<< Предыдущая

стр. 4
(из 4 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

В соответствии с п. 3 постановления Пленума ВАС РФ от 19 апреля 1999 г. № 5 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с заключением, исполнением и расторжение'м договоров банковского счета» при разрешении споров следует принимать во внимание, что обязательство банка плательщика перед клиентом по платежному поручению считается исполненным в момент надлежащего зачисления соответствующей денежной суммы на счет банка получателя, если договором банковского счета клиента и банка плательщика не предусмотрено иное.
Следовательно, местом исполнения денежного обязательства ООО «Митте» перед своими поставщиками будет считаться место нахождения банков, обслуживающих этих поставщиков.
При новом разрешении спора суду следует установить банковские реквизиты поставщиков Общества, указанные в договорах поставки, и истребовать выписки из корреспондентских счетов банков, обслуживающих поставщиков.
Ссылка Общества на постановление Конституционного Суда РФ от 20 февраля 2001 г. № 3-П о проверке конституционности п. 2 ст. 7 Федерального закона «О налоге на добавленную стоимость» не принимается судом во внимание, так как указанным постановлением определяется порядок исчисления и уплаты суммы НДС, подлежащей внесению в бюджет, по товарам, расчеты по которым производятся без фактического движения денежных средств (зачет встречных требований, бартерные операции). Только при использовании всех гражданско-правовых способов реализации товара и обусловленных этими способами форм фактической уплаты поставщикам сумм налога у налогоплательщика возникает право на возмещение уплаченного налога за счет средств федерального бюджета.
Суд кассационной инстанции не принимает во внимание ссылки Общества на наличие между ним и поставщиками налоговых правоотношений, поскольку на основании п. 2 определения Конституционного Суда РФ от 25 июля 2001 г. № 138-О отношения, возникающие между налогоплательщиками и кредитными учреждениями при исполнении последними платежных поручений на списание налоговых платежей, являются налоговыми правоотношениями.
95
Отношения же банка и его клиента, вытекающие из договора банковского счета и основанные на принципе разумности и добросовестности, являются гражданскими правоотношениями.
Ссылка Инспекции на письмо Московской регистрационной Палаты об отсутствии регистрации ООО «Метинвест» судом не принимается во внимание как не основанная на нормах гражданского и налогового законодательства. Факт регистрации юридического лица или отсутствие такого факта не может считаться доказательством ненадлежащего исполнения покупателем своей обязанности по перечислению поставщикам НДС и также являться доказательством неосновательно приобретенных средств за счет бюджета.
Что касается ссылки Инспекции на ненадлежащее перечисление денежных средств в валюте Российской Федерации в банки-нерезиденты, то указанные факты могут быть признаны нарушениями банковского, а не налогового законодательства56.
Другие виды обязательств
О комиссии. Открытое акционерное общество «Сиданко» (далее — ОАО) обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к налоговой инспекции о признании недействительным постановления от8 июня 1999 г. № 23 о взыскании налога на добавленную стоимость в сумме 250 271 195 руб. и 34 645 842 руб. пени за несвоевременную уплату налога, а также 5000 руб. штрафа за нарушение правил составления налоговой декларации, поскольку истцом была неправомерно заявлена льгота по НДС за декабрь 1998 г. и январь 1999 г.
Решением от 24 августа 1999 г. Арбитражный суд удовлетворил требования истца, признав правомерность использования им льготы по НДС. В апелляционной инстанции решение суда не проверялось. Законность и обоснованность решения суда проверены в связи с кассационной жалобой налоговой инспекции, в которой Инспекция не признает Общество экспортером, имеющим право пользования льготным налогообложением.
Как усматривалось из материалов дела и установлено судом первой инстанции, ОАО в качестве комитента заключило с ЗАО «Ин-терросимпэкс» — комиссионером (далее — ЗАО) договор комиссии от 5 октября 1998 г. № 2/018-252-0608, в соответствии с которым комитент поручает комиссионеру осуществить экспортную операцию по продаже никеля катодного и меди катодной с учетом дополне-
56 ФАС МО. — Дело КА-А40/2522-02.
96
ний к договору. ЗАО 5 октября 1998 г. заключило с фирмой «Нори-метЛтд» (Лондон) контракт№ 40162617-2/98/110 (далее — контракт) купли-продажи медных и никелевых катодов, в котором, с учетом дополнений, ОАО указано в качестве комитента продавца.
Поскольку нормы ГК РФ, регулирующие отношения комиссии, не требуют заключения при этом многосторонней сделки, нельзя признать обоснованным довод ответчика о том, что перечисленные организации были обязаны подписать трехсторонний договор.
Истцом представлены в обоснование пользования льготой все документы, перечисленные в нормативных правовых актах, регулирующих порядок исчисления и уплаты налога на добавленную стоимость. Само по себе представленное в суд кассационной инстанции письмо Восточно-Сибирского таможенного управления от 26 августа 1999 г. № 22-25/3398 об отсутствии в таможенных органах Восточно-Сибирского региона сведений об оформлении государственной таможенной декларации по исполнению контракта при наличии самих государственных таможенных деклараций поступления в Россию валютных средств за отгруженный товар на счет истца не лишает доказательственной силы названные документы в совокупности. В случае возбуждения уголовного дела по факту отсутствия реального экспорта и получения результатов встречной налоговой проверки ЗАО ответчик вправе обратиться в арбитражный суд по вновь открывшимся обстоятельствам.
На момент рассмотрения кассационной жалобы соответствующих материалов налоговым органом суду не представлено, поэтому его довод о том, что отклонение судом первой инстанции ходатайства Инспекции об отложении дела явилось препятствием для представления дополнительных документов, не признан обоснованным.
Налоговый орган ссылался на ч. 2 п. 1 ст. 990 ГК РФ, согласно которой по сделке, совершенной комиссионером с третьим лицом, приобретает права и становится обязанным комиссионер, хотя бы комитент и был назван в сделке или вступил с третьим лицом в непосредственные отношения по исполнению сделки. Указанная норма права устанавливает, что ответственность по заключенной комиссионером сделке перед третьим лицом несет сам комиссионер, а не комитент. Эта норма права не исключает таким образом действие ч. 1 этого же пункта названной статьи Кодекса, в соответствии с которой комиссионер действует по поручению комитента и за его счет.
Суд пришел к обоснованному выводу о том, что именно комитент — ОАО, по поручению и за счет которого осуществлен экспорт цветных металлов, вправе пользоваться льготой по НДС. Этот вы-
97
вод подтверждается также имеющимися в деле экспортными разрешениями на погрузку экспортных товаров, оформленных на имя ОАО, коносаментами, отчетом комиссионера.
Инспекция ссылалась на то, что паспорт сделки оформлен на ЗАО, а не на ОАО.
Паспорт сделки в соответствии с п. 1 Инструкции Банка России № 19, ГТК России № 01-20/10283 от 12 октября 1993 г. «О порядке осуществления ватютного контроля за поступлением в Российскую Федерацию валютной выручки от экспорта товаров». В настоящее время действует Инструкция от 13 октября 1999 г., представляющая собой документ, оформляемый в целях валютного контроля за поступлением валютных средств на счета предприятий и организаций — резидентов Российской Федерации, в данном случае — ЗАО, которое осуществляло обязательную продажу 50% иностранной валюты на внутреннем валютном рынке. Поскольку контракт оформлен от имени комиссионера ЗАО, то именно последний в силу п. 3.1 названной Инструкции обязан был оформить паспорт сделки.
То обстоятельство, что ЗАО по определению, приведенному в п. 1 Инструкции о порядке осуществления валютного контроля, считается экспортером в целях осуществления контроля за поступлением валютных средств, не отменяет действие п. 22 Инструкции «О порядке исчисления и уплаты налога на добавленную стоимость», позволившего пользоваться льготой не только организации, непосредственно осуществляющей экспорт товара, но и в случае использования услуг посреднических организаций, комиссионеров и поверенных (в настоящее время п. 2 ст. 165 НК РФ). Назван ной Инструкцией также не может быть отменено действие ст. 990 ГК РФ, регулирующей отношения комиссии, сложившиеся между истцом и ЗАО.
При таких обстоятельствах оснований котмене решения не имелось57.
О простом товариществе. Налоговая инспекция обратилась в Арбитражный суд Московской области с иском к закрытому акционерному обществу о взыскании финансовых санкций от суммы доначисленного налога на прибыль за ведение учета объекта налогообложения с нарушением установленного порядка в соответствии с решением налогового органа по акту документальной проверки за период с 8 июля 1994 г. по 31 декабря 1995 г.
Инспекцией заявлены дополнительные требования о взыскании суммы налога на прибыль и пени, поскольку выставленные на их взыскание инкассовые поручения не исполнены банком. Обществом
"ФАС МО. —Дело КА-А41/3778-99.
98
заявлено встречное исковое требование о признании решения инспекции недействительным.
Решением от 30 июня 1999 г. Арбитражный суд отклонил требования Инспекции, удовлетворив встречное исковое заявление, поскольку налоговым органом не доказан факт занижения прибыли налогоплательщиком. В апелляционной инстанции решение суда не проверялось. Законность и обоснованность решения суда проверены в связи с кассационной жалобой инспекции, в которой налоговый орган ссылался на доказанность факта занижения налогооблагаемой Прибыли.
Согласно п. 6 ст. 2 Закона РФ «О налоге на прибыль предприятий и организаций» в состав доходов от внереализационных операций включаются суммы средств, полученные безвозмездно от других предприятий при отсутствии совместной деятельности. Как усматривалось из материалов дела, между Обществом и частной индивидуальной производственно-коммерческой фирмой (ЧИПКФ) «Арго» заключен договор от 28 июня 1994 г. о совместной деятельности в целях приобретения в общую долевую собственность пакета акций, составляющего 15% уставного капитала АООТ ТД «Протвино», по итогам инвестиционного конкурса. АОЗТ ТД «Мико-Протвино», являющееся правопреемником Ч ИПКФ «Арго», по соглашению от 8 августа 1994 г. уступило свои права и обязанности по договору о совместной деятельности АОЗТ ТД «Мико-Протвино».
Поскольку денежные средства получены Обществом в счет договора о совместной деятельности, они обоснованно не включены последним в состав доходов от внереализационных операций, и с них не исчислен налог на прибыль. Инспекция ссылается на неправильное отражение полученных денежных средств в бухгалтерской отчетности Общества, однако подтверждает, что денежные средства были направлены им всчет инвестиционной деятельности, поэтому суд не мог расценить факт неправильного ведения бухгалтерской отчетности сам по себе как нарушение, повлекшее занижение налогооблагаемой прибыли.
При таких обстоятельствах не имелось оснований к удовлетворению исковых требований Инспекции, в связи с чем решение суда следовало оставить без изменения58.
Закрытое акционерное общество обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к инспекции МНС России о признании недействительным ее решения о привлечении Общества к налоговой ответственности за совершение налоговых правонарушений, предусмотренных п. 3 ст. 120 и п. 1 ст. 122 НК РФ.
58 ФАС МО. — Дело КА-А41/2992-99.
99
Решением от 10 августа 2000 г., оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 10 октября 2000г., Арбитражный суд удовлетворил исковые требования, поскольку поступившая Обществу денежная сумма представляет собой вклад по договору о совместной деятельности и поэтому не подлежит обложению налогом на прибыль. Законность и обоснованность судебных актов проверена в связи с кассационной жалобой инспекции МНС России, в которой налоговый орган ссылался на неверное определение судом характера спорной денежной суммы.
Согласно АПК РФ арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств. Поскольку Обществом в суд представлены доказательства наличия у него совместной деятельности, суд обоснованно пришел к выводу о необходимости учета этих доказательств при расчете налогооблагаемой базы по налогу на прибыль, хотя бы указанные документы и не были представлены налоговому органу при проведении им проверки.
Налоговый орган ссылался на то, что заключение сторонами соглашения о новации от 23 апреля 1998 г. регулируется нормами гражданского законодательства, неприменимыми к налоговым правоотношениям. Хотя это и так, однако оценка характера заключенной сделки, в частности договора о совместной деятельности, влияет на порядок обложения налогом на прибыль, что не может быть не учтено судом.
Соглашение о новации договора о совместной деятельности от 27 мая 1995 г. в обязательство ЗАО по выписке и передаче обществу с ограниченной ответственностью «Войс-М» простого векселя на сумму 2 млн руб. заключено сторонами 23 апреля 1998 г. до истечения срока истребования кредиторской задолженности. Поэтому судом обоснованно не принят во внимание довод Инспекции об истечении указанного срока.
В связи с изложенным суд обоснованно не расценил поступившие Обществу 2 млн руб. в качестве безвозмездно полученных средств и не применил к налогоплательщику ответственность за неуплату с них налога на прибыль и за грубое нарушение правил учета доходов, повлекших занижение налоговой базы.
При таких обстоятельствах не имелось оснований к отмене судебных актов5'.
Общество с ограниченной ответственностью «Альбатрос» (далее — ООО «Альбатрос») обратилось в Арбитражный суд Мурманс-
! ФАС МО. — Дело КА-А40/5785-00.
100
кой области с иском о признании частично недействительным решения Инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам (далее — налоговая инспекция) от 14 июля 2000 г. № 109 о привлечении ООО «Альбатрос» к налоговой ответственности, доначислении налогов и пеней.
Решением суда от 11 апреля 2001 г. в удовлетворении исковых требований отказано.
Постановлением апелляционной инстанции от 18 икыщ;2001 г. решение суда оставлено без изменений.
В кассационной жалобе ООО «Альбатрос» просит отменить решение и постановление суда и вынести решение об удовлетворении исковых требований, указывая на то, что судами не приняты во внимание фактические вклады предприятий; задолженность ИЧП «РТМ» является нереальной для взыскания.
В судебном заседании представитель ООО «Альбатрос» поддержал доводы, изложенные в кассационной жалобе.
Законность решения и постановления проверена в кассационном порядке.
Как усматривается из материалов дела, налоговая инспекция провела проверку соблюдения налогового законодательства ООО «Альбатрос», правопреемника закрытого акционерного общества «Альбатрос» (далее — ЗАО «Альбатрос»), за период с 1 января 1997 г. по 31 декабря 1999 г., о чем составлен акт от 14 июня 2000 г. По результатам проверки вынесено решение от 14 июля 2000 г. № 109 о привлечении ООО «Альбатрос» к ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 122 Налогового кодекса Российской Федерации, доначислении налогов на прибыль и на добавленную стоимость с соответствующими пенями.
В ходе проверки установлено, что ЗАО «Альбатрос» являлось участником совместной деятельности по договору от 1 апреля 1997 г. № 3, в соответствии с которым стороны обязуются сотрудничать в области организации совместного производства по ремонту судов и реализации рыбопродукции, полученной за выполнение судоремонтных работ. Пунктом 3.3 договора предусмотрено, что в качестве вклада ЗАО «Альбатрос» предоставляет бытовое помещение, автотранспорт и оформляет документацию с инспектирующими и контролирующими органами.
Налоговая инспекция полагает, что поскольку уполномоченный участник совместной деятельности — ЗАО «Шхуна» — не производил расчет прибыли от совместной деятельности и распределение ее долей участникам, а договором от 1 апреля 1997 г. не предусмотрены принципы распределения прибыли, то следует применять правила
101
ст. 1042 и 1048 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с которыми прибыль, полученная товарищами в результате их совместной деятельности, распределяется пропорционально стоимости вкладов товарищей в общее дело, а вклады товарищей предполагаются равными по стоимости, если иное не следует из договора простого товарищества или фактических обстоятельств.
Однако в соответствии с п. 11 ст. 2 Закона Российской Федерации «О налоге на прибыль предприятий и организаций» прибыль, полученная в результате совместной деятельности нескольких предприятий без создания юридического лица, распределяется между участниками совместной деятельности до налогообложения на основании заключенного ими договора. Прибыль, полученная каждым участником совместной деятельности после распределения, включается во внереализационные доходы и облагается налогом в составе валовой прибыли по установленным ставкам налога на прибыль.
Соглашаясь с позицией налоговой инспекции, суды первой и апелляционной инстанций не учли, что в налогооблагаемую базу участника совместной деятельности должна включаться только распределенная ему доля общей прибыли. В соответствии с п. 3 ст. 2 Гражданского кодекса Российской Федерации к налоговым отношениям гражданское законодательство не применяется.
Суды первой и апелляционной инстанций не дали никакой оценки актам приемки-передачи по договору о совместной деятельности между ЗАО «Альбатрос» и ЗАО «Шхуна», имеющимся на листах 59 и 60. Из этих актов видно, что фактически ЗАО «Шхуна» выполнило свои обязанности по распределению прибыли за третий и четвертый кварталы 1997 г. Указанная в актах сумма соответствует сумме, включенной во внереализационные доходы самим ООО «Альбатрос».
В судебном заседай и и кассационной инстанции представитель ООО «Альбатрос» пояснил, что факт распределения ему в 1996 г. именно этой суммы подтверждается также журналами ордеров, которые были представлены в суд первой инстанции, но суд не дал им никакой оценки.
Таким образом, решение и постановление суда в этой части являются недостаточно обоснованными, в связи с чем подлежат отмене, а дело — передаче на новое рассмотрение.
При новом рассмотрении суду надлежит исследовать указанные выше доказательства, представленные истцом, дать им надлежащую оценку и установить, какая доля прибыли от совместной деятельности распределена в 1996 г. ООО «Альбатрос»60.
3 ФАС СЗО. - Дело А42-5929/00-23-662/01.
102
Глава 3
СООТНОШЕНИЕ ГРАЖДАНСКОГО
И ТАМОЖЕННОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
ПРИ УПЛАТЕ ТАМОЖЕННЫХ ПЛАТЕЖЕЙ
И В ИНЫХ СЛУЧАЯХ
Возможность возврата излишне уплаченных таможенных платежей ограничена годичным сроком по Таможенному кодексу РФ, а не трехлетним по Гражданскому кодексу РФ. В соответствии с п. 2 ст. 30 Налогового кодекса РФ в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, полномочиями налоговых органов обладают таможенные органы. В то же время таможенные органы наделены полномочиями и действуют в пределах, установленных таможенным законодательством. К таможенным правоотношениям, так же как и к налоговым, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законом. Иллюстрацией данного вывода может служить следующее дело.
Управление материально-технического и бытового обеспечения учреждения обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к таможне и Минфину России о взыскании 893руб. 14коп. излишне уплаченных таможенных платежей и 1166 руб. 35 коп. процентов в соответствии со ст. 395 ГК РФ.
Решением от 26 января 2000 г. Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил исковые требования в размере 834 руб. 90 коп. за счет таможни, в остальной части иска отказал, так как ст. 395 ГК РФ не может быть применена к правоотношениям сторон. В иске к Минфину России отказано. В апелляционной инстанции решение суда не проверялось. Законность и обоснованность решения суда проверены в связи с кассационной жалобой таможни, в которой таможенный орган просил отменить решение суда в части удовлетворения исковых требований, ссылаясь на истечение срока возврата таможенных платежей.
Таможня считает, что данный спор не подведомственен арбитражному суду, поскольку возник между сторонами, не относящимися к коммерческим организациям, и касается бюджетных средств. Между тем согласно ч. 1 ст. 22 АПК РФ от 5 мая 1995 г. арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам, возникающим из гражданских, административных и иных правоотношений. Аналогичные положения содержатся в ныне действующем АПК. При
103
этом закон не ограничивает право того или иного вида юридического лица на обращение в арбитражный суд в зависимости от того, на каком праве собственности — хозяйственного ведения или оперативного управления — принадлежит имущество данному юридическому лицу.
Платежное поручение от 7 сентября 1995 г. № 1453 на предоплату за таможенные сборы и процедуры оформлено самим истцом, а не Минфином России, с указанием таможни в качестве получателя средств, что свидетельствует о возникших между сторонами экономических взаимоотношениях, споры по поводу которых в силу ст. 22 АПК РФ разрешаются арбитражным судом.
Согласно ст. 119 Таможенного кодекса РФ таможенные платежи уплачиваются до принятия или одновременно с принятием таможенной декларации (ст. 329, 330 ТК РФ в ред. от 28 мая 2003 г. № 61-ФЗ).
В связи с этим нельзя признать обоснованным вывод суда о том, что внесение авансового платежа таможенных платежей, произведенного Управлением, не урегулировано нормами таможенного законодательства.
На этом же основании следует признать неправомерным применение к правоотношениям сторон норм Гражданского кодекса, поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 2 ГК РФ гражданское законодательство регулирует имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников, в то время как обязанность по уплате таможенных платежей возникает не из договорных отношений и не из отношений вследствие причинения вреда.
К имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством (ч. 3 ст. 2 ГК РФ). Согласно ст. 125 Таможенного кодекса РФ сумма излишне уплаченных или взысканных таможенных платежей подлежит возврату по требованию лица в течение года с момента уплаты или взыскания таких платежей (в соответствии с п. 2 ст. 355 ТК РФ в ред. от 28 мая 2003 г. № 61-ФЗ этот срок является трехгодичным).
Как усматривалось из материалов дела и установлено судом первой инстанции, Управлением по платежному поручению № 1453 уплачена таможенная предоплата за таможенные сборы и процедуры по оформлению грузов. Поскольку с требованием о возврате остатка денежных средств Управление обратилось к таможне в
104
письме от 1 ноября 1996 г. № 7/СН/7П-361, т.е. по истечении годичного срока, оснований к удовлетворению исковых требований о возврате 893 руб. 14 коп. таможенных платежей не имелось. Таким образом, решение суда в данной части следовало отменить, в иске — отказать61.
Следующее дело раскрывает механизм использования широких возможностей, предоставляемых ГК РФ в сфере предпринимательской деятельности для временного вывода денежных средств из бюджета в целях получения коммерческими структурами прибыли от использования бюджетных средств. Новороссийская таможня обратилась в Арбитражный суд г. Москвы с исками к ТОО КБ «Мост-Банк» об обяза-нии исполнить обязательство в натуре, обеспечив поступление денежных средств в размере 79 684 долл. США, 414 119 долл. США, 384 562 24 долл. США по заявлениям о переводе денежных средств за август и сентябрь 1998 г. ГТК России, а также о взыскании, с учетом увеличения размера исковых требований, процентов за пользование чужими денежными средствами в соответствии со ст. 395 и 866 ГК РФ.
Решением от 15 июня 1999 г. Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил исковые требования таможни, поскольку материалами дела подтверждается неисполнение банком обязательств по договору банковского счета, не расторгнутому на момент оформления заявлений о переводе денежных средств. В апелляционной инстанции решение суда не проверялось. Законность и обоснованность названного решения проверены в связи с кассационной жалобой ТОО КБ «Мост-Банк», в которой банк ссылался на наличие договора, в соответствии с которым обязательства по договору банковского счета переданы Росбанку.
В соответствии с п. 12 и 13 постановления Пленума ВАС РФ № 5 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с заключением, исполнением и расторжением договоров банковского счета» в случае расторжения договора банковского счета клиент вправе требовать от банка перечисления остатка денежных средств на другой счет не позднее семи дней или его выдачи либо обратиться в суд с иском о взыскании с банка остатка денежных средств. Поскольку из текста данного постановления не вытекает наличие обязанности банка исполнения заявлений о переводе денежных средств после расторжения договора банковского счета, нельзя признать обоснованным требование таможни об обязании исполнить обязательство в натуре согласно заявлениям за август,
61 ФАС МО. — Дело КА-А40/1581-00.
105
сентябрь 1998 г. после расторжения договора банковского счета от 7 августа 1997 г. по письму истца от 24 ноября 1998 г. № 05-11/8134.
При таких обстоятельствах решение суда в данной части следовало отменить, в иске — отказать.
В остальной части решение суда следовало оставить без изменения по следующим основаниям.
Согласно ст. 125 ГК РФ от имени Российской Федерации и субъектов Российской Федерации могут своими действиями приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права и обязанности, выступать в суде органы государственной власти в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов.
ГТК РФ утвердил Общее положение о таможне Российской Федерации, в соответствии с п. 1.7 которого таможня является юридическим лицом, имеет самостоятельный баланс, печать, текущие и другие счета в банках и иных кредитных организациях (п. 7прилож. 2 приказа ГТК РФ от 10 октября 2002 г. № 1082). Исходя из этого, ни Новороссийская таможня, ни ГТК России не отвечают по обязательствам друг друга в силу ст. 126 ГК РФ. Поэтому ГТК России, заклю.-чая без участия Новороссийской таможни договор с АКБ «Росбанк», ТОО КБ «Мост-Банк», ЗАО «Медиа-Мост» от 5 ноября 1998 г. № 1 о передаче АКБ «Росбанк» суммы задолженности КБ «Мост-Банк» перед ГТК России по Новороссийской таможне, тем самым распорядился обязательствами самостоятельного юридического лица, каковым является Новороссийская таможня, без ее согласия.
Нормы Таможенного кодекса РФ (ст. 7 и 8), на которые ссылается ответчик, регулируют полномочия ГТК России по осуществлению общего руководства таможенным делом (ст. 1 ТК РФ в ред. от 28 мая 2003 г. № 61-ФЗ) и не применимы к гражданским правоотношениям ГТК России и Новороссийской таможни, возникающим при передаче обязательств по договору банковского счета62.
По материалам данного дела в адрес ГТК России Федеральным арбитражным судом Московского округа вынесено частное определение. Ведь не секрет, что именно в этот период резко снизилось поступление в бюджет доходов от взимания таможенных платежей, в то время как до этого момента и в последующий период эти средства составляли одну из самых значительных доходных статей бюджета.
62 ФАС МО. — Дело КА-А40/2907-99. 106
При проверке законности и обоснованности решения Арбитражного суда г. Москвы от 15 июня 1999 г. Федеральным арбитражным судом Московского округа было установлено следующее.
Между Новороссийской таможней и ТОО КБ «Мост-Банк» 7 августа 1997 г. был заключен договор банковского счета об открытии и ведении счетов Новороссийской таможни, согласно которому банк был обязан своевременно выполнять распоряжения клиента о перечислении и выдаче соответствующих сумм с его счета и проведении других операций по счету.
В связи с ненадлежащим исполнением банком условий договора Новороссийская таможня обратилась в Арбитражный суд г. Москвы с иском об обязании КБ «Мост-Банк» исполнить платежные поручения на общую сумму 878 365,24 долл. США и взыскании 26 149 долл. США процентов за пользование чужими денежными средствами.
Из материалов дела усматривается, что 5 ноября 1998 г. между ГТК России (Таможенный орган), АКБ «Росбанк» (Агент), ТОО КБ «Мост-Банк» (Банк) и ЗАО «Медиа-Мост» (Залогодатель) заключен договор № 1, согласно которому Агент принял на себя обязанность уплатить до 30 декабря 1999 г. денежные средства в размере задолженности Банка перед Таможенным органом по перечислению средств со счетов таможенных органов на счета ГТК России на условиях и в порядке, определенном настоящим договором. Указанный договор КБ «Мост-Банк» определяет как реструктуризацию своей задолженности перед ГТК России.
Обращение Новороссийской таможни с иском в суд последовало 14апреля 1999 г.,т.е. в период действия договора № 1. Изисково-го заявления и представленных сторонами суду документов видно, что Новороссийская таможня не знала о существовании данного договора.
В материалах дела имеется отзыв ГТК России от 15 июня 1999 г. № 07-27/16784 на исковое заявление, которым ГТК России подтвердил неосведомленность Новороссийской таможни о заключении договора № 1 и указал, что названный договор не является препятствием для обращения Новороссийской таможни в арбитражный суд за защитой своих нарушенных прав по договору банковского счета от 7 августа 1997 г.
Не доведя своевременно до Новороссийской таможни информацию о заключении и содержании договора № 1, ГТК России ввел ее в заблуждение относительно лица, обязанного перечислить спорные денежные средства на соответствующие счета ГТК России, а также
107
относительно порядка и срока исполнения обязательств, что повлекло возникновение между сторонами настоящего спора.
В соответствии с ч. 1 ст. 391 ГК РФ переводдолжником своего долга на другое лицо допускается лишь с согласия кредитора. ГТК России в отзыве на исковое заявление указал, что согласия Новороссийской таможни при заключении договора № 1 не получено. Таким образом, в данном случае имел место перевод долга без согласия кредитора, что противоречит требованиям ст. 391 ГК РФ. По мнению представителя ГТК России, Государственный таможенный комитет Российской Федерации, не проинформировав таможенные органы, заключившие с ответчиком договоры банковского счета, о замене стороны (должника) в обязательстве, нарушил требования ст. 391 ГК РФ.
Учитывая изложенное, Федеральный арбитражный суд Московского округа посчитал, что Таможенным комитетом допущено нарушение гражданского законодательства, и счел необходимым вынести в адрес ГТК России частное определение63.
Следующее дело свидетельствует о том, каким образом обращение к понятиям таможенного законодательства позволяет правильно разрешить налоговый спор.
Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд г. Москвы с иском к Инспекции МНС России, с учетом изменения исковых требований, о признании недействительным ее решения от 19 марта 2001 г. № 03/15 в части доначисления налога на прибыль, налога на добавленную стоимость, налога на пользователей автомобильных дорог, налога на содержание жилищного фонда и объектов социально-культурной сферы, пени и штрафов по этим налогам в соответствии с актом выездной налоговой проверки от 3 ноября 1999 г. № 0164, актом дополнительных мероприятий налогового контроля по выездной налоговой проверке от 25 декабря 2000 г. № 03/125 за период с 19 февраля 1997 г. по 31 декабря 1998 г.
Решением от 14 февраля 2002 г., оставленным без изменения постановлением от 18 апреля 2002 г. апелляционной инстанции, Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил исковые требования налогоплательщика, поскольку он обоснованно включил в себестоимость продукции (работ, услуг) затраты, связанные с брокерской деятельностью, а также затраты по договорам, которые в период их действия не были признаны недействительными.
Законность и обоснованность судебных актов проверена в связи с кассационной жалобой Инспекции МНС России, в которой нало-
63 ФАС МО. — Дело А40-14360/99-24-172. 108
J
говый орган ссылается на то, что оказание брокерских услуг Обществу не входило в предмет заключенного им договора, а также на ничтожность заключенных истцом сделок.
Инспекция ссылается на то, что на основании ст. 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений.
Согласно ст. 159 Таможенного кодекса РФ таможенный брокер вправе от собственного имени совершать любые операДОи по таможенному оформлению и выполнять другие посреднические функции в области таможенного дела за счет и по поручению представляемого лица (ст. 139 ТК РФ в ред. от 28 мая 2003 г. № 61 -ФЗ).
В соответствии с п. 1.1 договора № 13 от 12 июля 1997 г., заключенным Обществом с ООО «Гардерика», последнее принимает на себя обязанности по таможенному оформлению грузов, что включает в себя: оформление грузовой таможенной декларации, добавочных листов, краткой декларации, декларации таможенной стоимости, описи к ГТД, корректировку таможенной стоимости, кодирование товара по НТВЭД, расчет таможенных платежей, оформление и комплектование документов.
В связи с этим суд первой и апелляционной инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что предметом договора от 12 июля 1997 г. № 13 является оказание истцу брокерских услуг, как они определены в ст. 159 ТК РФ, что соответствует буквальному значению содержащихся в договоре слов и выражений (ст. 139 ТК РФ в ред от 28 мая 2003 г. №61-ФЗ).
При таких обстоятельствах налогоплательщик обоснованно включил в себестоимость продукции (работ, услуг) затраты по оказанию ему брокерских услуг'"4.
4 ФАС МО. —Дело КА-А40/3853-02.
Заключение
Подводя итоги настоящего обобщения судебно-арбитражной практики, хотелось бы отметить, что, несмотря на законодательный запрет применения гражданского законодательства к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, нельзя избежать влияния норм гражданского права на сферу налоговых и таможенных правоотношений в силу того, что юридические лица, осуществляя предпринимательскую деятельность, одновременно обязаны уплачивать налоги с дохода от этой деятельности.
Другой важный вывод, основанный на данном обобщении судебно-арбитражной практики, состоит в том, что законодатель, используя в гражданском и налоговом законодательстве одни и те же понятия, тем не менее часто вкладывает в них далеко не одинаковый смысл, что затрудняет их правильное применение как налогоплательщиками, так и судами. В связи с этим представляется, что развитие законодательства должно идти по пути придания одним и тем же терминам, применяемым различными отраслями права, одинакового смысла. В случае же необходимости придания тому или иному понятию смысла, отличного от уже имеющегося, должен вводиться другой термин.
110
Содержание
Введение.
Глава 1.
Общие положения Гражданского кодекса РФ в соотношении с положениями
Налогового кодекса РФ.........................................................................................4
Соотношение основных положений Гражданского кодекса РФ с нормами налогового права.......................................................................................«»i............4
Влияние осуществления юридическими лицами гражданских прав
на налоговые правоотношения................................................................................. |7
Значение правоспособности юридического лица, вступающего
в налоговые правоотношения...................................................................................22
Соотношение норм, регулирующих объекты гражданских прав,
с нормами, устанавливающими объекты налогообложения....................................36
Влияние норм права, регулирующих сделки, на порядок налогообложения .........46
Значение сроков исковой давности при налогообложении юридических лиц.......55
Значение правильного определения характера права собственности
либо иного права на недвижимое имущество в сфере налогообложения...............57
Глава 2.
Отдельные виды обязательств и налоговые правоотношения....................................59
Отдельные виды обязательств...................................................................................59
Заем и кредит. Банковский счет и банковские операции ........................................ 71
Другие виды обязательств.........................................................................................96
Глава 3
Соотношение гражданского и таможенного законодательства при уплате
таможенных платежей и в иных случаях...............................................................103
Заключение...............................................................................................................110
ПРОИЗВОДСТВЕННО-ПРАКТИЧЕСКОЕ ИЗДАНИЕ

<< Предыдущая

стр. 4
(из 4 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ