ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 6. НЕОКОНЧЕННОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ
В институте неоконченного преступления введены следующие новации. Во-первых, дано понятие оконченного преступления. Во-вторых, уточнено понятие приготовления к преступлениям. В-третьих, декриминализировано приготовление к преступленээм небольшой и средней тяжести. В-четвертых, значительно расширена и уточнена норма о добровольном отказе от преступления. В ней вместо двух частей по УК 1960 года теперь шесть.
Статья 29. Оконченное и неоконченное преступления
1. Преступление признается оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом.
2. Неоконченным преступлением признаются приготовление к преступлению и покушение на преступление,
3. Уголовная ответственность за неоконченное преступление наступает по статье настоящего Кодекса, предусматривающей ответственность за оконченное преступление, со ссылкой на статью 30 настоящего Кодекса.
1. Впервые сформулирована дефиниция оконченного преступления. Она базируется на объективном критерии окончания преступления, а именно наличия в деянии всех признаков состава преступления. Такое определение пригодно для большинства преступлений, при совершении которых до момента окончания не выполняются составы иных преступлений. Для иных случаев (например, причинения вреда здоровью при намерении убить потерпевшего, кражи небольшой суммы денег из сейфа при намерении совершить крупное хищение) объективный критерий окончания преступления недостаточен. Он должен быть дополнен субъективным критерием — содержанием умысла в отношении оконченного деяния.
В Постановлении Пленума Верховного Суда СССР № 4 «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества» говорилось: «Если при совершении хищения умысел виновного был направлен на завладение имуществом в значительном, крупном или особо крупном размере и он не был осуществлен по не зависящим от виновного обстоятельствам, содеянное надлежит квалифицировать как покушение на хищение в значительном, крупном или особо крупном размерах, независимо от количества фактически похищенного».
Без учета направленности умысла покушение на крупное хищение надо было бы, следуя лишь объективному критерию наличия состава преступления, квалифицировать как мелкое, если виновный присвоил небольшую сумму денег, находящуюся в сейфе. Ранение потерпевшего при покушении на убийство также содержит все признаки состава причинения вреда здоровью человека. Однако оно не будет вменяться в ответственность виновному, а последует квалификация содеянного как покушение на убийство.
2. При сочетании объективного и субъективного критериев окончания преступления его определение будет таким: «Преступление признается оконченным, если в совершенном деянии содержатся все признаки состава преступления, на завершение которого был направлен умысел лица».
Возражение против приведенного определения) что оно не охватывает неосторожные преступления, опровергается тем) что окончен-ность и неоконченность преступлений обладает уголовно-правовым значением лишь для умышленных деяний. Если при неосторожно совершаемых действиях (бездействии) не последует ущерб, по какой бы причине это ни произошло, состав преступления отсутствует. Как ранее отмечалось, неосторожные преступления криминализируются
лишь при причинении тяжких последствий. Именно в них фокусируется общественная опасность неосторожных преступлений.
3. Неоконченными преступлениями ч. 2 ст. 29 признает два вида — приготовление к преступлению и покушение на преступление. Их объединяет умышленность посягательств и прерванность до наступления вреда по не зависящим от лица обстоятельствам.
4. Часть 3 той же статьи формулирует правило квалификации приготовления к преступлению и покушения на преступление по двум статьям УК, а именно по ст. 30, которая определяет, что такое приготовление и покушение, и статье Особенной части Кодекса, где описывается состав того преступления, совершить которое намеревалось лицо.
Ссылка на ст. 30 необходима потому, что составы преступлений в Особенной части УК представлены как оконченные деяния. Если бы в Кодексе отсутствовала статья об ответственности за приготовление и покушение, ни одного субъекта нельзя было бы привлечь к ответственности за неоконченное преступление.
5. Начатое, но добровольно оставленное лицом преступление, тоже вид неоконченного деяния. Однако в нем отсутствует главный признак — недоведение преступления до конца по не зависящим от лица обстоятельствам. При добровольном отказе как раз недоведение преступление до конца происходит по зависящим от лица обстоятельствам — по его добровольному отказу.
Отсюда существуют две взаимоисключающих разновидности неоконченного преступления: с одной стороны — приготовление и покушение, с другой — добровольно не завершенное преступление.
Статья 30. Приготовление к преступлению и покушение на преступление
1. Приготовлением к преступлению признаются приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения приступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.
2. Уголовная ответственность наступает за приготовление ' только к тяжкому и особо тяжкому преступлениям.
3. Покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.
1. Приготовление к преступлению, согласно ч. 1 ст. 30, характеризуется следующими признаками:
а) объективно приготовление — это приискание, изготовление или приспособление средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников, сговор на совершение преступления либо иное создание условия для совершения преступлений. Перечень приготовительных действий в статье неисчерпывающий. Их родовым понятием выступает создание условий для совершения преступлений;
б) субъективно приготовление к преступлению всегда совершается с прямым умыслом. Иные формы вины исключаются, ибо входят в противоречие с признаком прерванности начатого преступления по не зависящим от лица обстоятельствам и потому, что смысл приготовительных действий в гарантированном обеспечении завершения замышленного преступления;
в) приготовлеяие всегда прерванное помимо воли лица создание условий для совершения преступления, то есть по не зависящим от него обстоятельствам самого различного свойства (задержание, упреждающие действия жертвы, ее отсутствие на месте запланированного преступления и прочее);
г) приготовление совершается до начала исполнения состава преступления.
2. В процессе совершения приготовительных действий субъект иногда успевает выполнить состав иного преступления. Например, готовясь к убийству, он приобретает огнестрельное оружие. Тем самым он уже совершает преступление — незаконное приобретение огнестрельного оружия (см. комментарий к ст. 222). Ему вменяется в ответственность при задержании во время следования к месту убийства по совокупности незаконное приобретение огнестрельного оружия и приготовление к убийству.
3. По новому УК наказуемость приготовления ограничена приготовлением к умышленным тяжким и особо тяжким преступлениям. В УК 1960 года таких ограничений в ответственности за приготовления к преступлениям не предусматривалось. Однако на практике ответственность за приготовления к преступлениям, как правило, наступала лишь применительно к тяжким преступлениям. Тем более при существенном пробеле в конструкции приготовления к преступлению в предшествующем УК отсутствовало указание на прерванность приготовительных действий по не зависящим от лица обстоятельствам. При недоказанности этого признака приготовления презюмировался добровольный отказ лица от начатого деяния.
4. Покушение на преступление — это: а) умышленные действия;
б) непосредственно направленные на совершение преступления, на исполнение его состава;
в) прерванные до наступления общественно опасных последствий; г) по не зависящим от лица обстоятельствам.
5. «Непосредственная направленность на совершение преступления» представляет собой как минимум начало исполнение состава преступления. Например, при краже — это начало завладения чужим имуществом до момента окончания завладения, после которого имеется состав уже оконченной кражи; при покушении на убийство — первое нанесение телесных повреждений, производства выстрела, взрыва и т.д. Если субъект выполнил хотя бы один элемент объективной стороны состава, например, при краже проник в чужое помещение, он тем самым начал непосредственное совершение преступления.
6. Форма вины — исключительно прямой умысел. Даже косвенный умысел исключается, ибо при нем субъект предвидит лишь возможность наступления вредных последствий. Если же они не наступили, значит предвиденная возможность не реализовалась и нельзя говорить, что вред не наступил по не зависящим от лица обстоятельствам. Это свойство покушения (как и приготовления) коррелирует только с прямым умыслом.
Так, К., выходя из коммунальной квартиры, бросил в коридоре непогашенную спичку, отчего произошло возгорание мусора. Жильцы пожар ликвидировали. К. был осужден за покушение на неосторожное уничтожение чужого имущества пост. 15 и ст. 150 УК РСФСР. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР приговор суда отменила и дело прекратила за отсутствием состава преступления, так как покушение на неосторожное преступление невозможно.
7. От приготовления покушение отличается тем, что первое совершается до начала исполнение состава преступления, начало покушения же совпадает с началом исполнения состава преступления, его объективных элементов.
Так, формирование группы соучастников для совершения квартирной кражи — приготовление к краже; прибытие на автомашине к месту кражи — приготовление к краже; взлом двери, решетки квартиры — покушение на кражу с проникновением в жилище.
8. От оконченного преступления покушение отличается отсутствием общественно опасных последствий, которые субъект намеревался причинить и которые законодатель определил таковыми. Поэтому при разграничении покушения и оконченного преступления прежде всего следует проанализировать конструкцию состава преступления. Например, намерение разбойника состоит в завладении имуществом, деньгами, иными ценностями потерпевшего. Однако законодатель сформулировал состав разбоя как нападение с целью хищения. Поэтому состав разбоя окончен в момент угрозы физического насилия либо самого насилия, независимо от того, удалось ли виновному завладеть чужим имуществом. Напротив, при хищении оружия насилие являет-
ся способом завладения оружием и потому насилие, если по не зависящим от лица обстоятельствам завладение оружием нс последовало, квалифицируется как покушение на хищение оружия.
Статья 31. Добровольный откаа от преступления
1. Добровольным отказом от преступления признается прекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца.
2. Лицо не подлежит уголовной ответственности за преступление, если оно добровольно и окончательно отказалось от доведения этого преступления до конца.
3. Лицо, добровольно отказавшееся от доведения преступления до конца, подлежит уголовной ответственности в том случае, если фактически совершенное им деяние содержит иной состав преступления.
4. Организатор преступления и подстрекатель к преступлению не подлежат уголовной ответственности, если эти лица своевременным сообщением органам власти или иными предпринятыми мерами предотвратили доведение преступления исполнителем до конца. Пособник преступления не подлежит уголовной ответственности, если он предпринял все зависящие от него меры, чтобы предотвратить совершение преступления.
5. Если действия организатора или подстрекателя, предусмотренные частью четвертой настоящей статьи, не привели к предотвращению совершения преступления исполнителем, то предпринятые ими меры могут оыть признаны судом смягчающими обстоятельствами при назначении наказания.
1. Новации в статье о добровольном отказе: а) дано понятие добровольного отказа от преступления; б) определены правовые последствия добровольного отказа; в) отрегулированы правила квалификации действия соучастников при добровольном отказе.
2. Добровольный отказ от преступления представляет собой прекращение лицом приготовительных действий или исполнения состава преступления при сознании возможности доведения преступления до конца. Добровольный отказ допустим вплоть до наступления общественно опасных последствий замышленного преступления.
3. Два конститутивных признака добровольного отказа — добровольность и окончательность.
Добровольность предполагает сознание лицом, начавшим совершение преступления либо готовящим таковое, возможности завершения задуманного деяния. Как всякая возможность, осознаваемая при добровольном отказе, она варьирует по степени реальности и вероятно-
сти ее реализации. Насколько конкретно сознается возможность завершения преступления лицом — это вопрос факта. Во всяком случае она не должна блокироваться реальным опасением лица быть разоблаченным, задержанным в обстановке совершения деяния либо после него.
4. Добровольный отказ побуждается любыми мотивами. Низменны они либо не низменны, например, страх перед наказанием, арестом, сострадание к потерпевшему, нецелесообразность деяния и т.д., значения для добровольности отказа не имеет. При этом инициатива добровольного отказа может исходить от любых лиц — самого лица, начавшего преступление, от потерпевшего, соучастников, третьих лиц. Однако решение отказаться от завершения преступления свободно принимает сам начавший деяние.
5. Другой после добровольности обязательный признак отказа — окончательность такового. Отказ должен распространяться лишь на начатое или подготавлившееся преступление, а не на последующие преступления лица. Окончательный отказ от начатого преступления — не перерыв в его исполнении по «техническим» или «тактическим» соображениям.
6. Правовое основание непривлечения добровольно отказавшегося от преступления лица состоит в отсутствии состава преступления. Здесь нет оконченного преступления, ибо нет общественно опасных последствий начатого преступления. Нет и приготовления к преступлению и покушения на него, так как отсутствует признак прерванно-сти деяния по не зависящим от лица обстоятельствам. Как раз по зависящим от лица обстоятельствам (его добровольный отказ) вред пра-воохраняемым интересам нанесен не был.
7. Добровольный отказ следует отличать от деятельного раскаяния. Добровольный отказ допустим до наступления вредных последствий начатого деяния. Деятельное раскаяние происходит после окончания преступления. При добровольном отказе отсутствует состав преступления. При деятельном раскаянии состав преступления налицо, вред причинен. Деятельное раскаяние направлено на его добровольное возмещение, восстановление нарушенных преступлением правоотношений. Деятельное раскаяние выступает применительно к преступлениям первой категории основанием освобождения от уголовной ответственности (см. комментарий к ст. 75). К иным преступлениям — в случаях, предусмотренных Особенной частью Кодекса. Деятельное раскаяние — вид смягчающего наказание обстоятельства (см. комментарий к п. «и» ч. 1 ст. 61).
8. Часть 4 ст. 31 впервые регламентирует добровольный отказ соучастников. Он различается по содержанию и последствиям в зависимости от вида соучастника. Организатору и подстрекателю предъявля-
ются более жесткие требования для добровольного отказа, чем пособнику. Добровольный отказ организатора и подстрекателя должен состоять в предотвращении наступления общественно опасных последствий посредством своевременного сообщения органам власти о начатом или совершаемом преступлении исполнителем (соисполнителем) или иными мерами.
9. Для добровольного отказа пособника ему достаточно принять все зависящие от него меры для предотвращения совершения преступления. Если эти меры оказались безрезультатными и исполнитель окончил преступление, пособник от уголовной ответственности освобождается. «Все зависящие меры» со стороны пособника прежде всего выражаются в устранении, изъятии его «вклада» в преступление — передал исполнителю ключи от чужой квартиры, затем до начала кражи забрал их, хотя исполнитель все равно совершил кражу путем взлома двери, передал пистолет для совершения убийства, забрал его, а исполнитель совершил убийство ножом и т.д. Под добровольный отказ пособника могут подпадать и случаи его неудавшегося добровольного отказа: дал информацию, пытался отговорить — не удалось.
10. Часть 5 ст. 31 устанавливает правила квалификации неудавшегося добровольного отказа организатора и подстрекателя. В таком случае они несут ответственность как соучастники совершенного исполнителем преступления. Попытка добровольного отказа может быть учтена судом как смягчающее наказание обстоятельство.



ОГЛАВЛЕНИЕ