<< Предыдущая

стр. 2
(из 4 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Что касается довода Общества об отсутствии в требовании Инспекции срока уплаты сбора, то указанный срок установлен Положением «О сборе за право торговли», утвержденным решением Совета депутатов г. Электростали от 30 декабря 1997 го. № 50/13, и должен соблюдаться налогоплательщиком независимо от указания контролирующего органа.
Как усматривается из материалов дела, решение от 18 декабря 2000 г. № 06-13272 об уплате 25 047 руб. сбора за право оптоворггрр-говли принято Инспекцией на основании акта выездной налоговой проверки № 847 от 17 ноября 2000 г., в п, 1.6 которого указано, что настоящая налоговая проверка проведена сплошным методом проверки представленных первичных бухгалтерских документов: кассовых , банковских документов, авансовых отчетов, счетов-фактур, накладных, книг покупок, книг продаж, оборотно-сальдовых ведомостей, журналов-ордеров по бухгалтерским счетам, договоров, приказов. Копии указанных документов приобщены к материалам дела.
В связи с этим нельзя признать обоснованным утверждение Общества о том, что положенные в основу решения суда доказательства получены с нарушением закона.
То обстоятельство, что после составления акта выездной налоговой проверки Инспекцией была произведена выемка представленных дли проверки документов, не лишает копии документов, имеющихся в материалах арбитражного дела, доказательственной силы.
При таких обстоятельствах оснований к отмене судебных актов не имелось16.
Юридическое лицо имеет право на судебную защиту до момента его ликвидации в установленном законом порядке. Общество с ограниченной ответственностью «Престиж-НТ» (далее — 000) обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к Инспекции МНС России о признании недействительным п. 2 ее решения от 28 октября 1999 г. № 81 в части уменьшения суммы НДС, подлежащей зачету (возмещению) из федерального бюджета за II кв. 1999 г. на 133 794 578 руб.
Решением суда от 13 января 2000 г., оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 6 марта 2000 г., Арбитражный суд г. Москвы исковые требования 000 удовлетворил в полном объеме по мотиву документального подтверждения факта экспорта товаров за пределы территорий государств — участников СНГ.
В кассационной жалобе Инспекция просила отменить состоявшиеся судебные акты и принять новое решение об отказе в иске,
16 ФАС МО. - Дело № КА-А41/7683-02-П.
31
поскольку представленные Обществом в подтверждение экспорта документы оформлены ненадлежащим образом, акты государственной регистрации истца и его российского контрагента по договору поставки — ООО «Релинг» — признаны в судебном порядке недействительными, что влечет признание всех сделок, ими заключенных, ничтожными.
Проверив законность и обоснованность решения и постановления суда, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав представителей сторон, суд кассационной инстанции посчитал, что состоявшиеся по делу судебные акты подлежат отмене, а дело — передаче на новой расследование по следующим основаниям.
Удовлетворяя исковые требования по мотиву документального подтверждения экспорта товара, арбитражный суд не проверил доводы налоговой инспекции об отсутствии документов, подтверждающих фактическое поступление выручки от реализации товаров иностранному лицу на счет российского налогоплательщика. Так, в имеющихся в материалах дела платежных поручениях от 29 апреля 1999 г. № 127 и от 15 мая 1999 г. № 151 в качестве плательщика указан Nistru Bank Inc., а не получатель экспортного товара «DORADO IMPEX LIMITED»; реквизиты контракта, указанные в назначении платежа как основание к оплате, не идентичны номеру самого контракта; в деле отсутствует выписка банка, подтверждающая поступление валютной выручки по платежному поручению № 127. Судебные акты не содержат мотивов, по которым судом не применены федеральные законы о федеральном бюджете на 1999 и 2000 гг. от 22 февраля 1999 г. № 36-ФЗ и от 31 декабря 1999 г. № 227-ФЗ, на которые ссылается налогоплательщик в обоснование своих доводов.
При новом рассмотрении дела суду также необходимо дать правовую оценку доводу ответчика об отсутствии в договоре поставки, заключенном Обществом с ООО «Релинг», одного из существенных условий, предусмотренных ст. 506 ГК РФ, о сроке (сроках) передачи товаров, что в силу п. 1 ст. 432 названного Кодекса позволяет, по мнению инспекции, считать договор незаключенным.
Правоспособность юридического лица прекращается на основании ч. 2 ст. 49 ГК РФ лишь в момент завершения его ликвидации (после внесения об этом записи в Единый государственный реестр юридических лиц — ч. 8 ст. 63 ГК РФ), в том числе и при признании судом недействительной регистрации юридическоголица (ч. 2 ;т. 61 ГК РФ). Между тем все сделки заключены и исполнены в период
32
деятельности ООО «Престиж-НТ» и ООО «Релинг» до ликвидации, т.е. когда они обладали правоспособностью.
В силу изложенного не принимается довод жалобы об отсутствии у истца, не являющегося юридическим лицом, права на обращение в арбитражный суд с данным иском, поскольку не имеется сведений об исключении истца из Единого государственного реестра юридических лиц. По этим же основаниям не было удовлетворено ходатайство, заявленное Инспекцией МНС России о приостановлении производства по настоящему делу до принятия решения по делу Арбитражного суда г. Москвы № А40-39217/99-17-572 о признании недействительной государственной регистрации ООО «Престиж-НТ»17.
Международные договоры, содержащие положения, касающиеся налогообложения, имеют верховенство по отношению к нормативным правовым актам о налогах и сборах Российской Федерации.
Согласно п. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.
В связи с этим гражданское и налоговое законодательство содержит аналогичные нормы права (п. 2 ст. 7 ГК РФ и ст. 7 НК РФ).
Общество с ограниченной ответственностью «Инкотрейд» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к Инспекции МНС России, с учетом изменения исковых требований, о признании недействительным ее решения № 03/15 от 19 марта 2001 г. в части доначисления налога на прибыль, налога на добавленную стоимость, налога на пользователей автомобильных дорог, налога на содержание жилищного фонда и объектов социально-культурной сферы, пени и штрафов по этим налогам в соответствии с актом выездной налоговой проверки от 3 ноября 1999 г. № 03/164, актом дополнительных мероприятий налогового контроля по выездной налоговой проверке от 25 декабря 2000 г. № 03/125 за период с 19 февраля 1997 г. по 31 декабря 1998 г.
Решением от 14 февраля 2002 г., оставленным без изменения постановлением от 18 апреля 2002г. апелляционной инстанции, Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил исковые требования истца, поскольку он обоснованно включил в себестоимость продукции (работ, услуг) затраты, связанные с брокерской деятельностью, а также
1 ФАС МО. — Дело КА-А40/1688-00.
33
затраты по договорам, которые в период их действия не были признаны недействительными.
Законность и обоснованность судебных актов проверена в связи с кассационной жалобой Инспекции, в которой ответчик ссылался на то, что оказание брокерских услуг истцу не входило в предмет заключенного им договора, а также на ничтожность заключенных истцом сделок.
Ответчик ссылался на то, что на основании ст. 431 Гражданского кодекса Российской Федерации при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений.
Согласно ст. 159 Таможенного кодекса Российской Федерации таможенный брокер вправе от собственного имени совершать любые операции по таможенному оформлению и выполнять другие посреднические функции в области таможенного дела за счет и по поручению представляемого лица.
В соответствии с п. 1.1 договора № 13 от 12 июля 1997 г., заключенного истцом с ООО «Гардерика», последнее принимает на себя обязанности по таможенному оформлению грузов, что включает в себя: оформление грузовой таможенной декларации (далее — ГТД), добавочных листов, краткой декларации, декларации таможенной стоимости, описи к ГТД, корректировку таможенной стоимости, кодирование товара по ТН ВЭД, расчет таможенных платежей, оформление и комплектование документов.
В связи с этим суд первой и апелляционной инстанций пришел к обоснованному выводу о том, что предметом договора № 13 от 12 июля 1997 г. является оказание истцу брокерских услуг, как они определены в ст. 159 ТК РФ, что соответствует буквальному значению содержащихся в договоре слов и выражений.
При таких обстоятельствах истец обоснованно включил в себестоимость продукции( работ, услуг) затраты по оказанию ему брокерских услуг.
Согласно п. 2 ст. 61 ГК РФ юридическое лицо может быть ликвидировано в связи с признанием судом недействительной регистрации юридического лица в связи с допущенными при его создании нарушениями закона или иных правовых актов, если эти нарушения носят необратимый характер.
Ликвидация юридического лица считается завершенной, а юридическое лицо — прекратившим существование после внесения соответствующей записи в Единый государственный реестр юридических лиц (п. 8 ст. 63 ГК РФ).
34
Поскольку правоспособность юридического лица прекращается на основании ст. 49 ГК РФ лишь в момент завершения его ликвидации, втом числе и при признании судом недействительной регистрации юридического лица, нельзя принять во внимание довод ответчика о том, что признание судом недействительной регистрации контрагентов истца по договорам автоматически влечет недействительность заключенных ими договоров до момента признания недействительной регистрации этих контрагентов.
В связи с этим истец был вправе относить на себестоимость np*ff-' дукции (работ, услуг) затраты по вышеназванным договорам.
При таких обстоятельствах оснований к отмене судебных актов не имеется18.
Налоговый орган при ликвидации юридического лица пользуется всеми правами кредитора при наличии у этого лица задолженности по налогам. Инспекция МНС России обратилась в Арбитражный суд г. Москвы с иском к закрытому акционерному обществу о взыскании 16 358руб. в соответствии с п. 1 ст. 122 Н К РФ по решению Инспекции на основании акта выездной налоговой проверки за 1997— 1999 гг. и первое полугодие 2000 г.
Решением от 3 августа 2001 г., оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 10 сентября 2001 г., Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил требования истца, подтвержденные материалами дела. Законность и обоснованность судебных актов проверена в связи с кассационной жалобой ЗАО, в которой Общество ссылалось на несоблюдение истцом порядка заявления требований к ликвидируемому предприятию.
Судом первой и апелляционной инстанций установлено, что налоговым органом проведена проверка, вынесено решение о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности, направлено требование об уплате недоимки, пени и штрафов до истечения двухмесячного срока, предусмотренного п. 1 ст. 63 ГК РФ для заявления требований кредиторами при ликвидации юридического лица. Несмотря на это, Общество не включило требования налогового органа в промежуточный ликвидационный баланс.
Согласно п. 4 ст. 64 ГК РФ в случае отказа ликвидационной комиссии в удовлетворении требований кредитора либо уклонения от их рассмотрения кредитор вправе до утверждения ликвидационного баланса юридического лица обратиться в суд с иском к ликвидационной комиссии. В связи с этим налоговый орган правомерно
18 ФАС МО. — Дело № КА-А40/3853-02.
35
обратился в арбитражный суд с иском о взыскании штрафных санкций, указанных в требовании от 28 декабря 2000 г.
Общество ссылается на то, что указанное требование не поименовано Инспекцией как требование о включении ее требований в перечень предъявляемых кредиторами требований. Однако налоговый орган вправе действовать в пределах полномочий, установленных ст. 69 и 104 НК РФ: налоговый орган правомочен направлять налогоплательщику именно требование об уплате налога, пени и штрафных санкций. Что касается довода Общества о необходимости соблюдения очередности удовлетворения требований кредиторов, то таковая очередность установлена в законодательном порядке и должна соблюдаться при исполнении решения суда.
При таких обстоятельствах не имелось оснований к отмене судебных актов19.
Соотношение норм, регулирующих объекты
гражданских прав, с нормами, устанавливающими
объекты налогообложения
Определение объекта налогообложения не находится в прямой зависимости от факта государственной регистрации права собственности и других вещных прав на недвижимое имущество, однако влияет на вывод о наличии или отсутствии объекта налогообложения. В соответствии с п. 1 ст. 131 ГК РФ право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи подлежат государственной регистрации в едином государственном реестре учреждениями юстиции. Вплоть до введения в действие закона о регистрации юридических лиц и закона о регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним применяется действующий порядок регистрации юридических лиц и регистрации недвижимого имущества и сделок с ним (ст. 8 Федерального закона «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»). Между тем налоговые органы часто пытались переложить неблагоприятные последствия законодательной неурегулированности вопросов государственной регистрации недвижимого имущества и сделок с ним на плечи налогоплательщиков.
Закрытое акционерное общество обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к налоговой инспекции о признании недействительным решения от 30 ноября 1998 г. № 1526 о взыскании суммы заниженного налога на прибыль и пени за задержку его уплаты.
5 ФАС МО. — Дело КА-А40/6615-0.
Решением от 9 февраля 1999 г., оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 30 марта 1999 г., Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил исковые требования в части применения финансовых санкций за отнесение на себестоимость суммы начисленного взноса по приобретенному нежилому помещению и применения по нему льготы по налогу на прибыль, поскольку налогоплательщик как покупатель нежилого помещения правомерно учитывал его по счету 01 «Основные средства». Законность и обоснованность названных судебных актов проверена в связи с кассационной жалобой налоговой инспекции.
Как усматривалось из материалов делан установлено судом первой и апелляционной инстанций, Обществом заключен договор с Фондом имущества г. Москвы ВАМ (МКИ) от 4 ноября 1995 г. № 7004, предметом которого является нежилое помещение, находящееся в жилом фонде. Обществом получено свидетельство на право собственности этого помещения от 20 ноября 1995 г.
Согласно п. 4 письма Минфина России от 29 октября 1993 г. № 118 «Об отражении в бухгалтерском отчете отдельных операций в жилищно-коммунальном хозяйстве» для учета нежилых помещений, находящихся в жилом доме и являющихся вместе с ним неделимым объектом, открывается отдельный раздел к субсчету «Жилищный фонд» счета 01 «Основные средства» соответствующего наименования «Нежилые помещения». В соответствии с этим истец обоснованно отразил приобретенное им нежилое помещение, находящееся в жилом доме, на счете 01 «Основные средства», на котором обобщается информация о наличии и движении основных средств, принадлежащих предприятию на правах собственности.
Налоговый орган представил в суд кассационной инстанции документы о приемке-передаче помещения Обществу от ГУП ДЕЗ «Крюково», фактически состоявшейся лишь в 1998 г., однако в соответствии со ст. 131 и 223 ГК РФ, ст. 8 Федерального закона «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» право собственности на нежилое помещение у Общества возникло с момента получения свидетельства на право собственности — с 20 ноября 1995 г.
При таких обстоятельствах оснований котмене решения и постановления суда в части удовлетворенных исковых требований не имелось20.
Важен и другой аспект проблемы регистрации недвижимого имущества и сделок с ним. Налоговые органы полагают, что наличие
3 ФАС МО. —Дело КА-А40/1550-99.
37
или отсутствие такой государственной регистрации однозначно влияет на наличие или отсутствие объекта налогообложения. Между тем судебно-арбитражная практика свидетельствует, что в ряде случаев такая прямая зависимость отсутствует.
Общество с ограниченной ответственностью (производственно-торговая фирма) обратилось в Арбитражный суд Московской области с иском к Инспекции МНС России о признании недействительным ее решения в части взыскания налога на прибыль в сумме 27 597 руб. 30 коп., штрафа в сумме 3732 руб. 36 коп.
Решением от 9 августа 2001 г. Арбитражный суд Московской области удовлетворил исковые требования Общества, поскольку затраты по договору аренды подтверждаются материалами дела, пеня за несвоевременную уплату декадных платежей взиманию не подлежит. Постановлением от 1 октября 2001 г. апелляционная инстанция в части признания недействительным решения ответчика на сумму 3423 руб. 18 коп. решение суда отменила, отклонив исковые требования Общества, в остальной же части решение суда оставлено без изменения.
Законность и обоснованность судебных актов проверена в связи с кассационной жалобой Инспекции МНС России, в которой налоговый орган ссылался на то, что договор аренды не прошел государственную регистрацию, а пеня за несвоевременную уплату декадных платежей по НДС установлена п. 30 Инструкции Госналогслужбы России от 11 октября 1995 г. № 39.
Поскольку подл, «ч» п. 2 Положения о составе затрат по производству и реализации продукции (работ, услуг), включаемых в себестоимость продукции (работ, услуг), и о порядке формирования финансовых результатов, учитываемых при налогообложении прибыли, не связывает право налогоплательщика на включение в себестоимость продукции (работ, услуг) платы за аренду объектов основных средств с государственной регистрацией соответствующих договоров аренды, суд первой и апелляционной инстанций пришел к обоснованному выводу о том, что в этом случае факт государственной регистрации договора аренды не имеет правового значения. Такое значение государственная регистрация договоров аренды приобретает при вступлении сторон договоров аренды в гражданско-правовые отношения.
При таких обстоятельствах оснований к отмене постановления суда не имелось21.
1 ФАС МО. — Дело КА-А40/6648-01.
38
Закрытое акционерное общество обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к инспекции МНС о признании недействительным ее решения о привлечении истца к налоговой ответственности на основании п. 1 ст. 122 НК РФ за неуплату налогов, п. 3 ст. 120 НК РФ за грубое нарушение правил учета доходов и расходов и объектов налогообложения по акту выездной налоговой проверки за период 1998-1999 гг.
Решением от 6 июля 2000 г., оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 7 сентября 2000 г., Арбит^' ражный суд г. Москвы удовлетворил исковые требования истца, обоснованно включившего затраты по аренде части-помещении в себестоимость продукции (работ, услуг). Законность и обоснованность судебных актов проверена в связи с кассационной жалобой Инспекции МНС России, в которой налоговый орган ссылался на то, что договоры аренды, заключенные Обществом, не прошли государственную регистрацию.
Согласно п. 3 ст. 2 ГК. РФ к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством. Поскольку законами «О налоге на прибыль предприятий и организаций» и «О налоге на добавленную стоимость» не предусмотрена возможность исключения из состава издержек производства и обращения реально произведенных затрат на аренду помещений по причине отсутствия государственной регистрации договоров аренды, суд первой и апелляционной инстанций обоснованно не применил в данной правовой ситуации нормы гражданского законодательства, регулирующие государственную регистрацию договоров аренды.
При таких обстоятельствах оснований к отмене судебных актов не имелось22.
Таким образом, при решении вопроса об обоснованности включения в себестоимость продукции (работ, услуг) тех или иных затрат важен факт реального наличия таких затрату налогоплательщика, а не государственной регистрации объекта гражданских прав.
Вместе с тем следует иметь в виду, что с принятием гл. 25 «Налог на прибыль организаций» судебная практика может претерпеть изменения при решении данного рода споров.
2 ФАС МО. — Дело КА-А40/5319-00.
39
Согласно п. 1 ст. 252 НК РФ под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации.
В связи с этим следует прийти к в выводу о том, что, если документ не оформлен в соответствии с требованиями, предъявляемыми законом, он не может подтверждать расходы налогоплательщика.
Судебно-арбитражная практика покажет, каким образом суды будут применять данную норму права в отношении платы за аренду объектов основных средств, аренда которых не зарегистрирована в установленном порядке.
Правильная квалификация сделок с ценными бумагами влияет на определение налогооблагаемой базы. Налоговая инспекция обратилась в Арбитражный суд г. Москвы с иском к закрытому акционерному обществу (ЗАО) «Трансфинстрой» о взыскании 5 806 499 руб. 54 коп. доначисленного налога на прибыль, 2 136 831 руб. пени и 1 746 950 руб. штрафных санкций за неполную уплату суммы налога, за грубое нарушение правил учета доходов и расходов и объектов налогообложения, повлекших занижение дохода, за нарушение правил составления налоговой декларации по акту документальной проверки за период с 2 сентября 1996 г. по 30 сентября 1998 г. от 4 марта 1999 г. № 05/КРО-1. Одновременно заявлен встречный иск о признании недействительным указанного решения налогового органа.
Решением от 27 июля 1999 г., оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 23 сентября 1999 г., Арбитражный суд г. Москвы отклонил исковые требования налогового органа, удовлетворив встречное исковое заявление, поскольку налогоплательщик не имел дохода от реализации акций РАО «Газпром» при внесении их в совместную деятельность. Законность и обоснованность судебных актов проверена в связи с кассационной жалобой Инспекции МНС России, в которой налоговый орган ссылался на получение Обществом дохода от дан ной внереализационной операции.
Как усматривалось из материалов дела и установлено судом первой и апелляционной инстанций, ЗАО «Трансфинстрой», а также ООО «Аттисс», ООО «Транскорп», ООО «СБ-Инвест» заключен договор простого товарищества о совместной деятельности от 26 июня 1997 г. в целях более эффективной деятельности на рынке ценных бумаг, в том числе в сфере торговли ценными бумагами. В соответствии с данным договором товарищи обязуются внести в совместную деятельность обыкновенные размещенные акции, в том числе
40
ЗАО «Трансфинстрой» — 5 млн акций РАО «Газпром». Передача РАО «Газпром» данных акций подтверждается актом приемки-передачи от 27 июня 1997 г.
ООО «СБ-Инвест» 9 октября 1997 г. в качестве продавца, действуя на основании указанного договора, заключило с покупателем — ООО «Челсли» — договор купли-продажи ценных бумаг (5 млн обыкновенных акций РАО «Газпром») № 2677/97. Сторонами 15 октября 1997 г. было заключено соглашение о расторжении договора о совместной деятельности, поскольку в результате совместной деятельности не было достигнуто поставленных целей, а также в связи с неудовлетворенностью товарищей финансовыми результатами совместной деятельности.
Поскольку в соответствии с п. 1 ст. 104 ГК РФ по договору простого товарищества совместная деятельность не предполагает образования юридического лица, то акции, принадлежащие ЗАО «Трансфинстрой» и внесенные им в качестве вклада в совместную деятельность, ООО «СБ-Инвест» на основании подписанной всеми товарищами доверенности правомерно реализованы от имени ЗАО «Трансфинстрой». Прибыль от реализации акций рассчитана налоговым органом в сумме 16590000руб. как разница между суммой возвратадоли от совместной деятельности — 31 252 941 руб. и суммой уставного капитала — 13410 000 руб. на основании Федерального закона от 28 июня 1997 г. № 92-ФЗ «О внесении дополнения в статью 2 Закона РФ «О налоге на прибыль предприятий и организаций».
Между тем указанная норма права регулирует порядок исчисления прибыли от реализации акционером акций, дополнительно полученных в результате увеличения уставного капитала акционерного общества в связи с переоценкой основных фондов по решению Правительства РФ. Однако факта совершения ЗАО «Трансфинстрой» подобных операций ни из акта документальной проверки, ни из судебных актов не усматривается.
При изложенных обстоятельствах допущенное, по мнению налогового органа, нарушение бухгалтерского учета операций с ценными бумагами само по себе не является основанием привлечения истца к налоговой ответственности.
В связи с этим оснований к отмене судебных актов не имелось23.
Немалые сложности вызывает у налоговых органов применение
законодательства, регулирующего не известные ранее российской
экономике правоотношения. Устоявшиеся понятия налогового и
23 ФАС МО. — Дело КА-А40/3930-99.
41
бухгалтерского права непросто соотносятся с понятиями, появляющимися во вновь принимаемых законах.
Закрытое акционерное общество обратилось в Арбитражный суд г. -Москвы с иском к Межрайонной инспекции МНС России о признании недействительным ее решения от 16 января 2001 г. № 04-14-1/9 в части неуплаты налога на прибыль по брокерской деятельности, кроме неуплаты налога на прибыль, вызванной отсутствием расчета налога на прибыль нарастающим итогом с начала года, по акту от 17 декабря 2001 г. № 04-13/74 выездной налоговой проверки за период 1999-2000 гг.
Решением от 24 апреля 2002 г., оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 28 июня 2002 г., Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил исковые требования Общества, основанные на письме Управления М НС России по г. Москве № 04-14ш/388812 от 22 августа 2000 г.
Законность и обоснованность судебных актов проверена в порядке ст. 284 АПК РФ в связи с кассационной жалобой Межрайонной инспекции МНС России, в которой Инспекция ссылалась на необходимость применения судом Положения по бухгалтерскому учету «Доходы организаций», определяющего порядок отнесения общехозяйственных расходов на затраты при осуществлении организацией нескольких видов деятельности.
Как усматривалось из акта налоговой проверки и установлено судом первой и апелляционной инстанций, Общество имеетлицен-зию профессионального участника рынка ценных бумаг и осуществляет брокерскую и дилерскую деятельность.
Согласно п. 5 и 6 данного Положения, утвержденного приказом Минфина России от 6 мая 1999 г. № 32н, доходами от обычных ви-1 дов деятельности является выручка от продажи продукции и товаров, поступления, связанные с выполнением работ, оказанием услуг. Выручка принимается к бухгалтерскому учету в сумме, исчисленной в денежном выражении, равной величине поступления денежных средств и иного имущества и (или) величине дебиторской задолженности.
В связи с этим налоговый орган полагал, что под выручкой от реализации дилером ценных бумаг следует понимать цену продажи этих ценных бумаг.
Между тем дилерской деятельностью признается совершение сделок купли-продажи ценных бумаг от своего имени и за свой счет путем публичного объявления цен покупки и/или продажи определенных ценных бумаге обязательством покупки и/или продажи
42
этих ценных бумаг по объявленным лицом, осуществляющим такую деятельность, ценам (ст. 4 Федерального закона «О рынке ценных бумаг»).
Из текста Закона следует, что дилер осуществляет сделки купли-продажи ценных бумаг не с целью приобретения ценных бумаг в свою собственность, а в интересах клиентов.
В связи с этим нельзя признать обоснованным довод Инспекции о том, что для дилера под выручкой понимается цена продажи ценных бумаг, с которой Инспекцией в принятом ею решении исчислен налог на прибыль без учета того обстоятельства, что в дальнейшем ценные бумаги выбывают из владения дилера и переходят к его клиентам.
При таких обстоятельствах не имелось оснований к отмене судебных актов, которыми решение Инспекции признано недействительным.
Данное дело свидетельствует о том, что в нормативных правовых актах, регулирующих бухгалтерский учет, должен вслед за налоговым законодательством появиться дифференцированный подход к регулированию различных видов экономической деятельности хозяйствующих субъектов24.
Общество с ограниченной ответственностью «АЛ ЬРАИНТ ВИТ-РЭМ» обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к Инспекции МНС России об обязании принять решение о возврате из бюджета налога на добавленную стоимость за октябрь—декабрь
2001 г. в сумме 6 304 030 руб.
Решением от 14 ноября 2002 г. Арбитражный суд г. Москвы отклонил исковые требования Общества, не доказавшего право на возврат НДС.
В апелляционной инстанции решение суда не проверялось.
Законность и обоснованность судебного акта проверена в порядке ст. 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с кассационной жалобой ООО «АЛЬРАИНТ ВИТ-РЭМ», в которой налогоплательщик ссылается на наличие у него соответствующих доказательств.
Проверкой в суде кассационной инстанции установлено, что решение суда первой инстанции подлежит передаче на новое рассмотрение по следующим основаниям.
Как усматривается из материалов дела, актом сверки от 1 ноября
2002 г. представителями обеих сторон установлено, что частично оплата за товар при покупке осуществлялась путем безналичных расчетов.
24 ФАС МО. — Дело КА-А40/5941 -02.
43
В связи с этим следует признать, что вывод суда первой инстанции об отсутствии документального обоснования оплаты Обществом товара своим поставщикам денежными средствами не соответствует имеющимся в деле доказательствам.
Кроме того, на обозрение суда кассационной инстанции представлены сопроводительные письма Общества от 3 октября 2002 г. и от 10 ноября 2002 г. с отметкой Инспекции об их принятии, в которых перечислены платежные поручения, представленные налогоплательщиком налоговому органу в обоснование оплаты товара денежными средствами, а также копии указанных платежных поручений.
При новом разрешении спора суду необходимо дать оценку данным платежным поручениям, представленным налогоплательщиком в доказательство перечисления НДС своим поставщикам путем безналичных расчетов.
Судом первой инстанции отвергнуто в качестве доказательства оплаты части товара поставщикам с использованием векселей Сбербанка России, поскольку в актах приема-передачи векселей неправильно поименованы «векселя на предъявителя».
Между тем из указанных актов видно, что налогоплательщиком передавались поставщикам простые векселя Сбербанка России.
В соответствии с подп. 3 п. 2 ст. 167 Налогового кодекса Российской Федерации в целях настоящей статьи оплатой товаров (работ, услуг) признается прекращение встречного обязательства приобретателя указанных товаров (работ, услуг) перед налогоплательщиком, которое непосредственно связано с поставкой(передачей) этих товаров (выполнением работ, оказанием услуг), передача налогоплательщиком права требования третьему лицу на основании договора или в соответствии с законом.
При использовании налогоплательщиком собственного имущества (в том числе векселя третьего лица) в расчетах за приобретенные им товары (работы, услуги) суммы налога, фактически уплаченные налогоплательщиком при приобретении указанных товаров (работ, услуг), исчисляются исходя из балансовой стоимости указанного имущества (с учетом его переоценок и амортизации, которые проводятся в соответствии с законодательством Российской Федерации), переданного в счет их оплаты (п. 2 ст. 172 НК РФ).
Как видно из текста закона, Кодексом не предъявляется к налогоплательщику требований о предъявлении в подобных случаях копий векселей.
Положение о переводном и простом векселе (п. 67) также не обязывает держателя векселей снимать с них копии.
В связи с этим при новом рассмотрении дела суду необходимо исследовать бухгалтерские документы Общества, отражающие движение векселей и их стоимость , как того требует п. 2 ст. 172 Кодекса, а также дать оценку актам приема-передачи ценных бумаг на предмет их соответствия требованиям Положения о простых векселях Сбербанка России, утвержденного постановлением Правления Сбербанка России от 18 октября 2000 г. № 644-Р, и постановления Правительства России от 26 сентября 1994 г. № 1094 «Об оформлении взаимной задолженности предприятий и организаций*ЙеКселя-ми единого образца и развитии вексельного обращения».
Одновременно при новом разрешении спора суду необходимо уточнить исковые требования налогоплательщика о возврате суммы НДС, поскольку в соответствии с п. Зет. 176 НК РФ обязанность налогового органа о принятии решения о возврате суммы НДС в течение двух недель предполагает досудебный порядок принятия такого решения25.
Открытое акционерное общество «Мельничный комбинат № 4» обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к Инспекции МНС России, с учетом изменения исковых требований, о признании недействительными п. 2 и 3 резолютивной части решения Инспекции от 26 июля 2002 г. № 90 об уплате заниженного налога на прибыль за 1998—1999 гг. и о внесении исправлений в бухгалтерский учет по акту камеральной проверки от 10 июля 2002 г. №104, а также требования об уплате налога от 22 июля 2002 г. № 90.
Решением от 16 октября 2002 г., оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 17 декабря 2002 г., Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил исковые требования Общества, обоснованно включившего в состав затрат сумму процентов по кредитному договору, поскольку приобретенные на полученные средства векселя использованы на приобретение мельничным комбинатом зерна.
Законность и обоснованность судебных актов проверяется в порядке ст. 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с кассационной жалобой Инспекции, в которой налоговый орган ссылается на то, что передача банком векселя не может рассматриваться как выдача кредита по кредитному договору.
В соответствии с подп. «с» п. 2 «Положения о составе затрат по производству и реализации продукции (работ, услуг), включаемых в себестоимость продукции (работ, услуг), и о порядке формирования
25 Дело КА-А40/1259-03.
финансовых результатов, учитываемых при налогообложении прибыли» в себестоимость продукции (работ, услуг) включаются затраты на оплату процентов по полученным кредитам банков (за исключением ссуд, связанных с приобретением основных средств, нематериальных и иных внеоборотных активов).
Как усматривается из материалов дела и установлено судом первой и апелляционной инстанций, в соответствии с п. 1.1 кредитного договора № 124 от 22 июня 1998 г. Сбербанк России обязался предоставить Обществу кредит в сумме 10 млн руб. для приобретения простых беспроцентных рублевых векселей Сбербанка России по их номинальной стоимости с целью последующего использования этих векселей для расчетов с ОАО ФПГ «Росхлебопродукт».
В связи с этим утверждение Инспекции о том, что по кредитному договору был предоставлен не кредит, а непосредственно векселя, не соответствует имеющимся в деле доказательствам.
Согласно п. 1 Положения о составе затрат себестоимость продукции (работ, услуг) представляет собой стоимостную оценку используемых в процессе производства продукции (работ, услуг) природных ресурсов, сырья, материалов, топлива, энергии, основных фондов, трудовых ресурсов, а также других затрат на ее производство и реализацию.
Судом первой и апелляционной инстанций установлено, что приобретенные налогоплательщиком на полученную сумму кредита простые беспроцентные векселя Сбербанка России направлены для расчетов за зерно по акту приема-передачи простых векселей от 16 июля 1998 г. ОАО ФКК «Росхлебопродукт» в соответствии с дополнительным соглашением № 2 от 15 апреля 1998 г. к договору № 599 от 1 июля 1997 г. на завоз и реализацию продовольственной пшеницы.
В связи с этим Общество обоснованно включило в себестоимость продукции (работ, услуг) сумму процентов по полученному кредиту на основании п. 1 и подп. «с» п. 2 Положения о составе затрат, и оснований к отмене судебных актов не имеется26.
Влияние норм права, регулирующих сделки, на порядок налогообложения
От соблюдения формы сделки зависит возможность применения налогообложения по НДС по налоговой ставке 0 процентов. Гражданским законодательством предусмотрены неблагоприятные послед-
; ФАС МО. — Дело № КА-А40/1366-03.
46
ствия несоблюдения простой письменной и нотариальной формы сделки вплотьдо признания ее недействительной. Следует отметить что неблагоприятные последствия могут наступить и при решении вопроса о применении налоговой ставки 0 процентов в случае несоблюдения установленной законом формы сделки.
Общество с ограниченной ответственностью (ООО) обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к Инспекции МНС России о признании недействительным ее решения о привлечении Общества к налоговой ответственности в соответствии с п. 1 ст. 122 Н-К РФ, а также об обязании Инспекции возместить налог на добавленную стоимость, уплаченный поставщикам при экспорте товаров, в сумме 4 430 501 руб.
Решением от 26 июня 2001 г. Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил требования налогоплателльщика, который представил доказательства фактического экспорта товаров. В апелляционной инстанции решение суда не проверялось. Законность и обоснованность судебного акта проверена Федеральным арбитражным судом Московского округа в связи с кассационной жалобой Инспекции МНС России, в которой налоговый орган ссылался на ничтожность внешнеторгового контракта.
Согласно п. 3 ст. 162 ГК РФ несоблюдение простой письменной формы внешнеэкономической сделки влечет недействительность сделки. Как усматривается из материалов дела и установлено судом первой инстанции, между 000 (продавец) и фирмой «Polo Overseas LTD» (покупатель) заключены контракты купли-продажи товаров от 21 августа 2000 г. № 13 и от 28 августа 2000 г. № 19. Контракты заключены в письменной форме путем составления документа, выражающего его содержание, подписаны продавцом и покупателем и скреплены их печатями.
Поскольку названные контракты отвечают требованиям, предъявляемым ст. 160 ГК РФ к сделкам, заключаемым в письменной форме, нельзя принять во внимание довод Инспекции о том, что, если в контракте не расшифрованы должности и фамилии подписавших его лиц, сделка считается ничтожной.
При таких обстоятельствах оснований к отмене решения суда не имелось27.
Таким образом, мы видим, что если об обоснованности включения в себестоимость продукции (работ, услуг) тех или иных затрат соблюдение необходимых формальностей в виде государственной
27 ФАС МО. — Дело КА-А40/4765-01.
47
регистрации объекта гражданских прав либо сделок с ним не имеет решающего значения, то в случае если налогоплательщик претендует на применение налоговой ставки 0 процентов, требования к соблюдению формы сделки ужесточаются. Это обусловлено также тем, что в налоговом законодательстве, в частности в НК РФ, для решения вопроса о применении налоговой ставки 0 процентов по налогу на добавленную стоимость, предусмотрена обязанность налогоплательщика представить внешнеторговый контракт.
С этой точки зрения представляет интерес следующее дело.
Закрытое акционерное общество «АэроМАШ-АвиациОнная Безопасность» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к Инспекции МНС России о признании недействительным ее решения № 03/489 от 14 ноября 2000 г. о взыскании налога на добавленную стоимость по акту камеральной проверки расчетов НДС при экспорте услуг за июль и август 2000 г.
Решением от 31 октября 2001 г., оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 8 января 2002 г., Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил исковые требования ЗАО, поскольку оказываемые им услуги по предполетному досмотру пассажиров при выполнении международных полетов воздушных судов в режимной зоне Международного аэропорта «Шереметьево» после осуществления пограничного и таможенного контроля относятся к экспортируемым услугам.
Законность и обоснованность судебных актов проверена в связи с кассационной жалобой Инспекции МНС России, в которой Инспекция, не оспаривая экспортный характер оказываемых истцом услуг, ссылается на отсутствие внешнеторгового контракта, являющегося условием предоставления налоговой льготы.
Согласно п. 22 Инструкции Госналогслужбы России от 11 октября 1995 г. № 39 «О порядке исчисления и уплаты налога на добавленную стоимость» для обоснования льгот по налогообложению экспортируемых за пределы государств — участников СНГ товаров, втом числе через посреднические организации, по договору комиссии или поручения, в налоговые органы предъявляются в обязательном порядке следующие документы: контракт (копия контракта, заверенная в установленном порядке) российского юридического лица-налогоплательщика с иностранным лицом на поставку экспортируемых товаров (в настоящее время — подп. 1 п. 1 ст. 165 Н К РФ).
Инспекция ссылается на подп. 1 п. 1 ст. 161 ГК РФ, в соответствии с которым сделки юридических лиц между собой должны совершаться в простой письменной форме.
48
Однако согласно п. 1 ст. 160 ГК РФ двусторонние (многосторонние) сделки могут совершаться способами, установленными п. 2 и 3 ст. 434 Кодекса, т.е. договор в письменной форме может быть заключен путем составления не только одного документа, подписанного сторонами, как полагает ответчик, но и путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи.
ЗАО ссылается на то, что сложившиеся между ним и иностранным заказчиком правоотношения регулируются п. 1 ст. 426 ГК РФТ согласно которому публичным договором признается договор, заключенный коммерческой организацией и устанавливающий ее обязанности по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг, которые такая организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится (розничная торговля, перевозка транспортом общего пользования, услуги связи, энергоснабжение, медицинское, гостиничное обслуживание и т.п.).
Инспекция ссылается на то, что ст. 426 ГК РФ не регулирует порядка заключения публичного договора.
Между тем на основании п. 4 ст. 426 ГК РФ в случаях, предусмотренных законом, Правительство РФ может издавать правила, обязательные для сторон при заключении и исполнении публичных договоров (типовые договоры, положения и т.п.).
Постановлением Правительства РФ от 13 августа 1996 г. № 994 утверждено Положение о Федеральной авиационной службе России, в соответствии с приказом которой от 20 ноября 1998 г. № 334 на Управление авиационной безопасности ФАС России возложено осуществление государственного контроля за деятельностью ЗАО. Циркуляром Федеральной авиационной службы России от 1 февраля 1999 г. введены дополнительные аэропортовые сборы в аэропорту Москва—Шереметьево в связи с образованием специализированного предприятия по авиационной безопасности ЗАО «АэроМАШ». Аэронавигационным информационным справочником РФ установлена ставка на данные услуги, которая явилась базой установления ИАТА специального билетного кода по оплате названного вида услуг. И информация об этом 30 июня 1999 г. была доведена до сведения авиакомпаний — членов ИАТА, осуществляющих рейсы в/из Международного аэропорта Шереметьево.
Таким образом, Обществом выполнены требования п. 2 ст. 437 ГК РФ, регулирующей условия публичной оферты.
Согласно п. 3 ст. 438 ГК РФ совершение лицом, получившим оферту, в срок, установленный для ее акцепта, действий по выпол-
49
нению указанных в ней условий договора (отгрузки товаров, предоставление услуг, выполнение работ, уплата соответствующей суммы и т.п.) считается акцептом, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или не указано в оферте.
Имеющиеся в деле акты приемки услуг, документы об их оплате свидетельствуют о том, что иностранными заказчиками дан акцепт на публичную оферту истца.
В связи с этим нельзя признать обоснованным утверждение Инспекции о том, что Обществом нарушено гражданское законодательство при установлении договорных отношений с заказчиками.
При таких обстоятельствах оснований к отмене судебных актов не имелось2".
Значение учения о недействительности сделки в налоговых правоотношениях. Согласно ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения. Налоговые органы, принимая решения о привлечении налогоплательщиков и ответственности, часто исходят из того, что совершенные ими сделки не соответствуют тому или иному закону и поэтому не могут служить основанием использования льготного налогообложения. Между тем признание сделки недействительной не всегда влечет неблагоприятные последствия для налогоплательщика, о чем свидетельствует следующее дело.
Общество с ограниченной ответственность «ЭНСИС» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском о признании недействительным постановления налоговой инспекции № 125 от 23 августа 1999 г. о восстановлении на лицевом счете истца налога на добавленную стоимость за I кв. 1999 г. на сумму 10 450 000 руб. и взыскании 10 450 000 руб. излишне уплаченного налога на добавленную стоимость.
Решением от 10 февраля 2000г. Арбитражного суда г. Москвы исковые требования удовлетворены по тем основаниям, что Обществом правомерно заявлено к возмещению из бюджета НДС по товару, экпортируемому по контракту от 24 марта 1999 г. № 89/99. В апелляционной инстанции дело не пересматривалось. Законность и обоснованность решения суда проверена в связи с кассационной жалобой налогового органа, в которой он просит судебный акт отменить как принятый с нарушением норм материального и процессуального права, а в иске — отказать.
28 ФАС МО. - Дело КА-А40/1629-02.
50
Как видно из материалов дела, между ООО «ЭНСИС» (покупателем) и ООО «ТулсНет» (продавцом) заключен договор купли-продажи автоматической линии для герметичной заварки магнитоуп-равляемых контактов КЭМ-3 от 19 марта 1999 г. № 10. Фактически линия продавцом отгружена и покупателем оплачена в размере 62 700 000 руб., в том числе НДС в размере 10 450 000 руб.
Судом первой инстанции установлено, что экспорт спорного товара по контракту № 89/99 подтверждается материалами дела и в силу подп. «а» п. 1 ст. 5 Закона РФ «О налоге на добавленную стоимость» истец правомерно предъявил НДС к возмещению.
Налоговая инспекция не оспаривает факт реального экспорта товара за пределы стран — участниц СНГ, а также факт уплаты поставщику по договору спорной суммы НДС, однако считает, что у Общества отсутствовало право на зачет выплаченной поставщику суммы НДС, поскольку ни сам поставщик товара — ООО «ТулсНет», рассматриваемый инспекцией как посредник, ни первоначальный продавец товара— ООО «Контр Линк» налог на добавленную стоимость в бюджет не уплачивали, в связи с чем НДС, уплаченный Обществом поставщику, фактически в бюджет не поступал. Кроме того, регистрация ООО «Контр Л инк» признана в судебном порядке недействительной, в связи с чем все заключенные от его имени сделки являются ничтожными.
В соответствии с подп. «а» п. 1 ст. 5 Закона РФ от 6 декабря 1991 г. № 1992-1 «О налоге на добавленную стоимость» от налога на добавленную стоимость освобождаются экспортируемые товары как собственного производства, так и приобретенные. При этом суммы налога на добавленную стоимость, уплаченные поставщикам материальных ресурсов (работ, услуг), возмещаются в общеустановленном порядке за счет средств федерального бюджета в соответствии со ст. 7 указанного Закона.
Законом РФ «О налоге на добавленную стоимость» и Инструкцией Госналогслужбы России от 11 октября 1995 г. № 39 «О порядке исчисления и уплаты налога на добавленную стоимость» установлено, что при экспорте предприятиями товаров (работ, услуг), приобретенных с налогом на добавленную стоимость, уплаченный поставщикам товаров налог засчитывается в счет предстоящих платежей или возмещается из бюджета.
Пункт2ст. 73аконаип. 19 Инструкции№ 39 указывают, что сумма налога на добавленную стоимость, подлежащая внесению в бюджет, определяется как разница между суммами налога, полученными от покупателей за реализованные им товары, и суммами налога, фактически уплаченными поставщикам за приобретенные (опри-
51
ходованные) материальные ресурсы (выполненные работы, оказанные услуги), стоимость которых относится на издержки производства и обращения. Следовательно, данные нормы связывают возмещение налога на добавленную стоимость не с фактическим внесением самого налога в бюджет поставщиком (налогоплательщиком), а с уплатой суммы налога на добавленную стоимость покупателем (потребителем) поставщику при оплате товара.
Аналогичная норма содержится в п. 2 ст. 171 гл. 21 «Налога на добавленную стоимость» Налогового кодекса РФ.
При таких обстоятельствах арбитражный суд пришел к правильному выводу, что нарушение налогового законодательства со стороны поставщика, выразившееся в неуплате НДС в бюджет, не может служить основанием к отказу в возмещении экспортеру уплаченных им сумм налога на добавленную стоимость.
Нельзя признать обоснованными доводы ответчика о том, что все сделки купли-продажи спорного товара являются ничтожными, поскольку регистрация первоначального продавца товара — ООО «Контр Линк» — признана недействительной в судебном порядке. Во-первых, ООО «ЭНСИС» с указанным обществом договор купли-продажи не заключало. В период заключения и исполнения оспариваемых налоговой инспекцией договоров ООО «Контр Линк» обладало правоспособностью. Во-вторых, использование автоматической линии не было ограничено или запрещено в гражданском обороте, волеизъявление сторон было направлено на возмездную передачу товара. Деньги за него получены в безналичном порядке на основании счета-фактуры. Сделка была исполнена обеими сторонами. Судом кассационной инстанции учтено также то обстоятельство, что Инспекцией небыли приняты меры к признанию сделки недействительной с учетом всех заинтересованных лиц.
При таких обстоятельствах оснований к отмене решения суда не имелось29.
Довольно часто налоговые органы ссылаются на ст. 169 ГК РФ, устанавливающую ничтожность сделки, совершенной с целью, заведомо противной основам правопорядка. Суды обязаны проверять доводы налоговых органов при разрешении споров, вытекающих из налоговых правоотношений.
Налоговая инспекция обратилась в Арбитражный суд г. Москвы с иском о признании недействительным договора об уступке права требования № 8 от 10 сентября 1997 г. в силу его ничтожности.
29 ФАС МО. — Дело КА-А40/1347-00.
52
Решением от 18 декабря 1998 г., оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 18 февраля 1999 г., Арбитражный суд г. Москвы отклонил требования Инспекции, поскольку заключенный договор не противоречит гражданско-правовым нормам и другая сторона по договору не имеет задолженности перед бюджетом. Законность названных судебных актов проверена в связи с кассационной жалобой, в которой налоговый орган ссылается на противоречие договора ст. 169 ГК РФ и на обязанность самого налогоплательщика по уплате налоговых платежей. Проверкой в суде кассационной инстанции установлено, что судебные акты подлежат отмене как принятые с неправильным применением норм материального и процессуального права, а дело — передаче на новое рассмотрение в первой инстанции суда.
Как усматривается из материалов дела и установлено судом первой и апелляционной инстанций, ОАО «Московский машиностроительный завод «Рассвет» (далее — ОАО) и ЗАО «Рассвет+» (далее — ЗАО) на основании ст. 382 ГК РФ заключили договор об уступке требования от 10 сентября 1997 г. № 8, в соответствии с которым ОАО передает, а ЗАО принимает на себя право требования ОАО и становится кредитором по договорам и иным обязательствам между ОАО и его должниками.
Актом проверки ОАО от 17 июля 1998 г. и актом встречной проверки ЗАО от 14 июля 1998 г. налоговый орган установил, что денежные средства, поступившие от должников ОАО на расчетный счет ЗАО, одним из учредителей которого является данное ОАО, израсходованы на оплату за ОАО в счет погашения кредитов, приобретения материалов, возврата долга и т.п.
Согласно ст. 169 ГК РФ сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна. Основы правопорядка — это установленные государством основополагающие нормы об общественном, экономическом и социальном устройстве общества, направленные на соблюдение и уважение такого устройства, обеспечение соблюдения правовых предписаний и защиту прав и свобод граждан, регулируемые не только нормами гражданского права, как полагает суд, но и Конституцией РФ. Между тем, разрешая спор, суд в нарушение АПК РФ не указал доводы, по которым не применил ст. 57 Конституции РФ (на эту статью ссылается налоговый орган).
Суд сделал вывод о том, что ЗАО на момент составления акта проверки от 14 июля 1998 г. задолженности по платежам в бюджет не имеет, однако не провел сравнительного анализа размеров задал-
53
женности перед бюджетом обеих организаций в каждом налогооблагаемом периоде отдельно в 1997 и 1998 гг.
В соответствии с договором № 8 ЗАО получает право вместо ОАО требовать от его должников надлежащего исполнения перечисления средств на погашение задолженности. При этом настоящий договор не влечет каких-либо изменений условий договоров между ОАО и его должниками.
Следует подчеркнуть: актами налоговых проверок установлено, что полученные от должников средства израсходованы ЗАО не на собственные нужды, а на оплату за ОАО различного вида задолженностей. Поскольку в силу ст. 382 ГК РФ цессия предполагает выбытие кредитора из обязательства и появление на его месте нового лица, при новом разрешении спора суду следует установить соответствие названных условий договора № 8 требованиям ст. 382 ГК РФ с учетом его реального исполнения.
Из имеющихся в деле актов, содержащих перечень должников, видно, что в перечень вошли арендаторы по договорам аренды, заключенным с ОАО. Суд, делая вывод о заключении оспариваемого договора в соответствии со ст. 382 ГК РФ, не дал оценку его соответствия ст. 383 ГК РФ, в то время как согласно ст. 608 ГК РФ арендодателями могут быть либо собственники, либо лица, управомо-ченные законом или собственником сдавать имущество в аренду3".
Однако нередки случаи, когда налоговые органы, обращаясь в суд с исками о признании сделок недействительными, не указывают, в чем именно заключается нарушение сторонами договора основ правопорядка.
Налоговая инспекция обратилась в Арбитражный суд г. Москвы с иском к ООО «Экспомедиа», Мингосимуществу России, ЦСКА о признании недействительным договора аренды футбольного манежа и помещения в легкоатлетическом футбольном комплексе ЦСКА от 1 декабря 1997 г. № АР-37/1297 и о взыскании дохода, полученного по 588 договорам субаренды на участие в выставке-ярмарке, в сумме4 034 268 руб., поскольку статус юридическоголица ООО «Экспомедиа» приобрело лишь 8 января 1998 г.
Решением от 24 марта 1999 г., оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 24 мая 1999 г., Арбитражный суд г. Москвы отклонил исковые требования, так как оспариваемый договор не был заключен в установленном порядке и позднее стороны оформили договор от 4 августа 1998 г. № 01-7/672.
Законность и обоснованность названных судебных актов проверена в порядке ст. 171 АПК РФ в связи с кассационной жалобой инспекции, в которой налоговый орган ссылается на нарушение ответчиками основ правопорядка.
Согласно ст. 169 ГК РФ сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна. Главные устои основ правопорядка в Российской Федерации закреплены Конституцией РФ. Между тем налоговый орган, обращаясь в суд с иском о признании сделки недействительной и о взыскании всего полученного по ней в доход Российской Федерации, не сослался на нормы Конституции РФ, нарушенные ответчиками при подписании договора аренды футбольного комплекса. Такой нормой права, закрепленной в ст. 57 Конституции РФ, может быть правовая норма об обязанности каждого платить законно установленные налоги и сборы. Однако, заявляя исковые требования и участвуя в разрешении спора, Инспекция не указала, каким образом нарушение порядка заключения договора аренды повлияло на выполнение ответчиками обязанности по уплате налогов.
При таких обстоятельствах не имелось оснований к удовлетворению исковых требований налогового органа о признании договора аренды недействительным и о взыскании полученного по нему дохода в бюджет Российской Федерации. Таким образом, судебные акты об отказе в иске отмене не подлежат-11.
Значение сроков исковой давности при налогообложении юридических лиц
Истечение срока исковой давности влияет на наличие объекта налогообложения прибыли. Инспекция МНС России обратилась в Арбитражный суд г. Москвы с иском к товариществу с ограниченной ответственностью (ТОО) «Нилебст» о взыскании 8350руб. штрафа в соответствии с п. 1 ст. 122 Н К РФ по налогу на прибыль. Одновременно заявлено встречное исковое требование о признании решения налогового органа недействительным.
Решением от 27 февраля 2001 г. исковые требования Инспекции отклонены, встречное исковое требование удовлетворено, поскольку не истек срок исковой давности по взысканию кредиторской задолженности ответчика, которая в связи с ликвидацией последнего перешла к его учредителю. В апелляционной инстанции решение суда
} ФАС МО. — Дело КА-А40/1052-99.
31 ФАС МО. - Дело КА-А40/2351 -99.
5-1
55
не проверялось. Законность и обоснованность судебного акта проверены АПК РФ всвязи с кассационной жалобой Инспекции МНС России, в которой налоговый орган ссылается на то, что исполнение обязательств перед кредиторами Товарищества его учредителем не погашает кредиторскую задолженность Товарищества.
Актом налоговой проверки установлено, что кредиторская задолженность Товарищества образовалась в результате совершения им операций по выдаче векселей. Суд пришел к выводу, что не истек двухмесячный срок, установленный для заявления требований кредиторов п. 1 ст. 63 ГК РФ в случае ликвидации юридического лица. Однако при принятии решения судом не был проверен факт истечения общего срока исковой давности, установленного ст. 196 ГК РФ, что повлияло на вывод об отнесении кредиторской задолженности к внереализационным доходам ответчика.
Суд ссылался на то, что в соответствии с протоколом общего собрания участников ТОО «Нилебст» от 20 сентября 2000 г. № 6-кр ООО «Гореф» как участник ТОО «Нилебст» принимает к исполнению все обязательства последнего перед кредиторами. В то же время судом не проверено соблюдение при этом требований гл. 24 ГК РФ о перемене лиц в обязательстве.
В связи с этим решение суда следовало отменить, а дело — передать на новое рассмотрение для выяснения указанных обстоятельств".
Положения ГК РФ об исковой давности не применяются в отношении сроков, связанных с привлечением налогоплательщиков к налоговой ответственности. Налоговые органы, предъявляя в арбитражные суды иски о взыскании с налогоплательщиков штрафных санкций, иногда пропускают срок, установленный ст. 115 НК РФ для обращения в суд с такими исками. В п. 20 постановления Пленума ВАС РФ от 11 июня 1999 г. № 41/9 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой Налогового кодекса Российской Федерации» срок, установленный данной статьей Кодекса, охарактеризован как пресскательный. Между тем судебно-арбитражная практика свидетельствует о том, что налоговые органы не согласились с этой правовой позицией ВАС РФ.
Инспекция МНС России обратилась в Арбитражный суд г. Москвы с иском к обществу с ограниченной ответственностью о взыскании 200 руб. штрафа в соответствии с п. 1 ст. 119 НК РФ.
Решением от 12 февраля 2001 г. Арбитражный суд г. Москвы отклонил требования Инспекции за пропуском срока давности, поскольку
- ФАС МО. — Дело КА-А40/2786-01.
56
декларации по налогу на пользователей автомобильных дорог и налогу на содержание жилищного фонда и объектов социально-культурной сферы за 1999 г. представлены в налоговый орган 3 апреля 2000 г., а иск подан в суд лишь 13 декабря 2000 г. В апелляционной инстанции решение суда не проверялось. Законность и обоснованность судебного акта проверена Федеральным арбитражным судом Московского округа в связи с кассационной жалобой Инспекции МНС России, в которой налоговый орган ссылается на то, что срок давности мог быть применен судом лишь по заявлению одной из сторон.
Инспекция ссылается на то, что в данной правовой ситуации следует исходить из положений ст. 199 ГК РФ о применении судом исковой давности только по заявлению стороны в споре.
Суд кассационной инстанции полагает, что положения гражданского законодательства, регулирующие исковую давность, не могут применяться к налоговым правоотношениям, так как НК РФ установлены самостоятельные сроки давности, не являющиеся по своей природе сроками исковой давности. Согласно ст. 195 ГК РФ исковой давностью признается срок для защиты по иску лица, право которого нарушено, в то время как срок давности, установленный ст. 115 НК РФ, носит характер пресекательного для обращения налоговых органов в суд с иском о взыскании налоговой санкции с налогоплательщика.
При таких обстоятельствах оснований к отмене решения суда не имелось".
Значение правильного определения характера
права собственности либо иного права
на недвижимое имущество в сфере
налогообложения
Необходимо отметить еще раз значение государственной регистрации права собственности и других вещных прав на недвижимое имущество для определения объекта налогообложения. При расчете налогооблагаемой базы и пользовании льготным налогообложением важно верно определить характер прав, которыми налогоплательщик обладает в отношении недвижимого имущества.
Акционерное общество закрытого типа (АОЗТ) обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к Инспекции МНС России о признании недействительным ее решения о привлечении истца к от-
33 ФАС МО. — Дело КА-А40/2356-01.
57
ветственности в соответствии с п. 1 и 3 ст. 120 НК РФ, а также об уплате не полностью уплаченных налогов на рекламу, на прибыль, на добавленную стоимость за 1997—1999 гг. и соответствующей пени. Решением от 18 июля 2001 г. Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил требования Общества. В апелляционной инстанции решение суда не проверялось. Законность и обоснованность судебного акта проверена в связи с кассационной жалобой Инспекции МНС России, в которой налоговый орган ссылается на то, что судом сделан неправильный вывод о пользовании налогоплательщиком льготой по финансированию капитальных вложений.
Согласно подп. «а» п. 1 ст. 6 Закона РФ «О налоге на прибыль предприятий и организаций» при исчислении налога на прибыль облагаемая прибыль при фактически произведенных затратах и расходах за счет прибыли, остающейся в распоряжении предприятия, уменьшается на суммы, направленные предприятиями отраслей сферы материального производства на финансирование капитальных вложений производственного назначения.
В соответствии со ст. 3 устава АОЗТ общество осуществляет деятельность в сфере материального производства по ремонту и техническому обслуживанию автотранспортных средств, междугородным и международным перевозкам и прочим видам деятельности.
Как усматривается из материалов дела, актом приемки-передачи имущества от 24 июня 1998 г. к договору на аренду нежилых помещений с правом выкупа от 19 мая 1998 г. № 28 подтверждается, что Обществу передана территория с расположенным на ней имущественным комплексом, а именно: мойка автомашин, боксы для ремонтных работ, складские помещения, технологические строения. Таким образом, АОЗТ, являясь предприятием отрасли сферы материального производства, приобретая указанный имущественный комплекс, направило денежные суммы на финансирование капитальных вложений производственного назначения.
Поскольку в соответствии с п. 1.1 договора № 28 нежилые строения передавались истцу в аренду с правом выкупа в собственность, следовало прийти к выводу о том, что направленные на выкуп этих строений денежные средства носили характер капитальных вложений, несмотря на оформление документов о праве собственности в более поздний период.
При таких обстоятельствах оснований к отмене решения суда, которым исковые требования Общества удовлетворены, не имелось34.
34 ФАС МО. —Дело КА-А40/6102-01.
58
Глава 2
ОТДЕЛЬНЫЕ ВИДЫ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ И НАЛОГОВЫЕ ПРАВООТНОШЕНИЯ
Судебно-арбитражная практика показывает, что отнесение сделки к тому или иному виду договоров прямо влияет на вывод суда о наличии или отсутствии объекта налогообложения при взимании нсиюга на добавленную стоимость и налога на прибыль, а также о праве налогоплательщика на налоговые льготы. Налоговые органы при проведении налоговых проверок нередко пытаются дать иную правовую квалификацию сделкам, заключенным сторонами, чем ее определили сами стороны, находящиеся в договорных отношениях.
В связи с этим при рассмотрении налоговых споров арбитражный суд должен тщательно анализировать сложившиеся между юридическими лицами гражданские правоотношения, с тем чтобы, с одной стороны, не нарушить право лица на свободу договора, а с другой — не оказаться в роли прикрытия ухода недобросовестных налогоплательщиков от налогообложения.
Отдельные виды обязательств
О договорах поставки. Закрытое акционерное общество обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к Государственной налоговой инспекции РФ о признании недействительными ее решений от 14 мая 1999 г. № 15/3603 и от 27 мая 1999 г. № 14/4028 о привлечении Общества к ответственности в виде взыскания штрафов в размере 20% от неуплаченной в I и II кв. 1998 г. суммы налога на добавленную стоимость, налога на пользователей автодорог за 1997-1998 гг., налога на содержание жилищного фонда и объектов социально-культурной сферы за 1997—1998 гг., а также штрафов в размере 5 тыс. руб. за нарушение правил составления налоговых деклараций по всем этим видам налогов в соответствии с актом налоговой проверки от 15 апреля 1999 г. и о применении мер принудительного исполнения обязанности по уплате налога, пени путем выставления инкассовых поручений.
Решением от 16декабря 1999 г., оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 10 февраля 2000 г., исковые требования отклонены, поскольку Общество, являясь постав-
59
шиком бриллиантов, не уплатило в установленном порядке перечисленные налоги.
Как усматривается из материалов дела и установлено судом первой и апелляционной инстанций, между Обществом в качестве поставщика и бельгийской фирмой-получателем заключены контракты от 17 сентября 1996 г. № 09/96 и от 7 января 1997 г. № 01/97, в соответствии с которыми поставщик поставляет, а получатель принимает произведенные поставщиком бриллианты по спецификациям, являющимся неотъемлемой частью контрактов. Контрактами установлен порядок упаковки товара поставщиком, его отпуска и получения денежных средств поставщиком за поставляемый товар. Суд пришел к обоснованному выводу о том, что между сторонами заключены договоры поставки, а не комиссии, как полагает Общество.
Согласно ст. 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. И лишь в случае его неясности, что не относится к данной ситуации, суд устанавливает в соответствии с указанной статьей Кодекса значение договора путем сопоставления с другими yt -ловиями и смыслом договора в целом. При таких обстоятельствах налоговый орган обоснованно исчислил налоги с выручки, полученной Обществом за поставленные бриллианты, а не с комиссионного вознаграждения, не предусмотренного контрактами. Поскольку при этом нарушения, которые, по мнению Общества, имели место при проведении налоговой проверки, не повлияли на правильность выводов Инспекции, эти нарушения не могут являться сами по себе основанием признания решений налогового органа недействительными.
Общество утверждало, что Инспекцией проверены только два договора, однако это утверждение не соответствует тексту акта проверки, в соответствии с которым были проверены бухгалтерская отчетность, первичные банковские документы, хозяйственные договоры, журналы-ордера и оборотные ведомости, таможенные декларации и т.п. Кроме того, исчисление Обществом налога на прибыль не было предметом данной налоговой проверки, носящей выборочный характер. Общество также полагало, что с его стороны могла иметь место переплата по другим налогам, которые не были предметом означенной налоговой проверки, а при наличии подобного обстоятельства налогоплательщик вправе обратиться к налоговому органу с требованием о производстве зачета.
Исходя из этого, суд кассационной инстанции не нашел оснований к отмене судебных актов35.
35 ФАС МО. —Дело № КА-А40/1064-00.
60
О подряде. Государственное предприятие обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к налоговой инспекции о признании частично недействительным ее решения о взыскании суммы заниженной прибыли, штрафа.
Решением от 11 мая 1999 г. Арбитражный суд г. Москвы признал недействительным решение инспекции в части применения финансовых санкций за отнесение на себестоимость по договорам, заключенным госпредприятием с организациями «Энергетик», «Монтажник», «Крис», «Варга». В апелляционной инстанции решеьше суда не проверялось.
Кассационная жалоба инспекции подлежала отклонению по следующим основаниям.
В соответствии со ст. 431 ГК РФ суд при толковании условий договоров, заключенных с АО «ИП Крис», МП «Монтажник», ИЧП «Варга», «Энергетик», исходил из буквального значения содержащихся в них слов и выражений, определяющих, что предметами договоров являются ремонтные работы, а не реконструкция объектов основных фондов. При таких обстоятельствах суд пришел к обоснованному выводу о том, что предприятием при отнесении на себестоимость затрат по этим договорам не нарушен п. 2 «е» Положения о составе затрат по производству и реализации продукции (работ, услуг), включаемых в себестоимость продукции (работ, услуг), и о порядке формирования финансовых результатов, учитываемых при налогообложении прибыли (далее — Положение о составе затрат), утвержденного постановлением Правительства РФ от 5 августа 1992г. №55236.
Государственное предприятие «Московская железная дорога» (далее — МЖД) обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к налоговой инспекции и Управлению федеральной службы налоговой полиции по г. Москве о признании недействительным их решения о взыскании суммы заниженного налога на прибыль, штрафа.
Решением от 17 февраля 1999 г., оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 13 апреля 1999г., Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил требования МЖД в части применения финансовых санкций за отнесение на себестоимость расходов на капитальный ремонт станций Москва-Рижская, Москва-Бутырская, вагонного участка Западного направления. Законность названных судебных актов проверена АПК РФ в связи с кассационной жалобой МЖД.
36 ФАС МО. — Дело № КА-А40/2463-99.
61

<< Предыдущая

стр. 2
(из 4 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>