.
[ 198] См. Вып. I, стр. 265.
[ 199] Явление это объясняется социальными и экономическими условиями жизни (см. литературу у бар. Фрейтаг-Лоринговен, Материальное право Проекта вотчинного устава. Т. I (Юр., 1914), стр. 271, прим. 2).
[ 200] Неточность состоит в том, что поговорка эта применима ко всякому отчуждению недвижимости, и, кроме того, купля-продажа не может уничтожить договор между контрагентами. Они остаются связанными, хотя бы новый собственник не был обязан считаться с нанимателем (Kauf bricht Miete).

<< Предыдущая

стр. 9
(из 14 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>