ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава III
ВОЗМОЖНОСТИ ПРИМЕНЕНИЯ ИНЫХ ВИДОВ НЕПРОЦЕССУЛЛЬНЫХ ДАННЫХ
§ 1. ОСОБЕННОСТИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ЧЕРНОВЫХ ЗАПИСЕЙ, АНОНИМНЫХ ЗАЯВЛЕНИЙ И ПИСЕМ
При изучении вопросов использования оперативной информации было установлено, что в уголовных делах, обвинительных заключениях и приговорах имеются случаи применения сведений, содержащихся в черновых записях, дневниках преступников, неофициальных бухгалтерских документах, анонимных письмах и заявлениях.
В соответствии с требованиями ст. 88 УПК перечисленные носители информации не относятся к категории документов—источников доказательств, так как изложенные в них обстоятельства и факты, имеющие значение для дела, нс удостоверены предприятиями, учреждениями, организациями, должностными лицами и гражданами'.
Однако сущность непроцессуальной информации, содержащейся в перечисленных носителях, предопределяет необходимость ее применения для достижения целей раскрытия и расследования преступлений.
В черновых записях, неофициальных бухгалтерских документах, анонимных заявлениях и письмах может содержаться самая различная информация: о совершении преступления конкретными лицами; о существовании и месте, где находятся доказательства, тайники, похищенные ценности; о создании излишков товарно-материальных ценностей и получении (передаче) их в подотчет; о лицах, участвующих в хищении; о необходимости уничтожить доказательства, склонить сообщников, свидетелей к даче заведо-
' Более подробная характеристика указанных видов непроцессуальной информации будет дана при рассмотрении направлений их использования.
мо ложных показании; перепрятать похищенное, дать взятку должностным лицам и т. д.
Практика и результаты [настоящего исследования свидетельствуют о том, что перечисленная неироцессуальная информация имеет важное значение для установления признаков преступления, выявления способа его совершения, определения круга соучастников, мест хранения похищенных и нажитых преступным путем ценностей н ряда Других обстоятельств, существенных для выявления, раскрытия и расследования.
Однако на практике такая информация не всегда полно и эффективно используется, не предпринимаются меры по обнаружению процессуальных источников этой информации, а если это и удается—не полностью используются процессуальные и оперативные возможности для определения относимостн и достоверности содержащихся в них сведений.
Целесообразность рассмотрения вопросов использования оперативной и названных видов непроцессуальной информации в рамках одного исследования объясняется общностью условий их формирования и сходством основных направлений использования.
Как оперативно-розыскная информация, так и сведения, содержащиеся в черновых записях, неофициальных бухгалтерских докумеятах, анонимных заявлениях и письмах, формируются вне уголовного процесса, без соблюдения последовательности, порядка и условий, указанных в уголовно-процессуальном законе.
Документы, как обладающие признаками вещественных доказательств, так и не являющиеся такопыми, могут быть привлечены в уголовный процесс с помощью таких процессуальных средств, как осмотр, обыск, выемка и др.
Процессуальная форма проведения названных действий распространяется и на документы, которые были обнаружены в ходе их производства.
Однако перечисленные действия не могут рассматриваться как основной элемент процессуальной формы документов, так как значительная их часть, что называется, «в готовом виде» вовлекается в уголовный процесс в ходе представления и истребования в порядке ст.ст. 70, 109 УПК.
Прежде всего это документы, не обладающие признаками вещественных доказательств.
Для признания их источниками доказательств не требуется проведения таких действий, как осмотр и приобщение к делу соответствующим постановлением.
Признаком процессуальной формы таких документов можно считать письменный запрос (истребование) о его представлении и отметку в материалах дела о получении документа.
Однако основной элемент процессуальной формы документа содержится в нем самом, а не в процессуальном порядке его привлечения в уголовный процесс.
Из требований, содержащихся в ст. 88 УПК, можно сделать вывод о том, что документ является источником доказательства только тогда, когда известен его автор, а содержание излагаемых автором сведений находится в рамках его осведомленности и компетенции. Документы, не обладающие указанными признаками, следует отнести к источникам непроцессуальной информации.
Совпадают основные направления использования оперативной информации и сведений, содержащихся в черновых записях, неофициальных бухгалтерских документах, анонимных заявлениях и письмах.
Информация, содержащаяся в материалах обеих групп, как правило, применяется в качестве ориентира в расследовании (для выдвижения и проверки версий, при принятии некоторых процессуальных решений, не подлежащих обоснованию доказательствами, в тактике следственных действий), что не исключает, при соответствующих условиях, их использование в качестве источников доказательств.
Следует также отметить, что почти в половине изученных дел черновые записи, неофициальные бухгалтерские документы были получены оперативными работниками в ходе принятия оперативно-розыскных мер.
После вовлечения таких материалов в уголовный процесс их относимость к делу и достоверность содержащихся в них сведений определяется в том же порядке, что и при использовании черновых записей, вовлеченных в уголовный процесс обычными способами (процессуальные действия, истребование и представление в порядке ст.ст. 70, 109 УПК).
Перечисленные сходства не исключают и различий между оперативной информацией и сведениями, содержащимися в черновых записях, неофициальных бухгалтерских документах, анонимных заявлениях и письмах. Если оперативная информация—результат принятия оперативно-розыскных (в т. ч. негласных) мер и основная проблема, которая возникает в ходе использования, состоит в выборе тактических приемов ее применения, то задача, возникаю-
9 Згкаа 6297 124
щая при разрешении вопроса об использовании черновых записей, неофициальных бухгалтерских документов, анонимных заявлений и писем, стоит в определении их авторства, достоверности и относимости содержащихся в них сведений.
По своему содержанию) особенностям носителя и направлениям использования информация рассматриваемой группы может быть разделена на:
сведения, содержащиеся в неофициальных бухгалтерских документах, черновых записях и дневниках;
сведения, содержащиеся в анонимных заявлениях н письмах.
Использование информации, содержащейся в неофициальных бухгалтерских документах, черновых записях и дневниках
Каждая хозяйственная операция должна отражаться в надлежаще оформленных документах бухгалтерского учета, которые обеспечивают достоверность и юридическую силу учетных данных, свидетельствуют о законности и реальности совершенных операций и являются основой бухгалтерского учета.
По различным признакам бухгалтерские документы разделяются на: распорядительные и исполнительные, комбинированные и документы бухгалтерского оформления; по степени обобщения—первичные и сводные; по количеству операций—разовые и накопительные; по месту составления—на внутренние н внешние'.
Возможна и иная классификация документов—например, по степени использования технических средств, применяемых для их составления^.
Существенным признаком всех перечисленных видов документов является определенная форма их составления.
В документе должно быть отражено его наименование, порядковый номер, адрес предприятия, учреждения, орга-
' См., напр.: Макаров В. Г. Теория бухгалтерского учета. М., 1966. С. 213—221; Судебная бухгалтерия. М., 1976. С. 38; Атане-сян Г. А., Голубятников С. П. Судебная бухгалтерия. М., 1989. С. 83. ^ Палий В. Ф„ Соколов Я. В. Теория бухгалтерского учета. М„ 1984. С. 183—185; Бабкина JL К., Марченко В. Н. Бухгалтерский учет в торговых организациях и предприятиях. М„ 1984. С. 43—46.
н-изации) лица—участника операции, ее содержание, измерители в натуральном и денежном выражении'.
Кроме того, бухгалтерский документ должен быть выполнен, как правило, на бланке и иметь подписи, печати, штампы и другие реквизиты^.
В бухгалтерском учете под реквизитами документа понимаются отраженные в нем сведения, необходимые для получения исчерпывающего представления о совершенной операции^
Реквизиты делятся на обязательныы для каждого документа и дополнительные^.
Требования, предъявляемые к оформлению документов, сформулированы в Положении о документах и документообороте в бухгалтерском учете, которое утверждено Министерством финансов СССР 29 июля198 3 года^.
Документы бухгалтерского учета и их реквизиты невозможно перечислить в связи с тем, что они разрабатываются как центральными статистическими органами, министерствами и ведомствами, так и самими предприятиями, учреждениями и организациями, исходя из потребностей производства, документооборота, значимости фиксируемых в документах операций и прЛ
По общему правилу, документ, не обладающий перечисленными реквизитами, не является свидетельством законности и реальности совершенной операции и не может быть основой бухгалтерского учета".
Последнее обстоятельство, однако, не означает полного отказа применить сведения, содержащиеся в документах,
' См. Макаров В. Г. Указ. работа. С. 221—225; Палий В. Ф„ Соколов Я. В. Указ. работа. С. 181—183; Бабкина Л. К., Марченко В. Н. Указ. работа. С. 41—43; Судебная бухгалтерия. С. 40.
^ Это не исключает иной (помимо письменной) формы документы. Последний может быть выполнен и на других носителях (перфокарта, табуляграмма, магнитный диск, лепта и т. п.), где также должны быть соответствующие реквизиты. з Макаров В. Г. Ука:^. работа. С. 222. * Бабкина Л. К., Марченко В. Н. Указ. работа. С. 42. ^ Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств СССР. 1984, № 4. С. 3—8.
^ Требования, предъявляемые к составлению документов, перечислены в ряде нормативных актов. См., напр.: Основные положения 110 инвентаризации основных средств, товарно-материальных ценностей. денежных средств н расчетов (утверждено Министерством финансов СССР 30.12.1982 № 179); Положение и бухгалтерских учетах и балансах (утверждено постановлением Совета Министров СССР 29 ию< ня 1979 г. № 663). " Судебная бухгалтерия, М., 1976. С. 40.
не имеющих установленных реквизитов, для раскрытия и расследования хищений. К их числу относятся:
1 ) документы, произвольно установленные должностными или материально ответственными лицами (материалы «самоучета», используемые, как правило, для оперативной взаимной сверки);
2) неофициальные записи материально ответственных и должностных лиц, которые нередко называются «черной бухгалтерией».
Необходимость ведения «черной бухгалтерии» объясняется тем, что, например, расхитители, как правило, не действуют «вслепую», полагаясь только на собственную память и ведут строгий учет количества созданных и подготовленных к хищению излишков, с тем чтобы, изымая их в последующем, точно знать количество ценностей, подлежащих хищению, чтобы документы официальной бухгалтерской отчетности были «в порядке».
Сведения о количестве фактически отпущенных и полученных в подотчет товарно-материальных ценностей, количестве похищенного расхитители обычно заносят в различного рода тетради, журналы, реестры, накопительные ведомости и пр.
Несмотря на то, что такие документы отражают фактический учет и движение материальных ценностей, документами бухгалтерского учета они не являются, так как в них отсутствуют присущие бухгалтерским документам реквизиты.
Основная проблема, которая возникает в ходе использования таких материалов,—это определение их относимо-сти к делу.
Отсутствие на них печатей, штампов, дат, подписей и других реквизитов затрудняет установление периодов их исполнения, наименования и стоимости поступающих (отпускаемых) товаров и, что самое главное,—должностных лиц, отпустивших и принявших товар.
С целью установления относимости таких материалов следует проводить их осмотр, предъявление для опознания в соответствии с требованиями ст. 164 УПК или в ходе допросов, допрос лиц, предположительно исполнявших ' текст, получение образцов почерка, подписей начальника, назначение почерковедческой экспертизы и т. д.
При получении образцов почерка, подписей необходимо иметь в виду, что черновые записи, неофициальные бухгалтерские документы нередко исполняются второпях, в не'
подходящих условиях, иногда с умышленным изменением почерка.
Названные обстоятельства подлежат выяснению в ходе допросов лиц, предположительно исполнивших текст, и других свидетелей, при сопоставлении почерка и подписей, содержащихся в черновых записях, с почерком и подписями документов, сведения об исполнителе которых не вызывают сомнений.
Исследование показало, что возможности для установления авторства черновых записей, относимости и достоверности содержащихся в них сведений используются неполностью.
Так, дактилоскопическая экспертиза для выявления на черновых документах пальцевых отпечатков исполнителя назначалась только в 4 из 96 изученных автором случаев использования материалов рассматриваемой группы, а технико-криминалистические исследования бумаги, красителей, письменных принадлежностей вообще не проводились.
Слабо используются оперативные возможности. Так, поручения о проверке непроцессуальным путем сведений, содержащихся в рассматриваемых материалах, давались следователями органам дознания только по 14 изученным делам, причем рапорты (сообщения, уведомления) о принятии оперативно-розыскных мер и их результатах имелись только в 10 делах.
Анализ последних показал, что оперативным путем устанавливаются: (а) лица, могущие в качестве свидетелей подтвердить обстоятельства, указанные в черновых записях; (б) местонахождение предметов и документов и пр. В некоторых из них содержалось лишь сообщение о подтяерждении непроцессуальным путем фактов, изложенных в материалах рассматриваемой группы.
В процессе установления авторов черновых записей, определения относимости и достоверности содержащихся в них сведений последние, так же как и оперативная информация, используются для выдвижения и проверки версий, при принятии некоторых процессуальных решений, в тактике следственных действий.
После установления авторства и относимости указанных материалов с помощью процессуальных средств они приобретают значение источников доказательств (документов или вещественных доказательств).
В юридической литературе предлагаются различные критерии для разграничения документов как самостоятельных источников доказательств и документов — веществен-
ных доказательств: (а) незаменимость документов—вещественных доказательств'; (б) характер их формирования (стихийный у вещественных доказательств и искусственно целесообразный у самостоятельных доказательств)^ официальность^ и др.
В ряде работ правильно отмечается, что основным критерием для их разграничения является характер отражения обстоятельств, связанных с совершенным преступлением^ способ сохранения и передачи информации о существенных для дела обстоятельствах^.
Особенность сохранения и передачи информации с помощью документов состоит в том, что для этого используется описание событии и фактов, тогда как в документах_ вещественных доказательствах происходит непосредственное отображение обстоятельств, связанных с совершением преступления^.
Поэтому дневники материально ответственных лиц, где описываются факты совершенных преступлений (приводится отношение автора к ним) следует отнести к документам (ст. 88 УПК), тогда как черновые записи («черновая бухгалтерия») о количестве фактически переданных (полученных) в подотчет товарно-материальных ценностей, о получении конкретными лицами денежных сумм, реализации похищенного должны быть отнесены к вещественным доказательствам.
Документы, отражающие фактический отпуск (получение) материальных ценностей, в совокупности с другими доказательствами, устраняющими сомнения в их достоверности, нередко используются при производстве судебно-бухгалтерской экспертизы (СБЭ), несмотря на то, что объектом исследования при производстве судсбно-бухгалтер-ской экспертизы являются первичные и сводные документы, учетные регистры и документы бухгалтерской отчетности. В процессе исследования также могут использоваться
^ Строгович М. С. Материальная истина и судебные доказательства. С. 334; его же. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. С. 454; Прокофьев Ю. Н. Понятие н сущность документов как доказательств в советском уголовном процессе. Иркутск, 1978. С. 24.
^Арсеньев В. Д. Вопросы общей теории судебных доказательств. **., 1 ^0 i, vj. I J \j,
^ Селиванов Н. A„ Теребилов В. И. Первоначальные следственные
действия. М., 1969. С. 7.
* Божьсв В. П„ Лубенский А. И. Указ. работа. С. 63. °' Теория доказательств. С. 672. О том же см.: Горский Г. ф„ Кокорев Л. Д., Элькинд П. С. Указ. работа. С. 192, ^ Теория доказательств. С. 672.
сведения, содержащиеся в актах документальных ревизий, заключениях экспертов иных специальностей, показаниях обвиняемых, свидетелей, других материалах дела, относящихся к предмету судебно-бухгалтерской экспертизы'. При этом эксперт-бухгалтер для дачи заключения может использовать все имеющиеся в деле материалы, однако основой для его заключения служат официальные документы бухгалтерской отчетности.
Следует отметить, что вопрос об использовании экспертом имеющихся в уголовном деле доказательств достаточно сложен, так как такое право эксперта порождает некоторую тенденциозность его выводов и в некоторой степени предрешает вопрос о виновности, что входит в исключительную компетенцию следователя^.
На практике работниками БХСС, следователями, экспертами иногда недооценивается значение неофициальной бухгалтерской документации, черновых записей, показаний обвиняемых, свидетелей и других участников уголовного процесса по поводу их составления.
Между тем показания обвиняемых, свидетелей, черновые записи, неофициальные бухгалтерские документы должны учитываться экспертом, поскольку они разъясняют существо оформления документов и тем самым ориентируют эксперта на исследование операций, которые в них отражены^.
Как, например, при производстве физико-технической экспертизы показания обвиняемых, потерпевших, свидетелей используются экспертом для правильного вывода о количестве нанесенных телесных повреждений, их направлении, последовательности, возможности самопричинения, так и при производстве СБЭ черновые записи, показания участников процесса используются для определения направлений, по которым эксперту необходимо исследовать документы бухгалтерского учета.
Эксперт-бухгалтер рассматривает материалы дела (в том числе и черновые записи) как вспомогательный материал для дачи заключения по конкретным фактам в пре-
' Атанесян Г. А., Голубятников С. П. Указ. работа. С. 273—290. " См., напр.: Арзуманян Т. М., Танасевич В. Г. Бухгалтерская экспертиза при расследовании, судебном разбирательстве уголовных дел. М„ 1975. С. 52—62; Гаритовская Э. В., Прохорова Е. В. Организация судебно-бухгалтерской экспертизы. М„ 1981. С. 30.
^ Назначение СБЭ на предварительном следствии и при рассмотрении уголовных дел. Методическое письмо Прокуратуры CGCP, М., 1968.
делах заданий следователя. Но и и этом случае основой для дачи заключения служат документы официальной бухгалтерской отчетности'. Оценивая заключение СБЭ, следователь должен иметь в виду, что эксперт-бухгалтер не имеет права давать категоричные заключения на основе одних только показаний, черновых записей или неофициальных бухгалтерских документов. Он может лишь произвести дополнительные расчеты, исходя из черновых записей неофициальных бухгалтерских документов и показаний обвиняемых, но выводы должны формулироваться экспертом как возможные, предполагаемые. Эксперт должен указать, что если принять во внимание черновые записи, показания обвиняемых и пр., то размер ущерба подлежит уменьшению или увеличению. Окончательное разрешение этого вопроса относится к компетенции следователя и, естественно, суда.
В качестве примера использования черновых записей, неофициальных бухгалтерских документов при производстве СБЭ и расследовании можно привести уголовное дело по обвинению заведующей яслями-садом И. в хищении и получении взяток. В ходе расследования были получены книга черновых записей о фактическом количестве отпущенных на кухню продуктов, бракеражный журнал, где указывались наименования фактически приготовленных, блюд и их качество, и официальные документы (накладные, заборные листы, меню-раскладки), где указывались блюда, которые не приготовлялись, а количество якобы израсходованных продуктов увеличивалось. Так, в книге черновых записей за 24 марта значится, что из кладовой сада на кухню передано 40 кг мяса, а в меню-раскладке за тот же день списано 45 кг; или в меню за 26 марта указан расход мяса 15 кг, тогда как в черновой книге записи о передаче мяса нет, а в соответствии с бракеражным журналом в саду был рыбный день и мясные блюда не приготовлялись. На основании черновой книги и бракеражного журнала в ходе СБЭ экспертом была составлена сравнительная ведомость и определен размер хищения, исходя из данных, содержащихся в черновых записях.
При обобщении результатов исследования было установлено, что в одних случаях на основании черновых записей был сформулирован вывод о количестве похищенного имущества, в других—было определено лицо, участвующее в хищении, либо было сформулировано два вывода
1 Атанесян Г. А„ Голубятников С. П. Указ. работа. С. 273—290.
136
(один—на основании черновых записей, а второй—на основании официальных бухгалтерских документов).
Таким образом, при расследовании сложных завуалированных хищений вопросы использования так называемых «неофициальных бухгалтерских документов» приобретают существенное значение, поэтому их необходимо выявлять оперативному работнику и следователю и представлять для исследования эксперту-бухгалтеру. Эксперт же может полноценно и объективно выполнить возлагаемую на него задачу только тогда, когда он, учитывая обстоятельства дела, в пределах своей компетенции изучит и исследует в совокупности все относящиеся к поставленным перед ним вопросам материалы, в том числе и черновые записи, неофициальные документы, которые, в любом случае, эксперт-бухгалтер должен сопоставить с данными официальной документации и. бухгалтерского учета по этим же операциям'.
Существенное значение для раскрытия и расследования преступлений имеют сведения, содержащиеся в письмах (заявлениях) обвиняемых (подозреваемых) и других лиц об угрозе убийства, вымогательстве «выкупа», необходимости уничтожить доказательства, воздействовать на свидетелей и других участников процесса с целью дачи ими заведомо ложных показаний, дать взятку следователю, прокурору, судье и др.
Названные материалы могут быть получены в ходе принятия оперативно-розыскных мер, при проведении режимных мероприятий в условиях следственного изолятора, представлены участниками уголовного процесса в порядке ст. 70 ч. II УПК.
Располагая такой информацией, следователь может правильно выбрать направления расследования, установить местонахождение тайников, похищенных ценностей, определить линию поведения участвующих в деле лиц, предотвратить возможность укрытия похищенного, не допустить совершение привлекаемыми к ответственности лицами нового преступления и др.
Авторы названных материалов, в большинстве случаев боясь разоблачения, не указывают конкретного их испол-
' См. подробнее: Методическое письмо № 4 Бюро Государственной бухгалтерской экспертизы «Порядок использования бухгалтерской экспертизой неофициальной учетной документации по товарным и денежным операциям в предприятиях розничной торговли». М., 1959.
нителя, в связи с чем такие документы не могут рассматриваться в качестве источников доказательств.
Кроме того, такие материалы нередко имеют зашифрованный, закодированный характер'. В них могут использоваться жаргон, профессиональная терминология, диалектизмы, характер которых имеет существенное значение при определении авторства указанных писем, записок, дневников.
Содержащаяся в них ориентирующая информация может использоваться следователем при выдвижении и проверке версий, служить основанием для проведения процессуальных действий, производство которых закон не связывает с наличием совокупности доказательств, в тактике следственных действий.
Если же по своему содержанию информация имеет доказательственное значение, то необходимо с помощью процессуальных средств установить авторство таких записей (писем и пр.).
С этой целью проводятся, как правило, те же процессуальные действия, что и при установлении авторства черновых записей, неофициальных бухгалтерских документов и определении относимости и достоверности содержащихся в них сведений.
Использование информации, содержащейся в анонимных письмах (заявлениях)
В настоящее время существует доступная для всех возможность открыто) публично высказывать любые критические замечания в адрес любого лица или организации, провозглашены и гарантированы средства и возможные способы оспаривания незаконных решений должностных лиц, возможности вскрытия тех или иных недостатков и предусмотрены реальные возможности для их устранения.
Право каждого гражданина вносить в государственные и общественные организации предложения по улучшению их деятельности, критиковать недостатки предусмотрено в
ст. 49 Конституции СССР. Установлен обязательный для всех государственных органов, общественных организаций и должностных лиц порядок рассмотрения жалоб, заявлений, писем трудящихся, который обеспечивает, с одной стороны, правильные эффективные меры реагирования на такие письма, жалобы, заявления, а с другой стороны, гарантирует защиту их авторов от необоснованного притеснения за справедливую критику со стороны должностных лиц.
Совершенно справедливо такой порядок предусмотрен для тех случаев, когда трудящиеся обращаются с жалобами, письмами честно, открыто.
«Что же касается всякого рода анонимных поклепов, то партийная точка зрения известна—им не должно быть места в нашей жизни. Тем, кто выступает с правдивой деловой критикой, незачем скрывать свое лицо»^
Эти обстоятельства привели к изменению Указа Президиума Верховного Совета СССР от 12 апреля 1968 года «О порядке рассмотрения предложений и жалоб граждан» (в редакции Указа от 4 марта 1980 г.^), в соответствии с которым обращения граждан, не содержащие сведений об их фамилии, имени, отчестве, месте жительетва и работы, признаются анонимными и рассмотрению не подлежат^
Между тем до принятия указанных изменений по стране в целом поступало 7% «анонимок» из общего числа заявлений и предложений граждан, причем подтверждалось из них около 3%".
Однако и после принятия Указа 1988 года анонимные заявления продолжают поступать в советские, партийные органы и общественные организации^.
Представляется, что общее правило о том, что анонимные заявления не должны рассматриваться, не исключает возможности их использования, когда они поступают в органы дознания, к следователю, в прокуратуру или суд.
В таких материалах, как показывает их анализ, может содержаться следующая информация: о совершении преступления и лице, его совершившем; о существовании и
' По свидетельству итальянского судьи Р. Мннны, по делам мафии часто фигурируют обрывки записей, сделанных на к-ючках бумаги, измененные телефонные номера, где только тот, кто их записал, знает правильный номер (Минна Р. Мафия против закона. М„ 1988. С. 236).
138
1 Материалы XXVI съезда КПСС. М„ 1981. С. 7. ' Ведомости Верховного Совета СССР. 1980. № II. Ст. 192. ^ Ведомости Верховного Совета СССР. 1988. № 6. Ст. 94. ^ Выступление Д. И. Лукьянова на Всесоюзном совещании заведующих кафедрами юридических дисциплин. МГУ, 7 декабря 1988 года.
° Указ. выступление А. И. Лукьянова.
139
месте, где находятся доказательства; о местах, где находятся тайники, похищенные ценности; о лицах, которые могут быть допрошены в качестве свидетелей и подтвердить факты, изложенные в анонимном заявлении, и т. д.
Лица, которым каким-либо образом стало известно о совершении преступления, как правило, находятся в отношениях служебной зависимости с преступниками. Боясь притеснения, а иногда и откровенной мести со стороны должностных лиц, авторы критических писем предпочитают оставаться в своих заявлениях анонимными^
Среди них нередки лица, которые уже вовлечены в преступную деятельность, но еще не совершили значительных действий по ее реализации. Из-за нерешительности и малодушия они уже не в силах открыто заявить об этом, хотя, в то же время, полностью осознают возможные преступные последствия своего дальнейшего поведения.
Очевидно, что к перечисленным лицам, которые сообщают о фактах хищений без указания своего имени, исходя из названных соображений, отношение должно быть несколько иным, чем к авторам анонимных писем, из содержания которых можно сделать вывод, что они имеют явно оскорбительный, клеветнический характер.
Тем более это обоснованно для тех случаев, когда аноним сообщает о подготовке к совершению опасных, тяжких преступлений, требующих незамедлительного реагирования (подготовка убийства, государственного преступления, дача—получение взятки, вымогательство—рэкет и т. п.).
Факты воздействия на свидетелей и потерпевших, угрозы в их адрес, а нередко и физическая расправа привели к необходимости обсуждения вопроса и внесения в Верховный Совет СССР законодательных предложений об обязанности органов дознания, следователей, прокуроров и судов принимать меры по обеспечению безопасности участников уголовного процесса.
В проекте изменений Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик предполагается возможность свидетельствования под псевдонимом либо неразглашение подлинных данных о личности свидетеля (потерпевшего) в протоколе допроса^.
1 См., напр.: Себе не брал//Правда. 1985. 9 февр. ^ Статья 35^ Проекта закона СССР «О внесении изменений и дополнений в Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик».
Сущность информации, содержащейся в материалах рассматриваемой группы, определяет возможность их использования особенно для выявления признаков преступления в стадии возбуждения уголовного дела.
В этой стадии анонимное письмо (заявление) может служить поводом к проверке деятельности конкретных должностных лиц, организаций, предприятий, учреждений.
Однако анонимное заявление не может быть поводом или основанием к возбуждению уголовного дела, так как заявления и сообщения граждан, учреждений, предприятий и организаций в соответствии с требованиями ст.ст. 108, 110, III УПК для того, чтобы выступать в качестве таковых, должны исходить и быть удостоверены конкретными гражданами и лицами. В случае поступления анонимного письма (заявления) его проверка не должна производиться с помощью процессуальных средств, так как уголовно-процессуальные отношения по проверке заявления или сообщения о преступлении, связанные с принятием предусмотренных в УПК мер, возникают только в связи с получением официального заявления (сообщения).
Способами проверки такого заявления могут быть общий надзор прокурора, оперативно-розыскные меры, ведомственные проверки и пр.
Если в ходе проверки анонимного письма (заявления) факты, изложенные в нем, подтвердятся, то поводом к возбуждению уголовного дела, в соответствии с п. 6 ст. 108 УПК, будет непосредственное обнаружение признаков преступления соответствующим должностным лицом (прокурор, органы дознания) или сообщение должностного лица о результатах ведомственной проверки (ревизии, инвентаризации).
По-видимому, не случайно в ст. 93 УПК РСФСР 1923 года устанавливалось, что анонимные заявления могут быть поводом к возбуждению уголовного дела после их негласной проверки.
После возбуждения уголовного дела судьба анонимного заявления должна разрешаться в зависимости от характера содержащейся в нем информации. Если она может иметь доказательственное значение, то следователь предпринимает меры по установлению лица, написавшего анонимное заявление.
К числу таких мер могут быть отнесены: осмотр документа; предъявление письма для опознания в ходе допроса или в соответствии с требованиями ст. 164 УПК; получение
образцов почерка предполагаемого автора, назначение по-черковедческой экспертизы; допрос лиц, указанных в письме; изъятие доказательств, местонахождение которых указывалось в анонимном письме, и другие действия.
Необходимость в установлении автора объясняется тем, что в анонимных заявлениях нередко содержатся данные, свидетельствующие о широкой осведомленности автора в обстоятельствах преступления, что, безусловно, важно для следователя в установлении и раскрытии всех его эпизодов.
Как показало исследование, для этой цели следователи не всегда используют возможности других (помимо почер-коведческой) экспертиз, хотя необходимость в их проведении по ряду изученных автором дел была очевидной.
Так, по уголовному делу по обвинению А. следователю поступил ряд анонимных писем, где она изобличалась в хищении денежных средств. При производстве почерковед-ческой экспертизы было дано вероятное заключение о принадлежности писем 3. (сотрудница, подчиненная А. по службе). Из содержания письма было видно, что 3. достаточно осведомлена об обстоятельствах хищения. Более того, как оказалось позднее, была соучастницей А. в некоторых незначительных эпизодах. Однако 3. в ходе допроса не признала, что письмо исполнено ею и ей известны обстоятельства, о которых в нем говорится.
В данном случае необходимо было проведение дактилоскопической экспертизы (по изученным делам вообще не назначалась). Возможно было экспертное исследование бумаги, красителя и других письменных принадлежностей.
Недостаточно полно используются оперативные возможности органов дознания.
Так, поручения о проверке фактов, изложенных в анонимных письмах, давались следователями органам дознания только по 8 изученным делам, и только в 6 из них имелись уведомления (сообщения) о проведении оперативно-розыскных мер. Между тем в ходе принятия последних устанавливались места, где находятся доказательства, подтверждающие факты, изложенные в письме, непроцессуальным путем были подтверждены сведения, изложенные в заявлении, установлены лица, могущие в качестве свидетелей подтвердить обстоятельства, изложенные в анонимном письме (заявлении).
Интересный опыт установления авторов анонимных писем накоплен народной полицией ГДР.
Так, одно из анонимных писем, поступивших по почте, было подвергнуто «одорологической» идентификации^
Следы запаха автора этого письма собирали путем контакта письма и адсорбента^ в течение пяти дней. Для сравнения использовались образцы запаха, изъятые у четырех подозреваемых и получателей письма.
Собака уверенно выбрала образец запаха одного из подозреваемых. В дальнейшем было установлено, что он действительно является автором этого письма.
Безусловно, что даже при установлении авторства анонимное письмо не может заменить допроса лица, его составившего, что не исключает доказательственного значения анонимного заявления в качестве документа (ст. 88 УПК), исходящего от определенного лица. Авторство и удостоверение такого документа конкретным лицом устанавливаются с помощью процессуальных средств. Последние ликвидируют анонимный характер заявлений (писем) и позволяют рассматривать их в качестве источников доказательства.
Однако основное направление в использовании анонимной информации—ориентир для следователя в раскрытии и расследовании преступлений.
Такая информация может быть поводом к ведомственной проверке, проведению оперативно-розыскных мер, использована для выдвижения и проверки версий, в тактике следственных действий, при принятии некоторых процессуальных решений (особенно о производстве таких следственных действий, как осмотр, обыск, допрос, предъявление для опознания и пр.).



ОГЛАВЛЕНИЕ