стр. 1
(из 4 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Нагорная Э.Н.
Налоговые сборы: соотношение гражданского и налогового законодательства,
Изд. 3-е, перераб, и доп, -


В условиях интенсивного развития рыночных отношений столь же активно развивалось гражданское законодательство, регулирующее основные виды обязательств, применяемые субъектами предпринимательской деятельности. Одновременно не менее интенсивно происходило становление и развитие налогового законодательства, без которого невозможно становление цивилизованного государства с развитыми рыночными отношениями. Этот процесс не завершился и в настоящее время.
Взаимное влияние и проникновение одновременно существующих норм гражданского и налогового права неизбежно. Это вызывает серьезные проблемы при применении указанных норм как предпринимателями и налоговыми органами, так и арбитражными судами при разрешении налоговых споров.
В настоящей книге приведено обобщение судебно-арбитражной практики Федерального арбитражного суда Московского округа, что со стороны автора является попыткой не только обозначить, но и разрешить эти проблемы.
Материал изложен в соответствии с системой построения части первой и части второй Гражданского кодекса РФ.
УДК 336.22 ББК 67.402
ISBN 5-7205-0541-5
© ЗАО «Юридический Дом «Юстицинформ», 2004
Глава 1
ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ
ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РФ
В СООТНОШЕНИИ С ПОЛОЖЕНИЯМИ
НАЛОГОВОГО КОДЕКСА РФ
Соотношение основных положений Гражданского кодекса РФ с нормами налогового права
Принцип свободы договора, действующий в гражданских правоотношениях, не может нарушаться налоговыми органами. Основные начала гражданского законодательства закреплены в ст. I ГК РФ. Кним относятся:
— признание равенства участников гражданских правоотношений;
— неприкосновенность собственности;
— свобода договора;
— недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в частные дела;
— необходимость беспрепятственного осуществления гражданских прав;
— обеспечение восстановления нарушенных прав, их судебная защита.
Арбитражные суды на практике часто сталкиваются с попыткой налоговых органов дать договорам, заключенным юридическими лицами, иную оценку, чем та, которую имели в виду стороны по договору при его заключении, изменении и исполнении.
Общество с ограниченной ответственностью обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к Инспекции МНС России о признании недействительным ее решения о привлечении истца к налоговой ответственности за неуплату НДС на основании п. ! ст. 122 НКРФ. Одновременно инспекцией заявлено встречное исковое требование о взыскании соответствующих налоговых санкций.
Решением от 6 июня 2000 г. Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил требования Общества, отказав во встречном иске, поскольку материалами дела подтверждается экспорт товаров. В апелляционной инстанции решение суда не проверялось. Законность и обоснованность решения суда были проверены Федеральным арбитражным судом Московского округа в связи с кассационной жалобой Инспекции, в которой она ссылалась на то, что Общество не
4
имело права на изменение контракта, заключенного с иностранным покупателем.
Согласно п. I ст. 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон (п. 1 ст. 450 ГК РФ). В связи с этим суд кассационной инстанции пришел к выводу о том, что налоговый орган не вправе давать указания сторонам по гражданскому договору, в том числе о возможности изменения тех илидаых условий договора.
Что касается ссылки ответчика на ст. 451 ГК РФ, то данная статья регулирует взаимоотношения сторон по договору в случае, если они не достигли соглашения об изменении или расторжении договора в связи с существенным изменением обстоятельств, но никак не ограничивает их волеизъявление на изменение условий сделки только при наличии существенного изменения обстоятельств. Поскольку п. 3 ст. 7 Закона РФ от 6 декабря 1991 г. № 1992-1 «О налоге на добавленную стоимость» (в ред. Закона РФ от 25 апреля 1996 г. № 63-ФЗ) (далее — Закон РФ «О налоге на добавленную стоимость») не ставит право экспортера на возмещение сумм НДС в зависимость от изменения условий контракта, не имеется оснований к отказу в предоставлении Обществу льготного налогообложения и отмене судебного акта.
Учитывая изложенное, суд кассационной инстанции не нашел оснований к отмене решения суда первой инстанции1.
Не существует такого запрета и в п. 3 ст. 172 НК РФ.
Принимая постановление по другому делу, суд кассационной инстанции также исходил из приоритета волеизъявления сторон по договору.
Общество с ограниченной ответственностью «Роберт Бош» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к налоговой инспекции о признании недействительным се решения от 6 августа 1998г.
Решением от 24 июня 1999 г., оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 16 августа 1999 г., Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил исковые требования истца в части взыскания недоимок по налогам и соответствующих штрафных санкций в связи с увеличением налогооблагаемой базы на суммы вознаграждений по бонусным соглашениям.
Законность и обоснованность названных судебных актов проверена Федеральным арбитражным судом Московского округа в свя-
1 ФАС МО. — Дело КА-А40/3658-00.
зи с кассационной жалобой инспекции МНС России, в которой налоговый орган ссылался на неправильную оценку судом сложившихся у истца с его контрагентами договорных отношений.
В соответствии с п. 3 ст. 154 ГК РФ одним из условий заключения договора является волеизъявление сторон по договору. Как усматривалось из материалов дела и установлено судом первой и апелляционной инстанций, волеизъявление сторон по договорам купли-продажи и бонусным соглашениям направлено на куплю-продажу товаров, в том числе электроинструмента. В связи с этим нельзя признать обоснованным вывод Инспекции о том, что переданные в счет этих сделок купли-продажи товары в объеме, соответствующем размеру бонусного вознаграждения, считаются переданными безвозмездно.
Судом первой и апелляционной инстанций установлена, а материалами дела, в частности накладными и счетами-фактурами, подтверждалась взаимосвязь договоров купли-продажи и бонусных соглашений. Исходя из этого, суд пришел к обоснованному выводу о том, что не имеет значения, какая из этих сделок заключена ранее другой, и у суда кассационной инстанции в силу пределов полномочий, установленных АПК РФ, отсутствовали основания к переоценке установленных судом первой и апелляционной инстанций обстоятельств по делу2.
Пределы вторжения гражданского законодательства в сферу административных и иных властных отношений ограничены действующим законодательством. Важным отличием гражданских правоотношений от имущественных отношений, основанных на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, является то, что гражданские правоотношения основаны на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников. Именно этот критерий был положен в основу принятия Федеральным арбитражным судом Московского округа постановлений по нижеприведенным делам.
Открытое акционерное общество «Акционерная компания по транспорту нефти «Транснефть» обратилось в Арбитражный суд города Москвы с исковым заявлением об обязании Межрайонной инспекции МНС России возместить налог на добавленную стоимость в форме зачета в размере 563 217 254 руб., уплаченный по поставкам товаров на экспорт, по налоговым декларациям за декабрь 1999 г., январь—декабрь 2000 г., март 2001 г.
2 ФАС МО. — Дело КА-А40/3248-99.
Определением от 7 апреля 2003 г., оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 17 июня 2003 г., Арбитражный суд г. Москвы прекратил производство по исковому заявлению Общества, пропустившего 3-месячный срок, установленный ч. 4 ст. 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Законность и обоснованность судебных актов проверена в порядке ст. 284 АПК РФ в связи с кассационной жалобой*0бщества, в которой оно ссылается на то, что положения ч. 4 ст. 198 АП К не применимы к заявленным им требованиям.
Общество в кассационной жалобе ссылается на то, что дела, возникающие из налоговых правоотношений, являются делами, возникающими из публичных правоотношений.
В связи с этим Арбитражный суд г, Москвы пришел к правомерному выводу о том, что при рассмотрении указанной категории дел применяется Раздел III «Производство в арбитражном суде первой инстанции по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений», в том числе и ч. 4 ст. 198 АПК РФ, которая включена в настоящий раздел АПК РФ.
Судом первой и апелляционной инстанций сделан правильный вывод о том, что требование Общества об обязании налогового органа возместить НДС возникло из незаконного, по мнению Общества, бездействия Инспекции. Разрешение данного спора невозможно без предварительной оценки законности либо незаконности бездействия налогового органа. Поэтому судом первой и апелляционной инстанций обоснованно при разрешении настоящего спора применена ч. 4 ст. 198 гл. 24 АПК РФ «Рассмотрение дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц».
То обстоятельство, что это требование носит имущественный характер, не меняет публичного характера возникших между сторонами правоотношений, о чем свидетельствует п. 3 ст. 2 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством.
В связи с этим не применяется и 3-годичный срок исковой давности, установленный ст. 196 ГК РФ, на чем настаивает Общество.
В соответствии с подп. 2 п. 1 ст. 8 ГК РФ гражданские права и обязанности возникают из актов государственных органов, которые предусмотрены законом в качестве оснований возникновения гражданских прав и обязанностей.
Однако по настоящей категории споров акты налоговых органов служат основанием возникновения не гражданских прав и обязанностей, предполагающих равенство, автономию воли и имущественную самостоятельность участников правоотношений, а налоговых обязанностей, связанных с предусмотренным законом обязательством налогоплательщика уплатить налог в установленных порядке и размере.
Статьей 29 АПК РФ определено, что арбитражные суды рассматривают в порядке административного судопроизводства возникающие из административных и иных публичных правоотношений экономические споры и иные дела, связанные с осуществлением организациями и гражданами предпринимательской и иной экономической деятельности.
Выбор организацией способа защиты своих прав — путем подачи иска или заявления не может влиять на характер материальных правоотношений, который и определяет процессуальный порядок рассмотрения возникшего между сторонами спора.
Суд кассационной инстанции не соглашается с утверждением Общества о неконституционности нормы, предусматривающей 3-месячный срок подачи заявления в порядке ст. 198 АПК РФ, поскольку указанный срок не носит пресекательного характера и подлежит восстановлению, если пропущен поуважительней причине3.
Общество с ограниченной ответственностью «Флэйм-Ссрвис» обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к Инспекции МНС России об обязании Инспекции возместить истцу из бюджета в соответствии с п. 4 ст. 176 Налогового кодекса Российской Федерации проценты в размере 13 922 648 руб. за несоблюдение установленных ст. 176 НК РФ сроков возмещения суммы налога на добавленную стоимость.
Решением от 18 марта 2002 г. Арбитражный суд г. Москвы отказал в удовлетворении исковых требований, так как в их обоснование не может быть применена ст. 176 Налогового кодекса Российской Федерации, поскольку обязанность налогового органа по возмещению истцу из бюджета суммы НДС возникла в 1999 г., то есть до введения в действие ч. 2 НК РФ.
' ФАС МО. — Дело КА-А40/6001 -03.
В апелляционной инстанции решение не проверялось.
Законность и обоснованность судебного акта проверена в связи с кассационной жалобой ООО «Флэйм-Сервис», в которой истец ссылается на неприменение судом ст. 176 НКРФ и неверное применение ст. 31 Закона Российской Федерации «О введении в действие части второй Налогового кодекса Российской Федерации и внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ о налогах» от 5 августа 2000 г. № 118-ФЗ.
Вступившим в законную силу решением от 19 Mafffa' 2001 г. Арбитражного суда города Москвы, оставленным без изменения постановлением от 19 июня 2001 г. Федерального арбитражного суда Московского округа по делу № А40-2390/01-108-30, признана обязанность Инспекции МНСРоссии№ 17 возместить из бюджета ООО «Флэйм-Сервис» НДС в размере 25 717 033 рубля за поставленный на экспорт товар в октябре и ноябре 1999 г.
Суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что в силу АПК РФ названные судебные акты имеют преюдициальное значение по настоящему делу.
Согласно абз. 2 ст. 31 Закона РФ «О введении в действие части второй Налогового кодекса РФ и внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации о налогах» от 5 августа 2000 г. № 118-ФЗ по правоотношениям, возникшим до введения в действие части второй Кодекса, часть вторая применяется к тем правам и обязанностям, которые возникнут после введения ее в действие.
По настоящему делу правоотношения по возмещению НДС возникли в 1999 г., право на взыскание процентов возникло у истца с 1 января 2001 г., когда была введена в действие часть вторая Налогового кодекса РФ (ст. 176 Кодекса), с этого же времени у ответчика возникла обязанность уплатить проценты за несвоевременное возмещение НДС.
Как усматривается из материалов дела, решение от 19 марта 2001 г. Арбитражного суда г. Москвы исполнено 6 августа 2001 г., отсюда следует, что Инспекцией нарушен установленный ст. 176 НК РФ срок возмещения истцу суммы налога на добавленную стоимость.
Таким образом, судом первой инстанции дана ошибочная правовая оценка доводу истца о том, что к спорным правоотношениям по взысканию процентов за несвоевременное возмещение из бюджета суммы НДС не применяется ст. 176 НК РФ.
Утверждение истца отом, что до введения вдействие части второй Налогового кодекса Российской Федерации сумму процентов в связи с нарушением налоговым органом срока возмещения из бюджета
суммы НДС необходимо увеличить, исходя из ставки рефинансирования Банка России, действовавшей в соответствующем периоде, не основано на действовавшем в спорный период законодательстве.
В подтверждение указанного довода ответчик ссылается на п. 3 ст. 7 Закона Российской Федерации от 6 декабря 1991 г. № 1992-1 «О налоге на добавленную стоимость» и п. 21 Инструкции Госналогслужбы России от 11 октября 1995 г. № 39 «Об уплате и исчислении налога на добавленную стоимость».
В данных нормах установлено, что разница, возникающая у инвестора, являющегося стороной соглашения о разделе продукции, в случае превышения сумм налога на добавленную стоимость, уплаченных инвестором в соответствующем периоде в связи с выполнением работ по указанному соглашению, над суммами данного налога, исчисленными по реализации в данном периоде продукции, товаров (работ, услуг), в том числе при отсутствии указанной реализации, подлежит возмещению инвестору из бюджета по окончании данного периода в порядке и в сроки, которые установлены законодательством Российской Федерации. В случае несоблюдения государством сроков, установленных законодательством Российской Федерации, суммы уплаченного налога, подлежащие возмещению из бюджета, увеличиваются исходя из ставки рефинансирования Банка России, действовавшей в соответствующем периоде.
Из буквапьного толкования указанных норм следует, что данные нормы законодатель распространил только на инвестора, являющегося стороной соглашения о разделе продукции.
Поскольку истец не является инвестором, данные нормы Закона и Инструкции не могут быть применены к правоотношениям, возникшим между налогоплательщиком и налоговым органом.
Ссылки истца на нормы гражданского законодательства (ст. 2,12, 330 Гражданского кодекса Российской Федерации) в обоснование своего права на получение процентов, начисленных на несвоевременно возмещенную ему сумму НДС, не могут быть приняты судом, поскольку правоотношения, возникшие между налогоплательщиком и налоговым органом, не являются в силу ст. 2 ГК РФ предметом регулирования гражданского законодательства.
Спорные правоотношения соответствуют всем требованиям ст. 2 НК РФ, устанавливающей признаки отношений, регулируемых законодательством о налогах и сборах.
На основании изложенного, суд кассационной инстанции полагает, что решение арбитражного суда следует отменить, дело — передать на новое рассмотрение в первую инстанцию.
10
В судебном заседании кассационной инстанции на вопрос суда представитель ответчика пояснил, что размер суммы процентов, заявленный истцом, не был предметом исследования в суде первой инстанции.
При новом рассмотрении дела арбитражному суду необходимо учесть изложенное, исследовать размер заявленной истцом к возмещению за несвоевременный возврат НДС суммы процентов, выяснить мнение ответчика об исчисленной истцом сумме процентов4.
Государственное унитарное предприятие Республик^ Карелия по производству, материально-техническому обеспечению жилищно-коммунального хозяйства и электроснабжению (далее — ГУП РК «МЭО») обратилось в арбитражный суд Республики Карелия с иском к Межрайонной инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам об уменьшении суммы пеней по налогу на добавленную стоимость (далее — НДС).
Из искового заявления и приложенных к нему документов следует, что, налоговая инспекция направила ГУП РК «МЭО» пять требований об уплате НДС и пеней по этому налогу по состоянию на 29 ноября 2000 г., 14 декабря 2000 г., 28 февраля 2001 г., 27 марта 2001 г. и 16 мая 2001 г. соответственно
В исковом заявлении об уменьшении суммы пеней предприятие ссылается на ст. 333 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее ГК РФ). Однако согласно п. 3 ст. 2 ГК РФ к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством.
Законодательством же о налогах и сборах уменьшение суммы пеней не предусмотрено5.
Правильность избранной кассационными судами позиции подтверждена определением Конституционного Суда РФ «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы ОАО «Боткинский молочный завод» и граждан Одноралова Владимира Валерьевича, Панкина Алексея Яковлевича и Халикова Фаниса Файзовича на нарушение конституционных прав и свобод положениями п. 4 ст. 79 Налогового кодекса Российской Федерации, п. 3 ст. 2 и п. 1 ст. 395 Гражданского кодекса Российской Федерации от 7 февраля 2002 г. № ЗО-О, в соответствии с
4 ФАС МО. -Дело КА-А40/3163-02.
5 ФАС СЗО. - Дело № А26-3091/01 -02-09/0.
11
которым применение положений ст. 395 ГК РФ в конкретных спорах зависит от того, являются ли спорные имущественные правоотношения гражданско-правовыми, а нарушенное обязательство —денежным, а если не являются, то имеется ли указание законодателя о возможности их применения к спорным правоотношениям.
Международные договоры, регулирующие гражданские правоотношения, не могут применяться к административным правоотношениям. Согласно п. 2 ст. 7 ГК РФ международные договоры Российской Федерации применяются к отношениям, указанным в пунктах 1 и 2 настоящего Кодекса. Между тем заметна тенденция участников административных правоотношений склонить суд к применению норм международного права со ссылкой на их приоритет перед национальным законодательством, независимо оттого, какой вид правоотношений регулируется нормами международного права.
Закрытое акционерное общество (ЗАО) обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с жалобой на действия Центральной акцизной таможни, отказавшей в предоставлении режима преференций при ввозе вина «Монастырская изба» из Республики Молдова в Россию по ГДТ№ 8769721.
Постановлением от 28 октября 1998 г. Федеральны и арбитражный суд Московского округа обязал суд первой инстанции рассмотреть жалобу по существу.
Решением от 28 декабря 1998 г., оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 24 февраля 1999 г., Арбитражный суд г. Москвы отклонил требования истца, поскольку происхождение вина из Республики Молдова не может считаться установленным.
Законность названных судебных актов проверена в связи с кассационной жалобой ЗАО, в которой оно ссылалось на то, что таможенные органы не вправе перепроверять сертификат происхождения товара, выданный компетентными органами зарубежного государства.
По Таможенному кодексу РФ таможенный орган РФ вправе запросить дополнительные сведения в целях проверки информации, содержащейся в таможенной декларации, представленных документах, и для иных таможенных целей. Таможенным кодексом РФ на должностных лиц таможенных органов РФ возложено осуществление таможенного контроля путем проверки документов и сведений, необходимых для таможенных целей. В связи с этим нельзя признать обоснованным утверждение ЗАО о том, что таможенные органы не вправе проверять сведения, внесенные в сертификат о происхождении товара № 0141118 (вина «Монастырская изба») из Республики Молдова.
12
ЗАО ссылалось на положения, закрепленные в Договоре между Российской Федерацией и Республикой Молдова от 1994 г. «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам», однако эти положения неприменимы к властным административным отношениям, каковыми по своей сути являются правоотношения между таможенным органом и импортером. Также истец ссылается на то, что при наличии сертификата о происхождении товара российский таможенный орган не имеет права по существу проверять подлинность содержащихся в нем сведений.
Между тем из п. 1 ст. 30 Закона РФ «О таможенном тарифе» следует, что сертификат о происхождении товара является лишь одним из документов, которые таможенный орган Российской Федерации вправе требовать в удостоверение происхождения товара из данной страны. Поэтому само по себе наличие сертификата о происхождении товара не может лишить российский таможенный орган полномочий по осуществлению таможенного контроля всеми доступными ему способами, в том числе и путем анализа дополнительных сведений.
В соответствии со ст. 28 данного Закона, если в производстве товара участвуют две и более страны, происхождение товара определяется в соответствии с критериями достаточной переработки. При этом считаются не отвечающими критерию достаточной переработки операции по обеспечению сохранности товаров во время хранения или транспортировки, а также операции по подготовке товаров к продаже и транспортировке.
Справкой от 28 июля 1998 г. № 69 Торгово-промышленной палаты (ТПП) Республики Молдова и заключением от 22 июля 1998г. № 1-16/426 ВНИИ пивоваренной, безалкогольной и винодельческой промышленности установлено, что в отношении спорной партии вина «Монастырская изба» отправителем — СП «Винимпекс» — произведены затраты на доработку румынского виноматериала с использованием технологических операций: оклейка бентонитом, обработка холодом, пастеризация, розлив, укупорка, этикетировка бракеров, которые предназначены исключительно для сохранения стойкости вина при хранении и придания товарного вида. Такие же сведения содержатся в п. 12 и 13 актов экспертизы ТПП Республики Молдова происхождения товара № 51 от 11 апреля 1998 г. и № 54 от 4 мая 1998 г. В силу названной нормы Закона эти операции считаются не отвечающими критерию достаточной переработки.
Вместе с тем из данных документов видно, что наряду с румынским виноматериалом (21 000 л) СП «Винимпекс» использовано и
13
11 958л молдавского виноматериала, однако отказано было в предоставлении преференций на всю партию вина — 45 000 бутылок, и это обстоятельство, вошедшее в противоречие с АПК РФ, не нашло отражения в судебных актах, и поэтому они подлежат отмене с передачей дела на новое рассмотрение.
При новом разрешении спора суду необходимо дать оценку доводу ЗАО о том, что критерием достаточной переработки вина в данном случае послужило не изменение товарной позиции по Товарной номенклатуре, а правило адвалорной доли, при котором изменение товарной позиции не имеет значения.
Таким образом, несмотря на то что судебные акты по делу были отменены, суд кассационной инстанции пришел к следующему выводу: в данной правовой ситуации международный Договор «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам» к таможенным правоотношениям неприменим6.
Прокурор комплекса «Байконур» обратился в Арбитражный суд Московской области в защиту интересов государства и общества с иском к Администрации г. Байконур, ЗАО«Борт-М», 3-елицо — Министерство финансов РФ о признании недействительным договора № У-83/01 от 1 февраля 2001 г. о налоговых освобождениях и инвестициях, заключенного между Администрацией г. Байконур и ЗАО «Борт-М» в части предоставления льгот по уплате федеральных налогов.
По ходатайству Прокуратуры Московской области, на которую возложено обеспечение поддержания исковых требований прокурора комплекса «Байконур» в соответствии с приказом Генерального прокурора РФ от 13 июля 2001 г. № 41, судом первой инстанции к участию в деле в качестве истца привлечена И М НС РФ по г. Байконур.
Решением суда от 20 июня 2002 г., оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 19 августа 2002 г., в иске отказано в связи с тем, что договор соответствует условиям Соглашения между Российской Федерацией и Республикой Казахстан о статусе г. Байконур, порядке формирования и статусе его органов исполнительной власти от 23 декабря 1995 г. (далее — Соглашение); при заключении договора Глава Администрации г. Байконур действовал в рамках полномочий, предоставленных ему действующим законодательством РФ и международным договором; суд также сослался на вступившие в законную силу судебные акты по делам № А41 -К2-9003/01; А41 - К2-13460/01;А41-К2-19444/01.
5 ФАС МО. — Дело КА-А40/1123-99.
14
Законность и обоснованность судебных актов проверена в порядке ст. 284 АПК РФ по кассационным жалобам Прокуратуры комплекса «Байконур» и Прокуратуры Московской области, в которых заявители просят решение и постановление отменить, иск удовлетворить, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального права — п. 1 ст. 7, п. 2 ст. 10, п. 2 ст. 12 Соглашения, а также на то, что ни Соглашение, ни действующее законодательство РФ не предусматривают возможность предоставления льгот, носящих индивидуальный характер. ˜°˜:'
Заявители также сослались на вступившее в законную силу решение Верховного Суда РФ от 26 декабря 2001 г. по делу ГКП И 2001 -1759/ 1794, которым установлена незаконность предоставления Главой Администрации г. Байконур льгот по федеральным налогам. ЗАО «Борт-М» в отзыве и выступлении в заседании суда с доводами кассационных жалоб не согласился по основаниям, изложенным в судебных актах.
Администрация г. Байконур отзыва не представила, представитель Администрации от выступления в заседании суда отказался. Министерство финансов РФ отзыв не представило, представитель Минфина РФ доводы кассационных жалоб поддержал.
Представитель ИМНС РФ по г. Байконур в заседание не явился, ИМНС извещена о рассмотрении дела в соответствии с требованиями ст. 122, 123, 124 АПК РФ.
Изучив материалы дела, выслушав представителей сторон и третьего лица, суд кассационной инстанции считает, что судебные акты подлежат отмене на основании ч. 1, 2 ст. 288 АПК РФ в связи с неправильным применением судом норм материального права.
1 февраля 2001 г. между Администрацией г. Байконур и ЗАО «Борт-М» был заключен договор № У-83/1, согласно которому общество освобождалось полностью или частично от уплаты федеральных налогов с условием ежемесячных перечислений не менее 3% от суммы дохода, полученного в результате применения налоговых льгот, в целевые фонды развития города и комплекса Байконур.
В соответствии с п. 1.1.1 договора основанием его заключения является Соглашение между РФ и Республикой Казахстан о статусе г. Байконур, порядке формирования и статусе его органов исполнительной власти от 23 декабря 1995 г.
В соответствии с п. 1 ст. 7 Соглашения Глава Администрации г. Байконур предоставляет в соответствии с законодательством РФ налоговые и иные льготы предприятиям с учетом значения их деятельности для населения города в пределах сумм налогов и иных платежей, зачисляемых в доход городского бюджета.
15
Приведенная норма международного договора в отличие от действующего налогового законодательства РФ предоставила Главе городской Администрации право установления налоговых льгот предприятиям, то есть ввела новый субъект, компетентный принимать решение о предоставлении таких льгот.
Остальные условия предоставления налоговых льгот Соглашение, как это следует из п. 1 ст. 7, связало с необходимостью соответствия их законодательству РФ.
Иное толкование п. 1 ст. 7 Соглашения, в том числе предложенное ответчиком и приведенное судом в тексте судебных актов, не соответствует буквальному содержанию указанной нормы международного договора ввиду наличия в ней указания на предоставление налоговых льгот именно в соответствии с законодательством РФ.
Никакого особого режима налогообложения Соглашение не предусматривает.
Ссылка суда на п. 2 ст. 10,12 Соглашения, ст. 50 ФЗ «О федеральном бюджете на 2001 год», в соответствии с которыми налоги, сборы, пошлины и иные платежи, взимаемые с юридических и физических лиц, зачисляются в бюджет города, и доходы городского бюджета состоят в том числе и из федеральных налогов и других поступлений на территории города, не может свидетельствовать о наличии у Главы Администрации г. Байконур права на предоставление налоговых льгот и в отношении федеральных налогов и сборов.
Статья 50 ФЗ «О федеральном бюджете на 2001 год» предусмотрено, что Правительство РФ обеспечивает контроль за соблюдением положений Соглашения в части ограничения полномочий Главы Администрации г. Байконур по предоставлению налогоплательщикам льгот по уплате федеральных регулирующих налогов, доходы от уплаты которых в порядке межбюджетного регулирования зачисляются в бюджет города Байконур для решения задач в соответствии с договором аренды комплекса Байконур.
Действовавшее на момент заключения договора законодательство РФ не предусматривало право местных органов власти устанавливать льготы по федеральным налогам.
В соответствии с п. 5 ст. 19 Закона РФ «Об основах налоговой системы в РФ» федеральные налоги (в том числе размеры их ставок, объекты налогообложения, плательщики налогов) и порядок зачисления их в бюджет или во внебюджетный фонд устанавливаются законодательными актами РФ и взимаются на всей ее территории.
В соответствии с п. 4 ст. 58 Налогового кодекса РФ порядок уплаты федеральных налогов устанавливается Налоговым кодексом РФ.
16
Налоговый кодекс РФ не предусматривает право местных органов власти устанавливать льготы по федеральным налогам.
Согласно п. 1 ст. 56 Налогового кодекса РФ льготы по налогам предоставляются отдельным категориям налогоплательщиков. Налоговый кодекс РФ не предусматривает возможность предоставления индивидуальных налоговых льгот, так же как и Соглашение. Льготы по федеральным налогам, предоставленные ЗАО «Борт-М» договором У-83/01 от 1 февраля 2001 г., носят индивидуальный характер.
К аналогичным выводам пришел Верховный Суд РФ^ассмат-ривая дело № ГКПИ2001-1758/1794 по жалобам ООО «Поликон» и ЗАО «Борт-М» о признании недействительным постановления Правительства РФ от 25 октября 2001 г. № 747.
Ссылки суда на преюдициальное значение судебных актов по ранее рассмотренным Арбитражным судом Московской области делам являются необоснованными, поскольку данные судебные акты не устанавливают какие-либо обстоятельства дела, имеющие значение для рассмотрения настоящего спора. Правовая оценка, данная судом договору № У-83/01 от 1 февраля 2001 г., не является теми обстоятельствами, которые в соответствии со ст. 58 АПК РФ в редакции Федерального закона от 5 мая 1995 г. № 71-ФЗ, не доказываются вновь при рассмотрении судом другого дела, в котором участвуют те же лица.
При изложенных обстоятельствах договор № У-83/01 от 1 февраля 2001 г. в части предоставления льгот по уплате федеральных налогов является ничтожной сделкой в силу ст. 168 ГК РФ.
Решение и постановление Арбитражного суда Московской области были отменены Федеральным арбитражным судом Московского округа7.
Влияние осуществления юридическими лицами гражданских прав на налоговые правоотношения
Усмотрение лица при осуществлении административных прав ограничено действующим законодательством. В соответствии с п. 1 ст. 9 ГК РФ граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права. Это положение естественным образом вытекает из природы гражданских правоотношений, основанных на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников. Природа имущественных
?ФАС МО. —Дело № КА-А41/6947-02.
17
отношений, основанных на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, не предполагает безусловного следования формуле: «Что не запрещено, то разрешено».
ОАО «РсШенский приборостроительный завод» (далее — ОАО) обратилось в Арбитражный суд Московской области с иском к Управлению Пенсионного фонда РФ по Раменскому району о признании частично не подлежащим исполнению инкассового поручения от 22 октября 1998 г. № 1958 на взыскание пени за просрочку уплаты страховых взносов за период с 10 сентября 1998 г. по 30 сентября 1998 г. на сумму 167818 руб. 15 коп.
Решением от 23 декабря 1999 г. Арбитражный суд Московской области удовлетворил исковые требования Общества, поскольку сумма недоимки страховых взносов была перечислена за ОАО «Ра-менский приборостроительный завод» его контрагентом по гражданско-правовому договору — ОАО «Пирометр». Постановлением от 22 марта 2000 г. апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменено, в иске отказано, так как сумма недоимки на счет пенсионного фонда не поступила.
Законность и обоснованность постановления апелляционной инстанции проверена в порядке ст. 171 АПК РФ в связи с кассационной жалобой ОАО, в которой Общество ссылалось на то, что действовавшим законодательством не было запрещено перечислять страховые взносы за их плательщика третьими лицами.
Согласно ст. 57 Конституции РФ каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы. В соответствии с этим плательщик налогов и сборов не вправе перелагать свою конституционную обязанность на иное лицо без установленных законом оснований. Таким образом, довод Общества о том, что действовавшим законодательством не было запрещено перечислять страховые взносы за их плательщика третьими лицами, противоречите!. 57 Конституци-и РФ. При этом нельзя признать обоснованной ссылку Общества на постановление Конституционного Суда РФ от 12 октября 1998 г. № 24-П, в соответствии с которым обязанность по уплате страховых взносов считается исполненной с момента списания средств с расчетного счета плательщика взносов, поскольку ОАО «Пирометр», оформляя платежное поручение об уплате 2 803 200 руб. за истца от 2сентября 1998 г. № 1300, тем самым исполняло свои денежные обязательства перед последним по гражданско-правовому договору поставки, местом исполнения по которому в соответствии со ст. 316 ГК РФ является место нахождения кредитора, а не место нахождения должника.
18
При таких обстоятельствах оснований к отмене постановления, которым Обществу в иске отказано, не имелось8.
Злоупотребление правом в налоговых правоотношениях не допускается.
В действующий ГК РФ впервые включена ст. 10, в соответствии с которой не допускается злоупотребление правом как со стороны граждан, так и юридических лиц. Представляется, что этот общеправовой принцип должен быть включен в виде отдельной нормы в НК РФ. Суды на практике часто сталкиваются с недобросовестными действиями налогоплательщиков, однако прямого запрета на осуществление таких действий в НК- РФ не содержится, и это затрудняет распределение между сторонами бремени доказывания.
Определением Конституционного Суда РФ по ходатайству Министерства Российской Федерации по налогам и сборам о разъяснении постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 12 октября 1998 г. по делу о проверке конституционности п. 3 ст. 11 Закона Российской Федерации «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» от 25 июля 2001 г. введено понятие «недобросовестный налогоплательщик», которое по смыслу, придаваемому ему в данном определении Конституционного Суда-РФ, практически аналогично понятию лица, злоупотребляющего правом по ст. 10 ГК РФ.
Об этом свидетельствуют нижеприведенные дела ФАС МО.
Общество с ограниченной ответственностью «СпецТехИмпекс» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании незаконным решения Инспекции МНС России от 8 августа 2002 г. № 03-04/1741 об отказе в возмещении налога на добавленную стоимость за июль 2001 г. в сумме 4 855 980 руб. и об уменьшении НДС на соответствующую сумму.
Решением от 18 декабря 2002 Арбитражный суд г. Москвы отказал в удовлетворении заявленного требования, признав налогоплательщика недобросовестным.
В апелляционной инстанции решение суда не проверялось.
Законность и обоснованность судебного акта проверена в порядке ст. 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с кассационной жалобой ООО «СпецТехИмпекс», в которой заявитель ссылается на несоответствие выводов суда, содержащихся в решении, фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам.
8 ФАС МО. —Дело КА-А41/2293-00.
19
Проверкой в суде кассационной инстанции установлено, что решение суда подлежит отмене с передачей дела на новое рассмотрение в первую инстанцию суда по следующим основаниям.
Согласно п. 2 ч. 4 ст. 170 АПК РФ в мотивировочной части решения должны быть указаны доказательства, на которых основаны выводы суда об обстоятельствах дела и доводы в пользу принятого решения; мотивы, по которым суд отверг те или иные доказательства, принял или отклонил приведенные в обоснование своих требований и возражений доводы лиц, участвующих в деле.
Суд пришел к выводу о том, что товар — 250 т ферротитана — не покидал территории Республики Узбекистан, на основании пояснений, данных суду представителями заявителя.
Между тем в кассационной жалобе и в заседании суда кассационной инстанции заявитель опроверг вывод суда, в связи с чем при новом разрешении спора суду в целях подтверждения своего вывода необходимо исследовать письменные доказательства, относящиеся к факту перемещения товара с территории Республики Узбекистан.
Заявитель в кассационной жалобе ссылается на то, что представил суду выписку по счету с 21 декабря 2000 г. по 25 декабря 2001 г., свидетельствующую о проведении им в данный период хозяйственных операций.
Поскольку суд, делая вывод об отсутствии в 2001 г. хозяйственной деятельности Общества, не привел мотивов, по которым отверг представленное заявителем доказательство и отклонил соответствующий довод Общества, при новом рассмотрении дела суду необходимо дать оценку данному доказательству и доводу заявителя.
Суд, анализируя заключенные участниками расчетных операций сделки, пришел к выводу о том, что их целью являлось не приобретение и реализация товара, а незаконное истребование от государства 4 855 980 руб.
В связи с этим суду при новом разрешении спора необходимо обосновать свой вывод ссылками на нормы гражданского права, регулирующего признание сделок недействительными, совершенными с целью, противной основам правопорядка, мнимой и притворной сделок, для чего решить вопрос о необходимости привлечения к участию в деле всех сторон по сделкам.
Суд ссылается на постановление первого заместителя Прокурора ЦАО г. Москвы от 22 ноября 2002 г., касающееся возбуждения уголовного дела в отношении руководителя заявителя, в связи с чем при новом разрешении спора суду необходимо установить, имеется
20
ли со стороны налогового органа заявление о фальсификации доказательств в соответствии со ст. 161 АПК РФ9.
Общество с ограниченной ответственностью «АГЦ технология» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к Инспекции МНС России об обязании возместить из бюджета 17 981 000руб. налога на добавленную стоимость за май 2002 г. в связи с экспортом
товара.
Решением от 12 февраля 2003 г. Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил исковые требования Общества, представившегсГттолный пакет документов, подтверждающий право на применение налоговой ставки 0 процентов.
Постановлением апелляционной инстанции от 7 апреля 2003 г. решение суда отменено, в удовлетворении заявления Общества отказано, так как налогоплательщик признан недобросовестным.
Законность и обоснованность постановления апелляционной инстанции проверена порядке ст. 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с кассационной жалобой Общества, в которой последнее ссылается на недоказанность выводов апелляционной инстанции.
Проверкой в суде кассационной инстанции установлено, что постановление апелляционной инстанции следует отменить, дело передать на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию суда по следующим основаниям.
Согласно п. 12 ч. 2 ст. 271 АПК РФ в постановлении арбитражного суда апелляционной инстанции должны быть указаны обстоятельства дела, установленные арбитражным судом апелляционной инстанции; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах.
Апелляционная инстанция пришла к выводу о том, что налогоплательщик и его поставщик не располагали средствами на покупку товара, не являлись собственниками товара, денежные средства по оплате товара российскому поставщику перечислялись за счет валютной выручки через один и тот же банк в период с 15 февраля 2002 г. по 14 марта 2002 г. без изменения денежных остатков на расчетных счетах организаций.
Однако в нарушение п. 12 ч. 2 ст. 271 АПК РФ апелляционная инстанция не ссылается на конкретные документы, расположенные в разных томах на определенных листах дела, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах, не проводит анализ каждой
3ФАСМО. — ДелоКА-А40/2817-03.
21
расчетной операции, которые, по мнению апелляционной инстанции, свидетельствуют о недобросовестности налогоплательщика.
Апелляционная инстанция согласилась с доводом налоговой инспекции о том, что целью заключенных участниками расчетных операций сделки являлось не приобретение и реализация товара, а незаконное истребование из бюджета налога на добавленную стоимость в результате многократного завышения цены отгруженного на экспорт товара по сравнению с ценой на внутреннем рынке.
В связи с этим суду при новом разрешении спора необходимо обосновать свой вывод ссылками на нормы гражданского права, регулирующего признание сделок недействительными, совершенными с целью, противной основам правопорядка, мнимой и притворной сделок, для чего решить вопрос о необходимости привлечения к участию в деле другой стороны по сделке.
При новом рассмотрении дела суду следует дать оценку доводу Общества о том, что товар по заявленной цене был экспортирован на основании представленного таможенному органу заключения НЦЭиС «Мосэкспертиза», которое взаимодействуете Московским таможенным управлением в соответствии с Соглашением от 24 ноября 1998 г. № 12 о сотрудничестве и взаимодействии данных органов.
При новом рассмотрении дела суд также должен решить вопрос о необходимости применения в данной правовой ситуации положений ст. 161 АПК РФ о фальсификации доказательств"1.
Значение правоспособности юридического лица, вступающего в налоговые правоотношения
Значение государственной регистрации юридического лица при вступлении в налоговые правоотношения различно в зависимости от конкретных обстоятельств дела. В соответствии с п. Зет. 49 и п. 2 ст. 51 ГК РФ правоспособность юридического лица возникает в момент его создания, при этом юридическое лицо считается созданным в момент его государственной регистрации. Между тем при вступлении в налоговые правоотношения налогового органа, осуществляющего возложенные на него функции государственного управления, факт государственной регистрации этого налогового органа не играет решающей роли при выполнении им означенных функций.
Открытое акционерное общество (далее — ОАО) обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском о признании недействитель-
ным решения налоговой инспекции. Решением от 4 февраля 1999 г. исковые требования отклонены, поскольку для осуществления своих функций налоговому органу не требуется государственная регистрация. В апелляционной инстанции решение суда не проверялось.
Законность названного решения проверена в связи с кассационной жалобой ОАО, в которой налогоплательщик ссылался на то, что юридическое лицо считается созданным с момента его государственной регистрации.
В соответствии с Указом Президента РФ от 30 апреля 1998 г. «О структуре федеральных органов исполнительной власти» (в ред. Указа от 23 декабря 1998 г.) Государственная налоговая служба РФ (в настоящее время — Министерство РФ по налогам и сборам) входит в структуру федеральных органов исполнительной власти, положения о которых согласно ст. 12 Федерального конституционного закона «О Правительстве Российской Федерации» утверждает Правительство РФ. Исходя из этого, органу исполнительной власти не требуется дополнительно государственная регистрация для осуществления им полномочий по осуществлению руководства в той или иной сфере. Статьи 49 и 51 ГК РФ, на которые ссылался налогоплательщик, определяют правоспособность юридического лица, когда оно вступает в отношения, регулируемые гражданским, а не административным законодательством, и поэтому в силу п. 3 ст. 2 ГК РФ в данном случае не применяются.
При таких обстоятельствах оснований к отмене решения не имелось".
Анализ другого дела показывает, что обращение к нормам гражданского права, в отличие от предыдущего дела, позволяет правильно разрешить спор о применении налоговой ответственности.
Общество с ограниченной ответственностью (далее — ООО) обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к инспекции МНС России о признании незаконными действий должностного лица налогового органа — руководителя инспекции — по уклонению от постановки на учет и об обязании выдать свидетельство о постановке на учет.
Решением от 31 января 2000 г. Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил исковые требования истца, поскольку он выполнил все предусмотренные законом требования. В апелляционной инстанции дело не рассматривалось. Законность и обоснованность решения суда проверены в связи с кассационной жалобой инспекции
3ФАС МО. —Дело КА-А40/3174-03.
1 ФАС МО. — Дело КА-А40/949-99.
22
23
МНС России, в которой налоговый орган ссылался на необходимость дополнительно представить основания размещения органа управления юридического лица по имеющемуся в учредительных документах адресу.
Согласно ст. 84 НК РФ при подаче заявления организация одновременно с заявлением о постановке на учет представляет в одном экземпляре копии заверенных в установленном порядке:
свидетельства о регистрации;
учредительных и иных документов, необходимых при государственной регистрации;
других документов, подтверждающих в соответствии с законодательством Российской Федерации создание организации.
Судом установлено, что Обществом налоговому органу были представлены все документы, предусмотренные ст. 84 Н К РФ.
Из копии устава ООО видно, что местом нахождения общества является место нахождения единоличного исполнительного органа — директора — на основании договора о совместной деятельности. Таким образом, истцом выполнены все требования, установленные ст. 84 Н К РФ, предъявляемые к порядку постановки на учет.
Кроме того, в цитируемом Инспекцией письме Московской регистрационной палаты от 10 января 1998 г. № МРП/8-16862 содержится следующее требование: при государственной регистрации юридических лиц проверять в учредительных документах наличие записи о месте нахождения, исходя из того, что адрес должен быть конкретным (с указанием адреса, улицы, дома и помещения); по данному адресу должен размещаться орган управления юридического лица (в уставе должно быть указано, какой конкретно орган управления размещается по месту нахождения юридического лица); должны быть указаны основания для размещения этого органа управления (договор купли-продажи помещения, свидетельство о праве собственности, ином вещном праве, договор аренды и т.д.). Все эти требования Обществом были выполнены. Требование о предоставлении договора, подтверждающего право занятия помещения, не содержится и в данном письме Московской регистрационной палаты.
При таких обстоятельствах оснований к отмене решения не имелось12.
По другому делу общество с ограниченной ответственностью «Торговый Дом «Лукойл» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к Государственной налоговой инспекции о признании не-
2 ФАС МО. — Дело КА-А40/1824-00.
24
законным бездействия Инспекции, выразившегося в невозмещении налога на добавленную стоимость в размере 47 487 402 руб. за 2000 г., обязании Инспекции произвести зачет платежей по НДС в сумме 47 470 102 руб. и обязании Инспекции возместить из бюджета НДС в размере 17 300 руб.
Решением от 14 ноября 2001 г., оставленным без изменения постановлением от 9 апреля 2002 г. апелляционной инстанции, Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил исковые требования иста, подтвержденные материалами дела.
Законность и обоснованность судебных актов проверена в связи с кассационной жалобой инспекции.
То обстоятельство, что один из поставщиков истца был зарегистрирован по утерянному паспорту, не может опровергнуть факта реальной отгрузки товара в адрес истца, в обязанности которого не входит осуществлять контроль за правильностью государственной регистрации юридических лиц.
При наличии оснований ответчик был вправе обратиться в соответствующие органы с целью возбуждения уголовного дела. Однако согласно уведомлению 6-го оперативного отделения Нижневартовского межрайонного отдела налоговой полиции от 3 июля 2001 г. № 225 по данному материалу в возбуждении уголовного дела отказано ввиду отсутствия состава преступления13.
Соотношение полномочий юридического лица и его представительств по налоговому законодательству не находится в прямой зависимости от соотношения полномочий данных субъектов права по гражданскому законодательству.
При разрешении налоговых споров следует иметь в виду, что зачастую понятия, используемые в налоговом законодательстве, существенно отличаются оттехже понятий, содержащихся в гражданском праве. Иллюстрацией этому служит следующее дело.
Инспекция МНС России по Забайкальскому району Читинской обл. обратилась в Арбитражный суд г. Москвы с иском ЗАО «С.В.Т.С. — Сопровождение» о взыскании с Общества штрафа в размере 169 506 руб. за совершение налогового правонарушения, предусмотренного п. 2 ст. 117 НК РФ.
Решением от 24 июня 2002 г. Арбитражный суд г. Москвы отказал в удовлетворении налогового органа ввиду отсутствия у налогоплательщика обязанности по постановке на учет в налоговом органе по месту нахождения своего обособленного подразделения, поскольку
3 ФАС МО. — Дело КА-А40/3839-02.
25
Инспекцией не доказано наличие у налогоплательщика обособленного подразделения, обладающего всеми признаками, предусмотренными п. 2 ст. 11 НК РФ, ст. 1 Федерального закона от 17 июля 1999 г. № 181-ФЗ «Об основах охраны труда в Российской Федерации».
В апелляционной инстанции решение суда не проверялось.
Законность и обоснованность судебного акта проверены в порядке ст. 284 АПК РФ в связи с кассационной жалобой инспекции МНС России по Забайкальскому району Читинской обл., в которой налоговый орган ссылается на неверное толкование судом норм, содержащихся в ст. 1 Закона об основах охраны труда в РФ п. 2 ст. 11 НКРФ.
В соответствии с нормой, содержащейся в п. 2 ст. 11 НКРФ.обо-собленным подразделением организации является любое территориально обособленное от нее подразделение, по месту нахождения которого оборудованы стационарные рабочие места.
Избуквального толкования приведенной нормы следует, что обособленным подразделением должно признаваться любое территориально обособленное от организации подразделение, обладающее хотя бы одним рабочим стационарным местом. При этом законодателем определено, что рабочее место считается стационарным, если оно создается на срок более одного месяца. Определения рабочего места Налоговый кодекс не содержит.
На основании п. 1 ст. 11 HK РФ институты, понятия и термины гражданского, семейного и других отраслей законодательства РФ, используемые в настоящем Кодексе, применяются в том значении, в каком они используются в этих отраслях законодательства, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.
В статье 1 Закона об основах охраны труда в РФ определено, что рабочее место — это место, в котором работник должен находиться или в которое ему необходимо прибыть в связи с его работой и которое прямо или косвенно находится под контролем работодателя.
Принимая решение об отказе в иске, арбитражный суд исходил из того, что Инспекцией не доказан факт наличия у налогоплательщика обособленного подразделения. Однако в нарушение ст. 127 АПК РФот5 мая 1995 г. судом не приведено доказательств, на которых основан данный вывод суда.
Кроме того, судом недостаточно полно исследованы имеющиеся в деле доказательства. Сославшись на письмо ЗАО «С.В.Т.С. — Сопровождение» от 30 ноября 2001 г. № 332, арбитражный суд пришел к выводу о том, что организацией на территории Забайкальского района обособленного подразделения никогда не создавалось. Вместе с тем
26
судом не приведено мотивов, по которым он не принял во внимание служебную записку государственного налогового инспектора № 33.
В материалах дела содержаться документы, имеющие противоречивые сведения, а именно — две редакции Устава ЗАО «С.В.Т.С. — Сопровождение» — от 4 января 2001 г. и от 14 ноября 2001 г. В первой редакции Устава имеется п. 7.3.23, из которого видно, что организация имеет представительство в г. Забайкальске Читинской обл. Во второй редакции Устава такого пункта не имеется. Однако, судом не дана оценка данным доказательствам.
В соответствии с п. 2 ст. 11 НК РФ признание обособленного подразделения таковым производится независимо от того, отражено или не отражено его создание в учредительных документах или иных организационно-распорядительных документах организации, и от полномочий, которыми наделяется указанное подразделение.
Вместе с тем из текста нормы п. 2 ст. 11 НК РФ не следует, что указание в Уставе организации о наличии у нее обособленного подразделения не является доказательством фактического наличия у налогоплательщика обособленного подразделения.
В нарушение ст. 125 АПК РФ от 5 мая 1995 г. арбитражный суд не установил все обстоятельства, являющиеся существенными для разрешения спора по делу. В данном случае таковыми являются обстоятельства, касающиеся наличия или отсутствия у налогоплательщика стационарного рабочего места.
При таких обстоятельствах решение следовало отменить, дело — передать на новое рассмотрение в первую инстанцию арбитражного суда.
При новом рассмотрении суду необходимо учесть изложенное, дать оценку всем имеющимся в деле доказательствам. Кроме того, арбитражный суд вправе предложить лицам, участвующим в деле, представить дополнительные доказательства наличия или отсутствия обособленного подразделения. В данном случае такими доказательствами могут являться договор аренды помещения, в котором подразделение осуществляет свою деятельность, трудовой договор (контракт), заключенный с сотрудником подразделения, приказ о назначении, наличие табеля учета рабочего времени сотрудников, работающих в данном подразделении, и др.14.
Следующие два дела иллюстрируют правоприменительную практику по делам, связанным с привлечением к налоговой ответственности юридических лиц, имеющих в своем составе филиалы.
14 ФАС МО. —Дело КА-А40/6733-02.
27
Общество с ограниченной ответственностью «Газнадзор» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании незаконным решения Инспекции МНС России от 16 декабря 2002 г. № 15-05-1606/827 ДСП о привлечении Общества к налоговой ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 122 Налогового кодекса Российской Федерации, и о перечислении неуплаченных налогов на прибыль, дополнительных платежей, налога на добавленную стоимость, пени за несвоевременную уплату налогов по акту выездной налоговой проверки № 15-05-1606/737 ДСП от6 ноября 2002 г. за периоде 1999 г. по 2001 г., атакже об обязании Инспекции устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя.
Решением от 1 апреля 2003 г., оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 11 июня 2003 г., Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил требование заявителя в отношении налога на прибыль, поскольку налогоплательщик обоснованно рассчитал налогооблагаемую базу исходя из учетной политики организации и доказал факт несения расходов при осуществлении строительных работ; требование заявителя в отношении НДС отклонены, так как Общество неправомерно зачисляло налог не в бюджет г. Москвы, а в местные бюджеты по месту нахождения своих структурных подразделений.
Законность и обоснованность судебных актов проверена порядке ст. 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с кассационной жалобой заявителя, в которой последний ссылался на отсутствие недоимки по НДС, а также в связи с кассационной жалобой налогового органа, в которой Инспекция утверждала, что отсутствуют доказательства выполнения Обществом функций заказчика строительных работ, при расчете налогооблагаемой базы за 1999 г. неправильно заполнена Справка к налоговой декларации по налогу на прибыль.
Решение и постановление суда в отношении суммы НДС и пени следовало отменить, дело передать на новое рассмотрение по следующим основаниям.
Согласно п. 1 ст. 122 НК РФ неуплата или неполная уплата сумм налога в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога или других неправомерных действий (бездействия) влечет взыскание штрафа в размере 20 процентов от неуплаченной суммы налога.
Пунктом 3 мотивировочной части решения налогового органа установлено, что по итогам проверки головной организации Общества доначислен НДС за 1999, 2000 гг. в размере соответственно
28
4 318 081 руб. и 8 060 613 руб., в то же время определены излишне исчисленные структурными подразделениями суммы НДС в тех же размерах.
Таким образом, факта неуплаты или неполной уплаты сумм налога за данные периоды Обществом допущено не было.
Инспекция ссылалась на то, что, поскольку суммы НДС неправомерно зачислены в местные бюджеты по месту нахождения структурных подразделений Общества, в то время как подлежали зачислению в бюджет города Москвы, их следует считать не уплаченными в результате неправомерных действий налогоплательщика.
Согласно подп. «г» п. 1 ст. 2 действовавшего в спорные периоды Закона Российской Федерации «О налоге на добавленную стоимость» плательщиками налога на добавленную стоимость являлись филиалы, отделения и другие обособленные подразделения предприятий, находящиеся на территории Российской Федерации и самостоятельно реализующие товары (работы, услуги).
При этом в Законе отсутствует понятие обособленных подразделений, самостоятельно реализующих товары (работы, услуги).
С введением в действие с 1999 г. Налогового кодекса РФ названная норма права Закона о налоге на добавленную стоимость должна применяться с учетом ст. 19 Кодекса, в соответствии с которой в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом, филиалы и иные обособленные подразделения российских организаций исполняют обязанности этих организаций по уплате налогов и сборов по месту нахождения этих филиалов и иных обособленных подразделений.
Как видно из текста ст. 19 Кодекса, законодатель не связывает исполнение обязанностей обособленными подразделениями организаций по уплате налогов с самостоятельной реализацией ими товаров (работ, услуг).
Само по себе заключение договоров на осуществление газового надзора от имени Общества, а не его структурных подразделений, не опровергает проведение ими мероприятий по газовому надзору по месту их нахождения.
При новом разрешении спора суду необходимо обязать Общество представить документальное обоснование его утверждения о том, что указанные работы фактически произведены структурными подразделениями Общества по месту их нахождения15.
Инспекция МНС России по г. Электросталь Московской области обратилась в Арбитражный суд Московской области с иском к
15 ФАС МО. — Дело № КА-А40/5842-03.
29
Обществу с ограниченной ответственностью «СПЕКТР-СЕРВИС К.К.М» о взыскании 25 047 руб. сбора за право торговли за 1999 г. и 1 полугодие 2000 г.
Решением от 10 июля 2002 г., оставленным без изменения постановлением от 5 сентября 2002 г. апелляционной инстанции, Арбитражный суд Московской области удовлетворил исковые требования Инспекции, поскольку материалами дела подтверждается факт ведения Обществом оптовой торговли.
Законность и обоснованность судебных актов проверена в порядке ст. 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с кассационной жалобой Общества, в которой налогоплательщик ссылался на нарушения порядка начисления сбора.
Согласно ст. 19 Налогового кодекса Российской Федерации в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом, филиалы и иные обособленные подразделения российских организаций исполняют обязанности этих организаций по уплате налогов и сборов по месту нахождения этих филиалов и иных обособленных подразделений.
При этом в соответствии со ст. 28 НК РФ действия (бездействие) законных представителей организации, совершенные в связи с участием этой организации в отношениях, регулируемых законодательством о налогах и сборах, признаются действиями (бездействием) этой организации.
На этом основании действия директора Электростальского филиала Общества, являющегося законным представителем Общества, совершенные в связи с участием в отношениях, регулируемых законодательством о налогах и сборах, в том числе при проведении выездной налоговой проверки Электростальского филиала, признаются действиями самого Общества.
При таких обстоятельствах нельзя признать обоснованным довод Общества о том, что директор Электростальского филиала был вправе только представлять отчетные данные в Инспекцию МНС России по г. Электросталь и уплачивать налоги и сборы, но не имел права участвовать в процедурах по проведению выездной налоговой проверки Электростальского филиала.
По этой же причине не принимается во внимание довод Общества о том, что требование об уплате сбора за право оптовой торговли Электростальским филиалом не могло быть направлено непосредственно в данный филиал, что опровергается также п. 6 ст. 69 Кодекса, в соответствии с которым требование об уплате налога может быть передано законному или уполномоченному представителю организации.
30

стр. 1
(из 4 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>