ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 8. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ИСКЛЮЧАЮЩИЕ ПРЕСТУПНОСТЬ ДЕЯНИЯ
Новый Уголовный кодекс значительно расширил систему обстоятельств, исключающих преступность деяния и правильнее сформулировал их содержание. Вместо двух обстоятельств по прежнему УК их теперь шесть. Природа данных обстоятельств определена точнее, ибо суть их не в отсутствии каких-то отдельных признаков преступления
пои их наличии, например, противоправности, или виновности, или даже общественной опасности. Эти обстоятельства исключают все свойства преступления и потому называются соответственно «обстоятельства, исключающие преступность деяния». При этом необходимая оборона от общественно опасных посягательств является общественно полезной, как и причинение вреда при задержании преступника. Остальные обстоятельства правомерны, не преступны.
Статья 37. Необходимая оборона
1. Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны.
2. Право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служеоного положения. Это право принадлежит лицу независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.
3. Превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства.
1. Необходимая оборона — это правомерная защита от общественно опасного посягательства путем причинения вреда нападающему. Это действия законные, общественно полезные.
2. Необходимая оборона — право гражданина^ а не его обязанность. Гражданин может использовать это право, а может и не использовать. Но оно принадлежит гражданину независимо от того, возможно ли было избежать общественно опасного посягательства иным путем (например, спастись бегством) или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.
Необходимая оборона является правом и для таких категорий граждан как военнослужащие, работники правоохранительных органов. Вместе с тем, защищая личность, права и интересы граждан, интересы общества и государства, эти категории лиц руководствуются соответствующими правовыми актами, регламентирующими их служебные функции и обязанности. Выполнение требований этих правовых актов — их правовая обязанность. Иными словами, неиспользование института необходимой обороны в этих случаях влечет ответственность за
бездействие.
Так, часовой охраняющий военный объект, отражает нападение на этот объект, руководствуясь соответствующим воинским уставом, требования которого являются безальтернативными. Вне выполнения
своих служебных функций то же лицо может попасть в ситуацию, когда на него нападают преступники (например, при увольнении в городе) и тогда он вправе использовать (или не использовать) для защиты институт необходимой обороны.
3. Необходимая оборона применима только при наличии ряда условий, которые принято называть условиями правомерности необходимой обороны. Прежде всего нападение должно быть общественно опасным, то есть угрожать личности, обществу, государству. Уголовной противоправности (преступности) нападения не требуется. Поэтому правомерна необходимая оборона от посягательств невменяемых лиц и лиц моложе 14и16 лет.
Нападение должно быть действительным, а не мнимым, то есть не плодом воображения обороняющегося, а реально происходящим событием. В противном случае имеет место так называемая мнимая оборона. Ответственность в этом случае наступает тогда, когда обороняющийся сознавал или мог сознавать нереальность нападения. Если же он этого не сознавал и, судя по обстановке, не мог сознавать, то ответственность с лица, находящегося в состоянии мнимой обороны, снимается.
Нападение должно быть наличным, то есть уже начавшимся или, исходя из сложившейся ситуации, оно должно вот-вот начаться. Обороняться можно начинать не только тогда, когда в человека стреляют или наносят удар, но и тогда, когда существует лишь реальная возможность этого. Например, ночью на улице к гражданину подходят двое неизвестных, направляют на него пистолеты и требуют отдать им деньги иначе они будут стрелять. Нападение в данном случае считается наличным и оборона от него правомерна.
4. Оборонять можно только законные интересы, как свои собственные, так и других лиц, в том ч^сле посторонних, интересы общества и государства.
Необходимая оборона обязательно связана с причинением вреда нападающему. Если оборона осуществляется без причинения такого вреда (например, преступника обезвредили, надев наручники), то вопрос о соответствии действий оборонявшихся условиям ст. 37 не встает. При необходимой обороне вред должен причиняться только нападающему и никому больше.
5. Важным условием правомерности необходимой стороны является недопустимость превышения пределов необходимой обороны.
Превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства. Это может быть явное несоответствие объектов нападения и защиты. Так, если объектом нападения была собственность гражданина, а объектом защиты явилась жизнь нападающего, то можно говорить о явном несоответствии объектов нападения и защиты.
Могут также не соответствовать средства нападения и защиты. При решении этого вопроса недопустим механический подход. Следует учитывать всю совокупность условий места и обстановки нападения и защиты и только тогда можно делать окончательные выводы о превышении пределов необходимой обороны или его отсутствии. Причем в сомнительных случаях предпочтение должно отдаваться обороняющемуся (даже если он и не всегда правильно оценивал ситуацию). Всегда надо учитывать психическое состояние человека, на которого нападают (состояние страха, стресса, растерянности), в котором он не в состоянии всегда принимать правильные решения (см. Постановление Пленума Верховного Суда СССР № 14 1984 года).
Следует отметить, что нападения и защита в принципе никогда не могут абсолютно соответствовать друг другу по правилу один к одному. И речь в законе идет не просто о несоответствии (оно всегда будет) , а о явном несоответствии, то есть очевидном, бесспорном несоответствии, не вызывающем сомнений.
6. Превышение необходимой обороны может быть только умышленным. Если превышение содержит признак и самостоятельного состава преступления, то факт совершения этого преступления в состоянии превышения необходимой обороны является смягчающим вину обстоятельством. Так, убийство, совершенное в состоянии превышения необходимой обороны наказывается ограничением свободы на срок до двух лет или лишением свободы на тот же срок. А убийство «обычное» наказывается лишением свободы на срок от шести до пятнадцати лет, а при отягчающих обстоятельствах смертной казнью или пожизненным лишением свободы.
7. Практике известны случаи, когда в ситуации, предусмотренной комментируемой статьей, работник милиции или другого правоохра-. нительного органа, либо военнослужащий, применил физическую силу, спецсредства, оружие в нарушении ведомственных правил. Например, чтобы пресечь нападение на инкассатора, стрелял в общественном месте, невзирая на риск попасть в прохожих. В этих случаях вопрос об ответственности решается на основании ст. 37, а если действия обороняющегося причинили вред третьим лицам —то и с учетом положений ст. 26-28.
Статья 38. Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление
1. Не является преступлением причинение вреда лицу, совершившему преступление, при его задержании для доставления органам власти и пресечения возможности совершения им новых преступлений, если иными средствами задержать такое лицо не представлялось возможным и при этом не было допущено превышения необходимых для этого мер.
2. Превышением мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, признается их явное несоотгнет-ствие характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления и обстоятельствам задержания, когда лицу без необходимости причиняется явно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред. Такое превышение влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда.
1. Данная норма впервые введена в уголовный закон. Ранее эти случаи рассматривались как разновидность необходимой обороны, хотя очевидно) что речь шла не о защите от нападения, а об инициативных действиях по задержанию. Применялась также норма о крайней необходимости.
Закон предоставляет право задержания лиц, совершивших преступление, всем гражданам, как потерпевшим от преступления, так и иным лицам, разрешая при этом причинять задерживаемому лицу определенный вред, как способ задержания.
2. Причинение вреда при задержании правомерно только при соблюдении условий, установленных законом. Прежде всего вред при задержании можно причинять только лицу^ совершившему преступление. Определить, совершило ли лицо преступление, можно вероятнее всего, если задержание производится непосредственно после совершения преступления или в ходе его совершения, когда потерпевшие, очевидцы и иные лица с более или менее высокой степенью достоверности могут определить характер совершенных задерживаемым лицом действий.
3. Цель задержания — доставка задержанного органам власти и пресечение тем самым возможности совершения им новых преступлений.
4. Вред задерживаемому лицу можно причинять только тогда, ког-да иными средствами задержать такое лицо не представлялось возможным. Вред выступает как крайнее средство, без которого невозможно осуществить задержание.
5. Нельзя превышать меры, необходимые для задержания лица. Превышением мер признается их явное несоответствие характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым преступления и обстоятельствам задержания, когда лицу без необходимости причиняется явно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред.
Размер и характер вреда прежде всего определяются характером и степенью общественной опасности совершенного задерживаемым преступления. Очевидно различны будут меры по задержанию убийцы и карманного вора. Если для задержания убийцы как крайнюю меру можно применить причинение ему телесных повреждений и даже смерти, то при задержании карманного вора такие меры явно не будут
соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления-кражи.
Соответствие вреда обстоятельствам задержания предполагает, что ситуация складывается таким образом, что преступнику вынужденно причиняется вред, который в иных обстоятельствах будет признан чрезмерным. Например, тот же карманный вор, спасаясь от преследования, захватывает автомашину и, грубо нарушая правила дорожного движения, на большой скорости пытается уйти от задержания, создавая угрозу для жизни граждан на улицах. В этих обстоятельствах вред преступнику может быть гораздо серьезней, чем в обычной ситуации при задержании вора, например, в трамвае.
6. Чрезмерность вреда, не вызываемого обстановкой — категория оценочная и разрешается в каждом конкретном случае с учетом всех обстоятельств содеянного.
7. Говоря о превышении мер, необходимых для задержания лица, закон подчеркивает не просто несоответствие, а явное несоответствие мер характеру и опасности преступления, обстановке и всей совокупности обстоятельств задержания (см. также п. 5,6 комментария к ст. 37).
8. Превышение мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, влечет за собой уголовную ответственность лишь при умышленном причинении вреда, образующем состав преступления.
9. В ходе задержания преследуемый может в свою очередь совершить нападение на преследователей или оказать им сопротивление с угрозой жизни и здоровью. В таком случае начинают действовать правила необходимой обороны со всеми вытекающими отсюда последствиями.
Таким образом, институт причинения вреда при задержании тесно связан с институтом необходимой обороны (в случае нападения задерживаемого) и с институтом крайней необходимости (причинять вред только тогда, когда иными средствами задержать преступника не представлялось возможным).
Статья 39. Крайняя необходимость
1. Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости.
2. Превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда^ явно не соответствующего характеру и
степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при к(по-рых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предот"-вращенный. Такое превышение влечет за собой уголовную ответ-ственность только в случаях умышленного причинения вреда.
1. Крайняя необходимость предполагает такое состояние человека, когда ему для устранения грозящей опасности приходится причинять вред другим охраняемым уголовным законом интересам. Поскольку вред причиняется другим охраняемым уголовным правом интересам, постольку и условия правомерности крайней необходимости более жесткие, чем условия правомерности необходимой обороны, хотя ряд условий совпадает. Так, в состоянии крайней необходимости, как и при необходимой обороне) должна существовать реальная и наличная опасность для лица, попавшего в указанную ситуацию (см. комментарий к ст. 37). Но в отличие от необходимой обороны, источником опасности является общественно опасное действие нападающего лица. В состоянии крайней необходимости источник опасности, как правило, заключается в стихийных силах природы, физиологических процессах, неисправности механизмов, нападении животных и т.п. Нередко ситуацией, вызывающей необходимость применять институт крайней необходимости, является столкновение двух обязанностей, выполнить которые одновременно лицо нс в состоянии и вынужденно выполнять одну за счет нарушения другой, такой же обязательной для него.
2. Защищать можно свои собственные интересы, интересы иных лиц, интересы общества и государства, охраняемых законом, путем причинения вреда другим охраняемым законом интересам. Это можно делать только при соблюдении двух обязательных условий: если опасность не могла быть устранена иными средствами и если не было допущено превышения пределов крайней необходимости. Если у лица, попавшего в эту сложную ситуацию имелась иная возможность избежать опасности без причинения вреда, а он ею не воспользовался, то ответственность наступает на общих основаниях. Если же причинен вред при превышении пределов крайней необходимости, то ответственность наступает только в случаях умышленного причинения вреда.
3. Превышением пределов крайней необходимости (это понятие отсутствовало в У К 1960 года) признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный. При всех условиях вред причиненный должен быть обязательно меньше вреда предотвращенного, чтобы считать
действия, совершенные в состоянии крайней необходимости правомерными,
При соблюдении всех условий правомерности причиняемый охраняемым законом интересам вред может носить любой характер.
4. Вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, не исключает гражданско-правовой ответственности за этот вред. Эту ответственность несет либо лицо, причинившее вред, либо лицо, в интересах которого был причинен вред.
Статья 40. Физическое или психическое принуждение
1. Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате физического принуждения, если вследствие такого принуждения лицо не могло руководить своими действиями (бездействием).
2. Вопрос об уголовной ответственности за причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате психического принуждения, а также в результате физического принуждения, вследствие которого лицо сохранило возможность руководить своими действиями, решается с учетом положений статьи 39 настоящего Кодекса.
1. Преступление всегда является действием (бездействием), то есть выражением воли лица вовне. Это сознательное, волевое поведение человека, у которого есть выбор действовать тем или иным способом и человек по своей воле выбирает этот способ.
Если же у человека нет такого выбора, воля его подавлена и не может быть выражена вовне по его желанию, благодаря физическому принуждению, то это лицо не может руководить своими действиями и потому не может отвечать за причиненный в таком состоянии вред. Ответственность в таком случае ложится на лицо, осуществившее данное физическое принуждение, как на исполнителя преступления. Такое физическое принуждение по существу носит характер непреодолимой силы и потому исключает уголовную ответственность лица, к которому принуждение было применено.
2. Если физическое принуждение не лишает полностью человека возможности руководить своими действиями и проявить свою волю, а человек тем не менее совершает действия, причиняющие вред охраняемым законом интересам, то вопрос о его ответственности решается с учетом правил крайней необходимости. Если у лица не было иного выхода, кроме причинения вреда охраняемым законом интернам, и, если причиненный вред будет меньше вреда предотвращенного, то такое лицо не подлежит уголовной ответственности, ибо действовало в состоянии крайней необходимости. Если же лицо не находилось в состоянии крайней необходимости и причинило вред охраняемым законом интересам
под воздействием физического принуждения, то несет ответственность на общих основаниях. Факт принуждения может быть учтен лишь как смягчающее вину обстоятельство при назначении наказания.
3. Аналогичная ситуация и с психическим принуждением (угрозами совершить физическое насилие). Если такое принуждение создало ситуацию крайней необходимости и лицо выполнило все условия крайней необходимости, то уголовная ответственность за причиненный вред под воздействием психического насилия исключается. При отсутствии ситуации крайней необходимости ответственность наступает на общих основаниях.
Статья 41. Обоснованный риск
1. Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам при обоснованном риске для достижения общественно полезной цели.
2. Риск признается обоснованным, если указанная цель не могла быть достигнута не связанными с риском действиями (бездействием) и лицо, допустившее риск, предприняло достаточные меры для предотвращения вреда охраняемым уголовным законом интересам.
3. Риск не признается обоснованным, если он заведомо был сопряжен с угрозой для жизни многих людей, с угрозой экологической катастрофы или общественного бедствия.
1. Для достижения общественно полезных целей приходится иногда прибегать к рискованным действиям, то есть к таким действиям, которые могут привести к достижению поставленной цели, а могут и не привести и причинить вред охраняемым уголовным законом интересам.
Закон считает такие действия исключающими преступность деяния и тем самым стимулирует активность, энергичность, наступатель-ность в достижении общественно полезных целей.
Данная норма впервые введена в уголовный закон. Некоторые ситуации, не регулируемые ею, ранее рассматривались по правилам о крайней необхомости.
2. Но для того, чтобы риск исключал ответственность за причиненный вред, он должен быть обоснованным, т.е. отвечать условиям правомерности, указанным в уголовном законе.
Первое условие заключается в том, что рисковать можно только ради достижения общественно полезных целей: например, научных, производственных либо ради спасения жизней людей, обеспечения безопасности общества и его граждан и т.д.
Второе условие состоит в том, что указанная общественно полезная цель не может быть достигнута не связанными с риском действиями. Если цель можно было достичь без риска причинить вред охра-
няемым интересам, то риск в данной ситуации будет необоснованным и влечет ответственность на общих основаниях.
Третье условие состоит в том, что рискующее лицо обязано предпринять достаточные меры для предотвращения вреда охраняемым законом интересам.
Достаточность или недостаточность принятых мер определяют следствие и суд. При этом принимается во внимание вся совокупность обстоятельств: обстановка, ценность цели, достижения науки и техники безопасности, дефицит времени и информации для принятия решения, характер щадящих последствий в случае бездействия, их безаль-тернативность и т.п. Подчеркнем при этом, что закон говорит не об исчерпывающих, а именно о достаточных мерах, имея в виду возможности рискущего.
При соблюдении указанных условий лицо, допустившее риск, не несет ответственности за причиненный охраняемым законом интересам вред в ходе рискованных действий независимо от того, достигнута та общественно полезная цель, ради достижения которой рисковало лицо, или же не достигнута.
3. Если риск был заведомо сопряжен с угрозой для жизни многих людей, с угрозой экологической катастрофы или общественного бедствия, то он признается необоснованным во всех случаях, независимо от выполнения или невыполнения указанных выше условий правомерности риска.
Речь идет о том, что лицо точно знает об угрозе для жизни многих людей, экологической катастрофе или общественном бедствии в результате осуществления рискованных действий. Рисковать причинением такого серьезного вреда закон считает недопустимым для достижения любых общественно полезных целей, ибо они не оправдывают подобные средства их достижения.
Статья 42. Исполнение приказа или распоряжения
1. Не является преступлением пяичинение вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом, действующим во исполнение обязательных для него приказа или распоряжения. Уголовную ответственность за причинение такого вреда несет лицо, отдавшее незаконные приказ или распоряжение.
2. Лицо, совершившее умышленное преступление во исполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения, несет уголовную ответственность на общих основаниях. Неисполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения исключает уголовную ответственность.
1. Данная норма также впервые введена в уголовный закон, восполнив существенный пробел уголовно-правового регулирования. Речь в статье идет о выполнении обязательного приказа (распоряже-
ния) лицом, подчиненным по службе, и об ответственности за вред) причиненный выполнением такого приказа. Общее положение закона таково, что за вред, причиненный лицом, действующим во исполнение приказа, несет лицо, его отдавшее, а не лицо, выполнившее такой приказ. Исполнение приказа выступает таким образом обстоятельством, исключающим преступность деяния подчиненного, исполнившего приказ.
2. Однако при этом требуется соблюдение ряда условий правомерности исполнения приказа (распоряжения). Приказ должен быть отдан в установленном уставом, иным правовым актом порядке и форме, а также в пределах компетенции отдающего приказ.
Речь в ст. 42 по сути идет об отношении подчиненного к преступному приказу начальника, иначе говоря о совершении по приказу преступного деяния. И тогда встает вопрос о правомерности действий начальника и подчиненного и их ответственности за отданный преступный приказ и его исполнение.
3. Если подчиненный заведомо знает о преступности полученного приказа и во исполнение этого приказа совершает умышленное преступление, он несет ответственность за это преступление на общих основаниях. Неисполнение заведомо незаконного, а тем более преступного приказа исключает ответственность подчиненного за такое неисполнение. Это относится и к сферам деятельности, где по общему правилу требуется беспрекословное подчинение приказу.
4. В Положении о федеральной государственной службе, утвержденном Указом Президента России от 22 декабря 1993 года, специально говорится, что все приказы и распоряжения начальников подлежат обязательному исполнению за исключением приказов явно незаконных. Это значит, что подчиненный не несет ответственности за вред, причиненный исполнением только законных приказов. Незаконные приказы он не обязан исполнять и не несет за это неисполнение никакой ответственности.
Если же он выполнит заведомо незаконный приказ и причинит умышленный вред во исполнение приказа, он будет отвечать на общих основаниях вместе с начальником, отдавшим такой приказ.
5. То обстоятельство, что общевоинские уставы Вооруженных сил Российской Федерации, принятые в 1994 году, закрепляют принцип беспрекословного выполнения всех приказов и распоряжений начальников, не исключает применения части второй комментируемой статьи. Кроме того, при наличии предусмотренных законом условий, неисполнение приказа начальника является воинским преступлением. Ответственность за преступный приказ возлагается прежде всего на начальника, отдавшего такой приказ.
Но подчиненный, как и любой гражданин, обязан соблюдать и уголовный закон, не совершать преступлений ни по приказу, ни без при-
каза. Закон гласит, что лицо, совершившее умышленное преступление во исполнение заведомо незаконного (а тем более преступного) приказа, несет ответственность на общих основаниях. Таким образом складывается ситуация столкновения двух обязанностей, выполнить одну из которых можно только за счет невыполнения другой.
Решение вопроса в данной ситуации возможно только на основе института крайней необходимости. Речь идет, разумеется, о случаях, когда подчиненный заведомо знает о преступном характере приказа (а начальник иногда и не скрывает характера приказа, но требует исполнения, ссылаясь на то, что отвечать будет не подчиненный, а он — начальник) .
6. Если у подчиненного нет иного выхода кроме как выполнить или не выполнить полученный преступный приказ, он должен действовать таким образом, чтобы его действиями был причинен вред меньше того вреда, который наступил бы, если бы он действовал иначе.
Соблюдение условий крайней необходимости — при невыполнении преступного приказа — освобождает подчиненного от ответственности за неисполнение приказа.
Если условия крайней необходимости будут соблюдены при выполнении преступного приказа, то подчиненный освобождается от ответственности за соучастие в преступлении, совершенном во исполнение полученного приказа начальника.
7. Все сомнения, касающиеся характера приказа, его законности или незаконности, преступности или непреступности должны толковаться в пользу подчиненного, ибо, во-первых, ответственность за правомерность отдаваемых приказов лежит на начальнике, а не на подчиненном; во-вторых, подчиненный, как правило, не владеет всей информацией, на основании которой можно было бы точно решить вопрос о правомерности полученного приказа. Закон же не представляет ему возможности и времени собирать такую информацию прежде, чем выполнить приказ.
8. Надо иметь в виду и то, что по правилам доктринального толкования положения комментируемой статьи имеют высшую силу по сравнению с требованиями уставов, так как: а) Уголовный кодекс является Федеральным законом; б) он принят позже, чем уставы, содержащие безоговорочное требование выполнения приказа (распоряжения);
в) при подготовке уставов, конечно, не могла иметься цель «узаконить» преступные приказы.



ОГЛАВЛЕНИЕ